Научная статья на тему 'Проблемы дееспособности в гражданском праве'

Проблемы дееспособности в гражданском праве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1288
128
Поделиться
Ключевые слова
Закон / Гражданин / ограниченный / Право / ВОЗРАСТ / несовершеннолетний / научная работа / способность / Law / Citizen / limited / Right / Age / Minor / scientific work / Capacity

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ханова Заира Реймановна, Омарова Саният Исаевна

Рассматриваются правоспособность и дееспособность. Раскрываются понятия правоспособности, дееспособности, ограниченной дееспособности и недееспособности. Также дается характеристика такого способа получения преждевременно дееспособности, как эмансипация. При написании статьи учитывались мнения различных ученых в этой области, использовались различные источники, включая нормативно-правовые акты, монографии, учебные пособия и др.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Ханова Заира Реймановна, Омарова Саният Исаевна,

Standing and capacity are considered. Explains the notion of capacity, capacity, limited capacity and incapacity. Also, the characteristic of this method of obtaining premature disability, as emancipation. When writing articles to the views of various scholars in this field, we used various sources, including regulations, monographs, manuals, etc.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблемы дееспособности в гражданском праве»

УДК 340

ПРОБЛЕМЫ ДЕЕСПОСОБНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ © 2011 г. З.Р. Ханова, С.И. Омарова

Махачкалинский филиал Южного федерального университета,

пер. Студенческий, 3, г. Махачкала, 367013,

frgy@mail.ru

Makhachkala Branch of Southern Federal University, Studentcheskiy Lane, 3, Makhachkala, 367013, frgy@mail.ru

Рассматриваются правоспособность и дееспособность. Раскрываются понятия правоспособности, дееспособности, ограниченной дееспособности и недееспособности. Также дается характеристика такого способа получения преждевременно дееспособности, как эмансипация. При написании статьи учитывались мнения различных ученых в этой области, использовались различные источники, включая нормативно-правовые акты, монографии, учебные пособия и др.

Ключевые слова: закон, гражданин, ограниченный, право, возраст, несовершеннолетний, научная работа, способность.

Standing and capacity are considered. Explains the notion of capacity, capacity, limited capacity and incapacity. Also, the characteristic of this method of obtaining premature disability, as emancipation. When writing articles to the views of various scholars in this field, we used various sources, including regulations, monographs, manuals, etc.

Keywords: law, citizen, limited, right, age, minor, scientific work, capacity.

Тема данной работы актуальна, так как рассматривается важнейший институт гражданского права. Граждане (физические лица), наряду с юридическими лицами, являются основными субъектами гражданского права.

Глава 3 действующего ГК РФ посвящена гражданам (физическим лицам). Данная глава значительно расширена по сравнению с ГК 1964 г. и содержит много новых положений. Впервые в нем регулируются отношения по опеке и попечительству, которые раньше считались предметом семейного законодательства. Содержание прав граждан Российской Федерации определено и развито в соответствии с положениями Конституции РФ. Эти положения отражены в ГК в регламентации содержания правоспособности граждан (ст. 18). ГК предусматривает свободу граждан в экономической деятельности, в том числе возможность заниматься предпринимательством, право частной собственности граждан и ее защиту, возможность создавать юридические лица, иметь любые права и принимать на себя любые обязанности, кроме запрещенных законодательством. Существенно расширена дееспособность несовершеннолетних. Впервые установлено, что малолетние по достижении 6 лет могут совершать юридические действия (ст. 28), предусмотрена эмансипация несовершеннолетних (ст. 27).

Гражданская правоспособность - это признаваемая государством за гражданином возможность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности. Правоспособность органически связана с гражданством. Приобретая гражданство, человек становится субъектом права данного государства. Поэтому в ГК РФ говорится не о правоспособности физических лиц вообще, а именно о правоспособности граждан.

Объём правоспособности как субъективного права отличается от объёма конкретных субъективных прав гражданина, приобретаемых им на её основе. В отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой. Дееспособность связана с совершением гражданином волевых действий. Поэтому не случайным, на наш взгляд, выглядит то, что некоторые авторы апеллируют термином - волеспособ-ность (в качестве синонима дееспособности) [1].

Для того, чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять обязанности, надо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт. Эти качества существенно различаются в зависимости от возраста граждан, их психического здоровья.

Дееспособность связана с совершением гражданином волевых действий, что предполагает достижение определенного уровня психической зрелости. Закон в качестве критерия достижения гражданином возможности собственными действиями приобретать для себя права и нести обязанности предусматривает возраст. Полная дееспособность признается за совершеннолетними гражданами, т.е. достигшими 18-летнего возраста.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Допускаются два исключения из этого правила: полная дееспособность может возникнуть у гражданина и до достижения этого возраста в случаях, во-первых, вступления в брак лицом, не достигшим 18 лет, если ему в установленном законом порядке снижен брачный возраст, и, во-вторых, эмансипации (ст. 27 ГК РФ).

Семейный кодекс предусматривает право несовершеннолетнего, достигшего 16 лет и желающего вступить в брак, обратиться в органы местного самоуправления по месту государственной регистрации заключения брака с просьбой о снижении брачного возраста. Если брачный возраст будет снижен и брак зарегистрирован, несовершеннолетний приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме (п. 2 ст. 21 ГК; п. 2 ст. 13 СК РФ).

Приобретение гражданской дееспособности носит необратимый характер, несовершеннолетний не утратит дееспособность и при расторжении брака до достижения им 18 лет. Однако в случае признания брака, заключенного с несовершеннолетним, недействительным, суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности. Недействительность брака означает, что данный юридический факт не состоялся, все правовые последствия, связанные с регистрацией брака, подлежат устранению. Логично было бы предложить, что при недействительности брака несовершеннолетний супруг должен быть возвращен в то правовое состояние, в каком он пребывал до регистрации брака. Однако закон устанавливает лишь право суда вынести решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности, но не предписывает суду обязательно это сделать. Решение об утрате полной дееспособности вряд ли будет вынесено, если это принесет ущерб интересам несовершеннолетнего, например, при рождении ребенка несовершеннолетней супругой, даже при недействительности брака. Когда же регистрация брака была направлена исключительно на приобретение гражданской дееспособности, например, с целью продать недвижимость, суд, вероятнее всего, примет решение об утрате несовершеннолетним полной дееспособности. Момент, с которого несовершеннолетний супруг утратит дееспособность, может быть определен судом либо с даты регистрации недействительного брака, либо с момента вынесения решения судом, либо с любого иного момента в указанном промежутке времени.

Эмансипация - объявление несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, если он работает по трудовому договору либо с согласия родителей занимается предпринимательской деятельностью, полностью дееспособным. Указанные действия служат достаточным доказательством того, что несовершеннолетний в состоянии самостоятельно принимать решения по имущественным и иным гражданско-правовым вопросам, т.е. достиг уровня зрелости, обычно наступаемого по достижении совершеннолетия. Эмансипация совершается по решению органа опеки и попечительства при наличии согласия обоих родителей либо суда, если родители или один из них на то не согласны. Цель эмансипации

заключается в придании несовершеннолетнему полноценного гражданско-правового статуса.

Эмансипация весьма подробно исследуется [2], но неоднозначно оценивается современными учеными: «В условиях рыночной экономики институт эмансипации содействует обретению несовершеннолетними гражданами экономической самостоятельности, развитию их способностей и навыков участия в трудовой и предпринимательской деятельности» [3]. Имеется и прямо противоположное мнение, в соответствии с которым прибегать к эмансипации «надлежит лишь в исключительных случаях, при сложившемся крайне неблагоприятном материальном положении несовершеннолетнего, его семьи» [4].

Множество сложных, дискуссионных вопросов возникают и при практическом применении данного института. Наибольшие затруднения вызывает тот факт, что в действующем законодательстве отсутствует указание о том, с какого возраста несовершеннолетний может заниматься предпринимательской деятельностью. Буквальный анализ ст. 27 ГК РФ позволяет сделать вывод, что такой деятельностью несовершеннолетний может заниматься уже с 14 лет, но, только достигнув возраста 16 лет, он может решать вопрос о своей эмансипации [5]. Однако анализ ст. 21, 26 и 27 ГК РФ свидетельствует об обратном - для занятия предпринимательской деятельностью гражданин должен быть полностью дееспособным. Еще одно противоречие, требующее своего разрешения, заключается в следующем: предпринимательская деятельность определяется как самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ), но п. 1 ст. 27 ГК РФ допускает ее осуществление несовершеннолетними лицами только с согласия родителей, усыновителей или попечителя, что лишает данную деятельность ее основного конституирующего признака.

Не вдаваясь в активно ведущуюся по этому вопросу дискуссию, считаем необходимым присоединиться к положению о том, что «некорректно говорить о предпринимательской деятельности данной возрастной категории граждан. В этом случае необходимо говорить лишь о деятельности, приносящей доходы» [6], так как «для занятия предпринимательской деятельностью необходимо, чтобы гражданин был полностью дееспособным, то есть либо достиг 18 лет, либо приобрел полную дееспособность с вступлением в брак или в случае эмансипации» [7].

В отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой. Для того чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять обязанности, надо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт. Эти качества существенно различаются в зависимости от возраста граждан, их психического здоровья.

Дееспособность несовершеннолетних лиц, достигших 14 лет, весьма значительно отличается от дееспособности малолетних и по целому ряду параметров приближается к полной дееспособности. Помимо

сделок, самостоятельное совершение которых разрешено малолетним лицам (ст. 28 ГК РФ), несовершеннолетние, относящиеся к данной возрастной группе, вправе также:

1) самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами;

2) осуществлять права авторов произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими.

Каждое из названных в п. 2 ст. 26 ГК РФ правомочий свидетельствует о признании законодателем за несовершеннолетними, относящимися к данной возрастной группе, достаточно высокого уровня интеллектуального и психоэмоционального развития, обладания ими определенными практическими навыками, позволяющими принимать активное участие в гражданском обороте. Эти лица рассматриваются как потенциальные творцы-изобретатели, авторы произведений науки, литературы или искусства, как банковские клиенты и, наконец, как участники деятельности, приносящей доход. При этом в пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ закреплено, что несовершеннолетние вправе самостоятельно распоряжаться не только своим заработком или стипендией, но и иными доходами, под которыми принято понимать доходы, получаемые несовершеннолетним от использования созданных им или его умершим родителем результатов интеллектуальной деятельности; приходящуюся на его долю часть прибыли производственного кооператива, в котором он участвует; дивиденды по акциям, подаренным или завещанным несовершеннолетнему лицу; доходы, получаемые от управления принадлежащим ему имуществом, и др.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В соответствии с п. 1 ст. 37 ГК РФ эти доходы расходуются опекуном или попечителем исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (кроме расходов, необходимых для его содержания). Таким образом, доходами, именуемыми «иные», не вправе самостоятельно распоряжаться не только несовершеннолетний гражданин, но и его законные представители без предварительного согласия органов опеки и попечительства. Это явное законодательное противоречие следует устранить, исключив, как это уже предлагалось, из абз. 2 п. 2 ст. 26 ГК РФ словосочетание «иные доходы» [8].

На тот случай, когда несовершеннолетний не проявляет в действиях по распоряжению своим заработком или стипендией осмотрительности и заботливости, необходимых для нормального участия в гражданском обороте, законодатель предусматривает возможность ограничения или даже лишения его данного правомочия. В соответствии с п. 4 ст. 26 ГК РФ при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. В.А. Тархов по данному вопросу отмечал: «Ограничение дееспособности несовер-

шеннолетних может послужить хорошей воспитательной и профилактической мерой», так как «если дети имеют свой заработок, то они зачастую рассматривают его вроде "карманных денег", достигающих, однако, значительных размеров, но не вносят их в семейный бюджет» [9]. Однако предоставленная законом возможность принуждения несовершеннолетних к участию в семейных расходах на практике почти не применяется. Добиться в судебном порядке ограничения или лишения детей права самостоятельно распоряжаться получаемыми ими денежными средствами достаточно сложно с морально-этической точки зрения, так как обращение в суд с соответствующим требованием неизбежно приведет к ухудшению отношений с ребенком, поэтому споры о том, какой смысл законодатель вложил в словосочетание «наличие достаточных оснований», имеют не столько практическое, сколько теоретическое значение.

Для установления единства правоприменительной практики такие основания должны быть конкретизированы, поэтому формулировку п. 4 ст. 26 ГК РФ следует изменить и изложить ее в следующей редакции: «Если несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет расходует свои заработок, стипендию или иные доходы на приобретение спиртных напитков, наркотических веществ или азартные игры, суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться этими доходами». Такое изменение придаст конкретный смысл и предотвратит возможность необоснованного ограничения или лишения несовершеннолетнего лица одного из наиболее важных субъективных гражданских прав.

Все остальные юридически значимые действия несовершеннолетних должны санкционироваться их законными представителями (п. 1 ст. 26 ГК РФ). Вопрос о правовой природе согласия родителей, усыновителей или попечителя несовершеннолетнего на совершение им сделок по-разному решается в современной литературе. Одни ученые предлагают рассматривать такое согласие как одно из условий действительности сделок, как юридический факт, обеспечивающий полноценную реализацию принадлежащих несовершеннолетнему прав [10]. С другой позиции - «юридического соучастия» лица, совершающие юридические действия, необходимые для совершения сделки несовершеннолетним лицом, рассматриваются в качестве его юридических соучастников [11]. Иногда согласие родителей относят к самостоятельным сделкам [12], а некоторые ученые утверждают, что такое согласие является «способом реализации права ребенка на совершение сделки, способом "допуска" ребенка к гражданскому обороту» [13].

Рассмотренные подходы не исключают, а дополняют друг друга, поскольку они позволяют более четко определить содержание правоотношений, возникающих из сделок несовершеннолетних лиц, но наиболее логически обоснованной представляется конструкция юридического соучастия, поскольку именно она предполагает юридическую связь контрагента по сделке и законного представителя несовершеннолетнего, кото-

рый в данном случае фактически выступает в качестве гаранта стабильности возникшего обязательства. Нельзя согласиться с утверждением о том, что лица, давшие согласие на заключение договора несовершеннолетним лицом, не могут привлекаться к возмещению возникших в результате этого убытков [10]. Нормы ГК РФ действительно устанавливают самостоятельную имущественную ответственность несовершеннолетних лиц по совершаемым ими сделкам (п. 3 ст. 26 ГК РФ), но при этом нельзя не признать, что при таком подходе, во-первых, теряется весь смысл дифференциации сделок, совершаемых несовершеннолетним самостоятельно, и сделок, совершаемых им с согласия законных представителей, и, во-вторых, игнорируются законные интересы контрагентов таких лиц, которые оказываются юридически не защищенными в случае отсутствия у несовершеннолетних лиц имущества, достаточного для возмещения причиненных ими убытков.

В этом смысле заслуживает внимания еще одна предлагаемая в литературе конструкция - так называемого законного поручительства, т.е. поручительства родителей за своих несовершеннолетних детей по совершаемым ими сделкам, исключающая возможность предъявления регрессных требований поручителя, исполнившего обязанности должника [13]. Обсуждаемую проблему можно решить еще проще - через установление в законе субсидиарной ответственности санкционировавших сделку лиц. Такое решение вполне соответствует Постановлению Пленума Верховного суда РФ «О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей», в котором закреплено: «Наличие письменного согласия родителя, усыновителя или попечителя на заключение несовершеннолетним договора возмездного оказания услуг не является основанием для возложения на этих лиц имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора несовершеннолетним, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 361 ГК РФ был заключен договор поручительства. Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда» [14].

Все сказанное позволяет предложить внести дополнения в п. 3 ст. 26 ГК РФ и изложить его в следующей редакции: «Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи. По сделкам, совершаемым с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя, названные лица несут субсидиарную ответственность в случае отсутствия у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточных для возмещения причиненных убытков».

Рассматриваемый вопрос в значительной степени носит теоретический характер, так как, во-первых, в розничной купле-продаже, в учреждениях и организациях общественного питания и культурно-зрелищных

мероприятий многочисленные сделки с несовершеннолетними лицами, как правило, совершаются без выяснения вопроса о наличии у них письменного разрешения родителей, и во-вторых, требования о признании таких сделок недействительными чрезвычайно редки в судебной практике. Еще в 60-е гг. прошлого века О. Усманов высказал мнение о том, что договоры розничной купли-продажи могут совершаться несовершеннолетними с 16-летнего возраста самостоятельно, без согласия законных представителей [15]. Это предложение, подвергнутое критике как «свидетельствующее о попытке автора к расширению объема дееспособности несовершеннолетних» [12], заслуживает реализации, так как в настоящее время несовершеннолетние, относящиеся к данной возрастной группе, гораздо более самостоятельны, чем их сверстники, жившие в середине прошлого века, поэтому в текст ст. 26 ГК РФ следует внести еще одно дополнение, устанавливающее право несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет, самостоятельно совершать сделки в сфере розничной купли-продажи, общественного питания и массово-зрелищных мероприятий, что будет соответствовать сложившейся практике.

Предусматривается также признание гражданина недееспособным и ограничение дееспособности граждан по определенным законом основаниям.

Решение об ограничении дееспособности несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет может быть принято судом «при наличии достаточных оснований». Такими основаниями следует признать расходование денег на цели, противоречащие закону и нормам морали (покупка спиртных напитков, наркотиков, азартные игры и т.п.), либо неразумное их расходование, без учета потребностей в питании, одежде и т.д.

Законом допускается ограничение (при наличии определенных условий) дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК РФ). Эта норма относится только к гражданам, обладающим полной дееспособностью, поскольку граждане в возрасте от 14 до 18 лет при наличие достаточных оснований ограничиваются в дееспособности в порядке, рассмотренном выше. Вместе с тем следует признать, что норма ст. 30 ГК распространяется и на несовершеннолетних, которые до достижения 18 лет приобрели полную дееспособность в связи с вступлением в брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ) или в порядке эмансипации (ст. 21 ГК РФ). К таким гражданам должны применяться все правила, относящиеся к полностью дееспособным лицам, и не могут применяться нормы, определяющие правовой статус несовершеннолетних.

Ограничение дееспособности совершеннолетнего гражданина является весьма существенным вторжением в его правовой статус и поэтому допускается законом при наличии серьезных оснований, которые должны быть установлены судом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Во-первых, ограничение дееспособности предусмотрено ст. 30 ГК только для лиц, злоупотребляющих спиртными напитками либо наркотическими средствами. Иные злоупотребления и пороки (например, азарт-

ные игры, пари и т.п.) не могут повлечь ограничения дееспособности, если даже они являются причиной материальных затруднений семьи.

Во-вторых, основанием для ограничения дееспособности гражданина по ст. 30 ГК служит такое чрезмерное употребление спиртных напитков или наркотических веществ, которое влечет за собой значительные расходы средств на их приобретение, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение.

Ограничение дееспособности гражданина в рассматриваемом случае выражается в том, что в соответствии с решением суда над ним устанавливается попечительство и совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или иные виды доходов и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Он вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки (п. 1 ст. 30 ГК РФ).

Одним из важных факторов, влияющих на дееспособность гражданина, является психическое здоровье. Согласно п. 1 ст. 29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным.

Однако сам по себе факт душевной болезни или слабоумия, хотя бы и очевидны для окружающих или даже подтвержденный справкой лечебного учреждения, еще не дает оснований считать гражданина недееспособным. Он может быть признан недееспособным только судом, причем с заявлением в суд согласно ст. 281 ГПК РФ могут обратиться члены его семьи, близкие родственники (родители, дети, братья, сестры), независимо от совместного с ним проживания, орган опеки и попечительства, психиатрическое или психоневрологическое учреждение.

Для рассмотрения такого дела требуется заключение о состоянии психики гражданина, выдаваемое судебно-психиатрической экспертизой по требованию суда; обязательным является участие прокурора и представителя органа опеки и попечительства (ст. 283 и 284 ГПК РФ). Все это является важной гарантией личных прав и интересов гражданина, недопущения произвольного вторжения в его правовой статус.

Если состояние психического здоровья гражданина, признанного недееспособным, улучшилось, он по решению суда может быть признан дееспособным. Основанием для такого решения должно быть соответствующее заключение в судебном порядке - психиатрической экспертизы. Признание гражданина дееспособным влечет отмену установленной над ним опеки.

Таким образом, дееспособность юридически обеспечивает активное участие личности в экономическом обороте, хозяйственной жизни, реализации своих имущественных прав, в первую очередь права собственности, а также личных неимущественных прав. Следовательно, категория дееспособности граждан представляет большую ценность в силу того, что является юридическим средством выражения свободы «суверенитета» личности в сфере имущественных и личных неимущественных отношений.

Литература

1. Правовые проблемы гражданской правосубъектности: сб. ст. / отв. ред. О.А. Красавчиков. Свердловск, 1978. С. 36.

2. Лозовская С.О. Правосубъектность в гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 77 - 88.

3. Гражданское право: в 2 т.: учебник / отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. Т. 1. С. 127.

4. Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): учебник для вузов. 2-е изд., испр. и доп. М., 1999. С. 78.

5. См.: Левушкин А.Н. Правовое регулирование некоторых имущественных прав несовершеннолетних детей по законодательству Российской Федерации // Юрист. 2003. № 10. С. 15.; Гражданское право: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. Т. 1. С. 133; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Ручкина Г.Ф. Предпринимательская правосубъектность как элемент правового статуса гражданина // Юрист. 2003. № 10. С. 5.

7. Удовиченко Т.Ю. Правоспособность физических лиц по российскому гражданскому праву: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 109.

Поступила в редакцию

8. Левушкин А.Н. Указ. соч. С. 15.

9. Тархов В.А. Гражданское правоотношение. Уфа, 1993. С. 63.

10. Андреев Е.Н. Правоспособность и дееспособность несовершеннолетних по советскому гражданскому праву: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1972. С. 8.

11. Карпычев М.В. Проблемы гражданско-правового регулирования представительства в коммерческих отношениях: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 12.

12. Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М., 1968. С. 29.

13. Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 11.

14. Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 25.04.1995 г. № 6, 25.10.1996 г. № 10 и 17.01.1997 г. № 2 п. 28 // Сб. постановлений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного суда РФ. М., 1999.

15. Усманов О. Договор розничной купли-продажи и охрана прав покупателей. Душанбе, 1962. С. 65.

8 июля 2010 г.