Научная статья на тему 'Великобритания: Радикализация мусульманского сообщества. (обзор)'

Великобритания: Радикализация мусульманского сообщества. (обзор) Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
230
45
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Великобритания: Радикализация мусульманского сообщества. (обзор)»

Т.С. Кондратьева

Великобритания: Радикализация мусульманского сообщества. (Обзор)

усульманское сообщество в Европе, насчитывающее, по разным оцен-,кам, от 15 млн. до 20 млн. человек

(11, с. 121), все громче и все чаще заявляет о себе. Практически нет уже ни одной сферы жизни (будь то политика, культура, социальные отношения и т.д.), которая не испытывала бы на себе воздействие «мусульманского фактора». И это все больше пугает европейцев. К мусульманам, особенно после терактов в Мадриде (2004) и Лондоне (2005), стали относиться как к источнику потенциальной опасности. Недоверие, подозрительность европейцев, усиливающееся чувство страха от присутствия на их территории чуждых, непонятных им выходцев из совершенно иного мира, в свою очередь вызывают ответную реакцию у мусульман. Они все активнее отстаивают право на сохранение своих культурных и религиозных традиций, право быть «другими» и не растворяться в чужом для них западном обществе.

Стремление к изоляции способствует консолидации, сплоченности мусульманского сообщества. Европейские мусульмане во все большей мере начинают ощущать себя частицей единой мусульманской «семьи» - мировой уммы и все чаще начинают воспринимать западное общество, в котором они родились, как враждебное. Особую нетерпимость по отношению к этому обществу проявляют молодые мусульмане, и

потому именно они в первую очередь становятся объектом исламистской пропаганды.

Выросшие в секуляризованной Европе молодые мусульмане обладают весьма поверхностными знаниями об исламе. Вследствие этого они легко подпадают под влияние радикальных группировок, представители которых не только объясняют им, что такое «настоящий ислам», но и внушают, что, поскольку Запад ведет «войну против исламского мира», европейские мусульмане должны включиться в эту «навязанную» ему войну и стать «воинами джихада».

Проблеме экстремизма в мусульманском сообществе Европы западные исследователи в последние годы посвятили уже немало работ, но нам представляется, что информация, содержащаяся в докладе Клода Монике (Claude Moniquet) «Радикализация мусульманской молодежи в Европе: действительность и масштаб угрозы» (13), представляет особую ценность хотя бы уже потому, что его автор знает предмет досконально, поскольку является генеральным директором Европейского центра стратегических исследований в области разведки и безопасности (European Strategic Intelligence and Security Center (ESISC).

В докладе, который К. Монике представил на слушаниях в Комитете по международным делам Конгресса США 27 апреля 2005 г., дается подробный анализ ситуации, складывающейся в Европе. «Мы являемся свидетелями резкой политизации и распространения экстремизма в европейском мусульманском сообществе в последние годы», - подчеркивает К. Монике и выделяет целый ряд признаков, которые, по его мнению, наглядно свидетельствуют об этом.

К числу важнейших из этих признаков он относит следующие:

- до 2000 г. демонстрации исламистов на улицах Европы происходили крайне редко, после 11 сентября 2001 г. они наблюдались уже в целом ряде европейских стран;

- до конца 1990-х годов в Европе не было исламистских политических партий, сейчас они уже существуют во Франции и Бельгии, пока эти партии еще малы и не представлены в парламенте, однако в Бельгии в мае 2003 г. исламистская Партия гражданства и процветания («Parti de la Citoyenneté et Prosperité») в одном только

Брюсселе получила более 8 тыс. голосов. В настоящее время здесь проживают 200 тыс. мусульман, а это означает, что примерно 4% из них проголосовали за эту партию; если же учитывать лишь избирателей, имеющих право голоса, то процент окажется еще выше; при этом в одном из муниципалитетов, где живет около 50 тыс. мусульман (т.е. четверть всех мусульман Брюсселя), за партию, защищающую радикальный ислам, отдали свои голоса от 10 до 16% избирателей, принявших участие в выборах;

- по сведениям полиции и специальных служб, фундаментализм укрепляет свои позиции в Европе, а молитвы ненависти стали обычным явлением в большинстве мечетей;

- возрастает популярность различных молодежных ассоциаций, которые служат прикрытием для деятельности «Братьев-мусульман»;

- за последние несколько лет резко увеличилось число антисемитских выступлений, организаторами которых выступает мусульманская молодежь;

- исламистское присутствие в европейских тюрьмах, где мусульмане зачастую являются большинством, наблюдается уже во многих государствах;

- после 11 сентября 2001 г. сотни подозреваемых в терроризме были арестованы в Европе (во Франции, Бельгии, Германии, Великобритании, Италии, Испании, Нидерландах и других странах), однако каждую неделю полиция арестовывает все новых и новых подозреваемых; это - свидетельство того, что число людей, переходящих от идей к действиям, растет;

- с 2003 г. (т.е. с начала военной операции США в Ираке. -Авт.) десятки, если не сотни молодых людей из числа мусульман, часто очень юных, были завербованы и отправлены в Ирак (13).

К. Монике считает, что точный масштаб исламистской угрозы для Европы пока еще трудно оценить. Французская внутренняя разведывательная служба (Les Renseignements Généraux), основываясь на данных, полученных в ходе исследований, касающихся ситуации во Франции, попробовала вывести формулу, по которой можно рассчитать численность фундаменталистов среди мусульман. Эта формула такова: обычно среди мусульманского населения около 5% являются фундаменталистами, а 3% следует отнести к числу потенциально опасных. Применительно к Франции это оз-

начает, что если исходить из численности мусульманского населения этой страны, оцениваемой в 6 млн. человек, то оказывается, что только в этой стране проживают 300 тыс. фундаменталистов, при этом 9 тыс. из них представляют серьезную потенциальную опасность (13).

Как отмечает К. Монике, самыми взрывоопасными странами на сегодня являются Франция, Бельгия, Нидерланды, Италия, Испания, Великобритания и Германия. Именно здесь сосредоточено наиболее многочисленное мусульманское население. Подчеркивая, что большинство мусульман, проживающих в Европе, несмотря на все более явственно просматривающуюся тенденцию возвращения к религии, не является фундаменталистским, К. Монике в то же время обращает внимание на то, что крупные мусульманские поселения, к тому же закрытые от европейцев, являются благодатной почвой для вербовки и укрытия террористов.

Каковы же причины появления исламского экстремизма в Европе? К. Монике считает, что причин таких много, они носят разнообразный характер и связаны как с неудовлетворенностью мусульман своим социально-экономическим положением, так и с ксенофобией, все более усиливающейся во многих европейских странах.

Ухудшение социально-экономического положения в Европе сильнее всего затрагивает мусульманские сообщества. Так, во Франции и Бельгии безработица в среднем составляет 10% , а среди мусульман - 20%. При этом среди молодых мусульман, иммигрантов третьего поколения - этой самой взрывоопасной силы, - безработица достигает даже 40%. Низкий уровень социально-экономической интеграции и усиление антимусульманских настроений формируют у мусульман ощущение, что они «выключены» из общества, в котором живут (13).

Усилению экстремизма в огромной мере способствует политизация ислама. Глобализация, высокий уровень развития коммуникаций, а также демократия в Европе, обеспечивающая всем своим гражданам свободный и прямой доступ к информации, позволяет европейскому мусульманскому сообществу не только быть в курсе всех событий, происходящих в мусульманских странах, но и мгновенно реагировать на них. Обостренное восприятие мусульманами, особенно молодыми, конфликтов в Боснии, Сома-

ли, Чечне, на Ближнем Востоке приводит к появлению феномена, который французский социолог Фарид Косроховар (Бапд КЬо8гок-hovar) назвал «идентичностью опосредованного оскорбления». Чувствуя себя париями в стране, в которой они живут, европейские мусульмане развивают в себе своего рода сочувствие ко всем «мусульманским жертвам в мире» и убеждают себя, что их собственное «исключение» и «преследование» их братьев имеют те же самые корни, а именно - отторжение ислама западным миром.

Как указывает К. Монике, огромная вина за радикализацию мусульманского сообщества в Европе лежит на мусульманских священнослужителях. Большинство из них прибывает из-за границы, часто они проходят курс обучения в Саудовской Аравии или же у саудовских муфтиев. У этих священнослужителей нет реального знания общества, в котором живут их последователи, и, как правило, они не говорят на местном языке. Многие европейские мусульмане не признают таких священнослужителей, они обвиняют их в проповедовании «ислама богатых» и обращают свои взоры к неофициальным мечетям, где процветает так называемый «ислам подвалов и гаражей» (из-за мест, где эти неофициальные сообщества встречаются), дающий молодым мусульманам весьма сомнительные знания о религии.

Радикальные священнослужители, пользуясь правами, которые предоставляет им демократическое общество для выражения своих взглядов, выступают с нападками на западные ценности и на европейскую и американскую политику, которую они осуждают как антиисламскую или просионистскую. Проповеди радикальных священнослужителей с особым энтузиазмом воспринимаются среди беженцев, покинувших свои страны из-за репрессий за исламистскую деятельность. В университетах (и даже в школах) они создали ячейки исламистских или террористических организаций, таких, например, как «Братья-мусульмане», «Хезболла», «Хамас», а также различных алжирских, марокканских, тунисских или турецких экстремистских групп.

Некоторые из существующих групп возникли на почве солидарности с «преследуемыми мусульманами» в Афганистане, Алжире, Боснии и т.д. Однако в большинстве случаев они появились не спонтанно, а были сформированы и управлялись организация-

ми прикрытия, и прежде всего такой радикальной группировкой, какой являются «Братья-мусульмане».

Последнее поколение европейского исламизма родилось с началом войны в Ираке в 2003 г., отмечает К. Монике. Это очень молодое поколение, и именно его представители чаще всего фигурируют в судебных расследованиях, связанных с террористическими актами (13).

Проблема экстремизма: как ее понимают британские власти

Все признаки радикализации мусульманских сообществ в Европе, о которых говорил К. Монике, наблюдаются и в Великобритании. Но по масштабам и интенсивности этого процесса Великобритания, бесспорно, опережает остальные европейские страны.

Известный специалист по исламу, директор Программы по иммиграции и национальной безопасности Центра имени Никсона и внештатный научный сотрудник Брукингского института (Brooking Institution) (США) Р. Лейкен (R. Leiken) в своей книге «Разносчики джихада: Иммиграция и национальная безопасность после 9/11», вышедшей в свет в 2004 г. и имевшей большой резонанс не только на Западе, но и в исламском мире, подчеркивал, что по своей численности мусульманское сообщество Великобритании существенно уступает аналогичным сообществам в ряде других стран Европы, но его отличительная особенность состоит в том, что «оно пронизано фундаментализмом, а во многих британских мечетях экстремистские взгляды проповедуются совершенно открыыто» ( 10, с. 72).

Обеспокоенный ростом радикальных настроений в мусульманской среде, Энтони Блэр в бытность свою премьер-министром отдал распоряжение двум министерствам - внутренних и иностранных дел - подготовить доклад с анализом ситуации в стране. Текст секретного доклада под названием «Молодые мусульмане и экстремизм» (6) попал в руки редакции «Sunday Times» и в сокращенном виде быыл размещен на интернет-сайте этой газеты. Доклад имел широкий резонанс в британской и зарубежной прессе.

Авторы доклада предприняли попытку определить масштабы экстремизма мусульманской молодежи в Великобритании, проанализировать причины его роста и выявить связь между экстремистскими настроениями в мусульманском сообществе и террористической деятельностью.

Как отмечается в докладе, в Великобритании все явственнее прослеживается тенденция к радикализации мусульманского сообщества, и об этом свидетельствуют следующие факты:

- имеются сведения о том, что некоторые молодые британские мусульмане вступили в экстремистские организации, действующие в других странах, а часть из них даже принимала непосредственное участие в террористических акциях за рубежом;

- на территории Великобритании действуют экстремистские группы, занимающиеся вербовкой молодых мусульман (чаще всего они осуществляют такую вербовку в университетах и колледжах);

- экстремисты устраивают хорошо посещаемые конференции, на которых открыто высказывают свои взгляды и устраивают дебаты; так, на конференции, организованной исламистской организацией «Хизб-ут Тахрир» (Hizb-ut-Tahrir), присутствовало более

10 тыс. человек;

- увеличивается число молодых мусульман, подозреваемых в экстремистской или террористической деятельности в различных странах (в частности, в Йемене, Египте, США), защитой которых приходится заниматься британским консулам;

- опросы, проведенные среди мусульман, свидетельствуют, что определенная их часть, хотя и немногочисленная, симпатизирует террористам, осуществившим террористическую атаку на США 11 сентября 2001 г., не осуждает британцев-мусульман, воющих «на стороне врагов Великобритании» в Афганистане, не проявляет лояльности по отношению к стране, в которой она проживает, т.е. к Великобритании (6).

Данные, приводимые в докладе, действительно впечатляют. Его авторы, основываясь на результатах многочисленных опросов, констатируют, что:

- от 7 до 15% британских мусульман оправдывают теракты

11 сентября 2001 г. (и такое же число опрошенных говорят, что одобрят любые террористические акции против этой страны и в будущем);

- лишь относительно небольшое число мусульман (от 20 до 34%) не рассматривает антитеррористические акции, предпринимаемые США и другими западными странами, как антиисламские, в то время как большая часть опрошенных расценивает их как «войну, развязанную Западом против ислама»;

- от 64 до 80% мусульман выступают против военных действий западных стран в Афганистане и лишь 12-20% одобряют их;

- 80 % мусульман выступают против войны в Ираке и только 10% поддерживают ее;

- лишь 67-87% мусульман заявляют о своей лояльности по отношению к стране, в которой они проживают, а от 8 до 26% открыто говорят, что они либо «не совсем лояльны», либо «полностью нелояльны» к ней (т.е. огромное число мусульман - от 128 тыс. до 416 тыс. - не только не испытывают никакой преданности своей стране, но по существу настроены по отношению к ней враждебно!) (6).

«Великобритания с большим основанием, чем любая другая европейская страна, может гордиться тем, как она принимает у себя мусульман», и благодаря проводимой правительством политике многие молодые мусульмане достаточно успешно интегрировались в британское общество, подчеркивают авторы доклада. Вместе с тем «некоторые мусульмане не чувствуют себя одновременно британцами и мусульманами, а небольшое, но все же значительное меньшинство, как показывают опросы, проявляет склонность к экстремизму и терроризму» (6). На территории Британии действуют экстремистские группы, а некоторые молодые британские мусульмане участвует в террористической деятельности как в самой Британии, так и за рубежом. Поэтому необходимо иметь ясное представление о причинах усиления экстремистских настроений в мусульманском сообществе страны и определить, что именно приводит экстремистски настроенных молодых мусульман к терроризму.

По мнению авторов доклада, важнейшей причиной роста экстремизма в стране следует считать «разочарование, которое испытывают мусульмане, в том числе и молодые, вызванное «двойными стандартами» во внешней политике, проводимой правительствами западных стран (а зачастую и правительствами мусульманских стран), и в особенности Великобританией и США» (6). Мусульмане, проживающие в Великобритании, придают особое значение политике Запада в отношении мусульманских стран, поскольку они считают себя частью единой мусульманской «нации», т.е. уммы.

Главная претензия со стороны мирового мусульманского сообщества к Западу состоит в том, что он якобы занимает предвзя-

тую произраильскую позицию в арабо-израильском конфликте, и недовольство уммы ближневосточной политикой Запада, по мнению авторов доклада, серьезно влияет на британских мусульман.

Это недовольство особенно усилилось после 11 сентября 2001 г. Мусульмане считают, что «после этих событий "пассивное подавление мусульманского мира", которое постоянно проявлялось во внешней политике Великобритании (в т.ч. и в бездействии ее в отношении Кашмира и Чечни), сменилось "активным подавлением", т.е. войной с террором». Неудивительно поэтому, что операцию Запада в Ираке и Афганистане определенная часть мусульман воспринимает как действия, направленные против ислама (6).

Неудовлетворенность мусульманского сообщества своим положением в мире в условиях, когда отсутствуют достаточно мощные «клапаны», обеспечивающие выход разочарованию, гневу или протестным настроениям мусульман, может способствовать появлению у них чувства беспомощности, подчеркивают авторы доклада, а чувство беспомощности может привести умму к желанию найти простое решение «проблемы подавления мусульман» со стороны Запада в Палестине, Ираке, Чечне, Кашмире и Афганистане (6).

Следует отметить, что позицию авторов доклада относительно роли внешнеполитического фактора в радикализации мусульманского сообщества разделяют многие эксперты. Так, Майкл Уайн (Mike Whine), директор британской общественной организации «The Community security trust», в докладе, представленном на конференции «Радикализация диаспор и контртерроризм» (20), организованной и проведенной «Рэнд корпорейшн» (RAND corporation) совместно с Центром по исследованию проблем безопасности (Center for security studies, ETH Zurich) в 2007 г. в США, также подчеркивал, что «именно политические и внешние, а не внутренние события в Великобритании используются исламистами для расширения своей деятельности и вербовки новых членов в ряды экстремистских организаций. События в Кашмире, первая война в Персидском заливе, ситуация в Боснии, Палестине, война в Ираке - все это вызывало вспышки возмущения мусульманского сообщества... Провал попыток со стороны Великобритании, Европы в целом и США помочь мусульманам в Боснии был использован мусульманскими экстремистами для обвинений Запада в том, что

он якобы является соучастником преступных действий против мусульман во всем мире» (20).

Об этом же говорят и мусульманские лидеры. Так, после теракта в Лондоне 7 июля 2005 г. Аззам Тамими (Azzam Tamimi), директор Института исламской политической мысли в Лондоне, видный деятель Ассоциации мусульман Великобритании (Muslim Association of Britain), заявил: «Причастность Великобритании к войне в Ираке обеспечила Усаме бин Ладену дополнительные резервы для того, чтобы найти этих молодых англичан и промыть им мозги» (3).

Авторы доклада «Молодые мусульмане и экстремизм» (6) видят две главные опасности в исламском экстремизме: он ведет «к разрушению связей внутри британского общества и таит в себе потенциальную угрозу терроризма». Чтобы противостоять этой угрозе, множество чиновников в различных британских ведомствах работают над проблемой улучшения отношений с мусульманским сообществом. Их стратегическая цель, как подчеркивается в докладе, состоит в том, чтобы «завоевать сердца и разум» («the hearts and minds») тех молодых мусульман, которые могут быть завербованы «Аль-Каидой» и вовлечены в террористическую деятельность. Особое внимание уделяется духовным мусульманским лидерам, поскольку, по сведениям службы безопасности, эмиссары «Аль-Каиды» широко используют свои личные связи с такими лидерами и с их помощью втягивают молодых мусульман в террористическую деятельность. В рамках борьбы с терроризмом правительство уже предпринимает и будет предпринимать и в дальнейшем меры с целью недопущения въезда в страну радикально настроенных иностранных имамов и будет высылать из страны священнослужителей, занимающихся пропагандой экстремистских взглядов.

В докладе констатируется, что на территории Великобритании развернули свою деятельность экстремистские организации, крупнейшими из которых являются «Хизб-ут Тахрир» (Hizb-ut-Tahrir) и «Мухаджирун» (Al Muhajiroon). Экстремистские организации проводят работу по вовлечению в свои ряды молодых мусульман. Вместе с тем авторы доклада подчеркивают, что, согласно данным спецслужб, «лишь чрезвычайно небольшая часть британских мусульман вовлечена в террористическую деятельность в

стране и за рубежом, и их численность не превышает 1% от всех мусульман, проживающих в Великобритании» (6).

Именно эта часть доклада привлекла к себе наибольшее внимание обозревателей. Так, известный ученый, доктор политологии, старший исследователь Стэнфордского университета и директор «Ближневосточного форума» (США) Дэниел Пайпс (Daniel Pipes) говорит, что он был просто поражен реакцией авторов доклада на информацию, представленную британской разведкой. «Даже если исходить из официальных данных о численности мусульман в Великобритании (1,6 млн. человек) и из данных о числе экстремистов в стране, приводимых в докладе (около 1%), то мы получим цифру - 16 тыс., оказывается столько молодых британцев-мусульман активно участвуют в террористической деятельности. Если британские власти не беспокоятся о том, что на их территории находятся тысячи террористов, то у других стран есть все основания беспокоиться, что столь огромное число террористов населяют нашу планету», - подчеркивает он (17).

Мусульманские анклавы и национальная безопасность

Среди причин радикализации мусульман в докладе «Молодые мусульмане и экстремизм» упоминается и недостаточная ин-тегрированность мусульман в британское общество. Однако эта проблема не получила в нем должного освещения. Авторы по существу ограничились лишь фразами о том, что мультикультурная политика, проводимая в Великобритании, приносит свои позитивные плоды и помогает мусульманам обрести «свою идентичность». Правда, в докладе присутствует фраза о том, что «некоторые молодые мусульмане не интегрируются в британское общество» (6), но тут же подчеркивается, что таких мусульман немного.

С этим положением в докладе не согласны многие эксперты. В британской прессе в последнее время, и особенно после терактов 7 июля 2005 г., все чаще появляются публикации, авторы которых критикуют проводимую правительством мультикультурную политику и доказывают, что именно курс властей на создание условий для сохранения иммигрантскими нацменьшинствами своей идентичности привел к формированию закрытых (от британского общества и даже от британских властей) мусульманских анклавов, не стремящихся интегрироваться, живущих по собственным правилам

и законам и представляющих собою по существу «государство в государстве».

Известный британский исследователь, специалист по проблемам исламского терроризма, директор Института по изучению ислама и христианства (Institute for the study of Islam and Christianity) Патрик Сукхдо1 видит именно в создании таких закрытых анклавов и нежелании мусульман интегрироваться в европейское общество главную угрозу для стабильности в Европе.

В самый разгар беспорядков в мусульманских кварталах Парижа в британском журнале «The Spectator» появилась его статья под названием «Будет ли Лондон тоже гореть?» (19). Анализируя причины происходящих во Франции событий, автор статьи подчеркивал, что главная из них состоит в геттоизации мусульманского сообщества, в его стремлении к созданию своего, параллельного мира. Эти тенденции к обособлению, все более отчетливо проявляющиеся во всех европейских странах, наиболее яркое выражение находят в Великобритании, чему в немалой степени, по его мнению, способствует политика мультикультурализма, проводимая британским правительством уже на протяжении нескольких десятилетий.

1 Биография П. Сукхдо весьма необычна. Он родился в 1947 г. в Британской Гвиане (бывшей в то время колонией Великобритании) в мусульманской семье. В начале 1960-х годов его семья эмигрировала в Великобританию. В 1969 г., во время обучения в Лондонском университете, он принял христианство. В 1989 г. П. Сукхдо основал Институт по изучению ислама и христианства. П. Сукхдо - доктор наук, его перу принадлежит множество книг, в том числе и такая известная книга, переведенная на несколько языков, как «Понимание исламского терроризма: Исламистская доктрина войны» (Understanding islamic terrorism: The islamic doctrine of war. - L., 2004). В этой книге он вскрывает природу исламского терроризма, анализирует причины вовлечения радикально настроенных мусульман в террористическую деятельность, а также мотивацию террористов-смертников. Авторитет П. Сукхдо как специалиста по проблемам терроризма настолько высок, что командование британской армии и руководство НАТО постоянно привлекают его в качестве консультанта. В 1991 г. П. Сукхдо по существу первым из исследователей выступил с заявлением о том, что уже в ближайшее время «исламский мир придет в смятение». За несколько лет до терактов в Лондоне 7 июля 2005 г. П. Сукхдо предупреждал о большой вероятности подобных терактов в Великобритании и подчеркивал, что исполнителями терактов могут быть лица, имеющие британское гражданство. Но, как это очень часто случается, ни британские власти, ни британское общество не прореагировали на его предупреждение, и потому как сами теракты, так и информация о том, что трое из четверых террористов-смертников родились и выросли в Великобритании, повергли британцев в шок (14).

Британское мусульманское сообщество быстро идет по пути к изоляции - этот непреложный факт признают даже отдельные видные члены этого сообщества. В чем же здесь причина, что толкает мусульман к изоляции?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо прежде всего выявить особенности, отличающие мусульманское сообщество от всех других иммигрантских сообществ, считает П. Сукхдо и подчеркивает, что «главное отличие выражается в том, что, несмотря на внешнее разделение на этнические группы и секты, мусульмане, где бы они ни находились, благодаря своему вероучению всегда чувствуют себя частицей единой, глобальной общины всех мусульман мира - уммы, а их поведение в стране пребывания определяется особыми правилами и предписаниями» (19).

Процесс миграции и установления мусульманского общества в немусульманском мире занимает особое место в исламской теологии, напоминает П. Сукхдо. Для описания подобной миграции используется понятие «хиджра». Это слово напоминает о переселении Мохаммеда и его последователей в 622 г. из Мекки, где их преследовали, в Медину, где они установили первое исламское государство. За восемь лет до этого, в 614 г., имела место другая «хиджра», когда мусульмане нашли свободу для поклонения пророку в христианском королевстве Абиссиния (19).

Мусульмане рассматривают образование мусульманской общины в Великобритании как современную хиджру. Но вопрос заключается в том, с какой именно хиджрой они сравнивают сегодняшнюю ситуацию: с хиджрой в Абиссинию, где мусульмане были лояльны христианскому правителю, или с хиджрой в Медину, где они захватили политическую и военную власть?

Мусульманский ученый Имтиаз Ахмед Хусейн (Imtiaz Ahmed Hussain), например, является сторонником абиссинской модели, но многие мусульмане выступают за мединскую. В книге, изданной в 1980 г. Исламским советом Европы (Islamic Council of Europe), даются указания, как мусульманскому меньшинству действовать с целью достижения доминирования в европейских странах через политику концентрирования (компактного проживания) в каждой отдельной географической местности (19).

Амир Тахри (Amir Taheri), иранский журналист и редактор французской газеты «Politique Internationale», отвечая на вопрос:

«Почему горит Париж?», подчеркивает, что французская политика ассимиляции провалилась уже в самом начале, т.е. тогда, когда мусульманские иммигранты получили возможность селиться группами на одной территории. «Подобное обособление открывает дорогу радикальным исламистам к созданию благоприятных условий для религиозного и культурного отделения», - говорит А. Тахри. Некоторые мусульмане призывают даже к тому, чтобы территории с преобладанием мусульманского населения становились просто Оттоманской системой миллетов, т.е. конфессиональных общин, организующих собственную социальную, культурную жизнь и систему образования в соответствии со своими религиозными убеждениями. Он считает, что мусульманское сообщество во Франции уже стоит на пути к установлению миллета, своеобразного государства в государстве. Единственной пока не достигнутой целью, по его мнению, является установление исламского закона (шариата) вместо законов Французской Республики (цит. по: 19).

Итак, мусульмане во Франции в общем и целом отвергли такое понятие, как интеграция личностей в общество, и вместо этого занимаются интеграцией общин, констатирует П. Сукхдо. В Великобритании вследствие осуществления мультикультурной политики этот процесс происходит особенно интенсивно.

П. Сукхдо подчеркивает, что анализ причин неинтегриро-ванности мусульман и целенаправленного стремления их к созданию обособленных в территориальном, организационном и правовом отношении агломератов, т.е. по существу «государств в государстве», невозможен без учета двух важных в исламе понятий. Первое из них - «Священная территория».

«Ислам - это территориальная религия. Любое пространство, однажды приобретенное, является для мусульман священным и должно принадлежать умме навсегда. Любое потерянное пространство должно быть возвращено, даже силой, если это необходимо. Общины мусульманских переселенцев на Западе постоянно "национализируют" все новые территории, сначала в виде частного пространства своих домов и мечетей, а затем и целых районов (как, например, в Бирмингеме) посредством переселения и установления границ своих территорий. Радикальные мусульмане надеются восстановить Халифат, упраздненный Ататюрком в 1924 г.», -подчеркивает П. Сукхдо и отмечает, что «уже сегодня увеличилась

вероятность восстановления Южноевропейского и Североморского халифатов» (19).

«Еще одним очень важным понятием в исламе является классическое исламское разделение мира на дар аль-ислам (Дом ислама, или Страна ислама), где правят мусульмане, и дар аль-харб (Дом войны, или Страна войны), где властвуют "неверные". Устрашающее название для немусульманских территорий указывает на то, что мусульмане обязаны вести войну до тех пор, пока они не станут дар аль-ислам». Как отмечает П. Сукхдо, сегодня это второе понятие является предметом споров между мусульманами, и разногласия между ними касаются прежде всего вопроса о том, следует ли считать Запад Домом войны или нет (19).

На вопрос, поставленный в заглавии его статьи «Будет ли Лондон тоже гореть?», П. Сукхдо не дает однозначного ответа, но он предупреждает: угроза мусульманского насилия в Великобритании является вполне реальной. Он цитирует С. Хантингтона, говорившего о «кровавых границах ислама», и напоминает, что такое насилие уже происходило в Косово, на Филиппинах, в Таиланде и в других местах. Объектом такого насилия стала и Франция. Вполне возможно, что похожая участь ждет и Великобританию. Сразу же после погромов в Париже один из радикальных мусульманских проповедников заявил во всеуслышание на углу Гайд-парка, что «произошедшее во Франции является лишь репетицией к будущим событиям в Великобритании», и призвал всех мусульман соединяться в мусульманские анклавы с целью вытеснить все церкви со своей территории. Он объяснил своим слушателям, что «Европа уже однажды была мусульманской и ее следует сделать таковой снова» (19).

Мусульманское сообщество Великобритании становится все более многочисленным, организованным и самостоятельным, подчеркивает П. Сукхдо. В некоторых городах, таких, например, как Брэдфорд, только за последние 15 лет мусульманская община выросла в 1,5 раза (с 49 тыс. до 75 тыс. человек)2, и при сохранении нынешних темпов роста уже через несколько лет в Брэдфорде и в

2 П. Сукхдо считает эти цифры, равно как официальные данные о численности мусульман в стране (1,6 млн. человек), заниженными и отмечает, что, согласно заявлению главы Совета мечетей Брэдфорда, в этом городе 100 тыс. мусульман посещают мечети каждую неделю, а общая численность мусульманского населения здесь гораздо больше (19). 112

других городах Великобритании будет преобладать мусульманское население.

П. Сукхдо обращает внимание на опасные тенденции, все явственнее проявляющиеся в британских мусульманских анклавах. Исламские лидеры считают, что мусульманские анклавы должны иметь свои - исламские - ценности, собственную религиозную практику, исламскую систему образования, они должны проводить собственную политику, соответствующую интересам всего мусульманского сообщества, и главное - руководствоваться собственными, исламскими законами (т.е. нормами шариата). Они должны быть «очищены» от любого немусульманского присутствия. И, как отмечает П. Сукхдо, такое «очищение» уже происходит посредством угроз и насилия по отношению к церквам, находящимся в районах, где преобладают мусульмане (19).

В мусульманских анклавах, по существу, уже действует исламский закон. Здесь существует множество шариатских советов и судов, которые занимаются решением семейных вопросов. Таким образом, мусульманское сообщество создает свою, неофициальную систему правосудия, параллельную государственной правовой системе.

П. Сукхдо подчеркивает, что надо «немедленно пересмотреть политику мулыикультурных отношений, которая косвенно способствует сепаратистским целям радикальных исламистов. Если это не будет сделано, то «однажды мы проснемся и обнаружим, что находимся в полной изоляции. Если мы будем бездействовать достаточно долго, то с ужасом увидим, как вслед за Парижем будет гореть и Лондон» (19).

Британская толерантность и мусульманская нетерпимость

В докладе «Молодые мусульмане и экстремизм» (6) целый раздел посвящен отношениям между мусульманами и британским обществом; в нем отмечается, что одной из основных мер по противодействию мусульманскому экстремизму в стране должно стать налаживание отношений между британцами и мусульманским сообществом и борьба с исламофобией. Авторы доклада считают, что британские власти должны следить за тем, чтобы при обсуждении проблем, связанных с исламом, в прессе не употреблялись выражения, которые могут задеть религиозные чувства мусульман, а рядо-

вые британцы должны проявлять большую терпимость по отношению к мусульманам.

Следует признать, что далеко не все эксперты согласны с такой постановкой проблемы. Некоторые из них считают, что именно высокий уровень толерантности британцев способствовал свободному распространению радикальных взглядов в мусульманском сообществе. Великобритания действительно отличается чрезвычайно терпимым отношением ко всем иностранцам. Дух терпимости к другим этносам и культурам был заложен здесь еще в момент строительства национального государства. Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии с самого начала представляло собой несколько территорий, на которых проживали разные народности - англичане, уэльсцы (валлийцы), шот ландцы и ирландцы. После объединения в единое государство каждой из территориальных единиц была предоставлена административная автономия, они сохранили собственную судебно-правовую систему, свой язык и свои обычаи.

В более поздние времена терпимость, религиозный плюрализм способствовали установлению и сохранению тесных не только экономических, политических, но и культурных связей между метрополией и входившими в Британскую империю колониальными странами, населенными самыми разными народами и этносами. Этот дух толерантности сохраняется в Британии и поныне.

Но именно чрезмерная толерантность, воспринимаемая мусульманским сообществом как проявление слабости, привела к возникновению в этой стране своеобразной ситуации, которая, по словам экспертов из американской исследовательской организации Pew Research Center, выражается в том, что «здесь одновременно уживаются самое терпимое в Европе отношение к иммигрантам-мусульманам и самая открытая неприязнь мусульман к европейцам по сравнению с другими странами Запада». Основанием для такого вывода экспертов послужили результаты опросов жителей 13 западных стран. Они показали, что в большинстве из этих стран «подозрение и презрение друг к другу мусульман и коренных жителей преимущественно взаимны», в Великобритании же ситуация совершенно иная (7).

«Великобритания, несомненно, является одной из самых толерантных стран Запада, - отмечают исследователи, - и терпимость

по отношению к другим этносам, к людям, имеющим иные взгляды и исповедующим иную религию, здесь как нигде высока». В ходе опроса почти 2/3 британцев (63%) заявили, что они относятся к мусульманам положительно. При этом даже террористические атаки в лондонском метро в июле 2005 г. практически не повлияли на позицию коренных британцев (об этом свидетельствует сравнение результатов опроса 2004 и 2006 гг.). По степени терпимости следующее после Великобритании место занимает Франция (здесь о своем положительном отношении к мусульманам заявили 60% граждан), в США, Германии и Испании эта цифра не превышает 29%. «Жестокими и враждебно настроенными» мусульман считает лишь треть британцев, тогда как в Испании такого мнения придерживаются около 60% коренных жителей, в Германии - 52, в США - 45, во Франции - 41% (7).

Между тем мусульманское сообщество подобной толерантности в отношении коренных британцев не проявляет. Большинство мусульман, участвовавших в опросе, заявили, что они считают людей западного мира «аморальными, эгоистичными, заносчивыми и жадными». Исследователи, проводившие опрос, пришли к выводу, что именно в Великобритании отмечается наиболее негативное в сравнении с другими западными странами восприятие местными мусульманами европейских ценностей. Это касается прежде всего таких вопросов, как отношение к женщинам и отношение к другим этническим группам. За исключением Великобритании, во всех странах, участвовавших в опросе, большинство мусульман заявили, что они разделяют уважительное отношение европейцев к женщинам, на Британских же островах такую позицию занимают менее половины граждан, исповедующих ислам (7).

Особенно ярко Великобритания проявила свою беспредельную толерантность во время так называемого «карикатурного скандала», в котором мусульманский мир весьма активно и жестко продемонстрировал свою реакцию на карикатуры на пророка Мо-хаммеда, помещенные в датской газете «|у11апд8-Ро81еп».

Опрос показал, что в этом скандале британцы по существу выступили на стороне мусульман: лишь незначительная часть англичан (9%) считают, что возникшие на этой почве конфликты между исламским миром и Западом стали следствием «мусульманской нетерпимости по отношению к западной свободе», а

подавляющее большинство (75%) видят причину скандала в «неуважении Запада по отношению к мусульманам». Как подчеркивают исследователи из Pew Research Center, «подобную толерантность не продемонстрировала ни одна из других стран, участвовавших в этом исследовании» (7).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Толерантность по отношению к исламским экстремистам постоянно проявляют и британские власти. Во время регулярно проводимых демонстраций и акций протеста их участники несут плакаты и выкрикивают лозунги, в которых они не только требуют от властей изменить внешнюю политику страны, но и призывают «своих собратьев по вере» убить британского премьера и даже британскую королеву. Однако полицейские, охраняющие демонстрантов, относятся к этому с поистине невозмутимым британским спокойствием и не применяют никаких мер в отношении авторов столь радикальных призывов. Неудивительно поэтому, что в мусульманском сообществе это отсутствие реакции со стороны британской власти воспринимается как признак ее слабости и как «разрешение» на выдвижение все новых и новых политических требований3. Столь поразительную реакцию властей некоторые исследователи объясняют стремлением британского правительства проводить в отношении мусульманского сообщества осторожную и сбалансированную политику, продиктованную стремлением отгородиться от специфически мусульманских проблем.

Британский «договор о безопасности» с исламистами потерял силу

Почему британские власти в течение длительного времени спокойно наблюдали за тем, как Великобритания превращается в один из центров мирового терроризма? Неужели они не понимали, какую угрозу для национальной безопасности страны представля-

3 На опасность столь ярко проявляемой толерантности в отношении мусульманского сообщества со стороны европейских стран обращает внимание Клод Монике. «На Западе позволено критиковать все: христианство, оккультную власть масонства, профсоюзы, капитализм; можно смеяться над Папой, над матерью Терезой, над Далай-ламой, но никогда - над исламом. Если вы сделаете это, то тут же будете обвинены в расизме», - говорит он и подчеркивает, что политическая корректность в отношении ислама приобрела чрезмерный и недопустимый характер (12, с. 261-262). 116

ют прочно обосновавшиеся здесь экстремистские группировки? Мнения на этот счет высказываются самые разные.

Известный американский ученый Дэниел Пайпс считает, что ответ на вопрос: «Почему исламисты чувствуют себя в Великобритании столь свободно?» - кроется в «особой системе отношений, сложившейся между британскими властями и экстремистскими группировками», и в качестве подтверждения своей позиции ссылается на неоднократные публичные заявления лидеров исламистской группировки «Аль-Мухаджирун» (Al-Muhajiroun) (в переводе с арабского - «иммигранты») о том, что Великобритания может не опасаться насилия с их стороны, поскольку поведение правительства по отношению к живущим там мусульманам является «вполне приемлемым» (16). Об этом же говорилось и в статье Джэми Кэмп-белла (Jamie Campbell) «Почему террористы любят Британию?» (5), появившейся в журнале «New Statesman» в августе 2004 г., т.е. почти за год до террористической атаки на Лондон.

В статье цитировался отрывок из книги «Внутри Аль-Каиды», написанной Мохамедом Сифауи (Mohamed Sifaoui), французским журналистом алжирского происхождения, сумевшим с помощью французских спецслужб проникнуть в ячейки «Аль-Каиды» во Франции и Великобритании. В нем говорилось: «Британские исламисты, британское правительство и разведывательные службы Соединенного Королевства уже давно негласно считают, что, до тех пор пока Великобритания будет гарантировать определенную степень свободы видным исламистам... планирование террористических актов будет по-прежнему осуществляться в Соединенном Королевстве, но проводиться на ее территории они не будут» (5).

Сирийский иммигрант Омар Бакри Мохаммед (Omar Bakri Mohammed), проживавший в Великобритании и возглавлявший организацию «Аль-Мухаджирун», подтвердил автору статьи в «New Statesman» Дж. Кэмпбеллу, что лидеры радикальных организаций в Великобритании действительно руководствуются договором о безопасности, и напомнил, что такое понятие существует в Коране и появление его связано с историческим событием, а именно - с покровительством, которое оказал король Эфиопии помощникам пророка Мохаммеда. Смысл этого понятия состоит в следующем: мусульмане не должны атаковать жителей страны, в которой они живут в безопасности. Поэтому, сказал Омар Бакри Мохаммед,

«маловероятно, что проживающие в Великобритании мусульмане будут проводить какие-либо операции в этой стране» (5).

Как подчеркивает Д. Пайпс, практика показывает, что этот договор соблюдался обеими сторонами на протяжении длительного времени4. Однако после событий 11 сентября 2001 г. британские власти ужесточили политику в отношении экстремистских группировок, обосновавшихся на территории Великобритании, и исламисты расценили это как «вызов» и основание для «разрыва договора». В январе 2005 г. Омар Бакри заявил, что, поскольку британские власти приняли суровые антитеррористические законы, для британских мусульман «договор о безопасности» потерял силу, а это значит, что «вся Великобритания отныне стала для них дар аль-харб, т.е. территорией, открытой для мусульманского завоевания» (16).

Таким образом, из страны, предоставлявшей исламистам безопасное убежище, Великобритания превратилась для них во враждебный лагерь. Омар Бакри подчеркнул: чтобы возобновить действие договора о безопасности, британские власти должны ликвидировать антитеррористическое законодательство и освободить задержанных без судебного разбирательства мусульман, подозреваемых в терроризме. Если они этого не сделают, британские мусульмане будут обязаны «присоединиться к всемирному исламскому лагерю, действующему против всемирного лагеря крестоносцев... Если британские власти будут обращаться с мусульманами так, как они это делают сейчас, то отклик мусульман будет вселять в

4 О «договоре безопасности» упоминал и П. Сукхдо в цитировавшейся выше статье «Будет ли Лондон тоже гореть?» (19). Подчеркивая, что «некоторые радикальные мусульмане раньше следовали договору безопасности, запрещавшему всем приверженцам ислама, проживающим в Великобритании, вовлекаться в военные действия внутри этой страны», П. Сукхдо в то же время отмечает, что ему представляется «абсурдом сама возможность того, чтобы радикально настроенные мусульмане придерживались его, поскольку они обязаны "по долгу службы" нападать на основное население». Тем не менее такой договор существовал, но после «вторжения Великобритании в Ирак и Афганистан» многие британские мусульмане стали считать договор недействительным. Правда, наиболее экстремистски настроенные мусульманские лидеры и раньше неоднократно подчеркивали, что договор безопасности касается только тех мусульман, которые нашли убежище в Великобритании, а не тех, кто был уже там рожден. Как заявил один из известных исламистов Хассан Бут (Hassan But), «мусульмане, родившиеся в Британии, не просили, чтобы их родили здесь. Равным счетом они не просили и защиты у Британии, а потому они ничего не должны правительству этой страны» (цит. по: 19). 118

них ужас... Западные правительства должны знать, что, если они не изменят направление своей политики, мусульмане будут устраивать им "11 сентября" день за днем, день за днем!» (цит. по: 16).

Таким образом, терактами в Лондоне 7 июля 2005 г. исламисты дали ясно понять британским властям, что «договор о безопасности» больше не действует и что отныне угроза террористических атак на Великобританию стала реальностью.

Взрывы в Лондоне 7 июля 2005 г. ознаменовали конец «договора о безопасности», подчеркивает Д. Пайпс и британские власти должны наконец осознать, что пора покончить с «эрой наивности» и перейти к упреждению актов терроризма вместо того, чтобы бездействовать и в результате стать его жертвами (16).

После терактов 7 июля 2005 г. британское правительство действительно изменило свою политику в отношении проповедников исламистских идей и лидеров экстремистских организаций. Был принят целый ряд антитеррористических законов, за одиозными исламистами было усилено наблюдение, некоторые из них были арестованы или высланы за пределы Великобритании. Но не были ли эти меры приняты слишком поздно? Многие эксперты считают, что маховик терроризма уже запущен, и вопрос состоит не в том, грозят ли Британии новые теракты, а в том, когда именно они состоятся.

Список литературы

1. Al-Qaeda training white army of terror. - Mode of access: http://www. nationalterroralert.com/updates/2008/01/14/al-qaeda-training-white-army-of-terror/

2. Britain remembers 7/7 bombings. - Mode of access: http://edition.cnn. com/SPECIALS/2006/london.bombing/

3. British muslims stunned by London bomber video. - Mode of access: http:// www.foxnews.com/ story/0,2933,168390,00.html

4. Browne A. Do we need mass immigration? The economic, demographic, environmental, social a. developmental arguments against large-scale net immigration to Britain. - L.: CIVITAS, 2003. - VI, 153 p.

5. Campbell J. Why terrorists love Britain? / / New statesman. - L., 2004. -9 Aug. - Mode of access: http://www.newstatesman.com/200408090012

6. Draft report on young muslims and extremism /UK Foreign and Commonwealth Office/Home Office. - 2004. - Apr. - Mode of access: http://www. globalsecurity.org/security/library/report/2004/muslimext-uk.htm

7. Great divide: How westerners and muslims view each other: 13-Nation Pew global attitudes survey. - Mode of access: http://pewglobal.org/reports/ display.php?ReportID=253

8. 8.Group lays claim to London blasts. «Al Qaeda in Europe» warns other nations. - Mode of access: http://edition.cnn.com/2005/WORLD/europe/07/ 07/explosions.claim/index.html

9. Kole W.J. Plot shows rise of extremism in Europe. - Mode of access: http://www.breitbart.com/article.php?id=D8JFNBDG0&show_article=1

10. Leiken R.S. Bearers of global jihad: Immigration and national security after 9/11. - Wash., 2004. - 151 p.

11. Leiken R.S. Europe's angry muslims // Foreign affairs. - Wash., 2005. - Vol. 84, N 4. - July-Aug. - P. 120-135.

12. Moniquet C. Le djihad, histoire secrète des hommes et des réseaux en Europe. - P., 2004. - P. 261-262.

13. Moniquet C. Radicalisation of muslim youth in Europe: The reality and the scale of the threat: Hearing of the Committee on international relations. Subcommittee on Europe and emerging threats. United States House of representatives. - Wash., 2005. - 27 Apr. - Mode of access: http://www.cpt-mi.org/pdf/IslamicExtremism_EuropeMoniquet.pdf

14. Patrick Sookhdeo. - Mode of access: http://en.wikipedia.org/wiki/ Patrick_Sookhdeo

15. Phillips M. Londonistan: Radical islam and the disintegration of British society: A briefing by Melanie Phillips. - 2006. - 17 May. - Mode of access: http://www.meforum.org/ article/994

16. Pipes D. British «Covenant of security» with islamists ends // New York Sun. -N.Y. - 2005. - 8 July. - Mode of access: http://www.danielpipes.org/article/2742

17. Pipes D. The next London bombing. - Mode of access: http://www. danielpipes.org/article/2754

18. Puder J. Is Britain lost? // The Evening bulletin. - 2006. - 24 Nov. - Mode of access: http://www.meforum.org/article/1062

19. Sookhdeo P. Will London burn too? // The Spectator. - L., 2005. - 12 Nov. -Mode of access: http://www.spectator.co.uk/the-magazine/features/ 14443/will-london-burn-too.thtml

20. Whine M. Community security trust terrorism and diasporas in the UK: The radicalization of diasporas and terrorism / Ed. By Hoffman B. a. others // A joint conference by the RAND corporation and the Center for security studies. - Zurich, 2006. - Mode of access: http://rand.org/pubs/ conf_proceedings/2007/RAND_CF229.pdf

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.