Научная статья на тему 'Иран на пути к лидерству на Ближнем Востоке'

Иран на пути к лидерству на Ближнем Востоке Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
78
13
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Уткин Анатолий

«Литературная газета», М., 7-13 июня 2006 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Иран на пути к лидерству на Ближнем Востоке»

сяч российских рабочих. В апреле этого года впервые за долгие годы российский большой десантный корабль «Калининград» посетил Алжир, что еще раз продемонстрировало возрастающий взаимный интерес России и Алжира в военной сфере. Алжирцы крайне тепло, с пониманием восприняли это событие.

Таким образом, отношения между нашими странами подошли к точке «нового старта» на обновленной основе. Созданы все условия для возврата России на алжирский рынок, чувствуется интерес к Алжиру со стороны российских экономических операторов, т.е. созданы все предпосылки для реализации идей стратегического партнерства. Наша страна теперь просто обречена на то, чтобы вернуться в АНДР. Все то, что было сделано в последние годы в сочетании с восстановлением роли России в арабском мире и Алжире, создает необходимые предпосылки для настоящей российской «реконкисты» в АНДР. Нам, россиянам, есть, что предложить алжирцам. Необходимо использовать то, что нас здесь по-прежнему помнят, относятся с теплотой. Здесь говорят: «Россия не хуже, а лучше США, Европы и прочих, почему вы не берете то, что по праву ваше. Почему не разворачиваете сотрудничество? Ведь это выгодно и вам, и нам!». Действительно, почему? Пора смотреть в будущее. Я убежден - за сотрудничеством с Алжиром большое будущее.

«Международная жизнь», М., 2006 г., № 6, с. 3-11.

Анатолий Уткин,

политолог

ИРАН НА ПУТИ К ЛИДЕРСТВУ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Иран на пути к лидерству в Ближневосточном регионе. Транснациональные исламские группы смотрят теперь в сторону Ирана, мощь которого несказанно возрастёт с достижением ядерного статуса. В определенном смысле у него теперь нет соперников в регионе. Ирак в результате американской агрессии все больше погружается в хаос. Саудовская Аравия слаба в геостратегическом смысле, да ее правящая династия и сама ощущает свои слабые стороны, она готова на отступление ради сохранения дина-

стии. Египет сотрясает внутреннее недовольство. Пакистан владеет большим населением и ядерным оружием, но у него неконтролируемое, недисциплинированное население.

Вспомним, шах Ирана предпочитал опираться на Америку. В Вашингтоне хорошо помнят, что Иран весьма долгое время был предпочтительным партнером Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. В США разгорелась целая дискуссия о том, может ли Иран быть патроном или помощником джихадистского движения типа «Аль-Каиды». Мол, да нынешний Иран, как и брежневский Советский Союз, не прочь был использовать транснациональные террористические движения, но это было «циничное преследование национальных целей, а не фантастический порыв изменить весь мир». По мнению ряда американских политологов, шиитский революционный дух «умер» в Иране весьма давно. И оставил после себя циничный политический порядок, где муллы претендуют на высшее руководство, где граждане склонны подчиняться, где правительство претендует на реформаторскую роль в удивительно молодом иранском мире, стремящемся к лучшей жизни и далеком от преданности аятоллам. Это общество на Западе сравнивают с позднебрежневским, для которого характерны упадок идеологии и цинизм. В США понимают, что Иран сумеет создать ядерное оружие, несмотря на международное противодействие. «После того как администрация Буша сокрушила "Талибан" на восточных границах Ирана и режим Саддама Хусейна на западных, Иран не смог избежать ядерного искушения - и сделал это быстро, - в то время когда США были заняты Афганистаном и Ираком». В Америке растет убеждение, что Иран может быть наиболее ценным союзником США - надо только оттеснить аятолл. «Невероятно? -спрашивают в Пентагоне. - Не более невероятно, чем получение согласия России на американское доминирование как в Персидском заливе, так и в Центральной Азии. Не говоря уже о Восточной Европе, ныне влившейся в НАТО и ЕС. В конце концов мы в свое время преследовали политику детанта с очень похожим «порочным» режимом в Советском Союзе в начале 70-х годов - «усталый» авторитаризм, обанкротившаяся идеология, помощник транснационального терроризма, палец на ядерной кнопке... И добились того, что в последующие годы сокрушили этот режим, превратив его в своего союзника». Укрепляются в

США позиции тех, кто считает, что настало время изменить нелепую ситуацию, когда иранское правительство ненавидит США, а весьма широкие круги относятся с симпатией. Эти люди считают, что надо произвести размен: Ирану позволяется получить бомбу, дипломатическое признание, снять санкции и расширить торговлю. И таким образом убрать Иран с американского листа «оси зла». В обмен Иран обязан предложить Соединенным Штатам долгосрочную программу разрешения израильско-палестинского кризиса и прекратить помощь террористическим организациям, оказать давление на Сирию, дипломатически признать Израиль. Строго говоря, это не вопрос выбора. Без умиротворения Ирана Америка не может рассчитывать на свой вариант ближневосточного развития, при котором Израиль будет обеспечен, а консервативные режимы Пакистана, Египта и Саудовской Аравии будут держаться в тени американских штыков. Платой за бомбу Ирану станет безусловное американское доминирование в регионе. До сих пор противостояние арабского мира с Израилем было самым наглядным показателем технологического превосходства Израиля в его конфликте с четвертью миллиона арабов. Иранское стратегическое вооружение ослабит это противостояние к благу Америки. «Иранское обладание ядерным оружием уравновесит стороны, позволяя мусульманскому Ближнему Востоку сидеть за столом переговоров с Израилем на равных. Это - критическое обстоятельство... Два примерно равных партнера - значительно более устойчивое уравнение, чем постоянный дисбаланс», - так считают сегодня в Америке многие.

Россия видит в 70-миллионном Иране главный мост, ведущий в нефтяную кладовую мира. Она усматривает в дружественности Ирана залог российского преобладания в Каспийском море, преграду фанатикам, рвущимся на Северный Кавказ, гарантию от Турана. От сделок с Ираном Россия получает твердую валюту. Строя атомную электростанцию в Бушере, Россия поддерживает свою атомостроительную промышленность.

Трудно назвать Иран легким партнером. В середине февраля 2006 г. Тегеран отложил переговоры с Москвой относительно совместного строительства завода обогащения урана на российской земле и начал собственное обогащение урановой руды. И Тегеран не дал президенту Путину ожидаемых лавров миротворца на

Ближнем Востоке. Экспертное мнение в России разделено. Часть ее прозападных идеологов продолжает пугать население страны появлением на ее южных границах вооруженного ядерным оружием клерикального режима, активно использующего новую ситуацию в регионе, где шиитский Ирак не сдерживает, а укрепляет шиитский лагерь, где 70 миллионов иранцев являют собой самое мощное независимое исламское государство.

Но другая часть российских политологов возлагает на Иран определенные надежды. Продажа семи ядерных реакторов Ирану обещает 10 млрд. долл. России и тесно связанную российско-иранскую позицию в критически важном регионе. В результате Москва сдержала порыв Америки (и Запада в целом) выдвинуть иранскую ядерную программу на рассмотрение Совета Безопасности ООН, блокировала резолюцию МАГАТЭ в том же направлении. Между 1990 и 1996 гг. Россия продала Ирану оружия более чем на 5 млрд. долл. Затем под давлением США Москва прекратила эти столь значимые для нее поставки. Но в 2000 г. Россия возобновила военные продажи Ирану. В октябре 2005 г. российская сторона продала Ирану на 700 млн. долл. ракет «земля-воздух». Иранский рынок обещает России продажи оружия на 10 млрд. долл. в ближайшие годы.

Москва всё ещё твёрдо надеется на согласие иранцев вместе обогащать горючее для иранских атомных реакторов. Ведь президент в этом вопросе подчиняется Высшему национальному совету безопасности, возглавляемому Верховным лидером аятоллой Али Хаменеи, судя по всему, склонным сотрудничать с Москвой. Нет, конечно, сомнения в том, что президент Ирана Ахмадинежад полагается не только на дружественность России и Китая, но и на завязанность Америки в Ираке. Тегеран уверен, что одновременно с Ираком он представить собой мишень для США не может - американцы перенапряглись. Официально Иран имеет право развивать атомную промышленность в мирных целях.

А Россия и Китай, как представляется, используют иранский кризис для подрыва американского влияния на Ближнем Востоке. Специалисты считают, что Россия (как и Китай) не имеет желания видеть Иран ядерной державой, но американская гегемония на Ближнем Востоке устраивает их еще меньше. Десять лет назад, когда Россия была гораздо слабее в финансовом отношении, она

могла принимать мелкие подачки США. Но не сейчас. Россия теперь не действует заодно с Европой, она действует самостоятельно. Россия хотела бы восстановить свой статус сверхдержавы и не желает, чтобы ее считали младшим партнером, пресмыкающимся перед Западом. Москва считает Иран выгодным рынком для продажи оружия и хотела бы сохранить его. Такое мнение сейчас доминирует в Москве. Как считает американский генерал Стивен Бланк, отказ России от более тесного сотрудничества с США по иранскому вопросу является «попыткой России обрести статус противоположного полюса, расстраивая планы США в регионе». Американские специалисты полагают, что Иран может обрести статус ядерной державы примерно в 2008 г. Даст ли Тегеран бомбу террористам? Вот ключевой вопрос. Видимо, если и даст, то только в том случае, если Тегеран не сможет добиться своих целей непосредственным переговорным процессом с Западом. Только в том случае, если «Хезболла» и другие террористические организации смогут дать Тегерану нечто, чего не сможет дать Запад.

Так что Запад смущает вопрос: зачем ожесточать Иран, если он все равно добьется своего? Спокойное восприятие его вооружения даст Соединенным Штатам мощного мусульманского партнера. Обеспечит безопасность Израиля. В какой ситуации Тегеран рискнет снабдить участников джихада оружием массового поражения: когда ему будет что терять или когда ему нечего будет терять? Но если Америка желает видеть действия Ирана ответственными, тогда Вашингтон должен сделать Иран ответственным за важные процессы в Ближневосточном регионе. В то же время, предлагая Тегерану экономическую «морковку» взамен желаемой агрессивно настроенными аятоллами ядерной безопасности, Америка создает неприемлемое сочетание факторов. А могли бы выиграть все стороны. США получат мусульманского партнера в обеспечении безопасности в критически важном регионе, как бы противостоящего «больному человеку арабского мира» - Египту и даже замещающего королевскую мафию Саудовской Аравии.

Белый дом давно ищет приемлемый сценарий на Ближнем Востоке, показателем чего являются две войны, начатые в 2001 и 2003 гг. В условиях, когда западноевропейские союзники не смогли оказать убедительное давление на Тегеран, а Россия и Китай идут своим путем, неоконсерваторы и демократические империа-

листы в американской столице ищут новый вариант решения. Ибо третья война им уже не по силам.

«Литературная газета», М., 7-13 июня 2006 г.

Махди Санаи,

директор Центра по изучению России, Центральной Азии и Кавказа ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ИРАНА: МЕЖДУ ИСТОРИЕЙ И РЕЛИГИЕЙ

Внешняя политика Исламской Республики Иран вызывает бурные дискуссии на международной арене. Многие оценки, звучащие в мире, отражают непонимание сущности исламского государства и мотивов, которыми руководствуется Тегеран, принимая те или иные решения. Изучая современное состояние иранского общества, необходимо в равной степени учитывать два фактора -иранские традиции и культуру, а также ислам. История иранской нации уходит корнями в глубокую древность. Иран щедро использовал возможности своей многотысячелетней культуры и государственности для распространения и процветания ислама. Религиозное начало и политика в исламе неразрывны. В силу того что ислам, по сути, создает всеобъемлющие планы и программы действий для личности и для общества в целом, он рассматривает политику и власть как инструменты реализации этих планов и программ. Таким образом, у мусульман выработалось особое, коренящееся в учении Пророка, отношение к политике. Движущей силой политики как таковой является стремление к политической власти. Отсюда и политическое мировоззрение ислама: он не только выражает свои идеалы, но и постоянно ищет средства их претворения в жизнь. Вот почему Пророк Мухаммед (а впоследствии четыре халифа и другие династии) установил в обществе исламскую форму правления.

Распространившись по миру, ислам оказал огромное влияние на государства Азии, а также на некоторые регионы Европы и Африки. Однако в XIV в. исламская цивилизация начала приходить в упадок. С тех пор мусульмане погрязли в застое, разложении, культурной деградации и отсталости. В результате некоторые

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.