Научная статья на тему 'Организационно-тактический модуль дистанционных следственных действий'

Организационно-тактический модуль дистанционных следственных действий Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
474
66
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ВИДЕОКОНФЕРЕНЦСВЯЗЬ / РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ / ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ / VIDEOCONFERENCING / CRIMES INVESTIGATION / TECHNICAL AND FORENSIC SUPPORT

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Мартынов А.Н., Кравец Е.Г., Шувалов Н.В.

Ключевое преимущество информационно-коммуникационных технологий перед традиционными формами производства следственных действий заключается в уникальных возможностях по сохранению доказательственной информации путем сокращения времени до ее процессуального закрепления. Применение видеоконференцсвязи позволит комплексно решать проблемы расследования преступлений: сокращать сроки производства по уголовным делам, увеличивать возможность расследования их одновременно, в большем количестве и с достижением более высокого качества, обеспечивать на более высоком уровне безопасность участников процесса, а также рациональную экономию бюджетных средств.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Мартынов А.Н., Кравец Е.Г., Шувалов Н.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Organizational and Tactical Module for Conducting Investigation Motions from a Distance

Modern information and communication technologies enable crime investigators to analyze proof-worthy data and evidence from a distance and store them pending their proper procedural enshrinement. Videoconferencing makes for shorter investigation time, more careful investigation, greater number of cases under parallel investigation, stronger security around persons involved in the process and more frugal spending of public money.

Текст научной работы на тему «Организационно-тактический модуль дистанционных следственных действий»

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ

правоохранительной деятельности

А. Н. МАРТЫНОВ,

начальник кафедры государственно-правовых дисциплин (Академия управления МВД России)

A. N. MARTYNOV,

Head of the Department of State Law Disciplines (Management Academy of the Ministry of the Interior of Russia)

Е. Г. КРАВЕЦ,

старший преподаватель кафедры предварительного расследования учебно-научного комплекса

по предварительному следствию в органах внутренних дел,

кандидат юридических наук

Ye. G. KRAVETS, Candidate of Law,

Senior Lecturer at the Department of Preliminary Investigation of the Research and Training Complex for Preliminary Investigation Conducted

in law Enforcement

Н. В. ШУВАЛОВ,

профессор кафедры предварительного расследования учебно-научного комплекса по предварительному следствию в органах внутренних дел,

кандидат юридических наук (Волгоградская академия МВД России)

N. V. SHUVALOV, Candidate of Law,

Professor at the Department of Preliminary Investigation of the Research and Training Complex for Preliminary Investigation Conducted

in Law Enforcement

(Volgograd Academy of the Ministry of the Interior of Russia)

УДК 347.934

Организационно-тактический модуль дистанционных следственных действий

Organizational and Tactical Module for Conducting Investigation Motions from a Distance

Ключевое преимущество информационно-коммуникационных технологий перед традиционными формами производства следственных действий заключается в уникальных возможностях по сохранению доказательственной ин-

Modern information and communication technologies enable crime investigators to analyze proof-worthy data and evidence from a distance and store them pending their proper procedural enshrinement. Videoconferencing

формации путем сокращения времени до ее процессуального закрепления. Применение ви-деоконференцсвязи позволит комплексно решать проблемы расследования преступлений: сокращать сроки производства по уголовным делам, увеличивать возможность расследования их одновременно, в большем количестве и с достижением более высокого качества, обеспечивать на более высоком уровне безопасность участников процесса, а также рациональную экономию бюджетных средств.

Видеоконференцсвязь, расследование преступлений, технико-криминалистическое обеспечение.

makes for shorter investigation time, more careful investigation, greater number of cases under parallel investigation, stronger security around persons involved in the process and more frugal spending of public money.

Videoconferencing, crimes investigation, technical and forensic support.

Циркуляция информации в ходе следственного действия в значительной степени увязана с эффективностью применения специальных познаний и технических средств. От возможностей их применения при расследовании преступлений, субъектами реализации которых являются следователи (дознаватели), специалисты и суды, прямо зависит успех производства следственного действия, его информационная насыщенность [4]. Роль науки и техники в расследовании преступлений на современном этапе развития российского общества стала особо значимой, что в определенной мере обусловлено общедоступностью перечисленных достижений.

Вышеприведенное служит очередным доводом в пользу внедрения информационно-коммуникационных технологий (далее — ИКТ) в качестве средств технико-криминалистического обеспечения расследования уголовно наказуемых деяний. Соответственно, рассмотрим возможности и перспективы использования видеоконференцсвязи (далее — ВКС) в ходе организации и производства следственных и процессуальных действий.

При анализе особенностей использования ВКС мы прибегнем к разработкам криминалистической тактики в части представлений о структуре следственного действия. Согласно наиболее распространенному мнению [9, 11] традиционная структура следственного действия включает в себя три этапа: подготовительный, рабочий и заключительный. В зависимости от специфики следственного действия изменяется содержание каждого этапа. На наш взгляд, дистанционные следственные действия не требуют пересмотра этих элементов. Напомним, что к приоритетным объектам настоящего исследования относятся такие следственные действия, как допрос, очная ставка, предъявление для опознания и освидетельствование.

О последнем хотелось бы высказаться отдельно. Использование до возбуждения уголов-

ного дела технико-криминалистических средств имеет интересные перспективы, а также создает процессуальные мотивы для придания статуса доказательств материалам, добытым на стадии установления фактических обстоятельств расследуемого деяния. И. П. Пампушко обращает особое внимание на значимость процедуры получения материалов при первоначальной проверке исходной информации, что также ведет к более надежному сохранению сведений о событии преступления [8]. Нас это интересует еще и потому, что освидетельствование, которое также предлагается проводить с использованием ИКТ, включено законодателем в перечень следственных действий, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела.

Иными словами, решение о применении ИКТ при производстве перечисленных следственных действий не является универсальным, т. е. не охватывает все случаи их проведения. В первую очередь нам следует ограничиться условиями применения ВКС при освидетельствовании. В соответствии со ст. 179 Уголовно-процессуального кодекса (далее — УПК РФ) [1] оно проводится для обнаружения на теле человека:

1) особых примет;

2) следов преступления;

3) телесных повреждений;

4) выявления состояния опьянения;

5) иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы.

Предпочтительнее всего использовать ВКС в тех случаях, когда результаты освидетельствования зримы, могут быть запечатлены в ходе видеосъемки. Конечно же, абсолютно не оправдано применение ИКТ при производстве освидетельствования, направленного на выявление состояния опьянения. Вызывает также сомнения обоснованность обращения к технологии ВКС в тех случаях, когда основной целью осмотра тела человека является обнаружение и изъятие

следов, доказательственное значение которых будет определено только после проведения судебной экспертизы (например, при задержании лица, участвовавшего в незаконном обороте наркотических средств, когда основная цель освидетельствования — производство смывов с ладоней и других участков тела, а также срезов ногтевых пластин, впоследствии направляемых на судебную экспертизу наркотических средств и психотропных веществ).

Могут также существовать предпосылки исключительно тактического свойства для отказа от производства следственного действия. Это касается остроконфликтных ситуаций при допросе в меньшей степени, а в большей — при принятии решения о проведении очной ставки. Говоря о последнем следственном действии, следует упомянуть, прежде всего, те случаи, когда следователем прогнозируется угроза утраты доказательств по итогам такой очной ставки. Здесь принимаются в расчет и соотношение психоэмоциональных характеристик допрашиваемых, и существование между ними различных видов зависимости, и другие факторы.

В ходе подготовки к производству следственного действия определяются время начала следственного действия, место его производства, его участники (способ обеспечения их явки), содержание следственного действия (традиционно — с составлением плана), набор подлежащих применению технических средств. Все эти вопросы решаются на основании тщательного изучения материалов уголовного дела.

Отметим, что предваряют собственно производство дистанционного следственного действия мероприятия по обеспечению взаимодействия между органами внутренних дел — удаленными субъектами расследования. Само понятие «взаимодействие» обладает универсальными свойствами, оно применимо в значительной мере ко многим социальным процессам и при видимой простоте крайне неоднозначно по специфике, ее сущности, определению самого термина, многоаспектности внешних и внутренних связей. Феномен такого рода предельно емко описал Гегель: «Чем богаче подлежащий определению предмет, то есть чем больше различных сторон он представляет рассмотрению, тем более различными оказываются даваемые ему определения» [3].

С позиций различных отраслей научного знания понятие «взаимодействие» имеет разное содержание. Применимо к работе следователя взаимодействие — это взаимная деятельность, базирующаяся на законах и подзаконных актах, согласованная по цели, с применением особых полномочий, форм и методов, свойственных взаимодействующим сторонам, в системе с приоритетной целью по выявлению лиц, со-

вершивших преступление, и неопровержимому установлению их виновности [2].

Процессуальную основу взаимодействия могут составить поручение о производстве отдельных следственных действий или постановление о производстве расследования следственной группой. Производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или большого объема в соответствии с ч. 1 ст. 163 УПК РФ может быть поручено следственной группе. Решение о создании следственной группы принимает руководитель следственного органа, он же определяет руководителя следственной группы.

Включение сотрудников удаленного субъекта дистанционного следственного действия в состав следственной группы оправданно, когда по результатам запланированного следственного действия может возникнуть необходимость в принятии на месте новых процессуальных решений (например, о производстве обыска, выемки и других процессуальных действий) и их безотлагательном исполнении. Принятие подобного решения осложняется тем, что включить в следственную группу сотрудника другого подразделения руководитель органа, в производстве которого находится уголовное дело, не может — здесь потребуется решение руководителя либо регионального (если удаленные пункты находятся в пределах одного субъекта РФ), либо федерального уровня.

На основании п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-разыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Пользуясь своим правом, следователь направляет подробное поручение, где описывает все свои цели, при достижении которых он рассчитывает на содействие коллег. К поручению могут прилагаться материалы уголовного дела, необходимые для эффективного его исполнения, справка по материалам уголовного дела, содержащая всю необходимую исходную и координирующую информацию.

Мы убеждены, что и в удаленном пункте в производстве следственного действия должен принимать участие именно следователь. При подготовке необходимо учесть множество важных процессуальных нюансов, к тому же в ходе следственного действия оперативно отреагировать на различные нарушения порядка производства следователю будет значительно проще.

Кроме следователей с обеих сторон должны принимать участие специалисты по обеспе-

чению сеанса связи. Причем специалистами данные участники будут в том числе и в узко процессуальном смысле [5]. Они несут ответственность за сохранение и передачу данных, работу компьютерной техники и видеооборудования. Непосредственно следственное действие должен предварять технический сеанс связи посредством информационно-коммуникационной сети, целью которого будет координация действий служб технической поддержки. Перед началом следственного действия следователь обязан удостовериться в компетентности привлекаемого специалиста, убедиться, что тот знаком с программным обеспечением, осведомлен о содержании его предстоящей работы. Следует его дополнительно проинструктировать, а также заблаговременно узнать о возможных проблемах технического характера [10].

Из рассматриваемого перечня следственных действий только при производстве освидетельствования необходимо вынесение постановления. Хочется отметить, что при работе в дистанционном режиме может возникнуть необходимость в демонстрации ранее выполненных документов на бумажном носителе, возможность выведения текста которых на монитор отсутствует. В таких случаях должна быть достигнута достаточная четкость, контрастность текста и фона. Если это не противоречит интересам следствия, текст можно заранее сканировать и продемонстрировать переданное преобразованное изображение.

Определение времени производства следственного действия в случае применения ви-деоконференцсвязи также обладает определенной спецификой. В соответствии с ч. 4 ст. 164 УПК РФ производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. В ходе планирования следственного действия надлежит учесть не только его предполагаемую продолжительность, но и местное время, ведь на территории нашей страны девять часовых поясов. В начале производства видеозаписи следователь должен назвать время в обоих пунктах связи. Аналогично следует поступать при приостановлении и возобновлении съемки, а также по окончании следственного действия.

Теперь обратимся к проблеме установления места производства следственного действия. Статья 152 УПК РФ определяет место производства предварительного расследования — это место совершения деяния, содержащего признаки преступления. В случае необходимости производства следственных или разыскных действий в другом месте следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий соответственно следователю или органу дознания. Но предметом наших изысканий ста-

нет не место производства предварительного расследования, а проблема определения места проведения конкретного следственного действия при его производстве в дистанционном режиме. Ее можно обозначить и так: будет ли тот удаленный пункт проводимого мероприятия, где отсутствует следователь, в производстве которого находится уголовное дело, признаваться местом проведения следственного действия? Эту проблему нужно признать достаточно острой, ведь упомянутый пункт может быть значительно удален географически.

В соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК РФ допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого. Предлагаемый нами способ дистанционного соединения обоих этих мест порождает новое представление о месте производства конкретного следственного действия и предопределяет создание специальной нормы.

Для того чтобы тот или иной объект приобрел статус «места проведения следственного действия», достаточно решения следователя. В этом месте должны находиться его участники, включенные в соответствующий протокол, наделенные определенными специальными правами в связи с участием в расследовании. При проведении следственного действия в дистанционном режиме участники в удаленном пункте соединения, несомненно, наделены соответствующим статусом, упомянуты в протоколе, пребывают в этом месте стационарно на протяжении всей процедуры.

Таким образом, на наш взгляд, на выше-поставленный вопрос должен быть дан утвердительный ответ: периферический объект дистанционного следственного действия (так мы определим тот пункт связи, в котором отсутствует следователь, имеющий дело в своем производстве) следует признать полноценным местом его производства. Точнее, оба пункта соединения должны признаваться местами производства следственного действия.

Переходя к анализу деятельности по обеспечению явки участников расследования, следует определить их перечень: помимо следователей и специалистов, это могут быть допрашиваемые лица (свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые, эксперты), адвокат-защитник, законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), педагог или психолог (в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 425 УПК РФ), переводчик, при предъявлении для опознания — понятые и статисты. Все участники следственного действия вызываются заблаговременно официальным документом (повесткой, уведомлением, вызовом, а также

требованием — для лиц, содержащихся под стражей) с учетом норм закона о предуведомлении участников расследования.

Если в следственном действии принимают участие понятые (это, прежде всего, касается предъявления для опознания), следователю, по нашему мнению, необходимо предусмотреть возможность их нахождения в обоих пунктах, задействованных в процедуре. Хотя в ч. 8 ст. 193 УПК РФ указано, что при предъявлении для опознания лица в условиях, исключающих визуальное наблюдение, понятые находятся в месте нахождения опознающего, мы не склонны считать эту норму ограничивающей право следователя разместить понятых в обоих пунктах соединения. Часть 2 ст. 170 УПК РФ дает право следователю самостоятельно или по ходатайству других лиц привлечь к производству любого следственного действия понятых в необходимом количестве [7].

Подготовка каждого из рассматриваемых следственных действий имеет свою специфику. Так, при освидетельствовании, как уже говорилось выше, следователь выносит постановление. Для допроса и очной ставки он может приготовить какие-либо документы, иные вещественные доказательства, чтобы продемонстрировать их во время процедуры. В любом случае при производстве следственных действий с использованием средств видеофиксации рекомендуется более тщательно подходить к планированию работы следователя и готовить так называемый сценарий, т. е. развернутый план, куда включаются все вопросы, моменты предъявления вещественных доказательств, разнообразные изобличающие приемы [6].

Технические характеристики применяемых средств обусловливают необходимость детально продумать пространственное расположение участников следственного действия. Естественно, все они по возможности должны находиться в поле зрения, в объективе видеокамеры. Программное обеспечение, по образцу разработанной нами и вышепредставленной системы, должно реализовывать функцию одновременного нахождения в картинке изображений из обоих пунктов соединения, чтобы при воспроизведении действия участников не выглядели разрозненно.

Итак, для использования ИКТ при производстве следственных действий необходимы оборудованные специализированные помещения для дистанционных сеансов. Связь с удаленным пунктом, реализацию технических мероприятий осуществляют сотрудники подразделений информационного обеспечения, прошедшие специальную подготовку по организации сеансов видеоконференц-связи.

Тактико-психологический, эргономический и организационный потенциал видеоконфе-ренц-связи может быть в полной мере реализован при проведении таких следственных действий, как допрос, очная ставка, предъявление для опознания и освидетельствование.

Применение ИКТ незначительно сказывается на традиционной процедуре производства следственного действия. Так, подготовительный этап дополнится лишь необходимостью обеспечения явки специалиста, осуществляющего техническую поддержку сеанса связи.

Список литературы:

References:

1. Уголовно-процессуальный кодекс Рос- 1. сийской Федерации от 18 декабря 2001 г.

№ 174-ФЗ (в ред. от 17.04.2017) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921.

2. Аменицкая Н. А. Взаимодействие следователя и органов, осуществляющих оперативно- 2. разыскную деятельность в раскрытии и расследовании преступлений (в ОВД): дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006.

3. Гегель Г. Философия права. М., 1990.

4. Голотов В. Р., Быковский И. Е. Следственные 3. действия. Волгоград, 1984. 4.

5. Зинин А. М. Участие специалиста в процессуальных действиях. М., 2012. 5.

6. Кузьмин С. В. К вопросу о понятии тактического приема // Вестник криминалистики. 6. 2014. № 1.

7. Назаров С. Д., Казначей И. В. Особенно- 7. сти нормативного участия понятых и использования технических средств при про-

The Criminal and procedural codex of the Russian Federation from the 18th of December, 2001. № 174-03 (edition from 17.04.2017) // The legislation's compilation of the Russian Federation. 2001. № 52 (part 1). Article 4921. Amenitskaya N. A. How investigators cooperate with bodies and units of the Ministry of the Interior that conduct detection and search aimed at solving and investigating crimes: dissertation ... candidate oflaw. N. Novgorod, 2006. Hegel G. Philosophy of Law. Moscow, 1990. Golotov V R, Bykovsky I. Ye. Investigation Motions. Volgograd, 1984.

Zinin A. M. A specialist participation in proceedings activity. Moscow, 2012. Kuzmin S. V. To the question about notion of tactical device // Reports on forensics. 2014. № 1. Nazarov S. D, Kaznachey I. V. Recent amendments to Russia's Criminal procedural Codex: aspects of the current legal regulation of how

изводстве следственных действий в свете изменений в УПК России // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2013. № 2.

8. Пампушко И. П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений: дис. ... канд. юрид. наук. М., 1996.

9. Резван А. П., Колосов Н. Ф., Петрова А. Н. Криминалистическая тактика. Волгоград, 2012.

10. Савицкая И. Г. Формы участия специалиста в уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2012.

11. Старикова Ю. А. Криминалистическая тактика уголовного преследования: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.

investigation motions should be helped by technology and independent testifiers // The statements of the Volgograd Academy of the Ministry of the Interior of Russia. 2013. № 2.

8. Pampushko I. P. How to improve legal and organizational provisions for applying forensic techniques to solving crimes: dissertation autoab-stract ... candidate of law. Moscow, 1996.

9. Rezvan A. P., Kolosov N. F, Petrova A. N. Forensic Tactics. Volgograd, 2012.

10. Savitskaya I. G. Forms in Which Experts Contribute to Criminal Proceedings: dissertation autoabstract ... candidate of law. Vladimir, 2012.

11. Starikova Yu. A. Forensic tactics of criminal prosecution: dissertation ... candidate of law. Moscow, 2007.

E-mail: alemaksin34@gmail.com

130

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.