Научная статья на тему 'Генезис и эволюция принципов правосудия в современ- ной России'

Генезис и эволюция принципов правосудия в современ- ной России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
738
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Юристъ - Правоведъ
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ПРАВОСУДИЕ / ПРИНЦИПЫ / ПРАВОСОЗНАНИЕ / ГЕНЕЗИС / НОРМА ПРАВА / НОРМЫ-ПРИНЦИПЫ / КЛАССИФИКАЦИЯ / СУДЕБНАЯ РЕФОРМА

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шелест А. Г.

Статья посвящена анализу генезиса принципов правосудия, акцент осуществляется на нормативном закреплении данных принципов. Автором представлена классификация принципов правосудия, раскрыта система конституционных принципов правосудия, рассмотрена концепция судебной реформы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Генезис и эволюция принципов правосудия в современ- ной России»

Шелест А.Г.

Генезис и эволюция принципов правосудия в современной России

Принципы правосудия выражают уровень правосознания в обществе. Среди многих факторов, влияющих на содержание и развитие правосознания, которое является предшественником права, а значит, и его принципов, определяющую роль играют экономический строй общества и экономические отношения. В ходе правового развития, прежде всего, имеет место перевод экономических отношений в юридические принципы. Однако между правосознанием и экономическими отношениями нельзя видеть только прямую зависимость. Очень велико значение различных промежуточных звеньев, влияющих на правосознание и определяющих в конечном итоге содержание правовых принципов. На правосознание оказывает влияние вся совокупность общественных отношений, к которым можно отнести политические, правовые, моральные, бытовые и др. Правосознание черпает для себя материал во всей полноте реальной жизни, а не только в правовых отношениях [1, с. 39], ибо ни одна из форм общественного сознания не действует изолированно от других. Все они усиливают и дополняют друг друга, выступая в качестве единой системы, оказывающей воздействие на поведение людей. Для того чтобы в нормативном акте зафиксировать экономическое, нравственное, политическое или иное отношение, которое нуждается в правовом регулировании, оно должно пройти через правосознание и лишь затем получить закрепление в виде нормы права.

Сообразно закономерностям общественного развития законодатель избирает формы правового регулирования общественных отношений. Возникая как определенные идеи, отражающие в общественном правосознании то или иное явление, правовые принципы получают доктринальное истолкование в правовой теории, а после их официального признания и закрепления в Конституции или ином правовом акте приобретают юридический характер (именно в качестве правовых принципов) [2, с. 14]. Принципы правосудия не только объективны, но и субъективны, ибо с помощью мышления выводятся из объективной реальности. Задача состоит в том, чтобы правильно их сформулировать и обеспечить неуклонное проведение в жизнь. В широком смысле принципы - это интересы, которым придается правовая форма [3, с. 32].

При анализе генезиса принципов правосудия выделяют несколько этапов. В их числе обычно указывают: возникновение идей о правосудии как прообраза принципов правосудия;

подготовительную работу по реализации этих идей в нормативных актах; отображение идей в нормах права. Принципы, сформулированные в правовых актах, могут представлять собой удачное, менее удачное или неудачное отражение идей о правосудии, возникающих в сфере правосознания, но в любом случае принципы правосудия будут носить нормативный характер [4, с. 13].

Данное положение можно считать общепризнанным в праве, ибо, как отмечается в литературе, влияние идей на правосознание зависит от того, в какой степени они восприняты законодателем в качестве основы деятельности правоприменителя и нашли свое отражение в правовых нормах, приобретающих в силу этого вид норм-принципов [5, с. 93].

В последнее время такое общепринятое положение подвергается сомнению. Применительно к принципам уголовного права утверждается, что их осуществление не зависит от того, закреплены они или нет в специальных статьях закона; факт такого закрепления лишь «повышает их значение», гарантируя общий концептуальный характер соответствующих норм, например, норм нового Уголовного кодекса РФ, содержащего конкретизацию общеправовых принципов [6, с. 56]. Думается, что это слишком «мягкая» характеристика связи правовых принципов с их нормативной формой, она больше присуща принципам правосознания.

Нормативная сторона принципов правосудия свидетельствует о том, что в объективированном виде они представляют собой нормы права, соблюдение которых обязательно и обеспечивается силой государства. Это главное отличие принципов права от правосознания, поскольку область правосознания относится к идеальному. Однако система норм права, определяющих правосудие по отраслям права, и система норм, в которых выражены принципы определенного вида правосудия, неравнозначные понятия.

В том или ином отраслевом акте может не упоминаться о правовых принципах данной отрасли, но это не означает, что последняя лишена такого важного элемента правового регулирования, как принципы. Они могут быть, с одной стороны, отражены в Конституции в качестве общеправовых принципов, с другой же стороны - по своему содержанию могут интегрироваться применительно к отдельному виду правосудия: уголовному, гражданскому, административному.

Право не может состоять только из норм, в которых закреплены принципы. Кроме принципов в его содержание входят иные положения: дефиниции, задачи, презумпции, преамбулы, которые

взаимообогащают друг друга [7, с. 243]. Основная часть права - конкретные нормы, выражающие юридические требования и предназначенные для регулирования общественных отношений, должна соответствовать общим положениям, прежде всего - правовым принципам. В соответствии правового принципа и нормы права отражается соотношение сущности и формы, в силу чего именно в принципах воплощается главное, решающее в правовых нормах; принципы дают основное, что содержится в нормах. В случае наметившегося противоречия правовым принципам тех или иных норм последние подлежат преобразованию или отмене.

При закреплении принципов правосудия важно, чтобы нормы права были по своей сути адекватны принципам правосудия как объективному явлению. Принципы правосудия могут получать двоякое закрепление. В ряде случаев они прямо выражены в отдельной норме, в большинстве других - их содержание «вытекает» из многих правовых норм, каждая из которых формулирует только отдельную, составную часть соответствующего принципа. Закрепленные в Конституции, федеральных конституционных законах, Основах законодательства и иных актах, они образуют схему -приближенную модель осуществления правосудия. Само наличие принципов говорит о многоуровневой структуре права, в которой они являются наиболее глубинными элементами и относятся к разряду нормативных обобщений. Благодаря подобному способу отражения принципов правосудия в праве свое полное отражение тот или иной принцип не может получить лишь в одной норме права, даже если она будет нормой-принципом. Только комплекс норм может выражать каждый из принципов правосудия.

В научной литературе в качестве правовых принципов обычно рассматривают положения различных уровней, которые отличаются разной степенью обобщенности.

Нормативному закреплению важнейших принципов организации общества и государства Конституция отводит весьма значительное место, отражая их в преамбуле или в ведущей части своих основных глав (например, в главе об основах конституционного строя). Именно здесь воплощены гарантии подчиненности государства праву, возведенные в ранг конституционных принципов и образующие основы современного строя, с помощью которых само государство характеризуется как конституционное [8, с. 117].

Подобные положения выступают как нормы-принципы, служащие юридической базой регулятивной, правотворческой деятельности. К ним в наибольшей степени применима характеристика правовых принципов как несущей конструкции [9, с. 151], вокруг которой складываются все иные элементы правовой системы. Одновременно именно принципы составляют наиболее динамичный элемент правоприменительной деятельности, ибо служат показателем активного функционирования соответствующих конституционных систем (в частности, системы правосудия).

Будучи общеполитическими по своему характеру, конституционные принципы вместе с тем имеют самостоятельное проявление в определенных сферах общественной жизни (экономической, социальной, духовной), а также могут получать специфическую «привязку» к тем или иным общественным явлениям. Конституция закрепляет руководящие положения в качестве конституционных принципов общественного строя, правовой государственности, народовластия и т.д., что, однако, отнюдь не ведет их к преобразованию в «специальные» или «отраслевые» принципы, поскольку они всесторонне определяют наиболее важные черты конституционного строя, его конкретные устои, основы отношений полновластия народа.

Нормы-принципы, лежащие в основе всей правовой системы, отличаются особой устойчивостью. В отличие от принципов конституции, связанных, как правило, с характеристикой конкретного Основного закона и меняющихся применительно к той или иной конституции определенного исторического периода, конституционные принципы выражают объективные процессы общественного развития (применительно к народовластию, суверенному статусу государственности и т.д.) и в своей сущности обладают повышенной стабильностью. Это проявляется независимо от характера и степени их закрепления в каждой данной конституции, поскольку они коренятся в фактических общественных отношениях, подлежащих высшему правовому регулированию, и отражаются в массовом правосознании общества.

Конституционные принципы правосудия выступают ныне как закрепленные в Конституции ведущие правовые положения по организации и функционированию органов судебной власти. Они отражают демократический характер правосудия как формы государственной деятельности. Все рассмотренные параметры этой деятельности получают динамическое воплощение именно в процессе функционирования принципов правосудия.

Немаловажное значение для понимания и применения принципов правосудия имеет их классификация. Такая классификация проводится по разным основаниям (например, принципы объективной истины, непрерывности, непосредственности, устности процесса). Кроме подразделения на конституционные и иные, деление принципов правосудия производится по отраслевой принадлежности на принципы судоустройства или судопроизводства (уголовного и гражданского

процессов) в зависимости от того, в нормах какой отрасли права они закреплены и находят свое отражение. Поскольку большинство принципов правосудия закреплено во всех процессуальных отраслях права, обслуживающих правосудие, они выступают как межотраслевые принципы, свойственные организации и деятельности суда.

Учитывая возможность такой классификации, следует иметь в виду, что на базе действующей Конституции РФ принципы правосудия все в большей степени приобретают общий конституционный характер, поскольку новый Основной закон придал конституционное значение ряду принципов, ранее содержавшихся в отраслевых (уголовно-процессуальных и гражданско-процессуальных) нормах. Иначе говоря, перечень конституционных принципов правосудия существенно расширил свои пределы, не переходя на отраслевой уровень их закрепления, но обеспечивая специфическое проявление и конкретизацию в определенных сферах действия правосудия - также на высшем правовом уровне. Тем самым в значительно более высокой степени осуществляется непосредственность реализации Конституции и ее норм.

Фиксируя в качестве важнейших основ конституционного строя принципы самостоятельности судебной власти в составе иных властей (ст. 10 Конституции РФ), организации судебной системы в качестве проявления государственной власти (ст. 11), обеспечения правосудием прав и свобод человека и гражданина (ст. 18) и равенства всех граждан перед законом и судом (ст. 19), Конституция конкретизирует данные общие положения в процессе закрепления специфических для правосудия принципов деятельности судебной власти и судебной защиты прав граждан (гл. 2, 7).

В этой связи весьма условным является подразделение принципов правосудия на организационные и функциональные. Предполагается, что это способствует их отраслевой дифференциации, например, по уголовным делам) либо обеспечивает проведение «демаркационной линии» между судоустройственными и судопроизводственными принципами: если принцип действует до начала собственно судебной деятельности, т.е. до отправления правосудия, он признается судоустройственным; если же принцип реализуется в деятельности по осуществлению правосудия, то является процессуальным [10, с. 7]. Иногда предлагается и более дробная классификация, например, разделять принципы уголовного судопроизводства на организационные, организационо-функциональные и строго уголовно-процессуальные, т.е. функциональные.

Возражая против деления принципов правосудия на судоустройственные и судопроизводственные, Г.Н. Добровольская подчеркивала, что в каждом из них есть и организационные, и функциональные элементы, выраженные в меньшей или большей степени. Обращалось внимание и на то, что разделить принципы правосудия по уголовным делам на судоустройственные и судопроизводственные можно только условно и что такое деление имеет скорее дидактическое, чем теоретическое и практическое значение.

Представляется, что впредь следует отказаться от идеи классификации принципов правосудия на общие (конституционные) и отраслевые и не рассматривать последние как принципы правосудия по уголовным, гражданским и т.п. делам.

В литературе все чаще обосновывается неправомерность делить принципы правосудия на конституционные и неконституционные, равно как и устанавливать между конституционными принципами какую-либо иерархию с делением на более или менее важные [11, с. 108-111; 12, с. 21; 13, с. 35-36].

Становление системы конституционных принципов правосудия происходит под влиянием ряда важнейших факторов, создавших новую правовую базу для функционирования судебных органов. К их числу относятся: принятие на законодательном уровне Концепции судебной реформы, введение в действие Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятие всенародным голосованием Конституции РФ 1993 г. Хотя действующая Конституция в своих нормах и институтах воплотила основные идеи указанных актов, они вместе с тем сохраняют самостоятельное значение, поскольку и Концепция, и Декларация стали важными этапами реализации идеи правового государства, вызывающей необходимость осмыслить новую роль суда в процессе расширения функций судебной власти, обеспечения гарантий законности и правопорядка, правовой защищенности каждого гражданина и общества в целом.

В первую очередь, следует отметить, что проведение судебной реформы - это именно тот фактор, на основе которого должны быть развиты демократические принципы организации и функционирования судебной системы. Несмотря на некоторые существенные недостатки утвержденной в 1991 г. Концепции судебной реформы [14], этот документ сыграл необходимую роль в качестве одного из источников отраженных в Конституции важнейших идей правового государства в сфере судебной деятельности. В числе главных задач реформы судебной власти признано, например, ее выделение в государственном механизме как самостоятельной, отличной от законодательной и исполнительной власти, на это, прежде всего, направлено обеспечение защиты и неуклонного соблюдения основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве;

закрепление в процессуальных нормах, законодательных актах демократических принципов организации и деятельности органов судебной власти, положений, отвечающих рекомендациям юридической науки и т.д. Ныне в Конституции нашли закрепление определенные в Концепции важнейшие направления судебной реформы, в частности, создание федеральной судебной системы; признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом; расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц; установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения; организация судопроизводства на основе состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого, участие защитника на ранних стадиях расследования; совершенствование системы гарантий независимости судей и подчинения их только закону; закрепление принципа их несменяемости и др.

Концепция судебной реформы получила свое правовое развитие в законодательных актах, принятых в последнее время, особенно в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации», в новой редакции Федерального закона «О прокуратуре РФ» и т.д.

Для реального проведения судебной реформы и развития принципов правосудия немаловажное значение имело принятие российским законодательным органом Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. [15]. Построенная с учетом международного правового акта -Декларации прав человека, утвержденной Генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., -Декларация прав и свобод человека и гражданина сыграла важную роль в правовом регулировании прав человека, утверждении приоритета прав гражданина перед государством. В ней получили правовое закрепление важнейшие принципы правосудия, относящиеся к обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Многие положения Декларации явились новеллами в нашем законодательстве, регулирующем порядок осуществления правосудия по уголовным и гражданским делам. В ней впервые предусмотрен судебный контроль за порядком ограничения таких прав, как неприкосновенность личности, жилища, тайны переписки и телефонных разговоров, установлены гарантии прав жертв преступлений, подчеркнута недопустимость доказательств, полученных с нарушением закона, провозглашено освобождение человека от обязанности свидетельствовать против себя самого и своего супруга. В Декларации дано полное толкование презумпции невиновности, права на защиту. Ее содержание практически инкорпорировано в текст действующей Конституции, закрепившей права и свободы человека и гражданина.

Вместе с тем при всем значении новых, реформаторских моментов в закреплении современных конституционных принципов правосудия их анализ предполагает обязательный учет фактора преемственности в организации и функционировании судебных органов. Разработка новых положений о судебной власти была призвана обобщить весь прежний опыт конституционного регулирования и наполнить, обогатить его новым содержанием, отвечающим требованиям современного этапа развития нашего общества. Исходя из этого при рассмотрении принципов правосудия нельзя отбросить опыт их конституционного закрепления в предшествующих конституциях. При всем новаторском содержании действующей Конституции РФ было бы наивно предполагать, что она создана на «пустом месте». Развитие конституционных принципов правосудия, несомненно, учитывает их предшествующую систему.

В числе источников, определяющих современную систему принципов правосудия, нельзя не отметить тех важнейших актов международных организаций, которые оказывают несомненное воздействие на проведение судебной реформы в России. Конституционное регулирование данной сферы государственной деятельности согласуется с международными договорами и стандартами в сфере прав человека, прежде всего с Международным пактом о гражданских и политических правах и иными принципами и нормами международного права (в соответствии со ст. 17 Конституции РФ). В литературе отмечено, что Конституция РФ многое заимствовала из зарубежного конституционного опыта в сфере трансформации положений основных международных документов в содержание тех отраслей национального законодательства, которые более всего связаны с регулированием правового положения личности. Тем самым обнаружена тенденция к постепенному сближению общепризнанных принципов международного права и норм национального законодательства. Это проявляется во взаимной рецепции правовых предписаний, имплементации соответствующих норм и принципов на базе международных стандартов в процессе проведения судебной реформы [16, с. 76].

Регулирование правосудия на мировом уровне определяет принципы самой судебной деятельности. Здесь также велико влияние международных стандартов на систему и содержание данных принципов в условиях российской действительности. Представляется, однако, что не все эти принципы могут быть полностью перенесены на почву отечественного права. Попытки их безоговорочного применения в деятельности российского суда и породили, в частности, критику происходящей у нас судебной реформы.

Особенно обстоятельно основные направления деятельности судебных органов закреплены в «Основных принципах, касающихся независимости судебных органов», принятых VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Милан, 26 августа - 6 сентября 1985 г.) и одобренных резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г. и 13 декабря 1985 г. [17, с. 324-329].

Анализ данных принципов, введенных нормами международного права, свидетельствует о том, что обязанности по соблюдению статуса судебных органов возлагаются не только на органы законодательной власти, но и на судей как носителей судебной власти, устанавливая определенные правила их поведения. Это является дополнительным подтверждением необходимости правового регулирования порядка и установления таких правил, в том числе и органами судейского сообщества.

Развитие глубоких демократических процессов в России потребовало обеспечить верховенство права и закона, незыблемость прав и свобод человека, условием чего является становление судебной власти, которая предполагает обеспечение судебной защиты прав граждан и установление гарантий независимости правосудия. Уже предшествующая российская Конституция формулировала соответствующие принципы, новая же Конституция РФ привела их в соответствие с современными условиями мирового развития и закрепила практически исчерпывающий перечень принципов правосудия. Мы ограничимся анализом принципов, которые в наибольшей степени раскрывают глубокие основы конституционного содержание правосудия: осуществление правосудия только судом, независимость и неприкосновенность судей, их несменяемость, открытое разбирательство дел в суде, состязательность и равноправие сторон, сочетание коллегиального и единоличного порядка рассмотрения дел.

Литература

1. Щесгорцов В.А. Социология правосознания. М., 1981.

2. Васильев А.М. О правовых идеях-принципах // Советское государство и право. 1975. № 3.

3. Сиренко К.Ф. Интересы в системе основных институтов советского государственного управления. Киев, 1982.

4. Черданцев А.Ф. Логическая характеристика права как системы // Правоведение. 1983. № 3.

5. Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 1996. № 11.

6. Кленова Т.В. Принципы уголовного права и принципы кодификации в уголовном праве // Государство и право. 1997. № 1.

7. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1.

8. Государственное право Российской федерации: Курс лекций / Отв. ред. О.Е. Кутафин. М., 1993. Т.

1.

9. Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976.

10. Организация судебной деятельности. М., 1977.

11. Чепурнова Н.М. Конституционные основы правосудия в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1994.

12. Аарин А.М. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. М., 1995.

13. Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. 1997. № 7.

14. О Концепции судебной реформы в Российской федерации: Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. // ВСНД и ВС РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.

15. ВСНД и ВС РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

16. Колосович С.А., Кузнецов И.А. Соотношение уголовно-процессуального и уголовного права (в свете современной концепции судебной реформы) // Г осударство и право. 1996. № 12.

17. Международно-правовая защита прав и свобод человека // Сборник документов. М., 1990.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.