Научная статья на тему 'Проблема спецификации предмета региональной экономики'

Проблема спецификации предмета региональной экономики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
276
39
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕРРИТОРИЯ / ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ / РАЗМЕЩЕНИЕ / АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ЕДИНИЦА / СУБЪЕКТ РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА / "ПОЛЮС РОСТА" / ЛОКУС ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУЦИЙ / ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Фролов Д.П., Трубина В.С.

Рассмотрены подходы к трактовке понятия «регион» в современной экономической науке, проведен их компаративный анализ. Выделен потенциал пространственной экономики, которая, опираясь на концепцию новой экономической географии, интегрирует результаты политэкономического, кластерного и институционально-эволюционного подходов, выводя их на новый качественный уровень теоретического обобщения. Уточнен предмет региональной экономики с точки зрения пространственно-экономического подхода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблема спецификации предмета региональной экономики»

5 (188) - 2011

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

УДК 338.24

ПРОБЛЕМАСПЕЦИФИКАЦИИ ПРЕДМЕТА РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Д. П. ФРОЛОВ,

доктор экономических наук, заведующий кафедрой маркетинга и рекламы E-mail: ecodev@mail.ru

В. С. ТРУБИНА, кандидат экономических наук, ассистент кафедры маркетинга и рекламы E-mail: tvika2@yandex.ru Волгоградский государственный университет

Рассмотрены подходы к трактовке понятия «регион» в современной экономической науке, проведен их компаративный анализ. Выделен потенциал пространственной экономики, которая, опираясь на концепцию новой экономической географии, интегрирует результаты политэ-кономического, кластерного и институционально-эволюционного подходов, выводя их на новый качественный уровень теоретического обобщения. Уточнен предмет региональной экономики с точки зрения пространственно-экономического подхода.

Ключевые слова: территория, производительные силы, размещение, административно-территориальная единица, субъект рыночного хозяйства, «полюс роста», локус экономических институций, экономическое пространство.

Региональная экономика представляет собой раздел экономической науки, изучающий экономические аспекты пространственного развития специфического вида хозяйственных систем — регионов. Масштаб изучаемого данной дисциплиной предмета занимает промежуточное положение между макро- и микроэкономикой. Однако однозначных определений региона и регионального хозяйства в настоящее время не существует, параллельно используется и дискутируется

целый ряд подходов к их пониманию. Причина такой ситуации — системная сложность предмета региональной экономики, в котором, по мнению А. Г. Гранберга, можно выделить следующие ключевые аспекты:

• экономика отдельных регионов;

• хозяйственные связи регионов (внутренние и внешние);

• региональные экономические системы и комплексы;

• размещение производительных сил по территории страны и ее регионов;

• региональные аспекты экономической жизни общества (производства, торговли, инвестиций, инноваций, производительности труда, уровня жизни населения и др.) [5, с. 13—14]. Основными проблемами спецификации

предмета региональной экономики являются: во-первых, параллельное сосуществование и взаимное дистанцирование целого ряда методологических подходов в общей регионалистике и региональной экономике, что затрудняет формирование единых базовых понятий; во-вторых, дискуссионность термина «регион», что стимулирует появление многочисленных корректирующих и модифицирующих уточнений, особенно в диссертационных исследо-

ваниях, и ведет к расширению массива близких по смысловой нагрузке определений, внося путаницу и усиливая неопределенность категориального ап-парататеории региональной экономики.

Не вызывают сомнений возможность и целесообразность трактовки экономики страны как динамично развивающейся системы взаимодействующих регионов [18, с. 14]. Вместе с тем ключевое понятие региональной экономики — регион — остается недостаточно теоретически определенным, выражаясь в отсутствии «... всеобъемлющей точки зрения на регион в целом, которая затем может быть использована как основа для принятия решений» [45, с. 74]. В этой связи представляется необходимым выделить и аналитически сопоставить основные векторы научных дискуссий по поводу понимания экономической сущности регионов.

Наиболее распространены следующие подходы к трактовке понятия «регион» в современной экономической науке.

1. Экономико-географический подход. Сторонники этого подхода рассматривают регион как особую форму территориальной организации общественного производства. При этом понятие «территория» рассматривается как родовое, более общее, синтетическое, по отношению к которому «регион» выступает аналитической категорией: «Территория есть определенная совокупность мест, получаемая путем их объединения, агрегирования по какому-то единому основанию. Район (регион) же — это то, что обязательно выделяется, вычленяется из целостного объекта» [27, с. 38—39].

В наиболее общем определении регион понимается как территория размещения производительных сил и функционирующих на их основе отраслей производства. Словами А. Г. Гранберга, регион — «... это определенная территория, отличающаяся от других территорий по ряду признаков и обладающая некоторой целостностью, взаимосвязанностью составляющих ее элементов» [5, с. 16]. Близкое по сути определение приводит С. Г. Тяглов, рассматривая регион как часть территории страны «... с более или менее однородными природными условиями, специфическими экономическими, демографическими, историческими условиями, на которой функционирует определенный комплекс отраслей производства, производственной и социальной инфраструктуры» [39, с. 13].

Проблемой экономико-географического подхода является второстепенное внимание к экономическому содержанию регионального хозяйства, поскольку «территория» — это географическая

категория [9]. С точки зрения природных свойств (масштаб, рельеф, климатические условия, залежи ископаемых, флора и фауна и т.д.) различные территории могут и не различаться, но, как уточняет P.C. Беков, «...в социально-экономическом плане их различие существенно» [1, с. 115—116], поскольку пространственные структуры, характеризующие экономическую динамику, «... не сводятся ни к пространству неживой природы, ни к биологическому пространству» [1, с. 115]. Поэтому характеристика регионального хозяйства в аспектах его территориального положения и совокупности природных условий для ведения экономической деятельности не является комплексной [28].

2. Экономико-правовой подход. Данный подход выступает методологической основой административного районирования. Регион с этой точки зрения рассматривается как административно-территориальная единица субнационального уровня, обладающая набором компетенций в области самоуправления, стратегического планирования, финансирования, кредитования и т. д. Регион — это «... территориальное образование, имеющее четко очерченные административные границы, в пределах которых воспроизводятся социальные и экономические процессы обеспечения жизни населения, обусловленные местом региона в системе территориального и общественного разделения труда» [6, с. 12]. Близкое по содержанию определение предлагает Е. Коваленко: «... регион — это территория в административных границах субъекта Федерации, характеризующаяся: комплексностью, целостностью, специализацией и управляемостью, т. е. наличием политико-административных орга-новуправления» [40, с. 24].

Основой выделения регионов в национальной экономике выступает административное деление территории государства. Исследователи рассматривают в качестве регионов административные районы, города, области, края, республики, федеральные округа, понимая их как территории в определенных административных границах, характеризующиеся «... следующими основополагающими чертами: комплексностью, целостностью, специализацией и управляемостью, т. е. наличием политико-административных органов управления» [10, с. 18]. Вместе с тем такое деление имеет объективно искусственный характер и часто вступает в противоречие с естественно-исторически сложившимся социально-экономическим делением территории страны.

Территориальная структура экономики эво-люционно меняется в ходе изменения условий и перераспределения ресурсов общественного производства между территориальными хозяйственными сообществами, трансформации комплекса внутри- и межрегиональных хозяйственных связей. В результате административное деление территории так или иначе становится неадекватным ее реальной экономической структуре. На практике часто наблюдается несовпадение границ рынков с границами административных образований, в свою очередь правовая организация территорий нередко препятствует их хозяйственному развитию. Реальные изменения экономики отдельных регионов и региональных экономических систем выступают фактором деформации административно-территориального деления. Эти обстоятельства выступают основой критики экономико-правового подхода к пониманию регионов.

3. Политэкономический подход. Регион при данном подходе рассматривается как неотъемлемая часть единой системы производительных сил и производственных отношений народного хозяйства, характеризующихся «... прямыми и обратными производственно-экономическими, ресурсными, финансово-кредитными и социальными связями с народным хозяйством» [46, с. 17]. Отмечается, что в рамках региона реализуются полные циклы воспроизводства трудовых ресурсов, основныхи оборотных фондов, атакже отношений производства, распределения, обменаипотребления продукции [46, с. 17].

По классическому определению Н. Н. Некрасова, регион — «Это крупная территория страны с более или менее однородными природными условиями, а главным образом характерной направленностью развития производительных сил на основе сочетания комплекса природных ресурсов с соответствующей сложившейся и перспективной социальной инфраструктурой» [34, с. 29]. Таким образом, теория производительных сил рассматривается в качестве методологической основы региональной экономики наряду с теорией общественного разделения труда.

Образование в стране системы регионов является результатом территориального разделения труда, которое рассматривается как «форма размещения и развития... производительных сил» [42, с. 58], отражающая эволюцию общего и частного разделения труда в обществе. Под общим разделением труда понимается выделение родов производства (материального и нематериального, промышленного и сельскохозяйственного), а под частным —

дифференциация отраслей хозяйства в рамках этих родов, которые выступают совокупностями специализированных отраслей.

Эволюционное «... изменение частного разделения труда вызывает сдвиги в пространственном распределении труда, и, наоборот, второе влияет на развитие первого» [42, с. 58]. В этой связи регион также определяют как «... территориально специализированную часть народного хозяйства страны, характеризующуюся единством и целостностью воспроизводственного процесса» [7, с. 9].

Развиваясь преимущественно в советский период, политэкономический подход не утратил своей актуальности в связи с системностью используемой методологии, базирующейся на марксистской теории воспроизводства. Поэтому современные исследователи доказывают, что регион выступает «... не только подсистемой социально-экономического комплекса страны, но и относительно самостоятельной его частью с законченным циклом воспроизводства, особыми формами проявления стадий воспроизводства и специфическими особенностями протекания со-циальныхи экономических процессов» [31, с. 14]. Кроме того, многие определения категорий региональной экономики, выдвигаемые современными российскими учеными, базируются на парадигме политэкономического подхода, которая подвергается незначительным модификациям.

Тем не менее политэкономическому подходу присущи определенные проблемы. Прежде всего речь идет о необходимости обновления его постулатов и инструментария на основе результатов, достигнутых экономистами-неоклассиками, ин-ституционалистами, представителями эволюционной и пространственной экономики. Следует признать, что эта задача не является неразрешимой в принципе, поскольку теория воспроизводства обладает значительным потенциалом в качестве методологии эволюционно-экономического анализа [25, с. 33-39].

4. Неоклассический подход. Основой данного подхода являются постулаты об открытости региональных хозяйственных систем и наличии свободной конкуренции между ними. Регионы понимаются как специфические субъекты рыночного хозяйства, предстающие территориально локализованными предприятиями и рынками. Обладая особой субъ-ектностью, регионы вступают в конкуренцию друг с другом за ограниченные ресурсы, основой успеха в которой являются их конкурентоспособность и применяемая экономическая стратегия.

Неоклассическая экономическая теория базируется на теории производственной функции, научный аппарат которой позволяет выявлять и анализировать совокупность факторов, составляющих экономический потенциал регионов [26]. В современной неоклассической версии параметры и пределы экономического роста на региональном уровне определяются такими факторами, как технологии, человеческие и природные ресурсы. Все они имеют эндогенный характер, т. е. являются элементами внутренней среды региональной экономики.

К внутренним детерминантам регионального развития относят также транспортную и социальную системы. Наибольшее распространение получила концепция «ромба конкурентоспособности» М. Портера [38], которая определяет систему детерминантов (определяющих факторов), создающих условия для реализации потенциальных конкурентных преимуществ региона.

Экономисты-неоклассики говорят о высокой мобильности ресурсов и наличии тенденции сближения цен на факторы производства в результате открытости региональных экономик и их свободной конкуренции. На основе различных вариантов производственной функции определяется вклад каждого фактора в валовой региональный продукт (ВРП). Макроэкономическое развитие рассматривается в качестве результата свободного перераспределения ресурсов между регионами в рамках их свободной конкуренции. При этом принимается тезис о Парето-эффективном межрегиональном распределении темпов экономического роста: опережающий рост экономики какого-либо региона может иметь место исключительно за счет снижения темпов роста каких-либо других регионов страны.

Проблемой неоклассического подхода к интерпретации регионов является феномен неравномерности регионального развития, который недостаточно убедительно объясняется временным отклонением от равновесного состояния или результатом неадекватной саморегуляции рыночного механизма под влиянием резких экзогенных шоков. Предполагается, что в долгосрочной перспективе дифференциация уровней экономического развития регионов нивелируется и исчезает, т. е. происходит их выравнивание [47, 48]. Однако в реальности данное предположение не всегда получает эмпирическое подтверждение. Кроме того, представители неоклассического подхода исходят из представления пространства хозяйственной

деятельности как качественно однородного и непрерывного, количественно измеримого, статично равновесного и т. д.

При таких допущениях игнорируются специфика функций, структуры и эволюции различных качественно специфичных участков пространства (регионов, городов, районов, поселений и др.), неравномерность структуры и инфраструктуры, многоукладность и сосуществование локальных хозяйственных субкультур [2, с. 102]. Вместе с тем предлагаемые неоклассической экономической теорией математические модели обеспечивают эффективную формализацию региональных экономических процессов, хотя и на основе довольно упрощенных исходныхдопущений.

5. Кластерно-полюсный подход. Указанный подход предполагает отказ от свойственного неоклассикам выделения факторов (как движущих сил) региональной конкурентоспособности и акцентирование роли движущих субъектов экономического роста регионов. В качестве таких субъектов называются кластеры предприятий или динамично растущие отрасли («полюсароста»),

В классическом определении М. Портера, «... одной из наиболее характерных черт региональных экономик является наличие кластеров, или географически сконцентрированных взаимосвязанных видов хозяйственной деятельности» [37, с. 108—109]. Как уточняют Г. Б. Клейнер, Р. М. Качалов и Н.Б. Нагрудная, кластеры представляют собой группы организаций (компаний, предприятий, объектов инфраструктуры, научно-исследовательских институтов, вузов и др.), связанных отношениями территориальной близости и функциональной зависимости в сфере производства продукции, ее реализации или потребления ресурсов [24, с. 4].

Кластеры образуются эволюционным образом из территориально сконцентрированных и функционально взаимосвязанных экономических организаций, осуществляющих взаимодополняющие виды хозяйственной деятельности. Как показали проведенные исследования, регионы должны избегать концентрации на развитии исключительно высокотехнологичных кластеров, но осуществлять стратегию модернизации всех кластеров, имеющихся в региональном экономическом пространстве [37, с. 118].

Теория «полюсов роста», концептуальные основы которой были разработаны Ф. Перру и Ж. -Р. Будвилем, исходит (как и кластерный подход) из принципиальной неравномерности регионального экономического развития. В региональ-

ном аспекте рост экономики страны зарождается в отдельных регионах («полюсах роста»), а затем с меняющейся интенсивностью распространяется посредством различных каналов на другие регионы. Поскольку процесс «диффузии роста» носит многоэтапный и асинхронный характер, делается вывод о том, что выравнивание уровней экономического развития регионов невозможно в принципе, хотя определенное сближение может происходить.

«Полюс роста» можно понимать как особую пространственную экономическую структуру, включающую комплекс территориально локализованных отраслей и их внешнюю среду, обеспечивающую быстрое распространение позитивных эффектов и выступающую специфическим передаточным механизмом в отношении инноваций и инвестиций. «Полюс роста» обладает системными свойствами и в его структуре можно выделить три основных элемента. К ним относятся:

• ведущая отрасль («отрасль-мотор», «пропуль-сивная отрасль»), которая характеризуется значительным потенциалом экономического роста и высокой способностью к генерированию инноваций;

• группа поддерживающих местных отраслей, связанная с ведущей отраслью посредством системы отношений «затраты-выпуск», выступая механизмом передачи позитивных эффектов во внешнюю среду, т. е. распространения их надругие регионы страны;

• позитивная ближняя среда, понимаемая как пространственная агломерация, обеспечивающая предприятиям ведущей и поддерживающих отраслей получение «внешней экономии». Таким образом, «полюс роста» (или «полюс

развития» по Ж.-Р. Будвилю) выполняет в региональном развитии экономики функции генератора (создателя) инноваций, их трансформатора (преобразователя) в востребованную рынком продукцию и диффузора (распространителя) соответствующих позитивных эффектов, обеспечивающих структурные и пространственные сдвиги в экономике страны. «Пропульсивные» отрасли, как и кластеры, обычно возникают эволюционным, самозарождающимся, естественным образом в ходе экономического отбора. В процессе концентрации производства предприятия «отраслей-моторов» сосредоточиваются в определенных регионах, которые становятся «полюсами роста».

По концепции Ф. Перру в создании «полюсов роста» велика роль государства, которое посредством политики гармонизированного роста на

основе индикативного планирования может способствовать эффективному перераспределению в масштабах страны позитивных эффектов ведущих отраслей. Аналогично представители кластерного подхода акцентируют роль государства по распознаванию тенденций самозарождения кластеров в региональной среде и их поддержке. Сторонники обоих указанных подходов сходятся во мнении, что экономический рост в региональном аспекте представляет собой динамическую смену неравновесных состояний, тогда как равновесие выступает лишь временной тенденцией.

Безусловно, могут быть выдвинуты дополнительные аргументы в пользу как кластерного, так и полюсного подходов. «Региональные экономики — подчеркивает М. Портер — имеют умеренные различия в структуре внешне ориентированных, ресурсно-зависимых и локальных отраслей, но заметно отличаются по набору представленных кластеров» [37, с. 130]. С этим утверждением можно спорить, поскольку, хотя наборы отраслей примерно одинаковы у всех регионов, их пропорции, в частности доля в ВРП, т. е. отраслевая структура, специфична у каждого региона.

Именно поэтому рассчитываются коэффициенты локализации отраслей, и определяется региональная специализация в хозяйстве страны. В соответствии с региональной специализацией происходит возникновение кластеров. Другие исследователи считают возможным понимать в качестве «полюсов роста» не комплексы динамично развивающихся отраслей, а мегаполисы и крупные городские агломерации, выступающие насыщенной средой производства и диффузии инноваций.

Недостатки кластерно-полюсного подхода объективно вытекают из свойственного его представителям аналитического восприятия регионов не как целостных систем, а как гетерогенных (внутренне неоднородных) образований, в рамках которых возникают как «сгустки» экономической деятельности, так и «разряженные» участки.

6. Институционально-эволюционный подход. Представители этого подхода исходят из идеи выделения институционального поля в рамках экономического пространства [8, 23, 35]. Обосновывается, что регион — открытая, сложная, гетерогенная институциональная система с нечеткой логикой саморазвития. Регион — локус экономических институций как социально закрепленных за субъектами функций, относящихся к различным видам хозяйственной деятельности. Региональная

институциональная структура возникает и развивается в ходе территориального разделения труда, рефлексивно отражаясь в необратимых изменениях локально интегрированной системы рутин, норм, правил, стереотипов, традиций, ценностей и других элементов экономической субкультуры [43, с. 19], что связано с возникновением системы рисков [4, с. 343—353]. В такой трактовке акцентируется внимание на «нематериальном», «неосязаемом» содержании внутренней среды региона, что позволяет уточнить его понимание как территории, насыщенной не только различными субъектами и объектами, но и связями и отношениями, трансакциями и контрактами, нормами и правилами, институциями и институтами [13]. Эти параметры региональной экономики обычно остаются вне поля зрения теоретиков и практиков.

Поэтому актуально определение региона с институциональной точки зрения — как минимально необходимого уровня «интервенционистского государства», т. е. минимально необходимой территории, которой могут быть предоставлены полномочия планирования и прогнозирования своего собственного развития [33, с. 86]. Регион можно понимать как пространственный институт, типовую организационную форму комплекса институций территориального самоуправления. Институт региона выступает моделью конкретных регионов, определяющей функциональный генотип организации территориального хозяйственного сообщества [43, с. 20]. Данное определение основывается на позиции В. Л. Макарова, который относит к институтам юрисдикции, т. е. территориальные образования, которые индивиды выбирают для своего проживания (области, республики, провинции, штаты и др.) [30, с. 6].

Институционалисты смещают акцент с изучаемой экономистами-неоклассиками свободной рыночной конкуренции регионов за ресурсы и инвестиции на их конкуренцию за правовой и политический статус, который «... при прочих равных условиях дает заметное преимущество в части обладания правами собственности» [41, с. 99]. Институциональная экономическая теория вводит в предмет региональной экономики принципиально новые явления, такие как институциональные процессы, противоречия, диспропорции, компетенции, функции, дисфункции на региональном уровне хозяйствования, а также институциональное пространство, пространственные институты и институции, влияние норм и правил на формирование локальной хозяйственной культуры и

др. [13]. Возникает необходимость обоснования и разработки эффективных институциональных механизмов экономического развития на уровне регионов и их объединений [29].

Ограниченность институционально-эволюционного подхода связана с его аспектным характером, поскольку его сторонники целенаправленно выделяют институциональную составляющую региональной экономики для ее глубокого анализа. Но остальные детерминанты регионального развития принимаются во внимание лишь как второстепенные факторы.

7. Пространственно-экономический подход. Возникновение этого подхода связано с продвижениями в экономической географии [3, 32, 44] и достижениями институционально-эволюционной экономики [14, 15, 20, 21]. Для изучения регионального хозяйства его представители используют категорию «экономическое пространство», которая, при всей ее сохраняющейся дискуссионности, позволяет значительно расширить понимание регионов в аспектах их целостности, комплексности и открытости.

Представители пространственной экономики исходят из категориального разграничения феноменов географического и экономического пространств. Под географическим пространством понимается территория, характеризующаяся определенными масштабом и координатами, рельефом и расстояниями, недрами и залежами, климатом и биоценозами. Напротив, «... экономическое пространство — это насыщенная территория, вмещающая множество объектов и связей между ними: населенные пункты, промышленные предприятия, хозяйственно освоенные и рекреационные площади, транспортные и инженерные сети и т.д.» [5, с. 25].

В определении А. Г. Гранберга экономическое пространство является своеобразной «надстройкой» над территориальным «базисом». В таком контексте меняется смысл понятия «расстояние»: если физическое (географическое) расстояние измеряется в метрах, километрах, милях и т.д., то экономическое расстояние характеризуется в первую очередь транспортными и трансакцион-ными издержками на преодоление определенного физического расстояния [5]. Уровень этих издержек отражает количество и качество хозяйственных связей между экономическими субъектами и объектами их деятельности. Поэтому территориально близкие субъекты могут в экономическом смысле быть крайне далекими друг от друга, и наоборот.

Например, расположенные в одном микрорайоне предприятия близки в географическом смысле, но далеки в экономическом, если между ними отсутствуют хозяйственные связи.

В многоаспектном определении Р. С. Бекова экономическое пространство содержательно характеризуется как среда протекания следующих системных процессов:

• мобилизация, постоянная цикличная трансформация условий хозяйствования в экономические ресурсы, ресурсов — в факторы производства, факторов — в продукты, а последних — в условия, ресурсы и факторы дальнейшей деятельности;

• аккумуляция движущих сил, результатов и эффектов производства;

• концентрация, специализация, комбинация и реализация накопленного потенциала в конкретных результатах хозяйствования;

• формирование и освоение необходимых резервов, приращение потенциала хозяйственной деятельности;

• многогранная метаморфоза рутины и новации, создающая рациональную меру старого и нового в хозяйстве;

• универсальное взаимодействие аппликации, репликации и мультипликации факторов и продуктов производства, сопровождающаяся унификацией институционального поля, смешением хозяйственных структур и поколений продуктов, утилизацией устаревших, ненужных, неэффективных и невостребованных результатов экономического творчества;

• пользование, владение и распоряжение результатами экономической деятельности для осуществления полных циклов воспроизводства капиталаданного общества [1, с. 141—142].

В контексте пространственной экономики регион рассматривается как «... часть хозяйственного пространства страны (город, административный район; район, объединяющий несколько городов или административных районов; область, край, республика), являющаяся относительно целостной и открытой системой с собственной структурой, функциями, связями с внешней средой, обусловленными особенностями региональной системы производственных факторов» [22, с. 81], эффективное комбинирование которых обеспечивает устойчивое развитие экономики региона. Будучи частью хозяйственного пространства страны, региональное хозяйство обладает системными свойствами. Это позволяет выделить региональ-

ное экономическое пространство (РЭП) как среду протекания воспроизводственного процесса в масштабе данного региона, рассматривая его в качестве основного объекта изучения региональной экономики.

Эволюционная теория факторов производства, обоснованная О. В. Иншаковым [11; 12; 16; 17; 19], позволяет рассматривать регионы в аспекте их «генотипического тождества», выражающегося в универсальном наборе факторов регионального производства:

Q=f(Tf, Та) =f(A, Т, М, Ins, О, Inf), где /— производственная функция экономического развития региона;

Tf — трансформационные, вещественные факторы регионального производства, включающие человеческий (А), технический (7) и материальный (М) аргументы; Та — трансакционные, невещественные факторы, к которым относятся институциональный (Ins), организационный (О) и информационный (Inj) аргументы.

Исходя из современного представления о производственной функции регионального хозяйства, становится возможным понимание региона как системы производственных факторов, образующей многоуровневую иерархию и эволюционирующей в определенных территориальных границах, заданных средой природных и социальных условий ведения хозяйственной деятельности. Безусловно, важно учитывать «... ранг регионов — относятся ли они к национальной экономике как ее простая (отдельный регион, федеральный субъект) или сложная (экономический район, федеральный округ — макрорегионы) часть» [18, с. 14]. Внутренняя среда регионального хозяйства рассматривается как неоднородная и неравновесная целостность, в рамках которой возникают участки повышенной концентрации факторов и видов экономической деятельности, тогда как отдельные участки характеризуются отстающей динамикой. Отталкиваясь от определения О. В. Иншакова, регион можно понимать как особое экономическое пространство, занимающее промежуточное положение между макро- и микроэкономикой, которое обусловлено трансформационными и трансакционными характеристиками (факторами и продуктами) и складывающимися по их поводу отношениями хозяйствующихсубъектов [21].

При этом трансформационные характеристики (материально-вещественная структура) региональных экономических пространств являются

основой их дифференциации, поскольку все регионы обладают разными природными и трудовыми ресурсами, характеризуются различной производственно-технологической базой. В свою очередь, трансакционные характеристики (социально-полевая структура) региональных экономических пространств обеспечивают их интеграцию в рамках общих норм и правил, институтов и соглашений, законов и Конституции, системы органов управления, единого языка и информационного поля. Не случайно именно трансакционным факторам уделяется повышенное внимание представителями пространственной экономики: как отмечает А. В. Плякин, «... ключевой проблемой пространственно-экономических исследований... является оценка влияния существующих экономических отношений на пространственную организацию хозяйственной деятельности» [36, с. 40]. Экономические отношения рассматриваются как комплекс трансакционных факторов, что позволяет выделить в их структуре институциональную, организационную и информационную подсистемы, учитывая их системное воздействие на пространственное развитие регионов.

Сформулируем авторское определение: регион — это институционально выделенное из внешней среды и обладающее системными свойствами гетерогенное экономическое пространство, сформированное трансформационными и трансакционными эндогенными факторами, необратимо и неравномерно эволюционирующее в системе экзогенных ресурсов и условий хозяйствования, представленное территориальным сообществом с общими статусными интересами и ценностями. Региональное хозяйство — стратегически и тактически управляемая подсистема внутрирегиональных экономических отношений и процессов.

Предложенная трактовка позволяет, на взгляд авторов, синтезировать сущностные элементы проанализированных ранее методологических подходов в контексте эволюционного направления пространственной экономики. Так, институциональное вычленение региона из внешней среды обосновано в рамках экономико-правового подхода как четкая очерченность административных границ; акцентирование системной целостности региона и его экзогенных природных условий характерно для экономико-географического подхода; особое внимание к производственной функции и производительным силам, т. е. эндогенным факторам регионального развития привлекалось в политэкономических и неоклассических концеп-

циях; разработчики кластерных и полюсных теорий выделяли неоднородность региональной среды в качестве ее главного свойства; в свою очередь институционалисты доказали важность статусных интересов и ценностей регионального сообщества, связанных со стремлением к укреплению правового и политического статуса региона в национальной экономике. Кроме того, из авторского определения следуют ключевые свойства регионального экономического пространства — его системная гетерогенность (т. е. неоднородность в рамках целостной связанности) и принципиальная неравномерность эволюции, что позволяет преодолеть иллюзию о возможности выравнивания уровней социально-экономического развития регионов в масштабе страны.

Можно сделать вывод, что пространственная экономика, опираясь на концепцию новой экономической географии, интегрирует результаты политэкономического, кластерно-полюсного и институционально-эволюционного подходов, но выводит их на новый качественный уровень теоретического обобщения. Таким образом, выделенные подходы к пониманию экономического содержания феномена региона в различной степени учитывают его пространственные характеристики, однако наибольшей системностью и потенциалом развития обладает подход пространственной экономики.

Список литературы

1. Беков Р. С. Пространственно-временной метаморфоз экономической динамики России. Волгоград: Волгоградское научное изд-во, 2004. 320 с.

2. Беков Р. С. Пространственно-временные характеристики и противоречия динамизма региональной экономики России. // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2004. Т. 2. № 4. С. 101-110.

3. Бос X. Размещение хозяйства / под ред. В. А. Маша. М.: Прогресс, 1970. 158 с.

4. Буянова М. Э. Риски институциональной среды макрорегиона. // Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы: ежегодник. Вып. 7. В 2 т. Т. 1. Волгоград: изд-во ВолГУ, 2006. С. 343-353.

5. ГранбергА Г.Основырегиональной экономики: учебник для вузов. М.: ГУВШЭ, 2000. 495 с.

6. Гутман Г. В., Мироедов А. А., Федин С. Ф. Управление региональной экономикой. М.: Финансы и статистика, 2002. 176 с.

7. Добрынин А. И. Региональные пропорции воспроизводства. Л.: изд-во Ленингр. ун-та, 1977. 127 с.

8. Ерзнкян Б. А. Экономическое пространство и институциональное поле: импликации для стратегического планирования. // Стратегическое планирование и развитие предприятий. Секция 1 / под ред. Г. Б. Клейнера. М.: ЦЭМИ РАН, 2001. С. 54-56.

9. ЖелтиковВ. П., КузнецовН. Г., Тяглое С. Т. Экономическая география. Ростов н/Д: Феникс,

2001. 384 с.

10. Игнатов В. Г. Регионоведение: методология, политика, экономика, право / В. Г. Игнатов,

B. И. Бутов. Ростов н/Д: «МарТ», 1998. 416 с.

11. Иншаков О. В. Эволюционная экономика и экономическая генетика // Эволюционная теория, инновации и экономические изменения. У1-ой Международный симпозиум по эволюционной экономике (г. Пущино, 23—24 сентября 2005г.). М.: Институт экономики РАН, 2005. С. 45-58.

12. Иншаков О.В.«Ядро развития» в контексте новой теории факторов производства // Экономическая наука современной России. 2003. № 1. С. 11-25.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Иншаков О. В. Институциональность пространства в концепции пространственной экономики // Пространственная экономика. 2007. №1.С. 5—21.

14. Иншаков О. В. О необходимости развития эволюционного подхода в экономической науке современной России // Экономическая теория: истоки и перспективы. М.: Экономический факультет МГУ: ТЕИС, 2006. С. 77-91.

15. Иншаков О. В. О стратегии развития Южного федерального округа // Стратегии макрорегионов России: методологические подходы, приоритеты и пути реализации / под ред. акад. А. Г. Гранберга. М.: Наука, 2004. 720 с.

C. 185-305.

16. Иншаков О. В. Потенциал эволюционного подхода в экономической науке современной России // Экономическая наука современной России. 2004. № 4. С. 42-52.

17. Иншаков О. В. Теория факторов производства в контексте экономики развития: научный доклад на Президиуме МАОН (Москва, 29 ноября 2002 г.). Волгоград: изд-во ВолГУ,

2002. 92 с.

18. Иншаков О. В. Уровневый анализ объекта, предмета и метода экономической теории //

Известия С. -Петерб. ун-та экономики и финансов. 2004. № 4. С. 5-18.

19. Иншаков О. В. Факторы и функция человеческого бытия: обретение новой меры. Волгоград: изд-воВолГУ, 2001. 80 с.

20. Иншаков О. В., Фролов Д. П. Экономическое пространство и пространственная экономика. Размышления над новым экономическим журналом // Пространственная экономика. 2006. № 2. С. 23-32.

21. Иншаков О. В., Фролов Д. П. Экономическое пространство и пространственная экономика. Размышление над новым экономическим журналом // Экономическая наука современной России. 2005. № 4. С. 174-180.

22. Иншакова Е. И., Самохин А. В. Устойчивое развитие макрорегиона: методологические и теоретические аспекты исследования // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 3. Экономика. Экология. 2008. № 1(12). С. 80-85.

23. Клейнер Г. Б. Эволюция институциональных систем. М.: Наука, 2004. 240 с.

24. Клейнер Г. Б., Качалов P.M., Нагрудная Н.Б. Формирование стратегии функционирования инновационно-промышленных кластеров. М.: ЦЭМИ РАН, 2007. 61 с.

25. Клюкин П. И. О потенциале воспроизводственного подхода к анализу процессов в экономике современной России // Философия хозяйства. 2007. № 4. С. 33—39.

26. Корчагин Ю.А. Региональная финансовая политика. Воронеж: ЦИРЭ, 2005. 196 с.

27. Костинский Т.Д. Идея пространственности в географии // Известия Академии наук. Серия «География». 1992. № 6. С. 31-40.

28. КостяевА. Территориальная дифференциация условий хозяйствования // Экономист. 2006. № 9. С. 23-30.

29. Лебедева И. Н. Институциональный механизм экономики: сущность, структура, развитие. Волгоград: изд-во ВолГУ, 2002. 326 с.

30. Макаров В. Л. О математических моделях конкуренции между предприятиями // Экономическая наука современной России. 2002. № 1. С. 5-9.

31. МаршаловаА. С., Новоселов А. С. Основы теории регионального воспроизводства. М.: Экономика, 1998. 192 с.

32. Минакир П. А. Экономика и пространство (тезисы размышлений) // Пространственная экономика. 2005. № 1. С. 5-27.

33. Митрофанова И. В. Целевые программы как инновационный инструмент управления региональным развитием // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2005. Т. 3. № 4. С. 85-92.

34. Некрасов Н. ^.Региональная экономика (теория, проблемы, методы). М.: Экономика, 1975. 317 с.

35. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. 180 с.

36. ПлякинА. В. Пространственная экономическая трансформация региональной природно-хо-зяйственной системы: структура и механизм реализации. Волгоград: Волгоградское научное изд-во, 2006. 364 с.

37. Портер М. Экономическое развитие регионов // Пространственная экономика. 2007. № 1. С. 108-132.

38. Портер М. Конкуренция: учеб. пособие. М.: Изд. дом «Вильяме», 2000. 495 с.

39. Региональная экономика / под ред. Н. Г. Кузнецова, С. Г. Тяглова. Ростов н/Д: Феникс, 2001. 320 с.

40. Региональная экономика и управление: учеб. пособие / Е. Коваленко, Г. Зинчук, С. Кочет-кова, С. Маслова, Т. Полушкина, С. Рябова, О. Якимова. 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Питер, 2008. 288 с.

41. Саввин А. МАдминистративно-территориаль-ная реформа в России и политическая теорема Коуза («укрупнение регионов» как спецификация политических прав) // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2005. Т. 3. № 4. С. 99-110.

42. Судеревский И. С. Проблемы разделения труда (коммунистический способ производства). М.: Соцэкгиз, 1963. 239 с.

43. Фролов Д. П. Институциональный подход в теории и практике региональной экономики // Региональная экономика: теория и практика. 2008. № 25. С. 19-24.

44. Хаггет П. Пространственный анализ в экономической географии / под ред. В. М. Гохманаи Ю. В. Медведкова. М.: Прогресс, 1968. 392 с.

45. Хасаев Г. Р. Региональная экономика как объект онтологического анализа // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2003. Т. 5.№1. С. 74-82.

46. Шнипер Р. И. Регион: Экономические методы управления / отв. ред. Д. М. Казакевич. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е, 1991. 315 с.

47. Leven Ch. L. Theeconomicbaseandregionalgrowth// Research and education for regional and area development / W. R. Maki, B. J. L. Berry, eds. Ames, IA: Iowa State University Press, 1966. P. 79-94.

48. Smith D. M. Neoclassical growth models and regional growth in the U.S.// Journal of Regional science. 1975.Vol. 15. №2. P. 165-181.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.