Научная статья на тему 'Музицирование как форма духовного роста семьи Н. Ф. Финдейзена и его профессионального становления'

Музицирование как форма духовного роста семьи Н. Ф. Финдейзена и его профессионального становления Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
159
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ РУССКОЙ МУЗЫКИ / ВОСПОМИНАНИЯ / МУЗИЦИРОВАНИЕ / СЕМЬЯ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Космовская М.Л.

Статья посвящена анализу исторической роли коллективного музицирования в многодетной семье Н.Ф. Финдейзена, которое связывало и объединяло не только ее членов, но и коллег, друзей, знакомых, собиравшихся вместе в выходные интересно провести время. Процесс эволюции музыкального мышления семьи отражен в его воспоминаниях 1920-х гг., которые стали основой для анализа и выводов по истории музыкальной культуры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Музицирование как форма духовного роста семьи Н. Ф. Финдейзена и его профессионального становления»

УДК 93/94; 78.03; 929

МУЗИЦИРОВАНИЕ КАК ФОРМА ДУХОВНОГО РОСТА СЕМЬИ Н.Ф. ФИНДЕЙЗЕНА1 И ЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ

© 2020 М. Л. Космовская

докт. искусствоведения, профессор, зав. кафедрой музыкального образования и исполнительства e-mail: KosmosvskayaML @ outlook. com

Курский государственный университет

Статья посвящена анализу исторической роли коллективного музицирования в многодетной семье Н.Ф. Финдейзена, которое связывало и объединяло не только ее членов, но и коллег, друзей, знакомых, собиравшихся вместе в выходные интересно провести время. Процесс эволюции музыкального мышления семьи отражен в его воспоминаниях 1920-х гг., которые стали основой для анализа и выводов по истории музыкальной культуры.

Ключевые слова: история русской музыки, воспоминания, музицирование,

семья.

Проблемы современной семьи во многом кроются в забвении того, что в прошлые века объединяло людей, собирало их вместе и давало возможность радостного общения. Об этом задумываешься каждый раз, когда встречаешься с людьми, чьи семейные интересы связывает искусство, особенно музыка. К такому выводу приводит изучение одного из самых больших в России музыкально-исторического архива (более 6000 единиц хранения) Николая Федоровича Финдейзена (1868-1928) - ученого, историка и историографа русской музыки с древнейших времен, организатора и бессменного редактора «Русской музыкальной газеты» (1894-1918), музыкально-общественного деятеля, лектора, педагога.

«Из моих воспоминаний» [Финдейзен Из моих...] - рукопись, которую автор дорабатывал буквально до последних дней своей жизни (вносились поправки, делались вставки, редактировались отдельные разделы, хотя основной текст был завершен к 1927 г.) и которая раскрывает первые шаги его вхождения в музыку, расширяя начатые в 1907 г. размышления в его краткой автобиографии: «Больше дало мне детство не в школьной жизни, а дома...» [Космовская Финдейзен Автобиография: 144]. Давая подробный анализ своего бытия в 1970-1980-е гг., автор приходит к парадоксальному выводу: «Музыка! Музыка, которой я посвятил всю свою жизнь и часто только в ней находил успокоение и радость! Как мало я слышал ее в детстве, вернее, как ничтожно то, что я вынес о ней из той поры, наиболее впечатлительной и восприимчивой!..» [Финдейзен Из моих: 73].

Прежде чем обратиться к конкретным фактам постижения музыки, остановимся на краткой характеристике немецкой семьи Финдейзенов, приехавшей в середине

1 Исследование архивной коллекции Н.Ф. Финдейзена в 2019 году ведется при финансовой поддержке гранта Российского фонда фундаментальных исследований № 19-012-00226 а. Тема: «Дневники Н. Ф. Финдейзена 1925-1928 годов (расшифровка рукописи, исследование, комментирование и подготовка к публикации М. Л. Космовской)». The study of archival collection is carried out as part of the scientific project № 19-012-00226 a, supported by Russian Foundation for Basic Research). The Topic: Diaries of N.F. Findeizen of 1925-1928 (transcript of the manuscript, study, comment and preparation for publication by M.L. Kosmovskaya).

XIX в. поднимать экономику России и составившей капитал на строительных материалах и известковом заводе.

В 1860-е гг. неожиданно умирает первая жена Федора Давидовича и он, оставшись с большим семейством на руках, женится в 1867 г. на гувернантке своих детей Надежде Осиповне Кубли: красивой, веселой, очень общительной девушке. Она любила детей, получила педагогическое образование, играла на фортепиано, пела. Отец Кубли был швейцарец, а мать - русская. Своих дочерей Анну, Марию и Надежду они крестили в православную веру. Конфессиональная двойственность вероисповедания семьи Кубли была принята и лютеранином Федором Давидовичем: дети младшей линии в семье также приняли веру их матери, тогда как старшие были, как и отец, лютеранами.

В «младшей» семье отца - Ф.Д. Финдейзена Николай был первым ребенком, через два года родился Петр, а после - Леонид (июнь 1873 г.).

Семейные фотографии тех лет (к примеру, см. ниже фотографию 1879 г.) изображают эту семью как большой дружный союз людей с открытыми лицами и ясными взглядами, в которых светится ум, основательность и уверенность в собственных силах, а также дружеское расположение между детьми и родителями.

Центром (как на фотографиях, так и в жизни), основой, подлинным главой семьи был Федор Давидович Финдейзен. Он не только обеспечивал семью материально, но и определял дух, климат, атмосферу жизни: по его инициативе и под его руководством проводились семейные праздники, к нему тянулись родственники, друзья, знакомые. Вспоминая детство, Николай Федорович отмечал, что мать он «любил тогда не менее отца» [Финдейзен Из моих: 82], однако отцовское воздействие было гораздо более значительным и существенным. Всю жизнь он бережно хранил образ этого человека,

который «любил говорить по-русски, смягчая некоторые слова и не всегда выговаривая правильно и чисто» [Финдейзен Из моих: 57]; «сердился, если прислуга называла его барином, требуя, чтобы к нему обращались по имени и отчеству» [Финдейзен Из моих: 61]; «и в еде, и в питье был одинаково очень сдержан (ни водки, ни пива, ни крепких и даже столовых вин не употреблял - стакан глинтвейна или пара рюмок мадеры или портвейна удовлетворяли его вполне, да и то - изредка; кстати, он и не курил), но любил угощать на славу» [Там же: 65] и при этом проявлял радушнейшее, «чисто русское хлебосольство» [Там же: 82].

А поводов для проявления гостеприимства было немало: помимо обязательных воскресных обедов, на которые собирались все дети (в конце 1870-х - начале 1880-х гг. уже и со своими семьями) и ближайшие друзья, широко отмечались дни рождения и именины, христианско-народные праздники. При этом всегда «стол был обильный и сытный», для чего «отец закупал все ein groß2, солилось, мариновалось и разные варенья варились дома пудами» [Там же: 69].

Именно устраиваемые отцом домашние празднества, «всегда радостно и светло проводившиеся в семье, ... наиболее яркими пятнами в том далеком детстве встают в памяти» [Там же], - писал Николай Федорович уже в 1920-х гг. «Отец был не только дельным, заботливым хозяином, но и очень гостеприимным, в широком смысле этого понятия. В этом он слишком мало походил на немца» [Там же: 61].

Застолье чередовалось с танцами под семейное музицирование, и эта музыка, пожалуй, и была первым вхождением мальчика в мир звуков. Играли в основном старшие сестры в четыре и даже в шесть рук. Трио за одним роялем выглядело несколько громоздко и карикатурно. Для особых случаев (свадьбы, юбилеи) приглашались лучшие таперы Санкт-Петербурга. Но и в их исполнении в основном звучали всевозможные попурри, вальсы, кадрили, бытовые романсы, простыми оборотами на всю жизнь врезаясь в память.

О музыке своего раннего детства Финдейзен писал так (пожалуй, несколько идеализируя ее): «Прежде, если танцевали мазурку - так обязательно под глинкинскую; вальсы исполнялись под прелестную музыку Штрауса, а затем под вальсы модных оперетт (Штрауса, Зуппе, Миллекера и др<угих>), более изящных и даже художественных, нежели музыка позднейших фарсовых оперетт» [Там же: 75].

Неплохо пела и Надежда Осиповна. И хотя «интимный (так сказать) репертуар едва ли не ограничивался немногими простодушно-сентиментальными романсами» [Там же: 73], но именно в ее исполнении с замирающим сердцем слушалась «Серенада» Шуберта, и это было первым впечатлением о классическом сочинении.

Во второй половине 1870-х гг. в семье происходит значительное изменение домашнего репертуара, что было связано с взрослением детей старшей линии: подросли сестры, отец начал устраивать большие приемы и балы для невест, на которые приглашались специальные таперы, танцы насыщались новым содержанием, и сам Николай Федорович уже перестает быть пассивным созерцателем, а принимает в каждом действе посильное участие, нередко выступая в роли «музыкуса», поскольку и ему «нередко приходилось таперствовать и для этой цели сочинять кадрили и танцы» [Там же: 75]. По его воспоминаниям, на этих вечерах игралась легкая музыка: «Ни Бетховен<а>, ни даже Гайдн<а>, Моцарт<а>, не говоря о Вагнере, Шуберте и Шумане или Глинке и русских композиторах, в нем не было и помину» [Там же: 78], «исполнялись модные пустяки часто кафешантанного репертуара» [Там же: 78].

Однако в финдейзеновском перечне звучавших сочинений можно отметить ряд весьма любопытных новаций. На смену старой танцевальной музыке и обработкам

2 Ein groß (нем.) - большими партиями, много.

немецких и русских народных песен на первое место выходит жанр «жестокого романса» с цыганским налетом, порой кафешантанного характера. Мелодии К.С. Шиловского3 («Тигренок»4, «Чаровница»), И.Ф. Деккер-Шенка (особенно популярной была «Ах, Москва, золотая голова»5), «Песня ямщика» И. Лазарева6 и «Вьюшки» Н. Артемьева7, фортепианные переложения городских народных песен -таков был музыкальный быт семьи Финдейзен второй половины 1870-х гг.

Изменение репертуара во многом было связано с тем, что среди приятелей братьев и сестер постепенно начинают выделяться Бриземейстеры: «лихой и жизнерадостный Жанно» [Финдейзен Из моих: 64], Герман - впоследствии муж одной из старших сестер - Амалии, который «отлично играл на тромбоне, <...> очень недурно играл на рояле, любил музыку» [Финдейзен Из моих: 63], «считался заправским любителем музыки» [Там же: 72], и Эдуард, который «был незаурядным кутилой, бывал в загородных ресторанах и увлекался цыганами, а потому немудрено, что ввел у нас в дом не знакомую до того цыганскую музыку» [Там же: 75].

Пополнение музыкального кругозора семьи сочинениями Карла Фауста8 и Ардита Луиджи9 и даже вальсами Иоганна Штрауса (сына) также было в числе «заслуг» братьев Бриземейстеров, поскольку с их появлением стали играть не только для танцев, но и исполнять в четыре руки музыку для души и слушания. По признанию Финдейзена, у них дома в основном «играли всякую дрянь» [Там же: 78], но и это было началом приобщения к миру музыкальной литературы, поскольку играли много переложений из модных тогда оперетт и опер, популярные вальсы, марши и проч.

Из интереса к этой музыке выросло впоследствии, к 1880 гг., стремление к созданию домашних трио и квартетов, а затем уже и исполнению сочинений классического репертуара: «Я не забрасывал фортепиано, и техника моя более или менее подвигалась, а читал я ноты с листа довольно изрядно. и репертуар наш сделался серьезнее. Не помню, появился ли в нем Бах, который теперь, в конце жизни

3 Константин Степанович Шиловский (1848-1893) - русский композитор, автор шлягеров. Романсы и

песни Шиловского составляли немалую долю домашнего музицирования в последней четверти XIX столетия в России. «Тигренок», «Чаровница» (оба на слова автора), «Паутина» и «Чайная роза» на слова Ф. Соллогуба, «Царица ты или рабыня» на сл. кн. Н. Имеретинского - мелодии этих и некоторых других сочинений Шиловского бытовали в среде дилетантского музицирования. Некоторые романсы композитора были переизданы в наши дни: «Из семейного альбома Шиловских»: Старинные романсы / Сост. Е. Л. Уколова. М., 1994. 16 с.

4 «Тигренок» («Месяц плывет по ночным небесам») - одна из серенад К. С. Шиловского, созданных в

1870-е гг. Издана: СПб.: Иогансен, ценз. 1882. 7 с.

5 «Ах, Москва, золотая голова» И. Ф. Деккер-Шенка (1825-1899) - самое популярное сочинение

композитора. Песня, написанная на слова Ф.Л. Соллогуба: «Вдали тебя я обездолен», посвящена была кн. К.К. Имеретинскому.

6 «Песня ямщика» И. Лазарева (год рожд. неизв. - 1880) на сл. Фадеева, для голоса с фп. издавалась

неоднократно начиная с 1868 г.: М.: К. И. Мейков, 1868. 9 с. Первое издание имело подзаголовок «Песни московских цыган».

7 См.: Артемьев Н. Вьюшки. Кадриль из цыганских песен для фп. Ор.12. СПб.: Сев. лира (Л. Фризе), б.г.

7 с.

8 Произведения Карла Фауста (1825-1892), автора танцевальной музыки, не отличаясь высоким уровнем

художественности, имели немалую популярность благодаря «виртуозности», которую можно было выказать при их исполнении. Именно к таковым и относится Federball-Galopp (Волан-Галоп), упоминаемый Н. Ф. Финдейзеном в «Воспоминаниях» [Финдейзен Из моих: 78].

9 Ардити Луиджи (1822-1903) - итальянский композитор, популярнейший в России 1860-1870-х гг.

автор танцевальной музыки. Его вальсы издавались и переиздавались неоднократно. Как правило, они все имели подзаголовки: «Вальс любви», «Восторг», «Поцелуй» и др. «Поцелуй» за эти два десятилетия издавался более пятнадцати раз!

моей, стал моим насущным музыкальным хлебом, но Гайдн, Моцарт, Шуберт, Мендельсон и в особенности сонаты Бетховена, а также Шопен - составили его основу» [Финдейзен Из моих: 152].

Весьма интересно рассказывает Н. Ф. Финдейзен о еженедельных камерных вечерах первой половины 188G^ гг., пришедших на смену танцевальным вечерам, на которых была проиграна почти вся классическая литература трио - от Гайдна до Шумана: «У нас состоялось постоянное трио, собиравшееся раз в неделю по вечерам. ... Партия ф<орте>п<иано> была моя; иногда, если играли аранжировки с ф<орте>п<иано> в 4 руки (Вагнера, Мендельсона - из "Sommemachtstraum'a"1° и его A-moll'ную симфонию11, Шуберта - марши и "Moments musicales12"), ко мне присаживался зять, муж старшей сестры (Г. Бриземейстер). Мама купила для меня гармониум13, и вот репертуар наш стал разнообразиться новыми аранжировками (конечно, "Ave Maria" Баха-Гуно, отрывки из Вагнера, Мейербера и др.). Основной репертуар нашего трио составили трио Гайдна и Моцарта - мы проигрывали обычно по одному из каждого из них по порядку, проиграв таким образом все их ф<орте>п<ианные> трио. Затем исполнялись некоторые из трио Бетховена (первые), Шуберта и Мендельсона» [Там же: 153].

Разносторонность и нестандартность мышления юноши, а также его музыкальность уже в то время проявлялись не только в пианизме, но и в попытках создания первых композиторских опусов. По его собственному признанию, для домашнего музицирования он делал «некоторые аранжировки, написал и сыграли. I-ю часть (Allegro) очень незатейливого и малограмотного фп. трио, тогда ведь я не был знаком даже с элементарной теорией музыки» [Там же]; «Тогда же, правда, начались и нелепые композиторские попытки» [Там же: 152]. В 188б-1887 гг. даже вышли его первые и, кстати, единственные нотные издания [Финдейзен 188б; 1887], сохранившиеся в нотно-музыкальном отделе ОР РНБ.

Так с годами видоизменялся репертуар и направленность домашнего музицирования в семье Финдейзенов: постепенно от сугубо танцевальной музыки 187G - начала 188G^ гг. произошел переход к серьезным, классическим произведениям.

Таков был путь будущего музыканта, пройденный им в семейном музицировании. Именно так входил Финдейзен в мир инструментальной музыки, постигал ее красоты и осваивал наследие композиторов в собственном исполнении на фортепиано. Семейное музицирование дало фундамент для будущего профессионального роста и осознания собственного призвания.

Новым уровнем постижения искусства звуков, а вернее, подлинного потрясения стали посещения концертов и особенно знакомство с исполнительским мастерством А.Г. Рубинштейна, когда в феврале 1888 г. в дневнике появилась запись: «Был на концерте Патриот<ического> общ<ества>. Рубинштейн - гений» [Финдейзен Дневник 1888: л.б об.-7]. Влечение в концертные залы столицы становится осмысленным и относительно постоянным. Так продолжается до первого Симфонического собрания ИРМО сезона 1888/1889 г., когда он испытал поистине шоковое впечатление: «Я впервые услышал 5-ю симфонию Бетховена. Эта музыка так меня потрясла и

10 «Сон в летнюю ночь» (нем.: «Sommernachtstraum»). Сюита из музыки к спектаклю (ор.61) по пьесе

В. Шекспира. Спектакль с музыкой Мендельсона впервые был поставлен в Потсдаме в 1843 г.

11 Имеется в виду Ф. Мендельсон. Симфония №3. Шотландская, a-moll. Ор.56.

12 Moments musicales (франц.) - музыкальные моменты.

13 Гармониум=фисгармониум - разновидность клавишно-духового инструмента, по звучанию

напоминающего орган.

увлекла, что, уходя с концерта, я внутренне - крепко и убежденно - твердил про себя -я буду музыкантом. Я хочу стать музыкантом. <...> И ночью я переживал эту гениальную музыку, и несколько дней ходил от нее точно шалый. <...> Тогда, именно тогда <...> я сознал всю красоту и величие музыкального творчества и решил, что ради <н>его - можно страдать и бедствовать в жизни» [Финдейзен Из моих: 168].

Стараясь не пропустить ни одного концерта, Финдейзен, все более расширяя свой музыкальный кругозор, приходит к еще одному музыкальному потрясению: «Сегодня слышал А. Рубинштейна! Он участвовал в квартетном собрании, гениально исполнив гениальное трио (B-Dur, ор.97) Бетховена. Я ужимался и дрожал, когда слышал эту игру... Впрочем, разве это игра? - Нет - это творчество. Рубинштейн творит, он переживает все моменты пьесы за фортепиано... Шелест листьев, тихое журчанье ручейка, сильнейший <нрзб.> - гром Юпитера; барельефная пастораль, царский силуэт и погребальный марш - все это так ясно, так рельефно и художественно изображается Рубинштейном, что. начинаешь проклинать весь свет и самого себя.» [Финдейзен Дневник 1890: л.15 об.], - записал он 27 января 1890 г.

Бетховен покорил сердце юноши наравне с Глинкой, и, казалось бы, ничто не могло перевесить впечатление. Однако жизнь предложила знакомство с операми Рихарда Вагнера в неймановской антрепризе14 осени 1889 г., спектакли которого проходили в Александринском театре, что принесло новое потрясение и уже окончательное решение посвятить себя музыке.

Хотелось бы подчеркнуть, что непосредственность музыкального восприятия Финдейзен сохраняет на многие годы: сила и глубина воздействия музыки, переживаемая им вновь и вновь, дает силы для преодоления всех трудностей, поскольку, по Финдейзену: «Одна музыка способна обнять все искусства, в одной музыке можно найти все и нельзя ничего уловить - она подобна Божеству» [Финдейзен Дневники 1892-1901: 93].

Если юношеская восторженность от музыки закономерна, то как индивидуальную особенность Финдейзена следует отметить его неослабевающий тонус восприятия на протяжении всей его жизни: «В прошлые печальные дни меня сильно поддерживал шумановский "Карнавал"» [Финдейзен Из моих: 102]; «Во вторник на "Тристане" дух захватило! Что за музыка!» [Финдейзен Дневники 1902-1909: 111]; «Тяжело. Вечером несколько согрелся Бахом, да, и сегодня он подтянул меня» [Там же: 188]; «Мейстерзингерская музыка Вагнера все более и более захватывала меня, а заключительный акт увлек меня высоко, высоко над скверными нашими буднями» [Финдейзен Дневники 1909-1914: 166].

Таким образом, собственное музицирование - первоисточник в прикосновении к таинству музыки. Н.Ф. Финдейзен получил эту радость в семье. Как же возродить столь необходимую для души традицию? Ведь на наших глазах постепенно канут в Лету песенные застолья, когда собирались за столом не столько для тостов и сытных обедов, но и для души: чтобы попеть, «раскрашивая»-«расцвечивая» многоголосием каждую песню - мастерство, которое почти полностью уходит из нашего быта. Искусство русской подголосочной полифонии объединяло поющих: каждый в общем хоре находил, изобретал и утверждал свой голос.

Музыкальность России, известная во всем мире с незапамятных времен, в последние полтора века претерпевает существеннейшие изменения. Можно винить в музыкальной глухоте новых поколений научно-технический прогресс, порой

14 Нейман (Neumann Angelo) (1838-1916) - купец, антрепренер, создатель передвижного вагнеровского театра (1882), с которым разъезжал по Германии, Италии и другим странам.

искореняющий исконные черты народа, а можно заняться поиском современной альтернативы.

Один из способов возрождения семейного музицирования сегодня видится в игре на свирели, что подтверждается научно-методическими обобщениями педагогов России по итогам курских конкурсов-фестивалей.

Одним из способов восстановления традиции может стать музицирование на свирели - простейшем музыкальном инструменте, способном хотя бы ненадолго оторвать наших детей от компьютеров и дать им радость игры в звуки. Пять проведенных в Курске фестивалей под названием «Свирель - инструмент мира, здоровья и радости» (2014-2019 гг.), очный тур которых состоял из Гала-концерта и научно-практических конференций [Инструментальное... 2015, 2016, 2917; Формирование... 2018, 2020], показывают, что свирель дает возможность не только сольно-коллективного детского исполнительства, но и реальный шанс в восстановлении семейного музицирования, поскольку элементарность приемов и устойчивость получаемых в любом возрасте навыков ведут к совместной игре всех поколений в семье. А это - пусть начало, пусть малая тропинка к возрождению традиции музицирования вообще и семейного музицирования в частности.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ Российский национальный музей музыки (РНММ)

Финдейзен Н. Ф. Дневник (1920-1928). VII книга дневника // Российский национальный музей музыки. Ф. 87. Ед. хр. 1068. 147 с. См.: Финдейзен Дневники 1920-1928.

Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ)

Финдейзен Н.Ф. Дневник. Год 1-й за 1888 г. (1 янв. - 24 марта). 1889. Ф. 816. Оп. 1. Ед. хр. 363. 32 л. См.: Финдейзен Дневник 1888.

Финдейзен Н.Ф. Дневник. 1890. 1 янв. 1890 - 28 февр. 1891 // ОР РНБ. Ф. 816. Оп. 1. Ед. хр. 367. 235 л. См.: Финдейзен Дневник 1890.

Финдейзен Н.Ф. Заметки, планы, наброски. Разрозненные записи. 6 сент. 1891 -17 фев. 1920. Ф. 816. Оп. 1. Ед. хр. 375. 297 л. См. Финдейзен Заметки.

Летопись русской оперы (на имп. СПБ сцене [Мариинского театра]). Год I. Заметки о спектаклях. 1888-1889. Ф.816. Оп.1. Ед.хр. 384. 117 л.

ПУБЛИКАЦИИ

Инструментальное музицирование в школе - 2015: история, теория и практика: материалы Всерос. науч.-практич. конф. с междунар. участием. Курск, 28-30 мая 2015 г. / гл. ред. М.Л. Космовская; редкол.: С. А. Боженов, В. А. Лаптева, О.М. Молодых. Курск: Курск. гос. ун-т, 2015. 302 с. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=24231009 (дата обращения: 10.12.2019).

Инструментальное музицирование в школе - 2016 года: история, теория и практика: материалы III Всерос. науч.-практич. конф. с междунар. участием. Курск, 2628 мая 2016 г. / отв. редактор М.Л. Космовская. Курск: Курск. гос. ун-т, 2016. 227 с. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=27566482 (дата обращения: 10.12.2019).

Инструментальное музицирование в школе - 2017 года: история, теория и практика: материалы III Всерос. науч.-практич. конф. с междунар. участием / отв. ред. М.Л. Космовская. Курск: Курск. гос. ун-т, 2018. 156 с. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=32780789 (дата обращения: 10.12.2019).

Космовская М. Л. «Моя жизнь - в работе». Н. Ф. Финдейзен. Автобиография / Расшифровка рукописи, вступительная статья, комментарии // Рукописные памятники. Вып. 5. Из истории музыкальной культуры. СПб.: РНБ, 1999. С. 138-152. См.: Космовская Финдейзен Автобиография.

Финдейзен Н. Ф. Дневники. 1892-1901 / вступ. статья, расшифровка рукописи, исслед., коммент., подгот. к публ. М. Л. Космовской. СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. 429 с. См.: Финдейзен Дневники 1892-1901.

Финдейзен Н. Ф. Дневники. 1902-1909 / вступ. статья, расшифровка рукописи, исслед., коммент., подгот. к публ. М. Л. Космовской. СПб.: Дмитрий Буланин, 2010. 392 с. См.: Финдейзен Дневники 1902-1909.

Финдейзен Н. Ф. Дневники. 1909-1914 / вступ. статья, расшифровка рукописи, исслед., коммент., подгот. к публ. М. Л. Космовской. СПб.: Дмитрий Буланин, 2010. 376 с. См.: Финдейзен Дневники 1909-1914.

Финдейзен Н. Ф. Дневники. 1915-1920 / вступ. статья, расшифровка рукописи, исслед., коммент., подгот. к публ. М. Л. Космовской. СПб.: Дмитрий Буланин, 2016. 576 с. См.: Финдейзен Дневники 1915-1920.

Финдейзен Н. Ф. Из моих воспоминаний: Рукописные памятники Российской национальной библиотеки. Вып. 8 / подгот. текста, вступ. статья и примеч. М. Л. Космовской. СПб.: РНБ, 2004. 352 с. См.: Финдейзен Из моих.

Формирование патриотизма и гражданской идентичности в процессе приобщения детей и подростков к музицированию: материалы Всерос. науч.-практич.конф. с междунар. участием / отв. ред. М. Л. Космовская. Курск: Курск. гос. ун-т, 2018. 156 с. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=36652528 (дата обращения: 10.12.2019).

Формирование патриотизма и гражданской идентичности в процессе приобщения детей и подростков к музицированию: материалы Всерос. науч.-практич. конф. с междунар. участием / отв. ред. М.Л. Космовская. Курск: Курск. гос. ун-т, 2020. 120 с.

НОТНЫЕ ИЗДАНИЯ

Финдейзен Н. Ф. Маскарад. Кадриль (для фп.). Составлена из любимейших мотивов. СПб.: Изд. автора, 1886. 7 с.

Финдейзен Н. Ф. Романс «Она поет и звуки льются». Сл. М. Ю. Лермонтова. Для голоса и фп. СПб.: В. Эриксон, 1887. 3 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.