Научная статья на тему 'Предложно-падежные обстоятельственные детерминанты в структуре осложненного предложения'

Предложно-падежные обстоятельственные детерминанты в структуре осложненного предложения Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
184
23
Поделиться
Ключевые слова
ОСЛОЖНЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ / ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ / THE COMPLICATED OFFER / ADVERBIAL DETERMINANTS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Алексанова С. А.

В статье рассматриваются конструкции с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами в рамках системного описания осложненного предложения. Результаты анализа обозначенных конструкций позволяют сделать вывод о том, что они являются осложненными на уровне формальной и семантической структуры и пополняют класс осложненных предложений в русском языке.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Алексанова С. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Prepositional-case adverbial determinants in structure of the complicated offer

In article designs with prepositional-case adverbial determinants within the limits of the system description of the complicated offer are considered. Results of the analysis of the designated designs allow to draw a conclusion that they are the formal on level formal and semantic structures and fill up a class of the complicated offers in Russian.

Текст научной работы на тему «Предложно-падежные обстоятельственные детерминанты в структуре осложненного предложения»

УДК 811.161.1

С.А. Алексанова, канд. филол. наук, доцент Славянского-на-Кубани государственного педагогического института, г. Славянск-на-Кубани

ПРЕДЛОЖНО-ПАДЕЖНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ В СТРУКТУРЕ ОСЛОЖНЕННОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

В статье рассматриваются конструкции с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами в рамках системного описания осложненного предложения. Результаты анализа обозначенных конструкций позволяют сделать вывод о том, что они являются осложненными на уровне формальной и семантической структуры и пополняют класс осложненных предложений в русском языке.

Ключевые слова: осложненное предложение, обстоятельственные детерминанты.

Попытки системного описания осложненного предложения в лингвистике предпринимались неоднократно. Осложненное предложение изучалось с точки зрения его структурных особенностей [1], с позиций конструктивного синтаксиса [2], семантического синтаксиса [3]. Вместе с тем исследователи справедливо отмечают настоятельную необходимость изучения осложненного предложения не только в структурно-семантическом аспекте, а рекомендуют положить в основу его изучения семантико-структурный, т.е. функциональный, принцип [4, с. 118]. Весьма удачная попытка системного описания осложненного предложения, предпринятая в одном из последних монографических исследований, вывела осложненное предложение из рамок одноаспектных исследований в пространство современной научной парадигмы [5]. По мнению автора, используемый в работе информационно-дискурсивный подход позволяет рассмотреть систему осложнения предложения и составляющие ее категории в следующих аспектах: 1) соотнесенность с простым и сложным предложениями как внутрилингвистической средой; 2) участие в организации семантики предложения при порождении речи как реализации назначения осложненного предложения; 3) функционирование в дискурсе и проявление в тексте как соотнесенность со своей экстралингвистической средой; 4) установление семантико-структурных соотношений внутри системы осложненного предложения на основе понятий пропозиции, предикации, предикативности, информации [5, с. 9]. Обозначенные аспекты в целом, и первый, и четвертый в частности, очень точно выделяют наиболее существенные и не нашедшие своего непротиворечивого решения проблемы в области осложнения предложения. Простое и сложное предложения являются не только внутрилингвистической средой, но и определяют векторы исследования осложненного предложения, учитывающие переходный характер данной синтаксической единицы. Семантикоструктурный, функциональный, принцип делает безусловной составляющей анализа осложненного предложения понятия пропозиции, предикации, предикативности, информативного минимума предложения как системообразующих факторов.

Системное описание осложненного предложения не представляется возможным без детального анализа тех единиц, которые способны формировать класс осложненных предложений, но еще не нашедших своего места в иерархии синтаксических конструкций. К числу таких конструкций относятся предложения с предложнопадежными обстоятельственными детерминантами: После сбора урожая и получения денег всякий волен решать свою судьбу самостоятельно (Н. Сиривли); По всем законам жанра Юнкер должен был писать стихи

(Н. Ключарева); В знак мирны1Х намерений Боба протянул к Буке свои нежные ладошки, но она сделала шаг вперед, и этот шаг не предвещал дружеских объятий (Е. Мальчуженко); В ярком свете сильнейших уличны1Х фонарей он увидел на тротуаре внизу под собой даму в одной сорочке и панталонах фиолетового цвета (М. Булгаков); От слабости, вы13ванной большой потерей крови, меня на несколько минут парализовало (Л. Улицкая).

Способность предложно-падежных обстоятельственных детерминантов осложнять предложение не обойдена вниманием исследователей [6]. Однако отсутствие единых критериев, объединяющих под рубрику «осложненное предложение» весьма неоднородные и неравнозначные синтаксические конструкции, не позволяет найти общее основание для его типологии. Неоднородность этих критериев проявляется и в подходах к изучению конструкций с обстоятельственными детерминантами. Общепризнанное понимание важнейших особенностей осложненного предложения, заключающееся в характере проявления его осложнения и в способах выражения дополнительной предикативности вполне относится и к обозначенным конструкциям.

Особенности обстоятельственных детерминантов, характеризующихся как члены предложения, создающие вторичный предикативный план высказывания [7], диктуют необходимость рассмотрения их в плане, во-первых, формального осложнения предложения, во-вторых, семантического с непременным учетом функциональной составляющей. При этом существенным моментом для нас является факт возможного несовпадения структурного и семантического аспектов осложнения предложения. Как правило, структурно осложненное предложение является и семантически осложненным, тогда как семантическое осложнение не всегда подкреплено структурным. Рассмотрение конструкций с обстоятельственными предложно-падежными детерминантами в системе осложненного предложения делает необходимым осмысление предмета исследования в его соотношении с теми синтаксическими единицами, дифференциальные признаки которых они совмещают: простым элементарным предложением и сложным пре дложением.

С позиций формального синтаксиса элементарное и осложненное предложения различаются 1) составом второстепенных членов (синтаксических позиций); 2) характером синтаксических отношений; 3) типами синтаксических связей; 4) формальными средствами строения предложения [8, с. 11].

В элементарном предложении за пределами предикативного ядра присутствуют только присловные связи подчинительного характера, которые осуществляются последовательно, от слова к слову. В осложненном пред-

ложении широко представлены связи, имеющие двойственную природу, не в полной мере соответствующие сочинению или подчинению; двунаправленные связи, характеризующиеся зависимостью от двух разных членов предложения; двухъярусные связи (связи на разных синтаксических уровнях) [10, с. 11-12] и, добавим, связи неприсловного характера, вводящие в структуру предложения свободно присоединяемые предложно-падежные словоформы-детерминанты.

С точки зрения формальной структуры простое предложение по составу синтаксических позиций считается элементарным, если в нем, кроме предикативного центра, имеются распространители, входящие в его состав на основе только словосочетательных связей, служащих единой предикации. Это значит, что элементарное предложение независимо от степени его распространенности может быть сведено до главных членов путем последовательного свертывания каждой распространенной словоформы, занимающей определенную синтаксическую позицию: Молодая женщина медленно опустила тяжелое весло. В данном предложении нет второстепенного члена, не входящего прямо или опосредованно в словосочетательную связь с одним из главных членов предложения: состав подлежащего — молодая женщина; состав сказуемого — опустила тяжелое весло, опустила весло, опустила медленно; состав приглагольного второстепенного члена — тяжелое весло. Все эти второстепенные члены предложения могут быть выведены из его состава, что не отразится на его конструктивном минимуме.

Осложненное предложение, в отличие от элементарного, невозможно свернуть до главных членов, так как в нем имеются самостоятельные синтаксические позиции, которые занимают слова или группы слов, включающиеся в предложение непосредственно, а не через словосочетание. Различаясь по составу синтаксических позиций с элементарным предложением, конструкции с детерминирующими обстоятельствами совпадают по этому же признаку с осложненным предложением: Во исполнение данныХ обещаний она подавила в себе щемящее чувство одиночества (И. Штемлер); По молодости он не понял ни призыва к благородству судей, ни самоубийственной тоски, заключенных в этом даре (Л. Леонов). Выделенные обстоятельственные детерминанты не являются присловными распространителями, следовательно, не реализуют словосочетательную связь ни одного из членов предложения и, будучи свободными от степени распространенности остальной части предложения, не могут быть изъяты из его состава без нарушения смысловой организации всего предложения в целом (ср.: она подавила в себе щемящее чувство одиночества; он не понял ни призыва к благородству судей, ни самоубийственной тоски, заключенных в этом даре). Однако в случае свертывания присловных второстепенных членов предложения, детерминанты останутся в его структуре. На формальном уровне обстоятельственные детерминанты выступают как определители остальной части высказывания, грамматически подчиненные основе в целом.

Формальные показатели, организующие осложненное предложение, делятся на два типа: 1) морфологосинтаксические (формы слов, простые предлоги); 2) собственно синтаксические: а) союзы, частицы и другие слова со служебной функцией, включая местоимения и вводно-модальные слова; б) порядок слов и интонация, ритмомелодические средства вообще [2, с. 28-29].

Если для организации элементарного предложения используются морфолого-синтаксические средства, то для организации осложненного предложения требуются и собственно синтаксические. В построении простого предложения используются простые предлоги. В пост-

роении осложненного — союзы, производные предлоги, некоторые местоимения. Наличие неконструктивных показателей (интонация, порядок слов) в элементарном предложении определяет его коммуникативные задачи и актуальное членение. В осложненном предложении они являются наряду с конструктивными показателями средством выражения синтаксических отношений.

Для организации предложений с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами используются как морфолого-синтаксические показатели (простые предлоги), так и собственно синтаксические — производные предлоги: От неожиданного удара голова его как-то странно дернулась (Н. Заболоцкий. История моего заключения); Несмотря на позднее время, расходиться никому не хотелось (М. Арцыбашев. Санин).

К неконструктивным формальным показателям в предложениях с обстоятельственными детерминантами можно отнести порядок слов — преимущественную позицию детерминанта в начале предложения, поддерживаемую ритмико-интонационным объединением детер-минантной синтаксемы с определяемой словоформой в составе высказывания.

Таким образом, конструкции с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами являются осложненными на формальном уровне.

На семантическом уровне осложнение предложения связывается с полипропозитивностью. Исследователи отмечают наличие в русском языке значительного количества структурно простых, но семантически сложных предложений [8]. Являясь монопредикативными, они в плане семантическом соотносимы с конструкциями, изосемическим способом выражения которых является сложное предложение. Как известно, средством выражения пропозиции служит лексика, ее особые типы, с которыми соотносимо понятие семантического предиката. Это прежде всего имена отвлеченной семантики со значением процесса, свойства, состояния. В некоторых случаях функционирования имена конкретной семантики требуют пропозитивного прочтения и также могут быть вербальными репрезентантами пропозиции: Из-за шкафа невозможно было открыть тумбочку (Ю. Герман). Это необходимо признать истинным во всех случаях функционирования предложно-именных синтаксем в качестве обстоятельственных детерминантов, лексическое наполнение которых обретает пропози-тивное прочтение в результате влияния семантики предлога с четко выраженным значением причины или иной обусловленности в сочетании с конкретным существительным.

В.П. Малащенко вполне обоснованно отстаивает мысль, что обстоятельственные детерминанты имплицируют именно дополнительную предикативность, а не какую-либо ее степень или «полупредикативность». При этом он подчеркивает, что данное свойство детерминантов лишает конструкцию, их содержащую, важнейшего свойства простого предложения — монопредикативности [9, с. 37]. Следовательно, конструкции с обстоятельственными детерминантами — это «свернутые» предикативные единицы, которые почленно разворачиваются в самостоятельную предикативную единицу (часть сложноподчиненного предложения) со своим набором участников ситуации: Он глядел на нее снизу вверх, а внутри у него все переворачиволось при виде этого долгонького, сухонького родимого существа в жалко изжеванной, чересчур просторной ночной рубашке (Г. Головин. Чужая сторона): ... а внутри у него все переворачиволось, когда он видел это долгое, суХонькое существо в жалко изжеванной, чересчур просторной ночной рубашке.

Обстоятельственные предложно-падежные детерминанты в составе высказывания способны имплицировать

дополнительный предикат, соотносимый с субъектом высказывания, формируя при этом моносубъектную и полипредикатную конструкцию. Как правило, детерми-нантная часть таких конструкций содержит информацию о психо-физическом, эмоциональном состоянии субъекта высказывания, его личностных качествах, внешних характеристиках и т.п.: Однако при всей своей верноподданности Серафим в глубине души не одобрял этого (Г. Головин); Несмотря на кукольную внешность, Ольга не привлекала внимания мужчин, нравившихся ей (В. Михальский).

На семантическом уровне предложения с обозначенными синтаксемами могут восприниматься и как поли-предикатные единицы с предикатами, относящимися к разным субъектам. Они организуют полисубъектные и полипредикатные конструкции: Без изучения поэзии нельзя писать стихи (И. Одоевцева); Ипполит Матвеевич снял с головы пятнистую касторовую шляпу, расчесал усы, из которых при прикосновении гребешка вылетала дружная стайка искр, и, решительно откашлявшись, рассказал Остапу Бендеру, первому встреченному им проходимцу, все, что было известно о брильянтах со слов умирающей тещи (И. Ильф, Е. Петров); При слабом синеватом свете лампадки лицо казалось бледным, как у мертвеца, и неподвижным (А. Белый); С наступлением сумерек грабили всюду (И. Одоевцева).

Представляя осложненное предложение на шкале переходности, Л.К. Дмитриева отмечает, что в центре осложненных предложений должны находиться те структуры, в которых наиболее ярко выявляются признаки расщепления предикативного ядра [10; с. 33-34]. С учетом градуального расположения осложненных предложений на шкале переходности предложения с обстоятельственно-предикативными детерминантами относятся «к разряду тех структур, которые в семантическом отношении ближе всего к сложному предложению», и полипредикативными их не называют лишь в силу того, что это понятие закрепилось за сложным предложением [9, с. 36, 37].

С грамматической точки зрения соотношение детер-минантной и недетерминантной частей высказывания неравнозначно. Известно, что выражение дополнительной предикативности имеет несамостоятельный, зависимый характер, подобный выражению дополнительной предикативности в придаточной части сложноподчиненного предложения. В связи с этим возникает вопрос, всегда ли вторичная предикативность в конструкциях с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами имеет столь несамостоятельный характер?

Дополнительная предикативность в таких конструкциях в значительной степени связана с лексическим наполнением детерминантной синтаксемы, степенью ее распространенности, семантикой предлога.

В работах многих авторов достаточно четко прослеживается мысль, что дополнительная предикативность гораздо легче определяется в распространенных обстоятельственных детерминантных синтаксемах — детер-минантных оборотах, ведущий компонент которых представлен девербативом, сохраняющим такие глагольные свойства, как подчинение тех же зависимых форм, что и производящий глагол [11].

Синкретичная природа имен с отвлеченной семантикой, совмещающих значения предметности и про-цессуальности как категориальных признаков существительных и глаголов, специфичность их семантической валентности, предопределенной данным свойством, затрагивает не только лексическую сферу, но и грамматическую: выражение глагольных категорий переходности и залога. А «признавая это, логичным будет признать и преломление в семантике синтаксической

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

формы, выражаемой отглагольным именем, категорий времени, наклонения» [11, с. 18], т.е. частных грамматических категорий предикативности. В.П. Малащенко считает также, что, став синтаксической формой, девер-батив взаимодействует в предложении с другими словоформами в плане реализации категорий синтаксического времени и модальности (при трансформации детерминантной синтаксемы в придаточную часть сложного предложения определенной обстоятельственной семантики). А это значит, что «предложные конструкции, соотносимые как синтаксические дериваты со структурно-смысловой основой, способны имплицировать и те грамматические категории, которые оформляют отнесенность содержания всей словоформы к действительности» [11, с. 19].

В качестве другого важного средства грамматического оформления дополнительной предикативности в предложениях с обстоятельственными детерминантами считается предлог. Если признать, что предложения, содержащие обстоятельственный детерминант, как и сложноподчиненные предложения, являясь формами сложной номинации, репрезентируют более одной пропозиции, то они способны репрезентировать и одинаковые отношения между событиями объективной действительности: временные, причинные, условные, уступительные, целевые и др. Средством выражения данных отношений в сложноподчиненном предложении является союз. В предложении с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами аналогичную функцию выполняет предлог. Ю.И. Леденев отмечает, что именно в рамках детерминации у предлога возникает элемент значения, который он называет «союзоподобием» на основании того факта, что предложно-падежный детерминант обладает элементами предикативности и, относясь к основе в целом, «реализует связи и отношения предложенческого уровня, вследствие чего происходит преобразование их функций» [12, с. 12]. Дополнительная предикативность, имплицируемая детерми-нантной обстоятельственной предложно-падежной син-таксемой, — это не только результат влияния лексических элементов детерминантного оборота (лексика сама по себе не создает значения предикативности), но прежде всего результат влияния предлога, который оформляет дополнительную предикативность синтаксически. Эта функция наиболее отчетливо проявляется у производных предлогов, способных конкретизировать пропозитивное содержание всего детерминант-ного оборота и оформлять его в плане модальности реальной (по причине, ввиду, несмотря на и др.) или гипотетической (в случае, при условии, при возможности и др.): Несмотря на головную боль с утра, на работу она все же пошла (И. Штемлер); В случае непогодыь мы останемся в лагере (К. Булычев).

Таким образом, предложения с обстоятельственными предложно- падежными детерминантами являются носителями более одной предикативности. Дополнительная предикативность в составе такого предложения обладает некоторыми показателями грамматического плана, позволяющими признать за ней известную самостоятельность. Грамматическими средствами оформления дополнительной предикативности в составе предложения с обстоятельственными предложно-падежными детерминантами можно считать сохранение некоторых глагольных свойств у девербативов, входящих в состав детерминанта, и предлог. Сами же конструкции с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами являются осложненными на уровне формальной и семантической структуры и пополняют класс осложненных предложений.

Библиографический список

1. Дмитриева, Л.К. Осложняющие категории и осложнение предложения в современном русском литературном языке: автореф. дис. ... д-ра филол. наук / Л.К. Дмитриева. — Л., 1981.

2. Прияткина, А.Ф. Русский язык. Синтаксис осложненного предложения /А.Ф. Прияткина. — М: Высшая школа, 1990.

3. Кормилицина, М.А. Семантически осложненное (полипропозитивное) простое предложение в устной речи / М.А. Кормилици-на. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1988.

4. Останин, А.И. Рецензия: А.Ф. Прияткина. Русский язык: Синтаксис осложненного предложения / А.И. Останин // НДВШ Филологические науки. — 1991. — № 4.

5. Манаенко Г.Н. Осложненное предложение в языке и речи: Очерки по теории и методологии исследования / Г.Н. Манаенко. — Ставрополь, 2003.

6. Акентьева, О.В. Распространение и осложнение предложений с предикатами речи в современном русском языке: автореф. дис. ... канд. филол. наук / О.В. Акентьева. — Ростов н/Д, 2006; Боброва, Т.О. Номинация каузации на разных уровнях синтаксиса / Т.О. Боброва // Язык. Дискурс. Текст: междунар. науч. конф., посвященная юбилею В.П. Малащенко: труды и материалы. Ч. 1. — Ростов н/Д: Изд-во РГПУ, 2004; Малащенко, В.П. Детерминация и осложнение предложения: поиски и решения проблем / В.П. Малащенко // Известия РГПУ. Вып. 2. Филология. — Ростов н/Д: Изд-во РГПУ, 2000; Манаенко Г.Н. Указ. раб.; Попова, З.Д. О некоторых тенденциях в развитии второстепенных членов предложения / З.Д. Попова // Исследования по семантике. Семантические аспекты синтаксиса: межвуз. науч. сб. — Уфа: Изд-во Башкир. гос. ун-та, 1985.

7. Малащенко, В.П. Конструкции с предложными детерминантами, выражающими предикативно-обстоятельственные отношения / В.П. Малащенко // Неполнозначные слова как средства выражения семантических и синтаксических отношений / В.П. Малащенко.— Ставрополь, 1990; Алексанова, С.А. Феномен недискретности в сфере обстоятельственных детерминантов / С.А. Алексанова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. — 2008. — № 10 (57).

8. Кормилицина, М.А. Указ. раб.; Дьячкова, Н. А. Включенный предикат как обязательный компонент модели предложения / Н. А. Дьячкова // Известия Уральского государственного университета. — 2002. — № 24.

9. Дмитриева, Л.К. Осложненное предложение в его сближении со сложным на шкале переходности / Л.К. Дмитриева // Сложное предложение в системе других синтаксических категорий. — Л., 1984.

10. Малащенко, В.П. Детерминация и осложнение предложения: поиски и решения проблем / В.П. Малащенко // Известия РГПУ. Вып. 2. Филология. — Ростов н/Д: Изд-во РГПУ, 2000.

11. Малащенко, В.П. Свободное присоединение предложно-падежных форм имени существительного в современном русском литературном языке: автореф. дис.... д-ра филол. наук / В.П. Малащенко. — М., 1974. — С. 18; Камынина, А.А. Современный русский язык. Синтаксис простого предложения / А.А. Камынина. — М.: Изд-во МГУ, 1983. — С. 79.

12. Леденев, Ю.И. Неполнозначные слова как показатели смысловых и синтаксических отношений / Ю.И. Леденев // Неполнозначные слова как средства выражения семантических и синтаксических отношений. — Ставрополь. — 1990.

Статья поступила в редакцию 27.06.08.

УДК 802.0

Е.А.Лаврентьева, канд. филол. наук, доцент Алтайской академии экономики и права, г. Барнаул

АНТРОПОЦЕНТРИЧЕСКАЯ ОСНОВА КОММУНИКАТИВНОЙ ПАРАДИГМЫ СОВРЕМЕННОГО АНГЛОЯЗЫЧНОГО НАУЧНОГО ТЕКСТА

В статье рассматривается роль антропоцентрического феномена в порождении коммуникативного акта в современном научном тексте. Основным реляционным понятием коммуникации являются отношения коммуникантов, входящих в антропоцентрический круг, представляющий собой систему «полиадресант— полиадресат», обусловленные предметом научного исследования.

Ключевые слова: полиструктурность, коммуникативная целеустановка, информирующая функция.

Научная коммуникация выполняет множество социально-культурных функций, таких как фиксация и хранение научных знаний, которые, объективируясь в виде текстов, откладываются в памяти человечества и передаются из поколения в поколение; другие функции представляют собой непосредственное или опосредованное общение в сообществе ученых, которое делает возможным дальнейшее развитие науки. Исходя из того, что коммуникативные цели возникают в рамках закономерно детерминированных, объективных социальных запросов, следует отметить, что Человек, создающий текст, не имеет опоры без выявления основных антропогенных параметров слова, текста, речевой деятельности. Язык антропоцентричен в глобаль-

ном смысле человеческого контекста подобно тому, как антропоцентричен инструментарий создания текста. Однако нельзя ограничиться только одним аспектом антропоцентризма — эгоцентризмом речевого акта. Антропоцентризм — это не только homo sapiens, порождающий в одностороннем порядке речевой акт. Основным реляционным понятием коммуникации являются отношения адресанта — адресата, опосредованные предметом научного исследования. Соответственно коммуникативный акт, возникающий между ними для реализации некоей цели, есть не просто процесс передачи информации, но процесс, имеющий прагматический характер и имеющий функциональное обоснование.