Научная статья на тему 'В. М. Кривоносов и культура Чувашии'

В. М. Кривоносов и культура Чувашии Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
133
60
Поделиться
Ключевые слова
Музыкальное искусство / композиторское образование / музыкальная драматургия / симфонический оркестр

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Геворкян Валентина Владимировна

В статье рассматривается становление творчества выдающегося чувашского композитора В.М. Кривоносова в контексте музыкальной культуры Чувашии

Текст научной работы на тему «В. М. Кривоносов и культура Чувашии»

№8/2015

ISSN 2410-700Х

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ»

УДК 7

ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

Геворкян Валентина Владимировна

Заслуженная артистка Российской Федерации, народная артистка Чувашской Республики,

профессор кафедры вокального искусства Чувашского государственного института культуры и искусств,

г. Чебоксары, РФ Е-mail: talant.chgiki@yandex.ru

В.М. КРИВОНОСОВ И КУЛЬТУРА ЧУВАШИИ

Аннотация

В статье рассматривается становление творчества выдающегося чувашского композитора В.М. Кривоносова в контексте музыкальной культуры Чувашии

Ключевые слова

Музыкальное искусство, композиторское образование, музыкальная драматургия, симфонический оркестр

Владимир Михайлович Кривоносов приехал в Чебоксары в 1930 году по приглашению С.М. Максимова, одного из основоположников чувашского профессионального музыкального искусства. Степан Максимович работал в то время заведующим учебной частью Чебоксарского музыкального техникума и готовился к поступлению на композиторский факультет Московской консерватории. Решение получить высшее композиторское образование С.М. Максимов принял вместе со своим другом и коллегой, талантливым чувашским композитором Ф.П. Павловым. Чтобы оставить замену в деле подготовки творческих кадров в Чувашии, С.М. Максимов в течение лета 1930 г. подыскивал высококвалифицированных преподавателей музыки, хореографии, театрального дела в Москве и Ленинграде. Уже сдавая вступительные экзамены в консерваторию, в письме от 9 сентября он назвал пять специалистов. В их числе был и В.М. Кривоносов.

Освоение провинциальной глубинки для создания новых национальных профессиональных школ было характерной тенденцией того времени. Высокопрофессиональные столичные музыканты, вдохновлённые романтической идеей первооткрывательства, выезжали на периферию для создания собственными руками, своим талантом новых культур. В Татарию приехал Василий Виноградов, в Башкирию - Александр Ключарев, в Удмуртию - Николай Греховодов...

Вот каким впервые увидел В.М. Кривоносова в Чебоксарах музыковед Александр Борисович Лившиц во время одной из своих поездок по городам нашей страны: «небольшого роста, щуплый, с густо вьющимися темными волосами, он сразу обращал на себя внимание своей предупредительностью и интеллигентностью».

Интеллигентность В.М. Кривоносова - традиция семьи и результат его воспитания и интеллектуального окружения. Владимир Михайлович - москвич. Родился он в 1904 году в семье инженера, крупного специалиста по мостостроению. Мать его была прекрасной певицей, окончившей Московское филармоническое общество в одно время с Леонидом Витальевичем Собиновым. В 900-х годах она выступала в главных партиях в Московском частном Оперном театре Зимина. Дома у родителей часто устраивались вечера, посещавшиеся музыкантами, художниками, литераторами. Всех четверых детей обучали игре на музыкальных инструментах. Володя играл на скрипке, его педагогом был профессор Московской государственной консерватории Г.Н. Дулов. Общее же образование он, как и все дети Кривоносовых, получил во французской школе, на французском языке.

Поступив в 1924 году в московскую консерваторию, В. Кривоносов продолжил учёбу у Георгия Николаевича Дулова, а несколько позже перешёл в класс профессора, доктора искусствоведения Константина Георгиевича Мостраса. Одновременно он проходил теорию композиции у ученика Аренского и Танеева Георгия Эдуардовича Конюса, воспитанниками которого были такие выдающиеся композиторы, как Скрябин, Метнер, Глиэр, Василенко. Также В.Кривоносов брал уроки у Р.М. Глиэра.

270

________МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х______

Как утверждает в своей статье Филипп Лукин («Советская музыка», 1951, №11), Владимир Михайлович окончил консерваторию по двум специальностям - как теоретик-композитор и как скрипач. В «Музыкальном энциклопедическом словаре» (М., 1991) профессии В.М. Кривоносова определены: «Советский фольклорист и композитор». Как композитор В.М. Кривоносов был чрезвычайно требователен к себе и во время учёбы в консерватории, свои произведения он не показывал никому из однокурсников.

Приехав в Чебоксары, В.М. Кривоносов начинает педагогическую работу в Чувашском музыкальном техникуме. Он преподает теорию, гармонию, анализ форм. Также он берет на себя руководство композиторским кружком студентов, продолжая дело, начатое Ф.П. Павловым.

Кривоносова весьма волнует состояние музыкальной педагогики в Чувашии. 7 мая 1931 года по этому поводу он выступает на страницах газеты «Красная Чувашия». В своей статье он пишет о том, что музыка в школе является одним из методов социального воспитания детей. Школа должна организовать нового человека не только с помощью науки, но и воздействуя на его чувства, на его переживания. Переживания должны стать двигателем поведения: и тут-то на помощь приходит музыка.

Кривоносов обращает особое внимание на хоровое пение, в котором каждый чувствует себя ответственным за художественную, коллективную работу в целом (к сожалению, в последние десятилетия, с введением в школьные программы системы Д.Д. Кабалевского, ребята в школах крайне мало, а то и вообще не занимаются хоровым пением - С.М.).

Делая акцент на хоровом пении, Кривоносов предлагает обращать внимание на ритмику, игру с музыкой и пением, регулярное слушание музыки. Далее он ещё больше усложняет задачу: хоровое пение должно научить школьников не только пользоваться своим голосом, но сознательно разбираться в элементах строения музыкальной речи: ритме, мелодии, гармонии, форме.

Знакомый с принципами общего музыкального образования за рубежом (во Франции, Венгрии, Японии), Кривоносов предполагал, что и в Чувашии можно будет создать систему воспитания нового, интеллектуально-образованного, эмоционально-отзывчивого человека.

В той же статье поднимал он вопрос и об организации при школах детских оркестров. Если струнный или духовой оркестр часто недоступен вследствие дороговизны инструментов, - то, - говорил он, - следует обратить внимание на организацию так называемых шумовых оркестров. Состав инструментов такого оркестра чрезвычайно прост: пионерский барабан, различные трещотки, свистульки, кастрюли, бутылки, наполненные различным количеством воды и т.п. дают вместе своеобразный звуковой эффект. Сопровождая хоровое пение, такие «оркестры» могут стать большим украшением.

Предложения Кривоносова интересны и увлекательны, но, наверно, при нашем лимите учебных часов, отданных в общеобразовательных школах музыке, осуществление его советов не всегда реально. Достаточно сравнить: в Японии, например, музыкальные занятия в школах проводятся ежедневно, а у нас?..

Критикует Кривоносов недостаток и качества детской музыкальной литературы. Кстати, эта проблема у нас существует до сих пор. Характерно выступление по этому поводу в телепрограмме «Бумеранг» Николая Кузьмичева, который спрогнозировал, что во всех наших школах никак не отделаются от «завядшей в зубах» песенки «Цып-цып-цып, мои цыплята».

Пребывание В.М. Кривоносова в Чувашии имело большое значение для развития профессионального музыкального искусства республики. С его приходом в Музыкальный техникум коренным образом была перестроена учебная работа. Она приобрела подлинно профессиональный характер. Кроме того, что Владимир Михайлович вел все музыкально-теоретические дисциплины, он преподавал игру на скрипке, руководил творческим кружком начинающих композиторов. Участвовал он в струнном квартете, дирижировал симфоническим оркестром. В 1932 году по его инициативе было открыто композиторское отделение. В 1935 году в газете «Красная Чувашия» от 30 января в статье «Растут молодые творческие кадры» Кривоносов отметил как чрезвычайно отрадное явление наличия творческих кадров из среды чувашской молодежи, активно работающих по созданию новых чувашских музыкальных произведений на основе национального песенного фольклора. Он называет уже окончившего техникум по специальности «руководитель хора» Ф.Лукина; Г.Хирбикова (студента композиторского факультета Ленинградской консерватории); студентов композиторского отделения музыкального техникума

271

________МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х_____

Г.Лебедева, Г.Воробьева, О.Федорова, А.Орлова. Отмечая удачные опыты, Кривоносов предупреждает молодых авторов, что нужно ещё упорнее и активнее работать по овладению музыкальной теорией, по изучению классического наследия и, в особенности, по собиранию чувашского народно-песенного творчества и пристальному, кропотливому изучению особенностей содержания и строения народной музыкальной речи.

Брали уроки композиции у В.М. Кривоносова также В.Ходяшев и Ф.Васильев. Своим педагогическим талантом, интеллектуальным общением Владимир Михайлович одарил всех наиболее талантливых учащихся тех лет. Именно ему выпала историческая миссия воспитания целой плеяды будущих выдающихся деятелей чувашского искусства, направить их на путь композиторского творчества.

С приходом Кривоносова в Музыкальном техникуме воцарилась замечательная атмосфера творчески насыщенной учебной жизни, лидерами которой были сами преподаватели. Под руководством Владимира Михайловича силами педагогов устраивались концерты для учащихся в стенах техникума и вне его для городского населения. Был проведён цикл бетховенских концертов, в которых Кривоносов участвовал в составе трио. В программах часто звучали романсы. Ставились и оперные сцены, например, из «Русалки» Даргомыжского и «Евгения Онегина» Чайковского. Из преподавателей Кривоносов организовал также небольшую концертную бригаду, с которой выступал с гастрольными концертами в Мариинском Посаде и Козьмодемьянске.

Деятельность Чувашского музыкального техникума расширялась, а её результаты активно пропагандировались. Как-то В.М. Кривоносов, добросовестно изучавший чувашский язык, в «Красной Чувашии» за 1934 год (25 декабря) опубликовал свой перевод на русский язык текста новой чувашской песни. Это была своего рода реклама на необходимость образования и поступления в музтехникум:

Как бы умным стать,

Э-эх, как бы умным стать?

Ну и что ж, думаю я,

Эх, в ВУЗ бы поступить.

Музыкантом стать,

Э-эх, музыкантом стать?

Ну и что ж, думая я.

Эх, в музтехникум попасть.

Бурная деятельность В.М. Кривоносова всё более стала привлекать внимание к Чувашии его коллег -москвичей. В августе 1934 года Чебоксары посетил один из известных советских композиторов В.А. Белый. Основной целью его приезда было желание познакомить работников музыкального искусства Чувашии с новым своим произведением - «10 обработками чувашских песен для голоса и фортепиано». В своей статье в «Красной Чувашии» от 23 августа 1934 года В.М. Кривоносов дал высокую оценку сочинению, назвал его «крупнейшим шагом вперед в деле создания чувашской художественной музыки». Он отметил метод, с которым композитор подошёл к обработкам чувашских песен - углубление и художественный показ, иногда скрытых, наиболее характерных социальных моментов в содержании чувашских песен, что дает видеть их в новом свете, наделенными большой динамической силой и яркостью. Обработки чувашских песен, довольно сложные по-своему музыкальному языку, и представляющие значительные трудности для исполнения, были исполнены В.А. Белым в Музтехникуме на встрече с работниками чувашского музыкального искусства, послужив поводом для чрезвычайно интересного обмена мнениями.

Во время пребывания в Чебоксарах, В.А. Белый провел ряд бесед с работниками Музтехникума, познакомился с творческими работами студентов, сделал им ряд ценных замечаний и советов. Так, с «легкой руки» В.М. Кривоносов в Чувашском музыкальном техникуме родилась традиция проведения мастер-классов мастерами советского музыкального искусства.

В «Красной Чувашии» от 29 ноября 1935 года В.М. Кривоносов отмечает, что за последнее время среди советской музыкальной общественности Москвы и Ленинграда сильно возрос интерес к чувашской музыкальной культуре. Об этом, - пишет он, - свидетельствует как многочисленные статьи и заметки о чувашской музыке в центральных специальных музыкальных журналах, так и тот, особенно важный факт,

272

_______МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х________

что виднейшие советские композиторы все чаще и чаще обращаются в своем творчестве к чувашской музыкальной тематике. Читателям республики Кривоносов рассказывает о том, что композитор Мариан Коваль работает в последнее время над большим оркестровым произведением «Чувашский праздник». В основу этого произведения, являющегося первым симфоническим произведением Коваля, положены чувашские народные напевы, записанные от известного народного певца Г.Федорова, которого композитор посетил во время своего пребывания в Чувашии летом этого года.

Называет В.М. Кривоносов и имя профессора Московской государственной консерватории композитора и пианиста С.Е. Фейнберга, широко известного как в СССР, так и за границей, который недавно закончил «25 обработок чувашских народных песен». Большим вкладом в Чувашскую музыкальную литературу Кривоносов определяет также «Чувашскую симфонию», над которой работает по заданию НКП ЧАССР молодой ленинградский композитор В.Иванишин. Уже написанные части «чувашской симфонии» приняты к исполнению в текущем сезоне в концертах Ленинградского радиовещания.

Ведя напряженную педагогическую, исполнительскую, публицистическую и организаторскую деятельность, Кривоносов всё же мыслил себя композитором. Многие из его статей так и подписаны: композитор В.Кривоносов. В Чувашии он стал первопроходцем в жанрах увертюры (1932) - первое освоение сонатной формы в чувашской оркестровой музыке; симфонической сюиты (1932) - освоение принципа цикличности; кантаты (1933) «Асла октябрь Самане» (эпоха октября) на стихи С.Эльгера; цикла фортепианных вариаций (1930-1932) - «10 вариаций на народную тему». Главным достижением В.М. Кривоносова стала его музыкальная комедия «Хаваслах» (Радость) (1935).

«Хаваслах» была заказана композитору к 15-летию республики. Господствующая власть понимала, что существование музыкального театра является признаком высокого уровня развития культуры. К тому же с середины 20-х годов ХХ века в республиках Поволжья создание национальной оперы становится «задачей особой государственной важности».

Комичным было рождение в номенклатурных кабинетах идеи создания первого чувашского национального спектакля. Из стенограммы 1936 года, нарком просвещения Ефрем Чернов: «Возьмите создание оперы, по этому вопросу сколько разговоров было! И никто иной, как мальчик Каттой взялся за дело, и никто из стариков ему не помог. Я вызвал Кривоносова: берите, говорю, на себя смелость. Кое-как «Хаваслах» написали. Была дана высокая оценка этой работе, работа была проделана серьезно. Было сказано, в каком направлении работать, дорабатывать, но полгода прошло, и я не слышу, чтобы кто-нибудь работал».

Первая постановка «Хаваслах» была осуществлена силами артистов Чувашского театра юного зрителя и Государственного хора, педагогов и студентов Чувашского музыкально-театрального техникума под руководством дирижёра С.Габера и режиссёра Б.Праудина. одним из участников того спектакля был ныне живущий Иван Никифорович Вашки. В «Хаваслах» он играл роль Кирука. Из воспоминаний И.Н. Вашки: «В юности мне посчастливилось близко знать этого замечательного человека (Кривоносова). В начале 1933 года в Чебоксарах открылся Театр юного зрителя. Будучи студентом театрального отделения Музыкального техникума, и я влился в число первых актёров детского театра. Первые же наши спектакли шли под музыку Кривоносова. При всей своей большой занятости Владимир Михайлович находил время уделять пристальное внимание ТЮЗу. Каждая музыкальная репетиция, проводимая им, превращалась для нас в настоящий праздник. Мы очень любили светлую музыку Кривоносова. Весело и темпераментно руководил он репетицией. Владимир Михайлович, наравне с художественным руководителем театра, был духовным наставником нашим. А как ходили мы на репетиции его музыкальной комедии «Хаваслах». Взволнованные, окрыленные, счастливые. Разве можно забыть это? Никогда!».

Первая чувашская музыкальная комедия пользовалась большим успехом у зрителей. Спектакль шёл в 1935, 1937, 1945 и в 1949 годах (1949 - в концертном исполнении под управлением дирижёра В. Ходяшева).

Несомненно, что не номенклатурные инструкции «в каком направлении работать» способствовали успеху «Хаваслах». Музыковед Александр Лившиц в своей книге «Жизнь за Родину свою» дат следующую характеристику произведению: «Хаваслах», по существу, не музыкальная комедия, где слово,

273

_______МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х_____

диалог часто перевешивает музыку. Развитая музыкальная драматургия, активная роль симфонического оркестра подымают это произведение до уровня оперы. Самобытностью. Красочностью отличаются арии, хоры, ансамбли».

Кривоносов же мечтал о настоящей опере. В «Красной Чувашии» от 19 июля 1936 года он писал, что уже стоит во весь рост вопрос о создании в Чебоксарах Чувашского театра оперы и балета со всей его сложной структурой - оперной и балетной труппами, симфоническим оркестром, хорами и т.д. И всё это требует наличия в ближайшие годы многочисленных квалифицированных чувашских певцов и музыкантов - инструменталистов. Однако имеющихся на сегодняшний день кадров явно недостаточно. В.М. Кривоносов сообщает читателям, что Чувашский музыкальный техникум в предстоящем учебном году значительно расширит контингент поступающих на оперно-вокальное отделение. Много лиц должно будет принято также для обучения игре на фортепиано, на смычковых инструментах, на духовых инструментах.

Для отбора на местах музыкально-одарённой молодёжи в районные центры и колхозы Чувашский музыкальный техникум в то лето отправил специальные бригады. (И в наши дни не стало бы лишним прибегнуть к опыту прошлых лет, чтобы избежать приема в музучилище бесталанных и безголосых абитуриентов - С.М.). Кривоносов обратил внимание и на то, что техникуму требуется большая помощь со стороны работников различных учреждений, со стороны директоров и педагогов школ, чтобы выявить на местах музыкально одарённых лиц. Искать таланты среди участников хоровых и оркестровых кружков, в педтехникумах, школах, колхозах и т.д. (хорошо бы внять словам музыканта! - С.М.).

Робко или подсознательно В.М. Кривоносов думал и о балете. «Красная Чувашия» 1 мая 1936 года, делая обзор культурных событий, сообщила, что композитор Кривоносов работает над большим произведением «Ака-туй» для симфонического оркестра. «Ака-туй» будет состоять из рыда музыкальных сцен, объединенных общим музыкально-тематическим материалом. В заключительной части произведения будет участвовать также хор, о сочинении текста для которого ведёт переговоры с поэтом Эльгером.

В состав оркестра, помимо обычных оркестровых инструментов, вводятся гусли и балалайка. Музыку «Ака-туй» возможно будет использовать частично и для балетной сцены.

Множество публикаций В.М, Кривоносова в местной печати дают нам богатый материал о том, какими путями шло развитие культурной жизни Чувашии. Например, в 30-е годы ХХ века очень популярными были концерты симфонического оркестра, проходившие в саду им. Н.Крупской. Об одном из них Кривоносов рассказывает в «Красной Чувашии» от 12 июля 1936 года. Он отмечает, что подобными концертами, рассчитанными на широчайшие круги трудящихся, популяризируются образцы классической, западноевропейской и русской музыки, а также произведения чувашских композиторов. В текущий, пятый сезон симфонических концертов, руководителем оркестра (помимо известного общественности Чувашии, постоянного дирижера С.И. Габера) был приглашён дирижёр А.А. Пономаренко (из Ленинграда). Как замечает Кривоносов, Пономаренко - дирижёр высокой квалификации, с большой музыкальной культурой, с хорошей дирижёрской техникой. Под его управлением исполнялись произведения Бетховена, Глинки, Рубинштейна, Мендельсона и других композиторов-классиков. Как весьма отрадный и положительный факт рецензент отмечает исполнение Пятой симфонии Бетховена, тем более, что оркестр в значительной мере состоял из выпускников и студентов Чувашского музыкального техникума. Очень верно подчёркивает Кривоносов, что для популяризации крупных произведений необходимы краткие пояснения, что программы должны быть разнообразными, включать классическую музыку, музыку народов СССР и «легкую музыку». Он желает включения в программу и сольных выступлений (в первую очередь участников самого оркестра).

Завершает свою статью Кривоносов предложением организации в саду литературно-музыкальных вечеров, посвященных лучшим писателям и классикам-композиторам, а также регулярного показа лучших образцов народного творчества и советской эстрады.

Интересны мысли Кривоносова, связанные с организацией филармонии и её первым симфоническим концертом («Красная Чувашия», 24 февраля 1937 года). Самый факт организации филармонии при Управлении по делам искусств ЧАССР он отмечает как глубоко положительный. Филармония, специально

274

_______МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х_________

ведающая музыкально-концертной работой, должна явиться проводником в самые широкие массы Чувашии лучших произведений мировой музыкальной культуры, объединяя и используя для этого, как уже имеющиеся в Чувашии концертные силы. Так организуя и приглашения из Москвы, Ленинграда и других городов на концертные гастроли лучших исполнителей Союза. Цель филармонии - путем планомерных популярных лекций - концертов воспитать массового слушателя, как в районных центрах, так и в фабрично-заводских предприятиях и в колхозах на восприятие произведений мировой музыкальной литературы.

Первый симфонический концерт Чувашской государственной филармонии состоялся 17 февраля 1937 года в зале Центрального клуба строителей. Дирижировал концертом Г. Благодатов. В целом удачное выступление оркестра явилось, как отмечает Кривоносов, результатом большой репетиционной работы, проведенной за последние месяцы. Руководителям оркестра Г. Благодатову и С. Габеру он советует ни в коем случае не снижать взятого филармонией курса на всемерное поднятие качества оркестрового исполнения.

Ещё в годы учения у Кривоносова появился интерес к народной музыке, а после окончания консерватории он решил посвятить себя глубокому изучению народного творчества нашей страны. Может быть, поэтому он согласился на предложение С.Максимова приехать в Чувашию. В декабре 1933 года В.Кривоносов активно участвовал в комплексной «правительственной» экспедиции по Чувашии, организованной Чувашским научно-исследовательским институтом, и записал 100 песен в Вурнарском, Аликовском и Цивильском (Красноармейском) районах. Песни и инструментальных мелодии он собирал также в Моргаушском (тогда Татаркасинском), Ядринском и Шумерлинском районах. К сожалению, рукопись «100 чувашских народных песен» до сегодняшнего дня не издана и ждет своего часа в архиве Чувашского государственного института гуманитарных наук.

Совместно со Степаном Максимовым и Иосифом Люблиным Владимир Кривоносов работал над капитальным изданием, которое включало в себя теоретическое исследование народной музыки и антологическую часть - сборник из 450 лучших образцов из числа собранных не только ими, но и другими фольклористами за предыдущие годы. С.Максимов написал об этом в «Красной Чувашии» от 30 января 1935 года: «Авторская бригада (Люблин, Кривоносов, Максимов) отобрала материал из имеющихся рукописных записей. Общее количество просмотренных бригадой песен доходит до 2500... Сборник всесторонне и полно отразит лицо чувашской песни. Музыковеды и композиторы Советского Союза найдут в нём достаточный материал для изучения и для обработки и использования в качестве темы в музыкальных сочинениях».

Эта огромная рукопись формировалась несколько лет, начиная с 1934 года. Судьба её оказалась печальной, как и судьбы каждого из членов бригады». Люблин был репрессирован, Кривоносов погиб на фронте, Максимов в течение 10 лет находился в сталинских лагерях.

В октябре 1936 года В.Кривоносов, выбравший своей стезей фольклористику, поступил в аспирантуру Московской государственной консерватории. Там он занимался под руководством профессора Климента Васильевича Квитки - музыковеда-фольклориста, одного из основоположников советской музыкальной этнографии, организатора Кабинета народной музыки в Московской консерватории. Как фольклорист, В.Кривоносов быстро достиг больших масштабов, он занимался азербайджанской (написал о ней диссертацию), украинской, русской, киргизской музыкой, сотрудничал в Кабинете народной музыки, некоторое время был его заведующим. Чувашскую культуру он не оставил. В 1937 году им была закончена рукопись брошюры о чувашских народных музыкальных инструментах - до сих пор лучшее научное исследование на эту тему. Рукопись к изданию была представлена в Москве, но необходимы были отзывы из Чувашии. Положительный отзыв в ноябре был дан С.Максимовым. Но неожиданно рукопись брошюры пропала («потерял» дежурный милиционер обкома ВКП (б)). Далее события стали развиваться катастрофически. С.Максимов - единственный чувашский композитор и фольклорист с высшим образованием был объявлен врагом народа. В феврале 1938 года свой отзыв на рукопись Кривоносова отправил в Москву И.Люблин. Его через несколько месяцев арестовали и расстреляли. К отзыву Люблина были приложены рекомендации культпросветотдела обкома на издание исследования при условии выполнения следующих пунктов:

275

________МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х_________

1) Неверно изложено, что чуваши происходят из булгар, это признано буржуазнонационалистическим;

2) В Чувашии не 10 МТС, а 18, организуются ещё 3 МТС, совхозов 4, процент коллективизации 80,3%;

3) Нужно отметить о строительстве железнодорожной ветки Канаш-Чебоксары;

4) Те места, где сделаны ссылки на композитора С.Максимова, необходимо вычеркнуть.

Издание книги не состоялось. Кривоносов закончил новый вариант в 1939 году. Рукопись так бы и лежала в архиве Московской консерватории, если бы в конце 70-х ХХ века Чувашский научноисследовательский институт языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров ЧАССР не обратился с просьбой передать в Чебоксары копию для публикации. Но Московская консерватория, решив захватить «пальму первенства», в просьбе отказала и опубликовала статью В.М. Кривоносова в 1986 году в третьем выпуске сборника «Музыкальная фольклористика».

Война застала Владимира Михайловича Кривоносова в расцвете научных и творческих сил. Впереди было много интереснейших замыслов.

Первые три с половиной месяца войны для россиян были почти полной катастрофой. Основные силы советской авиации были уничтожены в первые же дни, были потеряны тысячи танков; сотня тысяч, а может быть и миллион, советских солдат попали в плен. Ко второй неделе июля некоторые германские генералы уже считали войну фактически выигранной.

Наркоматом обороны было решено создать в таких городах, как Москва, Ленинград, Киев, Одесса и других промышленных центрах народное ополчение. В дальнейшем части народного ополчения широко использовались для заполнения брешей на фронте, в частности, при обороне Москвы, Ленинграда и Одессы. Огромные бреши образовались уже в начале июля. По всей Москве стали проходить записи в народное ополчение. В Московской консерватории набралось около 200 ополченцев. По распоряжению Чрезвычайной Тройки должны были освободить примерно 25 человек. В их числе были Д.Ойстрах, А.Дьяков, А.Шерешевский, квартет им. Бетховена, а также В. Кривоносов. Владимир Михайлович категорически отказался.

Когда началась подготовка дивизии к выступлению на фронт, начальник штаба ополчения на свой риск освободил ещё около 25 человек. Из-за щуплой фигуры в эту группу попал Кривоносов, но и на этот раз он отказался.

Советское командование решило приложить в первую очередь всемерные усилия, чтобы задержать врага на Смоленско-московском направлении. 11 июля дивизия народного ополчения выступила из Москвы. Путь её шёл в Старую Рузу, а оттуда под Смоленск. В. Кривоносов стал пулеметчиком. В его письме к отцу от 3 сентября 1941 года читаем: «Что же мне писать о себе? Я пулеметчик, с работой справляюсь неплохо и не на плохом счету. Уверен, что буду жив, здоров и таким меня увидите, - и дальше, - я полон уверенности в скорой победе и счастлив чем-либо содействовать ей. Уверен, что вернусь скоро к вам, и свидание будет радостным».

Хотя сам Смоленск пал, в районе города продолжались тяжёлые бои, и всю вторую половину июля и весь август немцам не удавалось прорвать фронт, прочно стабилизироваться примерно в 30-40 км восточнее Смоленска, по линии Ярцево - Ельня - Десна. Сопротивление россиян в районе Смоленска впервые нарушило планы немецкого командования, а вызванная этим задержка поставила перед ним серьёзную стратегическую проблему. Смоленское сражение явилось одним из поворотных пунктов войны.

В сентябре третий раз В.М. Кривоносов был отозван из армии - для командировка в Иран. Но приказ опоздал на несколько часов... 4 октября 1941г., в день рождения Кривоносова, у реки Сож, близ Смоленска, враг начал внезапную атаку. «У наступающего противника превосходство в силах было слишком велико. Когда фашистские танки подошли «утюжить» окопы наших ополченцев, в единоборстве с железным чудовищем погиб и Кривоносов» - так рассказал о гибели В.М. Кривоносова сражавшийся с ним комбат П.И. Сараев.

Имя Владимира Михайловича Кривоносова золотыми буквами вписано в историю Великой Отечественной войны, в историю чувашской профессиональной музыкальной культуры и, шире, в историю советского музыкознания и фольклористики.

276

_______МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» №8/2015 ISSN 2410-700Х_______

В день 40-летия Советской Армии и Военно-Морского флота, на вечере памяти композиторов, погибших в Великой Отечественной войне, в Центральном Доме композиторов в Москве печально звучали «Четыре чувашские песни для двух скрипок» В.М. Кривоносова...

© В.В. Геворкян, 2015

УДК 745

Гузеватова Елена Николаевна

канд.пед.н, доцент ХГУ им. Н.Ф.Катанова»

г. Абакан, РФ E-mail: GEleNa219@ya.ru

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ ТАМБУРНОЙ ВЫШИВКИ

Аннотация

В статье на основе анализа литературных источников рассматриваются региональные особенности тамбурного шва как одной из разновидностей русской народной вышивки.

Ключевые слова

Русская народная вышивка, тамбурный шов, региональные особенности вышивки.

Вышивка, как один из самых распространённых видов декоративно-прикладного искусства, доступна для восприятия ребёнком, её красота и естественность пробуждает любовь к природе, интерес к истории и культурным традициям своей страны. Традиционная вышивка - это источник познания этнической истории и культуры народа и их эволюции во времени.

Русская народная вышивка ярко отражает духовную жизнь народа, его художественную культуру, является богатейшим национальным наследием. Она представляет большую эстетическую и историческую ценность широким кругом тем, богатством и разнообразием традиционных мотивов [2, с. 5].

Приёмы вышивания, узоры, их цветовое воплощение совершенствовались из поколения в поколение. Постепенно отбиралось всё лучшее, и создавались неповторимые образы вышивок с характерными чертами.

Художественные изделия народных мастеров, украшенные вышивкой, отличаются красотой узоров, гармоничностью сочетания цветов, совершенством пропорций, отточенностью профессиональных приёмов выполнения. Каждое вышитое изделие отвечает своему практическому назначению.

По характеру узоров и приёмов их выполнения русская вышивка очень многообразна. Отдельные области, а иногда и районы, имели свои характерные приёмы, мотивы орнамента, цветовые решения. Это во многом определялось местными условиями, бытом, обычаями, природным окружением.

В русской традиционной вышивке способы вышивания подразделяют на две группы. К первой группе относится счётная техника (более древняя, архаичная), выполненная по счёту нитей ткани: а) по цельной ткани - набор, двусторонний шов, крестик по счёту нитей ткани, счётная гладь, косой стежок и др.; б) по разреженной ткани - различные виды строчки. Ко второй группе относится несчётная техника, выполненная по намеченному контуру: несчётная гладь, крестик по канве, тамбур и др. [8].

Издавна тамбурный шов использовался в сочетании с другими техниками. Так, например, в строчевых и золотошвейных вышивках тамбурный шов подчёркивал контур узора. Шитьё золотым тамбуром сочеталось со строчевыми швами. Выполняли такую вышивку на занавесях, полотенцах, головных платках [10, с. 73]. Вышивали тамбуром в сочетании с гладью белые кисейные рукава женских рубах и покрывала в северных и центральных губерниях, а также платья в аристократических кругах, тамбур был составной частью вышивки шов по письму [5, с. 53].

На Руси вышивка тамбурным швом как самостоятельная техника оформилась в конце XVIII века. Русские названия этой техники - в петлю, петелькой, в цепочку, косичкой, в плетешок - отражают характер

277