Научная статья на тему 'Лексическое варьирование в синаксарной части Пантелеймонова Евангелия XII-XIII веков ( )'

Лексическое варьирование в синаксарной части Пантелеймонова Евангелия XII-XIII веков ( ) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
113
29
Поделиться
Ключевые слова
ЕВАНГЕЛИЕ / ИСТОРИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА / ЛЕКСИЧЕСКОЕ ВАРЬИРОВАНИЕ / МЕТОД ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТЕКСТОЛОГИИ / КОРПУСНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ / GOSPEL / HISTORY OF THE RUSSIAN LANGUAGE / LEXICAL VARIATION / LINGVO-TEXTOLOGICAL METHOD / CORPUS RESEARCH METHODS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Зуга Оксана Владимировна

Анализируется употребление послелогов   в Пантелеймоновом Евангелии XII-XIII вв. (РНБ, Соф. 1). Лингвотекстологическое исследование полноапракосного списка и его сопоставление с другими разновременными рукописями XI-XIII вв. позволило выявить новаторство и преемственность анализируемого памятника, установить основные тенденции лексического варьирования.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Зуга Оксана Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Lexical variation in synaxarion of panteleimon gospel (delya radi)

The article examines the use of postpositions delya radi in Panteleimon Gospel (RNB, Sof. 1, XII-XIII cent.). Lingvo-textological study of the Gospel and its comparison to other manuscripts of the XI-XIII centuries revealed innovation and continuity of Panteleimon Gospel and allowed to establish the main trends of lexical variation.

Текст научной работы на тему «Лексическое варьирование в синаксарной части Пантелеймонова Евангелия XII-XIII веков ( )»

Языковые процессы в лексике (история и современность)

УДК 811.161.1’0(045)

О.В. Зуга

ЛЕКСИЧЕСКОЕ ВАРЬИРОВАНИЕ В СИНАКСАРНОЙ ЧАСТИ ПАНТЕЛЕЙМОНОВА ЕВАНГЕЛИЯ XH-XШ ВЕКОВ (А^лга - рллн)

Анализируется употребление послелогов А^лга - рлАн в Пантелеймоновом Евангелии ХП-ХШ вв. (РНБ, Соф. 1). Лингвотекстологическое исследование полноапракосного списка и его сопоставление с другими разновременными рукописями Х1-ХШ вв. позволило выявить новаторство и преемственность анализируемого памятника, установить основные тенденции лексического варьирования.

Ключевые слова: Евангелие, история русского языка, лексическое варьирование, метод лингвистической текстологии, корпусные методы исследования.

Проблемам варьирования языковых единиц в разновременных переводах богослужебных текстов посвящено большое количество исследований. Разночтения, в частности лексические, лингвисты связывают с наличием нескольких литературных центров и переводческих школ - Охридской, Преслав-ской, а после XIV в. Тырновской и Ресавской (см., напр.: [6] и др.). Другие ученые утверждают, что вариативность возникает во время бытования памятника (обзор литературы по этому вопросу см.: [4]) либо говорят о том, что разночтения возникают в результате перевода греческих слов. Так, Н.А. Нечу-наева, анализируя язык Майской служебной минеи по спискам Х1-Х^ вв., приходит к выводу, что «большинство рядов лексических и словообразовательных разночтений возникло на славянской почве, и причины разночтений находятся в переводящем языке. Разночтения связаны с конкретизацией значения одного из вариантов. Варьирование, как лексическое, так и словообразовательное, связано с типом списка. Взаимозамена членов ряда - явление славянских списков». Исследователь указывает и на то, что «лексема, появившаяся в отдельном списке того или иного типа, как правило, отражает разночтения греческих рукописей. Например, разночтение льсть - мьгла - славянская параллель к греческому разночтению р1апет - gn6fon (от ^ gn6fos ‘мгла’). Подобные единичные разночтения не нарушают общих закономерностей варьирования, имеющих славянское основание» [10. С. 79, 81, 84].

По мнению Е.М. Верещагина, «варьирование средств выражения (в том числе и лексическое варьирование) было неотъемлемой чертой нормы первого литературного языка славян» [4. С. 36]. Сформулированная Е.М. Верещагиным гипотеза «изначальности вариантов в первых славянских переводах» гласит: «Вариативность является внутренней характеристикой переводческой деятельности просветителей славян Кирилла и Мефодия». Она возникла не во время бытования памятника, а одновременно с выполнением первоначального перевода [4. С. 6, 31]. Автор, с одной стороны, отрицает возможность возникновения вариативности языковых единиц в процессе бытования текста: «Варьирование в пределах одного памятника нельзя объяснить редактированием, так как неразъясненной остается в таком случае непоследовательность справщика». С другой - признает, соглашаясь с А.С. Львовым и О. Неделькович, что «некоторое количество вариантов действительно было включено в памятники уже в период бытования евангельских текстов, однако число таких вариантов значительно меньше вариантов изначальных» [4. С. 35, 36].

В работах последних лет одной из причин варьирования ученые считают различное осмысление переводимого текста, в основе которого лежит антиномия принципиальной неполноты выражения (см. об этом: [12; 7; 13. С. 50-62]).

Таким образом, тезис Л. Мошинского: «Несмотря на то, что проблема дифференциации стцксл. евангельских текстов интересовала славистов с периода возникновения славянской филологии и не перестала быть актуальной и в наши дни, последнее слово в этой области еще не сказано», - остается актуальным и сегодня (Цит. по: [4. С. 4]).

Применяемый в нашем исследовании метод лингвистической текстологии заключается в анализе полноапракосного Евангелия не как единого целого, а как компилятивного текста, состоящего из частей, восходящих к генетически разным циклам. Этот метод позволяет выявить в рукописи напла-

стования, идущие от протографов краткого апракоса (далее - КА), и чтений, дополняющих краткий апракос до полного (далее - ПА), от, возможно, промежуточных списков, а в целом - выявить изменения, происходившие в период ХП-ХШ вв. в лексической системе древнерусского языка.

1. Данные, полученные в результате анализа послелогов д^лта и рлдн в Пантелеймоновом Евангелии (РНБ, Соф. 1) (далее - ПЕ), подтверждают выводы исследователей о том, что в древнерусских переводах рлдн преобладает независимо от места перевода [8. С. 559; 11].

В рукописи ПЕ нами выявлен 81 контекст с исследуемыми послелогами (табл. 1, диагр. 1). Послелог рлдн встречается 66х, что составляет 81% от общего числа употреблений. Послелог д^лта употребляется значительно реже - 15х, что составляет 19% от общего количества употреблений.

Таблица 1

Употребление послелогов д^лта / рлдн в тексте ПЕ

Пантелеймоново Евангелие

рЛДН 66х (81%)

15х (19%)

100 80 60 40 20 0

Диагр. 1. Употребление послелогов д^лта / рлдн в тексте ПЕ

2. Общая тенденция более частотного употребления послелога рлдн подтверждается и при анализе рукописи по евангелистам (табл. 2, диагр. 2). Нетрудно заметить, что распределение лексем д^лта/рлдн в разных частях списка различно. Так, в Евангелии от Иоанна используется только лексема рлдн. В Евангелии от Матфея рлдн значительно преобладает. В Евангелии от Луки и от Марка процент употребления лексемы д^лта значительно увеличивается и составляет 46 и 47% соответственно. (Порядок следования евангелистов в таблице отражает порядок следования Евангелий в ПЕ.) Таким образом, наблюдаем увеличение количества употреблений послелога д^лта от Евангелия Иоанна к Евангелию от Марка и соответственно от начала к концу рукописи.

Таблица 2

Распределение д^лта/рддн по евангелистам

Пантелеймоново Евангелие

Иоанн (всего 23х) Матф. (всего 30х) Лука (всего 13) Марк (всего 15х)

Д^Л№ рлДн Д«ЛМ рлдн Д«ЛМ рлдн Д«ЛМ РЛДН

- 23х (100%) 2х (7%) 28х (93%) 6х (46%) 7х (54%) 7х (47%) 8х (53%)

3. Лингвотекстологический анализ памятника, то есть анализ с учетом вхождения в рукопись того или иного чтения, показал, что чтения КА и ПА также отражают различные тенденции в употреблении послелогов д^лта/рддн (табл. 3, диагр. 3). Общая тенденция более частотного употребления рлдн сохраняется и здесь: в чтениях КА преобладает предлог рлдн - 41х, что составляет 95% от общего числа контекстов с синонимичными предлогами; в чтениях ПА употребление предлога рлдн также преобладает - 25х, что составляет 66%. Однако части КА и ПА демонстрируют существенные различия: в КА д^лта используется 2х, что составляет 5 % от общего количества употреблений в чтениях КА; в ПА - 13х, что составляет 34% от общего количества употреблений послелогов в чтениях ПА.

ч

□ деля □ ради

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Г 1 .

Иоанн Матфей Марк Лука

Диагр. 2. Распределение Д^лт/рлДн по евангелистам

Большее количество д^ли в чтениях ПА вполне закономерно, так как, по наблюдениям Л.П. Жуковской, лексема рлДн свойственна краткоапракосным чтениям и восходящим к ним текстам, в том числе Мар., Зогр. и Галич., д^ла - полноапракосным чтениям в древнерусских полных апракосах, а также в Арх2 и родственном ему Евсеев. [1. С. 22].

Таблица 3

Послелоги д^ли / рлдн в КА и ПА

КА (всего 43х) ПА (всего 38х)

Д^ЛМ 15х (19%) 2х (5%) 13х (34%)

рлдн 66х (81%) 41х (95%) 25х (66%)

100 90 80 70 60

Пр оц енты 5 0 40 30 20 10 0

КА ПА

КА - чтения, входящие в состав краткого

апракоса. ПА - чтения полного апракоса

□ деля □ ради Диагр. 3. Послелоги д^лта / рлдн в КА и ПА

Четкое противопоставление частей КА и ПА по употреблению послелога д^лта в списке ПЕ, преобладание д^лта в чтениях ПА свидетельствуют о том, что части КА и ПА Пантелеймонова Евангелия имеют разные протографы, причем протограф ПА отражает иной, более поздний, этап развития языка, чем протограф КА, но в данном случае еще не древнерусский, так как появление д^лта зафиксировано уже в болгарских памятниках: «.Для первоначального кирилло-

мефодиевского перевода характерно употребление послелога ради, затем, на равных с ним правах, в мораво-панонской и симеоновской редакциях старославянского языка включается вариант деля; хотя в это время еще возможны пересечения с предложными конструкциями (за и др.), однако они все больше воспринимаются как разговорные и постепенно устраняются из книжного языка» [8. С. 568].

Наблюдения исследователей, свидетельствующие о том, что «симеоновская версия старославянского языка предпочитала послелог д^лта - это источник высокой авторитетности данной фор-

мы в древнерусских текстах. Из старославянских рукописей деля встречается как раз в тех, происхождение которых по разным основаниям связывается с Болгарией, - Саввина книга, Супрасльская рукопись и др.» [8. С. 567], позволяют сделать следующее предположение: список, послуживший антиграфом для чтений ПА (т.е. чтений, дополняющих краткий апракос до полного) в ПЕ (а скорее, его протографе) имел болгарское какое-либо отношение к Восточной Болгарии. См. также рассуждения А. А. Пичхадзе: «Вхождение д^лта в лексикон древнерусских церковнославянских памятников XII в. свидетельствует о той роли, которую сыграли восточноболгарские тексты в его формировании: они санкционировали проникновение в церковнославянские тексты восточнославянских лексем, имеющих соответствия в произведениях болгарского происхождения. Известно, что русизмы в церковнославянских памятниках редки и представляют собой своего рода отклонения от нормы; однако восточнославянская лексика, поддержанная авторитетом болгарских книжных образцов, безусловно признавалась нормативной, несмотря на отсутствие в кирилло-мефодиевских текстах. Восточнославянские книжные памятники XI в. и рубежа Х1-Х11 вв. ориентируются на словоупотребление богослужебных текстов, сохраняющих кирилло-мефодиевскую лексику. С XII в. начинается более интенсивное освоение лексики восточноболгарских текстов, в первую очередь той, которая имела соответствия в восточнославянских диалектах» [11. С. 153].

4. Рассмотрим в составе ПЕ чтения, принадлежащие тому или иному евангелисту, с учетом их вхождения в состав КА и ПА. Чтения Евангелия от Иоанна выписаны в рукописи ПЕ лишь в частях КА. В них используется исключительно послелог рлдн. В Евангелии от Матфея в чтениях КА -послелог рлдн (16х - 100%). В чтениях ПА послелог рлдн преобладает: 12х - 86%, д^лта 2х -14%. В Евангелии от Марка в чтениях КА используется исключительно послелог рлдн (2х - 100%). В чтениях ПА преобладает послелог д^лта: 7х - 54%, рлдн 6х - 46%. Только в Евангелии от Луки в чтениях КА в 100% используется д^лта (2х). В чтениях ПА преобладает рлдн: 7х - 64%.

Анализируя данные таблицы, можно отметить еще одну закономерность: д^лта в чтениях КА встречается лишь в Евангелии от Луки и только 2х; все остальные употребления лексемы д^лта отмечены в чтениях ПА.

Таблица 4

Распределение послелогов д^лта / рлдн по евангелистам с учетом вхождения в КА и ПА

Пантелеймоново Евангелие

Иоанн (всего 23х) Матф. (всего 30х) Лука (всего 13) Марк (всего 15х)

Д^ЛМ рлдн Д^ЛМ рлдн Д«ЛМ рлдн Д«ЛМ рлдн

КА - 23х(100 %) - 16х (100 %) 2х (100 %) - 2х (100 %)

ПА - - 2х (14 %) 12х (86 %) 4х (36 %) 7х (64 %) 7х (54 %) 6х (46 %)

5. Некоторые из анализируемых нами контекстов входят в состав повторяющихся чтений ПЕ. По мнению Е. М. Верещагина, именно материал повторяющихся чтений позволяет определить, относится ли лексическое варьирование ко времени переводческой техники первоучителей славян, то есть возникло одновременно с выполнением первоначального перевода либо возникло во время бытования памятника: «чтобы судить строго, надо, во-первых, безусловно исследовать варианты в одном памятнике и, во-вторых, нужно отыскать такие чтения, когда переводилось бы одно и то же греческое место дважды. Если при соблюдении этих условий обнаружатся варианты, то их нельзя будет объяснить текстологически (ни правкой, ни включением диалектных черт) в этом случае мы будем вынуждены отнести варианты к внутренней характеристике переводческой деятельности» [4. С. 6, 7].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приведем контексты всех повторяющихся чтений, в составе которых есть интересующие нас послелоги.

Иоанн XII. 39.

1) КА (от Пасхи до пятидесятницы): сего рллн ые гложА^оу в^ровлтн тако плкъ1 реYе ислиА (25.2.1.8-25.2.1.11),

2) КА (Страстная неделя): сего рллн ые гложлл^оу в^ровлтн бъ ыь тако плкъ! реYе нслнта (172.2.2.2-172.2.2.4).

Иоанн XII. 42.

1) КА (от Пасхи до Пятидесятницы): оелуе оуко н ш кыд^ь мъыо^1 БъроБлшл

Бъ ыь • ыъ (^лрнсен рлдн ые нспоБ^дл^оу дл ые нсъыьмн^ь н^гънлнн Еудуть,

2) КА (Страстная неделя): оклуе оуко н отъ кыта^ь мъыо^н БъроБлшл бъ ыь •ыъ флрнсен рлдн ые нспоБ^длл^оу дл ые нсъыьмн^л н^гылын кудуть.

Марк XII. 24.

1) ПА (вторник 16-й недели цикла от пятидесятницы до нового лета): н шб^^лбъ н1съ реуе нмъ • ые сего рлдн клоуднте ыеБ^доу^е къынгъ • ын снли ЕЖнта — (83.1.1.19-83.1.1.23),

2) ПА (вторник 16-й недели цикла нового лета): н отъбъ^дбъ же 1съ реуе нмъ ые сего лн рлдн пр^ль^лктесА ые Б^ду^е пнслынта ын снли Ежнта

(135.1.2.18-135.1.2.22).

Мт. XXIV. 09.

1) КА (суббота 15-й недели цикла от Пасхи до пятидесятницы): тъгдл пр^длдАть Б "Ы Бъ пеулль н укнить Б "Ы • н Будете ыеылБнднмн Бьс^ын та^Ъ1КЪ1 нмеые моего рлдн (77.1.2.9-77.1.2.14),

2) КА (понедельник Страстной недели): тъгдл кр^длдтать бы ыл скъркь н оукнкть бы н Будете ыеылБнднмн Бьс^мн та^ыкы нмеые моего рлдн (164.2.1.9-164.2.1.14).

Больший интерес представляют случаи, когда чтение выписано дважды и встречается в кратко-апракосной и полноапракосной частях рукописи.

Матф. XXIII. 14

1) КА (вторник Страстной недели): Горе блм11 кынгъунта н флрнсен лнцемърн тако съы^длкте домы бъдобнць н Бныок дллеуе млтБу тБорА^е сего рндн^с!) прннмете лнше осоуждеынк (167.2.1.14-167.2.1.20),

2) ПА (понедельник 10-й недели цикла от Пасхи до пятидесятницы): горе блмъ къынжьынцн н флрнсън лнцем^рн • тако съы^длкте домы бъдобнул- н Бныок дллеуе молта^лсА • сего рлдн прннмете лнше осоужеынк (57.2.1.357.2.1.10).

Матф. XXIII. 34.

1) КА (вторник Страстной недели): сего рлдн се л^ъ сълк къ Блмъ пр"ркы н премудры кынжьынкы н отъ ын^ъ кнкте н пропьыете ыл съыьмн^ш^ъ Блшн^ъ н нждеыете ш грлдл бъ грлдъ (168.2.2.10-168.2.2.17),

2) ПА (среда 10-й недели цикла от пятидесятницы до нового лета): сего рлдн се л^ъ посълк къ Блмъ пр"рокы пръмудрын кынгъунА • н отъ ын^ъ укнкте н рлспьыете • ыл съкорн^нн^ъ Блшн^ъ • н нждеыете отъ грлдл бъ грлдъ (58.2.2.20-59.1.1.5).

Мт. XXIV. 22.

1) КА (Страстная неделя): н л^е кышл ые прекрлтнлнста дьын тн ые кы

кылл спсеыл бьсакл плъть ыъ н^кьрлыын^ъ рлдн таже н^кьрл

пр^крлтн дын (165.1.1.11-165.1.1.16),

2) ПА (четверг 10-й недели от пятидесятницы до нового лета): н л^е ые кышл са прекрлт1лн дын тн • то ые кы спсллсА бьсакл плъть -н^кьрлыын^ъ рлдн пр^крлтАтьста дын тн (59.2.2.6-59.2.2.12).

Мт. XXIV. 44.

1) ПА (пятница 10-й недели цикла от пятидесятницы до нового лета): сего рлдн н бы готоы коуд^те • тако бъ ыьже улсъ ые мьынте сыъ улбуь пр1деть-

(60.2.2.5-60.2.2.10),

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2) в чтениях КА (суббота 15?(16)-й недели цикла от пятидесятницы до нового лета): сего

рлдн н бы коудете готобн тако бъ ыьже улсъ ые мьынте сыъ

удоБ^уьскын прндеть (81.1.2.18-81.1.2.22),

3) КА (Страстная неделя): сего рлдн н бы коуд^те готоен мко н бъ ыьже улсъ ые мьынте сыъ улеуь прндеть (169.2.2.6-169.2.2.9).

Материал ПЕ показал, что в повторяющихся чтениях случаи лексического варьирования д^ли/рлдн не выявлены: во всех контекстах используется лексема рлдн. Это наблюдение позволяет сделать вывод, подтверждающий данные исследований В.В. Колесова и А.А. Пичхадзе: вариативность лексических единиц д^ли/рлдн не относится ко времени первого перевода Евангелия Кириллом и Мефодием, оно стало регулярным в процессе бытования евангельских списков на восточнославянской территории, так как в переводах, сделанных Мефодием, использовалось рлдн, а в болгарских переводах - д«лм: «Независимо от того, какие формы из числа указанных (д^лм, рлдн. - О.З.) были представлены в древнерусском языке, в книжном церковнославянском языке восточных славян деля и ради определенно обязаны влиянию инославянской книжной традиции. Вопрос заключается только в том, ориентировались ли, и в какой степени, на первоначальный перевод богослужебных книг с характерным для него предпочтением ради или в качестве образца воспринимали четью, толковую, каноническую литературу с возможным колебанием между ради - деля, но все-таки с устремлением в сторону деля. Сравнивая переводы одного и того же текста, сделанные в Моравии Кириллом и Мефодием и затем переведенные в Восточной Болгарии, легко видеть, что в первом случае используется послелог ради, во втором - деля» [8. С. 567-569]. Очевидно, поэтому Л.П. Жуковская называет эти эквиваленты «новыми славянскими синонимами» [5. С. 124, 183] и «лексическими вариантами» [1. С. 22].

В ходе анализа повторяющихся чтений нами были выявлены случаи других разночтений на лексическом уровне: Марк XII. 24: клоуднте - пр^ль^лктесл, къннгъ - пнслынм; Мт. XXIV. 09: пр^длдлть - кр^длдмть, еъ пеулль - нл скъркь; Мт. XXIII. 14: кннгъунм - къннжьннцн, бъдобнць - еъдоенуд, млтбоу тЕОрл^е -молм^лсл; Мт. XXIII. 34: кннжьннкы - кннгъуна, сіньмн^ін^г -

съкорн^нн^ъ. Обнаруженная вариативность лексических единиц в приведенных примерах может свидетельствовать о том, что данные повторяющиеся чтения в протографе рукописи ПЕ не копировались писцом, а переводились дважды (см. об этом [4. С. 7, 8, 10]). Соответственно те стихи, где лексических разночтений нет, можно считать скопированными.

6. Рассмотрим контексты, в которых обнаружен послелог д«лм. Как уже было сказано, в рукописи ПЕ нами выявлено 15 контекстов с его употреблением: в чтениях КА - 2х, в чтениях ПА -13х. В чтениях КА:

1) Лука V.19 (суббота 2-й недели нового лета): н не окр^тъше куду Еънестн н нлродл дялт • еъ^л^^ъше нл ^рлмъ скбо^^ стропъ • нн^ъеъсншл н съ ложьмь предъ ісл • (92.1.1.20-92.1.2.3),

2) Лука XIV.20 (воскресенье 11-й недели нового лета): н другын реуе жену пом^ъ н сего дялт не могу прнтн • (123.1.1.14-123.1.1.16).

Послелог д^лм в указанных контекстах отмечен нами также и в других новгородских списках XII в.1: Музейном (РГБ, Рум. 104) и Симоновском Евангелиях (РГБ, Рум. 105), в Евангелии тетр XII в. (РГАДА, ф. 381 (Син. тип.), № 1) и более ранних списках - Остромировом и Архангельском Евангелиях зафиксирован вариант рлдн, что вполне закономерно, потому что, как уже отмечалось, «кирилло-мефодиевские переводы употребляют исключительно рлдн; вообще из канонических старославянских текстов предлог д^лм зафиксирован только в Саввиной книге и Супрасльской рукописи, памятниках восточноболгарского происхождения» [11. С. 152]. Вариант с рлдн отражен и в более позднем списке краткоапракосного Евангелия XIII в. Фолио-13.

Отмеченная нами тенденция увеличения количества употреблений послелога д^лм от начала к концу рукописи могла повлиять на появление в Евангелии от Луки в чтениях КА послелога д«лм. Иными словами, к концу списка могло происходить нивелирование различий между традициями письма КА и ПА в выборе между д^лм и рлдн. И при все том же преобладании рлдн в чтениях КА в конце рукописи наблюдаем появление д^лм.

1Тексты анализируемых памятников, кроме глаголических, опубликованы в виде электронного многотекстового издания «Коллекции славянских евангелий XI-XIV вв.» на портале «Манускрипт: славянское письменное наследие» (URL: http://manuscripts.ru/).

Интересен тот факт, что другие рукописи XII в. - Симоновское, Музейное и Мстиславово Евангелия, - так же, как и ПЕ, новгородские по происхождению, в анализируемых чтениях тоже отражают вариант д^лга. Так, чтение Лк. V. 19 выписано с послелогом д^лга в Музейном и Мстиславовом Евангелиях, а чтение Лк. XIV. 20 - в Музейном и Симоновском Евангелиях. Более поздний новгородский список Фолио-13 (РНБ, F.п.I.13) в указанных чтениях дает вариант рлдн, очевидно восходящий к одной из редакций памятника.

Остальные случаи употребления послелога д^лга отмечены нами в чтениях ПА. Приведем полный их перечень в сравнении с другими списками.

Таблица 5

Полноапракосные чтения ПЕ с лексемой д^ла в сравнении с другими списками

№ п/п Стих Рукописи

ПЕ Мст. Муз. Сим. Тетр Остр. Арх.

1. Мтф. 13.52 д«ла дъла дъла д^лд рлдн - рлдн

2. Марк Х.07 д«ла дъла д^ла д^ла рлдн -

3. Лука Х1.19 д«лм дъла дъла д^ла рлдн - -

4. Лука ХП.22 д«лм дъла д^ла - рлдн - -

5. Мтф. Х.18 д«ла рлдн - рлдн рлдн - рлдн

6. Марк 111.09 д«лм дъла д^ла д^лд рлдн - -

7. Марк ГУ.17 д«ла дъла д^ла д^ла рлдн - -

8. Марк Х^10 д«лм дъла дъла д^ла рлдн - -

9. Лука ХХШ.25 дгалга дъла д^ла д^ла ^л - -

10. Марк 4.05 д«лм дъла д^ла д^ла ^лнк - -

11. Марк 4.06 д«лм дъла - д^ла ^АНК - -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Марк ХШ.13 д«ла рлдн д^ла рлді рлдн - -

13. Лука Х^П.29 д«ла рлдн д^ла рлдн рлдн - -

7. Обратимся к анализу послелогов д^лта/рлдн в коллекции Евангелий Х1-ХШ вв. «...Если в корпусе или коллекции представлены не только разные произведения, но и списки одного текста, сделанные в разное время, то обнаружение расхождений между списками на фоне массовых структурных и речевых совпадений становится значительно более простым, их систематизация - более показательной, интерпретация - более доказательной, а выводы о факторах, причинах и механизмах появления и тиражирования инноваций - верными» [2].

Сравнивая данные ПЕ по употреблению послелогов д^лта/рлдн с данными других евангельских списков (табл. 6, диагр. 4), наблюдаем увеличение количества д^лта в древнерусских Евангелиях ХП-ХШ вв. в отличие от старославянских памятников (Мариинское и Зографское, Ассеманиево Евангелия), в которых послелог д^лта практически не встречался.

Таблица 6

Употребление д^лта/ рлдн в коллекции Евангелий

Послелог Зогр., Мар., Асс. Х-ХІ вв. Тип. XII в. ОЕ XI в. Арх. XI в. ПЕ ХП-ХШ вв. Сим. XII в. Муз. XП-XШ вв.

д«лм - - - 6х (13 %) 15х (19 %) 16х (18 %) 32х (40 %)

рлдн 100 % 77х (100%) 47х (100%) 39х (87%) 66х (81%) 74х (82%) 49х (60%)

I

Зогр. XI Тетр XII ОЕ X Арх. XI ПЕ XII Сим. XII Муз. XII

Памятники □ деля; ■ ради Диагр. 4. Употребление А^лта/ рддн в коллекции Евангелий

Таким образом, лингвотекстологический анализ Пантелеймонова Евангелия позволил подтвердить многие выводы авторитетных ученых и дополнить их следующими наблюдениями: 1) в Пантелеймоновом Евангелии, как и в других древнерусских переводах, преобладает послелог р дан 2) количество употреблений А^лта в ПЕ увеличивается от начала к концу рукописи. По нашему мнению, к концу списка могло происходить нивелирование различий между традициями письма КА и ПА в выборе между А^лта и рдАн; 3) случаи употребления послелога А^лта в частях КА обнаружены лишь в Евангелии от Луки; 4) степень проникновения А^лта в текст анализируемого памятника различна: в чтениях КА послелог встречается реже, чем в чтениях ПА. Это позволяет говорить о том, что чтения КА и ПА отражают разные традиции в передаче языковых средств, которые, очевидно, восходят к различным протографам нашего списка и появились в процессе бытования памятника; 5) в повторяющихся чтениях ПЕ используется послелог рдАн, даже если эти чтения выписаны в частях списка, восходящих к КА и ПА, из чего также следует, что лексическое варьирование форм А^лта/рдАн не относится ко времени первого перевода Евангелия на славянский язык; 6) в ходе исследования обнаружена близость списков Пантелеймонова, Музейного, Симоновского и Мстиславова Евангелий, которая, возможно, объясняется не только общим новгородским происхождением списков и их составом, но и близостью протографов; 7) новгородские Евангелия тетр XII в. и краткоапракосное (Фолио-13) XIII в. значительно расходятся с полноапракосными списками в передаче тех или иных традиций, в данном случае по употреблению А^лта/рдАн; 8) корпусный анализ показал увеличение количества употреблений А^лта от евангельских списков X в. к полноапракос-ным спискам XII-XIII вв.

Благодарности

Работа выполнена при поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках проекта «Лингвистическое обеспечение аннотированного корпуса древнерусских Евангелий XI-XIII вв.» Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы» (Госконтракт 14.740.11.0568).

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1. Зографское Евангелие (РНБ, глаг 1) // Corpus Cyrillo-Methodianum Helsingiense. An Electronic Corpus of Old Church Slavonic Texts [сайт]. URL: http://www.slav.helsinki.fi/ccmh/zographensis.html

2. Мариинское Евангелие (РГБ, ф. 87, № 6) // Corpus Cyrillo-Methodianum Helsingiense. An Electronic Corpus of Old Church Slavonic Texts [сайт]. URL: http://www.slav.helsinki.fi/ccmh/marianus.html

3. Апракос Мстислава Великого (ГИМ, Син. №1203) / Л.П. Жуковская, Л.А. Владимирова, Н.П. Панкратова. М.: Наука, 1983.

4. Электронная коллекция славянских Евангелий // Манускрипт: славянское письменное наследие [сайт]. URL: http://manuscripts.ru/mns/portal.main?p1=30

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архангельское Евангелие 1092 года. Исследования. Древнерусский текст. Словоуказатели. М.: Научноисследовательский центр «Скрипторий», 1997. 674 с.

2. Baranov V.A. Machine-readable linguistic internet resources as a basis for historical-philological studies. (Рукопись).

3. Баранов В.А. Структура и функции информационно-поисковой системы «Манускрипт» / В.А. Баранов, А.А. Вотинцев, Р.М. Гнутиков, О.В. Зуга, А.Н. Миронов [и др.] // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». № 30: Специальный выпуск: матер. XIII конф. АИК, Санкт-Петербург, 26-29 июня 2002 г. М., 2002. С. 87-89.

4. Верещагин Е.М. Из истории возникновения первого литературного языка славян. Варьирование средств выражения в переводческой технике Кирилла и Мефодия. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972.

5. Жуковская Л.П. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М.: Наука, 1976. 368 с.

6. Йовчева М. Традиции и новое в богословской терминологии афонских редакторов XIV века // Церковнославянский язык: история, исследование, преподавание: матер. междунар. научн. конф. 28-30 сентября 2004 г. М., 2005. С. 35-54.

7. Камчатнов А.М. История и герменевтика славянской Библии. М.: Наука, 1998. 221 с.

8. Колесов В.В. Слово и дело: Из истории русских слов. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2004. 703 с.

9. Львов А.С. Очерки по лексике памятников старославянской письменности. М.: Наука, 1966. 320 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Нечунаева Н.А. Эволюция употребления бесприставочной и приставочной лексики в древнерусском языке по спискам майской минеи XI-XIV вв. // Эволюция и предыстория русского языкового строя: Межвуз. сб. Горький, 1985. 97 с.

11. Пичхадзе А.А. Литературно-языковые и переводческие традиции в словоупотреблении церковнославянских памятников и русских летописей XI-XIII вв. // Русский язык в научном освещении. 2002. № 2 (4). С. 147-170.

12. Чевела О.В. Герменевтика литургической поэзии: историко-лингвистическое исследование: дис. ... д-ра филол. наук. Казань, 2010. 540 с.

13. Чернышева М.И. Проблемы влияния греческого языка на язык переводных памятников в древнерусской книжности: дис. ... д-ра филол. наук. Ин-т рус. яз. РАН. М., 1994. 447 с.

Поступила в редакцию 11.02.11

O. V. Zuga

Lexical variation in synaxarion of panteleimon gospel (delya - radi)

The article examines the use of postpositions delya - radi in Panteleimon Gospel (RNB, Sof. 1, XII-XIII cent.). Lingvo-

textological study of the Gospel and its comparison to other manuscripts of the XI-XIII centuries revealed innovation

and continuity of Panteleimon Gospel and allowed to establish the main trends of lexical variation.

Keywords: Gospel, history of the Russian language, lexical variation, lingvo-textological method, corpus research

methods.

Зуга Оксана Владимировна, кандидат филологических наук, доцент ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2)

E-mail: ozuga@rambler.ru

Zuga O.V., candidate of philology, associate professor Udmurt State University

426034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st., 1/2 E-mail: ozuga@rambler.ru