Научная статья на тему 'Признание Центральной советской властью Башкирской Автономной республики (к 95-летию подписания "Соглашения. . . с Башкирским правительством. . . ")'

Признание Центральной советской властью Башкирской Автономной республики (к 95-летию подписания "Соглашения. . . с Башкирским правительством. . . ") Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
141
8
Поделиться
Ключевые слова
ФЕДЕРАЛИЗМ / FEDERALISM / СОГЛАШЕНИЕ / AGREEMENT / БАШКИРСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО / BASHKIR GOVERNMENT / ЦЕНТРАЛЬНОЕ ШУРО (СОВЕТ) / CENTRAL SHURA (COUNCIL) / САМООПРЕДЕЛЕНИЕ / SELF-DETERMINATION / ДЕКРЕТ / DECREE / ФАРМАНЫ (ПРИКАЗЫ) / FARMANS (ORDERS) / МАЛАЯ БАШКИРИЯ / LITTLE BASHKIRIA / НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / NATIONAL POLITICS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Кульшарипов Марат Махмутович

95 лет тому назад Центральная советская власть признала Башкирскую автономию путем подписания соглашения с Башкирским правительством (20 марта 1919 г.). Автором выявлены и раскрыты малоизученные аспекты довольно сложной проблемы национально-государственного строительства в Башкирии, освещены предпосылки и причины появления этого документа. Башкирское движение зародилось после Февральской революции. В ходе первых башкирских съездов 1917 г. (июль-август) были обсуждены и приняты основные положения будущей автономии. Объявленная 15 ноября 1917 г. территориальная автономия была утверждена Всебашкирским учредительным курултаем 8 декабря 1917 г. Тогда же были сформированы руководящие органы автономии. Однако большевистский центр, обвинив лидеров башкирского движения в контрреволюционной деятельности, не признал эту автономию. Поэтому на начальном этапе гражданской войны Башкирское правительство и национальные войска сражались на стороне белых (июнь 1918 февраль 1919 гг.). Однако из-за отказа белых правительств признать Башкирскую автономию в феврале 1919 г. башкирские войска и правительство перешли на сторону большевиков. Основным условием этого перехода было признание Башкирской автономии. Это событие произошло 20 марта 1919 г. на основе подписания документа «Соглашения Центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономной Башкирии».

RECOGNITION OF THE BASHKIR AUTONOMOUS REPUBLIC BY THE CENTRAL SOVIET AUTHORITY (to the Anniversary of Signing the Agreement with the Bashkir Government)

This article is about the history of recognition of the Bashkir autonomy by the Central Soviet authority 95 years ago, when the agreement with the Bashkir government was signed (March 20, 1919). The author identifies and explores understudied aspects of a quite difficult problem Bashkir state-building and provides coverage of the background and reasons for the appearance of this document. He shows that the Bashkir movement began after the February revolution. During the first Bashkir congresses in July and August 1917 the basic provisions of the future autonomy were discussed and adopted. The territorial autonomy announced on November 15, 1917 was approved by the all-Bashkir Constituent Congress (Kurultay) on December 8, 1917, at the same time they formed governing bodies of the autonomy. However, the Bolshevik centre accusing the leaders of the Bashkir movement of counterrevolutionary activities did not recognize this autonomy. Therefore at the initial stage of the Civil war the Bashkir government and national troops were fighting on the side of the White army. But as the Whites refused to recognize the Bashkir autonomy the Bashkir government and troops went to the side of the Bolsheviks. The main condition for this transition was the recognition of the Bashkir autonomy on the basis of an agreement. eAnd, finally, on March 20, 1919 the agreement of the Central Soviet government with the Bashkir government on Soviet Autonomous Bashkiria was signed.

Текст научной работы на тему «Признание Центральной советской властью Башкирской Автономной республики (к 95-летию подписания "Соглашения. . . с Башкирским правительством. . . ")»

ИСТОРИЯ. ЭТНОГРАФИЯ

i&gfejfegfegfegfegfegfe ite ife ¿fe ¿'Ч ^ pfeife

ММ Кулъшарипов УДК 94 (470.56).08

ПРИЗНАНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ БАШКИРСКОЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ

(к 95-летию подписания «Соглашения... с Башкирским правительством...»)

ЗНАКОМЬТЕСЬ: член редколлегии журнала Кульшарипов Марат Махмутович (р. 07.01.1941, БАССР), историк. Д. ист. н. (1998), проф. (2000). Засл. деят. науки РБ (2001), почетный работник высшего профессионального образования РФ (2003). В 1967 г. окончил исторический ф-т БашГУ (там же в 1999—2011 гг. декан, с 2007 г. зав. кафедрой истории Республики Башкортостан и этнологии, с 2013 г. — истории РБ, археологии и этнологии). В 1972 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Политика царизма в Башкирии (1775— 1800 гг.) в Московском госуниверситете им. М.В. Ломоносова, в 1998 г. — докторскую по теме «Национальное движение башкирского народа» (1917—1921 гг.) в БашГУ.

М.М. Кульшарипов — науч. рук. и гл. ред. 7-томной «Истории башкирского народа» и приложений к ним (завершена в 2012 г.), принимал участие в создании историко-культурного энциклопедического атласа (2007). Под его руководством 18 чел. защитили кандидатскую, 1 — докторскую диссертации. Автор 250 научных публикаций, в т.ч. 10 монографий, учебников для вузов и средних общеобразовательных школ.

Главные направления научных исследований: проблемы истории Башкортостана, в т.ч. башкирское национальное движение, история и историография XX века, проблемы национально-государственного строительства и др.

Соч.: З. Валиди и образование Башкирской Советской Автономной Республики. Уфа, 1992; У истоков суверенной республики. Уфа, 1997; История Башгосуниверситета. Уфа, 1997 (соавт.); Башкирское национальное движение (1917—1921 гг.). Уфа, 2000; Политика царизма в Башкортостане (1775—1800 гг.). Уфа, 2003; История Башкортостана. XX век. Уфа, 2005; Новейшее башкирское движение и проблемы федерализма. Уфа, 2010 (соавт.), А.З. Валиди как политик и ученый востоковед. Уфа, 2010 (соавт.); Становление федеративных отношений в России (на примере Башкортостана). Новосибирск, 2011 (соавт.).

Награжден орденом Салавата Юлаева (2009), нагрудным знаком СССР «За отличные успехи в работе» (1984).

INTRODUCING a member of the editorial board Marat M. Kulsharipov.

The main research area: the history of Bashkortostan, including the Bashkir national movement, the history and historiography of the 20th century, problems of government сonstruction and others.

Scholarly works: Z. Validi and the Foundation of the Bashkir Soviet Autonomous Republic. Ufa, 1992 (In Russ.); At the Origins of a Sovereign Republic. Ufa, 1997 (In Russ.); The History of the Bashkir State University. Ufa, 1997 (co-author) (In Russ.); The Bashkir National Movement (1917—1921). Ufa, 2000 (In Russ.); The Tsarism's Politics in Bashkortostan (1775—1800.) Ufa, 2003 (In Russ.); The History of Bashkortostan. The 20th Century. Ufa, 2005 (In Russ.); The Newest Modern Bashkir Movement and Problems of Federalism. Ufa, 2010 (co-author) (In Russ.), A.Z. Validi as a Politician and Orientalist. Ufa, 2010 (co-author) (In Russ.); The Formation of Federal Relations in Russia (Bashkortostan as an Example). Novosibirsk, 2011 (co-author) (In Russ.).

Кулъшарипов Марат Махмутович, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории Республики Башкортостан, археологии и этнологии исторического факулътета Башкирского государственного университета (Уфа), e-mail: ziliya_kildikova@mail.ru

Marat М. Kulsharipov, Prof. Dr.Sc. (History), Head of the Chair of the History of the Republic of Bashkortostan, Archaeology and Ethnology at the Department of History, the Bashkir State University (Ufa, Russia), e-mail: ziliya_kildikova@mail.ru

95 лет тому назад Центральная советская власть признала Башкирскую автономию путем подписания соглашения с Башкирским правительством (20 марта 1919 г.). Автором выявлены и раскрыты малоизученные аспекты довольно сложной проблемы национально-государственного строительства в Башкирии, освещены предпосылки и причины появления этого документа. Башкирское движение зародилось после Февральской революции. В ходе первых башкирских съездов 1917 г. (июль—август) были обсуждены и приняты основные положения будущей автономии. Объявленная 15 ноября 1917 г. территориальная автономия была утверждена Всебашкирским учредительным курултаем 8 декабря 1917 г. Тогда же были сформированы руководящие органы автономии. Однако большевистский центр, обвинив лидеров башкирского движения в контрреволюционной деятельности, не признал эту автономию. Поэтому на начальном этапе гражданской войны Башкирское правительство и национальные войска сражались на стороне белых (июнь 1918 — февраль 1919 гг.). Однако из-за отказа белых правительств признать Башкирскую автономию в феврале 1919 г. башкирские войска и правительство перешли на сторону большевиков. Основным условием этого перехода было признание Башкирской автономии. Это событие произошло 20 марта 1919 г. на основе подписания документа — «Соглашения Центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской ¿Автономной Башкирии».

Ключевые слова: федерализм, соглашение, Башкирское правительство, Центральное шуро (совет), самоопределение, декрет, фарманы (приказы), Малая Башкирия, национальная политика

Marat M. Kulsharipov

RECOGNITION OF THE BASHKIR AUTONOMOUS REPUBLIC BY

THE CENTRAL SOVIET AUTHORITY

(to the 95th Anniversary of Signing the Agreement with

the Bashkir Government)

This article is about the history of recognition of the Bashkir autonomy by the Central Soviet authority 95 years ago, when the agreement with the Bashkir government was signed (March 20, 1919). The author identifies and explores understudied aspects of a quite difficult problem — Bashkir state-building and provides coverage of the background and reasons for the appearance of this document. He shows that the Bashkir movement began after the February revolution. During the first Bashkir congresses in July and August 1917 the basic provisions of the future autonomy were discussed and adopted. The territorial autonomy announced on November 15, 1917 was approved by the all-Bashkir Constituent Congress (Kurultay) on December 8, 1917, at the same time they formed governing bodies of the autonomy. However, the Bolshevik centre accusing the leaders of the Bashkir movement of counterrevolutionary activities did not recognize this autonomy. Therefore at the initial stage of the Civil war the Bashkir government and national troops were fighting on the side of the White army. But as the Whites refused to recognize the Bashkir autonomy the Bashkir government and troops went to the side of the Bolsheviks. The main condition for this transition was the recognition of the Bashkir autonomy on the basis of an agreement. And, finally, on March 20, 1919 the agreement of the Central Soviet government with the Bashkir government on Soviet Autonomous Bashkiria was signed.

Keywords: federalism, agreement, Bashkir government, Central Shura (council), self-determination, decree, farmans (orders), Little Bashkiria, national politics

Признание 20 марта 1919 г. центральной советской властью территориальной советской автономии Башкирии представляет большой научный интерес, актуальность и значимость, ибо данное историческое событие положило начало федерализму в России и стало примером договорного разграничения полномочий субъектов России [1, с. 80]. К тому же в недалеком советском прошлом исследователи этой проблемы предпочитали не замечать и, следовательно, не давать разъяснений по поводу самого документа, названного «Соглашением...», притом с Башкирским правительством, происхождение

которого оставалось большой загадкой. Все это давало основание заявлять советским историкам, что «коммунистическая партия, стоявшая у власти, была организатором Башкирской советской автономии» [2, с. 212, 219]. Тем самым игнорировалось движение башкирского народа за самоопределение в форме территориальной автономии.

Для ответа поставленным вопросам необходимо выяснение обстоятельств, приведших к признанию большевистским центром Башкирской автономии.

Возникновение башкирского национального движения тесно связано с Февраль-

ской революцией 1917 г. и демократизацией общественно-политической жизни страны. Эта революция дала огромный толчок пробуждению самосознания у мусульман России, в т.ч. у башкир. Большую роль в возникновении Башкирского национального движения сыграл Всероссийский съезд мусульман, в работе которого приняло участие 58 делегатов из башкир. Съезд проходил с 1по 10 мая 1917 г. в Москве и подавляющим большинством голосов принял решение о строительстве в России федеративной республики, состоящей из территориальных автономий [3, с. 91].

Однако башкирские делегаты выразили свое отрицательное отношение к резолюции съезда по земельному вопросу, которая автоматически ликвидировала бы вотчинное право башкир на землю. 9 мая они официально заявили о создании «Башкирского областного бюро», основной задачей которого был объявлен созыв в июле башкирского съезда — курултая. Действительно, в июле— августе 1917 г. сначала в Оренбурге, затем в Уфе прошли первые башкирские съезды, на которых прежде всего рассматривались вопросы о территориальной автономии, о земле, был создан руководящий орган Башкирского национального движения — Башкирское центральное шуро (совет).

Провозглашение автономии Башкортостана произошло после Октябрьской революции 1917 г. Отношение Башкирского центрального шуро к Октябрьской революции, свергнутому Временному правительству, вопросам автономии, земли и т.д. нашли свое отражение в Фармане /Приказе/ № 1 всему башкирскому народу, башкирским районным и уездным шуро от 11 ноября 1917 г. В этот фарман был положен принцип нейтралитета. Провозглашение автономии по фарману откладывалось до следующего Учредительного башкирского съезда, т.е. до начала декабря 1917 г. [4, с. 181—189]. Однако Башкирская автономия была объявлена через 4 дня после обнародования Фармана № 1, т.е. 15 ноября (по новому стилю 29 ноября 1917 г.) в связи с мятежом атамана А.И. Дутова и его вступлением в г. Оренбург.

Фарман № 2 «Всем башкирам Оренбургской губернии, Шадринского, Екатеринбург-

ского уездов Пермской губернии и башкирским окружным и районным шуро от Башкирского центрального шуро» от 15 ноября

1917 г. объявлял территориальную автономию Башкортостана в пределах Оренбургской, Пермской, Уфимской и Самарской губерний [4, с. 190, 191].

III Всебашкирский учредительный курултай (г. Оренбург, 8—20 декабря 1917 г.) узаконил самостоятельность или автономию Башкортостана. Первый пункт его постановления гласил: «Объявленную 15 ноября Центральным башкирским шуро территориально-национальную автономию Башкурдиста-на курултай утверждает единогласно». Курултай специальным положением «Об автономном управлении Башкурдистаном» превращал «Малую Башкирию» в особую автономно управляемую единицу, состоящую из 9 кантонов. На курултае были образованы законодательный и исполнительный органы власти. Учредительно-законодательными полномочиями наделялся парламент автономии, названный «Малым курултаем». Из членов «Малого курултая» было образовано правительство автономии, как постоянно функционирующий орган управления [3, с. 124—132].

Однако провозглашенная в занятом Дутовым Оренбурге автономия не была признана большевистским центром. В январе— феврале 1918 г. в Оренбургской губернии была восстановлена советская власть. Члены Башкирского правительства, несмотря на их неоднократные заявления о лояльном отношении к советской власти, были обвинены в сотрудничестве с атаманом Дутовым и 17 февраля 1918 г. подверглись аресту местными советскими органами, а затем оказались в тюрьме. Тогда же большевики в Та-налыково-Баймаке расстреляли активных участников башкирского движения — Г. Идель-баева и Г. Магазова.

С этого времени и до начала июня

1918 г. Башкирское правительство было вынуждено прекратить свою деятельность, т.е. первоначальный процесс национально-государственного строительства был приостановлен.

В начале апреля 1918 г., воспользовавшись налетом дутовцев и башкирских отря-

дов на Оренбург, члены Башкирского правительства во главе с Заки Валиди бежали из-под стражи. После вооруженного выступления в конце мая 1918 г. чехословацкого корпуса и Народной армии Комуча лидеры башкирского движения перебрались в г. Челябинск и там восстановили свое правительство (7 июня), возобновило свою деятельность и Центральное шуро. Башкирское правительство за кратчайший срок провело успешную мобилизацию башкир в ряды башкирского войска, состоявшего из двух дивизий, из которых в дальнейшем был сформирован белый корпус [3, с. 156—201].

Следует подчеркнуть, что Башкирское правительство, находясь в лагере белых, предприняло практические шаги по осуществлению решений башкирских съездов об автономии Башкортостана, создавая на местах свою систему управления. При этом местные исполнительные и судебные власти действовали, опираясь на собственные вооруженные силы в лице добровольческих отрядов и милиции. Несомненно, в условиях войны власть на местах менялась быстро, но, несмотря на серьезные трудности, Башкирское правительство целенаправленно и последовательно старалось держать под своим влиянием и контролем башкирские кантоны и волости. Бесспорно и то, что белые правительства (Самарский Комуч, Сибирское правительство), хотя на словах и говорили о признании Башкирской автономии, на деле стремились ограничить ее права, всячески вмешиваясь во внутренние башкирские дела. Но Башкирское правительство твердо проводило свою линию, не допустив, например, полной ликвидации своей системы управления даже после известного колчаковского переворота (18 ноября 1918 г.) [3, с. 156—201]. Эти выводы нашли свое отражение в ответах председателя Башкирского правительства М. Кулаева на вопросы, заданные ему представителями Реввоенсовета 5-й армии и Уфимского губревко-ма в ходе переговоров об условиях перехода башкирских частей на сторону советской власти. На вопрос «Есть ли территории, где Вы являетесь действительно властью?» он ответил: «Есть часть Башкирской территории, где мы целиком господствуем и где кроме

наших частей нет никаких других, но есть местности, занятые казаками».

Интересным является ответ на вопрос о сборе налогов, ведении культурных работ: «Налоги собирались по старым нормам, культработа была задержана военными действиями, но административный аппарат был приспособлен к этим условиям».

Председатель Башкирского правительства М. Кулаев также заявил, что «Автономную Башкирию и ее правительство признали уч-редиловцы, но уже Директория начала вести кампанию против автономии Башкирии. Дутов и Колчак, — продолжал он, — тоже отдали распоряжение о роспуске правительства, но это так и осталось приказом, а правительство фактически существует и в настоящее время» [5, с. 209—211].

Существование автономного Башкортостана и национальных войск должен был символизировать национальный флаг, принятый Башкирским правительством (приказ № 4547 от 20 августа 1918 г.). Важно и то, что военнослужащие башкирских частей имели свою военную форму (синие мундиры, шевроны с полумесяцем и звездочками) [6, с. 186].

Однако шовинистически настроенные белые генералы, окопавшиеся в г. Омск и диктовавшие свою волю Сибирскому правительству, 18 ноября 1918 г. привели к власти адмирала А.В. Колчака. Он объявил себя «верховным правителем», а Россию — унитарной и неделимой и взял курс на полную ликвидацию национальных правительств и войск, в т.ч. башкирских. В этой обстановке Башкирское правительство приняло решение о переходе на сторону советов, признающих право наций на самоопределение. В феврале 1919 г. башкирская делегация в составе М. Кулаева, М. Халикова и А. Бик-бавова была направлена в Уфу для обсуждения условий перехода, первоначального текста проекта «Соглашения...». После этих переговоров 18 февраля 1919 г. башкирские войска и правительство в селе Темясово перешли на сторону красных. Там же 21 февраля состоялся Всебашкирский военный съезд, на котором был образован высший орган власти Автономной Башкирской Советской Республики (АСБР) — Башкирский военно-ре-

волюционный комитет (Башревком) [5, с. 221].

Между тем башкирская делегация выехала в Москву для подписания «Соглашения...». Туда же выехал и 3. Валиди, захватив с собой карту республики и другие документы.

«Соглашение Центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономной Башкирии» было подписано 20 марта 1919 г. председателем СНК РСФСР В.И. Лениным, и.о. председателя ВЦИК РСФСР М.Ф. Владимирским, наркомом по делам национальностей РСФСР И.В. Сталиным, секретарем ВЦИК А.С. Ену-кидзе, с одной стороны, и членами башкирской делегации — председателем Башкирского правительства М.А. Кулаевым, членом Башкирского центрального шуро М.Д. Ха-ликовым, адъютантом командующего Башкирским войском А.И. Бикбавовым — с другой. 23 марта текст был опубликован в газете «Известия ВЦИК». Эта дата в советское время отмечалась как День республики.

«Соглашение.» состояло из 16 параграфов об общественном, государственном и административном устройстве Автономной Башкирской Советской Республики и фактически являлось ее первой конституцией. В §1 было записано, что АБСР образуется в пределах Малой Башкирии и составляет федеративную единицу в составе РСФСР.

§§ 2—4, 7 определили территорию Башкирской автономии: по §§ 2, 3 АБСР отходили 18 волостей Оренбургского, 28 — Орс-кого, 12 — Верхнеуральского, 6 — Троицкого, 9 — Челябинского уездов Оренб. губ., 8 — Щадринского, 4 — Екатеринбургского, 9 — Красноуфимского уездов Екатеринб. губ., 14 — Златоустовского, 29 — Уфимского уездов Уфим. губ.; по § 4 населения (до опроса): 7 волостей Златоустовского уезда (Айлин-ская, Кусинский завод, 3латоустовская, Сат-кинская, Рудничная, Юрюзанская, Минская) и город Златоуст; 6 волостей Уфимского уезда (Катав-Ивановская, Еральская, Симская, Миньярская, Сергиевская, Карайловская); 4 волостей Троицкого уезда (Миасская, Тур-гоякская, Сыростанская, Кирябинская) остаются неподчиненными Башкирскому пра-

вительству и составляют один заводской район с центром в городе Златоуст.

Таким же порядком остаются неподчиненными башкирские и русские волости южной части Стерлитамакского уезда, расположенные к западу от Стерлитамакского и Оренбургского трактов (а именно Зирган-ская, Мелеузовская, Четырмановская, Орловская, Федоровская, Колгашевская, Кара-гушевская, Дедовская, Нордовская и Покровская); по § 7 — перечисленные в § 4 волости Златоустовского, Троицкого и Уфимского уездов составляют, в случае их присоединения к Башкирии, особую административную единицу. После подписания «Соглашения.» вся территория республики состояла из 13 кантонов и 134 волостей.

Согласно § 5, железные дороги, промышленные предприятия оставались в ведении центральных органов советской власти с условием первоочередного удовлетворения нужд Башкирской республики при распределении произведенной ими продукции. § 6 определял административное устройство республики: ее территория была разделена на 13 кантонов, которые состояли из волостей (перечислены все волости, указаны адреса кантонов). § 8 определял характер Башкирской автономии, как советской республики, государственная власть в которой формируется на основании советской Конституции, утвержденной V Всероссийским съездом советов в июле 1918. § 9—11 — о статусе частей бывшего Башкирского корпуса как особой боевой единицы Красной Армии. В них отмечалось, что: «В целях укрепления советской власти в Башкирской советской республике и борьбы как с российской, так и мировой контрреволюцией организуется отдельная башкирская армия в составе одной четырехполковой кавалерийской дивизии и одной трехполковой стрелковой бригады, подчиняющаяся общему командованию и управляемая согласно положению о Красной Армии». Важно то, что Башвоен-комат в дальнейшем был наделен правами военного округа.

По § 12 финансирование организации советской власти и культурно-просветительных мероприятий проводилось центральными органами РСФСР. § 13 гласил, что до

созыва съезда советов Башкортостана вся власть в республике переходила Временному Башкирскому военно-революционному комитету. Согласно § 14 и 15, Башревком и ВЦИК взаимно делегировали друг другу по два своих полномочных представителя. § 16 гласил, что члены Башкирского правительства, административных учреждений и общественных организаций не подлежат репрессиям за прошлую деятельность [7, с. 135— 137].

Таким образом, этот документ явился результатом борьбы башкирского народа за свою автономию. «Соглашение.» означает признание Центральной советской властью уже существующей автономии, зародившейся в ходе национального движения и вооруженной борьбы за самоопределение. Оно наделяло республику большими полномочиями, вплоть до разрешения иметь ей свои вооруженные силы [5, с. 227—231].

Почему «Соглашение.» было заключено с Башкирским правительством? Вполне логичным и понятным для большевистского центра было бы подписание «Соглашения... » с Башревкомом, возникшим еще 21 февраля 1919 г., хотя в составе указанного «революционного органа власти» оказались те же самые лидеры Башкирского национального движения. К тому же 23 февраля 1919 г. приказом № 24 Башкирское правительство передало «всю полноту власти на территории Башкирской социалистической советской Республики Временному революционному комитету» [8, с. 582]. Дело в том, что, во-первых, Башревком не обладал теми легитимными правами, какие имело Башкирское правительство, за которого проголосовали делегаты III Всебашкирского учредительного съезда (курултая), действующие от имени всего башкирского народа. Делегаты башкирских съездов, как правило, избирались на волостных и уездных сходках путем альтернативного, тайного голосования. В то время как делегаты I Всебашкирского военного съезда были избраны лишь подразделениями башкирского войска, следовательно не представляли весь народ. Поэтому этот революционный орган власти назывался Временным Башкирским военным ревкомом. Изначально предполагался созыв

всебашкирского съезда (советов), который должен был сформировать более легитимные руководящие органы Башкирской республики.

Во-вторых, лидеры Башкирского национального движения стремились не только к преемственности власти, а считали необходимым опираться на решения и резолюции башкирских съездов, разработанные Башкирским правительством конституционного характера документы. Еще будучи в лагере белых, Башкирское правительство пыталось достичь признания на основе этих документов своей автономии Самарским Комучем, Сибирским правительством, наконец, Временным Всероссийским правительством (Уфимской Директорией). В частности, на основе резолюций башкирских съездов в октябре—ноябре 1918 г. был разработан проект «Положения об автономном управлении Малой Башкирией», подписанный З. Валиди, И. Мутиным, М. Кулаевым и Кричин-ским [8, с. 330—338]. Однако Директория, оказавшись в г. Омск, своим распоряжением от 4 ноября 1918 г. объявила о прекращении деятельности Башкирского правительства, как и других областных и национальных правительств [8, с. 344, 345].

Интересно то, что Башкирское правительство при подготовке основы будущего «Соглашения.» в качестве условия перехода на сторону советов использовало проект «Положения об автономии», разработанный еще в ноябре 1918 г. [8, с. 330—338]. Естественно, в ходе неоднократных предварительных обсуждений, внесения поправок, текст окончательного «Соглашения.» претерпел значительные изменения, но при этом сохранилось стремление к максимальной самостоятельности, включая одно из важнейших условий перехода на сторону советов — наличие у автономной республики своей национальной вооруженной силы.

Подписание «Соглашения.» Центральной советской властью, самим В.И. Лениным с бывшим белым Башкирским правительством объясняется следующими обстоятельствами: во-первых, советское правительство признавало право наций на самоопределение, что нашло свое отражение в

«Декларации прав народов России», принятой 2 ноября 1917 г., а также в первой конституции РСФСР (10 июля 1918 г.); во-вторых, и это самое важное, в условиях гражданской войны большевики были заинтересованы в привлечении на свою сторону башкирских частей, которые в дальнейшем сражались против Колчака на Восточном фронте, Деникина — на Южном, участвовали и в обороне Петрограда, а также в боях против так называемых белополяков.

Таким образом, история становления Башкирской автономной республики доказывает несостоятельность бытующего в общественном сознании мнения об исключительной роли большевиков при создании национальных автономий. Как видно из вышеизложенного, возникновение национальных республик было прежде всего результатом национально-освободительных движений нерусских народов и башкирский народ добился права на строительство своей автономии с оружием в руках, опираясь на собственные вооруженные силы.

Признание центром БАССР в марте 1919 г. имело большое историческое значение. Следует отметить и заслугу В.И. Ленина в деле предоставления башкирам возможности образования, хотя и урезанной, автономии. Ведь на VIII съезде РКП (б) некоторые коммунисты (Н.И. Бухарин и Г.Л. Пятаков) выступили против создания Башкирской автономии. Отвечая им, В.И. Ленин заявил, что «мы не можем отказывать в этом (в признании права на самоопределение. — М.К.) ни одному из народов, живущих в пределах бывшей Российской империи» [9, с. 158].

Юридическое признание автономии было встречено башкирским народом с большим удовлетворением. Возникли условия для дальнейшей этнонациональной консолидации башкир, подъема национальной культуры и решения проблем социально-экономического характера.

Итак, башкирские деятели, возглавившие Башкирское национальное движение еще до октября, люди, далекие от марксистской идеологии, добились признания автономного Башкортостана. Вполне понятно, что Центральной советской власти и самому Лени-

ну не были по душе лидеры башкирского движения, которых они считали «буржуазными деятелями», националистами и всякое сотрудничество и соглашение с ними рассматривали как явление временное.

Всем этим объясняется принятие в мае 1920 г. декрета «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики», которым были урезаны права республики. Данный декрет стал главной причиной башкирского повстанческого движения 1920-1921 гг. [5, с. 233].

Возвращаясь к сегодняшнему дню, следует отметить, что не выдерживает критики активно насаждаемый некоторыми политиками ошибочный тезис об угрозе целостности государства деления страны по национально-территориальному признаку. Наоборот, ликвидация национальных республик или губернизация страны, попытки деэтни-зации нерусских народов могут привести к дестабилизации обстановки в РФ на почве межнациональных столкновений.

Развитие нормальных взаимоотношений между федеральным центром и национальными республиками возможно лишь при неукоснительном соблюдении демократических принципов федерализма на основе международных правовых актов о праве наций на самоопределение. В данном случае имеется в виду Декларация, принятая Генеральной ассамблеей ООН 14 декабря I960 г., которая гласит: «Все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие».

ЛИТЕРАТУРА

1. Парламентаризм в Башкортостане. История и современность. Кн. I. — Уфа, 2005.

2. Очерки истории Башкирской организации КПСС. — Уфа, 1973. С. 2012, 219.

3. Кульшарипов М.М. Башкирское национальное движение. — Уфа, 2000.

4. Национально-государственное устройство Башкортостана: док. и материалы / сост. Б.Х. Юл-дашбаев. Т. 1. — Уфа, 2002.

5. Образование Башкирской АССР: сб. док. и материалов. — Уфа, 1959.

6. Байков И. Флаги Башкортостана // Аги-дель. - 1997. - № 5.

7. Касимов С.Ф. Автономия Башкортостана: становление национальной государственности башкирского народа (1917-1925 гг.). - Уфа, 1997.

8. Национально-государственное устройство Башкортостана. Т. 2, ч. 1. Уфа, 2002.

9. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38.

REFERENCES

1. Parlamentarism v Bashkortostane, Istoriya i sovremennost. Kn. I [Parliamentary System in Bashkortostan, Vol. 1: History and Modern Times]. Ufa, 2005 (In Russ.).

2. Ocherki istorii Bashkirskoy organizatsii KPSS [Essays on the History of the Bashkir Organization of the Communist Party of the Soviet Union]. Ufa, 1973 (In Russ.).

3. Kulsharipov M.M. Bashkirskoe natsionalnoe dvizhenie [Bashkir National Movement]. Ufa, 2000 (In Russ.).

4. Natsionalno-gosudarstvennoe ustroystvo Bashkortostana: doc. i materialy. T. I [National and State Structure of Bashkortostan. Documents and Materials, Vol. I]. Comp. by B.Kh. Yuldashbaev. Ufa, 2002 (In Russ.).

5. Obrazovanie Bashkirskoy ASSR: sb. dok. i materialov [Formation of the Bashkir Autonomous Soviet Socialist Republic. Collection of Documents and Materials]. Ufa, 1959 (In Russ.).

6. Baykov I. Flagi Bashkortostana [Flags of Bashkortostan]. Agidel', 1997, no. 5 (In Russ.).

7. Kasimov S.F. Avtonomiya Bashkortostana: stanovlenie natsionalnoy gosudarstvennosti bashkirskogo naroda (1917—Ï92S) [Autonomy of Bashkortostan: The Establishment of Bashkir National Statehood (1917-1925)]. Ufa, 1997 (In Russ.).

8. Natsionalno-gosudarstvennoe ustroystvo Bashkortostana. T. 2, ch. 1 [National and State Structure of Bashkortostan. Vol. 2, Part 1]. Ufa, 2002 (In Russ.).

9. Lenin V.I. Poln. sobr. soch. T. 38 [The Complete Works. Vol. 38] (In Russ.).

В 1919—1920 гг. в этом здании (ул. Карла Маркса, 103; г. Стерлитамак) размещалось Башкирское правительство (ныне — Управление труда и соцзащиты населения Министерства труда и социальной защиты населения Республики Башкортостан)

Мемориальная доска на здании