Научная статья на тему 'Основные векторы стратегического партнерства России в евразийских и международных интеграционных процессах и политико-правовые проблемы защиты валютного и бюджетного суверенитета'

Основные векторы стратегического партнерства России в евразийских и международных интеграционных процессах и политико-правовые проблемы защиты валютного и бюджетного суверенитета Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
330
70
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОГРАНИЧЕННЫЙ И НЕОГРАНИЧЕННЫЙ ВАЛЮТНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ / ЗАЩИТА БЮДЖЕТНОГО СУВЕРЕНИТЕТА / ФИНАНСОВАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВА / ТРАНСГРАНИЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВЫХ СРЕДСТВ / LIMITED AND UNLIMITED MONETARY SOVEREIGNTY / PROTECTION OF FISCAL SOVEREIGNTY / AND FINANCIAL SECURITY OF THE STATE / CROSS-BORDER MOVEMENT OF MONETARY FUNDS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Петрова Галина Владиславовна

В статье отмечается, что в современных реалиях актуальны политико-правовые понятия валютного, бюджетного суверенитета государств и обеспечения его безопасности и защиты с использованием интеграционных процессов. В самом широком смысле внутренний валютный и бюджетный суверенитет государства можно определить как возможность осуществления в соответствии с конституцией самостоятельной и независимой государственной денежно-эмиссионной, бюджетно-налоговой, кредитно-расчетной, инвестиционной и долговой политики, отражающей специфику функционирования национальной финансовой и банковской системы в интересах государства и общества. В статье проведен анализ международных и национальных уголовно-правовых и финансово-правовых мер защиты валютного и бюджетного суверенитета от трансграничной преступности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Петрова Галина Владиславовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Main Vectors of Strategic Partnership of Russia in Eurasian and International Integration Processes and Political and Legal Problems of Protection of Monetary and Fiscal Sovereignty

The article notes that in today’s realities relevant political and legal concepts of currency, the budget sovereignty of States and to ensure its security and protection with the integration process. In the broadest sense of the domestic currency and the budgetary sovereignty of the state can be defined as the ability to implement in accordance with the constitution of a separate and independent state monetary emission, fiscal, credit and settlement, investment and debt policies, reflecting the specifics of the national financial and banking system in the interest of State and society. The article analyzes the international and national criminal law and the financial and legal measures to protect the currency and fiscal sovereignty of cross-border crime.

Текст научной работы на тему «Основные векторы стратегического партнерства России в евразийских и международных интеграционных процессах и политико-правовые проблемы защиты валютного и бюджетного суверенитета»

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

Основные векторы стратегического партнерства России в евразийских и международных интеграционных процессах и политико-правовые проблемы защиты валютного и бюджетного суверенитета

ПЕТРОВА ТАЛИНА ВЛАДИСЛАВОВНА

Заместитель директора Института проблем безопасности СНГ, доктор юридических наук, профессор

В статье отмечается, что в современных реалиях актуальны политико-правовые понятия валютного, бюджетного суверенитета государств и обеспечения его безопасности и защиты с использованием интеграционных процессов. В самом широком смысле внутренний валютный и бюджетный суверенитет государства можно определить как возможность осуществления в соответствии с конституцией самостоятельной и независимой государственной денежно-эмиссионной, бюджетно-налоговой, кредитно-расчетной, инвестиционной и долговой политики, отражающей специфику функционирования национальной финансовой и банковской системы в интересах государства и общества. В статье проведен анализ международных и национальных уголовно-правовых и финансово-правовых мер защиты валютного и бюджетного суверенитета от трансграничной преступности.

Ключевые слова: ограниченный и неограниченный валютный суверенитет, защита бюджетного суверенитета, финансовая безопасность государства, трансграничное движение валютно-финансовых средств

The Main Vectors of Strategic Partnership of Russia in Eurasian and International Integration Processes and Political and Legal Problems of Protection of Monetary and Fiscal Sovereignty

PETROVA GALINA VLADISLAVOVNA

Deputy Director of the Institute of CIS security, doctor of Law, professor

Abstract: The article notes that in today's realities relevant political and legal concepts of currency, the budget sovereignty of States and to ensure its security and protection with the integration process. In the broadest sense of the domestic currency and the budgetary sovereignty of the state can be defined as the ability to implement in accordance with the constitution of a separate and independent state monetary emission, fiscal, credit and settlement, investment and debt policies, reflecting the specifics of the national financial and banking system in the interest of State and society. The article analyzes the international and national criminal law and the financial and legal measures to protect the currency and fiscal sovereignty of cross-border crime.

Key words: limited and unlimited monetary sovereignty, protection of fiscal sovereignty, and financial security of the state, cross-border movement of monetary funds

14

№2 2015

1. Постановка проблемы в контексте обеспечения валютно-финансовой и бюджетной безопасности государств-членов ЕАЭС

Современная мировая финансовая система характеризуется тем, что в процессе ее развития, трансформации, кризисов, реформ и разломов переплетается большинство политических, экономических и юридических проблем валютно-кредитной, платежно-расчетной и юрисдикционной безопасности современных государств.

Евразийские государства - члены ЕАЭС за последний год акцентировали внимание на защите и обеспечении безопасности своего валютного и бюджетного суверенитета в связи с проявлением новых форм валютно-кредитной «агрессивности проамериканского феномена мирового финансового рынка», как некой «саморегулируемой» сферы мирового финансового оборота под эгидой Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Мировой долларовый валютно-финансовый порядок, на 80% контролируемый несколькими крупнейшими американскими банковскими группами (мегарегуляторами) мирового финансового рынка (Бэнк оф Америка, Ситигруп, Джей Пи Морган-Чейз Банк, Морган-Стенли и др.), направлен на создание непреодолимых барьеров для большинства национальных валют государств-членов ООН, включая государства ЕАЭС, при расширении их попыток обеспечивать самостоятельно международные торговые расчеты и инвестиции. Государства ЕАЭС противостоят этому созданием национальных платежных систем, Межгосударственного банка ЕАЭС, Евразийского Банка развития, которые выступают альтернативой МВФ и МБРР.

В этой связи особенно актуальны понятия валютного, бюджетного суверенитета и обеспечения его безопасности и защиты. В самом широком смысле внутренний валютный и бюджетный суверенитет государства можно определить как возможность осуществления в соответствии с конституцией самостоятельной и независимой государственной денежно-эмиссионной, бюджет-

но-налоговой, кредитно-расчетной, инвестиционной и долговой политики, отражающей специфику функционирования национальной финансовой и банковской системы в интересах государства и общества.

В практике международного сообщества термин «неограниченный валютно-финансовый суверенитет» применяется к странам-эмитентам резервной валюты и ассоциируется с «американским безоговорочным влиянием» на мировую валютную систему. По отношению к России и иным государствам, не осуществляющим эмиссии «резервных валют», термин «валютный суверенитет» употребляется в ограниченном смысле, т. е. в значении его «ограниченности» условиями соглашения с МВФ и зависимостью от валюты США, в которой осуществляются внешние расчеты и движение капитала.

Если внутренний валютный суверенитет государства проявляется в возможности суверенной эмиссии государственной валюты, то внешний проявляется преимущественно в ее способности выступать международным платежным средством и средством капитализации активов.

До недавнего времени валютный суверенитет России и эмиссия рубля были привязаны только к объему золотовалютных резервов Российской Федерации и не привязывались к резервам крупных межгосударственных, международных банков. Однако с расширением международного

15

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

участия российских валютных резервов и бюджетных средств в новых банках региональных интеграционных сообществ, таких как банки развития ЕАЭС, БРИКС, ШОС, валютный и бюджетный суверенитет России укрепляются.

Но угроза американской денежной экспансии, разрушающая суверенитеты, растет. Неограниченная «суверенная» эмиссия мировой резервной валюты США оказывает негативное влияние на внутренне финансовое состояние других государств, в том числе и Российской Федерации. Если, например, в начале ноября 2013 г. ФРС США объявила о новой политике количественного смягчения и выбрасывании в экономику США дополнительных 600 млрд долл., то в ноябре 2013 г. в Российской Федерации был отмечен рост инфляции, после чего ЦБ РФ был вынужден отказаться от политики поддержки относительно низкой учетной ставки, и стоимость кредитов в России вновь начала расти.

Принятие ФРС США подобных решений приводит к финансовым спекуляциям за счет роста долларовой массы на мировых рынках, Когда усиливается инфляция и осложняется работа валютной, банковской и бюджетной системы, это можно расценивать как подрыв национального валютного и бюджетного суверенитета.

Финансовая безопасность государства, основанная на полном валютном и бюджетном суверенитете - основное условие его способ-

ности осуществлять самостоятельную финансово-экономическую политику в соответствии со своими национальными интересами. Финансовая безопасность государства состоит в способности:

• обеспечивать устойчивость экономического развития государства, платежно-расчетной системы и основных финансово-экономических параметров;

• нейтрализовать воздействие мировых финансовых кризисов и преднамеренных действий мировых акторов (государств, транснациональных корпораций и др.), теневых (кланово-корпоративных, мафиозных и др.) структур на национальную экономическую и социально-политическую систему;

• предотвращать крупномасштабную утечку капиталов за границу, «бегство капитала» из реального сектора экономики;

• предотвращать конфликты между властями разных уровней по поводу распределения и использования ресурсов национальной бюджетной системы;

• наиболее оптимально для экономики страны привлекать и использовать средства иностранных заимствований;

• предотвращать преступления и административные правонарушения в финансовых правоотношениях (в том числе легализацию - отмывание - доходов, полученных преступным путем).

2. Международно-правовые и национальные меры защиты валютного, бюджетного суверенитета и обеспечения финансовой безопасности государств в рамках евразийского сотрудничества

Необходимы обеспечение безопасности валютных и бюджетных суверенитетов государств -членов ЕАЭС и их защит от угрозы негативных последствий «инсценируемой» США «отмирающей» регулирующей роли международного валютного, банковского, уголовного права, разработанного с участием большинства государств - членов

ООН и замены его «мировым правом финансовых рынков» под эгидой проамериканских транснациональных банковских корпораций.

Фактически речь идет об «агрессивной» внешней финансовой политике США и их союзников, когда посредством «системной дестабилизации» национальных валютно-финансовых институ-

16

№2 2015

тов государств евразийского пространства, особенно государств ЕАЭС и СНГ, решается задача лишить их суверенных прав на «полноценную» эмиссию и международное обращение их национальных валют, достигаемых развитием национальных платежных систем.

Проблема обеспечения финансовой безопасности государств ЕАЭС и СНГ осложняется также ростом международной и национальной финансово-кредитной преступности, которая часто умышленно «организует» и «провоцирует» мировые финансовые кризисы, что также подрывает валютный и бюджетный суверенитет государств.

Исходя из сказанного, важнейшим направлением развития международно-правовых и национальных мер защиты валютного, бюджетного суверенитета и обеспечения финансовой безопасности государств евразийского пространства, включая государства - члены ЕАЭС, является создание на евразийском пространстве:

1) межгосударственных валютно-платежных союзов по расчетам, кредитованию и инвестициям в национальных валютах;

2) межгосударственных банков развития и фондов условных резервных валют;

3) межгосударственных банков и финансовых корпораций по инфраструктурным инвестициям;

4) международное сотрудничество по унификации и гармонизации законодательства государств - членов ЕАЭС по противодействию финансовым преступлениям и борьбе с коррупцией.

Создание на евразийском пространстве новых мировых финансовых институтов и повышение роли России в радикальном изменении баланса сил в мировой финансовой системе является важнейшим фактором защиты валютного и бюджетного суверенитета.

Растущее число новых мировых финансовых институтов свидетельствует об изменении баланса сил в мировой финансовой системе. Наиболее динамично развивающиеся государства БРИКС накопили значительные валютные ресурсы для самостоятельного инициирования создания ме-

жрегиональных финансовых институтов, способных своевременно и эффективно реагировать на негативные изменения глобальной конъюнктуры.

Российская Федерация для обеспечения полноценной защиты своего валютного и бюджетного суверенитета намерена следовать многовекторному варианту участия в многостороннем евразийском партнерстве. Для защиты своего валютного и бюджетного суверенитета от «негативного воздействия» некоторых приемов США в управлении мировой валютно-финансовой системой во главе с МВФ и Всемирным банком Россия ориентируется на своих евразийских союзников и партнеров в секторе валютно-расчетных и валютно-кредитных услуг.

Россия за последние три года на основе межгосударственных соглашений создала как минимум семь векторов конструктивного финансово-инвестиционного и валютно-кредитного партнерства на евразийском пространстве:

• ЕАЭС и СНГ (с 2014 г. начал функционировать с участием России Евразийский Банк развития, Межгосударственный банк ЕАЭС);

• Европейский союз и Европейский центральный банк остаются и в 2015-2025 годах, несмотря на санкции, финансовыми партнерами, стабилизирующими российскую валютно-финансовую систему;

• БРИКС (в 2014 г. с участием России созданы Банк развития БРИКС и Фонд условных резервных валют БРИКС);

• ШОС (с 2013 г. Россия участвует в резервах Банка развития ШОС);

17

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

• АТЕС (с 2013 г. Россия намерена активнее поддерживать финансирование инфраструктурных проектов Азиатско-Тихоокеанского банка развития и получать от него кредиты);

• АСЕАН и еще три государства (Россия заключила соглашения о синдицированном кредитовании и финансировании крупных евразийских проектов на 2015-2025 гг. из Антикризисного фонда Китая, Японии, Южной Кореи и стран АСЕАН, который был создан в мае 2000 г. странами АСЕАН.

• Экономический Пояс Шелкового пути (Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ)), альтернатива МВФ и МБРР.

К концу 2015 г. Россия, возможно, более четко определит выгодные для нее формы финансового сотрудничества с азиатско-тихоокеанскими финансовыми институтами, включая банк и фонд Экономического пояса Шелкового пути, АТЭС и др., но только на выгодных для России условиях.

По данным Всемирного Банка, совокупный объем международных резервов нового Банка пяти стран БРИКС составил почти 6 трлн долл. МВФ уже не способен оказывать эффективное противодействие попыткам создания отдельны-

ми государствами на региональном и межрегиональном уровнях дополнительных механизмов страхования рисков от возможных финансовых катастроф. Кроме Соглашения о создании Нового банка развития, в ходе шестого саммита стран БРИКС в июле 2014 г. был подписан Договор о создании Пула условных валютных резервов БРИКС, основной задачей которого является предоставление финансовой поддержки странам-членам в условиях возникновения краткосрочных проблем с ликвидностью.

Первоначальный размер пула составит 100 млрд долл., из которых 41 млрд долл. будет внесен Китаем, равные доли в размере 18 млрд долл. вложат Бразилия, Россия и Индия, а оставшиеся 5 млрд долл. в капитал пула добавит ЮАР. Стороны смогут воспользоваться ресурсами пула в следующих объемах: Китай - в размере 50% вложенного капитала, Бразилия, Россия и Индия - в размере 100% инвестированных средств, а ЮАР - в двукратном размере внесенной суммы.

В конце 2015 г. должен начать работу Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) в рамках нового объединения «Экономический пояс Шелкового пути», который создается по инициативе Китая в качестве альтернативы американским и японским банковским структурам. В составе учредителей нового банка - Индия, Казахстан, Монголия, Саудовская Аравия, Узбекистан и Таджикистан - всего 25 стран. Россия в работе АБИИ, несмотря на заинтересованность в инфраструктурных инвестициях, пока не участвует, более четко и осторожно просчитывая свои интересы.

3. Противодействие транснациональной корпорационной и«блоковой агрессии», финансовой преступности в системе мер защиты валютного и бюджетного суверенитета

Сложилось так, что на мировом финансовом рынке контролирующими и управляющими субъектами трансграничного движения валютно-фи-

нансовых средств, как публичных, так и частных, часто являются не государственные органы контроля и управления, а международные саморе-

18

№2 2015

гулируемые финансовые организации, созданные на базе транснациональных финансовых корпораций.

Транснациональные финансовые корпорации, манипулирующие активами публичных корпораций, международными обязательствами государств, финансовыми инструментами, обеспечивающими конверсионно-обменные операции с внешними долгами, выраженными особыми правами заимствования в МВФ, напрямую взаимодействуют с центральными банками государств, публичными финансовыми корпорациями и стабилизационными фондами, часто якобы «неумышленно» подвергая опасности суверенные права государств в сфере валютной, бюджетной и банковской независимости национального сектора финансовых рынков.

Связанные «блоковыми» обязательствами в рамках интеграционных сообществ и военных союзов так называемые государства-гегемоны в лице США и ее партнеров по НАТО, государства Британского содружества наций с Великобританией во главе, государства Европейского союза часто свою «оборонную доктрину и стратегию» «окрашивают» под финансовые манипуляции на грани с международными правонарушениями. Это угрозы «лишить» рубль статуса международной резервной валюты, «отключить» Россию от международной платежной системы СВИФТ, «запретить» международные кредиты для России, «исключить» российский капитал из долевого участия в транснациональных компаниях и т. д.

Многие из вышеназванных деяний в международном праве оформлены даже как уголовно наказуемые деяния и квалифицируются как «преступная ограничительная практика», «мнимое трансграничное банкротство», «принуждение к совершению заведомо невыгодной сделки», «коммерческий подкуп», «взяточничество», «коррупция», подрывающие валютный и бюджетный суверенитет государств покушением на основы национальной финансовой системы и наносящие ущерб экономике недобросовестной конкуренцией.

Международные «валютные и бюджетные провокации» сопровождаются «размножением» заменителей резервных валют в виде финансовых инструментов, электронных платежей, электронного клиринга, выпускаемых странами «большой семерки». Опасности для валютного и бюджетного суверенитета государств проявляются в фактическом запрете со стороны стран - учредителей МВФ для других государств называть свою валюту «конвертируемой и резервной», а государственные бюджетные внешние долги и обязательства -«обеспеченными и достаточными для погашения»

Поскольку на международном уровне хорошо организованные финансово-кредитные преступления приобрели «окраску стихийных финансовых кризисов», национальное право, особенно уголовное, выступает мерилом «потенциальных возможностей» каждого государства противостоять международному финансовому мошенничеству и применять национальные нормы против трансграничной преступности.

4. Перспективы дальнейшего расширения сотрудничества евразийских

государств в финансовой и правоохранительной сферах

как фактор защиты их валютного и бюджетного суверенитета

После Азиатского финансового кризиса 19971998 гг. инициатива Японии по созданию Азиатского Валютного Фонда (АВФ) подверглась резкой критике со стороны МВФ и администрации США. «Глобальными» БРИКС и ФМР БРИКС на-

звать сложно, поскольку их учредителями выступают исключительно пять наиболее динамично развивающихся стран БРИКС, но эти межрегиональные финансовые структуры направлены на формирование новой многоуровневой мировой

19

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

финансовой системы, включающей как традиционные глобальные финансовые институты (МВФ и ВБ), так и региональные и межрегиональные финансовые институты.

При успешном функционировании нового Фонда объемы средств, которые государства-учредители смогут получить на восстановление финансовой стабильности, будут значительно превосходить средства, которые потенциально может предоставить в аналогичной ситуации МВФ. Доступ к ним будет намного проще, кроме того, для их получения государствам-учредителям не придется брать на себя обязательство проводить навязанную извне экономическую политику.

Важным шагом является Соглашение о сотрудничестве в области инноваций, заключенное между банками развития стран БРИКС (Внешэкономбанк - с российской стороны) с целью стимулирования взаимодействия между странами по вопросам реализации инновационных проектов. Оно предполагает обмен информацией между институтами пяти стран о развитии методов и форм финансовой поддержки инновационных проектов, а также софинансирование инициатив, реализация которых представляет непосредственный интерес для двух или более стран БРИКС.

В Рамках БРИКС принят Протокол о намерениях между экспортными кредитными и страховыми агентствами стран БРИКС (представителем России выступает Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций -ОАО «ЭКСАР»), направленный на развитие торгово-экономических связей между участниками

объединения, а также поддержку реализации совместных проектов в третьих странах. Как и соглашение между банками развития, данный протокол предполагает обмен информацией между агентствами в области финансирования экспорта и инвестиций национальных компаний.

27 мая 2015 г. власти Египта заявили о своем стремлении к созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Россия заинтересована в создании зоны свободной торговли с этим быстро развивающимся государством Африки, поскольку в 2014 г. товарооборот между Россией и Египтом достиг 5,5 млрд долл. и стороны хотят увеличить его как минимум на 50%. 25 мая 2015 г. Вьетнам также начал готовиться к подписанию Договора о создании зоны свободной торговли с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), что будет способствовать росту взаимной торговли и позволит решить задачу подключения ЕАЭС к интеграционным процессам в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Покушения на бюджетный суверенитет часто выступают как «коррупционные финансово-кредитные преступления» и «преступное поведение» в бюджетной, денежной, платежной системе и торговле банковскими услугами, которые представляют собой общественно опасные действия финансовых и иных организаций по нецелевому использованию бюджетных средств, проведению финансовых операций запрещенными методами, сформулированные в международном и национальном праве как «нелегальные» или «сомнительные».

Ведущая роль в реализации межправительственных соглашений о сотрудничестве в борьбе с финансовой и иной преступностью, на основании которых идет взаимодействие правоохранительных органов России с правоохранительными структурами государств - членов ЕАЭС и СНГ, отведена многосторонним организационным структурам по оказанию правовой помощи при борьбе с преступностью. Имеют место также двусторон-

20

№2 2015

ние соглашения о борьбе с преступностью рамочного характера, которые содержат положения, регламентирующие традиционные формы полицейского сотрудничества: обмен информацией, исполнение запросов о производстве оперативно-розыскных мероприятий, обмен опытом и оказание содействия в подготовке и повышении квалификации кадров, гармонизации нормативных правовых актов. Активно готовятся протоколы о взаимодействии, меморандумы и другие соглашения с зарубежными партнерами, которые более детально определяют механизмы международного сотрудничества на основе уже заключенных межправительственных и межведомственных соглашений.

Особое внимание уделяется таким международным преступлениям, как финансовое мошенничество и отмывание денег. Успешными примерами сотрудничества России с правоохранительными органами других государств являются результаты скоординированных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в рамках проведения операций в отношении лиц, подозреваемых в отмывании денежных средств и их инвестировании в экономику Испании, Италии, Франции, Латвии и других государств. К настоящему времени МВД России заключено 128 договоров с другими государствами по различным направлениям сотрудничества. Позитивным является расширение регионального сотрудничества российских правоохранительных органов приграничных государств по противодействию преступности.

Сложности организации международного сотрудничества в борьбе с преступностью, посягающей на основы валютного и бюджетного суверенитета государств ЕАЭС, обусловлены некоторыми обстоятельствами, относящимися к общему государственному суверенитету любого государства: международное и региональное сотрудничество не может нарушать суверенитет или быть связано с вмешательством во внутренние дела сотрудничающих государств;

Международное и региональное сотрудничество ведет к некоторому фактическому ограничению суверенитета государств-участников при обмене оперативно-розыскной информацией, материалами следствия или состоявшимися решениями судов, при выдаче преступников.

К настоящему времени сложился определенный механизм реализации международного сотрудничества по предотвращению преступлений, посягающих на валютный и бюджетный суверенитет государств посредством проникновения международной организованной преступности на национальные финансовые рынки. Он опирается на многосторонние универсальные конвенции, в которых содержатся нормы ответственности за международные преступления, связанные с коррупцией, «отмыванием», легализацией доходов, полученных преступным путем, финансированием терроризма, уклонением от уплаты налогов, мошенничеством на рынках финансовых услуг.

К таким многосторонним региональным конвенциям, имеющим, как правило, целевой характер, относится Конвенция Совета Европы об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1990).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Предупреждение финансовой преступности как средство защиты суверенитета в финансово-кредитном секторе включает следующие подходы.

С учетом универсальных международных соглашений о борьбе с финансовой преступностью, заключенных РФ, необходимо усиление всех форм и методов защиты финансового суверенитета средствами государственного и негосударственного контроля, поскольку неэффективный финансовый, налоговый, бюджетный, иной государственный и негосударственный контроль способствует росту общественно опасного воздействия как различных составов коррупционных правонарушений, так и финансово-кредитных преступлений, нарушая стабильность финансово-кредитного сектора.

21

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ЕВРАЗИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ПРАВО

Большинство составов международных валютно-кредитных преступлений, связанных с покушением на финансовую безопасность государства, включены в Уголовный кодекс Российской Федерации с учетом унифицированных норм уголовного права и уголовного правосудия. К ним относятся: незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ); недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ); мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ); мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ); мошенничество с использованием платежных карт (ст. 159.3 УК РФ); мошенничество в сфере страхования (ст. 159.5. УК РФ) и другие связанны с коррупционными преступлениями: дачей взятки должностному лицу банка, коммерческим подку-

пом и иными формами использования служебного положения.

На международном уровне особое внимание должно обращаться на обеспечение принятия оперативных мер по запросам соответствующих органов о выявлении, замораживании, аресте и конфискации: 1) имущества и денежных средств, приобретенных в результате коррупционного поведения государственного или муниципального служащего, должностного лица коммерческой организации, иностранного должностного лица; 2) отмываемого имущества, доходов от отмывания денег использованных при совершении совокупности преступлений, связанных с коррупцией; 3) долей имущества контролируемых иностранных компаний, особенно трастовых фондов, созданных коррумпированными российскими лицами на иностранных территориях и в оффшорных юрисдикциях.

Литература и нормативно-правовые источники

1. Лимская декларация руководящих принципов контроля (принята в г. Лиме 17.10.1977 -26.10.1977 IX Конгрессом Международной организации высших органов финансового контроля (ИНТОСАИ)). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/ online.req=doc;base=INT;n=9332 (дата посещения 11.02.2015).

2. Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (ETS № 141) [рус., англ.] (Заключена в г. Страсбурге

08.11.1990). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://eurasiangroup.org/ru/restricted/strasburg_conv. pdf (дата посещения 11.02.2015).

3. Уголовный кодекс РФ.

4. Налоговый кодекс РФ.

5. Капович Д.Н. Уголовно-правовое и уголовно-процессуальное обеспечение противодействия коррупции: международные стандарты и российское законодательство / Д.Н. Капович// Международное уголовное право и международная юстиция. 2012. № 1.

22

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.