Научная статья на тему 'Фразеография - зеркало фразеологии'

Фразеография - зеркало фразеологии Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
225
40
Поделиться
Ключевые слова
ЛЕКСИКОЛОГИЯ / ЛЕКСИКОГРАФИЯ / ФРАЗЕОЛОГИЯ. ФРАЗЕОГРАФИЯ / ФРАЗЕОЛОГИЗМ / СИНТАКСИЧЕСКАЯ КОНСТРУКЦИЯ / ПРИНЦИПЫ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Чепасова Антонина Михайловна

Автор утверждает, что по отношению к лингвистическим справочникам, описывающим фразеологизмы, современные исследователи неправомерно используют термин словарь. Фразеологические единицы, исследуемые во фразеологии, должны описываться поособому. Наука, в которой должны быть выработаны принципы описания фразеологизмов (фразеография), должна быть отделена от лексикографии. Опираясь на опыт фразеологов Южного Урала и Западной Сибири, А. М. Чепасова излагает теоретические основы фразеографии.

PHRASEOLOGY IMPLIES PHRASEOGRAPHY

The author argues that the term dictionary is wrongfully applied by contemporary researchers to linguistic reference books presenting set phrases. Set phrases that are the object of phraseology should be presented in a different way. The field of study (phraseography) dealing with principles of phraseological presentation should break away from lexicography. Drawing on the experience of South Urals and West Siberia scholars A. M. Chepasova advances the fundamentals of phraseography.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Фразеография - зеркало фразеологии»

ФРАЗЕОГРАФИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

© 2011

А. М. Чепасова ФРАЗЕОГРАФИЯ — ЗЕРКАЛО ФРАЗЕОЛОГИИ

Автор утверждает, что по отношению к лингвистическим справочникам, описывающим фразеологизмы, современные исследователи неправомерно используют термин словарь. Фразеологические единицы, исследуемые во фразеологии, должны описываться по-особому. Наука, в которой должны быть выработаны принципы описания фразеологизмов (фразеография), должна быть отделена от лексикографии. Опираясь на опыт фразеологов Южного Урала и Западной Сибири, А. М. Чепасова излагает теоретические основы фра-зеографии.

Ключевые слова: лексикология, лексикография, фразеология. фразеография, фразеологизм, синтаксическая конструкция, принципы.

В названии симпозиума и в перечне основных проблем, предлагаемых для обсуждения, термины лексикография и фразеография употреблены как однородные члены, соединенные союзом и. Однако, если термином лексикография обозначается богатейшая, старейшая, глубочайшая по характеристике описываемого материала отрасль русского языкознания, то за термином фразеография, осмелюсь утверждать, не стоит никакой общепризнанной теоретической базы, хотя за последние 50-60 лет создано достаточно большое количество фразеографических сборников, справочников, названных словарями. Так что для фразеографии большая честь стоять в одном ряду с лексикографией, большой аванс, хотя реальный уровень исследований русских фразеологических единиц в России и, в частности, на Южном Урале и Западной Сибири, высокий, что разрешает нам говорить о сформулированных здесь и доказавших свою истинность теоретических положениях как о таких, которые непротиворечиво могут применяться и применяются при описании фразеологических единиц, могут быть и являются элементами русской фразеографической теории.

1. Единицей исследования во фразеологии и единицей описания во фразеографии является синтаксическая конструкция, только синтаксическая конструкция. По этой причине фразеографический труд представляет собой книгу — сборник, справочник, собрание, свод, в котором описываются синтаксические единицы разной структуры, разного объёма. Различия в структуре описываемых единиц так велики, что у лингвиста, впервые обратившегося к исследованию фразеологизмов, возникает мысль о беспредельном, неограниченном разнообразии структур,

Чепасова Антонина Михайловна — доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и методики преподавания русского языка Челябинского государственного педагогического университета. E-mail: savelyevacspu@yandex.ru

которые невозможно как-либо систематизировать. Действительно, фразеологизм может иметь структуру словосочетания (медный лоб, правая рука, точка зрения, угол зрения, водить за нос, оставить с носом, души не чаять), сочетания слов (за глаза, под каблуком, не фонтан, не сахар, абы как), структуру однородных членов предложения (ну и ну, рано или поздно, семо и овамо), части сложного предложения (как ни в чём не бывало, как попало, как в воду глядел(а), как у Христа за пазухой), структуру простого предложения (руки опускаются, глаза бы не глядели, ноги подкосились) и др. Но всё разнообразие структур русских фразеологизмов только кажется неограниченным, на самом деле все они являются формами русской грамматики, её категорий, типов связей и т. д., ни один из русских фразеологизмов не оказывается образованным вопреки законам и правилам грамматики русского языка, о чём пойдёт речь дальше. Для фразеографа квалификация синтаксической структуры фразеологизма должна быть обязательной, какого бы типа фразеографический труд он ни создавал.

2. Каждая синтаксическая конструкция состоит из компонентов словного характера, что до сих пор, до сего дня для многих лингвистов-фразеологов и фра-зеографов является камнем преткновения при исследовании и при описании фразеологической единицы. Наш многолетний анализ большого фразеологического материала заставил нас прийти к выводу, которым мы успешно пользуемся: компоненты фразеологизма, сохраняя форму слова, подвергаются качественным семантическим и грамматическим изменениям, в результате чего создаётся новая языковая единица, обозначающая новое понятие и обладающая своими собственными грамматическими свойствами и функциями. Учение о компонентном составе продолжает развиваться, и много новой информации получено с тех пор, как исследовал природу компонентов В. Л. Архангельский [Архангельский 1961: 210-213].

3. Главным условием в разной степени полного исследования и описания фразеологического фонда языка является наличие фразеологической картотеки. Как показывает жизнь, фразеологической картотекой, подобной лексической картотеке, находящейся в Ленинграде (Санкт-Петербурге) и в Москве, Россия пока не располагает. Фразеологи Челябинска, Магнитогорска, Кургана, Омска, Тобольска для исследования разных сторон фразеологизмов и разных их структурных типов создали и продолжают накапливать факты в личных специальных картотеках, насчитывающих по нескольку десятков тысяч карточек каждая [Челябинская фразеологическая школа 2002: 35-40; 261 и др.]. В Челябинске на базе имеющегося общего фонда и личных карточек создаётся единый национальный фразеологический фонд.

4. Фразеологический состав русского языка долгое время повергал лингвистов своим обилием и разнообразием в отчаяние; в литературе и в докладах на конференциях и семинарах можно было прочитать и услышать мнение о том, что фразеологизмы русского языка не могут быть подвергнуты какой-либо систематизации, классификации. Опуская историю разработки вопроса о классификациях, осветим решение этой сложнейшей проблемы учёными Челябинской проблемной лаборатории.

Первой глобальной классификацией современного фразеологического фонда, на наш взгляд, является классификация А. М. Бабкина, предпринявшего деление

всей фразеологии на три разряда: номинативную, грамматическую и модальную, причём «модальные словосочетания» он относит к «грамматической идиоматике» [Бабкин 1964]. Фразеологический состав русского языка с применением названной классификации А. М. Бабкин не исследовал.

В 1974 г. я опубликовала классификацию фразеологизмов, основанную на учёте типов категориальных, самых общих значений единиц, соотносительных с типами категориальных значений классов слов. В соответствии с названным принципом все фразеологизмы современного русского языка распадаются на морфологически изменяемые и морфологически неизменяемые. В свою очередь изменяемые делятся на несколько классов — предметные, процессуальные, при-значные, количественные; неизменяемые (они есть среди части призначных и количественных); полностью неизменяемыми являются пять классов: качественно-обстоятельственные, фразеологические предлоги, фразеологические союзы, фразеологические частицы и модальные. Единицы каждого разряда и класса характеризуются совокупностью семантических и грамматических свойств.

5. Названная классификация стала и до сих пор является надёжным рабочим инструментом исследования фразеологизмов современного русского и других славянских языков, а также изучения фразеологизмов русского и других славянских языков в диахроническом аспекте.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, изменяемые фразеологизмы изучались со стороны структуры их семантики и функционирования в них морфологических категорий.

Неизменяемые фразеологизмы, представляющие собой модели форм косвенных падежей имени, послужили материалом для написания целого ряда кандидатских, докторских диссертаций и монографий. Неизменяемые грамматические единицы стали объектом изучения в кандидатских, докторских диссертациях и монографиях.

6. В своих исследованиях мы решали сложнейшие задачи: по семантическим, грамматическим, структурным и другим признакам единиц попытались выявить фундаментальные свойства фразеологизмов современного русского языка. Считаю, что многое нам удалось. Назову наиболее крупные, на мой взгляд, достижения, сформулированные в приведённых ниже положениях.

• Фразеологизмы семантически организованы в классы, соотносительные с классами слов.

• Фразеологизм не тождествен слову семантически, а только соотносителен с последним.

• Фразеологизмы грамматически организованы, они подчиняются законам национальной грамматики, хотя действие этих законов во фразеологизмах не тождественно их действию в лексическом материале.

• Во фразеологическом материале могут проявляться семантические и грамматические свойства, которые нельзя обнаружить в лексическом материале.

Выведенные закономерности стали основой фразеографических правил.

Опираясь на полученную информацию, мы определяли свойства компонентов единиц разных моделей, количество компонентов в единицах разных моделей. Исследования позволили нам сделать ряд существенных выводов.

• Абсолютное большинство фразеологических единиц имеют двухкомпо-нентный состав, за ними следуют трехкомпонентные.

• Каждый компонент, будь он грамматически главным или подчинённым, служебным или знаменательным, занимает определённое место в данной единице.

• Каждый фразеологизм имеет свою начальную форму, зависящую от того, к изменяемым или неизменяемым он относится. Продуктивность форм грамматических категорий и частота их употребления определяются особенностями значения данной единицы.

• Изменяемые фразеологизмы строятся по ограниченному числу синтаксических моделей, но наличие у таких единиц большого количества грамматических типов, категорий и их форм создают большую частоту употребления изменяемых единиц в речи.

• Неизменяемые фразеологизмы, напротив, строятся по большому количеству разнообразных моделей, представляющих собой фиксированные формы морфологических категорий или частей синтаксических конструкций, и тем самым увеличивают количественно и качественно фразеологический фонд русского языка.

7. Большие картотеки и опора на знания о выявленных фундаментальных свойствах фразеологизмов являются прочным основанием многочисленных надёжных не только квалификационных работ, но и солидных монографий, в которых исследуются целые классы фразеологизмов (Г. А. Шиганова, А. Д. Соловьева и др.), семантические отношения внутри подсистемы фразеологизмов и между фразеологическим корпусом и лексическим составом языка (Н. А. Павлова и её аспиранты), проблемы фразообразования и словообразования на базе фразеологизмов (Е. Н. Ермакова), синтаксические связи фразеологизмов с внешним текстом (И. Г. Казачук), проблемы динамизма фразеологического состава (Е. В. Рад-ченко) и многие другие.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В настоящее время мы располагаем довольно внушительным количеством работ, в которых фразеологический состав рассматривается как строгая семантико-грамматическая подсистема языка, находящаяся в сложнейших связях и отношениях с лексико-грамматической системой национального языка.

Добытая во фразеологических трудах информация имеет прямой выход во фразеографию.

8. В настоящее время фразеологи, очарованные тем или иным свойством фразеологизма(-ов), не выявленном ими в слове(-ах) или, напротив, обнаружив черты сходства фразеологизма(-ов) со словом(-ами), берутся за написание и издание фразеографического труда, называемого ими не иначе как «фразеологический словарь русского языка», не смущаясь ни термином словарь, ни квалификацией своего труда как относящегося ко всему языку, а не к какой-либо его части, теме, разделу и т. п. В статье такого фразеографического труда нет фундаментальных лингвистических характеристик приводимой единицы.

• Не указаны внешние формальные признаки — начальная форма, синтаксическая модель, количество обязательных или варьирующихся компонентов.

• Нет указаний на то, к какому разряду относится эта единица — к номинативной? грамматической? модальной фразеологии?

• К изменяемым или неизменяемым относится эта единица?

• Если она (единица) относится, напр., к номинативной фразеологии, то ка-

кого она семантико-грамматического класса — предметного? процессуального? призначного? количественного? качественно-обстоятельственного?

• Если единица обозначает, напр., процесс, то какие типы форм у неё есть — инфинитивные? личные? причастные? деепричастные?

• Какие формы морфологических категорий у такой единицы есть? и какова их продуктивность?

• Какими синтаксическими свойствами обладает описываемая единица? в какие синтаксические связи вступает с другими словами и формами в предложении — высказывании?

• В какие семантические отношения вступает с другими фразеологизмами и/или со словами?

• Какова стилистическая характеристика этой единицы?

• В каких и скольких фразеографических трудах приводится?

Ответы на поставленные, а возможно, и другие вопросы могут быть приведены в статье, посвящённой одной единице, лишь при наличии большого количества её употреблений в речи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если названного условия нет, статья остаётся пустой, а единица — не имеющей анализа и почти не представляющей интереса для фразеологии и фразеогра-фии.

9. Основными задачами южноуральских и западносибирских фразеологов являются неуклонное увеличение фразеологического фонда, продолжение многосторонних исследований выявленного и выявляемого фразеологического корпуса как сложнейшей подсистемы языка и фразеографическая деятельность.

Первую задачу мы решаем с того времени, как образовалась проблемная фразеологическая лаборатория. Увеличивается фонд в основном за счёт личных картотек, о чём шла речь в предыдущей части статьи.

Для успешного решения второй задачи у наших фразеологов имеются все необходимые условия: картотеки, наличие убедительных надежных теоретических выводов, полученных в результате исследований особых закономерностей, которым подчиняются фразеологизмы, функционируя в языке, о чём шла речь выше. Названные условия позволяют фразеологам дальше исследовать ещё не открытые стороны единиц русского фразеологического состава. Назову несколько новых работ: [Ратушная 2000], [Игнатьева 2001], [Чепасова 2003, 2006], [Казачук 2006], [Радченко 2007, 2009], [Павлова 2008], [Ермакова 2009].

Изложенное выше понимание свойств фразеологической формы, характеризующейся раздельнооформленностью, привело нас к созданию фразеографиче-ских трудов, принципиально отличающихся от многих известных подобных трудов.

Мы создали «Свод фразеологизмов», который построен на учёте всех описанных выше свойств фразеологических единиц. В нём в алфавитном порядке по первому фразообразующему компоненту располагаются 11 500 единиц современного русского языка без толкований индивидуальных значений. Свод депонирован в ИНИОН СССР в 1987 г. По такому же принципу составлен другой свод, названный «Материалами для словаря славянских фразеологических соответствий». В этом труде свыше 15 000 единиц. Оба свода мы рассматриваем как подступы к полному, глубокому фразеографическому труду, в котором непротиворечиво от-

ражалось бы величайшее богатство русского народа и русского языка, и была бы оставлена в прошлом традиция характеристики фразеологизмов, стереотипно тиражируемой в лексических толковых словарях.

В конце 1980-х гг. мы разработали «Проспект семантико-грамматического словаря», рассчитанный на десятитомное издание. Проспект был одобрен издательством «Русский язык», но разрушительные процессы в обществе, изменения в составе работников редакции заморозили издание словаря. По принципам, разработанным для семантико-грамматического словаря, мной написан небольшой учебный толковый словарь, точнее, учебное пособие по фразеографии «Фразеологизмы в нашей речи» [Чепасова 2000].

Главной задачей фразеографии русского языка является создание единого национального фразеологического свода, подобного толковым лексическим словарям в 17-ти или 20-ти томах. Но чтобы выполнить эту масштабную задачу, необходимо, во-первых, создать картотеку, которая включала бы в себя фразеологический состав, известный русскому народу в период от Пушкина до наших дней, точнее, в рамках Х1Х-ХХ1 вв. Во-вторых, фразеология должна достичь такого уровня развития, который позволил бы фразеографам выработать строгую, в возможно большей степени непротиворечивую систему описания фразеологических единиц. Понятно, что названный труд не может быть создан одним человеком или за короткий срок.

Я считаю, исходя из описанных выше условий, целесообразным готовить единый национальный фразеологический свод, используя частные (тематические, семантические, семантико-грамматические) своды, сборники, собрания, справочники. Поясню, что имею в виду. Н. А. Павлова много лет изучала проблему омонимии. Располагая огромной картотекой, она написала несколько монографий по омонимии, в том числе [Павлова 2008]; в год смерти опубликовала [Словарь фразеологических омонимов 2010]. Описанию омонимов в этом Словаре предшествует развёрнутое Предисловие [Там же: 7-10], в котором излагаются принципы отбора омонимов, структурные их типы, формальные признаки, семантические и грамматические свойства, стилистические характеристики, семантические отношения с другими фразеологизмами, отдельными словами и формами, однозначность / многозначность и др. На площади в 304 с. все 868 фразеологических омонимов получают высочайшую фразеографическую характеристику. Описанный в Словаре материал полностью войдёт в единый национальный фразеологический свод.

Г. А. Шиганова занимается изучением фразеологических предлогов. Она обладает картотекой почти в 600 единиц в 80 000 употреблений. В монографиях последних лет [Шиганова 2001, 2003] фразеологические предлоги получили глубокую разностороннюю характеристику. В настоящее время Г. А. Шиганова готовит самый полный в России свод фразеологизмов, где найдут отражение все выявленные при исследовании свойства, отношения, семантика, особенности структуры и др. особенности фразеологических предлогов. Замечательной чертой готовящегося труда считаю обилие текстов, извлеченных из различных произведений письменной речи. В единый национальный фразеологический свод войдёт весь этот труд, посвящённый одному из семантико-грамматических классов.

До сих пор речь шла о созданных и создаваемых уральскими и сибирскими учёными фразеографических трудах, которые можно квалифицировать как составную часть единого национального фразеографического свода. Назову еще один труд, вышедший уже вторым изданием в Москве. Имею в виду работу А. М. Ме-лерович и В. М. Мокиенко «Фразеологизмы в русской речи» [Мелерович, Моки-енко 1997, 2001], тоже названную словарём. Это труд, в котором фразеологическая единица получила максимально глубокую, разностороннюю характеристику. Работу в 856 страниц предваряет «Введение» [Мелерович, Мокиенко 2001: 3-44], в котором излагаются принципы построения всего труда и фразеологической статьи. Этот труд — точное зеркало того, что узнали авторы о фразеологизме(-ах), имеющем(-их) в своем компонентном составе в основном знаменательную лексему, названную «ключевой». Последняя подаётся как заголовок, под которым помещаются и толкуются все фразеологизмы, которые исследованы авторами. Так, фразеологизмы под заголовком Душа занимают 10 стр. [Там же: 216-226], под заголовком Нога — 9 стр. [Там же: 442-450], под заголовком Рука — 32 стр. [Там же: 590-622]. И так далее. Это первая особенность словаря. Второй особенностью считаю фразеологофразеографический характер толкования единицы, заключающийся в том, что каждая трансформация научно квалифицируется и отмечается определённым значком [Там же: 41-49]. Третья особенность — наличие этимологической справки у каждой (!) единицы. Причём нередки случаи употребления значка «солнечный диск» у нескольких фразеологизмов, находящихся под одной «ключевой» лексемой. См. у единиц под заголовком Вода 8 справок, у единиц с заголовками Голова и Нога — по 7 справок. Большое внимание авторы уделяют толкованию значения как основной, исходной форме фразеологизма, так и его дериватам. В целом фразеологизмы, помещённые под «ключевой» лексемой, получают глубочайшее и разнообразнейшее фразеографическое, а не лексикографическое описание.

По принципу отбора материала работа А. М. Мелерович и В. М. Мокиенко — частное собрание, оно в едином национальном фразеографическом своде будет золотой частью.

Приводя краткую информацию о трёх фразеографических трудах, в которых отражаются успехи русской фразеологии, я хотела показать, что отечественные фразеологи работают пока автономно, не следуют какой-то одной строго выработанной системе анализа и описания, опираются на большие личные картотеки, в которых можно открыть универсальные свойства, характерные для лексических единиц, и свойства, характерные только для фразеологизмов. Отсутствие единых принципов анализа и описания тормозит развитие и фразеологии, и фразеогра-фии.

Соглашаясь с мнением одного из авторов «Введения» к «Фразеологизмам в русской речи» о том, что «на современном этапе развития фразеологии наблюдается всё возрастающая тенденция синтезирования теории и фразеографической практики» [Там же: 3], не могу согласиться с полным составом словарей, приводимых в примечании, как реализующих названную выше тенденцию к синтезированию теории и фразеологической практики.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Заканчивая доклад, отмечу: в современной фразеологии усилиями отдельных учёных и некоторых их объединений раскрываются и квалифицируются глубин-

ные и внешние формальные свойства фразеологизмов. Благодаря этому фразеология русского языка обрела черты сложной науки, исследующей фразеологическую подсистему национального языка.

Фразеография, которая, строго говоря, может быть только зеркальным отражением фразеологии, пока не существует как стройная система правил описания фразеологических единиц, в ней (фразеографии) есть теоретическая база для описания, отдельные убедительные, глубокие фрагменты (см. выше), которые дают надежду на возможность создания научной строгой, глубокой фразеографии. А пока фразеография не имеет своего общепринятого терминологического аппарата: значительные по количеству описываемых единиц книги называем словарями, иногда «большими»; статьи, в которых описываются синтаксическая структура, поведение и формы компонентов, разного типа трансформации неоднословной единицы, называются словарными, а не фразеологическими, разработку каких-либо сторон фразеологизма называем лексикографической, а не фразеографической. Фразеография продолжает пользоваться «младенческими лексикографическими пелёнками», хотя уже выросла из них. Однако любая наука начинается с младенчества, будем надеяться, и фразеография освободится «от пелёнок».

ЛИТЕРАТУРА

Архангельский В. Л. О постоянных и переменных в структуре устойчивой фразы // Филологические науки. — 1961. — №1. — С. 210-213.

Бабкин А. М. Фразеология и лексикография / Проблемы фразеологии. Исследования и материалы. — М.; Л.: Наука, 1964. — 76 с.

Ермакова Е. Н. Фразо- и словообразование в сфере фразеологии современного русского языка. — Тюмень: Вектор Бук, 2009. — 416 с.

Казачук И. Г. Управление объектных процессуальных фразеологизмов: моногр. — Челябинск: ЧГПУ 2006. — 172 с.

Мелерович А. М., Мокиенко В. М. Семантическая структура фразеологических единиц современного русского языка: моногр. — Кострома: КГУ 2008. — 484 с.

Мелерович А. М., Мокиенко В. М. Фразеологизмы в русской речи. Словарь. — 2-е изд., стереотип. — М.: Рус. слов.: Астрель, 2001. — 856 с.

Павлова Н. А. Омонимия как проявление развития языка (на материале русских фразеологизмов): моногр. — Омск: Полиграфич. центр КАН, 2008. — 300 с.

Радченко Е. В. Динамические процессы во фразеологизмах с функционирующими морфологическими категориями: моногр. — Челябинск: ЮУрГУ 2007. — 148 с.

Радченко Е. В. Динамические процессы в сфере значения русских фразеологизмов с функционирующими морфологическими категориями: моногр. — Челябинск: ЮУрГУ, 2009. — 231 с.

Ратушная Е. Р. Семантическая структура фразеологизмов в процессе её формирования и функционирования. — Курган: КГУ, 2000. — 223 с.

Словарь фразеологических омонимов современного русского языка / под ред. Н. А. Павловой. — М.: Флинта: Наука, 2010. — 304 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Соловьёва А. Д. Качественно-обстоятельственные фразеологизмы русского языка. — Челябинск: ЧГПУ — 2005. — 459 с.

Челябинская фразеологическая школа (итоги и осмысление пути): науч.-ист. очерк / науч. ред. А. М. Чепасова. — Челябинск: ЧГПУ, 2002. — 304 с.

Чепасова А. М. Предметные фразеологизмы русского языка. — Челябинск: ЧГПУ, 2003. — 267 с.