Научная статья на тему 'Политическая коммуникация в контексте культурологии'

Политическая коммуникация в контексте культурологии Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1617
184
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА / ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ / LINGUISTIC ANTHROPOLOGY / POLITICAL DISCOURSE / POLITICAL CULTURE / POLITICAL COMMUNICATION

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Перевалова Ксения Геннадьевна

Рассматривается политическая коммуникация с различных точек зрения. Говорится о средствах данного явления и о том, что политическая коммуникация имеет непосредственную связь с речевыми явлениями, которые изучаются в политической и когнитивной лингвистике

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Political Communication in Culturology

The article is devoted to political communication from different points of view. The means of this phenomenon and political communication which have direct tie with vocal phenomenon, studied in political and cognitive linguistic are revealed

Текст научной работы на тему «Политическая коммуникация в контексте культурологии»

Культурология

УДК 32.316.7

Перевалова Ксения Геннадьевна Kseniya Perevalova

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ

POLITICAL COMMUNICATION IN CULTUROLOGY

Рассматривается политическая коммуникация с различных точек зрения. Говорится о средствах данного явления и о том, что политическая коммуникация имеет непосредственную связь с речевыми явлениями, которые изучаются в политической и когнитивной лингвистике

Ключевые слова: лингвистическая антропология, политический дискурс, политическая культура, политическая коммуникация

The article is devoted to political communication from different points of view. The means of this phenomenon and political communication which have direct tie with vocal phenomenon, studied in political and cognitive linguistic are revealed

Key words: linguistic anthropology, political discourse, political culture, political communication

Работа выполнена в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2012 гг., контракт № 02.740.11.0591

Политическая коммуникация представляет собой многомерное явление, поэтому целесообразно рассматривать его не только с позиции политических наук, но и с точки зрения иных антропологических областей знания. Представляется необходимым первоначально обратиться к понятию «коммуникация». Коммуникация (от лат. соттишс — делаю общим) — в широком смысле — обмен информацией между индивидами через посредство общей системы символов [12]. Коммуникация, понимаемая в широком смысле как передача информации от человека к человеку посредством речи, жестов, а также изображений и других символьных форм, зафиксированных на материальных носителях, возникла и развивалась вместе с самим обществом,

причем в качестве инструмента воздействия как речевая, так и визуальная коммуникация использовалась и осмысливалась уже в глубокой древности.

Коммуникация может быть личностной, межличностной, массовой и специализированной. В рамках данной статьи осмысливается предмет политической коммуникации, которая является частью коммуникации специализированной. Впервые данный термин был использован немецким социологом Ф. Ратцелем в начале ХХ в. [10; С. 58], что стало свидетельством роста роли информации в общественно-политической жизни.

В научной литературе существуют разные подходы к трактовке понятия «политическая коммуникация». Рассмотрим некоторые из них.

По теории основоположника кибернетики Н. Винера [1; С. 41], политическая коммуникация — это создание, отправление, получение и обработка сообщений, оказывающих существенное воздействие

на политику. Данное воздействие может быть как прямым, так и косвенным, а его результаты могут проявляться как незамедлительно, так и по прошествии времени. О прямом или непосредственном воздействии можно говорить применительно к таким видам политической деятельности, как призыв к участию в выборах, обращение за поддержкой того или иного политического курса, предложение одобрить и принять или, напротив, требование отклонить какой-либо законопроект. Косвенное воздействие сообщений проявляется в том, что они могут использоваться для создания неких «идеальных моделей», «образов» действительности и стереотипов, которые оказывают влияние на политическое сознание и действия политических элит и массовой общественности. Создателями и отправителями сообщений могут быть политики, журналисты, представители групп интересов или отдельные индивиды, которые вовсе не имеют отношения ни к каким организациям — в данном отношении их принадлежность к какой-либо конкретной социальной общности или институту не имеет определяющего значения. То же самое можно сказать и применительно к получателям сообщений. Принципиально важным моментом здесь является то, что сообщение производит существенный политический эффект, воздействуя на сознание, убеждения и поведение индивидов, общностей, институтов, а также на среду, в которой они существуют.

Американский ученый К. Дойч [4; С. 147] назвал политическую коммуникацию «нервной системой государственного управления», считая политические сообщения фактором, обусловливающим политическое поведение. По мнению французского политолога Ж.-М. Коттре [3; С. 70], роль коммуникации в политической жизни общества сопоставима со значением кровообращения для организма человека. С таким же успехом ее можно назвать «источником жизненной силы», или «материнским молоком» политики, потому что политическая коммуникация является необходимой субстанцией, которая связывает воедино раз-

ные части общества и позволяет им функционировать в качестве единого целого. Политические сообщения, циркулирующие в обществе, порождают представления, которые определяют сущностную и качественную стороны политической жизни.

Достаточно полное толкование политической коммуникации было предложено исследователем политико-коммуникативных процессов Р.-Ж. Шварценбергом. Он определил это понятие как «процесс передачи политической информации, благодаря которому она циркулирует от одной части политической системы к другой и между политической системой и социальной системой. Идет непрерывный процесс обмена информацией между индивидами и группами на всех уровнях» [11; С. 97].

Профессор Массачусетского технологического института Л. Пай подчеркивал: «Политическая коммуникация подразумевает не одностороннюю направленность сигналов от элит к массе, а весь диапазон неформальных коммуникационных процес -сов в обществе, которые оказывают самое разное влияние на политику. Политическая жизнь в любом обществе невозможна без устоявшихся методов политической коммуникации» [3; С. 184].

В отечественной политологии с момента ее конституирования в 1989 г. в качестве самостоятельной дисциплины одно из первых определений политической коммуникации принадлежит российскому политологу М.Ю. Гончарову. Согласно этому определению, «термин “политическая коммуникация” должен описывать циркуляцию информации в сфере политической деятельности, т.е. любые сообщения, тексты, оказывающие воздействие на отношения между классами, нациями и государствами» [2; С. 55].

Энциклопедическое толкование исследуемого понятия получает фиксацию в специальных словарях. «Коммуникации политические — понятие, отображающее процесс взаимодействия политических субъектов на основе обмена информацией и непосредственного общения, а также средства и способы этого духовного взаимодействия»

[7; С. 54]. «Политическая коммуникация — процесс передачи политической информации, который структурирует политическую деятельность и придает ей новое значение, формирует общественное мнение и политическую социализацию граждан с учетом их потребностей и интересов» [8; С. 183].

Социолог В.В. Латынов под политической коммуникацией понимает «обмен информацией между субъектами политической жизни, а также между государством и гражданами», который «может протекать на формальном ( например, в средствах массовой информации) и неформальном («закулисные» переговоры) уровнях». Значительное внимание автор уделяет массовой политической коммуникации, которая в современном мире «все больше превращается из подчиненного элемента политики в ее творца» и, «являясь важным источником политической социализации, ...способствует овладению политическими знаниями, установками, ценностями и формами политического участия» [6; С. 172].

Иной подход к определению политической коммуникации предлагает российский политолог А.И. Соловьев. Политическая коммуникация понимается им как «частный случай успешной реализации информационных обменов, попыток коммуникатора ( например, властных структур) вступить в контакт со своим контрагентом. Таким образом, ее можно идентифицировать как форму общения, установленную на основе направленной передачи информации, породившей осмысленный ответ реципиента на вызов коммуникатора» [9; С. 7].

Исходя из сказанного, можно утверждать, что сущностной стороной политикокоммуникационных процессов является передача, перемещение, оборот семантически значимой в политическом контексте информации — тех сведений, которыми в процессе конкретной общественно-практической деятельности обмениваются (собирают, хранят, перерабатывают, распространяют и используют) «источники» и «потребители» — взаимодействующие в обществе индивиды, общности, институты. В данном отношении, на наш взгляд, при-

нципиально важно подчеркнуть, что речь идет не о «политической информации вообще», а именно о той информации, которая в определенной ситуации приобретает некую семантическую значимость.

Поскольку политические системы общества разделяют на демократическую (либеральную), авторитарную и тоталитарную, то соответствующую типологию имеют и системы политической коммуникации.

Политическое сообщение является ключевым аспектом политики, т.к. подавляющую часть политически значимой информации мы получаем именно благодаря распространяемым сообщениям, а не из собственного опыта. Доступность сведений о событиях, происходивших в прошлом, и прогнозирование будущих событий становится возможным только благодаря передаче сообщений. В этой связи американский теоретик коммуникации К. Бёрк заметил: «Большая часть нашей реальности формируется вербально. И лишь очень незначительную часть реальности мы познаем путем непосредственного опыта, полная же картина складывается благодаря системе символов. Что касается таких абстрактных понятий, как «демократия» или «справедливость» и еще ряда политических феноменов, то здесь не существует эмпирической основы. Их толкование полностью зависит от вербальных символов. То же самое можно сказать о большинстве политических явлений» [11; С. 98].

В работах зарубежных авторов (Швар-ценберг Р.-Ж.) обычно выделяются три основных способа политической коммуникации:

— коммуникация с помощью средств массовой информации, в том числе печатных (пресса, книги, афиши) и электрон -ных (радио, телевидение и т.д.);

— коммуникация с помощью организаций, в частности, политических партий, которые служат связующим звеном между управляющими и управляемыми, и групп давления;

— коммуникация с помощью неформальных контактов [11; С. 102].

Однако к числу этих способов можно также отнести и особые коммуникативные ситуации или действия — выборы, референдумы и т.п. В значительной своей части политическая коммуникация составляет сферу компетенции специализированных учреждений и институтов, таких как средства массовой коммуникации, правительственные информационные агентства или политические партии. Тем не менее, она обнаруживается во всякой обстановке социального общения, от бесед с глазу на глаз до обсуждения в палатах национального законодательного органа» [11; С. 103].

Таким образом, политическая коммуникация выступает как смысловой аспект взаимодействия субъектов политики путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. Она связана с целенаправленной передачей и избирательным приемом информации, без которой невозможно движение политического процесса. «Посредством коммуникации, — подчеркивает Ю.В. Ирхин, — передается три основных типа политических сообщений: побудительные (приказ, убеждение); собственно информативные (реальные или вымышленные сведения) ; фактические ( сведения, связанные с установлением и поддержанием контакта между субъектами политики) . Политическая коммуникация выступает как специфический вид политических отношений, посредством которого доминирующие в политике субъекты регулируют производство и распространение общественно-политических идей своего времени» [3; С. 184].

Политическая коммуникация, охватывая все многообразие социально-политических связей — межличностных, массовых и специальных, отражает и выражает культурные ценности субъектов политики; несет в себе политическую информацию как содержание, включая процессы обмена этим содержанием, а также семиотические и технические средства, используемые в этих обменах, и технические каналы этих обменов. В общем случае имеют место всесторонние коммуникативные связи и отно-

шения, которые неразрывно связаны с политической культурой как неотъемлемым элементом общей культуры конкретного общества [3; С. 186].

Роль различных средств политической коммуникации определяется наличием или отсутствием эффекта воздействия. Под эффектом понимается «следствие процесса коммуникации, при этом в сознании индивида происходит то, что без акта коммуникации не происходило бы» [3; С. 187].

Особое место среди средств политической коммуникации занимают неформальные средства передачи информации. В последнее время многие исследователи отмечают падение доверия к официальным источникам информации, что привело к росту значимости сообщений, возникающих на уровне межличностного общения.

К неформальным средствам политической коммуникации относят молву, слухи, сплетни, анекдоты, а также граффити. Эти источники влияют, прежде всего, на формирование негативной оценки деятельности политических лидеров и политических институтов.

Изложенное позволяет констатировать, что политическая коммуникация — явление весьма многогранное, включающее в себя особые способы и средства ее реализации в рамках политической культуры того или иного этнического сообщества. Что же касается сущностной характеристики политической коммуникации, то результаты проведенного анализа позволяют утверждать, что определяющим в его трактовке является процесс передачи информации посредством вербальных и невербальных средств, а также ее получение и обработка с целью воздействия на политическую культуру современного общества. Вследствие чего высвечиваются ее непосредственные связи не только с политологией, политической культурой, коммуникацией вообще, но и главным образом с речевыми явлениями, которые, как правило, рассматриваются в рамках лингвистики антропологического направления, в частности политической и когнитивной лингвистики.

Литература

1. Винер Н. Творец и робот. — М., 1966. — 159 с.

2. Гончаров М.Ю. Риторика политической коммуникации // Массовая коммуникация в современном мире: Сборник научных трудов / Под ред. д. ф. н., проф. Ю.П. Буданцева и др. — М.: МГИМО, 1991. - С. 55.

3. Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития: монография. — М.: Прометей. — 328 с.

4. Дойч К. Нервы управления. — М., 1993. — 243 с.

5. Кретов Б.Е. Средства массовой коммуникации — элемент политической системы общества // Социально-гуманитарные знания. — 2000. — № 1. — C. 101-115.

6. Латынов В.В. Политическая коммуникация // Политическая энциклопедия: в 2 т. / Национальный общественно-научный фонд; Рук. проекта Г.Ю. Семигин; Науч.-ред. совет: пред. совета Г.Ю. Семигин. — Т. 2. — М.: Мысль, 1999. — С. 172-173.

7. Основы политологии: краткий словарь терминов и понятий / Под ред. д-ра филос. наук, проф. Г.А. Белова и д-ра филос. наук, проф. В.П. Пугачева. — М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, О-во “Знание” России, 1993. — С. 54.

8. Политологический словарь / Научн. ред., рук. авт. кол. А.А. Миголатьев, сост. В.А. Вары-вдин. — В 2 ч. — М.: Луч, 1994. — Ч. 1. — С. 183.

9. Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации // Полис. — 2002. — № 3. — С. 7.

10. Цыганков П.А. Международные процессы в условиях глобализации: проблема эффективной коммуникации // Вестник Московского университета. — Сер. 18: Социология и политология.

— 1999. — № 4. — С. 56-65.

11. Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология. — М., 1992. — 294 с.

12. Интернет-источник. Словарь по общественным наукам [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.glossaryi.ru.

Коротко об авторе________________________________________________Briefly about the author

Перевалова К.Г., аспирантка, Читинский госу- K. Perevalova, Post-graduate student of Chita State дарственный университет (ЧитГУ) University

Служ. тел.: 35-91-13

Научные интересы: лингвистическая антрополо- Scientific interests: linguistic anthropology, political гия, политический дискурс, политическая культура, discourse, political culture, political communication политическая коммуникация

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.