Научная статья на тему 'Хорватия выходит в лидеры?'

Хорватия выходит в лидеры? Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
107
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Хорватия выходит в лидеры?»

конный оборот наркотиков; экологические, трансграничные и национальные проблемы»14. Основные черты угроз дестабилизации на Балканах проявляются, по мнению аналитиков Генштаба греческой армии, в организованной преступности, этническом национализме и отсутствии сильных демократических институ-тов15. Симптоматичным в данном случае становится видение греческим МИДом региональной ситуации в целом и путей выхода из нее. Так, в частности, официальные Афины заявили: «Греция непоколебимо верит в то, что прочный мир и стабильность на Балканах могут быть достигнуты только с помощью экономического развития, усиления демократических основ во всех странах региона, признания существующих границ, уважения прав человека и прав меньшинств»16. Румынская «версия» интерпретации угроз отличается своеобразием. Во внутриполитическом отношении, по мнению румынских экспертов, их страна уязвима в социальной, экономической и политической областях. В международном плане в отношении Румынии существуют угрозы в виде международного терроризма, способного усилить размежевание в международном сообществе и ослабить мировую стабильность17.

Весь комплекс угроз, перечисленных в официальных доктринах национальной безопасности государств региона, судя по документам, может быть устранен только в результате коллективного сотрудничества на полуострове. Поэтому, в создавшихся условиях, для России одним из главных элементов ее пока еще не сформулированной в соответствии с требованиями времени балканской политики является активное участие в международных инициативах, предпринимаемых в отношении Балкан, в частности, в Пакте стабильности для Юго-восточной Европы. Он был предложен Европейским Союзом 10 июня 1999 г., а его участниками стали Албания, Босния и Герцеговина, Болгария, Венгрия, Канада, Македония, Россия, Румыния, Словения, США, Турция, Хорватия, Япония, Европейский Союз, ООН, НАТО, ОБСЕ, МВФ и Мировой Банк18. Как вполне

14 Генерален Щаб на Българската Армия. Военна стратегия на Република България. - София, 2002. / / http://www.md.government.bg/ bg /docs/military strate

gy

.html.

15 The threat and the new trends in the Balkans. Hellenic Army General Staff //http://www.army.gr/nZe/-publications/articles/NATO/DASP2o.html.

16 Официальное заявление МИД Греции. Aia5iKaoia Zxa6£ponoir|ar|c; Kai £от5ЕОГ|С; AUTIKKIV BaXKavimv / / http://www.mfa.gr/greek/foreign policy/eu/eu relations /-balkans western stabilization.html.

17 Romania's National Security Strategy// http:/ / english.mapn.ro/stratsec/ index.php.

18 Подробнее в: Current and Projected Factors Affecting Regional Stability. United States General Accounting Office. Briefing report to the Chairman, Committee on Armed 10

справедливо отмечали иностранные обозреватели, он отражает политическую приверженность всеобъемлющему, скоординированному стратегическому подходу в отношении региона. Это особенно важно для России, так как любое, обусловленное конфронтационными тенденциями, изменение ситуации на Балканах неминуемо вовлечет Москву во внутрибалкан-кий конфликт без видимой реальной пользы для нее.

♦ ♦ ♦

ХОРВАТИЯ ВЫХОДИТ В ЛИДЕРЫ? С.А. Романенко,

Ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН

Присоединение к «Большой Европе» -вступление в ЕС и НАТО - по-прежнему остается главной внешнеполитической задачей пост-югославских государств. Саммит ЕС, прошедший 21 июня 2003 г. в греческом городе Салоники, должен был стать символом надежды для стран, которые с недавнего времени стали называть «регионом западных Балкан» - Сербии и Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Македонии, а также Албании.

Население и политические классы «запад-нобалканских» государств, лишь относительно недавно вышедших из острых конфликтов и кровавых усобиц, ждали этих переговоров с большим нетерпением. Они полагали и полагают, что присоединение к ЕС означает ускорение и увеличение потока различных видов финансовой помощи. А это, в свою очередь, поможет решить не столько долгосрочные экономические, сколько нынешние социальные проблемы. Они надеялись, что Европа просто вынуждена взять свой самый отсталый и самый конфликтный регион «на буксир», оказывая ему политическую поддержку в преодолении последствий недавних ожесточенных войн, обретении новых форм государственности и выстраивании новых политических систем. При этом многие жители «западных Балкан» по-прежнему убеждены, что и ответственность за благополучие и стабильность региона будут нести ЕС и НАТО.

Эти надежды, однако, далеко не во всем разделяют руководство и главы ведущих стран ЕС и Североатлантического альянса. Достигнутое будущими возможными партнерами на Балканах не всегда вдохновляет руководство этих институтов; на смену похвалам приходит критика. На уже упомянутой встрече в Салониках лидеры европейских государств предупредили о несостоятельности завышенных, - пре-

Services, House of representatives. - Washington, 2001.

жде всего, финансовых - ожиданий. Канцлер Германии Г. Шредер даже заявил накануне, что в Салониках для стран с большими экономическими ожиданиями от вступления в ЕС «наступит отрезвление». Координатор Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы Э.Бусек подчеркнул: было бы ошибочно ждать «большие деньги» и называть конкретные даты вступления этих стран в ЕС. Для вступления в ЕС каждой стране необходимо соответствовать определенным, весьма строгим критериям, что невозможно без проведения реформ.

Подобные же надежды и проблемы относятся и к вступлению стран региона в НАТО. В сложившейся ситуации только этот западный союз может обеспечить стабильность как на пост-югославском пространстве, так и во всем регионе Центрально-Восточной Европы. Именно отказ от территориальных претензий к соседям и отсутствие таковых с их стороны является непременным условием членства в Альянсе. А это способствует восстановлению нормальных политических и экономических связей между недавними противниками. Как известно, Белград и Загреб отказались от взлелеянной президентами С. Милошевичем и Ф. Туджманом идеи раздела Боснии и Герцеговины. В сентябре 2003 г. во время визита президента Хорватии С. Месича в Белград он и его коллега - президент Сербии и Черногории С. Марович -принесли взаимные извинения за причиненный сторонами друг другу ущерб во время войны 1991-1995 гг. В ноябре С. Маро-вич извинился и в Сараево. Несмотря на то, что в сознании людей остается еще много «рецидивов войны», все активнее становятся политические, экономические связи Сербии и Черногории, Хорватии, Боснии и Герцеговины.

Новой и весьма трудной проблемой для стран «Западных Балкан», обострившейся в 2003 г., становится все чаще возникающий и вынужденный выбор между позицией НАТО, где ведущую роль играют США, готовые в случае необходимости действовать и вне рамок союза, и ЕС, имеющим свою собственную политическую позицию и создающим свою собственную военную структуру. Стало окончательно ясно, что вступление в НАТО и присоединение к ЕС - проблемы сходные и близкие, но разные. В Загребе, Белграде, Сараево, Скопье, Тиране должны каждый раз решать, на кого делать основную ставку в своей стратегии и как совместить далеко не всегда совпадающие собственные экономические и военно-политические интересы с позициями Брюсселя «атлантического» и Брюсселя «европейского». Для балканских государств, в которых, несмотря на все усилия различных международных организаций, включая НАТО и ЕС, все еще

тлеют очаги национализма, эта проблема носит и вполне конкретный характер: какая организация будет нести военно-политическую ответственность за стабильность в регионе. Этот вопрос обостряется каждый раз, когда обсуждается или происходит, как это было, например, в Македонии, передача военным структурам ЕС функций войск НАТО. Дополнительную остроту проблеме придают и то затихающие, то вновь вспыхивающие разговоры об уходе или значительном сокращении войск США на пост-югославском пространстве.

На прошедшей в ноябре 2003 г. ежегодной встрече парламентской ассамблеи НАТО во Флориде отмечалось, что страны-кандидаты в члены НАТО - Хорватия, Македония и Албания достигли определенного прогресса, но там еще остаются серьезные нерешенные проблемы. По словам посла США в НАТО Н. Бернса, «пока трудно ожидать, что приглашение этим странам будет направлено в 2004 г., но они этого и не ожидают». Кроме того, Сербия и Черногория, а также и Босния и Герцеговина заявили о своем желании рассмотреть вопрос о членстве в Союзе. Но от этих двух стран «ожидается дальнейший прогресс в политическом и военном отношении, прежде чем они вообще смогут оказаться в группе государств, рассматриваемых в качестве потенциальных членов Альянса. Однако, двери остаются открытыми».

За качество и темпы проведения необходимых реформ должны нести ответственность сами правительства стран «западных Балкан», но никак не Брюссель или, тем более, Париж, Берлин или Лондон. Уже сейчас ясно, что все будет далеко не столь идиллично, как предполагают Евро- и НАТО - оптимисты и в Европе, и на Балканах. Неизвестно, как будут решены три этнотерриториальные проблемы: Дейтон-ская Босния и Герцеговина исторически постепенно вырабатывает свой ресурс и нуждается в реформах; сохранятся ли Сербия и Черногория как единое военно-политическое целое; решение косовской проблемы откладывается на отдаленную перспективу.

Кроме того, слабые экономики западно-балканских стран очень скоро после присоединения к ЕС могут столкнуться с повышенным уровнем конкуренции, с необходимостью закрывать нерентабельные предприятия, с невозможностью сбывать свои неконкурентоспособные в Европе товары. Это приведет к повышению и без того высокой безработицы, что в свою очередь вызовет социальную напряженность, которая по балканской традиции быстро окрасится в националистические - в том числе, и антиевропейские и «антиглобалистские» тона. Таким парадоксальным образом под вопросом окажутся надежды лидеров НАТО, ЕС и западно-балканских государств преодолеть последствия этно-территориальных конфликтов

путем открытости границ и унификации экономических, политических и военных условий. Более того, если операция по «вытаскиванию» Балкан затянется, это может вызвать негативное отношение к ним и в «старой» Европе, которая будет смотреть на них уже безо всякого сочувствия. Да и каждый «западно-балканский» народ, который издавна считает себя «Европой», а своих соседей - «Азией», будет чрезвычайно ревниво следить за успехами и неудачами своих партнеров.

На данный момент в этом соревновании уже участвующая в программе «Партнерство во имя мира» Хорватия опережает своих соседей. Загреб поставил себе достаточно амбициозную цель - к 2007 г. присоединиться к ЕС, а в 2006 г. - вступить в НАТО. Приверженность этой главной внешнеполитической цели подтверждали и правившая до конца ноября лево-реформистская коалиция во главе с социал-демократом Ивицей Рачаном, и победивший на выборах 23 ноября националистический Хорватский Демократический Союз (ХДС), возглавляемый Иво Санадером. Именно ему, скорее всего, и будет поручено формирование нового правительства.

Требования, предъявляемые НАТО к Хорватии, таковы: полномасштабное сотрудничество с Гаагским трибуналом, выдача скрывающегося генерала Анте Готовины, быстрое возвращение сербских беженцев и их имущества, соблюдение прав человека и прав национальных меньшинств, реформа судебной системы и военная реформа. Покидающий свой пост Генеральный секретарь НАТО лорд Робертсон похвалил Хорватию за проводимые реформы министерства обороны и армии. В стране приняты основные законы и стратегия реформ, предусматривающая сокращение численности военнослужащих и профессионализацию армии. Их конечная цель - армия численностью в 25 тыс. человек и Министерство обороны в составе 2005 чел. Увольняемые из армии уходят на пенсию или направляются на переквалификацию. В будущем планируется сделать основной статьей бюджета выплаты военнослужащим, и только 10% - направить на модернизацию армии.

Но один Закон об обороне не удовлетворяет Брюссель. По словам официального представителя П. Эшдауна, «теперь необходимо подождать результатов переговоров в НАТО и в особенности оценки западным союзом сотрудничества БиГ с Гаагским трибуналом, что является еще одним условием для вхождения страны в «ПРМ»». Однако, именно это и является одной из наиболее болезненных проблем для властей, в особенности - в Республике Сербской.

Уходящая в отставку министр обороны Хорватии Желька Антунович, принимавшая 12

участие в состоявшейся 28-29 ноября 2003 г. встрече министров обороны НАТО, полагает, что сотрудничество страны в рамках программы «ПРМ» «помогло многим, в том числе и Хорватии, в проведении реформ в области обороны и безопасности». В то же время нельзя не сказать, что подобная реформа вызывает сопротивление определенной части армии. Пока неясно также, будет ли проводится подобная реформа и при правлении ХДС, пользующегося большим доверием силовых структур.

Независимые загребские аналитики считают, что проведены необходимые реформы по сокращению армии, началась реализация концепции гражданского и парламентского контроля над спецслужбами; постепенно, хотя и очень медленно, уходят люди, связанные с прежним режимом первого президента Ф. Туджмана. Нормализованы отношения с соседями, страна вышла из изоляции, в которой она пребывала в период правления Ф. Туджмана. Впрочем, правая оппозиция утверждает, что при правительстве социал-демократа И. Рачана отношения с соседями ухудшились, но в этих утверждениях присутствовала немалая доля предвыборной риторики. Относительно социально-экономических показателей мнения расходятся: президент С. Месич считает, что ситуация значительно улучшилась, а независимые аналитики утверждают обратное. Одним из ключевых и наиболее болезненных условий для продвижения Хорватии по пути в Европу и НАТО остается сотрудничество с Гаагским трибуналом. Знаковым остается эпизод с (не)выдачей скрывающегося пока генерала А. Готовины. Генералы и офицеры - участники войны 1991-1995 гг. все еще рассматриваются многими как национальные герои, а деятельность Трибунала - как нарушение национального суверенитета. Согласно опросам общественного мнения, в Хорватии повторяется словенская ситуация: вступление Хорватии в ЕС поддерживают 80%, а в НАТО - только 56%.

Правительство Сербии и Черногории, имеющих, как известно, общую оборону, также ставит своей целью присоединение к программе «ПРМ», а затем - и вступление в НАТО. В сложившейся ситуации отказ от этого привел бы к опасному дисбалансу в регионе и вновь поставил бы, прежде всего, Сербию в изоляцию, хотя, может быть, и менее жесткую, чем та, в которой страна пребывала во времена правления С. Милошевича. Требования НАТО к Белграду, пока находящемуся лишь на подступах к членству в программе «ПРМ», практически однотипны с требованиями к Загребу: военная реформа, профессионализация армии, гражданский и парламентский контроль над спецслужбами, освобождение от наследия авторитарного режима, сотрудничество с Гаагским трибуналом. Разве что вместо имени хорватско-

го генерала А. Готовины упоминаются Радован Караджич и Ратко Младич. Руководство НАТО и ЕС настроено решительно. Посетив Загреб, Белград и Сараево, уходящий в отставку Генеральный секретарь НАТО лорд Робертсон заявил, что позиция его преемника относительно выдачи военных преступников будет неизменной, что «НАТО не успокоится, пока Караджич не окажется за решеткой».

Белградское руководство и в первую очередь министр обороны - восходящая звезда сербской политики, член Демократической партии Борис Тадич - еще в марте 2003 г. разработали «Десять пунктов» реформы армии. Так же, как и в Хорватии, этот план затрагивает стратегические вопросы, реформу и сокращение численности самой армии, предусматривает совершенствование ее организационной структуры и системы планирования, а также изменение финансирования. Однако в Сербии в силу разных причин освобождение от наследия прошлого режима С. Милошевича и его кадров идет драматичнее, чем в Хорватии. К этому добавляется и то обстоятельство, что националистическая оппозиция в Сербии, в отличие от Хорватии, отнюдь не поддерживает -даже на словах - планы интеграции страны в ЕС и тем более в НАТО. Скепсис испытывают и в НАТО: министры обороны даже не обсуждали предложение Сербии и Черногории о посылке их подразделения в Афганистан. (Заметим, что и идея о посылке хорватских военнослужащих в Ирак осталась нереализованной). Тем временем в Боснии и Герцеговине принимаются «исторические», по словам верховного представителя международного сообщества П.Эшдауна, реформы с точки зрения возможного в будущем присоединения страны к программе «ПРМ». Обе палаты парламента БиГ, преодолев сопротивление значительной части партий из Республики Сербской, приняли Закон об обороне, и, тем самым, выполнили самое важное требование НАТО. Закон предусматривает создание системы единого командования, в том числе и единого министерства обороны мусульманско-хорватской Федерации БиГ и РС, а также формирование системы парламентского контроля. Военнослужащие (многие из которых не так давно воевали друг против друга) будут приносить одну присягу, маршировать под одним флагом и носить одну и ту же форму. Наблюдатели отмечают, что значение принятого закона не только в «сигнале, посланном Сараево Брюсселю», но и в том, что военная реформа означает «первую серьезную ревизию Дейтонских соглашений». В заключительном документе встречи на министерском уровне стран-членов НАТО и 27 членов программы «ПРМ» подчеркивался достигнутый БиГ, а также СиЧ «прогресс в направлении, которое вскоре приведет их в «ПРМ» и к

полноправному членству в Евро-атлантической ассамблее». Как полагают наблюдатели, неофициальная договоренность уже достигнута и вполне возможно, что на июньском 2004 г. саммите в Стамбуле обе страны официально присоединяться к «ПРМ».

Вместе с тем, министры обороны стран-участниц НАТО, исходя из развития ситуации в БиГ, договорились до марта 2004 г. сократить число военнослужащих СФОР с нынешних 12000 до 7000. (В то же время численность КФОР оставлена без изменений ради стабильности Македонии и южной части Сербии). А министры иностранных дел даже заявили о возможности прекращения миротворческой миссии в 2004 г., поскольку ситуация в БиГ с точки зрения безопасности улучшилась. Однако свои функции и полномочия НАТО, возможно, передаст Евросоюзу. Еще одно весьма символическое событие произошло в Гаагском трибунале: перед судом предстали генерал и полковник армии БиГ (мусульмане), обвиняемые в военных преступлениях против гражданского - хорватского и сербского - населения в Центральной Боснии в июне 1993 г. Впрочем, аналитики полагают, что этот процесс не изменит отношение к Трибуналу в Сербии, который в массовом сознании по-прежнему остается «антисербским» предприятием.

Но эти и другие проблемы и в Белграде, и в Загребе будут решать уже новые правительства: 23 ноября прошли парламентские выборы в Хорватии, а 28 декабря пройдут в Сербии. В зависимости от того, кто - националисты (а такая угроза существует в обеих странах) или реформаторы сформируют новые правительства, - будут выстраиваться отношения Сараево, Загреба и Белграда с Брюсселем и Вашингтоном, и станет ясно, сохранится ли нынешнее положение в «гонке за НАТО» или в ней появятся новые лидеры.

♦ ♦ ♦

«НИЦЦА ИЛИ СМЕРТЬ»: ОТНОШЕНИЕ ПОЛЬШИ К ПРОЕКТУ КОНСТИТУЦИИ ЕС

Л. С. Лыкошина,

Ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН

Осенью 2003 г. под этим суровым заявлением могли бы подписаться многие польские политики. Хотя, на первый взгляд, для подобного рода непреклонности не было подходящего повода - ведь речь шла о деле сугубо мирном: о проекте Конституции ЕС, предложенной для обсуждения Конвентом.

Многие страны, как из числа членов ЕС, так и из числа готовящихся стать таковыми в

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.