Научная статья на тему 'О семьях русских старожилов Предбайкалья'

О семьях русских старожилов Предбайкалья Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
717
136
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУССКИЕ / СТАРОЖИЛЫ / ПРЕДБАЙКАЛЬЕ / ПОТОМКИ / RUSSIAN / LONG TIME CITIZENS / PREDBAIKALYE / DESCENDANTS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Белобородова Нина Михайловна

В статье представлена история заселения отдельных русских семей Предбайкалья. В основе написания лежат собственные полевые исследования автора, неопубликованные архивные материалы, работы ученых. Вы познакомитесь с разными сторонами жизни семей сибирского крестьянства. Результаты исследования представлены на международных и региональных конференциях, всероссийских конкурсах педагогических программ в сфере образования и культуры. Материал адресован историкам, филологам, этнографам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

About Russian old timer families of Predbaikalye

The article introduces the history of settlement of some Russian families in Predbaikalye. The author takes as a starting points own field notes, archive materials, the works of some scientists. You learn different ways of life of the Siberian peasantry. The results of research are given both at the international and regional conferences, Russian competitions of pedagogical programmes in the field of education and culture. The material is addressed to historians, philologists, ethnographers.

Текст научной работы на тему «О семьях русских старожилов Предбайкалья»

ность, формализм, разрыв между словом и делом приводили к протесту со стороны молодых людей, формировали равнодушное, а порой и просто негативное отношение к мероприятиям, которые проводились с целью патриотического воспитания.

Таким образом, задачи патриотического воспитания будущих офицеров были исторически обусловлены целым рядом факторов, вытекавших из особенностей военно-профессиональной деятельности, внутренней и внешней политики страны, ее положения на международной арене. Не все факторы получали достаточную огласку в официальных документах, в средствах массовой информации, но все проявлялись в той или иной степени на местах, т.е. непосредственно в процессе обучения и воспитания курсантов. И здесь уже многое зависело не только от руководства центральных органов управления государством и Вооруженными Силами, но и от работы соответствующих органов по патриотическому воспитанию на местах.

Библиографический список

1. Сибирский Б.Н. Ядерный блицкриг США / Б.Н. Сибирский // Военно-исторический журнал. — 2003. — № 5. — С.36.

2. Неделин А.В. «Ядерный век открыл двери новому периоду истории...» / А.В. Неделин // Военно-исторический журнал. —

1999. - № 6. - С. 41.

3. Неделин А.В. «Ядерный век открыл двери новому периоду истории.» / А.В. Неделин // Военно-исторический журнал. —

2000. — № 1. — С. 57.

4. Арбатов А.Г. Безопасность в ядерный век и политика Вашингтона / А.Г. Арбатов. — М. : Политиздат, 1980. — С. 93.

5. Тимохин П.П. Военно-силовая политика США / П.П. Ти-мохин. — М. : Воениздат, 1987. — С. 154—155.

6. Там же. — С.156.

7. Стрепетов В. Дезинформация в идеологической борьбе империализма / В. Стрепетов // Коммунист Вооруженных Сил. — 1974. — № 3. — С. 80.

8. Коммунист Вооруженных Сил. — 1982. — № 11. — С. 9.

9. Бабаков А.А. Вооруженные Силы СССР после войны (1945— 1986 гг.): История строительства / А.А. Бабаков. — М. : Воениздат, 1987. — С. 156— 157.

10. Ильинский И.М. Наш молодой современник: вопросы мировоззренческого воспитания / И.М. Ильинский // Социологические исследования. — 1987. — № 2. — С. 18.

11. А.П. Волков. Подготовка молодежи к защите Родины: 1961—1991 гг.: исторический опыт, проблемы / А.П. Волков, С.В. Галдобина. — М. : ВУ, 2007. — С. 14.

12. КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза: Документы 1917—1981. — М. : Воениздат, 1981. — С. 448.

13. А.П. Волков, С.В. Галдобина. Указ. соч. — С. 64 — 68.

14. Доклад Ю.В. Андропова на совместном торжественном заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР в Кремлевском Дворце съездов 21 декабря 1982 г., посвященном 60-й годовщине образования СССР // Справочник партийного работника. — Вып. 23. — М. : Политиздат, 1982. — С. 148.

15. См., например: Материалы XXIV съезда КПСС. — М. : Политиздат, 1974. — С.75.

ЛИДЕР Наталья Владимировна, аспирантка кафедры отечественной истории Омского государственного технического университета, старший преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Омского танкового инженерного института им, Маршала Советского Союза П, К, Кошевого,

E-mail: N-V-Lider@rambler,ru

Статья поступила в редакцию 11.02.2009 г.

© Н. В. Лидер

УДК 908 (571 53) (092) Н. М. БЕЛОБОРОДОВА

Усть-Ордынская СОШ № 2 им. И. В. Балдынова, п. Усть-Ордынский

О СЕМЬЯХ РУССКИХ СТАРОЖИЛОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ___________________________________________

В статье представлена история заселения отдельных русских семей Предбайкалья. В основе написания лежат собственные полевые исследования автора, неопубликованные архивные материалы, работы ученых. Вы познакомитесь с разными сторонами жизни семей сибирского крестьянства. Результаты исследования представлены на международных и региональных конференциях, всероссийских конкурсах педагогических программ в сфере образования и культуры. Материал адресован историкам, филологам, этнографам.

Ключевые слова: русские, старожилы, Предбайкалье, потомки.

Во время экспедиций наше внимание привлекли семьи потомков русских старожилов Предбайкалья, история жизни которых ведет свою летопись начиная с XVII — XIX в. Их воспоминания в некоторой степени дополняют историческую картину заселения русскими Сибири.

Весьма интересные сведения о своей родословной представил уроженец с.Куяда Усов П. П.: «Ну вот, что Куяда. Она образовалась очень давно. Дед, прадед

тоже родился в Куяде, прапрадед — все, рождённые в Куяде. Есть такая легенда, что в смутное время... в начале XVII века наши куядцы, в том числе Усовы, пришли из Подмосковья. .у мня родители. дед. грамотные. Ну, какое церковно-приходское (образование). у мня дед. рассказывал ему прадед. что вот ушли, когда вот в Подмосковье, где там жили. не было же никакого порядка. оне были крестьяне, это очень трудно жилось. прийдёт поляк — грабит, а

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (81) 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №5 (81) 2009

здесь были казаки, приходят — грабят. Другие шайки ходили всё. Тогда вот в начале 1600 годов наши семьи ушли на Урал. И оне на Урале жили в Перми. Русские, чисто русские. Мы пришли туда, фамилия взята по населённому пункту. Когда записывали: «Откуда?» «С Усова»», — вот эта сохранилась. Фамилия первоначально жительства — это под Москвой. Они пришли сюда сами. Как ну первый поток заселения Сибири. Дед рассказывал. что семья была 5 или 6 сыновей и одна дочь. Вот оне пришли сначала в Братске, вышли туда на север, а потом сюда. Первоначально это пришли в Оёк... а потом от Оёка, уже люди, тогда деревни небольшие были, искали себе хорошую землю, где можно было поселиться. И вот они пришли в Ку-яду... в 1674 году. У миня есть эта от руки написана родословная наша. Это с 700 годов, это кто усовские». (Полевые материалы автора 1994 — 2008гг. (далее — ПМА). Рассказ сельского жителя об истории семьи Усовых в Предбайкалье можно проследить по работам этнографов начиная с XVII в. в илимских волостях, затем в конце XIX в. встречаем в Уриковской волости Иркутского округа [1]. Историю основания села Куяда подтверждает И. В. Калинина: «С 1718 года селение Куяда было вотчиной Посольского монастыря». В её книге также фиксируется исследуемая нами фамилия куядского старожила [2].

Откуда появились Татариновы в Усть-Орде Эхи-рит-Булагатского района, Татаринова Е. М. не знает, но точно помнит, что дед Василий Татаринов прожил 103 года и умер здесь же, когда ей было 8 — 9 лет. Отец Татаринов Михайло Васильевич родился также в Усть-Орде, «был старостой в церкви и заведовал хозяйственной частью. В свободное время делал грабли, кадушки, колёса, вилы для односельчан. За-ядливый рыбак. Песенник. Дед Василий также был песенником. Мама Васса была запевалой. Брат Дмитрий играл на балалайке, мандолине. Брат Василий играл на гармошке». Рассказывая о родословной Тата-риновых, она поведала, что «на реке Куде был сделан пруд и стояла мельница:

Мельница, мельница,

Браво колесо вертится. — приговаривала бабушка и затем печально продолжала: «Мельница принадлежала дяде Татаринову Гаврилу Ивановичу. Арестовали старика, увезли и убили. А за что? За мельницу. А съезжались мужики из окрестных деревень молоть муку. И что в этом было плохого? До прихода советской власти русские старожилы, по рассказам бабушки, традиционно жили так: «В некоторых домах белили баяндаевской белой глиной. Для новой побелки смывали старую. В основном красили потолки, стены. Полы нет. Мыли (полы) песком, тёрли голышом из берёзы или камыша. (В доме) стояли лавки, их мыли еженедельно. Помои выливали в специальную яму. Мусор вывозили в специально отведённое место. В каждом доме был куть — угол для куриц. В праздничные дни куть занавешивался очень красивой цветной тканью, т.к. приезжали гости. Бани в основном были по-чёрному, окон не было, отверстие в стене для дыма. Бани по-белому у богатых. Баня выстоится, мужики шли первыми, парились в рукавицах. После бани обязательно ели несколько ложек мурцовки (это натёртая редька, подсоленная и разведённая водой). Мурцовка для здоровья. Чай с ягодой брусникой, варенья не варили, пили с калачами. Около 100 крынок имели под молоко. (У нас) было 50 крынок. Лёд возили для погребов. Лёд солили и он быстро не таял. Мясо ложили на лёд. Мужики были неграмотны и мерили зерно пудовкой. Весной давали взаймы зерно, муку. Говорили:

«Давай, таря, мне взаймы пудсзвку или две муки, зерна или овса». Продавцы продавали в Усть-Орде мурав-линую (глиняную) посуду. При этом продавец стучал по посуде и кричал: «Женщины, покупайте крынки, горшки, корчаги, горлачи калёные, звенячие, модня-чие» (ПМА).

Документы о религиозной общине при Троицкой церкви в с.Усть-Орда 1923-х—1929-х годов позволяют увидеть, что в списке верующих православной общины, составленном к 20 декабря 1928 г., значилось 127 человек. Из них Татариновы — 72, Ефимавы — 12, Амосовы и Ильины — по 8, Букины и Черных — по 4, и другие фамилии записаны по три и две. Под № 64 записан Татаринов Михайло Васильевич 52-х лет. Это отец Татариновой Евдокии Михайловны. А самым старшим по возрасту среди Татариновых под № 18 числится Татаринов Иннокентий Ксеноф., ему 80 лет [3].

Анализ похозяйственной книги с.Усть-Орда 1928-х — 1930-х годов, в которой указаны фамилия, имя, отчество, положение в каждой семье, время рождения, национальность, время регистрации и учёта показал, что в с.Усть-Орда из 52 русских дворов 41 двор принадлежал семьям Татариновых, 4 двора — Амосовым, 3 двора — Михалёвым, 2 двора — Букиным и по одному двору — Бродягиным и Журавлёвым. Первый двор (хозяйство № 23), хозяином которого являлся Татаринов Матвей Матвеевич (1861 г.р.), построен в 1830 году. Исследуя родословную семьи Татариновых, мы обратили внимание на преклонный возраст сибиряков. Например, Татаринов Василий Антонович (1845 г.р., хозяйство № 45) и Татаринов Василий, отчество не указано (1846 г.р., хозяйство № 27). Здесь же в хозяйстве № 30 указана семья нашего информатора: Татаринов Михаил Васильев. (домохоз., 1^! — 1874), Василиса Васильевна (2-я жена 1-го, 1886), Евдокия Михайл. (дочь 1-го, 25/П — 1914), Афанасий Мих. (сын, 1917), Татьяна (дочь, 11/Х — 1920), Александр (сын, 20/^ — 1923), Пётр (сын, 1^П — 1928) [4].

В другой похозяйственной книге с.Усть-Орда, Большая Кура, колхозов им.Молотова, им.Разумова за 1936 год, в которой записаны фамилия, имя, отчество, национальность, год рождения. Из 22 семей 12 — Татариновы, 2 — Кириловы и по одной Агеевы, Апхановы, Волчатовы, Измайловы, Климовы, Ситни-ковы, Труфановы, Шептяковы [5]. В 1875 году в своих исследованиях на количественное преобладание этой фамилии в данном населенном пункте указывал

А. П. Щапов: «Вот, например, Усть-Ордынская оседлоинородческая родовая община, состоящая почти из одного рода Татариновых» [6]. Впервые эту фамилию мы находим у сибирского учёного в исторической справке об илимских воеводах [7]. Можно предположить, что илимский воевода предок родословного древа Татариновых.

Коренные жители Иркутско-Сельского района дали нам некоторые исторические зарисовки по расселению, занятиям и увеселениям русских в бывшем Иркутском уезде изучаемого нами периода. «Исчезли деревни Чернщкая, Зайльник, Мсзлька, Томилов-щина, до 15 домов бывало», — с горечью вспоминал детские годы Сергей Егорович Томилов. И продолжал: «(Раньше песню) «По диким степям Забайкалья» в любой деревне услышишь, частушки, любовные (песни). Пляски вечерами, полянки под балалайку, гармошка бывала. Песенки сочиняли. Кто может, побасёнку расскажет. Больше смеху чтоб было. Токарев Виктор Александрович мастер был, гармонист. Напоёт всяки частушки, где-то брал, сочинял из жизни:

По деревне идут все четыре духа:

Два Ткачуковых, Томилов

И Тсжарев Витюха.

Два Ткачуковых — два брата». Когда-то деревни Черницкая и Томиловщина, по словам информатора, были названы в честь «коренных крестьян». В деревне Черницкая жили семьи Черницких, «Галксзвы, братья с отцом, они коров доили, скота, быков держали, хлеб выращивали для себя. Макаровы тоже, сельское хозяйство. излишки часть продают, в город меняют, товар надо. Они жили в Коты, котинские. Жили Гилёвы, Котинские. Ну, они братья переселенцы. Ну, это в XIX в. Ну, с Запада, с какой области наслышаны. Тоже в пределах 10 семей было с ребятишками. Ну, они что? В основном хлеб выращивали, скота держали, уголь возили древесный в город для самовара. Бутырские — основатели, первые строители первых домов (имеется в виду этой деревни). Не меньше 5 семей начало-то. Они заготовляли лес, рыбачили. Помогали остальным людям приезжим. Зарабатывали и помощь делали. Черницкие. Ну, там. организована заимка была. деревня разраслась до 15 домов. Ну, сначала с одной семьи. Сельское хозяйство начинали с хлеба. Рожь была высокая. Резали, вязали в снопы, а потом возили на гумно. Отдельно каждый у себя складировал. Ситниковы (много семей, носящих эту фамилию, как нам известно, проживало и в деревне Большая Кура) они жили в Галки, Галюэвщина. Тоже сельское хозяйство. Больше на лошадях возили керосин, соль из города, везут. Они тоже местные, не приезжие». Деревня Томиловщина располагалась между Галковщиной и Монастырем. «Ат Аёка недалёка», — шутил Сергей Егорович, рассказывая о родовой деревушке предков. «Томиловские самогонку гнали. в город возили. Дёготь из берёзы выделывали и продавали в город. Телеги мазали. любую рану можно лечить». По его словам, их «род, корень» из деревни Томиловщина. В ней «были братья Томиловы, отцовские и братаны (двоеродные), 3 — 4 семьи томиловские, Заельник (деревня) тоже (жили) томиловские два брата с семьями. Мой отец Томилов Егор Андреевич 1901 г. родился (в) Томиловщина, мать Томилова Ирина Андреевна в Котах 1902 г.р. Родили 9 детей из них 5 мальчиков и 4 девочки». «Дед по отцовской линии, — зачитывал нам свою родословную старожил, — Томилов Андрей Михайлович 1860 г.р., умер 1923, похоронен в Оёке, был крестьянин, жил в Оёке. Бабушка Екатерина Николаевна 1863 г.р., по линии отца, умерла 1928, похоронена в Оёке. Они имели семью 8 человек. Это коренные местные, они родились в Сибири. Имели 5 сынов, 3 дочери. Все православные, все русские. По матери. Дед мой Сергеев Андрей Спиридонович 1865 г.р., д. Коты Иркутского района, бабуля (жена) его Сергеева Анна Матвеевна 1865, котинские. Они родили 5 детей: 4 девочки и мальчик. Крестьяне. Домишко ещё стоит даже в Котах, на окраине, у болота» (ПМА).

На традицию присвоения своих имен населенным пунктам русскими крестьянами в ходе освоения Пред-байкалья указывал в трудах и сибирский историк

В. Н. Шерстобоев [8].

Букина Анна Ивановна, сообщая данные по истории своей семьи, отметила, что: «Прапрадедушка-донской казак, песенник с Кубани. В нашей семье были казаки и татары. Мой прадед Иван — по материнской линии. (Мои) предки политссыльные. Мой отец коренной сибиряк, мать сибирячка. Мама-та у нас всё время малилас. Ребёнок как заговорит, так и Бох, молись Богу, молится-молись. В семье 3 дочери, я самая малая. Семья середняков. Отец мой — Пер-

фильев Иван Александрович, безграмотный, пахарь. Прадедушка Степан — мельник. Отец мамин — Яков, мельник» (ПМА). Сибирячка в 1931 г. вышла замуж в д.Большая Кура Эхирит-Булагатского района. Данные её семьи находим в похозяйственной книге № 42 д.Большая Кура за 1935 г.: «Букин Павел Афанасьевич (гл. семьи, 1912), Анна Ивановна (жена, 1912), Василий Павлович (сын, 1931), Галина Павловна (дочь, 1934), Иван Алекс. (отец, 1880), Татьяна Яковл. (мать, 1879)», отец и мать родители Анны Ивановны [9].

Упоминание бабушки о казаках в Предбайкалье подтверждают свидетельства исторических источников. Это дело «Поземельное устройство старожилого населения Иркутской губернии в 1910 году» [10].

Примеры количественного преобладания фамилий русских в одном населённом пункте (на эту традицию расселения старожилов указывала и Л. М. Сабурова [11]) мы заметили и в документе «О крестьянах Тугутуйского сельского общества, покупающих у соседей бурят пахотную землю или сенокосы» за 1901 г. Всего в списке 123 крестьянина. Из них: Дру-говы — 8, Некрасовы — 7, Груздевы — 6, Рудовы — 6, Суворовы — 5, Тарбеевы — 5, Трусковы — 5, Бушковы — 4, Мясниковы — 4, Саловаровы — 4, Тигунце-вы — 4, Шептековы — 4, Горбачёвы — 3, Средяевы — 3, Устюговы — 3, Яблонцевы — 3, Верещагины — 2, Заболотские — 2, Лапины — 2, Марковы — 2 и другие фамилии записаны по одной [12]. Список учредителей Ново-Николаевского религиозного общества православного вероисповедания, составленный 6 августа 1925 г., насчитывает 52 человека. Из них 6 носили фамилию Большедворские и Софоновы, 5 — Белоусовы, 4 — Шеметовы, по 3 Винокуровы, Житовы, Ивановы и Пермяковы, по 2 Кокорины, Тюменцевы и Шелковниковы, другие фамилии записаны по одной [13]. Именной список верующих, входящих в состав Хоготовской религиозной общины (при Николаевской церкви) Эхирит-Булагатского аймака, составленный «7 юня дня» 1929 г. дал нам следующую картину. Всего в списке православных христиан 299 человек. Список показал из них Копыловы — 30, Стер-ховы — 29, Шастины — 28, Поповы — 24, Петровы — 14, Аргучинцевы — 13, Николаевы — 10, Романовы — 8, Быковы, Степановы и Шонины по 7, Ивонткины, Чер-кашины и Шлемовы по 6, Акуловы и Консоровы по 5, Андриановы, Камскины, Козловы, Прокопьевы и Са-холтуевы по 4 и другие фамилии записаны по три, две и одной [14]. Просматривая похозяйственную книгу д.Большая Кура за 1935 г., мы обратили внимание на то, что из 49 семей 18 носили фамилию Про-свирнины, 14 Ситниковы, 7 Журавлёвы, 3 Агеевы, 3 Пор-фёновы, по одной Букины, Зимины, Трусковы [15]. За этот же год в похозяйственной книге д. Большая Кура, улус Алужино числится 26 русских семей из них Просвирнины — 6, Ситниковы — 6, Букины — 4, Зимины, Порфёновы и Шаньгины по 2, Агеевы, Журавлёвы, Трусковы по одной семье [16]. В похозяй-ственной книге д. Большая Кура, улусы Базой, Танхай, Алэжино за 1935 г. зафиксированы 23 семьи. Для нас представили интерес Просвирнины (3 семьи), Ситни-ковы (2 семьи) и по одной семье Букины, Журавлёвы, Шаньгины. Среди старожилов наше внимание привлекли по годам рождения Букин Дмитрий Прокопьевич (1864), Букина Зинаида Фёдоровна (1866), Про-свирнина Настасия Ильинична и Букина Мария Романовна (1867) [17].

Для уточнения исконных фамилий д. Большая Кура мы обратились за помощью к старейшей жительнице Журавлёвой Прасковье Александровне. Она поясняла: «Ну, деревня так, от старых людей

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (81) 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №5 (81) 2009

узнавали, что какой-то приехал с Запада по фамилии Просвирнин. И вот ти здесь, у нас, Просвирниных тоже в деревне очень много. Но и, видимо, потом от их пошло род Просвирниных, а как уж Журавлёвы нету, Парфёновы». Раньше в деревне сказала нам бабушка: «Мало-то фамилий было. Ну, пять фамилий всего — Ситниковы, Просвирнины, Шаньгины, Зимины, Агеевы». А из своей родословной точно знала: «Отец — Шаньгин Александр Демидович, русский, 1898 г.р., уроженец д. Большая Кура, мать — Порфё-нова Мария Фёдоровна, русская, 1890 г.р., уроженка д.Большая Кура. Дедушка — Шаньгин Демид Алексеевич, русский, уроженец д.Большая Кура, бабушка — Шаньгина Прасковья Сергеевна, русская, уроженка д.Верхний Кукут (по линии отца). Дедушка — Порфёнов Фёдор Андреевич, русский. Бабушка — Журавлёва Татьяна Николаевна, русская (оба уроженцы д. Большая Кура). По линии матери» (ПМА). В похозяйственной книге № 42 в разделе «Список членов домохозяйства» мы проследили года рождений всех членов семьи Шаньгиных. Шаньгин Александр Демидович (гл. семьи, 1898), Мария Фёдоровна (жена, 1900), Афанасий Александр. (сын, 1919), Поросковия Александр. (дочь, 1921), Павел Александр. (сын, 1922), Николай (сын, 1930), Алексей (сын, 1933) [18].

Соседка Прасковьи Александровны, Просвирнина Анна Константиновна, считает себя русской, хотя в её родословной имеет место смешение разных национальностей. «Подгородние-около города. Отец жил на Куде. Дедушка по отцовской линии жил 102 года, до 100 лет сено косил. Вообще-то, он хомутовский, оне в Хомутово (жили) на Куду переехали с Волги. Бабушка по отцовой, по моей, 82 года. Ну, мне было лет 10, когда умер дедушка. Мамина мама с Манзурки, русская. А ещё бабушкины родственники, по материнской линии, буряты, а по отцовской линии — белорусы».

К старожилам Сибири себя относит и Просекина Анна Ивановна, хотя она точно знает: «Дед по отцовской линии нижегородский, строил мельницу в Гаха-нах, затем вызвал семью, папа с 1888 г., приехал в 16 лет, где-то в 1904 г. Мама усть-ордынская, Татари-нова Дарья Егоровна, русская» (ПМА).

На переселения в Иркутскую губернию из разных регионов России в последней четверти XIX в. указывал и исследователь П. Головачев [19].

Рассказы потомков-старожилов Томилова С. Е., Усова П. П. о продвижении русских в незаселенные места Предбайкалья из Уриковской волости Иркутского уезда подтверждают и сообщения из газет. Например, по сведениям, собранным местными краеведами, «село Харат выросло на месте тайги. Начало заселения относится к 1725 году», выходцами «из-под Хомутово и Куды» [20].

Рассказ уроженки с. Харат Макаровой З. И. дал скудные, но интересные сведения из истории этого населенного пункта, так как, по ее мнению, в советские годы никто не вспоминал о своей родословной. Отец информатора «Чеботнягин Иннокентий Николаевич с 1899, а мама с (1)900, годам разница. Мама, так-то фамилия Сыроватская, а по мужу-то уж Че-ботнягина. Я бабушку представляю, а деда не видывала. Это мамины родители. А папка (мой) рос, его родители, видно, рано померли. Кагда коммуна создавали, то здесь (в Харате), ну тогда как в коммуну-то всех: скота, всех сгоняли. Ну и коммуной жили, питались в столовой. А потом, как коммуна та распалась, кто здесь та остался. Ну и там вернули па каню, па карове, дама вернули. (Жили) типа общежития, скопом, комнатки та давали. (В Харате) земледельством

(занимались), хлеб сеяли. Здесь же ссыльный пункт был, сюда ссылали-так он и поселился, Харат образовался. Это давно, до нас. Тут Сыроватские, Макаровы (можно предположить, что эта старинная фамилия ведет свое начало из Иркутского уезда, согласно воспоминаниям Томилова С. Е. и исследованиям М. В. Загоскина [21]). У нас их здесь пол-Харата Макаровых, Баяновых, Толстиковых, Труфановы, Просекины. Вот Чеботнягиных наших мало. Все крещёны, православны. У нас здесь церковь (была). Я маленька была, мне 6 — 7 лет было. Ну, сняли их (колокола) тогда, как запретили то церкви, стали их разрушать. Больша церковь та была, ограда, дом стоял, жил поп там, церковных там хоронили. Памятники там были, а потом в церкви то клуб сделали. Иконы у всех есть, а уж куда из церкви увезли, неизвестно. свёкор, телеги, колёса, грабли, вилы (делал), хомуты шили. у нас мама ткала, до сих пор её тканью ношу. Вся деревня ткала. Все вышивали, вязали. кружева на простыни, на палатенца. саберёмся на посиденки, без работы не хадили» (ПМА).

Из архивных материалов начала XX в. следует указать «Дело о водворении на переселенческие участки местных старожилов 1915 г.», в котором указаны причины ухода переселенцев из Иркутского района в течение 1918 г.: «неурожаи — 70, хозяйств. обстоят. — 43, наводнение — 28, желание жить с родствен. — 15, таёжн. уч. — 12» и другие. Всего в исследуемом нами документе указано 618 причин ухода старожилов на другие земли Предбайкалья, из них 350 «неизвестно» [22]. Этот источник подтверждает рассказы потомков-старожилов о движении их предков из Иркутского района в другие населенные пункты Сибири.

Как видно из приведенных материалов, и в настоящее время наблюдается сохранность состава исконных фамилий православных русских и их количественное преобладание внутри определенного района. Это дает возможность проследить историю многих крестьянских семей Предбайкалья за 200 — 250 лет.

Статья может быть использована в преподавании спецкурсов, чтении лекций и на семинарах по истории, этнографии и культурологии.

Библиографический список

1. Шерстобоев, В.Н. Илимская пашня : в 2 т. / В.Н. Шерстобоев, — Т,1 : Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века. — 2-е изд. — Иркутск : Изд-е ОГУП «Иркутская областная типография № 1», 2001. — С. 247; Загоскин, М.В. Одна из Сибирских общин (Селение Грановское) очерк / М.В. Загоскин. — Иркутск, 1891. - С. 39.

2. Калинина, И.В. Православные храмы Иркутской епархии XVII — начала XX века / И.В. Калинина. — М. : Галарт, 2000. — С. 312, 482.

3. АОА УОБАО, ф. 26, оп.1, д.9, Л. 68-70.

4. АОА УОБАО, ф. Р-24, оп.2, д.1, Л. 2-31.

5. АОА УОБАО, ф. Р-24, оп.2, д.36, Л. 2-24.

6. Щапов, А.П. Собр. соч. Доп. том к изданию 1905— 1908 гг. / А.П. Щапов ; подготовка к печати А.Н. Турунов. — Иркутск : Восточно-Сибирское областное изд-во, 1937. — С. 301.

7. Шерстобоев, В.Н. Указ. соч. — С. 135.

8. Шерстобоев, В.Н. Там же. — С. 83.

9. АОА УОБАО, ф. Р-24, оп.2, д.5, Л. 14.

10. ГАИО, ф. 171, оп.1, д.36, Л. 2-4, 7.

11. Сабурова, Л.М. Культура и быт русского населения При-ангарья (конец XIX — XX в.) / Л.М. Сабурова. — Л. : Наука, 1967. — С. 195, 196, 217.

12. ГАИО, ф. 171, оп.2, д.5, Л. 3-5.

13. АОА УОБАО, ф. 26, оп.1, д.6, Л. 11, 22.

14. АОА УОБАО, ф. 26, оп.1, д.7, Л. 71-76.

15. АОА УОБАО, ф. Р-24, оп.2, д.5, Л. 1-25.

16. АОА УОБАО, ф. Р-24, оп.2, д.5, Л. 1-16.

17. АОА УОБАО, ф. 26, оп.1, д.7, Л. 1-24.

18. АОА УОБАО, ф. Р-24, оп.2, д.5, Л. 3.

19. Головачев, П. Сибирь. Природа. Люди. Жизнь / П. Головачев. — 2-е изд., исправл. и доп. — М., 1905. — С. 201-203.

20. Гергесова, Л. В Харате возрождают храм Архангела Михаила / Л. Гергесова // СМ Номер один. — 2007. — № 37. — С. 13.

21. Загоскин, М.В. Указ. соч. — С. 39.

22. ГАИО, ф. 171, оп.1, д.545, Л. 96.

БЕЛОБОРОДОВА Нина Михайловна, аспирантка кафедры истории Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств (г. Улан-Удэ), учитель музыки Усть-Ордынской СОШ № 2 им. И. В. Бал-дынова Эхирит-Булагатского района Иркутской области.

E-mail: PIKANOVN@vandex.ru

Статья поступила в редакцию 23.12.2008 г.

© Н. М. Белобородова

УДК 908 С. Р. КУРМАНОВА

Омский филиал Института археологии и этнографии СО РАН

ПИЩА В СВАДЕБНОЙ ОБРЯДНОСТИ НЕМЕЦКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ__________________________________________

В статье дается подробный анализ свадебной пищи сибирских немцев. Рассматриваются этапы свадебного цикла, начиная со сватовства и заканчивая последним днем свадьбы, и блюда, задействованные в обрядности. Исследование проводится с учетом локальных и конфессиональных особенностей различных групп немцев. Кроме того, раскрывается символическое значение основных блюд.

Ключевые слова: немцы, свадебная пища, символизм, локальные и конфессиональные особенности.

Пища относится к числу наиболее актуальных тем, разрабатываемых этнографической наукой. Изучение пищи, важнейшей составной части системы жизнеобеспечения этноса, предполагает рассмотрение традиций питания как явления бытовой культуры, имеющего отношение не только к материальной, но и к духовной сфере, поскольку пища и трапеза часто выступают важными компонентами народных праздников и обрядов.

Важную роль она играет в свадебной обрядности немцев Западной Сибири. Само название свадьбы (Ное^еИ) в немецком языке буквально означает «высокое время» и свидетельствует о том, что это событие рассматривалось как кульминационный момент в жизни человека. Поэтому немки уделяли особое внимание приготовляемым в этот день блюдам, которые отличали большое разнообразие, изысканность, трудоемкость приготовления, значительные материальные затраты.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Источниковую базу данной работы составили материалы этнографических экспедиций Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского, собранные в 1989 — 2008 гг. в сельских населенных пунктах Кемеровской, Новосибирской, Омской областей и Алтайского края.

Пища играла важную роль на протяжении всего свадебного цикла немцев Сибири, длившегося, порой, не один месяц: сватовство, приглашение гостей, вечер-прощание с юностью и три дня свадьбы. В связи с географическими и климатическими особенностями Сибири свадьбы предпочитали справлять осенью или зимой, когда закончена уборка урожая, осуществлен

забой скота и сделаны запасы. Лето и весна считались «голодными» сезонами. Запрещено было играть свадьбы в пост перед Рождеством (Advent), в пост перед Пасхой (Fasten) или в период полевых работ [1].

Пища играла важную роль при сватовстве. Заходя в дом невесты, сваты клали булки хлеба на стол и начинали беседу. Чаще всего сваты произносили фразу: «У нас есть хороший бычок, а у вас здоровая телка, мы пришли ее купить». Они не всегда сразу получали определенный ответ. В течение веков были выработаны определенные приемы, символизировавшие этот ответ. Так, если родители невесты ставили на стол хлеб и соль, пироги и сыр — это означало согласие. Если выносили тыкву и бутерброды — то сватов ждал отказ. В большинстве случаев ответ был положительным [2].

Часто невеста не успевала предупредить своих родителей о том, что придут сватать. В этом случае стол собирали «на скорую руку, из того, что было». В некоторых селах молодые люди сообщали родителям о своем желании пожениться, и уже родители назначали день сватовства. Разговор о свадьбе сваты вели зачастую за столом, обильно уставленным различными блюдами. Они могли сидеть за столом очень долго, весь вечер, а то и ночь прихватить. Чаще всего на стол накрывала будущая невеста и делала это при женихе и сватах, чтобы они могли оценить ее умение и расторопность [3].

Традиционными для сватовства блюдами были суп с капустой (Krautsuppe), куриная лапша (Nudelsuppe), кухе [4]. В этот день часто готовили тушеное мясо с картофелем, борщ, пекли печенье, булочки. В с. Ни-

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (81) 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.