Научная статья на тему 'Из этнографии древних и средневековых булгар'

Из этнографии древних и средневековых булгар Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
901
223
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БУЛГАРЫ / САВИРЫ / ГУННЫ / УТИГУРЫ / САКАЛИБЫ / КЫПЧАКИ / ТАТАРЫ / ЧУВАШИ / ЭТНОГРАФИЯ / ДРЕВНИЕ И СРЕДНИЕ ВЕКА / BULGARS / SAVIRS / HUNS / UTIGURS / THE SAKALIBS / CUMANS / TATARS / CHUVASH / ETHNOGRAPHY / ANCIENT AND MIDDLE AGES

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Салмин Антон Кириллович

Прослеживаются и анализируются основные блоки этнографии древних и средневековых булгар: первоисточники, основная литература, этнонимия, земледелие, строительство, межплеменные отношения. Детальное ознакомление с этнографическими источниками позволяет утвердить тезис о том, что чуваши не смогли происходить от булгарского племени. Даже ретроспективный, чистой воды теоретический взгляд не позволяет вывести такую схему. Савиры/сувары на Кавказе и на Волге вместе с булгарами изредка входили в единый политический или военный конгломерат. Но никогда эти племена не смешивались до неузнаваемости. Хотя в процессе формирования булгаро-татарской народности, несомненно, были ассимилированы и сувары. В книге Ибн Фадлана есть строки, свидетельствующие о недружелюбных отношениях между суварами и булгарами. Рукопись Ḥudūd al-‘alem, составленная в конце X в. и повествующая о начале этого же века, подтверждает не только наличие враждебных отношениях между булгарами и суварами, но и нахождение в состоянии войны булгар с племенами барсула и исгиль. Об этом же пишут в своих трудах другие исследователи. Автор этой статьи также вступает в полемику с бытующим мнением о принадлежности развалин каменных строений суварам. Все источники говорят о деревянных строениях. В X начале XIII вв. в Волжской Булгарии кирпичных строений были единицы. Они начинают появляться во второй половине XIII в. Савиры покинули южные районы Булгарии в 922 г. Следовательно, сохранившиеся до нашего времени фундаменты некоторых зданий (бань, жилых домов состоятельных хозяев и культовых сооружений) относятся к послесуварскому периоду, а строили их армяне-колонисты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GLIMPSES OF ETHNOGRAPHY OF ANCIENT AND MEDIEVAL BULGARS

The main blocks of ethnography of ancient and medieval Bulgars are traced and analyzed: primary sources, basic literature, ethnonymics, agriculture, construction, intertribal relations. Detailed acquaintance with ethnographic sources makes it possible to confirm the idea that the Chuvashs could not take origin from the Bulgar tribe. Even a retrospective look and a purely theoretical analysis does not allow to derive such a scheme. Savirs/Suvars in the Caucasus and near the Volga together with the Bulgars occasionally formed a joint political or military conglomerate. However those tribes never mixed beyond recognition, though the Suvars undoubtedly became assimilated in the course of development of the Bultar-Tatar nation. There are some lines in the book by Ibn Fadlan which evidence unfriendly relations between the Suvars and the Bulgars. The manuscript Ḥudūd al-‘alem issued in the end of the 10th century telling about the beginning of the same century confirms not only hostile relations between the Bulgars and the Suvars but the state of war between the Bulgars and the Barsula and Isgil tribes as well. The same is confirmed by other researchers in their papers. The writer of these words engages in controversy with a widely accepted opinion that the vestiges of stone structures belonged to the Suvars. All sources tell about wooden structures. There were very few brick-built structures in the Volga Bulgaria in the 10th early 13th centuries. They started to emerge in the second half of the 13th century. The Savirs left southern regions of Bulgaria in 922. Consequently, foundations of certain buildings (baths, residential houses of well-to-do owners, and houses of worship) date back to post-Suvar period, and they were built by Armenian colonists.

Текст научной работы на тему «Из этнографии древних и средневековых булгар»

УДК 39 ББК 63.5 (2)

А.К. САЛМИН

ИЗ ЭТНОГРАФИИ ДРЕВНИХ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ БУЛГАР

Ключевые слова: булгары, савиры, гунны, утигуры, сакалибы, кыпчаки, татары, чуваши, этнография, древние и средние века.

Прослеживаются и анализируются основные блоки этнографии древних и средневековых булгар: первоисточники, основная литература, этнонимия, земледелие, строительство, межплеменные отношения. Детальное ознакомление с этнографическими источниками позволяет утвердить тезис о том, что чуваши не смогли происходить от булгарского племени. Даже ретроспективный, чистой воды теоретический взгляд не позволяет вывести такую схему. Савиры/сувары на Кавказе и на Волге вместе с булгарами изредка входили в единый политический или военный конгломерат. Но никогда эти племена не смешивались до неузнаваемости. Хотя в процессе формирования булгаро-татарской народности, несомненно, были ассимилированы и сувары. В книге Ибн Фадлана есть строки, свидетельствующие о недружелюбных отношениях между суварами и булгарами. Рукопись Нис1ас1 а1-'а1ет, составленная в конце X в. и повествующая о начале этого же века, подтверждает не только наличие враждебных отношениях между булгарами и суварами, но и нахождение в состоянии войны булгар с племенами барсула и исгиль. Об этом же пишут в своих трудах другие исследователи. Автор этой статьи также вступает в полемику с бытующим мнением о принадлежности развалин каменных строений суварам. Все источники говорят о деревянных строениях. В X - начале XIII вв. в Волжской Булгарии кирпичных строений были единицы. Они начинают появляться во второй половине XIII в. Савиры покинули южные районы Булгарии в 922 г. Следовательно, сохранившиеся до нашего времени фундаменты некоторых зданий (бань, жилых домов состоятельных хозяев и культовых сооружений) относятся к послесуварскому периоду, а строили их армяне-колонисты.

Булгар Влндур (в другом прочтении - вэл'эндур булхары) М. Хоренаци находит подтверждение в других вариантах данного этнонима: в греческих - ип-одипСигв, в армянских - №пс1игЮ№опОг, в староеврейских - v-n-nt-r, арабских - уепепбег/пепбег. Армянский Геродот сообщает еще одну деталь: уголок, где обосновались колонисты-булгары, был назван по имени их лидера Вананда, а поселения стали называться именами его братьев и отпрысков («а впоследствии из-за колонистов булгара Влндура Вунда, поселившихся там, были названы по его имени Ванандом» [35. С. 61]). В известном письме царя Хазарии Иосифа, в частности, читаем: «В стране, в которой я живу, жили прежде В-н-н-тр'ы. Наши предки, хазары, воевали с ними, В-н-нт-р'ы были более многочисленны, так многочисленны, как песок у моря, но не могли устоять перед хазарами» [15]. Об области венендеров говорится и в «Худуд ал-Алам». По этому поводу справедливо пишут: «Еще исследователи XIX в. отождествляли в.н.н.т.р письма Иосифа с оногурами (унногундурами), что и ныне является бесспорным. Но оногуры были лишь одним из племенных союзов, вошедших в Великую Булгарию... Булгары сумели подчинить кочевавших в северо-восточном Причерноморье оногуров и кутригуров, вместе с которыми и образовали Великую Булгарию. Эти осколки оногуров откочевали к Волге» [5. С. 10, 12]. Об оногурах писал Константин Багрянородный. Есть и другие источники, дающие важную информацию. Среди них - источники из Хазарии и арабской традиции. Они оба, как видим, используют формы v-n-ntr/v.n.n.d.r. Так устанавливается связь между раннесредневековой письменной традицией и булгарами Кубрата и Аспаруха, объединяя их именем оногоундоуры. Таким образом, в лице волжских булгар мы имеем и отпрысков оногуров.

После смерти Аттилы (453 г.) входившие в гуннскую конфедерацию булгары начинают появляться в источниках под своим этнонимом чаще. Тем не ме-

нее, рассказывая о событиях второй половины V - первой половины VI вв., связанных с гуннами, Иордан называл их то булгарами, то антами, то склаве-нами. В числе событий 539/540 гг. Феофан рассказал о выступлении множества булгар в Иллирикии (Западные Балканы). Однако гепиды, которые были союзниками Византии, истребили почти всех восставших булгар. Предводителя и нескольких воинов отправили в Константинополь, на триумфальном шествии их провели по ипподрому. А плененных булгар переправили в Армению и Лази-ку. Феофан констатирует: «Во Фракии наступил прочный мир, так как гунны не осмеливались более переправляться через Дунай» [30. С. 28, 52]. Таким образом, Феофан называл булгар гуннами. Действительно, булгары (т.е. «смешавшиеся») на то время - это большой конгломерат огуров, гуннов и других племен. Однако Б. Мункачи справедливо считал, что военно-политическая связь между булгарами и гуннами не дает оснований отождествлять их на этническом уровне. По его мнению, булгары ни по своему происхождению, ни по языку не были гуннами, а вместе с другими кочевыми племенами Причерноморья оказались в подчинении гуннов и под воздействием их культуры.

Некоторые из исследователей не без основания считают одним из ранних групп булгарского союза племен утигуров, т.е. утигуры стали одним из государствообразующих племен Великой Булгарии в Фанагории.

Основная часть оногуров образовала ядро протобулгар. Никифор называет Куврата «государем гунно-гундуров» (около 635 г.). В оригинале -OйvoYOuvбoйQыv, т.е. не гунно-гундуров, а овноговндоврон, упрощенно - уно-гундуры. Название уногундуры является вариантом наименования оногуры (*он ог - чуваш. вун(а) йах «десять племен»). Например, источники и этнографы булгар упоминают рядом с котрагами и считают эти племена одного происхождения.

И.Г. Семенов выдвинул гипотезу о протославянской этнической принадлежности булгар [25. С. 12, 22, 25]. Как пишет этот исследователь, начиная с V в. этническая история булгар протекала в тесном политическом взаимодействии с тюркоязычными, точнее - огуроязычными племенами, мигрировавшими из Центральной Азии. К концу VI - началу VII вв. относится образование в Северном Причерноморье огуроязычного унногундурского объединения. После 640 г. к нему присоединились булгары. Союз булгар с унногунду-рами мог диктоваться как необходимость борьбы с аварами. С этого времени созданное унногундурами государство ввиду численного преобладания в нем булгар приобретает булгарский характер. Тогда же началась славянизация унногундуров. Поэтому И.Г. Семенов предлагает считать древних булгар и огурские племена Восточной Европы изначально разными народами, у которых отсутствуют общие этногенетические корни и общая прародина.

Когда булгары в Северном Причерноморье вошли в состав Тюркского каганата, их стали называть тюрками, хотя они сохранили свой язык и племенное название.

В VIII—IX вв. часть булгар составляла один из этнических компонентов Алании. В целом, говорить о синкретизме булгар есть полное основание. Этот синкретизм в них самих, а также в подавляющем влиянии иранских и сасанидских традиций на искусство и архитектуру булгар. Кроме того, следует принимать во внимание этнокультурный симбиоз булгар с понтийскими сармато-аланскими племенами, чьи убеждения определенно содержат некоторые черты зороастризма, следы которого остались даже после миграции булгаро-алан на земли вдоль среднего течения Волги.

В X в. в греческих и славянских источниках упоминаются черные булгары. Исследователи (П. Голден, А. Рона-Таш, И. Зимони) идентифицируют их

с остатками булгар в Припонтийских степях и волжскими булгарами. Также имеются сторонники идентификации карачаевцев и балкарцев с булгарами.

Анализ керамики домонгольского периода Волжской Булгарии позволил Т.А. Хлебниковой утверждать, что горшки с цилиндрическим горлом, с горлом в виде раструба наружу, а также высокие тулова горшков восходят к формам горшков местного населения. Биконические и цилиндрические пряслица булгар также издавна бытовали у носителей культуры Именьковского городища. Более того, лепная посуда, игравшая большую роль в сельской местности Бул-гарии, продолжала традиции керамического производства племен, обитавших в Среднем Поволжье к моменту появления здесь булгар [34. С. 139-142]. Выходит, потомки именьковского населения к началу XII в. окончательно влились в булгарский этнос. «Таким образом, изложенное позволяет утверждать, что в этногенезе волжских болгар участвовало довольно многочисленное местное земледельческое население, представленное именьковской культурой, т.е. славяне. Последние, очевидно, и придали болгарской культуре земледельческий облик с самого начала ее развития. Это население импульсиро-вало постепенную смену кочевого образа жизни пришлых болгар на оседлый, участвовало в становлении городской жизни» [24. С. 10].

Примечательно и то, что Ибн Фадлан называет Алмуша царем не булгар, а сакалибов. Аналогично Ал-Бируни (начало XI в.) Волгу именовал «Нахр ас-Сакалиба», т.е. «Славянской рекой». Все названные факты свидетельствуют, что в первой половине X в. в Волжской Булгарии было довольно много населения, называемого сакалибы. Восточные историки и географы раннего средневековья этим этнонимом называли славян. Арабы познакомились со славянами в VII в., когда они были расселены в малоазийских провинциях Византии. Термин ас-сакалиба восходит к греческому названию славян. Известно также, что в VIII-X вв. в Халифате было много славян-невольников. Для исламского мира сакалибы - это воины славянских контингентов византийской армии, перешедшие в ходе боев в Малой Азии на сторону мусульман, а также невольники славянского происхождения, привезенные на Восток из славяно-германского региона, Чехии, русских земель, с Балкан [16. С. 2002]. Ибн Фадлан всю эту ситуацию знал хорошо и не мог вложить в термин саклибы иное, чем славяне понятие. У Ибн Фад-лана этнонимы «сакалибы» и «славяне» вполне идентичны. Читаем известные строки: «До царя хазар дошла [весть] о красоте дочери царя "славян", так что он послал сватать ее. А он высказался против него и отказал ему. Тогда тот отправил [экспедицию] и взял ее силой... Итак, она умерла, [находясь] у него. Тогда он послал, требуя вторую его дочь. Как только это [известие] дошло до царя "славян", он упредил [это] и выдал ее замуж за царя [князя] [племени] эскэл, который находится под его властью, боясь, что он отнимет ее у него силой, как он это сделал с ее сестрой» [11. С. 141].

Конечно, автору этой статьи хорошо известны другие толкования этнонима сакалибы. Историки и этнографы (особенно казанские) подразумевают под этим термином все северные племена (тюрки, финны, угры и т.д.), обитающие к северу от Кавказа. В.В. Седов, Т. Левицкий, А.П. Новосельцев, Д.Е. Мишин однозначно идентифицируют сакалибов и славян. Смешение их с другими этносами наблюдается в XII—XVII вв. До этого сакалибы во всех источниках - это славяне или, в крайнем случае, массив с преобладанием славян.

«Проживание славянского этноса в Среднем Поволжье с IV в. н.э. вплоть до конца I тыс., устанавливаемое по данным археологии, снимает все сомнения в достоверности сведений Ибн Фадлана. Во время его пребывания на средней Волге славяне действительно составляли массив земледельческого населения, поэтому наименование этого края "страной славян", а хана Волжской Болгарии "царем славян" представляется вполне оправданным» [24. С. 12].

Список известных по рукописи Ахмеда Ибн Фадлана племен в Волжской Булгарии невелик. Это - булгары, сувары, эскэл, башгард (башкиры), русийа (русы), вису (весь) и баранджары как домочадцы одного дома (видимо, речь идет о большом патриархальном роде).

Кыпчакские (кимакские, йемекские) племена, жившие на южных и юго-восточных границах Булгарии, были союзниками и вассалами. Наемные отряды кыпчаков неоднократно использовались в междоусобных и внешних войнах [12. С. 104]. Лаврентьевская летопись под 1229 г. гласит, что «половци взбего-ша из низу к болгаром перед татары» [18. С. 314], т.е. половцы спасались от монголо-татар, убежав к булгарам. Совершенно верно комментируют данный эпизод казанские этнографы: «Вряд ли кыпчаки пришли бы к булгарам, если не надеялись на какую-то поддержку. Уже в домонгольское время началось этническое взаимодействие кыпчаков с волжскими булгарами. Об этом говорят и отдельные топонимические данные» [14. С. 50]. В числе таких топонимов называются Тухчин, Собекуль, Кайбыч, Читай, Шырдан, Тарлау. На основе смешения с монголо-татарами и влияния кыпчакских племен в корне меняется традиционная культура булгар, главным образом за счет интерференций из Средней Азии, в основном, из Хорезма [8. С. 155]. Поскольку монголо-татары господствовали над сильнейшими племенами и странами, то пользовались совершенным почетом. Ради чрезвычайного величания стали называть их и подчиненные им народы татарами.

Как известно, в 1395 г. русские воеводы взяли города Булгар, Жюкотин, Казань и Кеременчюк. Притом все названные земли летописи называют «та-тарьскими». Иначе говоря, к этому времени понятие «булгары» уже заменяется на «татары».

Булгары, без сомнения, смешались с монголо-татарами. С перенесением центра Булгарского государства в Казань это положение утвердилось. «С этого времени за населением Среднего Поволжья окончательно упрочилось наименование татар» [26. С. 16], т.е. монголо-татар. Однако это была только смена экзоэтнонима, ибо булгары продолжали сами себя называть булгарами же. Русские летописи XIV-XVI вв. продолжают называть булгар их собственным именем. Так, «Казанский летописец» под 1445 г. еще упоминает худых болгар. Называя имена царей российских, официальные документы включают и название страны Булгария. Например, «Василий III - Государь всея Ру-сии и великий князь Владимирский и Московский, Ноугордский, Псковский, Тверский, Югорский, Пермский, Болгарский, Вяцкий и иных.». А также «Иван Васильевич - великий князь Владимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Тверской, Югорский, Пермский, Болгарский, Смоленский и иных земель многих, царь и государь всея Руси». Во второй половине XVII в. двойственное название (казанцы - болгары) еще сохраняется. Например, митрополит Иоасаф официально назывался митрополитом Казанским и Болгарским. «Булгар» присутствовал и в титулатуре Петра I: «Царь Московский, Киевский, ... Казанский, ... Булгарский». «Местное население, теперь называющее себя татарами, до XIX века включительно, да и не только до XIX века, а вплоть до Октябрьской революции, называло себя булгарами. Именно простой народ претендовал на это наименование» [22. С. 145]. Эта тенденция сохраняется по сегодняшний день среди определенного слоя населения.

Как видим, вопрос о булгарской преемственности у татар имеет отчетливо положительный ответ. На совещании о происхождении казанских татар в 1946 г. А.Ю. Якубовский дал совершенно определенную формулировку: «Этническую основу казанских татар. составляют древние булгары, включившие в себя еще новые элементы, пока еще плохо обследованные и только впоследствии получившие имя татар» [37. С. 133]. Тогда же А.П. Смирнов высказал почти анало-

гичную мысль. Он считал, что булгарская культура была фундаментом для создания более поздней татарской культуры [26. С. 150]. Аналогичное мнение высказывалось и позже. Например, А.Х. Халиков рассматривал общебулгарскую народность, сформировавшуюся в домонгольское время, как этническую основу татар Среднего Поволжья и Приуралья [31. С. 117]. Хотя, несомненно, следует учесть, что к XVI-XIX вв. в общинном самосознании народов Среднего Поволжья исторические связи с Волжской Булгарией почти угасли. А желание некоторых современных казанских татар вернуть себе имя булгары справедливо называют «изобретением традиций» [36. С. 280]. Слишком большие перемены произошли в истории народов, когда-то населявших Волжскую Булгарию. Время ушло. Желание вернуть казанским татарам этноним булгары - теперь всего лишь академическое упражнение и бюрократическая процедура [28. С. XLV].

Булгары еще в Приазовье сложились в союз племен. Но савиры в этот союз не входили и обитали в степях Западного Прикаспия. На Кавказе у савиров было свое объединение. Также известно, что хазары, освободившись от власти Западно-Тюркского каганата, включили в свою конфедерацию и савиров. Затем хазары развернули наступление против булгар. «Во времена Булгарского государства волжские булгары и предки чувашей, хотя генетически и были сравнительно близки друг к другу, представляли собой разные народы» [32. С. 93]. Детальное ознакомление с этнографическими источниками позволяет утвердить тезис о том, что чуваши не смогли произойти от булгарского племени. Даже ретроспективный, чистой воды теоретический взгляд не позволяет вывести такую схему. Кроме того, строки из книги Ибн Фадлана подтверждают недружелюбные отношения между суварами и булгарами. Рукопись Hudud al-'alem, составленная в конце X в. и повествующая о начале этого же века, свидетельствует не только о наличии враждебных отношений между булгарами и суварами, но и о нахождении в состоянии войны булгар с племенами барсула и исгиль. Об этом же пишет в своих трудах П. Голден [41. P. 236]. Впрочем, говоря об этнических составляющих булгар и государства Булгария, первоисточники (Ибн Русте, Гардизи и Hudud al-'alem) один в один утверждают: один разряд из них называется б.р.сула (Barchula), другой разряд - ас.к.л (Ishkile, Asgil), третий - булгары (B.lkâr). Как видим, источники суваров в подразделение булгар не включают. Это - еще один довод в пользу того, что булгары и савиры (сабиры, сувары) никогда не состояли в единой коалиции. Поэтому писать «булгары-сувары», как делают многие исследователи - в корне неверно. Они - два разных народа на всем протяжении истории. Б. Мункачи по вопросу «Являются ли булгары предками чувашей?» высказался весьма резонно. В этническом вопросе чувашей главное обстоятельство то, что они не называют себя булгарами, писал венгерский исследователь [42; 7. С. 24]. Действительно, нет данных, чтобы чуваши когда-либо называли себя булгарами [40. P. 397]. Несомненно, этноним cuvas не свидетельствует об исторической тождественности с булгарами. Однако, учитывая все остальные обстоятельства, следует признать, что cuvas - это название народа, стоявшего с булгарами в исторической связи. Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Тем не менее Б. Мункачи совершил явную историческую ошибку. Он заявил, что предки чувашей находились, по всей вероятности, в подчинении у булгар, и в таком качестве поменяли свой язык на булгарский. Получается курьезная неувязка. Конечно, в истории происходило не так. Хотя Б. Мункачи и не оговаривает, какой период истории предков чувашей он имеет в виду, в любом хронологическом разрезе его взгляд о перерождении племени cuvas в булгар - это неправда. Да, савиры/сувары на Кавказе и на Волге вместе с булгарами изредка входили в единый политический или военный конгломерат. Но никогда эти племена не смешивались до неузнаваемости. Хотя в процессе формирования бул-гаро-татарской народности, несомненно, были ассимилированы и сувары.

В Волжской Булгарии активно занимались животноводством и интенсивно возделывали зерновые культуры: пшеницу, ячмень и просо. «Они встретили нас, неся с собой хлеб, мясо, просо», - констатировал арабский писарь [11. С. 131]. Гардизи говорил о наличии в Булгарии хлеба, мяса, тыквы, чечевицы и бобов. В 1024 г. в Суждали (Суздали) поднялся великий мятеж и разразился голод. Аналогично голодали многие области Верхнего Поволжья. Тогда «идоше по Волзе вси людье в Болгары и привезоша жито и тако ожиша», - гласит Лаврентьевская летопись. То же повторяют Новгородская и Софийская летописи. Только вместо «жито» в них говорится более конкретно - «пшеницю и жито». При раскопках Би-ляра были найдены зерна проса, а в Суваре было открыто большое число зерновых ям. Получается, что горожане в известной степени также занимались земледелием. Как видим, у булгар земледелие занимало основную отрасль хозяйства. Тем не менее скотоводство также играло значительную роль в жизни населения. Например, у них были вьючные животные. Из мясного булгары ели конину [9. С. 31, 32], что, несомненно, связывает их с казанскими татарами.

В деревнях основу социальных отношений составляло общинное земледелие, участки пашен и угодий находились в пользовании отдельных семей. Если судить по размерам жилищ, семьи состояли из 5-9 человек. С учетом родственников, селившихся поблизости, общее число составлявших родственный коллектив достигало 20 человек [23. С. 28].

Однако следует заметить, что южные (нынешние черноземные) районы Чувашии занимали сувары. В эту зону входят Батыревский, Комсомольский, Шемуршинский и Яльчикский районы. Именно эти земли до сих пор дают высокий урожай зерновых. Булгары же занимали левобережные территории Волжской Булгарии. Поэтому следует уточнить, что зерновые культуры Волжской Булгарии в основном поставляли сувары.

В 1172 г. была основана Казань. Для нового города было выбрано удобное место не только с географической точки зрения, но и экономики. «Место пренарочито, и красно велми, и скотопажно, и пчелисто, и всяцеми семяны родимо, и овощми преизобилно, и зверисто, и рыбно, и всякого много угодья», - подчеркивал летописец [19. С. 10].

Вопреки пониманию многими арабскими источниками и исследователями понятия Булгар как город, на время Ибн Фадлана слово означало «страну». В энциклопедии Наджиба Хамадани «Диковинки творений» Булгар описывается как «большая область». Исследователи справедливо переводят его как Land. Есть сомнение в том, был ли город Булгар в собственном смысле к приезду Ибн Фадлана. В источнике от 895 г. Булгар представлен как состоящий из деревянных и тростниковых построек [3. С. 289]. По данным на XII в. в г. Сувар постройки были деревянные, в них укрывались жители зимой, а летом - в шатрах [2. С. 120]. Иначе говоря, только через более чем два века после Ибн Фадлана в Суваре появились деревянные дома и шатры. О кирпичных строениях нет и речи. «Все постройки и надписи, сохранившиеся в нем (Булгаре. - А.С.) теперь, относятся к эпохе монгольского владычества» [4. С. 136]. Поэтому исследователям наследия Волжской Булгарии следует помнить такой факт, а не переносить данные XIII-XV вв. на IX-XII вв. Так, в первой половине XII в. Ал-Гарнати увидел полностью деревянный город Булгар. Он писал: «А Булгар тоже огромный город, весь построенный из сосны, а городская стена - из дуба. А холода зимой бывают очень сильные, настолько, что раскалывается дерево от жестокости мороза» [1. С. 30]. Аналогичное свидетельство оставил автор XIII в. Якут: «Булгары строят свои дома только из дерева, одно бревно кладут на другое и соединяют их крепкими, тоже деревянными гвоздями» [38. S. 565]. Поэтому надо иметь в виду, что нынешние сохранившиеся каменные развалины города Булгар - это уже остатки построек, возникших после 1236 г. и более позднего периода. По крайней мере,

существующий исторический памятник «Булгарский заповедник» - это не сувар-ское наследие. Археологические раскопки полностью подтверждают свидетельства средневековых историков. Так, согласно А.П. Смирнову, в Х-Х111 вв. у булгар были простые деревянные срубы или каркасные постройки, оштукатуренные глиной снаружи и изнутри. Крыша таких домов была плоской. Такой тип дома, видимо, сложился одновременно с появлением здесь булгар, пришедших сюда с юга, где он был широко распространен у хазар и антов. Кроме того, большинство населения еще продолжало жить в землянках [27. С. 139].

Экспедиции А.П. Смирнова накопили материал, позволяющий представить оборону Сувара, ставшего сугубо булгарским городом после ухода сува-ров на правобережье Волги в 922 г. Это - земляные валы с дубовыми стенами в два ряда шириной 3,5-4 м, утрамбованные внутри землей, и сторожевые башни. Снаружи - ров, наполненный водой и напичканный острыми бревнами. Крепость охраняли воины с копьями, дальнобойными луками и стрелами. «Эти укрепления явились первой серьезной преградой на пути следования монгольского войска в Европу в 123б г. Сувар, расположенный южнее остальных крупных городов Волжской Булгарии, бесспорно, одним из первых принял на себя удар неприятельской армии» [29. С. 102].

Ссылаясь на выводы А.П. Смирнова и А.М. Ефимова, В.Д. Димитриев также полагал, что каменное строительство в Волжской Булгарии освоили лишь в конце XIII в. [6. С. 101,121]. На конец XIII - начало XIV вв. в городе Булгар имелись три бани. В первой половине XIV в. город представлял собой дома, выстроенные из соснового дерева, а стены крепости - из дубового [33. С. 87]. По состоянию на 1220 г. г. Ошель также был полностью деревянным. Летописный свод свидетельствует, что в этот год войска князя Юрия Всеволодовича окружили г. Ошель. «Около града острог бе, тын дубов», «по-секоше тын», «посекоша тын и оплоты», «зажгоша его», «град зажгоша», -отмечает летописец. «А Святослав стоя ту, дондеже згоре град, и взяша Ошель» [20. С. 48, 205-206; 21. С. 61-62]. Для сравнения: в 1437 г. города Рязань и Коломна были укреплены не камнем, а деревянными тынами, ибо в тех местах камня было мало. Иначе говоря, по крайней мере, до XV в. в городах региона в целом преобладали деревянные строения.

Кирпичных строений в X-XII вв. в г. Сувар было чрезвычайно мало. На территории Волжской Булгарии X—XIII вв. известно всего семь кирпичных зданий. Скорее всего, все они - общественные бани, восходящие к традициям Востока [13. С. 41]. Археологи обнаружили богатый жилой дом-дворец пока в единственном числе. По характеру (устройство фундамента, квадратный кирпич, система кладки, связывающий материал, система отопления, обломки водопроводных труб) этот дом напоминает среднеазиатское сооружение эпохи Исламского возрождения. Все это, а также технические приемы строительства показывают участие в постройке кирпичных строений среднеазиатских мастеров. По состоянию на 985 г. здесь фиксируются также палатки.

Несмотря на оседлость и возделывание богатого урожая зерновых, булгары по-прежнему продолжали жить в традиционных кочевых юртах. Кочевой образ жизни и оседлая жизнь в Волжской Булгарии существовали бок о бок [39. Р. 88, 47].

В монгольский и золотоордынский периоды в Булгаре имелись деревянные наземные дома с подпольями. В это время здесь появляется новый тип жилищ - сырцовые дома с подпольной системой отопления. На раскопках чаще всего встречаются печи с каналами канов, по которым проходил горячий дым. Если судить по размерам и составу находок, они принадлежали состоятельным жителям [17. С. 436-437]. Наличие отопительных систем в виде канов, скорее всего, говорит об элементах восточноазиатской строительной традиции [10. С. 24].

Наряду с деревянными строениями в Волжской Булгарии имелись постройки из камня. Известно, что в те времена камень в качестве строительного материала использовался в Закавказье, Крыму и Хорезме. Поэтому о бане из камня в Булгаре можно утверждать, что способ постройки пришел к булгарам из Закавказья и Крыма. На это указывает и применение некоторых архитектурных форм и строительных приемов, обычных для тех мест. Скорее всего, первыми строителями таких бань явились армяне, у которых в Булгаре была своя колония.

Литература

1. Ал-Гарнати А.Х. Путешествие в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.). М.: Наука, 1971. 136 с.

2. Ал-Идриси. Отрада страстно желающего пересечь мир // Коновалова И.Г. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы: текст, перевод, комментарий. М.: Восточ. лит., 2006. С. 108-275.

3. Ал-Мукаддаси. Лучшее разделение для познания климатов / пер. с араб., введ., коммент., указ., карта, таблица Н.И. Серикова // Восточное историческое источниковедение и специальные исторические дисциплины. М.: Наука, 1994. Вып. 2. С. 268-334.

4. Бартольд В.В. Сочинения. М.: Наука, 1968. Т. V. 757 с.

5. Галкина Е.С. К вопросу о роли Великой Булгарии в этнополитической истории Восточной Европы // БШ^а Б1ау1са е! Ва1сапюа Ре^ороМапа. 2011. № 1. С. 5-32.

6. Димитриев В.Д. Чувашский народ в составе Казанского ханства: предыстория и история. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2014. 190 с.

7. Дмитриева Ю., Адягаши К. Нипдаго-ТБсЬшуазсЫса: Аннотированный библиографический указатель исследований венгерских ученых Х1Х-ХХ вв. / ЧГИГН. Чебоксары, 2001. 239 с.

8. Егоров Н.И. Узловые проблемы ранних этапов огуро-булгаро-чувашского этноглоттогене-за и современные проблемы алтаистики // Чувашский язык и современные проблемы алтаистики. Чебоксары, 2009. Ч. 1. С. 29-33.

9. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. II: Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне. М.: Наука, 1967. 212 с.

10. Зеленеев Ю.А. Этнокультурная история Поволжья в XII-XV вв.: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Казань, 2013. 58 с.

11. Ибн Фадлан. Книга // Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Ст., пер. и коммент. Харьков: Харьков. ун-т, 1956. С. 119-148.

12. Измайлов И. Защитники «Стены Искандера»: Вооружение, военное искусство и военная история Волжской Булгарии Х-ХШ вв. Казань: Тат. кн. изд-во, 2008. 206 с.

13. Измайлов И.Л. Волжская Булгария в !Х - первой трети ХШ века: становление социальной, религиозной и этнополитической структуры общества: дис. ... д-ра ист. наук. Казань, 2013. 68 с.

14. Исхаков Д.М., Измайлов И.Л. Этнополитическая история татар в VI - первой четверти XV в. Казань: ИИ АН РТ, 2000. 136 с.

15. Коковцев П.К. Ответное письмо хазарского царя Иосифа (продолжение). Пространная редакция. 1^1.: Ь|Пр://дитНеу1са.ки11сЬ|к1.пе1/Ре81/гезЮ504.Мт.

16. Мишин Д.Е. Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннем средневековье. М.: ИВ РАН, 2002. 368 с.

17. Полубояринова М.Д. Дома монгольского типа в Болгаре // Диалог городской и степной культур на евразийском пространстве. Азов: АИАПМЗ, 2009. С. 436-437.

18. Лаврентьевская летопись // ПСРЛ (Полное собрание русских летописей): в 43 т. М.: Языки славянской культуры, 2001. Т. 1. VIII, 733 с.

19. История о Казанском царстве // ПСРЛ (Полное собрание русских летописей): в 43 т. М.: Языки славянской культуры, 2000. Т. 19. 368 с.

20. Летописный свод 1497 г. Летописный свод 1518 г. (Уваровская летопись) // ПСРЛ (Полное собрание русских летописей): в 43 т. Т. 28. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1963. 413 с.

21. Холмогорская летопись. Двинский летописец // ПСРЛ (Полное собрание русских летописей): в 43 т. Л.: Наука, 1977. Т. 33. 251 с.

22. Раимов Р.М. Выступление // Происхождение казанских татар. Казань: Татгосиздат, 1948. С. 143-145.

23. Руденко К.А. История Волжской Булгарии в свете археологических исследований // Зо-лотоордынское обозрение. 2013. № 2. С. 19-41.

24. Седов В.В. К этногенезу волжских болгар // Российская археология. 2001. № 2. С. 5-15.

25. Семенов И.Г. Основные аспекты концепции протославянской этнической принадлежности древних болгар // Восток. 2015. № 6. С. 12-27.

26. Смирнов А.П. К вопросу о происхождении татар. Ответы на вопросы // Происхождение казанских татар. Казань: Татгосиздат, 1948. С. 5-26, 148-151.

27. Смирнов А.П. Волжские булгары. М.: ГИМ, 1951. 375 с.

28. Тишков В.А. Российская полиэтничность в мировом контексте // X Конгресс этнографов и антропологов России. М.: ИЭА РАН, 2013. С. XLII-LII.

29. Фахрутдинов Р. Мелодия камней. Казань: Тат. кн. изд-во, 1986. 224 с.

30. Феофан Исповедник. Хронография. Текст на др.-греч. и рус. яз. / пер. и коммент. И.С. Чичурова // Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения. М.: Наука, 198о. С. 24-144.

31. Халиков А.Х. Татарский народ и его предки. Казань: Тат. кн. изд-во, 1989. 222 с.

32. Хаттори С. О формировании татарского и чувашского языков // Вопросы языкознания. 1980. № 3. С. 86-94.

33. Ибн-Даста Абу-Али Ахмед Бен Омар. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя X века, по рукописи Британского музея в первый раз издал, перевел и объяснил Д.А. Хвольсон, профессор С.-Петербургского университета. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1869. XIV, 199 с.

34. Хлебникова Т.А. Гончарное производство волжских болгар X - начала XIII вв. // Материалы и исследования по археологии СССР № 111. М.: Изд-во АН СССР, 1962. С. 93-152.

35. Хоренаци М. История Армении / пер. с древнеармян. яз., введ. и примеч. Гагика Саркисяна. Ереван: Айастан, 1990. L, 291 с.

36. Шамильоглу Ю. «Джагфар Тарихы»: как изобреталось булгарское самосознание // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов. М.: ИА РАН, 2011. С. 275-287.

37. Якубовский А.Ю. Выступление // Происхождение казанских татар. Казань: Татгосиздат, 1948. С. 130-133.

38. Frähn M. Die ältesten arabischen Nachrichten über die Wolga-Bulgaren aus Ibn-Foszlans Reiseberichten. In: Mémoires de l'Académie Impériale des Sciences de St.-Pétersbourg. VI série. T. I. S.-P., 1832. S. 527-577.

39. Golden P.B. Khazar studies: An Historico-Philological Inquiry into the Origins of the Khazars. Vol. 1. Budapest: Akadémiai Kiado, 1980, 291 p.

40. Golden P.B. An Introduction to the History of the Turkic Peoples: Ethnogenesis and StateFormation in Medieval and Early Modern Eurasia and the Middle East. Wiesbaden: Otto Harrassowitz, 1992. XIV, 483 p.

41. Golden P.B. The peoples of the Russian forest belt. In: The Cambridge History of Early Inner Asia. Cambridge Univ. Press, 2008, pp. 229-255.

42. Munkacsi B. A volgai bolgarokrol. In: Ethnographia. XIV. Budapest, 1903, pp. 66-76,147-152, 261-265.

САЛМИН АНТОН КИРИЛЛОВИЧ - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Россия, Санкт-Петербург (antsalmin@mail.ru).

A. SALMIN

GLIMPSES OF ETHNOGRAPHY OF ANCIENT AND MEDIEVAL BULGARS

Key words: the Bulgars, the Savirs, the Huns, the Utigurs, the Sakalibs, the Cumans, the Tatars, the Chuvash, ethnography, ancient and middle ages.

The main blocks of ethnography of ancient and medieval Bulgars are traced and analyzed: primary sources, basic literature, ethnonymics, agriculture, construction, intertribal relations. Detailed acquaintance with ethnographic sources makes it possible to confirm the idea that the Chuvashs could not take origin from the Bulgar tribe. Even a retrospective look and a purely theoretical analysis does not allow to derive such a scheme. Savirs/Suvars in the Caucasus and near the Volga together with the Bulgars occasionally formed a joint political or military conglomerate. However those tribes never mixed beyond recognition, though the Suvars undoubtedly became assimilated in the course of development of the Bultar-Tatar nation. There are some lines in the book by Ibn Fadlan which evidence unfriendly relations between the Suvars and the Bulgars. The manuscript Hudad al-'alem issued in the end of the 10th century telling about the beginning of the same century confirms not only hostile relations between the Bulgars and the Suvars but the state of war between the Bulgars and the Barsula and Isgil tribes as well. The same is confirmed by other researchers in their papers. The writer of these words engages in controversy with a widely accepted opinion that the vestiges of stone structures belonged to the Suvars. All sources tell about wooden structures. There were very few brick-built structures in the Volga Bulgaria in the 10th - early l3h centuries. They started to emerge in the second half of the 13th century. The Savirs left southern regions of Bulgaria in 922. Consequently, foundations of certain buildings (baths, residential houses of well-to-do owners, and houses of worship) date back to post-Suvar period, and they were built by Armenian colonists.

References

1. Al-Garnati A.Kh. Puteshestviye v Vostochnuyu i Tsentral'nuyu Yevropu (1131-1153 gg.) [Travel to Eastern and Central Europe (1131-1153)]. Moscow, Nauka Publ., 1971, 136 p.

2. Al-Idrisi. Otrada strastno zhelayushchego peresech' mir [Joy passionately wants to cross the world]. In: Konovalova I.G. Al-Idrisi o stranakh i narodakh Vostochnoi Yevropy: tekst, perevod, kommen-tarii [Al-Idrisi on countries and peoples of Eastern Europe: text, translation, commentary]. Moscow, Vos-tochnaya literature Publ., 2006, pp. 108-275.

3. Al-Mukaddasi. Luchsheye razdeleniye dlya poznaniya klimatov [The best Division for learning climates]. In: Vostochnoye istoricheskoye istochnikovedeniye i spetsial'nyye istoricheskiye distsipliny [Eastern historical source studies and special historical disciplines]. Moscow, Nauka Publ., 1994, iss. 2, pp. 268-334.

4. Bartol'd V.V. Sochineniya [Compositions]. Moscow, Nauka Publ., 1968, vol. V, 757 p.

5. Galkina Ye.S. K voprosu o roli Velikoi Bulgarii v etnopoliticheskoi istorii Vostochnoi Yevropy [The role of great Bulgaria in the ethnopolitical history of Eastern Europe]. Studia Slavica et Balcanica Petropolitana, 2011, no. 1, pp. 5-32.

6. Dimitriyev V.D. Chuvashskii narod v sostave Kazanskogo khanstva: Predystoriya i istoriya [Chuvash people consisting of Kazan Khanate: background and history]. Cheboksary, Chuvash Publishing House, 2014, 190 p.

7. Dmitriyeva Yu., Adyagashy K. Hungaro-Tschuvaschica: Annotirovannyi bibliograficheskii uka-zatel' issledovanii vengherskikh uchenykh XIX-XX vv. [Annotated bibliography of studies of Hungarian scientists of XIX-XX centuries]. Cheboksary, 2001, 239 p.

8. Yegorov N.I. Uzlovyye problemy rannikh etapov oguro-bulgaro-chuvashskogo etnoglottoghe-neza i sovremennyye problemy altaistiki [The key problem of the early stages of Oguro-Bulgaro-Slavic etnoglottogenez and modern Altaic problem]. In: Chuvashskii yazyk i sovremennyye problemy altaistiki [Chuvash language and modern Altaic problem]. Cheboksary, 2009, part 1, pp. 29-33.

9. Zakhoder B.N. Kaspiiskii svod svedenii o Vostochnoi Yevrope. T. II. Bulgary, mad'yary, narody Severa, pecheneghi, rusy, slavyane [Caspian set information about Eastern Europe. Vol. II: The Bul-gars, Magyars, Pechenegs, peoples of the North, Russ, Slavs]. Moscow, Nauka Publ., 1967, 212 p.

10. Zeleneyev Yu.A. Etnokul'turnaya istoriya Povolzh'ya vXII-XV vv. [Ethno-cultural history of the Volga region in the XII-XV centuries. The dissertation on competition of a scientific degree of the doctor of historical sciences]. Kazan, 2013, 58 p.

11. Ibn Fadlan. Kniga [Book]. In: Kovalevskii A.P. Kniga Akhmeda Ibn Fadlana o yego puteshest-vii na Volgu v 921-922 gg. [Book Ahmed Ibn-Fadlana on his journey along the Volga in 921-922]. Kharkov, Kharkov Univesity Publ., 1956, pp. 119-148.

12. Izmailov I. Zashchitniki «Steny Iskandera»: Vooruzheniye, voyennoye iskusstvo i voyennaya istoriya Volzhskoi Bulgarii X-XIII vv. [Advocates of the «Wall of Iskander»: Armament, military art and military history of Volga Bulgaria X-XIII centuries]. Kazan, Tatar Publishing House, 2008, 206 p.

13. Izmailov I.L. Volzhskaya Bulgariya v IX - pervoi treti XIII veka: stanovleniye sotsial'noi, relig-hioznoi i etnopoliticheskoi struktury obshchestva: dis. ... d-ra ist. nauk [Volga Bulgaria in the IX - the first third of the XIII century: the emergence of social, religious and ethnopolitical structures of society. The dissertation on competition of a scientific degree of the doctor of historical sciences. Dissertation Abstract]. Kazan, 2013, 68 p.

14. Iskhakov D.M., Izmailov I.L. Etnopoliticheskaya istoriya tatar v VI - pervoi chetverti XV v. [Ethnopolitical history of Tatars in VI - the first quarter of the XV century]. Kazan, 2000, 136 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Kokovtsev P.K. Otvetnoye pis'mo khazarskogo tsarya Iosifa (prodolzheniye). Prostrannaya redaktsiya [A letter of reply, the Khazar King Joseph (continued). Extensive revision]. Available at: http://gumilevica.kulichki.net/Rest/rest0504.htm.

16. Mishyn D.Ye. Sakaliba (slavyane) vislamskom mire v rannem srednevekov'ye [Saqaliba (Slavs) in the Islamic world in the early middle ages]. Moscow, 2002, 368 p.

17. Poluboyarinova M.D. Doma mongol'skogo tipa v Bolgare [Home of the Mongolian type in the Bulgarians] . In: Dialog gorodskoi i stepnoi kul'tur na yevraziiskom prostranstve [Urban dialogue and steppe cultures in Eurasia]. Azov, AIAPMZ Publ., 2009, pp. 436-437.

18. Lavrent'yevskaya letopis' [The Lavrent'evskaia Chronicle's]. In: PSRL (Polnoye sobraniye russkikh letopisei: v 43 t. [Complete collection of Russian Chronicles. 43 vols.]. Moscow, Yazyki sla-vyanskoi kul'tury Publ., 2001, vol. 1, VIII, 733 p.

19. Istoriya o Kazanskom tsarstve [History of the Kazan Kingdom]. In: PSRL (Polnoye sobraniye russkikh letopisei: v 43 t. [Complete collection of Russian Chronicles. 43 vols.]. Moscow, Yazyki sla-vyanskoi kul'tury Publ., 2001, vol. 19, 368 p.

20. Letopisnyi svod 1497 g. Letopisnyi svod 1518 g. (Uvarovskaya letopis') [Annalistic set 1497. Anna-listic Redd 1518 (Uvarov Chronicle)]. In: PSRL (Polnoye sobraniye russkikh letopisei: v 431. [Complete collection of Russian Chronicles. 43 vols.]. Moscow, Leningrad, AN USSR Publ., 1963, vol. 28, 413 p.

21. Kholmogorskaya letopis'. Dvinskii letopisets [Holmogorskaia Chronicle. Dwinsk chronicler]. In: PSRL (Polnoye sobraniye russkikh letopisei: v 43 t. [Complete collection of Russian Chronicles. 43 vols.]. Leningrad, Nauka Publ., 1977, vol. 33, 251 p.

22. Raimov R.M. Vystupleniye [Statement]. In: Proiskhozhdeniye kazanskikh tatar [The origin of the Kazan Tatars]. Kazan, Tatgosizdat Publ., 1948, pp. 143-145.

23. Rudenko K.A. Istoriya Volzhskoi Bulgarii v svete arkheologhicheskikh issledovanii [History of Volga Bulgaria in the light of archaeological research]. In: Zolotoordynskoye obozreniye [Golden Horde review], 2013, no. 2, pp. 19-41.

24. Sedov V.V. K etnoghenezu volzhskikh bolgar [The ethnogenesis of the Volga Bulgarians]. Rossiiskaya arkheologhiya [Russian archaeology], 2001, no. 2, pp. 5-15.

25. Semenov I.G. Osnovnyye aspekty kontseptsii protoslavyanskoi etnicheskoi prinadlezhnosti drevnikh bolgar [The main aspects of the concept of protoslavânskoj ethnicity of ancient Bulgarians]. Vostok [Oriens], 2015, no. 6, pp. 12-27.

26. Smirnov A.P. K voprosu o proiskhozhdenii tatar. Otvety na voprosy [To the question about the origin of the Tatars. Responses to questions]. Proiskhozhdeniye kazanskikh tatar [The origin of the Kazan Tatars]. Kazan, Tatgosizdat Publ., 1948, pp. 5-26,148-151.

27. Smirnov A.P. Volzhskiye bulgary [Volga Bulgars]. Moscow, 1951, 375 p.

28. Tishkov V.A. Rossiiskaya polietnichnost' v mirovom kontekste [Russian poliethnicity in the global context]. X Kongress etnografov i antropologov Rossii [Proc. of X Congress of ethnographers and anthropologists of Russia]. Moscow, RAN Publ., 2013, pp. XLII-LII.

29. Fakhrutdinov R. Melodiya kamnei [Melody of the stone]. Kazan, Tatar Publishing House, 1986, 224 p.

30. Feofan Ispovednik. Khronografiya [The Chronicling]. In: Chichurov I.S. Vizantiiskiye istori-cheskiye sochineniya [Byzantine historical writings]. Moscow, Nauka Publ., 1980, pp. 24-144.

31. Khalikov A.Kh. Tatarskii narod i yego predki [Tatar people and their ancestors]. Kazan, Tatar Publishing House, 1989, 222 p.

32. Khattori S. O formirovanii tatarskogo i chuvashskogo yazykov [On the formation of the Tatar and Chuvash languages]. Voprosy yazykoznaniya [Questions of Linguistics], 1980, no. 3, pp. 86-94.

33. Ibn-Dasta Abu-Ali Akhmed Ben Omar. Izvestiya o khozarakh, burtasakh, bolgarakh, mad'yarakh, slavyanakh i russakh Abu-Ali Akhmeda ben Omar Ibn-Dasta, neizvestnogo dosele arabskogo pisatelya X veka, po rukopisi Britanskogo muzeya v pervyi raz izdal, perevel i ob"yasnil D.A. Khvol'son, professor S.-Peterburgskogo universiteta [News about Hozars, Burtas, Bulgars, Mad'ars, Slavs and Russ of Abu-Ali Akhmed ben Omar Ibn-Dasta]. St. Petersburg, 1869, XIII, 199 p.

34. Khlebnikova T.A. Goncharnoye proizvodstvo volzhskikh bolgar X - nachala XIII vv. [Pottery of the Volga Bulgarians X-early XIII centuries]. In: Materialy i issledovaniya po arkheologhii SSSR [Materials and research on the archaeology of the USSR]. Moscow, AN USSR Publ., 1962, no. 111, pp. 93-152.

35. Khorenatsi M. Istoriya Armenii [History of the Armenia]. Yerevan, Aiastan Publ., 1990, L, 291 p.

36. Shamil'oglu Yu. «Dzhagfar Tarikhy»: kak izobretalos' bulgarskoye samosoznaniye [«Dzhagfar Tarixi»: how to invent Bulgar self-consciousness]. In: Fal'sifikatsiya istoricheskikh istochnikovi konstrui-rovaniye etnokraticheskikh mifov [Falsification of historical sources and construction of the etnokrati myths]. Moscow, RAN Publ., 2011, pp. 275-287.

37. Yakubovskii A.Yu. Vystupleniye [Statement]. Proiskhozhdeniye kazanskikh tatar [The origin of the Kazan Tatars]. Kazan, Tatgosizdat Publ., 1948, pp. 130-133.

38. Frähn M. Die ältesten arabischen Nachrichten über die Wolga-Bulgaren aus Ibn-Foszlans Reiseberichten. In: Mémoires de l'Académie Impériale des Sciences de St.-Pétersbourg. VI série. T. I. S.-P., 1832. S. 527-577.

39. Golden P.B. Khazar studies: An Historico-Philological Inquiry into the Origins of the Khazars. Vol. 1. Budapest: Akadémiai Kiado, 1980, 291 p.

40. Golden P.B. An Introduction to the History of the Turkic Peoples: Ethnogenesis and StateFormation in Medieval and Early Modern Eurasia and the Middle East. Wiesbaden: Otto Harrassowitz, 1992, XIV, 483 p.

41. Golden P.B. The peoples of the Russian forest belt. In: The Cambridge History of Early Inner Asia. Cambridge Univ. Press, 2008, pp. 229-255.

42. Munkacsi B. A volgai bolgarokrol. In: Ethnographia. XIV. Budapest, 1903, pp. 66-76,147-152, 261-265.

SALMIN ANTON - Doctor of Historical Sciences, Leading Researcher, Peter the Great Museum of Anthropology and Ethnography (Kunstkamera), Russian Academy of Sciences, Russia, St. Petersburg (antsalmin@mail.ru)._

Ссылка на статью: Салмин А.К. Из этнографии древних и средневековых булгар // Вестник Чувашского университета. - 2016. - № 4. - С. 121-131.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.