Научная статья на тему 'Исследования памятников археологии на острове Дубовая Грива в 2009–2010 гг.'

Исследования памятников археологии на острове Дубовая Грива в 2009–2010 гг. Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
90
28
Поделиться
Ключевые слова
НЕОЛИТ / ЭНЕОЛИТ / КЛАД / ЭПОХА ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ / ЖИЛИЩЕ / РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК / NEOLITHIC / ENEOLITHIC / HOARD / LATE BRONZE AGE / DWELLING / EARLY / IRON AGE

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Чижевский Андрей Алексеевич, Лыганов Антон Васильевич, Морозов Виктор Владимирович

В статье говорится о результатах исследований и раскопках, проводимых в 2009-2010 гг. Дубовая Грива VI было открыто в результате таких исследований. Артефакты различных археологических периодов, начиная с эпохи неолита и заканчивая Средними веками, а в том числе и склад кремниевых орудий. Данный склад состоял из кремниевых кинжалов эпохи энеолита. На месте раскопок Дубовой Гривы II площадью 148 квадратных метров были найдены остатки жилищ XVI-XV вв. до н.э. с керамическими изделиями типа Заосиново. Кроме того, были найдены керамические изделия срубной культурно-исторической общности, луговской культуры, а также изделия обработанные тесьмой Ананьинской культуры. На размытом берегу были собраны фрагменты керамики эпохи неолита (Камская культура) и Маклашеевской культуры.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Чижевский Андрей Алексеевич, Лыганов Антон Васильевич, Морозов Виктор Владимирович,

The article represents the results of the reconnaissance and excavations held in 2009-2010. Unknown before the site of Dubovaya Griva VI was discovered as a result of this investigation. The artifacts of different archaeological periods since the Neolithic Age up to the Middle Ages have been found here as well as the Dubovaya Griva hoard of fl int weapon. This hoard has been consisted of four fl int daggers of the Eneolithic Age. The area of 148 square meters excavated on the site of Dubovaya Griva II revealed the remains of dwelling of the XVI-XV centuries BC related to the people bearing a pottery of Zaosinovo type. Besides a pottery of Srubnaya cultural-historical community, as well as the Lugovskaya culture and the Ananyino corded wear culture ones have been found. The pottery fragments of the Neolithic age (the Kamskaya culture) as well as the Maklasheevka culture have been picked up from the eroded bank.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Исследования памятников археологии на острове Дубовая Грива в 2009–2010 гг.»

Публикации

ИССЛЕДОВАНИЯ ПАМЯТНИКОВ АРХЕОЛОГИИ НА ОСТРОВЕ ДУБОВАЯ ГРИВА В 2009-2010 гг.

© 2012 г. А.А. Чижевский, А.В. Лыганов, В.В. Морозов

Институт истории им. Ш. Марджани АНРТ, г. Казань (ohijevski@mail.ru; ligaant@rambler. т); Институт социально-педагогических технологий и ресурсов, г. Набережные Челны (vikromolot@mail.ru)

Ключевые слова: неолит, энеолит, клад, эпоха поздней бронзы, жилище, ранний железный век.

Тукаевский район РТ - один из самых освоенных в промышленном и сельскохозяйственном отношении регионов Восточного Предкамья, лишь пойма р. Кама и острова сохраняют участки неосвоенных современным человеком территорий. Именно здесь, на о. Дубовая Грива, в 1964 г. и был обнаружен ряд древних стоянок и местонахождений, существовавших на этой территории от эпохи неолита до средневековья (Старостин, 1964).

Остров Дубовая Грива образовался после заполнения в 1979 г. ложа Нижнекамского водохранилища. До затопления водохранилищем эта территория относилась к правому берегу р. Ик и здесь размещалась д. Дубовая Грива.

В 1969 г. П.Н. Старостиным и Р.С. Габяшевым были произведены полевые исследования на Дубово-гривской II стоянке. На памятнике было заложено пять раскопов общей площадью 748 кв.м. и вскрыто пять жилищ. Жилища были отнесены к

эпохе поздней бронзы, кроме того, на стоянке была найдена керамика эпохи неолита, энеолита и ананьинской культурно-исторической области (Га-бяшев, Старостин, 1978, с. 109-120).

Впоследствии остров осматривался экспедициями по мониторингу Нижнекамского водохранилища в 1985 г. (Р.С. Габяшевым и В.Н. Марковым), в 1995 г. (Р.С. Габяшевым, В.Н. Марковым, А.А. Чижевским и Н.М. Каплен-ко), в 2009-2010 гг. (А.А. Чижевским, А.В. Лыгановым и В.В. Морозовым).

Результаты мониторинга 2009 г. и археологических раскопок 2010 г. представлены в данной статье. Итогом разведочных работ стало открытие неизвестного ранее памятника -Дубовогривской VI стоянки, а также клада кремневых изделий.

Дубовогривская VI стоянка

Стоянка расположена в северозападной части острова в 3,8 км от дачного поселка «Прибрежный». Памятник находится на невысоком, око-

Рис. 1. 1 - план Дубовогривской VI стоянки; 2 - план Дубовогривской II стоянки.

ло 1,5 м останце пойменного дюнного всхолмления, сильно разрушенного водохранилищем (рис. 1: 1). Границы памятника определены по распространению подъемного материала, простирающегося по берегу на протяжении 200 м. Подъемный матери-

ал представлен фрагментами лепных глиняных сосудов (31 экз.), преимущественно без орнамента, культурную принадлежность которых выявить сложно. Исключение составляют две стенки керамики эпохи неолита (камская культура), крупный венчик

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 2. Дубовогривская VI стоянка, подъемный материал. 1-2, 4-8, 11 - лепная керамика; 3 - тесло; 9 - гончарная керамика; 10 - концевой скребок на отщепе; 12-15 - клад кремневых изделий. (3, 10, 12-15 - кремень, 1-2, 4-9, 11 - глина).

лепного сосуда, имеющий аналогии в керамике бахмутинской культуры (рис. 2: 11), серия фрагментов от сосудов ананьинской культуры шнуровой керамики (АКШК) (рис. 2: 1, 2, 4-8) и фрагмент венчика средневекового сосуда (рис. 2: 9), по аналогиям атрибутированного как тип «Джукетау».

Среди подъемного материала встречаются кремневые изделия (13 экз), представленные в основном заготовками кремневых орудий. Среди них кремневый отщеп, два фрагмента скола, фрагмент кремневой конкреции подтреугольной формы - заготовка торцевого нуклеуса, заготовка мелкого призматического (вторичного) нуклеуса на массивном сколе, концевой скребок на отщепе (первичном) со слабо выпуклым лезвием (рис. 2: 10), заготовка мелкого (вторичного) нуклеуса на осколке кремня, концевой скребок на отщепе окремнелого известняка, заготовка мелкого (вторичного) нуклеуса на фрагменте более крупного нуклеуса (проксимальный фрагмент скола оббит и окатан), сечение ножевидной пластины с микроретушью утилизации по краю, проксимальный фрагмент ножевидной пластины, а также тесло из окремнелого известняка (рис. 2: 3)1. Судя по подъемному материалу, памятник можно отнести к категории многослойных и датировать временем от неолита до средневековья.

Дубовогривский клад кремневых изделий

На территории Дубовогривской VI стоянки в ее крайней западной части, на мелководье, в иле, на глубине 20 см

1 Авторы выражают благодарность М.Ш. Галимовой, которая провела трас-сологический анализ кремневых орудий из стоянки и клада.

был обнаружен клад кремневых изделий, состоящий из четырех макропластин, лежащих стопкой друг на друге (рис. 2: 12-14). Предметы в стопке располагались по размеру - самое крупное изделие лежало внизу, самое маленькое вверху.

1. Кремневый кинжал двухлезвий-ный на макропластине длиной 25,4 см (рис. 2: 15). По определению М.Ш. Га-лимовой, в проксимальной части пластины на краях и гранях спинки зафиксированы следы рукояти, кончик скруглен (вероятно, использовался как скребок по коже, либо находился в кожаных ножнах). Вероятно, кинжал использовался для разрезания мяса, кости, шкуры.

2. Нож двухлезвийный на макропластине (рис. 2: 14). Судя по данным трассологического анализа, на ноже отмечены следы рукояти. Длина ножа 19,2 см. Использовался для разрезания (местами для пиления) мяса, кости, шкуры. Округлый дистальный конец - скобель или нож для подрезания.

3. Нож двухлезвийный на макропластине (рис. 2: 13). На проксимальной части отмечены следы рукояти. Длина ножа 18,6 см. Использовался для разрезания мяса, шкуры, местами кости. Округлый дистальный конец -скобель и нож для подрезания.

4. Кинжал (?) нож двухлезвийный на макропластине (рис. 2, 12). Так же, как и на других пластинах, на данном кинжале отмечены следы рукояти. Кончик сломлен. Длина изделия 16,4 см. Использовался для разрезания, местами - скобления или строгания мяса, кости, может быть, рыбы.

Ближайшие аналогии клад находит в кремневых изделиях этапа Б1-Б2 могильников мариупольского типа и среднестоговской культуры

и относится к эпохе энеолита (Телегин, 1973, рис. 56: 12; 57: 1-8; 1991, рис. 24: 11, 12; 33: 8; 35: 14-16). Абсолютная датировка могильников мариупольского типа укладывается в пределах первой-второй четверти IV тыс. до н.э. (Телегин, 1991, с. 30-32), а среднестоговской культуры - второй половины ГУ-Ш тыс. до н.э. (Телегин, 1973, с. 124-130). Находки подобных предметов встречаются в основном на могильниках, вероятно, и в данном случае перед нами остатки размытого погребения, кости в котором не сохранились.

Дубовогривская II стоянка

После наполнения Нижнекамского водохранилища раскопы П. Н. Старостина и Р.С. Габяшева 1969 г. не были затоплены, но в 2000 г. уровень водохранилища был поднят на 1 м, и они оказались под водой. Сейчас место, где располагались раскопы, находится в 20 м от современной береговой полосы о. Дубовая Грива.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В настоящее время территория Дубовогривской II стоянки покрыта дерном, кустарником и дубовым лесом. Памятник располагается на северо-восточной оконечности острова Дубовая Грива в 2750 м к северу - северо-востоку от дачного поселка Прибрежный Тукаевского района Республики Татарстан. Высота дюны составляет 1,5-2 м, до затопления водохранилищем она была 4-5 м над уровнем поймы. Судя по распространению подъемного материала, площадь поселения составляет 51060-18 м, однако значительная часть территории памятника была разрушена при заполнении ложа Нижнекамского водохранилища.

В 2010 г. в связи с усилившимися абразионными процессами на Дубо-вогривской II стоянке были проведены охранно-спасательные работы под руководством А.А. Чижевского (рис. 1: 2).

Раскоп площадью 148 кв. м был заложен в центральной части стоянки. Длина раскопа - 30 м, ширина 3,5-6 м.

Стратиграфия раскопа следующая: дерн - 6-10 см, под ним слой темно-серой, гумусированной супеси мощностью 40-65 см. Данный слой на всем протяжении раскопа имеет дискретный характер, он встречен в виде отдельных пятен в западинах или внутри трещин и кротовин. Как правило, все находки сосредоточены в нижней части этого слоя. Ниже располагается темно-серая супесь (мощность 5-40 см), подстилающая почти весь раскоп. Еще ниже располагается материк - белый песок. Находки, имеющие археологическую ценность, содержатся в слое темно-серой гумусированной супеси и единично в слое серой супеси.

В результате работ 2010 г. было вскрыто одно сооружение, остатки очага и три ямы.

Сооружение 1 (рис. 3: 1-4) располагалось в центральной части раскопа на уч. А7-А12, Б5-Б12, В5-В11. Пятно темно-серой супеси в виде неправильного овала (1298'302-375 см), расширяющегося в юго-западной части, вытянутое по оси северо-восток -юго-запад, было выявлено на глубине 92-106 см от нулевой отметки. Стенки сооружения скошены к центру. Дно (гл. -140-180 см от нуля) было уплощенным, с углублением к центру сооружения, кроме того, внутри сооружения 1 были отмечены западины (уч.Б6, Б7, В6, В7, Б9) и ямы (№ 1-3), углубленные в пол.

Заполнение сооружения состоит из темно-серой гумусированной супеси с включениями угольков, лепной керамики (всего 226 экз.) и костей животных. Атрибутированные фрагменты керамики (53 фр.), обнаруженные в сооружении 1, распределяются следующим образом:

1 пласт - один фр. срубной (рис. 7: 10), четыре луговской (рис. 7: 1, 3, 7, 8) и два заосиновской керамики (рис. 7: 2, 4);

2 пласт - 10 фр. срубной (рис. 7: 9, 11, 13), 10 луговской (рис. 7: 5), пять фр. и развал сосуда заосиновского типа керамики (рис. 7: 6, 12, 17);

3 пласт - семь фр. (рис. 7: 15, 16, 18, 19) и развал сосуда луговской (рис. 7: 23), четыре фр. заосиновской керамики (рис. 7: 14);

4 пласт - один фр. луговской (рис. 7: 21) и восемь заосиновской керамики (рис. 7: 20, 22);

5 пласт - два фр. неорнаментиро-ванной пористой керамики с примесью раковины, вероятно, заосинов-ской.

В восточной части заполнения сооружения отмечен ряд кремневых изделий: скобляще-режущее орудие (уч. Б6, гл. -131 см; рис. 8: 2), кремневый наконечник стрелы с усеченным основанием (уч. В8, гл. -153 см; рис. 8, 8).

В западной части сооружения 1 были выявлены: ножевидная пластина из кремня (уч. Б11, гл. -126 см; рис. 8, 7) и фрагмент нуклеуса из кварцита (уч. Б11, гл. -50 см; рис. 8: 6).

Вероятно, к данному сооружению относится также кремневая ребристая пластина (уч. Б12, гл. -100 см; рис. 8: 12), зафиксированная несколько ниже западного угла сооружения 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Аналогии наконечнику стрелы с усеченным основанием отмечены на

памятниках эпохи энеолита Дереивка (Телегин, 1973, рис. 39, 2-5, 7), Бор I (Наговицын, 1987, рис. 9: 5) и поздней бронзы, таких, как Коренец (Бадер, 1987, рис. 67: 1-3), Займищенская III и Карташихинская I стоянки, но наибольшее сходство обнаруживается с наконечниками из погр. 2 Новомордовского VI могильника, который относится к кругу памятников займи-щенского типа (Халиков, 1980, табл. 6; 34: 2, 3; 34: 5).

Очаг № 1 (рис. 3: 1, 5). Уч. Б3. Очаг выявлен в виде пятна прокаленной супеси оранжево-красного цвета округлой в плане формы (55'42 см). Судя по профилю, он был размещен непосредственно на материке и в процессе эксплуатации оказался на небольшой возвышенности вследствие повреждения грунта ногами поддерживающих огонь людей. В самом прокале и под ним находок керамики и других предметов сделано не было.

Яма № 1 (рис. 3: 1, 7). Уч. Б12. Зафиксирована в пределах очертаний сооружения 1. Пятно овальной в плане формы (56 86 см) было выявлено на глубине 100 см от нулевой отметки, на глубине 103 см яма уменьшается в размерах (56 71 см), сохраняя очертания овальной формы. Дно ямы чашевидной формы зафиксировано на глубине 167 см. Заполнение ямы состоит из темно-серой гумусированной супеси с включениями угольков, мелких фрагментов керамики и костей животных.

Яма № 2 (рис. 3: 1, 4). Уч. Б6-Б8. Пятно грибообразной в плане формы (62'290 см) было выявлено на глубине 174-176 см от нуля. Дно ямы (гл. -180-188 см) приостренное, покатые стенки сильно скошены к центру ямы. Заполнение ямы состоит из темно-

серой гумусированной супеси с включениями мелких фрагментов керамики заосиновского типа, а также костей животных.

Яма № 3 (рис. 3: 1, 3). Уч. Б11. Зафиксирована в пределах очертаний сооружения 1, вероятно, представляет собой остатки какой-то столбовой конструкции. Пятно округлой в плане формы диаметром 28 см было выявлено на глубине 171 см. Дно ямы (гл. -192 см) было чашевидным, покатые стенки скошены к центру ямы. Сама яма размещалась несколько вбок от центральной оси, как будто была отпечатком бревна, вбитого в землю под углом. Заполнение ямы состоит из темно-серой гумусированной супеси.

Вещевой комплекс раскопа вне сооружений. Вещевой комплекс раскопа был представлен глиняной посудой с примесями раковины и шамота в глине (1473 экз.), кремневыми (12 экз.) и кварцитовыми изделиями (3 экз.), а также девятью гальками. Общее количество находок на раскопе составляет 1501 экз.

Всего удалось атрибутировать 191 фрагмент керамики, которые относятся: к камской (5 экз.) и волосовской (1 экз.) культурам, заосиновской типу керамики (22 экз.), срубной культурно-исторической общности (КИО) (89 экз.), луговской культуре (63 экз.), атабаевскому этапу маклашеевской культуры (3 экз.) и ананьинской культуре шнуровой керамики (8 экз.).

В слое серой гумусированной супеси встречено 22 фр. - 12% от всей атрибутированной керамики раскопа. 12 фр. (55% от всей керамики слоя) принадлежит к керамике срубной КИО, 8 фр. (36%) относится к луговской культуре, по одному фрагменту и

соответственно по 4,5% относится к камской и заосиновской керамике.

В слое темно-серой гумусирован-ной супеси встречено 169 фр. - 88% от всей атрибутированной керамики раскопа. 77 фр. (46% от всей керамики слоя) принадлежит срубной КИО (рис. 4: 3, 4, 6, 7, 21-23, 26-31; 5; 7: 9-11, 13, 21); 55 фр. (32,5%), относится к луговской культуре (рис. 4: 2, 5, 8, 9, 11-14, 24, 25; 6: 6-17; 7: 3, 5, 7, 8, 15-19); 21 фр. керамики (12%) соотносится с заосиновским типом керамики (рис. 6: 4, 5); восемь фр. (5%) принадлежит ананьинской культуре шнуровой керамики (рис. 4: 18-20; 6: 20, 21); четыре (2,2%) относится к керамике камской культуры (рис. 4: 1, 10; 6: 1, 2), три (1,8%) - к атабаевскому этапу маклашеевской культуры (рис. 2: 15, 18, 19); кроме того выявлен один экз. (0,5%) керамики волосовской культуры (рис. 6: 3).

При раскладке атрибутированных фрагментов керамики по пластам наблюдается следующая картина:

1 пласт - атрибутированная керамика отсутствует;

2 пласт - один фр. камской (рис. 4, 1), восемь срубной (рис. 4, 3, 4, 6, 7) и шесть луговской керамики (рис. 4, 2);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 пласт - один фр. камской керамики (рис. 4: 10), 26 срубной (рис. 4: 21-23, 25-31), 21 луговской (рис. 4: 5, 8, 9, 11-15), 6 ананьинской культуры шнуровой керамики (рис. 4: 18-20);

4 пласт - два фр. камской керамики (рис. 6: 1, 2), один волосовской (рис. 6: 3), 21 заосиновской (рис. 6: 4, 5); 43 срубной керамики (рис. 5: 1-19), 28 луговской (рис. 6: 6-14, 16-17), три - атабаевской (рис. 6: 15, 18, 19), два фр. ананьинской культуры шнуровой керамики (рис. 6: 20, 21).

36 Б7 .134

Условные обозначении:

береговая линия * - индивидуальная находка /}- каменъ-твесткяк

ра звал сосуда Индивидуальные ни холки:

нож брон зовый, уч.Б2, гл. 104 см. грузило от ткацкого станка(?) . глиняное. уч.В 14, гл.74 см,,, 1Я, ножевидная пластина. уч.БП, гл. 126 см, наконечник стрелы кремневый, уч В8, гл.153 см, пластина кремневая, уч.БП, гл. 100 см. кремневое изделие* уч.Бб. гл. 131 см. 0

10ЭБ12 ,j03

а

j.......

Рис. 3. Дубовогривская II стоянка. 1 - план раскопа: 1 - нож бронзовый, уч.Б2, гл.104 см, 2 - грузило от ткацкого станка(?) глиняное, уч.В14, гл.74 см, 3 - ножевидная пластина, уч.БП, гл.126 см, 4 - наконечник стрелы кремневый, уч.В8, гл.153 см, 5 - пластина кремневая, уч.Б12, гл.100 см, 6 - кремневое изделие, уч.Бб, гл. 131 см; 2 - профиль северо-восточной части сооружения №1, северо-западная сторона бровки 1; 3 - профиль ямы №3 Уч.БП; 4 - профиль ямы №2, уч.Б6-Б8; 5 - очаг №1, профиль, уч.БЗ; 6 - профиль юго-западной части сооружения №1, северо-восточная часть бровки 2; 7 - профиль юго-западной части котлована сооружения №1.

Chiai Jftl + + +

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Керамический комплекс Дубово-гривской II стоянки очень неоднороден, поэтому целесообразно более подробно представить характеристику керамики поселения. Малочисленные серии, такие как керамика камской и волосовской культур, а также атабаев-ского этапа маклашеевской культуры отдельному анализу не подвергались.

Заосиновская керамика характеризуется пористой структурой и примесью раковины к глине. Судя по развалу из сооружения 1, керамика имела горшковидную форму (рис. 7: 17). Все фрагменты сосудов орнаментированы, орнамент располагается в верхней половине сосуда. Вся выявленная керамика имела на шейке поясок из небольших ямок круглой и подтреу-гольной формы. Основным элементом орнамента был гребенчатый штамп, как разреженный, так и слитный, присутствует также гладкий штамп (табл. 1). Наиболее часто встречающейся композицией орнамента являются наклонные и горизонтальные линии, реже отмечен горизонтальный зигзаг.

Данная керамика имеет аналогии на поселениях Пермского и Удмуртского Прикамья, таких как Заосиновское VII, Непряхинская V и Симонихинская I стоянки (Денисов, Мельничук, 1991, с. 107) и может рассматриваться в рамках заосиновского типа керамики, который сформировался в Среднем и Нижнем Прикамье в начале позднего бронзового века. Кроме того, отмечены отдельные аналогии с керамикой коптяковского типа Западной Сибири (Косарев, 1987, с. 268, рис. 95: 3).

Керамика срубной КИО имеет небрежно заглаженную, неровную поверхность. В качестве основной примеси к глиняному тесту использовался шамот. Выделяются сосуды как горшковидной, так и баночной формы. Основными способами нанесения орнамента были оттиски средне -гребенчатого разреженного штампа, реже сплошного и гладкого (табл. 1). Вдавления в различных конфигурациях зафиксированы на 30 фрагментах.

В выборке срубной керамики Ду-бовогривской II стоянки выявлено

Дубовогривская II стоянка. Распределение элементов орнамента и композиции по культурам

Таблица 1

АК Элементы орнамента Композиция орнамента

Штамп Иные элементы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Заосиновская 10 11 12 - - 6 - - 12 8 - 2

Срубная 64 5 5 - 33 - - - 30 18 1 28 - - 1 6 - -

Лугов-ская 9 35 15 - 16 - 1 9 13 16 - 23 3 - 10 3 5 -

Анань-инская - - - 8 - 3 - - 1 3 - 1 - 1 - - - 1

Итого 83 51 32 8 55 3 1 9 56 45 1 54 3 1 11 9 5 1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примечание: 1 - разреженный, 2 - сплошной, 3 - гладкий, 4 - шнуровой, 5 - вдав-ление, 6 - ямка, 7 - кружок, 8 - каннелюры, 9 - наклонные линии, 10 - горизонтальные линии, 11 - вертикальные линии, 12 - горизонтальный зигзаг, 13 - горизонтальная рамка, 14 - крестовый, 15 - треугольник, 16 - ромб, 17 - решетка, 18 - полукруг.

Рис. 4. Дубовогривская II стоянка. 1-4, 6, 7 - керамика второго пласта; 5, 8-31 - керамика третьего пласта.

Рис. 5. Дубовогривская II стоянка. 1-19 - керамика четвертого пласта.

Зсм

Рис. 6. Дубовогривская II стоянка. 1-21 - керамика четвертого пласта

(продолжение).

пять орнаментальных композиций. По степени частоты встречаемости наиболее распространены наклонные линии, горизонтальный зигзаг, горизонтальные линии, реже встречены заштрихованные ромбы, единичны заштрихованные треугольники и вертикальные линии (табл. 1). Подобная керамика широко известна на памятниках срубной КИО Нижнего Прикамья и Среднего Поволжья, таких как могильники Набережно-Челнинский, «Девичий Городок» III, Кураловский II (Казаков, 1972, рис. 2: 3-8, 10-14; 1975, с. 194-200; 1992, с. 45-56), Ма-клашеевский III (Збруева, 1948, рис. 9: 3-10) и др.

Луговской комплекс характеризуется керамикой с хорошо заглаженной поверхностью. Основными примесями в тесте были раковина и органика. Абсолютно преобладают горшковид-ные сосуды, баночные единичны. Значительная часть сосудов луговской культуры орнаментирована оттисками сплошного штампа, реже гладкого и разреженного, кроме того используются вдавления и узкие каннелюры, в единственном числе представлен сосуд с кружковым орнаментом (табл. 1). Композиция орнамента представлена как простыми композициями, такими как горизонтальный зигзаг, наклонные и горизонтальные линии; так и сложными, такими как треугольники, расположенные вершинами вверх, и решетка, реже заштрихованные ромбы и горизонтальная рамка, выступающая в качестве разделителей орнаментальных зон (табл. 1).

Луговской тип керамики был выделен и впервые описан А.В. Збруевой (1952, с. 204) после раскопок группы стоянок у п. Луговой. Термин лугов-ская культура стал использоваться

с 40-х годов XX в. А.П. Смирновым (1949, с. 51-63), А.В. Збруевой (1957, с. 29), В.П. Денисовым (1967, с. 30), но свое обоснование получил в работах Л И. Ашихминой (1984, с. 45-87), а позднее М.Ф. Обыденнова (1998, с. 21-42). Наиболее близкие параллели луговской керамике Дубовогривской II стоянки обнаруживаются в материалах нижнекамских памятников: могильника Такталачук (Казаков, 1978, с. 67-108), эпонимных Луговской I и II (Збруева, 1960, с. 12-29), Уразаевской II (Старостин, Багаутдинов, 1981, рис. 13: 1-10), Биксентаевской II и Деуков-ской стоянок (Казаков, 1979, рис. 8: 1, 4-6), а также других памятников лу-говской культуры (Обыденнов, 1998).

Необычен сосуд (рис. 7: 23), выявленный на глубине третьего пласта сооружения 1. В отличие от луговской керамики он орнаментирован по всей поверхности, орнаментальная композиция очень сложная: на шейке отмечен поясок из вписанных друг в друга двойных ромбов, причем центральное пустое поле, внутри них, заполнено четырьмя небольшими вдавлениями, ромбы окаймлены многорядной горизонтальной рамкой. В средней части сосуда отмечены сложные треугольные композиции из шести сомкнутых вписанных ромбов, аналогичных ромбам, размещенным на шейке. Эту композицию отделяет от нижней части сосуда горизонтальный зигзаг, под которым разместились равнобедренные и ко -сые треугольники вершинами вверх и вниз, которые находятся как бы в подвешенном состоянии. Еще ниже, у самого дна, отмечен ряд, состоящий из косых треугольников, а под ним - поясок из многорядных горизонтальных линий. Подобный сосуд, но с более бедной орнаментацией, был найден

на Такталучукском могильнике в погр. 271 (Казаков, 1978, рис. 21: 5).

Аналогии данному орнаменту ведут на Южный Урал, в Западную Сибирь и Казахстан, где на керамике встречаются сложные орнаментальные композиции из сомкнутых геометрических фигур, а также подвешенные треугольники, равнобедренные и косые (Сальников, 1967, рис. 45: 3, 6; 46: 1, 9, 10; Косарев, 1987, рис. 105: 14, 16, 17; Кузьмина, 2008, с. 160-249; Корочкова, 2010, рис. 33: 11). Все они относятся к федоровской культуре, датировка которой определена по разным оценкам в пределах Х^ХП вв. до н.э. (Сальников, 1967, с. 309) и XVIII-XIV вв. до н.э. (Максименков, 1978, с. 91, 106108; Кузьмина, 2008, с. 236).

Комплекс ананьинской культуры шнуровой керамики представляет собой одну из малочисленных групп в керамической коллекции Дубово-гривской II стоянки. Это лепная, довольно рыхлая керамика вследствие выщелачивания раковинной примеси. Посуда сильно фрагментирована, поэтому довольно проблематично определить форму сосудов. Однако можно утверждать, что большинство фрагментов принадлежат круглодон-ным сосудам чашевидной и горшко-видной формы. Основным элементом орнамента были однонаправленный шнур и ямка (табл. 1). Ямки располагались на шейке сосуда в один ряд, шнур размещался как на шейке, так и на плечике, иногда опускаясь ниже наибольшего расширения горшка. В орнаментальной композиции преобладали длинные горизонтальные линии, которые сопровождались короткими линиями: наклонными, крестовыми и полукруглыми (подковообразными).

Орнаментальные композиции, выполненные коротким шнуром, почти не встречаются на усть-камских и средневолжских памятниках (исключением здесь является Сорочьегорское городище) и фиксируются в основном в Нижнем и Среднем Прикамье на городищах Верхнее-Мошкаровское, Зуево-Ключевское I, Каменный Лог, Черепашье, Тра-Тау, а также неукрепленных поселениях Икском I и Быр-гындинской стоянке (Ашихмина, 1984, рис. 47, 2-4; 70: 3-5, 9; 77: 2, 3; 80: 2, 3), которые соотносятся с ана-ньинской культурой шнуровой керамики (Марков, 2007, с. 49, рис. 6: 1; 9: 3, 4; 20: 5; 47: 5, 6). Керамический комплекс ананьинского времени Ду-бовогривской II стоянки относится к каракулинской и каменноложской стадиям развития глиняной посуды Нижнего и Среднего Прикамья (Ашихми-на, 1985, с. 11).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вне сооружения 1 кроме керамики были зафиксированы кремневые изделия, представленные отщепами (рис. 8: 1, 5, 8). Помимо этого, неподалеку от очага № 1 (уч. Б2, гл. -104 см) был выявлен двулезвийный медный нож с длинной тонкой рукоятью (рис. 8: 9), обложенной деревом, а также глиняный диск с отверстием в центральной части (уч. В14, гл. -74 см; рис. 8: 10). Вероятно, это было грузило от ткацкого станка, так как использовать его в качестве напрясла неудобно вследствие его больших размеров (диаметр 96 мм).

Ближайшие аналогии двулезвий-ному ножу Дубовогривской II стоянки происходят из памятников Южного Урала, таких как стоянка Инзелга, пос. Тавлыкаевское, Лебяжье островное, Волостниковское (Обыденнов, Шо-рин, 1995 рис. 53: 1-13). Это ножи с

Рис. 7. Дубовогривская II стоянка. Керамика из заполнения сооружения №1. 1-4, 7, 8, 10 - выборка первого пласта; 5, 6, 9, 11-13 - выборка второго пласта; 14-16, 18, 19 - выборка третьего пласта; 17 - выборка второго пласта, развал сосуда уч.Б6, В6; 20-22 - выборка четвертого пласта; 23 - выборка, переход от третьего к четвертому пласту, развал сосуда (уч.Б7, Б6).

Рис. 8. Дубовогривская II стоянка. Индивидуальные находки. 1 - отщеп, кремень, уч.Б12, 75 см; 2 - скобляще-режущее орудие, соор.№1, уч.Б6, гл.131 см; 3 - отшеп, кремень, соор№1, уч.Б11, 125 см; 4 - наконечник стрелы, кремень, соор.№1 уч.В8, гл.153 см; 5 - отщеп, опока, уч.А15, гл. 92 см; 6 - фрагмент нуклеуса, кварцит, соор. №1, уч.Б11, гл.50 см; 7 - ножевидная пластина с ретушью, кремень, соор.№1, уч.Б11, гл.126 см; 8 - отщеп, кремень, уч.В15, гл.63 см; 9 - нож, бронза, уч.Б2, гл.104 см; 10 - грузило от ткацкого станка(?) глиняное, уч.В14, гл.74 см; 11 - заготовка тесла, кремень, п.м.; 12 - ребристая пластина, кремень, соор.№1, уч.Б12, гл. 100 см; 13 - наконечник стрелы, кремень, п.м.; 14 - кость со следами стачивания, п.м.; 15 - шумящая подвеска, свинец-олово, п.м.; 16 - заготовка тесла, опока, п.м.;

17 - напряслице, керамика, п.м.; 18 - сосуд, глина, п.м.

длинными узкими рукоятками и плоским пластинчатым лезвием.

Вещевой комплекс из сборов на размытой части стоянки. В размыве береговой полосы была собрана коллекция керамики, относящаяся к неолиту (рис. 9: 1-10) и эпохе поздней бронзы (срубная КИО, луговская и маклашеевская культуры, см. рис. 9: 11-17). Ниже дана характеристика неолитической и маклашеевской керамики, не получившей освещения в основной части.

Неолитическая керамика (94 стенки и 9 венчиков: рис. 9, 1-10) была найдена в основном в 120-150 м к западу от раскопа 2010 г. На трех экземплярах под срезом венчика проходит ряд ямочно-жемчужных вдавлений. Основными орнаментальными элементами были прочерченные линии, наколы, гребенка и насечка. Преобладает гребенчатый штамп - 71 фр. (68,9%), далее по распространенности следуют насечки, нанесенные, скорее всего ракушкой - 14 фр. (13,5%), овальные наколы - 13 фр. (12,6%), почерченные линии - два экз. (1,9%) и наколы треугольной палочки - один фр. (0,9%).

В композиции орнамента использовалось чередование вертикальной длинной гребенки и наклонных рядов зубчатого штампа, горизонтальные ряды ногтевидных насечек, вертикальный зигзаг, плетенка, чередование прочерченных линий и наколов треугольной палочки.

При раскопках 1969 г. основная часть неолитической керамики была представлена примерно тем же комплексом - гребенчатой посудой камского (волго-камского) типа (75%) и накольчатой посудой (9%) (Габяшев, 2003, с. 64). Гребенчатая посуда памят-

ника находит аналогии как на Средней Каме, так и в ее устье. А.Х. Халиков гребенчатые и накольчатые комплексы объединял в волго-камскую культуру (Халиков, 1969), однако в настоящее время исследователи неолита Прикамья и Среднего Поволжья все более склоняются к мнению О.Н. Бадера о выделении гребенчатых комплексов Прикамья в камскую культуру (Ба-дер, 1951, с. 7-14), а накольчатых и накольчато-прочерченных - в средне-волжскую (Выборнов, 2008, с. 87).

Сочетание гребенчатых и накольча-тых элементов орнамента является характерной особенностью неолитических поселений Нижней Белой, такая керамика выявлена на стоянках Кюнь II, Старо-Буртюково, Сауз I—II (Выбор-нов, 2008, с. 146, 148-149). Памятники этого типа А.В. Выборнов выделил в икско-бельский вариант камской культуры (Выборнов, 2008, с. 155).

На шести венчиках Дубовогрив-ской II стоянки присутствует «воротничок» (рис. 9, 2, 7). Воротничковая керамика стоянки относится к керамике русско-азибейского типа, выделенного Р.С. Габяшевым (1978, с. 74-76). Одни специалисты относят эти комплексы к локальному варианту камской культуры на ее левшинском этапе (Васильев, Габяшев, 1982), другие связывают появление воротничковой керамики с миграцией населения лесостепного Поволжья, которая и привела к образованию керамики русско-азибейского типа в середине IV тыс. до н.э. (Выборнов, 2008, с. 179-180). Р.С. Габяшев отмечал, что накольчатая керамика Дубовогривской II стоянки занимает переходное положение между усть-камской и татарско-азибейской и относится к поздненеолитическому времени (Габяшев, 2003, с. 83).

Керамика маклашеевской культуры выявлена исключительно среди подъемного материала (рис. 9: 11-17). Всего собрано 24 экз. венчиков от сосудов характерной цилиндрошейной формы с примесью раковины в глине. Орнамент располагался на шейке, основным элементом орнамента были ямки, сгруппированные по три, двойной зигзаг и бахромка. Аналогии данной керамики присутствуют на многочисленных маклашеевских памятниках Казанского Поволжья и Нижнего Прикамья, и комплекс Ду-бовогривской II стоянки выглядит на этом фоне достаточно стандартно (Кузьминых, Чижевский, 2009, рис. 5, 1-14; 6: 1, 8, 9).

Индивидуальные находки представлены кремневым наконечником стрелы иволистной формы с усеченным основанием (рис. 8: 13), фрагментом ребра животного с двумя пропиленными поперечными бороздами (рис. 8: 14), напряслицем из стенки сосуда (рис. 8: 17); заготовками двух тесел (рис. 8: 11, 16). У юго-западной границы распространения подъемного материала была обнаружена шумящая подвеска из белого сплава на основе олова с тремя подвесками-бубенчиками и арочным щитком, украшенная богатым шнуровым орнаментом (рис. 8: 15). Подобные подвески встречаются в материалах поселений Прикамья, начиная со времени существования ломоватовской культуры (Розенфельдт, 1987, с. 152, табл. ЬХШ, 29, 30), широко известны они в родановских древностях (Розен-фельдт, 1987, с. 157, табл. ЬХ^ 8) и в болгарских поселениях (Белорыбкин, 2001, рис. 29: 33), где атрибутируются как финно-пермские украшения. Наибольшее распространение шумя-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

щих подвесок с арочным щитком приходится на Х-ХГУ вв. (Розенфельдт, 1987, с. 157).

Полученные в ходе археологических работ 2010 г. материалы позволяют выделить среди находок Ду-бовогривской II стоянки керамику, соотносимую с несколькими археологическими эпохами и, соответственно, с разными этапами существования памятника.

Начало существования Дубово-гривской II стоянки связано с неолитом и энеолитом, однако немногочисленность керамики камской и более поздней волосовской культур свидетельствует о слабой эксплуатации данного участка поселения в эпоху камня, вероятно, обитаемые участки находились несколько в стороне от места расположения раскопа.

Нижние слои поселения и строительство сооружения 1 связаны с керамикой заосиновского типа. Время бытования этой керамики определено в рамках XVI-XV вв. до н.э. (Денисов, Мельничук, 1991, с. 102-113).

Следующий этап существования Дубовогривской II стоянки связан со срубной культурно-исторической общностью, которая датируется в Поволжье XVII-XV вв. до н.э. (Черных и др., 2002, с. 127). Основная часть керамики раскопа принадлежит именно к срубной КИО.

Почти так же интенсивно эксплуатировался данный участок поселения на следующем этапе, когда на Дубово-гривской II стоянке появляются носители луговской культуры, датируемой Х^ХР^ - ХШ-ХП вв. до н.э. (Колев, 2000, с. 250; Обыденнов, 1998, с. 42; Чижевский, 2007, с. 173-176).

Находки атабаевского этапа макла-шеевской культуры крайне немного-

численны и попали сюда, вероятно, случайно. Керамика данного типа датируется XIV - ХШ-ХП вв. до н.э. (Чижевский, 2007, с. 173-176; Кузьминых, Чижевский, 2009, с. 32).

В раннем железном веке интенсивность жизни на месте расположения

раскопа 2010 г. падает, что выразилось в находках незначительного количества керамики ананьинской культуры шнуровой керамики, которая отражает заключительный этап существования памятника. Судя по керамике, он датируется VII-V вв. до н.э. (Аших-мина, 1985, с. 10, 11).

ЛИТЕРАТУРА

АшихминаЛ.И. Генезис ананьинской культуры в Среднем и Нижнем Прикамье: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.06. - Сыктывкар, 1984.

Ашихмина Л.И. Генезис ананьинской культуры Среднего Прикамья // Серия препринтов «Научные доклады» Коми филиала АН СССР. - 1985. - Вып. 119. Бадер О.Н. Стоянки Нижнеадищевская и Боровое озеро I на р. Чусовой // МИА.

- 1951. - № 23.

Бадер О.Н. Поздняковская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР - М.: Наука, 1987. (Археология СССР).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Белорыбкин Г.Н. Золотаревское поселение. - СПб., 2001.

Васильев И.Б., Габяшев P.C. Взаимоотношение энеолитических культур степного, лесостепного и лесного Поволжья и Прикамья // Волго-Уральская лесостепь в эпоху раннего металла. - Куйбышев, 1982.

Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. - Самара: Изд-во СГПУ, 2008. Денисов В.П., Мельничук А.Ф. Заосиновское VII поселение и проблемы формирования культуры эпохи бронзы в Среднем Прикамье // АЭМК. Вып.19. Поздний энеолит и культуры ранней бронзы лесной полосы европейской части СССР.

- Йошкар-Ола, 1994.

Габяшев Р.С., Старостин П.Н. Жилища эпохи поздней бронзы второй Дубо-вогривской стоянки // Древности Икско-Бельского междуречья // ОНАЭ. - 1978.

- Вып. 2.

Габяшев Р.С. Хронология неолита Нижнего Прикамья // КСИА. - 1978. - Вып. 153.

Габяшев Р.С. Население Нижнего Прикамья в V-III тыс. до н.э. - Казань, 2003. Збруева А.В. Маклашеевские могильники // КСИИМК. - 1948. - Вып. XXIII. Збруева А.В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху // МИА. - 1952.

- № 30.

Збруева А. В. Культуры эпохи поздней бронзы в Прикамье в связи с вопросом о сложении ананьинской культуры // СА. - 1957. - № 2.

Збруева А . В. Памятники эпохи поздней бронзы в Приказанском Поволжье и Нижнем Прикамье // МИА. - 1960. - № 80.

Казаков Е.П. Набережно-Челнинский могильник // ОНАЭ. - 1972. - Вып. 1. Казаков Е.П. Погребения эпохи бронзы могильника Такталачук // Древности Икско-Бельского междуречья (ОНАЭ. Вып. 2). - Казань, 1978.

Казаков Е. П. Памятники черкаскульской культуры в восточных районах Татарии // СА. - 1979. - № 1.

Колев Ю.И. Заключительный этап эпохи бронзы в Поволжье // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Бронзовый век. - Самара, 2000.

Корочкова О.Н. Взаимодействие культур в эпоху бронзы (андроноидные древности Тоболо-Иртышья). - Екатеринбург, 2010.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Косарев М.Ф. Первый период развития бронзового века Западной Сибири (самусьско-сейминская эпоха) // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. - М.: Наука, 1987. (Археология СССР).

Косарев М. Ф. Второй период развития бронзового века Западной Сибири (ан-дроновская эпоха) // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М.: - Наука, 1987. (Археология СССР).

Кузьмина Е.Е. Классификация и периодизация памятников андроновской культурной общности. - Актобе: ПринтА, 2008.

Кузьминых С.В., Чижевский А.А. Ананьинский мир: взгляд на современное состояние проблемы // У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника). - Елабуга, 2009. (АЕС. Вып. 8).

Максименков Г.А. Андроновская культура на Енисее. - Л., 1978.

Марков В.Н. Нижнее Прикамье в ананьинскую эпоху (об этнокультурных компонентах ананьинской общности) // АЕС. - 2007. - Вып. 4.

Наговицин Л.А. Новоильинская, гарино-борская и юртиковская культуры // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. - М.: Наука, 1987. (Археология СССР).

ОбыденновМ.Ф., ШоринА.Ф. Археологические культуры позднего бронзового века древних уральцев (черкаскульская м межовская культуры). - Екатеринбруг: Изд-во Уральского ун-та, 1995.

Обыденнов М. Ф. Археологические культуры конца бронзового века Прикамья. - Уфа, 1998.

Розенфельдт Р.Л. Харино-ломоватовская культура // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. - М.: Наука, 1987. (Археология СССР).

Розенфельдт Р.Л. Коми-пермяцкие племена в IX-XIV вв. Родановская культура // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. - М.: Наука, 1987. (Археология СССР).

Сальников К.В. Очерки древней истории Южного Урала. - М.: Наука, 1967.

Старостин П.Н. Отчет об археологической разведке в зоне затопления Нижнекамской ГЭС, проведенной летом 1964 г. // Архив МА РТ. 1965.

Смирнов А.П. Археологические памятники на территории Марийской АССР и их место в материальной культуре Поволжья. - Козьмодемьянск, 1949.

Старостин П.Н., Багаутдинов Р.Н. Иманлейская и Уразаевская стоянки эпохи бронзы // Об исторических памятниках по долинам Камы и Белой. - Казань, 1981.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Телегин Д.Я. Средньостопвська культура епохи мвд. - Кшв: Наукова думка, 1973.

Телегин Д.Я. Неолитические могильники мариупольского типа. - Киев: Наукова Думка, 1991.

Черных Е.Н., Лебедева Е.Ю., Журбин И.В., Лопес-Саец Х.А., Лопес-Гарсия П., Мартинес-Наваррете М.И.Н. Каргалы. Том II: Горный - поселение эпохи поздней бронзы: Топография, литология, стратиграфия. Производственно-бытовые и сакральные сооружения: относительная и абсолютная хронология. - М., 2002.

Чижевский А.А. Финал бронзового века на территории Нижнего Прикамья: некоторые аспекты проблемы // XVII УАС. Материалы науч. конф. - Екатеринбург; Сургут, 2007.

Чижевский А.А. Погребальные памятники населения Волго-Камья в финале бронзового - раннем железном веках: предананьинская и ананьинская культурно-исторические области // АЕС. - 2008. - Вып. 5.

Халиков А.Х. Древняя история Среднего Поволжья. - М.: Наука, 1969.

Халиков А.Х. Приказанская культура // САИ. - 1980. - Вып. В1-24.

ON THE INVESTIGATION OF ARCHAEOLOGICAL SITES IN THE ISLAND OF DUBOVAYA GRIVA IN 2009-2010

A.A. Chizhevsky, A.V. Lyganov, V.V. Morozov

Key wоrds: Neolithic, Eneolithic, hoard, the Late Bronze Age, dwelling, the Early

Iron Age.

The article represents the results of the reconnaissance and excavations held in 20092010. Unknown before the site of Dubovaya Griva VI was discovered as a result of this investigation. The artifacts of different archaeological periods since the Neolithic Age up to the Middle Ages have been found here as well as the Dubovaya Griva hoard of flint weapon. This hoard has been consisted of four flint daggers of the Eneolithic Age. The area of 148 square meters excavated on the site of Dubovaya Griva II revealed the remains of dwelling of the XVI-XV centuries BC related to the people bearing a pottery of Zaosinovo type. Besides a pottery of Srubnaya cultural-historical community, as well as the Lugovskaya culture and the Ananyino corded wear culture ones have been found. The pottery fragments of the Neolithic age (the Kamskaya culture) as well as the Maklasheevka culture have been picked up from the eroded bank.