Научная статья на тему 'Кризис 1990-х гг. Как форма становления новой экономической системы в России'

Кризис 1990-х гг. Как форма становления новой экономической системы в России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1290
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Кризис 1990-х гг. Как форма становления новой экономической системы в России»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 6. ЭКОНОМИКА. 2008. № 6

В.Г. Холодков

КРИЗИС 1990-х гг. КАК ФОРМА СТАНОВЛЕНИЯ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ В РОССИИ

В процессе изучения курса «Российская экономическая модель» тема экономического кризиса 1990-х гг. является очень важной, определяющей характер протекания многих переходных процессов в современной России. Эта тема тем более актуальна в свете кризисных явлений, происходящих прежде всего в американской и мировой экономике. Насколько российский экономический кризис 1990-х гг. сделал оздоровляющую прививку экономике современной России? Насколько сможет она выстоять под напором неблагоприятных экономических процессов в западном мире?

Между тем эта важная тема трактуется и раскрывается в многочисленных учебниках и учебных пособиях по переходному периоду по-разному. Как правило, кризис 1990-х гг. в России трактуется только как трансформационный спад. Сама терминология и ее содержательное раскрытие наводят студентов на мысль, что те кризисные процессы, присущие экономике России в прошлом десятилетии, связаны с самим реформированием российской экономики, т.е. с переходом от плановой системы к рыночной. Зачастую этот вопрос подается в таком ракурсе, что именно само реформирование и его реальные и мнимые ошибки явились главной причиной многих экономических бед нашей родины. А отсюда возникает вопрос: кто в этом виноват? Называются различные фамилии реформаторов того времени. Такой подход уводит от бесстрастного научного анализа реальных экономических процессов в сторону политических страстей и субъективизма.

Представляется, что раскрытие темы кризиса 1990-я гг. только как трансформационного кризиса, т.е. связанного именно с проведением рыночных реформ и с ошибками в их осуществлении, принципиально неправильно.

Кризис 1990-х гг. в России — явление сложное и неоднородное. В своей основе эти негативные процессы имели сугубо объективную причину, и они осуществились бы вне зависимости от субъективных ошибок конкретных исторических личностей.

Кризис конца прошлого века в России (как, впрочем, и в других странах быв. Советского Союза) внутренне включал в себя

несколько составляющих, фактически несколько различных по своей природе кризисов:

— во-первых, это был кризис перехода от одной общественной системы к другой;

— во-вторых, это был кризис сложившейся материально-технической базы страны;

— в-третьих, на определенном этапе переходного периода возник кризис уже новой рыночной экономики.

В процессе преподавания темы кризиса для студентов важно раскрыть каждую из составляющих этого процесса.

Кризис трансформации. Даже в рамках одной общественной системы при сильной экономике переход от одной модели хозяйственного механизма к другой способен вызвать глубокий и продолжительный кризис. Так было в США, Западной Европе 20-30-х гг. XX в.: переход от капитализма свободной конкуренции к регулируемому капитализму породил глубокий экономический спад. Кризисные явления наблюдались в западной экономике в 1970-е гг. с переходом к преимущественно интенсивным методам развития. То есть кризис возникал даже тогда, когда экономическая система принципиально не менялась, а претерпевала лишь некоторую корректировку.

Что же говорить о странах быв. СССР, где в начале 1990-х гг. осуществились фактически революционные преобразования. В России в 1990-е гг. происходила значительно более радикальная, революционная трансформация общественной системы: переход от централизованной плановой экономики к рыночной капиталистической системе. Такой переход сам по себе не мог не вызвать глубокий кризис, тем более что экономику СССР никак нельзя было назвать сильной: она была поражена рядом неизлечимых недугов. Это усугубило кризис перехода. Эта ситуация была неизбежна. Но кризис перехода мог быть достаточно быстро преодолен, если бы новые общественные отношения не ограничивались пережитками старой системы.

Есть много примеров преодоления такого рода трудностей бывшими социалистическими странами: Чехия, Польша, Венгрия, Словакия смогли довольно быстро преодолеть кризис перехода. Само падение ВВП в этих странах было значительно меньше, чем в странах быв. СССР. Падение валового внутреннего продукта в этих странах по отношению к 1989 г., в год высшей точки кризиса, составило (%): в Польше — 17,8 (1991); в Чехии — 13,1 (1992); в Словакии — 24,9 (1993); в Венгрии — 19,1 (1993); в Румынии — 25,0 (1992); в Болгарии — 33,4 (1997). Уже на следующий год в этих странах начался экономический рост, т.е. продолжительность кризиса составила не более 2—3 лет.

Если сравнить с Россией и странами СНГ, то здесь тот же самый показатель был значительно хуже: Россия — 39,8 (1998); Белоруссия — 36,6 (1995); Украина — 54,0 (1999); Молдавия — 61,7 (1999); Армения — 50,1 (1993); Азербайджан — 63,0 (1995); Грузия — 76,0 (1994); Казахстан — 39,2 (1995); Киргизия — 46,9 (1995); Таджикистан — 64,2 (1996); Туркмения — 35,8 (1997); Узбекистан — 19,5 (1995). Глубина падения экономики была существенно больше и продолжительность кризиса — дольше.

Причины такого различия, кроются главным образом в том, что период плановой экономики в этих странах был значительно короче. Вследствие этого в экономике этих стран накопилось меньше негативных противоречий, чем в странах быв. СССР, поэтому экономический кризис свелся в основном к сложностям перестройки производственных отношений, смене механизма хозяйствования. Задача смены производительных сил, их коренного обновления, кардинального исправления сложившихся в плановой экономике пропорций стояла в несравнимо меньшей степени, чем в России и странах СНГ. (Конечно, имеют значение и масштаб экономики, и какие-то национальные особенности этих стран, и многое другое. Но мы выделяем среди этих причин все-таки главные.)

Трансформационный кризис в странах бывшего социалистического лагеря связан со сменой всей системы производственных отношений. Это хотя и сложная задача, но не столь продолжительная в своем решении. Но эти страны кроме данной задачи пытаются решить во много раз более сложную, более затратную задачу обновления и структурной перестройки производительных сил своей страны, замены в значительной степени сложившейся материально-технической базы экономики. Бывшим странам социализма Центральной и Восточной Европы решить вторую задачу оказалось по ряду причин значительно проще, чем странам, входившим в Советский Союз, и на это им понадобилось значительно меньше времени. Поэтому глубина и продолжительность падения экономик стран быв. СССР в большей степени связаны не с трансформацией, а со сложностями воспроизводственного процесса, со сменой устаревшего производственного аппарата. Фактически речь может идти о повторной индустриализации страны, но уже в открытой рыночной экономике с одновременным учетом постиндустриальных тенденций мирового хозяйства.

Поэтому, анализируя кризис 1990-х гг. в России, речь нужно вести прежде всего о воспроизводственном кризисе, связанном с устаревшим производственным аппаратом экономики, его порочной структурой.

Кризис материально-технической базы страны. Кризис, начавшийся в начале 1990-х гг. — это кризис сложившейся к тому времени в России материально-технической базы ее экономики. Но производительные силы России начала 1990-х гг. сформировались в рамках предыдущей экономической системы. Именно плановая система создала и сформировала их структуру таким образом, что они в конце 1980-х гг. были уже не в состоянии удовлетворять потребности общества. Логично было бы считать, что начавшийся кризис общественного воспроизводства — это одновременно кризис плановой экономики, выплеснувшийся уже в новые переходные рамки.

Некоторые признаки приближения этого кризиса наблюдались задолго до его начала. Резкое сокращение темпов роста даже по данным официальной советской статистики стало наблюдаться в Советском Союзе с начала 1970-х гг., о чем свидетельствуют данные табл. 1.

Таблица 1

Среднегодовые темпы прироста основных показателей экономического и социального развития СССР по пятилеткам (%)

Основные показатели 1961— 1965 19661970 19711975 19761980 19811985 19861990

Валовой общественный продукт 6,5 7,4 6,3 4,2 3,3 1,8

Произведенный национальный доход 6,5 7,8 5,7 4,3 3,2 1,3

Национальный доход, использованный на потребление и накопление 5,7 7,2 5,1 3,8 2,9 1,7

Продукция промышленности 8,6 8,5 7,4 4,4 3,6 2,5

Валовая продукция сельского хозяйства 2,3 3,9 2,5 1,7 1,0 1,9

Капитальные вложения 5,4 7,3 6,7 3,7 3,7 6,1

Производительность общественного труда 6,1 6,8 4,5 3,3 2,7 1,5

Реальные доходы на душу населения 3,6 5,9 4,4 3,4 2,1

Денежные доходы населения 5,0 4,2 9,2

Источник: Народное хозяйство СССР в 1985 г.: Стат. ежегодник. М., 1986. С. 38; Народное хозяйство СССР в 1990 г.: Стат. ежегодник. М., 1991. С. 8.

Это не был еще кризис, но тенденция нарастания негативных процессов обозначилась достаточно зримо. Начало политики перестройки и было реакцией власти на неминуемо приближающийся кризис. Начало перестроечных преобразований было попыткой предотвратить надвигающуюся экономическую катастрофу. Но изменить сложившуюся тенденцию не удалось. С 1990 г. началось сокращение производства, кризис приобрел открытые формы: ВНП составил 97,7%, национальный доход — 96%, промышленность — 98,8/%, сельское хозяйство — 97,1%, денежные доходы населения — 116,9 % от уровня 1989 г.1

Противоречия, накопившиеся в советской экономике задолго до периода реформ, в 1990-е гг. вырвались наружу в форме острого экономического кризиса. Некоторыми это было воспринято как несостоятельность только нарождающейся системы, но это совсем не так. Построение капитализма, обремененного наличием многих пережитков прежней административной системы, создало деформацию. Возникла уродливая, деформированная общественная система, обремененная пережитками старой плановой экономики, которые и спровоцировали глубокий и длительный спад производства.

Россия начала вступать в рыночную экономику со значительно устаревшим производственным аппаратом. Промышленность и сельское хозяйство в начале 1990-х гг. по большей части не соответствовали мировому уровню и в силу этого были неконкурентоспособны в сравнении с развитыми странами мира. Это подтверждается тем, что хотя с начала 1960-х гг. доля капитальных вложений в ВВП устойчиво возрастала, возрастная структура основного капитала неуклонно ухудшалась, и к началу рыночных преобразований российская промышленность подошла с устаревшими основными фондами, средний возраст которых составлял 11 лет. Доля сравнительно современного производственного оборудования с возрастом до пяти лет составляла менее 30%.

Проблема состоит не только в устаревании производственных фондов, но и в их технологической отсталости. Производственные фонды могут быть по возрасту новыми, но технически устаревшими. Доля такого оборудования значительно больше доли старых фондов. С 1950-х гг. в развитых западных странах и в СССР началось становление пятого технологического уклада. В этот уклад входил комплекс новых отраслей: электроники, авиакосмической техники, средств телекоммуникации, лазерной и оптико-волоконной техники. Первоначально развитие этого уклада в Советском Союзе происходило темпами, сопо-

1 Народное хозяйство СССР в 1990 г. С. 7.

ставимыми с темпами его развития в развитых западных странах. Особенно успешно развивались авиакосмическая техника и электроника, где отставание вплоть до середины 1970-х гг. не превышало нескольких лет.

Становление пятого технологического уклада первоначально концентрировалось в военно-промышленном комплексе и осуществлялось благодаря государственным закупкам и субсидиям. Существовавшее положение начало резко меняться с середины 1970-х гг., когда в экономике развитых капиталистических стран началось перераспределение капитала из устаревших технологических цепей четвертого технологического уклада в пятый. Расширение потребительского спроса на товары, производившиеся в рамках пятого технологического уклада, создали предпосылки для такого перераспределения ресурсов, для удешевления новой продукции потребительского назначения. Таким образом, обратное влияние потребительского рынка привело к лавинообразному росту производств пятого технологического уклада, к выходу его за рамки военного производства. Сложилась самовоспроизводящаяся расширяющаяся система производства. Но это происходило в странах с рыночной системой, которая и обеспечила такой прорыв.

В планово-централизованной экономике СССР такой обратной связи, обеспечивавшей установление цепочки «рост спроса— расширение масштабов производства—снижение издержек» не было в силу отсутствия самого рынка. Производства пятого технологического цикла продолжали концентрироваться в оборонной промышленности, что предопределяло ограничение масштабов производства ресурсными возможностями государства.

Полномасштабное развитие производств пятого технологического уклада в СССР сдерживалось дефицитом государственных производственных ресурсов, занятых в воспроизводстве устаревших технологических укладов. В силу такого отставания экономика СССР являлась более фондо- и материалоемкой, требовала больших затрат энергии и труда на производство — все это делало продукцию более дорогой по цене в сравнении с аналогичной зарубежной. Многих видов товаров (бытовая техника, видео- и аудиотехника, компьютерная и оргтехника, средства связи) в современном виде вообще не производилось. В этом причина того, что российский рынок после 1992 г. оказался захвачен продукцией (как промышленной, так и сельскохозяйственной) зарубежных производителей. Как следствие этого — резкое сокращение после 1991 г. отечественного производства, переход предприятий в нерыночный (ограниченно рыночный) сектор экономики. Старые, неконкурентоспособные

производства не могли ни удовлетворить потребности страны и населения, ни вписаться в рыночную систему.

Под нерыночным сектором экономики имеется в виду та значительная часть реального сектора российской экономики (промышленность, сельское хозяйство, транспорт, ЖКХ и др.), которая в силу своей технической отсталости и неконкурентоспособности не в состоянии производить нужную потребителю продукцию (потребительные стоимости). В действительно либеральной рыночной экономике такие предприятия неизбежно обанкротились бы и выбыли из экономической системы. В современной же российской экономике в силу ряда ее особенностей (сохранения пережитков прошлой социалистической системы) эти предприятия продолжали функционировать, но они фактически не создали стоимости, поэтому их продукция не оплачивалась реальными деньгами (или оплачивалась по значительно меньшей цене, чем указывалось официально), а продавалась по бартеру или за различные денежные суррогаты. Этот сектор экономики не является неизменным по своему масштабу. Он то расширяет свои границы, то сужает. Четырехкратная девальвация рубля привела к резкому сужению этого нерыночного сектора, доля бартера в расчетах предприятий очень значительно сократилась (с 50% в 1998 г. до 20% в 2001 г.). Это свидетельствует о том, что часть этого сектора за счет изменения соотношения валют стала конкурентоспособной, вошла в зону рынка, в ней стала производиться стоимость, продукция начала реализовы-ваться за реальные деньги.

Но по мере того как эффект девальвации нивелируется, идет обратный процесс: сектор рыночной российской экономики может вновь сужаться. Итоги экономического развития после 2002 г. показывают, что доля импортной продукции, реализуемой на российском рынке, вновь растет — этот процесс неминуемо ведет к сужению рыночного сектора российской экономики. Эти колебательные процессы происходят потому, что материальная основа российской экономики обновляется очень медленно.

Только на основе модернизации существующих производственных фондов проблема исчезновения нерыночного сектора может быть решена окончательно.

Каков механизм расширения и сужения рыночных отношений в экономике современной России? Как известно из марксистской теории, в рыночной экономике имеет значение не индивидуальная, а общественная стоимость, которая создается общественно необходимым трудом, т.е. трудом, функционирующим при средних общественно нормальных условиях производства. При характерной для современной России открытости эконо-

мики для зарубежных производителей такие общественно-нормальные условия формируются при непосредственном влиянии зарубежного производства. То есть в образовании общественной стоимости на определенный товар участвуют условия его производства (соответственно общественно нормальные издержки) на более передовых зарубежных предприятиях. Эти условия и издержки формируют общественную стоимость в России на определенный товар. В силу технологической отсталости и устаревания основных фондов индивидуальные затраты и индивидуальная стоимость российских производителей многих видов продукции оказывается значительно выше затрат зарубежных производителей. Учитывая более низкое качество российской продукции, ее более высокую индивидуальную стоимость производства, российский производитель оказывается неконкурентоспособным в сравнении с зарубежным, не может сбыть свою продукцию на рынке за деньги и фактически не производит общественную стоимость. По законам рынка он должен был уйти, уступив место более передовым зарубежным производителям. Но этого не произошло. Огромное количество предприятий перешло на бартерные связи, оплату денежными суррогатами, появились случаи вообще неоплаты продукции и накопления кредиторской задолженности.

Между подобного рода предприятиями устанавливаются разветвленные бартерные связи, которые, с одной стороны, позволяют им оставаться на плаву, с другой — приводят к бартеризации всей экономики России (к 1998 г. доля расчетов в неденежной форме в продажах предприятий возросла до 50%), захватывают ее живой сектор, искажают все экономические процессы.

Выход из этой экономики «кривых зеркал» — вывод из экономического оборота подобного рода предприятий, но для этого необходимо, чтобы российская экономика стала действительно рыночной и чтобы такие предприятия искусственно не поддерживались государством на плаву.

Субсидирование нерыночного сектора российской экономики происходило, помимо наращивания задолженности энергетическим компаниям, также за счет роста доли неденежных расчетов между предприятиями. Неденежные расчеты между предприятиями давали возможность выживания неконкурентоспособным предприятиям. Главная цель, преследуемая предприятиями при реализации своей продукции по бартеру, — во что бы то ни стало сохранить объем продаж на рынке. При этом при продажах в неденежной форме расчетные цены на продукцию устанавливаются, как правило, выше (или значительно выше) цен при расчете живыми деньгами. Такая практика создает условия

для коррупции руководителей даже убыточных предприятий, когда значительная часть субсидий попадает им в карман. Кроме того, бартерные схемы позволяют уводить прибыль предприятий как от налогообложения, так и из под финансового контроля государственных органов, выводя реальные деньги за рубеж.

Кризис 1998 г. разрубил некоторые узлы, завязавшиеся в российской экономике. Часть неконкурентоспособного сектора народного хозяйства в результате девальвации рубля и изменения вследствие этого экономических условий производства вошла в зону эффективности, стала конкурентоспособной. Здесь стали создаваться стоимость, товар, который можно было продавать за реальные деньги. Соответственно для многих предприятий отпала необходимость в бартере и неденежных расчетах, значительно сократились и неплатежи. Но оздоровляющий эффект кризиса оказался временным. По мере укрепления позиций рубля и изменения его соотношения с иностранными валютами ситуация начинает во многом возвращаться к докризисному положению. Это означает, что глубинные основы кризиса не устранены, они продолжают действовать.

Свою значительную долю в углубление воспроизводственного кризиса в России внесли резкие диспропорции в развитии народного хозяйства. Эти диспропорции сложились в плановой экономике и затем перекочевали уже в переходный период. Диспропорции были между материальным производством и сферой услуг, между промышленностью и сельским хозяйством, между добывающей и обрабатывающей промышленностью и т.д.

Свою долю в падение экономики внесла дезинтеграция единого народно-хозяйственного комплекса после распада СССР. Но эта причина в целом была быстро преодолена и не играла столь существенной роли.

Таким образом, главная проблема российской экономики периода реформ — необходимость глубокой структурной перестройки народного хозяйства, сформировавшегося в основном в 1930—1950-е гг. и, по существу, не изменившегося к 1990-м гг.

В своей большой части эта экономика не в состоянии войти в рынок и требует коренной реконструкции, что до сих пор делалось в весьма ограниченном сегменте экономики. Была в основном переоснащена пищевая, пивоваренная, табачная и некоторые другие отрасли промышленности. Но большая часть экономики осталась прежней.

Более того, за период кризиса ситуация в экономике еще более ухудшилась. Средний возраст промышленного оборудования в 2000 г. вырос до 20 лет, доля оборудования с возрастом свыше 20 лет составила примерно 40%. Диспропорции, суще-

ствовавшие в плановой экономике во время кризиса, только усилились: доля топливно-энергетического комплекса, составлявшая в 1990 г. в РСФСР 11,4%, в 2002 г. выросла до 31,3%, а доля легкой и пищевой промышленности уменьшилась с 25,4 до 16,9%.

Значительно снизилась эффективность производства даже в наиболее благополучных отраслях. В нефтяной, газовой, электроэнергетической, металлургической отраслях промышленности показатели эффективности значительно ухудшились (табл. 2).

Приведенные данные показывают, что положение дел во всех судьбоносных для России отраслях за 13 лет по эффективности производства значительно ухудшилось: в нефтяной отрасли выработка на одного работающего снизилась в 2,2 раза; в газовой — в 2,7 раза; в электроэнергетике — в 1,9 раза; в черной металлургии — в 1,4 раза. В нефтяной и металлургической отраслях рентабельность производства выросла, но этот рост связан лишь с гигантским ростом мировых цен на сырую нефть и металл, т.е. заслуги самих отраслей в этом росте, очевидно, нет. В газовой отрасли и электроэнергетике рентабельность производства существенно снизилась.

Наряду со снижением эффективности работы этих отраслей многократно выросли средняя заработная плата и другие виды доходов, выплачиваемых работникам и акционерам предприятий. Это означает проедание созданных еще в советское время производственных ресурсов. Можно сказать, что благополучие этих и других сырьевых отраслей российской промышленности зиждется на высоких мировых ценах на сырье, без этого эти отрасли были бы банкротами.

Причин такого положения, очевидно, много, но главная из них — монополизм предприятий в этих отраслях, благоприятная мировая конъюнктура на продукцию этих отраслей.

Таким образом, материальное производство в силу отсталости его значительной части, его неконкурентоспособности было не в состоянии содержать страну на том уровне потребностей, которые сложились к 1990-м гг. «Неконкурентоспособный сектор» народного хозяйства был не в состоянии выплачивать налоги — отсюда шел рост задолженности по налогам, не выплачивалась вовремя зарплата работникам.

Возможные выходы из этой ситуации состояли в том, чтобы повысить эффективность и конкурентоспособность реального сектора. Этот путь, конечно, более предпочтителен, но и более сложен, он требует гигантских прямых инвестиций, длительного времени. Но на протяжении 1990-х гг. Российское государство шло по другому пути — по пути фактического снижения

11 ВМУ, экономика, № 6

161

Таблица 2

Результаты работы основных сырьевых отраслей российской экономики

Нефтяная промышленность Газовая промышленность Электроэнергетика Черная металлургия

1990 2003 1990 2003 1990 2003 1990 2003

Число работников (тыс. человек) 236 425 27 72 545 893 785 664

Объем производств 516 млн т 421 млнт 641 млрд м3 620 млрд м3 1082 млрд кВт'ч 916 млрд кВт'ч 100 61,2

Производительность труда 2186,4 т/ч 990,5 т/ч 23,74 млн м3/ч 8,61 млн м3/ч 1,9 млн кВт'ч 1,0 млн кВт'ч 0,13 0,09

Износ основных фондов(%) 46,7 53,1 37 27,9 40,6 57,8 50,1 49,3

Коэффициент обновления основных фондов 6,9 1,3 4,0 1,3

Рентабельность (%) 16,0 21,2 48,1 20,5 17,5(1995) 10,1 16,0 21,6

Экспортная цена 108 (1995) долл./т 182 долл./т 80,1 (1995) долл./ЮОО м3 106,9 долл./ЮОО м3 0,03 (цена производителя 762 (цена производителя) 1(цена производителя) 72 7721 (цена производителя)

Источник: Белоусов Р. Экономическая история России: XX век. М., 2006. Кн. 5. С. 288, 292, 296, 300.

и так невысокого уровня жизни населения страны: государство вынуждено было уменьшать бюджетные расходы на оборону, здравоохранение, образование, социальные нужды. Одновременно государство для покрытия недостающих доходов активно наращивало займы — сначала внешние, а затем и внутренние.

С началом устойчивого экономического роста в РФ все названные причины воспроизводственного кризиса не исчезли, но начали действовать другие мощные факторы рыночной экономики, которые пока преодолевают тормозящую силу крайне низкой эффективности российской экономики.

Кризис рыночной экономики. Особенно острые формы экономический кризис в России приобрел после 17 августа 1998 г. По поводу событий августа 1998 г. в экономической и политической среде до сих пор существует много мифов и домыслов о причинах произошедшего, что требует от преподавателя особенно тщательной доказательной аргументации при их объяснении.

Если до этого экономический кризис выражался в сочетании сокращения объемов производства (промышленности и сельского хозяйства) и возникновения новой рыночной инфраструктуры — банков, бирж, инвестиционных и страховых компаний, новых типов предприятий, то кризис августа 1998 г. был кризисом уже возникшего рыночного хозяйства России. Это был прежде всего именно финансовый кризис (хотя некоторое падение реального производства также наблюдалось). Он проявился особенно наглядно в финансовой сфере:

— в расстройстве банковской системы, нарушении денежного оборота в стране;

— в более чем 4-кратной девальвации рубля;

— в инфляционном спаде, после чего все достижения финансовой стабилизации оказались утерянными;

— в отказе государства платить по своим финансовым обязательствам внутри и вне страны;

— в крушении пирамиды ГКО.

Как результат — быстрый рост безработицы и резкое снижение уровня жизни населения. Само его возникновение — свидетельство того, что рыночная экономика в ее основных элементах к этому времени стала свершившимся фактом в России.

Причины кризиса 1998 г. в России связаны как с унаследованной от прошлой экономической системы отсталостью производственного аппарата, что не позволяло за счет собственного производства обеспечивать население страны, формировать из налогов от предприятий достаточный, пускай даже по самым

скромным потребностям, бюджет государства. Как следствие большого дефицита государственного бюджета — рост государственного внешнего и внутреннего долга.

Жизнь в долг для России началась отнюдь не с началом реформ, а намного раньше. Из 158 млрд долл. (на 2000 г.) внешнего долга России 103,5 млрд долл. — это долг Советского Союза. Долг собственно РФ — 54,5 млрд долл., сюда входят кредиты, выданные России МВФ, Международным и Европейским банками реконструкции и развития, а также заемные облигации, выпущенные и проданные на Западе российским Минфином2. Это свидетельствует о том, что реальный сектор экономики задолго до начала периода реформ был болен и оказался неспособен обеспечивать страну необходимым. Но в условиях плановой экономики недостаток доходов можно было компенсировать работой печатного станка, что выливалось в тотальный дефицит товаров (скрытая форма инфляции). С переходом же к рынку такой путь решения проблемы значительно ограничивается: инфляция приобретает открытый характер, при ее высоком уровне исключается возможность инвестиций в реальный сектор, а значит, и в экономическое развитие.

С началом реформ, открытием внутреннего рынка для западной продукции доля неконкурентоспособного материального производства возросла. Технически отсталые предприятия резко сократили производство, соответственно, несмотря на рост налогового бремени3, доходы государства постоянно были меньше расходов. Дефицит государственного бюджета в 1990-е гг. был хроническим. Это отражено в табл. 3.

Постоянно сохраняющийся дефицит государственного бюджета требовал для покрытия постоянной подпитки: вначале это были внешние займы и кредиты Центрального банка (денежная эмиссия), а с 1993 г. — также внутренние займы (ГКО—ОФЗ). Государственный долг федерального правительства постоянно нарастал: к июлю 1998 г. он составил 217 млрд долл.4 (В экономической литературе можно встретить другие цифры дефицита государственного бюджета. Но это не меняет той ситуации, что в эти годы он был значительно большим, чем это допустимо.)

2 Отчет Правительства Государственной думе о внешней задолженности РФ // Московский комсомолец. 2000. 14 апр.

3 Налоги составляли в последние годы 35—37% величины официального ВВП или 48—60% величины реального легального ВВП. С учетом платежей неналогового характера начисленный к получению объем государственных доходов расширенного правительства возрос до 64% ВВП в 1998 г. (см.: Илларионов А. Указ. соч. С. 29).

4 Там же. С. 32.

Таблица 3

Дефицит государственного бюджета

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Показатели 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 (январь—июль в расчете на год)

% к официальному ВВП

Сальдо федерального бюджета -22,4 -10,6 -11,4 -5,4 -9,1 -6,8 -4,9

Сальдо расширенного правительства (сальдо бюджетов всех уровней бюджетной системы) -18,4 -9,4 -10,4 -5,7 -9,4 -7,5 -5,3

% к реальному легальному ВВП

Сальдо федерального бюджета -28,8 -13,9 -15,5 -7,5 -13,1 -10,9 -7,6

Сальдо расширенного правительства -23,6 -12,3 -14,2 -7,9 -13,6 -12,0 -8,2

Источник: Илларионов А. Как был организован российский финансовый кризис // Вопросы экономики. 1998. № 11. С. 26, 27.

Сочетание падающей на протяжении почти десятилетия экономики, постоянного дефицита государственного бюджета и как следствия стремительного роста государственного долга не могло не взорваться острым финансовым кризисом, сделавшим Россию фактическим банкротом мирового хозяйства. Очевидно, что даже при таком тяжелом положении дел в экономике, дефолта не последовало бы, если бы не резкое падение цен на нефть. Цены на российскую нефть в августе 1998 г. упали до 8 долл. за баррель. При такой низкой цене у России не было шансов преодолеть те трудности, которые возникли в экономике без потрясения.

Этот кризис имел своим положительным результатом оздоровление российской экономики: огромная девальвация рубля сделала отсталую экономику временно конкурентоспособной. Как следствие — начавшийся с 1999 г. экономический рост.

Начавшийся и продолжающийся экономический рост свидетельствует о том, что кризис рыночной экономики преодолен. Российская экономика исчерпала причины, приведшие к дефолту 1998 г.

Во-первых, с 2000 г. обеспечивается профицит государственного бюджета: в 2000 г. он составил 2,3% от ВВП, в 2001 г. — 0%, в 2002 г. — 1,6%5. К настоящему времени Россия практически выплатила государственный внешний долг.

Во-вторых, после 1998 г. государство стало проводить более жесткую политику бюджетных ограничений. Это проявилось в прекращении скрытого субсидирования неконкурентоспособных предприятий со стороны Газпрома и РАО «ЕЭС России». Предприятия после 1998 г. начали ощущать значительно большее давление со стороны энергетических компаний. Об этом свидетельствуют данные табл. 4. Одновременно ужесточились требования со стороны государства по уплате налогов к естественным монополиям, налоги стали собираться только в денежной форме.

Таблица 4

Доля собираемости платежей за электроэнергию и теплоснабжение, причитающаяся РАО «ЕЭС России» (% от суммы выставляемых счетов)

Период Всего В денежной форме

Январь—март 2000 г. 79 48

Апрель—июнь 2000 г. 115 81

Июль—сентябрь 2000 г. 121 101

Источник: Вопросы экономики. 2001. № 12. С. 73.

В-третьих, гигантская девальвация рубля, как уже указывалось выше, позволила значительной части российской экономики войти в рыночный сектор, т.е. производить реальную стоимость, продавать продукцию за реальные деньги, а не по бартеру, ликвидировать задолженности перед партнерами и государством. Все это происходило на фоне значительного экономического роста. Но уже начиная с 2001 г. предприятия стали сталкиваться с ограничениями спроса на свою продукцию, быстрыми темпами на внутреннем рынке начал расти импорт.

В-четвертых, не последнюю роль играет благоприятная внешнеторговая конъюнктура на российские энергоносители, что позволяет государству накапливать валютные ресурсы. Экспортные доходы по некоторым оценкам составляют до 60% эко-

5 Вопросы экономики. 2002. № 5. С. 54.

номического роста страны. В стране накоплены значительные золотовалютные запасы — более 440 млрд долл., сформирован значительный стабилизационный фонд — более 132 млрд долл.

Таким образом, экономический рост после 1998 г. показал, что кризис в основном сложившейся рыночной системы преодолен, но в то же время недостаточно высокие темпы роста свидетельствуют о сохранении более глубинных основ торможения развития экономики. Такими глубинными основами, не позволяющими развиваться российской экономике в полную силу, является сохранение ее отсталой материально-технической базы и наличие предприятий старого типа, по сути, советских предприятий. И первый и второй барьеры требуют глубоких структурных преобразований. Для этого необходимы гигантские капиталовложения для модернизации и обновления материально-технической базы российской экономики. Сами эти вложения стали бы мощным и долговременным фактором ее роста. Это привело бы к преобразованию производственных фондов на новой технической основе, сделало бы продукцию российских предприятий конкурентоспособной не только внутри страны, но и на мировых рынках.

Капиталовложения в российскую экономику в последние годы постоянно растут: в 2000 г. по сравнению с 1999 г. они увеличились на 17%, в 2001 г. — на 10, в 2002 г. — на 3,0, в 2003 г. — на 12,5, в 2005 г. — 11,0, в 2006 г. — на 13,5%, но эти вложения шли в основном в два сектора экономики — транспорт и топливно-энергетический комплекс6.

По оценкам Министерства экономики (1997), в предстоящие 20—25 лет для полного обновления всего парка оборудования объем инвестиций на этот срок должен составлять 1,5—1,8 трлн долл. Вряд ли эти цифры точны, но все-таки они характеризуют масштаб задач.

Техническая отсталость производственной базы российского материального производства, сильнейшие диспропорции в его развитии в сочетании с укреплением рубля по отношению к доллару ведут к тому, что российская продукция даже на внутреннем рынке становится все менее конкурентоспособной и постепенно вытесняется с него. В этих процессах заложена глубинная основа возможности будущего кризиса. Выход из этой ситуации — резкий рост производительности труда, что предполагает обновление производственного аппарата, смещение усилий в передовые отрасли новой экономики. Представляется, что главную роль в решении этих фундаментальных задач, опреде-

6 http://www.cisstat.com

ляющих дальнейшую судьбу России, может сыграть иностранный капитал. Именно он несет в страну новые технологии, современную организацию труда, лучшие стандарты производительности труда.

Какие конкретные шаги должны делаться правительством для решения задач переустройства российской экономики и ликвидации глубинных основ возможного экономического кризиса? Должна быть продолжена линия на всемерное укрепление и расширение действия рыночных механизмов в экономике. Здесь продолжает сохраняться множество нерыночных ограничений. Необходимо предпринять следующие меры:

— в полную силу должен работать закон о банкротстве. Но он не должен быть инструментом передела собственности. По искам кредиторов закоренелые предприятия-должники должны подлежать ликвидации. Это позволит освободить экономику от неконкурентоспособных предприятий, продолжение функционирования которых деформирует рыночную среду, порождает бартерные отношения, разлагает даже жизнеспособные производства;

— активней должна проводиться антимонопольная политика. Это особенно важно для России, где на протяжении XX в. проводилась государственная политика экономического монополизма. Последствия этого курса до сих пор не преодолены. Это мощный барьер для развития экономики. По его преодолению должна проводиться последовательная политика;

— необходимо проведение реформы естественных монополий;

— должна быть повышена ответственность руководителей за результаты работы вверенных им предприятий независимо от форм собственности. Растаскивание, перекачка финансовых ресурсов предприятий в собственные фирмы должны преследоваться государством как экономическое преступление.

Эти крупные блоки переустройства в экономике приведут к изменению функционирования всей структуры рыночного хозяйства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.