Научная статья на тему 'Меллятамакское VI селище чияликской культуры'

Меллятамакское VI селище чияликской культуры Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
101
37
Поделиться
Ключевые слова
АРХЕОЛОГИЯ / СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ / НЕОЛИТ / РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК / СРЕДНИЕ ВЕКА / ПЬЯНОБОРСКАЯ / КУШНАРЕНКОВСКАЯ / ЧИЯЛИКСКАЯ КУЛЬТУРЫ / СЕЛИЩЕ / ЛЕТНИК / УРАЛЬСКИЕ УГРЫ / ARCHAEOLOGY / MIDDLE VOLGA REGION / NEOLITHIC / EARLY IRON AGE / MIDDLE AGES / PYANY BOR CULTURE / KUSHNARENKOVO CULTURE / CHIYALIK CULTURE / TEMPORARY SETTLEMENT / SUMMER CAMP / URALIC UGRIANS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Казаков Евгений Петрович, Чижевский Андрей Алексеевич, Лыганов Антон Васильевич

Публикуются результаты раскопок Меллятамакского VI селища чияликской археологической культуры, одного из наиболее полно исследованных поселений этого круга памятников. Кроме собственно чияликских материалов, здесь выявлены артефакты эпохи мезолита-неолита, раннего железного века (пьяноборская культура) и раннего средневековья (кушнаренковская культура). Чияликский этап представлен остатками поселения-летника, к которому относятся наземные сооружения, очаги, камни обкладки стен и хозяйственные ямы. Время существования чияликского поселения на Мелля-Тамакской дюне по находкам стеклянных бус с орнаментом в виде накладных линейно-волнистых пастовых нитей и керамическому комплексу определено авторами в рамках XIII-XIV вв. По результатам многолетних исследований можно заключить, что памятники чияликской культуры оставлены уральскими уграми, входящими в состав населения Золотой Орды и находящимися в этот период в процессе исламизации и тюркизации.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Казаков Евгений Петрович, Чижевский Андрей Алексеевич, Лыганов Антон Васильевич,

Mellya-Tamak VI Settlement of Chiyalik Culture

The authors publish the findings of the digs on Mellya-Tamak VI temporary settlement belonging to the Chiyalik archaeological culture one of the most comprehensively studied settlements in this complex of sites. Besides proper Chiyalik materials, some artefacts of Mesolithic-Neolithic, Early Iron Age (Pyany Bor culture) and Early Middle Ages (Kushnarenkovo culture) have been identified here. The Chiyalik stage is represented by debris of a summer camp, with its surface structures, hearths, stones from wall cladding and household pits. The life time of the Chiyalik settlement on the Mellya-Tamak dune can be dated within the thirteenth-fourteenth centuries, as suggested by the authors based on some finds of glass beads with overlaid linear-undulate paste threads and the ceramic complex. As a result of years of research, the authors conclude that the Chiyalik sites were left by the Uralic Ugrians, who were part of the Golden Horde population and were undergoing the process of Islamization and Turkization

Текст научной работы на тему «Меллятамакское VI селище чияликской культуры»

УДК 902/904

МЕЛЛЯТАМАКСКОЕ VI СЕЛИЩЕ ЧИЯЛИКСКОЙ КУЛЬТУРЫ © 2016 г. Е.П. Казаков, А.А. Чижевский, А.В. Лыганов

Публикуются результаты раскопок Меллятамакского VI селища чияликской археологической культуры, одного из наиболее полно исследованных поселений этого круга памятников. Кроме собственно чияликских материалов, здесь выявлены артефакты эпохи мезолита-неолита, раннего железного века (пьяноборская культура) и раннего средневековья (кушнаренковская культура). Чияликский этап представлен остатками поселения-летника, к которому относятся наземные сооружения, очаги, камни обкладки стен и хозяйственные ямы. Время существования чияликского поселения на Мелля-Тамакской дюне по находкам стеклянных бус с орнаментом в виде накладных линейно-волнистых пастовых нитей и керамическому комплексу определено авторами в рамках ХШ-Х^ вв. По результатам многолетних исследований можно заключить, что памятники чияликской культуры оставлены уральскими уграми, входящими в состав населения Золотой Орды и находящимися в этот период в процессе исламизации и тюркизации.

Ключевые слова: археология, Среднее Поволжье, неолит, ранний железный век, средние века, пьяноборская, кушнаренковская, чияликская культуры, селище, летник, уральские угры.

Меллятамакское VI селище открыто Е.П. Казаковым в 1981 г., в 1982 г. на памятнике был заложен раскоп I (Казаков , 1984, с. 150, 151), а в 1983 г. раскоп II (Казаков, 1985, с. 150, 151). В 2012 г. исследование продолжила экспедиция под руководством А.А. Чижевского и А.В. Лыганова, которая исследовала памятник четырьмя раскопами.

В результате проведенных работ здесь были выявлены остатки материальной культуры, относящиеся к эпохе неолита, пьяноборской, кушна-ренковской и чияликской культурам. Общая площадь раскопов, вскрытая на памятнике, составляет 677,5 кв. м.

Меллятамакское VI селище расположено на двух высоких дюнах в 1,2 км к северо-востоку от с. Мелля-Тамак (рис. 1: 1) Муслюмовского района Республики Татарстан в левобережной пойменной части р. Ик (Свод памятников, 2007, с. 266). Здесь, на

обширной территории 200 х 100 м, вытянутой по линии север-юг, отмечается скопление дюн, на которых зафиксированы памятники разных эпох, во многом разрушенные при проведении здесь траншей для продуктопро-водов (рис. 1: 2).

В 1981 г. на восточной дюне, в целях проверки наличия культурного слоя, был заложен шурф размером 100 х 150 см. Стратиграфия шурфа: дерн -10 см, под ним чернозем и сильно гу-мусированный песок мощностью до 50 см, ниже идет желтый материковый песок с прослойками глины. Находки в виде двух обломков посуды (рис. 3: 2, 8), развала сосуда (рис. 3: 7) и фрагментов песчаника отмечены на глубинах 1-40 см.

В 1982 г работы на памятнике были продолжены.

Раскоп I (площадью 24 кв. м.), вытянутый по линии север-юг (рис. 1: 2;

Рис. 1. Меллятамакское VI селище. 1 - карта расположения, 2 - ситуационный план. Fig. 1. Mellya-Tamak VI settlement. 1 - map, 2 - situational plan.

Рис. 2. Меллятамакское VI селище. 1 - план раскопа I, 1982 г., 2 - профиль восточного борта раскопа I, 1982 г., 3 - яма № 1. Fig. 2. Mellya-Tamak VI settlement. 1 - dig I plan, 1982, 2 - profile of the eastern edge of dig I, 1982, 3 - pit 1.

2: 1), был заложен у берега высохшего озера на восточной дюне в 8 м к северу от шурфа 1981 г. Длина раскопа -12 м и ширина - 2 м.

Стратиграфия на раскопе несколько отличается от стратиграфии шурфа: дерн - 10 см, под ним гумусиро-ванный песок до глубины 40 см, ниже залегает материковая желтая глина (рис. 2: 2).

В результате раскопок 1982 г. была вскрыта одна яма.

Яма № 1 располагалась в юго-западной части уч. 5 (рис. 2: 3). Она имела округлые в плане, нечеткие очертания, диаметр ее составлял около 40 см. Яма была зафиксирована на глубине 20 см от современной поверхности. Стенки ее были отвесные, плоское дно выявлено на глубине 110 см.

Заполнение ямы состоит из гумуси-рованного песка, на глубине 60-80 см встречены обломки костей и зола.

Кроме того, в раскопе были найдены отдельные артефакты вне ямы № 1. На глубине 10-20 см встречены следующие находки: на уч. 1 кость животного, фрагменты лепной керамики (2 экз.) (рис. 3: 3, 6) и камни песчаника; на уч. 2 отмечены фрагмент лепной (рис. 3: 4) и круговой (рис. 3: 5) керамики; на уч. 3 у середины западной стенки отмечено скопление золы и камней; в юго-западном углу уч. 4 выявлена челюсть лошади; на уч. 5 встречены стеклянная бусина с мозаичным узором (рис. 3: 1) и обломки костей животных; на уч. 6 также отмечены обломки костей животных.

Раскоп II, площадью 140 кв. м.

Рис. 3. Меллятамакское VI селище. Керамика из шурфа 1981 г. (2, 5, 6) и раскопа I 1982 г. (1, 3, 4).

Fig. 3. Mellya-Tamak VI settlement. Ceramics from prospecting pit of 1981 (2, 5, 6) and dig I of 1982 (1, 3, 4).

(рис. 4), был заложен в 1983 г. на восточной дюне к западу и югу от раскопа I (рис. 1: 2). По длинной оси он был ориентирован с севера на юг, длина раскопа 30 м, ширина 4-8 м.

Площадка раскопа несколько наклонена к северо-востоку. Поверхность ее ровная, задернованная, однако местами дерн был снят строителями при проведении здесь газопровода.

Стратиграфия раскопа несложна: дерн - 10 см, под ним зафиксирован

гумусированный песок, на южных участках его мощность достигала 4055 см, на северных - 15-20 см. Ниже идет материковая глина.

В результате работ 1983 г. был исследован один объект, четыре кострища и одна яма.

Объект 1 (уч. БВ11 - 14), глуби -на 20-30 см (рис. 4).

Под слоем дерна в гумусирован-ном песке на глубине 20 см на площади 400 х 350 см расчищено скопление плит из красновато-серого песчаника,

Раскоп Т 1982 г.

'/////////////////////////////////////

-iS

а<ъ

-1-1—

Раскоп II 1983 г.

® й о

\

_|_I_L_I_

а - керамика лепная а - керамика круговая О - песчанник J=3 - кости животных о - напряслице

Условные обозначения:

° - бусина

^ - обожжённые кости ^ - уголь - зола Ф - скол кремневый

О 120 см

- обожжённое дерево \\\ - кости птицы е> ~ шлак $ - бабка лошади ■ - обкладка чаши

Km <"■

ъгл ^ °°-1Ъ W

очаг №4 гл -»л а О л л\r 1

Шурф 1981 у.

О о

^ „-25 & ¿.' ^

= V ** _очаг №2

•О

J_1

"ГЗ 0

to

£ §

Сй

о ^

к ¡К к

Ь

оо

о

¡к Ьа

a

ю ю

00

Рис. 4. Меллятамакское VI селище. План раскопа II, 1983 г. Fig. 4. Mellya-Tamak VI settlement. Plan of dig II, 1983.

i

i

ft <

2

Рис. 5. Меллятамакское VI селище, фотография. 1 - скопление плит песчаника, 2 - скопление плит песчаника, крупный план.

Fig. 5. Mellya-Tamak VI settlement, photo. 1 - concentration of sandstone slabs, 2 - concentration of sanstone slabs, close-up view.

вытянутое по линии северо-восток -юго-запад (рис. 5: 1, 2). Все плиты лежали горизонтально, иногда в два слоя. Значительная часть плит была разбита на мелкие куски, однако выявлены плиты и больших размеров (50 х 40 см, 33 х 25 см, 40 х 25 см, при толщине от 2-3 до 10 см).

Наибольшее скопление плит из песчаника зафиксировано в северовосточной части объекта. Здесь среди обломков песчаника на глубине 20-30 см найден развал лепного круглодон-ного сосуда со шнуровым орнаментом и примесью песка в тесте (рис. 6: 2), а также отдельные кости животных.

В центральной части объекта рядом с тремя крупными обломками песчаника расчищено несколько обожженных и сырых костей, а также нижняя челюсть животного, лежащая на левом боку резцовой частью на юго-запад.

В западной части объекта найдено еще несколько мелких обломков обожженных костей животных, а в 150 см к северу от них скопление птичьих

Рис. 6. Меллятамакское VI селище.

Керамика из раскопа II, 1983 г.

1 - подъемный материал, 2 - уч. В11.

Fig. 6. Mellya-Tamak VI settlement.

Ceramics from dig II, 1983.

1 - stray finds, 2 - sector В11.

костей. В юго-западной части объекта отмечено округлое в плане зольное пятно диаметром 60 см, мощностью 2-3 см.

Кострище № 1 (уч. АБ4-5) (рис. 4). Очертания округлого в плане кострища размером 55 x 60 см появились на глубине 20 см от современной поверхности. В разрезе прослежена костровая яма с отвесными стенками и плоским дном, зафиксированным на глубине 40 см. Костровая яма была заполнена гумусированным песком с включениями угольков и золы. В центре ямы на глубине 35 см расчищен обломок песчаника.

Кострище № 2 (уч. В13-14) (рис. 4). Очертания округлого в плане кострища диаметром 40 см появились на глубине 20-25 см от современной поверхности. На этой же глубине, в центре кострища, расчищены лежащие в два слоя обломки плит из песчаника и два фрагмента лепной с примесью песка в тесте керамики без орнамента. В разрезе прослежена костровая яма глубиной 40 см. Стенки ямы отвесные, дно плоское. Заполнена она гумусированным песком с включением угольков и золы.

Кострище № 3 (уч. А14) (рис. 4). Очертания овального в плане кострища размером 50 x 55 см появились на глубине 20 см. Прокал кострища содержит гумусированный песок с включением золы и угольков мощно-

стью 2-3 см. В центре кострища расчищена плита из песчаника размером 40 х 25 х 4 см.

Кострище № 4 (уч. Б10) (рис. 4). Очертания округлого в плане кострища диаметром 110 см выявлены на глубине 30 см. Прокал кострища содержит гумусированый песок с включением золы и угольков мощностью 2-3 см.

Вероятно, в результате чистки одного из кострищ от золы образовалось овальное в плане пятно размером 60 х 40 см, вытянутое по линии северо-восток - юго-запад, оно выявлено в юго-западном углу уч. А10 на глубине 25 см, его мощность составляет 2-3 см.

Яма № 1 (уч. АБ15) (рис. 4). Очертания ямы неправильной в плане формы отчетливо проявились на уровне второго пласта в слое глины. Вытянутая по линии запад - восток яма имела размеры 180 х 233 см. Основная часть ямы была подпрямоугольной формы размером 180 х 190 см. С запада и востока к ней примыкали полукруглые прирезки размером 20 х 40 и 68 х 33 см. В разрезе ямы установлено, что она имела отвесные стенки и плоское дно, которое было выявлено на глубине 70 см. В юго-западной половине ямы на глубине 50 см, расчищено семь расколотых костей животных и три обломка песчаника. Заполнение ямы состояло из желтовато-серого сухого песка с двумя золистыми с включением угольков прослойками овальной в плане формы. Обе золистые прослойки выявлены в центральной части ямы на глубине 40 и 70 см, причем в нижней прослойке, размещенной на дне, отмечен фрагмент сосуда с палочковидной ручкой, с примесью песка в глиняном тесте и три фрагмента лепной керамики.

Вещевой комплекс раскопа. Всего на раскопе выявлено более 100 обломков камней из песчаника, причем большинство из них (свыше 70 экз.) происходят из объекта № 1. На уч. В13-14, найдено шесть кусков кричного железа. Кости животных (40 экз.) в большинстве расколоты, однако удалось установить, что они принадлежат, в основном, лошади (две челюсти и одна фаланга) и корове (одна челюсть).

По пластам находки раскладываются следующим образом.

1 пласт. На уч. В6 (гл. 10 см) обнаружен фрагмент круговой керамики (рис. 7: 21); на уч. В14 отмечен фрагмент лепной керамики; на уч. Б10 найдены обломок темно-синей с белыми волнистыми полосами стеклянной бусины (рис. 7: 2) и лепное пряслице с примесью песка в тесте (рис. 7: 10); на уч. А16 и Б4 зафиксированы несколько обломков лепной с примесью песка в тесте неорнаментированной керамики; на уч. В14 зафиксированы куски железного шлака.

2 пласт. Большинство находок зафиксировано на глубине 25-30 см. Обломки плит песчаника расчищены на уч. А1, А2, А11, А12, Б1, Б9, Б14, Г14. Фрагменты лепной керамики с примесью песка в тесте, иногда украшенной шнуровыми и гребенчатыми оттисками, встречены на уч. А1, А10, А11, А14, Б1, Б9 (рис. 7: 11-18). В юго-западном углу уч. В11 на глубине 25 см расчищен развал сосуда чиялик-ского типа (рис. 7: 20).

На глубине 30 см, у середины уч. А6 расчищена серебряная обкладка (рис. 7: 7) и петля (рис. 7: 3), а в центре уч. А12 еще одно пряслице (рис. 7: 8) и стеклянная бусина (рис. 7: 1).

Все фрагменты керамики с раскопа

Рис. 7. Меллятамакское VI селище. Находки из раскопа II, 1983 г. Fig. 7. Mellya-Tamak VI settlement. Finds from dig II, 1983.

Рис. 8. Меллятамакское VI селище. 1 - план раскопа I, 2012 г., 2 - профиль восточного борта раскопа I, 2012 г. (уч. Г5-Л5).

Fig. 8. Mellya-Tamak VI settlement. 1 - plan of dig I, 2012, 2 - profile of the eastern edge of dig I,

2012 (sector Г5-Л5).

(68 экз.), кроме одного обломка круговой посуды, относятся к лепным кру-глодонным серо-черным или коричневатым по цвету горшкам, имеющим примесь песка в тесте. Кроме того, подобный сосуд был найден рядом с раскопом в разрушенной части дюны (рис. 6: 1). Судя по фрагментам, имеющим орнаментацию, а также по сосудам с восстановленной формой, все они имеют аналогии на памятниках чияликской культуры. Этому не противоречат и другие индивидуальные находки на раскопе: пряслица (рис. 7: 8, 10), бусы (рис. 7: 1, 2), серебряная обкладка (рис. 7: 7) и др., а также найденные на территории селища бронзовые рыболовные крючки (рис. 7: 4-6).

В 2012 году на территории Мелля-тамакского VI селища, в его западной части (рис. 1: 2), были заложены ещё четыре раскопа.

Раскоп I площадью 224 кв. м. разбит на северо-восточной оконечности западной дюны в 120 м к северо-западу от раскопа II 1983 г. (рис. 1: 2). Эта часть дюны менее всего пострадала в результате предшествующих земляных работ (рис. 8: 1). Площадка раскопа была выбрана таким образом, чтобы не попасть в траншею газопровода, которая пересекает всю дюну с севера на юг.

Поверхность дюны, размеченная под раскоп I, относительно ровная, имеющая уклон с запада на восток в результате естественного склона дюны. Вдоль западного края раскопа проходит неглубокая ложбина, образовавшаяся в результате провала грунта на месте закопанной траншеи газопровода.

Стратиграфия раскопа (рис. 8: 2) включала следующие напластования:

1. дерн мощностью 5-7 см. 2. Под ним на уч. А5-8 - Л5-8 располагался слой светло-серого песка, мощность его вдоль западной стенки раскопа достигала 10-15 см (на уч. И8-20 см). Слой этот стерилен, без находок. Сформировался он, вероятно, в результате высоких половодий р. Ик и является наносным материалом. 3. Еще ниже располагался слой серой супеси с включениями пятен желто-коричневой супеси, мощностью в разных частях раскопа от 30 до 62 см. Включения желто-коричневой супеси образовались здесь от заполнения нор грызунов, в большом количестве обитающих на дюне. Наименьшую мощность этот слой имеет в верхней части дюны у западной стенки раскопа на уч. А8-Л8, наибольшая мощность наблюдается у подошвы дюны на уч. А1-В1. В этом слое сосредоточены все археологические находки из раскопа, что позволяет определить его как поселенческий слой Меллята-макского VI селища. Более детально дифференцировать культурный слой не представляется возможным. Еще ниже располагался материк - желто-коричневый песок. В верхней части материк нарушен норами грызунов, поэтому граница на некоторых участках между материком и культурным слоем очень нечеткая.

В результате работ 2012 г. на раскопе I были выявлены два сооружения и четыре ямы (рис. 8: 1).

Расположение известняковых плит и столбовых ям на раскопе свидетельствует о наличии здесь остатков двух наземных сооружений.

Сооружение 1 (уч. АБ7-8) (рис. 8: 1) фиксируется по выкладке из расслоившихся известняковых камней разного размера, которые начали

встречаться на глубине от 20 до 58 см от современной поверхности. Камни образуют собой линию, протянувшуюся с юга - юго-запада на север -северо-восток через уч. А7-8, Б8 и, вероятно, являются нижней частью наземного сооружения. Сооружение уходит в северную и западную стенки раскопа. Площадь сооружения № 1 в исследованной раскопом части составляет около 7-8 кв. м.

Заполнение сооружения в плане никак не выделяется на фоне серой супеси с включениями пятен желто-коричневой супеси, однако в профиле восточной стенки удалось зафиксировать прослойку темно-серой плотной супеси, которая маркирует собой разрушенную наземную часть сооружения. Дно сооружения плоское, располагается, по всей видимости, на глубине 40-58 см от современной поверхности.

В пределах сооружения на уч. А8 выявлены очаг и развал сосуда чия-ликской культуры (рис. 9: 17), уходящие в северную и западную стенки, а также концентрация значительного количества костей животных. Здесь же отмечены железный нож (гл .35 см) (рис. 9: 12), выявленный с восточной стороны от развала известняковых камней, а на уч. Б1 - костяной наконечник стрелы (гл.21 см) (рис. 9: 8). Судя по находкам керамики, данное сооружение относится к чияликской культуре.

Очаг № 1 (уч. А8) (рис. 8: 1) вошел в раскоп не полностью, размеры исследованной части составляют 16 х 20 см. Очертания прокала от очага выявились на глубине 30 см от современной поверхности, его заполнение содержит гумусированый песок с

включением золы и угольков мощностью 2-3 см.

Сооружение № 2 (уч. ГЗ5-8) (рис.7: 1) зафиксировано на глубине 25-40 см от современной поверхности по скоплению на этой территории трех очагов, четырех столбовых и трех хозяйственных ям, а также обилию индивидуальных находок. Площадь и форму сооружения невозможно определить ввиду отсутствия у него четких границ. Следует отметить, что ряд столбовых ям, проходящих через уч. Ж6-Г5, имеет ту же ориентировку, что и линия камней сооружения № 1, а именно: с юга - юго-запада на север - северо-восток. В этом же направлении расположены и ямы № 1, 3. Возможно, это сооружение является частью сооружения № 1.

Яма № 1 (уч. ЖЗ7-8) (рис. 8: 1) была выявлена на глубине 40 см от современной поверхности в виде пятна неправильной формы, вытянутого с запада на восток. Размеры ямы на уровне фиксации составляли 310 х 90 см. Заполнение ямы состоит из темно-серой гумусированой супеси, на глубине 50 см на уч. Ж7-8 в ней выявлен обломок жернова.

При выборке ямы, после снятия первого пласта от уровня её фиксации, она оказалась разделена на две части.

На уч. ЖЗ7-8 проявилась овальная в плане яма размерами 164 х 110 см с покатыми стенками и плоским дном. Глубина ямы от уровня выявления достигала 63-68 см. В заполнении ямы выявлены развал сосуда чиялик-ской культуры (рис. 9: 14, 16), а также фрагмент стенки от лепного сосуда и фрагмент венчика от сосуда пьяно-борской культуры (рис. 9: 13). Кроме

Рис. 9. Меллятамакское VI селище. Находки из раскопа I, 2012 г. 1, 2, 10 - медь, 3, 9, 13, 14, 16, 17 - керамика, 4-6, 11, 15 - кремень, 7 - стекло, 8 - кость, 12 - железо. Fig. 9. Mellya-Tamak VI settlement. Finds from dig I, 2012. 1, 2, 10 - copper, 3, 9, 13, 14, 16, 17 - ceramics, 4-6, 11, 15 - flint, 7 - glass, 8 - bone, 12 - iron.

того, здесь выявлено несколько кремневых отщепов.

Вторая часть ямы, располагавшаяся на уч. ЖЗ6-7, имеет небольшую глубину в 20 см, покатые стенки и неровное дно. Очевидно, эта часть ямы образовалась в результате перекопа земли грызунами. Находок здесь не выявлено.

Яму № 1 по находке развала сосуда

следует отнести к чияликской культу-ре.

Яма № 2 (уч. ЖЕ8) (рис. 8: 1) была зафиксирована на глубине 34 см от современной поверхности в виде пятна неправильной формы. Размеры ямы на уровне выявления составляют 100 х 110 см. Заполнение ямы состояло из темно-серой гумусированой супеси, в заполнении на глубине 40 см на уч. Ж8 зафиксирован обломок крупного плитчатого известняка. Стенки ямы неровные, образующие в ее южной части уступ. Дно неровное, выявлено на глубине 49 см от уровня фиксации. Находок нет. Судя по планиграфии, яму № 2 также следует отнести ко времени существования чияликской культуры.

Яма № 3 (уч. ЖЕ5-7) (рис. 8: 1) выявлена на глубине 40-50 см от нулевой отметки в виде пятна неправильной, очень размытой формы. Размеры пятна в наибольшем расширении составляют 200 х 310 см.

Заполнение ямы состоит из темно-серой гумусированой супеси, в верхних слоях которой была найдена заготовка призматического нуклеуса (уч. Ж6, яма 3, гл.57) (рис. 9: 6). При выборке заполнения, на глубине 2 см от уровня фиксации очертаний, яма разделилась на две части (3а и 3б).

Яма № 3а имеет вытянутую с востока на запад форму, близкую к оваль-

ной, размерами 280 х 80 см. Стенки покатые, дно ровное. Глубина ямы составила 20-23 см. В восточной части яма 3 а соединяется с более глубокой ямой 3б.

Яма № 3б подпрямоугольной формы имеет размеры 210 х 190 см. Глу -бина ее возле западной стенки раскопа достигает 71 см от уровня выявления ямы. Стенки пологие, переходящие в неровное дно с углублениями. Находки представлены фрагментом лепной керамики с примесью органики в тесте.

Судя по планиграфии и ввиду того, что столбовая яма 3 перекрывает ее, яма № 3б была создана раньше, чем была возведена столбовая конструкция, состоящая из столбов 1-4, таким образом, данная яма относится к более раннему периоду, чем время существования чияликской культуры.

Столбовая яма № 1 (уч. ДЕ5-6) (рис. 8: 1) была выявлена на глубине 35 см от современной поверхности в виде пятна темно-серой гумусирован-ной супеси диаметром 22 см. Границы столбовой ямы очень нечеткие из-за того, что пересекают яму № 3б, которая имеет схожее заполнение. Глубина ямы около 30 см от уровня выявления. Находок не обнаружено.

Столбовая яма № 2 (уч. ВГ5) (рис. 8: 1) была выявлена на глубине 42 см от нулевой отметки в виде пятна угольков и обожженного дерева диаметром 22 см. Глубина ямы - 24 см от уровня выявления. Стенки прямые, покато преходящие в плоское дно. Находок не обнаружено.

Столбовая яма № 3 (уч. Е5) (рис. 8: 1) была выявлена на глубине 42 см от нулевой отметки в виде пятна угольков и обожженного дерева диаметром 26 см. Она зафиксирована в

слое темно-серой гумусированой супеси, которая является заполнением ямы 3а. Стенки прямые, покато преходящие в плоское дно, зафиксированное на глубине 41 см от уровня выявления. Находок не обнаружено.

Столбовая яма № 4 (уч. Ж6) (рис. 8: 1) была выявлена на глубине 46 см от современной поверхности в виде пятна темно-серой гумусированой супеси диаметром 25-28 см. Глубина ямы - 10 см от уровня выявления. Находок не обнаружено.

Очаг № 2 (уч. Г7) (рис. 8: 1). Очертания овального в плане кострища размером 24 х 46 см, вытянутого по оси северо-запад - юго-восток, появились на глубине 20 см от современной поверхности. Заполнение очага содержит золу, угольки и прокаленную супесь мощностью 2-3 см.

Очаг № 3 (уч. ДЕ8) (рис. 8: 1). Округлое в плане кострище диаметром 56 см было выявлено на глубине 20 см от современной поверхности. Заполнение очага содержит золу и прокаленную супесь мощностью 2-3 см.

Очаг № 4 (уч. ГД8) (рис. 8: 1). Очертания овального в плане кострища диаметром 30 х 64 см, вытянутого по оси северо-восток - юго-запад, были выявлены на глубине 20 см от современной поверхности. Заполнение очага содержит крупные куски угля и прокаленную супесь мощностью 2-3 см.

В пределах сооружения № 2 найден ряд индивидуальных находок: на-пряслица - фрагмент (уч. Д7, гл.39 см) (рис. 9: 9) и целая форма (уч. Г7, гл. 32 см) (рис. 9: 3), кольцевидная подвеска из склепанного медного прутка (уч. Г7, гл. 34 см) (рис. 9: 10) и медная накладка (уч. Ж7, гл.40 см) (рис. 9: 1).

Подобная накладка найдена и в подъемном материале (рис. 9: 2).

Вещевой комплекс раскопа представлен, в основном, находками керамики и кремневых изделий.

Из раскопа I происходят 18 фрагментов керамики (13 фрагментов от двух развалов сосудов). Все они выявлены на глубине второго пласта, причем 17 из них происходят из заполнений сооружений и ям. Керамика относится к чияликской (13 фр.) и пьяноборской (2 фр.) культурам, еще три фрагмента керамики не удалось идентифицировать. Столь небольшое количество керамики, найденной на раскопе, можно объяснить, по всей видимости, тем, что верхняя часть культурного слоя в значительной степени была повреждена при проведении здесь строительных работ во время строительства газопровода.

Изделия из кремня, найденные в раскопе I, фиксировались в нижней части второго пласта (всего 14 экз.). Они представлены следующими предметами: сколом подправки нуклеуса; длинным ребристым сколом с фронта нуклеуса; отщепами, фрагментом аморфной пластины (рис. 9: 15), миниатюрным сработанным нуклеусом (уч. Ж5, гл. 38 см), угловым резцом на пластине (уч. Ж5, гл. 39 см), ножевид-ной пластиной с зубчатым краем и отсеченным кончиком (уч. Г6, гл. 50 см) (рис. 9: 4), сломанной пластиной со скошенным краем (уч. Д5, гл. 48 см) (рис. 9: 11), пластиной с ретушью -вкладышем в режущее пазовое орудие (уч. З8, гл. 55 см) (рис. 9: 5).

Кремневый инвентарь по морфологии имеет близкие аналогии в материалах неолитических Меллятамакского V могильника и Меллятамакской IV стоянки, расположенных на остатках

центральной дюны (Свод памятников, 2007, с. 265-267, № 2209, 2227; Казаков, 2011, с. 20-40).

Единично в раскопе выявлены изделия из стекла, такие как фрагмент бусины (уч. К8, гл.+50) (рис. 9: 7).

Раскоп II площадью 96 кв. м. расположен в средней части западной дюны, на ее восточном склоне, в 77 метрах к югу - юго-востоку от раскопа I (рис. 1: 2). Он разбит на одной из непотревоженных частей дюны, в месте находок подъемного материала, происходящего из сурчиных нор, кроме того, площадка раскопа выбрана таким образом, чтобы она не затронула траншею газопровода.

В результате проведенных работ на раскопе было выявлено лишь два фрагмента стенок лепной керамики без орнамента, которые были отмечены на глубине первого пласта. Подобная малочисленность материала объясняется, по всей видимости, размещением раскопа на периферии поселения.

Раскоп III расположен в северной части западной дюны в 4 м к югу от раскопа I (рис. 1: 2). Поверхность дюны в этой части ровная, с небольшим уклоном в восточном направлении. Раскоп прямоугольной формы, площадью 96 кв. м. ориентирован по сторонам света.

Стратиграфия включала в себя следующие напластования: 1. дерн -5-8 см; 2. ниже следует слой светлосерого песка. Этот слой, в отличие от раскопов I и II, прослежен во всех стенках раскопа III. На уч. А8 он перемешан с нижележащим слоем, что свидетельствует о нарушении правильного залегания слоев в результате прокладки нефтепровода. Сформировался светло-серый песок, вероятно, в

результате высоких половодий р. Ик в период после окончания существования селища и является наносным материалом. 3. Еще ниже залегает слой серой супеси с включениями пятен желто-коричневой супеси мощностью 30-40 см. Пятна желто-коричневой супеси образовались здесь в результате перекопов, образованных норами грызунов. В этом слое сосредоточены все археологические находки с раскопа. 4. Материк состоит из желто-коричневого песка. В верхней части материковый слой сильно перемешан норами грызунов, поэтому граница на некоторых участках между материком и культурным слоем нечеткая.

Каких либо сооружений в раскопе III выявлено не было.

Вещевой комплекс раскопа III представлен, в основном, керамикой и кремневыми изделиями.

Из раскопа происходит 47 фрагментов глиняной посуды. В культурном отношении она относится к пьяноборской, кушнаренковской и чияликской культурам. Вся керамика пьяноборской культуры, выявленная на раскопе, представлена неорнамен-тированными стенками сосудов, куш-наренковская керамика представлена одним фрагментом (уч. Б7) (рис. 10: 8), наиболее выразительные фрагменты керамики чияликской культуры выявлены на уч. А7 (рис. 10: 7, 9), Б7 (рис. 10: 5, 6), В6 (рис. 10: 4). Распределение керамики по пластам в зависимости от их культурной принадлежности показано в таблице 1.

Изделия из кремня выявлены в нижней части второго пласта (всего 4 экз.). Они представлены следующими находками: отщепом (уч. В1, гл. 35 см), сколотой галькой, видимо, это была заготовка нуклеуса (уч. В7, гл.

Таблица 1.

Распределение керамики по пластам в раскопе III

пласт Пьяноборская Кушнаренковская Чияликская Не Итого

культура культура культура определено

первый 5 1 14 2 22

второй 19 5 1 25

Итого 24 1 19 3 47

32), фрагментом кремневого орудия (уч. А1, гл. 45) (рис. 10: 2), ножевид-ной пластиной с ретушью с обеих сторон (уч. В1, гл. 32) (рис. 10: 1).

Кремневый инвентарь по морфологии близок к комплексу кремневых изделий Меллятамакского V могильника и Меллятамакской IV стоянки.

Кроме того, на раскопе III (уч. Б5, глубина +50 см) найдена железная проколка длиной 4,7 см, изготовленная из подчетырехугольного прутка (рис. 10: 3). Она имеет широкое время бытования и не может быть устойчиво соотнесена с какой-либо из культур, выявленных на раскопе.

Раскоп IV расположен на южной оконечности западной дюны, на ее юго-восточной стороне, в 106 м от раскопа II (рис. 1: 2). Дюна здесь поднимается на максимальную высоту относительно поймы р.Ик.

На месте раскопа был собран подъемный материал, состоящий из фрагментов керамики кушнаренковской культуры (рис. 10: 14) и бронзовой ромбовидной накладки (рис. 10: 12). Поверхность дюны в месте раскопа ровная, имеющая незначительный уклон с севера на юг.

Стратиграфия несложна: 1. дерн толщиной 3-6 см. В отличие от других раскопов, на раскопе IV под дерном нигде не выявлен слой светло-серого или темно-серого наносного гумуси-рованого песка, по всей вероятности, это объясняется высоким расположе-

нием места раскопа, не затрагиваемым разливами реки. 2. Под дерном залегает слой серой супеси с включениями пятен желто-коричневой супеси мощностью 40-45 см. В этом слое, как и на других раскопах, сосредоточено основное количество предметов материальной культуры Мелятамак-ского VI селища. 3. Еще ниже отмечен материк - желто-коричневый песок.

Вещевой комплекс раскопа IV представлен керамикой и кремневыми изделиями.

Из раскопа IV происходят 27 фрагментов керамики. 10 фрагментов не-орнаментированных стенок отнесены к пьяноборской культуре; 11 фрагментов к кушнаренковской, наиболее полно сохранились венчик, выявленный на уч. А1 (рис. 10: 11) на глубине 40 см, и две стенки с орнаментом с этого же участка (рис. 10: 15, 16), зафиксированные на глубине 20 см от современной поверхности. Один фрагмент неорнаментированной стенки сосуда по фактуре поверхности и примесям определен как чияликский.

Кроме того, один неорнаменти-рованный фрагмент керамики, выявленный на уч. В5 на глубине 40 см от современной поверхности, по всей видимости, относится к эпохе неолита (рис. 10: 10), еще четыре фрагмента не удалось идентифицировать. В таблице 2 показано распределение керамики по пластам в зависимости от их культурной принадлежности.

Рис. 10. Меллятамакское VI селище. Находки из раскопа III (1-9) и IV (10-16) 2012 г. 1, 2, 13 - кремень, 3 - железо, 4-11, 14-16 - керамика, 12 - медь.

Fig. 10. Mellya-Tamak VI settlement. Finds from dig III (1-9) and IV (10-16) 2012. 1, 2, 13 - flint, 3 - iron, 4-11, 14-16 - ceramics, 12 - copper.

Таблица 2.

Распределение керамики по пластам в раскопе IV

пласт неолит Ньяноборская Кушнаренков- Чияликская Не Итого

культура ская культура определено

первый 6 10 1 17

второй 1 4 1 1 3 10

Итого 1 10 11 1 4 27

Кремневые изделия, всего три экземпляра, выявлены в нижней части второго пласта, они представлены следующими предметами: нуклеус торцовый в начальной стадии обработки (уч. Б5, гл. 28 см) (рис. 10: 13), ножевидная пластина-резец (уч. Б8, гл. 36 см) и фрагмент скола (уч. Б4, гл. 50 см). Кремневые изделия находят свои аналогии в материалах Мелля-тамакского V могильника и Меллята-макской IV стоянки.

К сожалению, найденные на памятнике в 2012 г. многочисленные кости животных (380 экз.) не удалось привязать к тем или иным этапам существования Меллятамакского VI селища из-за перемешанности культурного слоя, поэтому они рассматривались совокупно и могут относиться к разным хронологическим периодам. Всего было диагностировано 97 костей крупного рогатого скота, 18 -мелкого рогатого скота, по 9 костей лошади и свиньи, по одной кости лося и рыбы (определение к.в.н. Асылгара-евой ГШ).

Исследования 1982, 1983 и 2012 годов позволили выделить несколько этапов заселения Меллятамакского VI селища.

Самый древний этап связан с находками, зафиксированными в пред-материковом слое. Эти находки представлены фрагментом керамики (рис. 10: 10) и кремневыми изделиями хорошего качества (темно-серого и светло-полосчатого цвета) (рис. 9: 4-6, 11,

15; 10: 1, 2, 13), аналогии им прослежены в Меллятамакском V могильнике, исследованном в 1983-1984 гг. (Казаков, 2011, с. 35-38) и на Мелля-тамакской IV стоянке, разведочно обследовавшейся в 1982-1985 гг. (Свод памятников, 2007, с. 265, № 2209). Время функционирования могильника - мезолит-ранний неолит (Казаков, 2011, с. 39) - вероятно, применимо и к древнейшему этапу существования Меллятамакского VI селища.

Ко второму этапу существования памятника относится керамика пьяно-борской культуры. Она лепная, с примесью раковины в тесте, отдельные фрагменты орнаментированы ямками (рис. 9: 13). К сожалению, датирующих вещей, связанных с данной эпохой, найдено не было, поэтому время существования селища пьяноборско-го культуры на Меллятамакской дюне определено в рамках всего существования пьяноборской культуры - конец II в. до н.э. - III в. н.э. (Агеев, 1992, с. 57).

Третий этап связан с находками, относящимися к кушнаренковской культуре. К ним относится, прежде всего, керамика (лепная круглодон-ная, с примесью песка в тесте), которая отличается изящным орнаментом и тонкими стенками (рис. 10: 8, 11, 14-16). К этому же времени относится ромбовидная медная накладка (рис. 10: 12) и, вероятно, фрагменты медных накладок подчетырехуголь-ной формы (рис. 9: 1, 2). Необходимо

отметить, что в пределах Меллята-макского комплекса памятников на остатках центральной дюны также известна керамика кушнаренковской культуры, выделенная в особое Меллятамакское VII селище (Свод памятников, 2007, с. 266, № 2219).

Существуют две точки зрения на хронологические границы кушнарен-ковской культуры: первая датирует её в широких пределах (середина VI-X вв.), включающих несколько этапов существования (Мажитов, 1981, с. 27, 28; Казаков, 2001, с. 119; 2007, с. 35), вторая исключает из состава кушна-ренковской культуры поздние этапы, как принадлежащие отдельной, ка-ра-якуповской культуре, и датирует кушнаренковские памятники в узких пределах конца VI-VII вв. (Иванов, 1999, с. 47, 53-55).

Заключительный, четвертый этап существования Меллятамакского VI селища относится к чияликской культуре. В раскопах были выявлены наземные сооружения, связанные с этой культурой, а также очаги, камни обкладки стен и хозяйственные ямы. Основные материалы, характеризующие данную культуру, представлены лепной круглодонной керамикой с большой примесью песка в тесте, с шаровидным туловом и блоковидной или раструбовидной шейкой, железными крицами, бусами (рис. 3: 1; 7: 1, 2; 9: 7), железным ножом (рис. 9: 12), проколкой (рис. 10: 3), кольцевидной подвеской из склепанного медного прутка (рис. 9: 10) и др. О наличии ткачества на селище в чияликское время свидетельствуют находки пряслиц (рис. 7: 8, 10; 9: 3, 9). К данному хронологическому горизонту относится и костяной наконечник стрелы (рис. 9: 8).

Хронологические границы чиялик-ского этапа существования Меллята-макского VI селища определяются находками стеклянных бус из раскопа II 1982 г. и раскопа I 2012 г., все они относятся к V группе стеклянных бус по Н.Н. Бусятской. Это полосчатые бусы, изготовленные навивкой стеклянной массы на твердую основу, с орнаментом в виде накладных линейно-волнистых пастовых нитей (Бусятская, 1976, с. 42, табл. II, 27). В раскопе II 1982 г. они представлены исключительно плоскими бусами типа 1, орнаментированными тремя-четырьмя выпуклыми волнистыми линиями. Подобные бусы были распространены в Поволжье в золотоордынское время, особенно широко они представлены в материалах Болгарского и Селитрен-ного городищ (Бусятская, 1976, с. 42), а также в коллекции поселка у с. Берёзовка, датированного ХШ-ХГУ вв. (Алихова, 1960, с. 199, рис. 2: 10).

Фрагмент бусины из раскопа I 2012 г. утратил свою форму, поэтому она может относиться как к круглым (тип 1), так и к зонным (тип 2) бусам, также изготовленным навивкой на твердую основу (Бусятская, 1976, табл. II: 23, 24), орнамент в нашем случае состоит из голубых и красных выпуклых линий. Датируются бусы и первого и второго типа по аналогиям в русских и позднекочевнических курганах, мордовских могильниках, материалах золотоордынских памятников Хорезма, Селитренного городища и культурным слоям Новгорода -ХП-ХР^ вв. (Бусятская, 1976, с. 42; Галкин, 1984, с. 217, рис. 3: 9, 11, 13, 14; Валлиулина, 2005, с. 96).

В подобной технике (навивка стеклянной массы на твердую основу,

Рис. 11. Такталачукский могильник. 1а - погр. 286, фотография; 1б - погр. 286, рисунок; 2а - погр. 44, фотография, 2б - погр. 44, рисунок; 3а - погр. 192, фотография, 3б - погр. 192, рисунок; 4а - погр. 50, фотография, 4б - погр. 50, рисунок; 5а - погр. 66, фотография; 5б - погр. 66, рисунок.

Fig. 11. Taktalachuk cemetery . 1а - grave 286, photo; 1б - grave 286, drawing; 2а - grave 44, photo, 2б - grave 44, drawing; 3а - grave 192, photo, 3б - grave 192, drawing; 4а - grave 50, photo, 4б - grave 50, drawing; 5а - grave 66, photo; 5б - grave 66, drawing.

с орнаментом в виде накладных линейно-волнистых линий) изготовлена цилиндрическая бусина из погр. 10 Такталачукского могильника, датированная по аналогиям с материалами могильника у с. Гагино XIV в. (Казаков, 1978, с. 68, рис.33: 3).

Другим хорошим источником для датирования чияликского хронологического горизонта Меллятамакского VI селища является керамика. Наиболее яркие параллели с меллятамак-ской керамикой прослежены в материалах Такталачукского могильника чияликской культуры (рис. 11: 1-5). Керамика с выступами, имитирующими ушки, выявленная на Меллята-макском VI селище (рис. 3: 8; 9: 14), известна в погр. 44, 66, 192 Такталачукского могильника (рис. 11: 2, 3, 5) (Казаков, 1978, с. 62, рис. 32: 1, 4). Схож и орнамент на керамике, происходящей с этих памятников, в нем присутствует как шнуровой, так и гребенчатый штампы, а также отмечено сочетание этих элементов на одном сосуде. Схожи и орнаментальные мотивы: шнуровой орнамент в виде многорядных горизонтальных линий (рис. 3: 8; 7: 2; 10: 1, 4) и волны (рис. 7: 14; 11: 4), зигзага, выполненного гребенчатыми и резными линиями (рис. 5: 1; 7: 16; 10: 9; 11: 2, 3) и т.д.

Датировка могильника Такталачук определена по вещевому комплексу и монетам хана Узбека (1312-1342 гг.) и Джанибека (1342-1356 гг.), найденным в погр. 84, 308, и укладывается в рамки XIV в. (Казаков, 1978, с. 61, 70). Близки по времени существования и поздние погребения Азметьев-ского I могильника чияликской культуры, керамика которого также близка к керамическому комплексу Меллята-

макского VI селища (Казаков, 1984, рис. 44: 17). Датировка поздних погребений Азметьевского I могильника определена по монете хана Узбека из погр. 88 (Казаков, 1978, с. 80).

По всей вероятности, в пределах ХШ-Х^ вв. можно датировать и поселение чияликской культуры на Мел-лятамакской дюне.

Подводя итоги, можно констатировать, что Меллятамакское VI селище является типичным памятником чияликской культуры. К настоящему времени на территории Башкортостана и восточных районов Татарстана известно около трех десятков таких поселений. Основой хозяйства носителей данной культуры было скотоводство, в котором преобладала лошадь и крупный рогатый скот. Также были развиты присваивающие отрасли хозяйства: охота, рыбная ловля и собирательство.

Чияликские поселения, как правило, располагались в долинах рек и при этом могли менять свою локализацию в зависимости от сезона и наличия кормовой базы. Как это характерно для полукочевников, у них выделяются летники и зимники. На них отмечаются стационарные и переносные постройки (шалаши, чумы, юрты), хозяйственные сооружения (ямы, погреба). Этот факт подтверждается и материалами Меллятамакского VI селища. Здесь отмечаются зольники и кострища, иногда обложенные камнями, характерные для летнего периода.

Чияликская культура получила свое название от поселения у д. Чия-лик (Чиялек) Актанышского района РТ, исследованного Раннеболгарской экспедицией в 1969 г. (Казаков, 1978, с. 42-44). Вслед за этим в восточных

районах был изучен еще ряд подобных памятников (Казаков, 1978, с. 45-49).

Наиболее выразительные материалы по культуре чияликского населения представляют некрополи. Среди них Кушулевский могильник, изученный еще в 1958 г И. Эрдели, а в 1962 и 1969 гг. Н. А. Мажитовым и Б.Б. Агеевым в Дюртюлинском районе Башкортостана (Мажитов, 1977, с. 34, 35 табл. I: 343, 346-349, 351-353; XXVIII: 23).

С 1969 по 1976 гг. Е.П. Казаковым исследовано более 350 захоронений этой культуры на Такталачукском и Азметьевском могильниках в Акта-нышском районе Республики Татарстан (Казаков. 1978, с. 49-82). Как предполагает один из авторов этой статьи, вышеупомянутые некрополи были оставлены уграми, находящимися в процессе тюркизации и му-сульманизации. Данную точку зрения поддерживает Г.Н. Гарустович,

который отмечает участие носителей чияликской культуры в этногенезе башкир (Гарустович, 1992, с. 123). Учитывая, что основная концентрация чияликских некрополей локализуется в низовьях рр. Белая и Сюнь, они, вероятнее всего, оставлены подразделениями племени эней, которые, по историческим данным, обитали именно в этих местах (Казаков, 1978, с. 91; 2007, с. 65; Гарустович, Иванов, 1992, с. 27). Судя по большим размерам данных могильников, они оставлены крупными подразделениями вышеупомянутого племени, долгое время проживающего здесь до ассимиляции башкирами и татарами.

Ассимиляция населения «типа Чи-яликского селища» произошла, как считает Р.Г. Кузеев, под влиянием тюркских групп населения, которые мигрировали в низовья р. Белой после походов Тимура и Тохтамыша (Кузеев, 1992, с. 78, 79).

ЛИТЕРАТУРА

1. Агеев Б.Б. Пьяноборская культура. Уфа: БНЦ УРО РАН, 1992. 140 с.

2. Алихова А.Е. Русский поселок ХШ-Х^ вв. у с. Березовки // МИА. № 80. М.: Наука, 1960. С. 195-209.

3. Бусятская Н.Н. Стеклянные изделия городов Поволжья (ХШ-Х^ вв.) // Средневековые памятники Поволжья / Отв. ред. А.П. Смирнов. М.: Наука, 1976. С. 73-107.

4. Валиулина С.И. Стекло Волжской Булгарии. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2005. 280 с.

5. Галкин Л.Л. Стеклодельная мастерская на городище Селитренном // СА. 1984. № 2. С. 213-221.

6. Гарустович Г.Н. Ареал расселения угорских племен Приуралья в УШ-К вв. // Востоковедение в Башкортостане: история и культура. Тезисы. Ч. II. / Отв. ред. Н.А. Мажитов. Уфа: Башкирский государственный университет, 1992. С. 121-123.

7. Гарустович Г.Н., Иванов В.А. Ареал расселения угров на Южном Урале и в Приуралье во второй половине I начале II тыс. н.э. // Проблемы этногенеза финно-угорских народов Приуралья / Отв. ред. Р. Д. Голдина. Ижевск: Удмуртский университет, 1992. С. 17-31.

8. Иванов В.А. Древние угро-мадьяры в Восточной Европе. Уфа: Гилем, 1999. 123 с.

9. Казаков Е.П. Памятники болгарского времени в восточных районах Татарстана. М.: Наука, 1978. 131 с.

10. Казаков Е.П. Исследования Раннеболгарской экспедиции // АО - 1982 / Отв. ред. Б.А. Рыбаков. М.: Наука, 1984. С. 150-151.

11. КазаковЕ.П. Исследования Раннеболгарской экспедиции // АО - 1983. М.: Наука, 1985. С.150-151.

12. Казаков Е.П. Кушнаренковская культура // Очерки по археологии Татарстана / Отв. ред. П.Н. Старостин. Казань: Школа, 2001. С. 119-122.

13. Казаков Е.П. Волжские болгары, угры и финны в IX-XIV вв.: проблемы взаимодействия. Казань: ИИ АН РТ 2007. 208 с.

14. Казаков Е.П. Памятники эпохи камня в Закамье. Казань: Фолиант, 2011. 180 с.

15. Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала. Этногенетический взгляд на историю. М.: Наука, 1992. 347 с.

16. Мажитов Н.А. Южный Урал в VI-VIII вв. // Степи Евразии в эпоху средневековья / Отв. ред. Б. А. Рыбаков. М.: Наука, 1981. С. 23-28.

17. Мажитов Н.А. Южный Урал в VII-XIV вв. М.: Наука, 1977. 240 с.

18. Свод памятников археологии Республики Татарстан: в 3 т. / Отв. ред. А.Г. Сит-диков, Ф.Ш. Хузин. Т. 3. Казань: ИИ АН РТ, 2007. 529 с.

Информация об авторах:

Казаков Евгений Петрович, доктор исторических наук, главный научный сотрудник, Институт археологии им. А.Х. Халикова АН РТ (г. Казань, Россия); ncai@mail.ru

Чижевский Андрей Алексеевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Институт археологии им. А.Х. Халикова АН РТ (г. Казань, Россия); сЬуеу8Ы@таЛ.ги

Лыганов Антон Васильевич, кандидат исторических наук, научный сотрудник, Институт археологии им. А.Х. Халикова АН РТ (г. Казань, Россия); ligaant@rambler.ru

MELLYA-TAMAK VI SETTLEMENT OF CHIYALIK CULTURE E.P. Kazakov, A.A. Chizhevsky, A.V. Lyganov

The authors publish the findings of the digs on Mellya-Tamak VI temporary settlement belonging to the Chiyalik archaeological culture - one of the most comprehensively studied settlements in this complex of sites. Besides proper Chiyalik materials, some artefacts of Mesolithic-Neolithic, Early Iron Age (Pyany Bor culture) and Early Middle Ages (Kushnarenkovo culture) have been identified here. The Chiyalik stage is represented by debris of a summer camp, with its surface structures, hearths, stones from wall cladding and household pits. The life time of the Chiyalik settlement on the Mellya-Tamak dune can be dated within the thirteenth-fourteenth centuries, as suggested by the authors based on some finds of glass beads with overlaid linear-undulate paste threads and the ceramic complex. As a result of years of research, the authors conclude that the Chiyalik sites were left by the Uralic Ugrians, who were part of the Golden Horde population and were undergoing the process of Islamization and Turkization.

Keywords: archaeology, Middle Volga region, Neolithic, Early Iron Age, Middle Ages, Pyany Bor culture, Kushnarenkovo culture, Chiyalik culture, temporary settlement, summer camp, Uralic Ugrians.

REFERENCES

1. Ageev, B. B. 1992. P'ianoborskaia kul'tura (Pyany Bor Culture). Ufa: Russian Academy of Sciences, Ural Branch, Bashkirian Scientific Center (in Russian).

2. Alikhova, A. E. 1960. In Materialy i issledovaniia po arkheologii (Materials and Studies in the Archaeology) 80. Moscow: "Nauka" Publ., 195-209 (in Russian).

3. Busiatskaia, N. N. 1976. In Smirnov, A. P. (ed.). SrednevekovyepamiatnikiPovolzh'ia (Medieval Sites from the Volga Region). Moscow: "Nauka" Publ., 73-107 (in Russian).

Казакоe Е.П., HuweecKun A.A., ^мганоe A.B. Me^^HTaMaKCKoe VI

4. Valiulina, S. I. 2005. Steklo VolzhskoiBulgarii (Glass ofVolgaBulgaria). Kazan: Kazan State University (in Russian).

5. Galkin, L. L. 1984. In Sovetskaia Arkheologiia (SovietArchaeology) (2), 213-221 (in Russian).

6. Garustovich, G. N. 1992. In Mazhitov, N. A. (ed.). Vostokovedenie v Bashkortostane: istoriia i kul'tura. Tezisy (Oriental Studies in Bashkortostan: History and Culture. Abstracts) II. Ufa: Bashkir State University, 121-123 (in Russian).

7. Garustovich, G. N., Ivanov, V. A. 1992. In Goldina, R. D. (ed.). Problemy etnogeneza finno-ugorskikh narodov Priural'ia (Issues of Ethnic Genesis of the Cis-Urals Finno-Ugric Peoples). Izhevsk: Udmurt University, 17-31 (in Russian).

8. Ivanov, V. A. 1999. Drevnie ugro-mad'iary v Vostochnoi Evrope (Ancient UgricMagyars in Eastern Europe). Ufa: "Gilem" Publ. (in Russian).

9. Kazakov, E. P. 1978. Pamiatniki bolgarskogo vremeni v vostochnykh raionakh Tatarii (Sites of Bulgarian Time in the Eastern Parts of Tataria). Moscow: "Nauka" Publ. (in Russian).

10. Kazakov, E. P. 1984. In Rybakov, B. A. (ed.). Arkheologicheskie otkrytiia 1982 g. (Archaeological Discoveries in 1982). Moscow: "Nauka" Publ., 150-151 (in Russian).

11. Kazakov, E. P. 1985. In Arkheologicheskie otkrytiia 1983 g. (ArchaeologicalDiscoveries in 1983). Moscow: "Nauka" Publ., 150-151 (in Russian).

12. Kazakov, E. P. 2001. In Starostin, P. N. (ed.). Ocherkipo arkheologii Tatarstana: Uchebnoe posobie dlia studentov vuzov i uchitelei istorii (Essays on the Archaeology of Tatarstan: Textbook for University Students and Teachers of History). Kazan: "Shkola" Publ., 119-122 (in Russian).

13. Kazakov, E. P. 2007. Volzhskie bolgary, ugry ifinny v IX—XIVvv.:problemy vzaimodeistviia (The Volga Bulgarians, the Ugrians and the Finns in 9th - 14th Centuries: Problems of Interaction). Kazan: Institute for History named after Shigabuddin Mardzhani, Tatarstan Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan (in Russian).

14. Kazakov, E. P. 2011. Pamiatniki epokhi kamnia v Zakam'e (Sites of the Stone Age in the Trans-Kama Area). Kazan: "Foliant" Publ. (in Russian).

15. Kuzeev, R. G. 1992. Narody Srednego Povolzh'ia i Iuzhnogo Urala. Etnogeneticheskii vzgli-ad na istoriiu (Peoples of the Middle Volga and Southern Ural Areas: Ethnic-Genetic Sight on History). Moscow: "Nauka" Publ. (in Russian).

16. Mazhitov, N. A. 1981. In Pletneva, S. A. (ed.). Stepi Evrazii v epokhu srednevekov'ia (Eurasian Steppes in the Middle Ages). Series: Archaeology of the USSR 18. Moscow: "Nauka" Publ., 23-28 (in Russian).

17. Mazhitov, N. A. 1977. Iuzhnyi Ural v VII-XIV vv. (Southern Ural in 7th — 14th Centuries). Moscow: "Nauka" Publ. (in Russian).

18. Sitdikov, A. G., Khuzin F. Sh. (eds.). 2007. Svod pamiatnikov arkheologii Respubliki Tatarstan (Corpus of Archaeological Sites in the Republic of Tatarstan) 3. Kazan: Institute for History named after Shigabuddin Mardzhani, Tatarstan Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan (in Russian).

About the Authors:

Kazakov Evgenii P. Doctor of Historical Sciences. Institute of Archaeology named after A. Kh. Khalikov, Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan. Butlerov St., 30, Kazan, 420012, Republic of Tatarstan, Russian Federation; ncai@mail.ru

Chizhevsky Anrdei A., Candidate of Historical Sciences. Institute of Archaeology named after A. Kh. Khalikov, Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan. Butlerov St., 30, Kazan, 420012, Republic of Tatarstan, Russian Federation; chijevski@mail.ru

Lyganov Anton V. Candidate of Historical Sciences. Institute of Archaeology named after A. Kh. Khalikov, Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan. Butlerov St., 30, Kazan, 420012, Republic of Tatarstan, Russian Federation; ligaant@rambler.ru