Научная статья на тему 'Этнокультурный и политический аспекты фальсификации истории в Республике Беларусь'

Этнокультурный и политический аспекты фальсификации истории в Республике Беларусь Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
204
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КУЛЬТУРНО-ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ / ДОКТРИНЫ "ПОЛЬЩИЗНЫ" И "ЛИТВИНИЗАЦИИ" / КОНСТРУИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИИ / CULTURAL AND CIVILIZATIONAL ORIENTATION OF THE POLITICAL ELITES / THE DOCTRINE OF "POLSCHIZNY" AND "LATINIZATION" / CONSTRUCTION OF NATIONAL HISTORY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сергеев Н., Фадеев А.

В статье авторы рассматривают предпринимаемые властями факты фальсификации истории Белоруссии в образовании и других областях общественной жизни. Такая политика способствует восприятию России значительной частью молодежи как чуждого, имперского государства, несущего постоянную угрозу республике. Авторы приходят к выводу, что национально-культурный отрыв белорусов от русского народа будет государственной и геополитической катастрофой для Белоруссии и самым негативным образом скажется на Российской Федерации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ETHNO-CULTURAL AND POLITICAL ASPECTS OF THE FALSIFICATION OF HISTORY IN THE REPUBLIC OF BELARUS

In the article the authors consider the facts of falsification of the history of Belarus in education and other spheres of public life undertaken by the authorities. This policy contributes to the perception of Russia by a significant part of young people as an alien, Imperial state, which carries a constant threat to the Republic. The authors conclude that the national and cultural separation of Belarusians from the Russian people will be a state and geopolitical catastrophe for Belarus and will have a negative impact on the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Этнокультурный и политический аспекты фальсификации истории в Республике Беларусь»

УДК 93

Н. СЕРГЕЕВ,

представитель Института стран СНГ в Республике Беларусь e-mail: rujansergeev@mail.ru

А. ФАДЕЕВ,

заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ e-mail: fadeev@materik.ru

Ключевые слова:

культурно-цивилизационная ориентация политических элит, доктрины «польщизны» и «литвинизации»,

конструирование национальной истории

N. SERGEEV,

Representative of the Institute of CIS countries in the Republic of Belarus

A. FADEEV,

Head of Department of Belarus оf the Institute of CIS countries

Key words:

cultural and civilizational orientation of the political elites, the doctrine of "polschizny" and "Latinization", construction of national history

ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

В статье авторы рассматривают предпринимаемые властями факты фальсификации истории Белоруссии в образовании и других областях общественной жизни. Такая политика способствует восприятию России значительной частью молодежи как чуждого, имперского государства, несущего постоянную угрозу республике. Авторы приходят к выводу, что национально-культурный отрыв белорусов от русского народа будет государственной и геополитической катастрофой для Белоруссии и самым негативным образом скажется на Российской Федерации.

ETHNO-CULTURAL AND POLITICAL ASPECTS OF THE FALSIFICATION OF HISTORY IN THE REPUBLIC OF BELARUS

In the article the authors consider the facts of falsification of the history of Belarus in education and other spheres of public life undertaken by the authorities. This policy contributes to the perception of Russia by a significant part of young people as an alien, Imperial state, which carries a constant threat to the Republic. The authors conclude that the national and cultural separation of Belarusians from the Russian people will be a state and geopolitical catastrophe for Belarus and will have a negative impact on the Russian Federation.

Введение

Успешность белорусско-российского союзного строительства зависит не только от степени формирования общего (в последующем единого) экономического пространства, как это предусмотрено Договором о создании Союзного государства [1], но и от уровня взаимного доверия и дружбы между элитами и народами двух стран, вставшими на путь единения.

Казалось, что между Россией и Белоруссией в этом смысле дела обстоят наилучшим образом и никаких заметных проблем между государствами— участниками Союзного государства не существует. Действительно, русские (великороссы) и белорусы являются не просто самыми близкими в национально-культурном отношении друг к другу народами, а ветвями одного общерусского (восточнославянского) этноса. При этом в Минске на самом высоком уровне немало говорится об общей истории и судьбе Белоруссии и России [2].

Катастрофический пример Украины убедительно свидетельствует, что интересы экономики (вопреки распространенному мнению) не играют определяющей роли в выборе правящими кругами геополитического курса своей страны. Решающее значение имеет культурно-цивилизационная ориентация политических элит и большинства политически активной части общества. При этом эта самая ориентация не является чем-то неизменным, а подвержена влиянию и изменению.

В то же время национальное самосознание не является каким-то отвлеченным понятием. Его носителями являются конкретные люди. И оно определяется тем, кем эти люди себя осознают и к какому народу себя относят. При этом история знает примеры принудительного искажения самосознания целых народов. Подобными неблаговидными деяниями, как правило, занимались чужеземные вла-

стители, если какой-либо народ или часть его попадал под их господство.

Но были и иные случаи. Так, в течение всего советского периода отечественной истории проводился масштабный эксперимент над самосознанием и национальной целостностью русского народа, от которого в директивном порядке были отторгну-

ты его белорусская и малороссийская (украинская) ветви [3].

Советский период завершился уже более четверги века назад, но «национальный эксперимент», затеянный над русским народом в начале XX столетия, продолжается до сих пор. Под жестоким воздействием, как известно, сегодня оказалась малороссийская ветвь русского народа.

Особенности исторического образования в Белорусской ССР

В Белорусской ССР история преподавалась в том же разрезе, что и в УССР. Тот же посыл о восточнославянском братстве, но разности русских, белорусов и украинцев. Схема преподавания была следующая. Предки современных восточнославянских народов в домонгольской Руси были единым древнерусским народом и именовали себя русскими. Затем начиная века с XV русские люди, пусть и жившие в те времена в разных государствах, начали (по каким-то не совсем понятным причинам) в национально-культурном отношении обособляться друг от друга.

Причем инерция обособления, по версии советской историографии, была столь велика, что даже после возврата западнорусских (белорусских) земель в лоно русской государственности белорусы якобы самым активным образом поддерживали антироссийские мятежи польских панов и шляхты. Фальсификации подверглось польское восстание 1863 г. В 1861 г. в ходе Великих реформ белорусские крестьяне, как и везде в России, были освобождены от крепостной зависимости, и их общины стали выкупать

и оформлять в собственность землю. Это в корне подрывало экономическое господство польских магнатов и шляхты в Белоруссии, что и явилось одной из главных причин шляхетского восстания.

Являясь частью русского народа и называя себя русскими, предки современных белорусов всегда с надеждой смотрели на Российское государство, считая его родным для себя. Когда же после краха Речи Посполитой белорусские земли вошли в состав Российской державы, то белорусы, в отличие от польских магнатов и шляхты, были самыми преданными подданными русского престола. Это особенно ярко проявилось во время нашествия Наполеона I и польских мятежей 1830 и 1863 гг., когда белорусские крестьяне, мещане и дворяне сражались в рядах русской армии, в партизанских отрядах (в 1812 г.) и в составе крестьянских дружин с врагами Российской империи [4].

Но так как в СССР дореволюционная Россия была объявлена «тюрьмой народов», а белорусы решением ЦК партии большевиков были лишены своего исконного права относить себя

к русскому народу, то нужно было в угоду партийным предписаниям обнаружить хоть какие-то примеры борьбы собственно белорусов (точнее их предков) против «проклятого русского царизма».

Однако ничего подобного выявить не удалось (не относить же к таковым уголовникам и разбойников), и поэтому партийным идеологам пришлось «перекрашивать» польско-шляхетский мятеж 1863 г. в «белорусское национально-освободительное восстание». А одного из его предводителей, родовитого (пусть и обедневшего) польского шляхтича Винцента Константа Калиновского — в «крестьянского вожака Кастуся Калиновского», именем которого в БССР было названо немало улиц в городах и поселках.

А между тем этот деятель не только ненавидел Россию, православную веру и был крайним польским националистом, но и выступал в качестве идеолога и руководителя политического терроризма. Во время восстания 1863 г. со стороны мятежников действовали специальные террористические отряды, так называемые «кинжальщики» и «жандармы-вешатели», которые безжалостно расправлялись с теми, кто не хотел поддерживать мятеж. Причем

«жандармы-вешатели» действовали в основном в сельской местности, «кинжальщики» же в городах. Особую ненависть у террористов вызывали православные священники, которых убивали с особой жестокостью. Всего же жертвами повстанческого террора стали около двух тысяч человек [5].

Однако для партийных идеологов преступления польских террористов были не злодеяниями, а методами «революционной борьбы» с русским самодержавием. В советское время вокруг имени Калиновского всемерно создавался ореол «революционного романтизма». О фальшивом «белорусском революционере-демократе Кастусе Калиновском» писались картины, создавались музыкальные произведения и художественные фильмы. В школьных и вузовских программах по истории БССР (именно так назывался курс истории Белоруссии) этот польский шляхтич-террорист преподносился в качестве пламенного борца за интересы белорусского народа.

Насаждение культа Калиновского (в первую очередь через школьные программы по истории) продолжалось практически семь десятилетий, что привело к укоренению в сознании нескольких поколений мифа о белорусском повстанце Кастусе Калиновском.

Русофобия и политика «литвинизации»

После 1991 г. в суверенной Республике Беларусь миф о Калиновском не только не был развеян, но приобрел черты неприкрытой русофобии. Если в советской историографии Калинов-ский выступал неким борцом за соци-

альное равенство и справедливость, то с подачи новых властей РБ он стал превозноситься за участие в мятеже против России. Из «белорусского революционера-демократа» советских времен Калиновский превратился

в идола «незалежности», пределом мечтаний которого якобы был «суверенитет Беларуси» [6].

В качестве еще одной иконы национальной независимости был избран польский (имеющий литовские корни) магнатский род Радзивиллов, которые в современной историографии и СМИ РБ именуются белорусскими князьями, представляются любителями изящных искусств, щедрыми меценатами и носителями «белорусского национального духа» [7]. С точки зрения исторических фактов подобные утверждения — абсолютная фальшивка, но для тех, кто после 1991 г. затеял очередной «эксперимент» над национальным самосознанием белорусов, это не имело какого-либо значения.

Следуя правилу своих исторических кумиров, а это не кто иные, как иезуиты с их принципом «цель оправдывает средства», и, поставив себе задачу оторвать белорусов от России и «Русского мира», новоявленные национал-экспериментаторы сразу после распада СССР возвели фальсификацию истории в ранг государственной политики в системе школьного и вузовского образования РБ. Преподавание истории в учебных заведениях республики вначале 90-х годов было нацелено на их дерусификацию, тотальное искажение национального самосознания. В течение десятилетия должна было произойти трансформация Белоруссии в нерусскую страну с заменой самого названия «белорусы» на «литвины». В основе такой «литвинской» этно-конструкции лежала грубая историческая фальсификация.

Вот, к примеру, как определяет понятие «литвины» Большой белорусский энциклопедический словарь: «Литвины, термин, применяемый в исторических источниках для обозначения жителей Великого княжества Литовского. Как правило, имел этнический смысл (относился к литовцам) в тех случаях, когда литвины противопоставлялись русинам (предкам современных белорусов). Когда под литвинами понимались жители ВКЛ в целом, то термин относился и к литовцам, и русинам. В Речи Посполитой под «народом литвинов» понималась только шляхта ВКЛ, независимо от их этнического происхождения» [8].

Таким образом, понятие «литвин» означало, с одной стороны, этнических литовцев, с другой — это было гражданско-политическое понятие, означавшее подданство Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского, независимо от национальности, т. е. литвинами в смысле подданства были и литовцы, и русские (русины в тогдашней терминологии), и татары, и евреи.

Наиболее активно идея «литвин-ства» продвигалась в белорусское общество на первом, крайне русофобском, этапе существования суверенной Республики Беларусь. Внешне националистическая элита преследовала одну цель — устранить из терминов «белорус» и «Белоруссия/Беларусь» ненавистный «свядомитам» корень «рус», зримо связывающий белорусский народ с Россией и «Русским миром» [9]. На самом деле вопрос ставился о полной подмене этнокультурного кода, укоренении в самосознании

белорусов националистических идей и псевдоисторических конструкций. Контролировавшие после распада СССР власть в Белоруссии «свядоми-ты» намеревались сделать так, «чтобы на Руси не было Руси», т. е. решить задачу, которая оказалась не под силу иезуитам во времена Речи Посполи-той. Однако скрывавшаяся под личиной белорусизации политика литви-низации/дерусификации вызвала

широкие протесты в обществе, на волне которых президентом Республики Беларусь становится А. Лукашенко. На выборах 1994 г. главными лозунгами А.Г. Лукашенко были союз с Россией и государственное белорусско-русское двуязычие. Избрание А.Г. Лукашенко главой белорусского государства означало закат литвинизма как (пусть и неофициальной) государственной идеологии Республики Беларусь.

Национальное строительство и фальсификация истории при президентстве А.Г. Лукашенко

Придя к власти, А.Г. Лукашенко выполнил свои предвыборные обещания. В результате республиканских референдумов 1995 и 1996 гг. в Республике Беларусь было установлено государственное белорусско-русское двуязычие (ст. 17 Конституции РБ). В апреле 1996 г. Республика Беларусь и Российская Федерация официально стали союзниками, в декабре 1999 г. президентами России и Белоруссии был подписан Договор о создании Союзного государства, который вступил в силу в январе 2000 г.

Казалось, что противники общерусского (восточнославянского) единства бесповоротно утратили свое влияние на политику белорусского государства. Логичным было бы теперь направить программы и учебники по истории для средних и высших учебных заведений на путь исторической правды, решительно переработав их содержание, поскольку национальное самосознание в значительной степени формируется в ходе получения образования, в первую очередь в средней школе.

А. Лукашенко неоднократно ставил вопрос о содержании исторического образования в Белоруссии, а еще чаще— о формулировании национальной идеи белорусского государства. Однако ничего заслуживающего внимания из последнего не получилось. Создавались соответствующие комиссии, осваивались выделенные средства, но ничего внятного на поприще национальной идеи предложено так и не было.

Что касается исторического образования, то в этой области был произведен лишь «косметический ремонт». Из учебников истории были убраны лишь явно антирусские и антинаучные пассажи. В остальном же мало что изменилось. На смену открытому и крайне одиозному «литвинизму» пришла внешне не столь оголтелая и поэтому более разрушительная «польщизна», которая внедрялась под личиной «беларусчыны».

Сторонники польщизны/бела-русчыны во власти пытаются приучить белорусов воспринимать историю Бе-

лоруссии, белорусскую нацию и культуру, а также политику современной Республики Беларусь через призму западноевропейской цивилизации, фактически с позиции польской матрицы интересов. Важнейшим направлением такой политики является стремление побудить белорусов видеть в России страну, отягощенную проблемами и несущую для них постоянную угрозу, а в ее жителях представителей чуждого этноса, носителя иных морали и ценностей, более низкого уровня культуры.

В 2006 г. в Польше принята так называемая программа строительства 4-й Речи Посполитой, предполагающая превращение Польши в региональную державу с культурно-ци-вилизационным доминированием в регионе существования в ХУ1—ХУШ вв. первой Речи Посполитой, граница которой проходила чуть западнее Смоленска [10]. Помимо прочего, этот программный документ объективно ставит задачу расколоть «Русский мир», окончательно оторвать от русской цивилизации и России белорусское государство.

Особенно заметно возросла активность проводников польщизны/ беларусчыны после кавказской войны 2008 г. Сначала это было нежелание белорусского руководства поддержать Россию в кавказских событиях лета 2008 г., отказ от признания Абхазии и Южной Осетии. Затем двусмысленная позиция относительно статуса Крыма и фактическая поддержка русофобского киевского режима, пришедшего к власти путем госпереворота. Все это породило в Варшаве, и в целом на

Западе, а также в белорусских кругах, продвигающих идею польщизны, серьезные надежды на успех.

Русофобская и антибелорусская обработка (фактически вопрос ставится о перекодировке) самосознания белорусских граждан сегодня приобретает едва ли не тотальный характер. Этим неблаговидным делом сообща занимаются, как открыто прозападные (так называемые оппозиционные) структуры, так и государственные гуманитарные и другие ведомства.

К примеру, благодаря совместным усилиям чиновников и «научных» консультантов от польщизны под видом восстановления исторического облика Минска центр города приобрел черты польско-шляхетского «мяста» с доминированием католической и униатской архитектуры. При этом реконструкция проводилась таким образом, чтобы в историческом центре Минска ничего не напоминало о старорусских истоках города и о российском периоде его истории. Для полноты картины в центре Минска в течение последних лет установлены монументы в честь различных деятелей польской культуры — от поэта Адама Мицкевича до композиторов Станислава Манюшко и Михала Клеофаса Огинского. Согласно официальной версии, все эти архитектурные почести были возданы этим деятелям за вклад в развитие белорусской культуры [11].

Когда же общественность, движимая интересом к истории родного города, предложила поставить на месте минского замчища (древнерусского града) памятник родоначальнику минской ветви полоцких князей-рю-

риковичей Глебу Минскому, то власти, вроде бы и не возражая, отложили дело в долгий ящик. Причем нет уверенности в том, что в случае если памятник все же будет установлен, то русскому князю Глебу Всеславичу не будет придан облик какого-нибудь польского рыцаря, который всю свою жизнь посвятил борьбе с «имперским Киевом» [12].

Но если в Минске власти все-таки не отрицают необходимости увековечения памяти князя Глеба Минского, то, когда общественность предложила установить в Новогрудке (древнерусский Новгородок) памятник основателю этого города великому князю Ярославу Мудрому, то против выступил Институт истории Национальной академии наук РБ. Зато он уже не один год лоббирует установку в этом городе монумента литовскому великому князю и королю Миндовгу. Ведущий научный сотрудник Центра специальных исторических наук и антропологии НАНБ Александр Груша по этому поводу заявил: «Отмечу сразу, что в вопросе установки в Новогрудке памятника князю Миндовгу Институт истории НАН Беларуси не был безучастным. В 2012 году к нам поступили запросы: один из Администрации Президента Республики Беларусь — о возможности установки памятника Миндовгу, второй — из Новогрудского районного исполнительного комитета — о целесообразности появления в городе памятника Ярославу Мудрому. На первый запрос Институт истории дал положительный ответ, на второй — отрицательный» [13].

А ведь Миндовг, воспользовавшись

разгромом монгольскими ордами хана Батыя западнорусского Гродненского княжества, гибелью князя Юрия Глебовича, его дружины и ополчения при защите Гродно, захватил эти русские земли, после чего стал именовать себя «господарем Литвы и Руси». И этому чужеземному королю-захватчику белорусский исторический официоз настоятельно рекомендует установить памятник.

Что касается Минска, то за четверть века суверенной истории в белорусской столице появилось только два монумента, связанных с российской культурой и историей. Это памятник А. Пушкину (подарок правительства Москвы) и скульптурная композиция «Минский городовой», установленный напротив Министерства внутренних дел РБ по инициативе и на средства этого правоохранительного ведомства. Причем если монументы польским деятелям были установлены за счет средств Министерства культуры РБ, то «Пушкин» и «Минский городовой» появились в Минске без какой-либо финансовой помощи со стороны этого ведомства. При этом в отношении памятника российскому полицейскому со стороны «свядо-митов» и экспертов, продвигающих польщизну, была развязана истеричная кампания очернения, но, к чести МВД РБ, она не возымела никакого действия.

Еще одним орудием дерусифика-ции белорусского общества избраны туризм и краеведение, которые находятся в ведении Министерства спорта и туризма и Министерства культуры РБ. В ходе многочисленных экскур-

сий, проводимых для белорусских, российских и иностранных граждан, туристам преподносятся россказни о «золотых временах Речи Посполитой», «благородных польских королях и магнатах», о «просвещавших белорусов иезуитов» и прочая псевдоисторическая информация. В устах экскурсоводов в качестве злодеев, погубивших «прекрасную и демократическую» Речь Посполитую, предстают все те, кто выступал против «европейски просвещенных» короля и магнатов: крестьяне и мещане, казаки и православные братства. Ну, а наиболее черными красками рисуется Российское государство, которое представляется чужим и агрессивным, погубившим «наияснейшую Речь Посполитую».

О древнерусском же периоде белорусской истории не упоминается вообще, о российском — говорится очень мало и в негативной тональности. Для белорусских групп экскурсии проводятся исключительно на «мове», на русский язык экскурсоводы переходят только в случае жестких требований со стороны слушателей.

Белорусские власти много публично рассуждают о собственном гостеприимстве, но при этом демонстративно игнорируют интересы туристов из России и стран СНГ, для которых русский язык является естественным языком общения. В Минске и по всей республике все дорожные указатели, названия населенных пунктов, улиц и площадей выполнены исключительно на белорусской «мове», иногда еще по-английски, но никогда по-русски. В минском же метро действует белорусско-английское двуязычие.

Имеющий государственный статус русский язык практически полностью исключен из дорожно-транспортной системы Белоруссии [14].

На неоднократные обращения граждан и местных органов власти с предложением привести языковую политику в дорожно-транспортной системе в соответствие с нормами Конституции Республики Беларусь от центральных властей следует неизменный отказ. Все это свидетельствует о том, что ущемление русского языка является целенаправленной политикой официального Минска. При этом минский официоз никак не смущает то обстоятельство, что подобные действия в языковой сфере наносят Республике Беларусь значительный имиджевый ущерб.

Преподавание истории в средней школе имеет исключительно важное значение, поскольку именно в эти годы в значительной степени закладываются основы национального самосознания и мировосприятия современной белорусской молодежи. Следует сразу заметить, что в системе исторического образования история Белоруссии преподается как основной курс. При этом история Руси/России является частью курса всемирной истории, ее школьники изучают в одном ряду с такими странами как Германия, Франция, Англия, Турция, Индия, Китай и Япония.

К примеру, в учебнике для 7-го класса «Всемирная история Нового времени XVI—ХУШ вв.» [15] история России хоть и выделена в отдельный раздел, но представлена весьма скупо и поверхностно. На три чрезвычайно

важных и насыщенных событиями века русской истории отведено всего 40 страниц. Для сравнения, раздел «Западная Европа» занимает 105 страниц, раздел «Восточные цивилизации» — 27 страниц, а раздел «Америка» — 25 страниц.

Теперь обратимся к учебнику «История Беларуси с древнейших времен до XV века, часть I» [16] для 6-го класса средней школы. На первый взгляд особых возражений представленный в нем материал вызывать не должен. Исторические события изложены более-менее достоверно. Древнерусское государство в нем представлено, и Киев как «мать городов русских» упоминается, только вот учебный материал изложен таким образом, чтобы у учащихся сложилось впечатление, что существовавшие в древности на территории теперешней РБ Полоцкое, Туровское и другие княжества только и делали, что боролись с «имперским» Киевом за свою «незалежность» и что общерусские дела их практически не интересовали. Следовательно, школьников приучают воспринимать историю Древней Руси не с общерусских позиций, а с точки зрения местечковых интересов. Не отрицая существования Древнерусского государства как такового, учебник все же вбрасывает в сознание школьников семена сомнения относительно наличия во времена Древней Руси единого русского народа: «О единстве Руси говорят многие факты: сходство в хозяйственной деятельности и образе жизни, прочные торговые связи, близость происхождения и историческая судьба. Много общего было и в культуре

восточнославянского населения. Это дало ученым основание утверждать, что существовала восточнославянская общность. Иногда ее называют "древнерусская народность"».

При этом в отличие от учебника советских времен «История БССР» из оборота полностью исключены понятия западнорусские земли и Западная Русь (там они использовались относительно древнерусского периода истории Белоруссии) и заменены на «политически правильные»: белорусские земли и Беларусь.

Теперь рассмотрим вторую часть упомянутого учебника [17], который освещает исторические события, происходившие на территории нынешней РБ со второй половины XIII в. по XV в. включительно. Необходимо отметить, что этот действующий учебник значительно отличается от тех, по которым белорусские школьники изучали указанный период истории в прежние годы. В нем больше исторической правды, хотя имеется и ряд серьезных недостатков, обусловленных стремлением каким-то образом подогнать историю того периода под официальную (пусть и негласную) установку по удревлению белорусской государственности и белорусов как отдельного восточнославянского народа.

В учебнике употребляется подлинное название литовско-русского государства — Великое княжество Литовское и Русское, однако авторы постарались дать понять, что под термином «Русское» скрываются белорусские земли: «В середине XIII в. в Восточной Европе образовалось новое

государство. В него вошли литовские и часть белорусских («русских») земель. Поэтому позже государство получило название «Великое княжество Литовское и Русское».

Подробно излагается драматическая, почти 10-летняя эпопея, связанная с созданием в 1432 г. великим князем Свидригайло Великого княжества Русского (ВКР) со столицей в Полоцке, его борьбой с польско-литовской агрессией и падением, обусловленным предательством православного митрополита Герасима и смоленских бояр. Если исходить из трактовки, что русские — это на самом деле белорусские земли, то белорусов предали православный митрополит и русские, смоленские бояре. (В исторических трудах, издаваемых Белорусским экзархатом Русской православной церкви, события, связанные с Великим княжеством Русским, вообще замалчиваются).

Главным недостатком учебника является следование посылу советских времен об обособлении белорусов от русского народа еще во времена Великого княжества Литовского. А так как исторических источников, подтверждающих эту доктрину, не существует, то учебник ее навязывает в качестве неподлежащей сомнению аксиомы. В этом же русле лежит и именование русского (западнорусского) языка Великого княжества Литовского и Русского «старобелорусским». Западнорусский язык был, как известно, переименован в старобелорусский еще во времена БССР, когда боролись с русским «великодержавным шовинизмом».

Что касается истории Руси/России, то ей отведен небольшой (30 стр.) раздел в учебнике «История Средних веков» для 6-го класса, который затрагивает огромный промежуток времени от призвания Рюрика до Ивана IV Грозного.

Учебник «История Беларуси XVI— XVIII вв.» представляет собой, по сути, антироссийское агитационное пособие, призванное сформировать у белорусских школьников стойкое убеждение в том, что во всех бедах, преследовавших в течение столетий предков современных белорусов, повинна агрессивная экспансионистская политика Российского государства [18]. На первых страницах учебника авторы восточнославянское население, проживавшее на территории современной Белоруссии, называют «руским» (в кавычках), правда, оговариваются, что в XVI в. оно по вере в подавляющем большинстве своем было еще православным: «На белорусских землях проживало преимущественно православное по вероисповеданию восточнославянское население. В то время оно называлось «руским». Земли ВКЛ, которые когда-то принадлежали Древней Руси, также называли «руски-ми». Это было закреплено в полном названии государства — Великое княжество Литовское, Руское, Жемайтское». Учебник навязывает идею пресловутой польщизны об отдельности белорусов в национально-культурном отношении от русского народа. Вот только некоторые характерные примеры: «Великий князь Московский Иван III заявил свои права на наследство Древней Руси. Он провозгласил себя

государем всея Руси. Намерение Ивана III объединить под своей властью всю Русь непосредственно угрожало Великому княжеству Литовскому. В конце XV — первой половине XVI в. между двумя соседними государствами произошло несколько войн. ...В результате ВКЛ утратило огромные территории на востоке, в числе район Гомеля». «Оршанская битва (8 сентября 1514 г.) относится к числу ста самых значительных сражений европейской истории. В этой битве войско ВКЛ одержало самую крупную свою победу в борьбе с Русским государством. Битва под Оршей стала громким военным успехом Великого княжества Литовского. Но она не принесла ему победы в войне, которая длилась еще восемь лет. Незадолго до Оршанской битвы ВКЛ потеряло крупный город Смоленск, перешедший под власть Москвы».

А вот как преподносится взятие Полоцка войсками Ивана Грозного в 1563 г. во время Ливонской войны. Вначале дано описание осады Полоцка средневековым польским историком Матеем Стрыйковским: «Стреляя без перерыва, они (русские войска. — Авт.) подожгли замок, так что 40 участков стен сгорело. А людей, которые тушили замок, из ружей поубивали». Затем в учебнике говорится следующее: «Через две недели осады город сдался. Несмотря на обещания Ивана IV Грозного, многих из пленных защитников вывезли в Россию. Католические монахи и евреи были убиты, а город разрушен. Войско ВКЛ, отправленное на подмогу Полоцку, было разбито под Глубоким».

Совсем в иной тональности преподносятся действия польского короля Стефана Батория: «В июле 1579 г. Стефан Баторий во главе 40-тысячного войска двинулся под Полоцк. Его задачей было вернуть захваченные земли и перенести военные действия на территорию противника. Российский гарнизон в Полоцке в течение 20 дней сопротивлялся армии Речи Посполитой. В 1580—1581 гг. войска Речи Посполитой закрепили свои успехи. Они вернули территории, утраченные вначале 1560-х гг., и начали занимать земли Российского государства. Победное шествие Стефана Батория было остановлено неудачной 5-месячной осадой Пскова. Нехватка продовольствия и боеприпасов, недовольство войной в самой Речи Посполитой вынудили короля пойти на переговоры. Планы дальнейшего похода на Великий Новгород и Москву так и не были реализованы. Речь Посполитая вышла победительницей из Ливонской войны».

А вот как рисуются события, связанные с Переяславской радой и последовавшей за ней войной между Россией и Речью Посполитой: «На белорусские земли обрушилось новое военное бедствие. Начало ему дали события, происшедшие в Украине. Казаки решили выйти из подчинения Речи Посполитой и перейти под власть российского царя. Столкновение между Российским государством и Речью Посполитой становилось неизбежным. В Москве решили, что лучшим способом решения этого конфликта будет наступательная война. В мае 1654 г. российское войско,

разделенное на три армии, вторглось в восточные земли Речи Посполитой».

Теперь коснемся Северной войны, которая затронула и белорусские земли. При этом на одну доску ставятся шведские агрессоры и русские войска, которые пользовались широкой поддержкой местного населения. Однако об этом учебник полностью умалчивает: «Российские и шведские солдаты разоряли не только города и села. Неоднократно они нападали на католические и униатские храмы и монастыри. Во время пребывания в Полоцке в июле 1705 г. Петр I посетил Софийский собор, который в то время был уже униатским. Возмущенный царь вместе со своей свитой напал на местных монахов-базилиан. Часть из них была убита, а Софийский собор и монастырь российские солдаты разграбили. По приказу царя в подвале собора устроили пороховой склад. Перед уходом из города российских войск, склад взорвался. Собор был почти полностью разрушен». «Война принесла белорусским землям большие потери. Войска противников целенаправленно уничтожали и опустошали белорусские города и имения. Шведы полностью разрушили Мир, Клецк, Несвиж, Кореличи, Ляховичи, разграбили Городню, Пинск, Менск, Новогородок, Лиду, Могилев. По приказу Петра I были сожжены некоторые восточно-белорусские города. Деревни уничтожались войсками, отбиравшими провиант и фураж». При этом ни одного примера того, что Петр I отдавал подобные приказы, не приводится, он просто бездоказательно очерняется.

Следует отметить, что в описании событий, связанных с Ливонской войной, войной между Россией и Речью Посполитой в 1654—1667 гг. и Северной войной, ни слова не говорится об отношении населения русских земель ВКЛ и Речи Посполитой к войскам Российского государства. Последние пользовались самой широкой поддержкой со стороны русских жителей польско-литовского королевства, в православных храмах открыто молились о здравии московских государей и за победу русских войск. Об этом свидетельствуют многочисленные исторические документы, и в «Истории БССР» они были широко представлены, но вот для нынешних белорусских школьников стали недоступны.

Что касается трех разделов Речи Посполитой, то крах этого государства рассматривается исключительно с точки зрения польщизны. Согласно рассматриваемому учебнику, Речь Посполитая стала жертвой захватнической политики соседних держав, в первую очередь России. А ведь это практически неприкрытая фальсификация исторических фактов, согласно которым с инициативой раздела Речи Посполитой выступил прусский король Фридрих II, а Екатерина II, напротив, была уверена в необходимости сохранения единого польско-литовского государства.

Конечно, главной причиной бесславного конца Речи Посполитой стал внутриполитический кризис, который был обусловлен в том числе усилением национально-религиозного гнета предков современных белорусов,

притеснением их языка (русский язык был запрещен польским сеймом в 1696 г.) и культуры, жестокими гонениями на Православную церковь и исповедников православной веры. Подобная политика, проводившаяся польскими королями и магнатами по наущению иезуитов, порождала упорную, а порой и жестокую борьбу (восстания, освободительные войны) со стороны западнорусского народа, направленную на воссоединение с «единородным и единокровным» Московским государством.

Кроме того, русские земли Речи Посполитой захлестывал произвол польских магнатов, которые, пользуясь ослаблением центральной власти и имея собственные частные армии, ни во что не ставили мнение выборного короля, прибегали к «либерум вето» в сейме, творили на принадлежавших им обширных землях все, что им заблагорассудится. В своих владениях магнаты имели законное (?!) право казнить своих крепостных и совершать вооруженные набеги («наезды шляхты») на соседних магнатов и шляхту [19]. В последний период своего существования Речь Посполитая была территорией хаоса и произвола.

Эта сторона вопроса подробно освещалась в «Истории БССР», но в настоящее время это, по сути, скрывается от белорусских школьников. Им преподносится фальшивая сказка о Речи Посполитой как стране с мудрыми королями, просвещенными магнатами, благородной шляхтой и благодарными подданными, которая была погублена алчными соседями, в первую очередь хищной имперской Россией.

Особо стоит затронуть польское восстание 1794 г. во главе с Тадеушем Костюшко. Фигура этого польского генерала в настоящее время выступает в качестве одного из главных идолов польщизны, и с советских времен (тогда он преподносился как борец с самодержавием) навязывается в качестве национального героя белорусского народа.

А ведь чего добивались польские мятежники? Они выступали за то, чтобы Речь Посполитая стала унитарным, исключительно польским государством, в которой католицизм объявлялся господствующей религией. При этом «переход из господствующей веры в какое-либо другое вероисповедание запрещается под страхом наказания за вероотступничество» [20]. Ни Руси (будущей Белоруссии), ни православию, ни даже униатству места в Речи Поспо-литой польской не предусматривалось, хотя фарисейски декларировалась некая свобода вероисповедания. Все это было изложено в «Правительственном законе» [20] (поляки называют его конституцией) от 3 мая 1791 г., за который и воевал генерал Костюшко. Причем действовали мятежники методами якобинского террора: виселицы и расстрелы в отношении несогласных, заградительные отряды против насильно согнанных в мятежные войска крестьян и мещан. Да и печально известное клеймо «враг народа» также было в ходу у мятежников [21].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

И если бы мятеж оказался успешным, то о существовании белорусского государства, а белорусов как народа не было бы и речи. С точки зрения Польши, «Правительственный закон»,

возможно, и был прогрессивным, но белорусам было уготовано лишь одно — растворение в польщизне и исчезновение как этноса.

Только воссоединение с Российским государством спасло белорусский народ от ухода в небытие. А его подлинным национальным героем является великий русский полководец А.В. Суворов, разгромивший польский мятеж. Но вот белорусским школьникам все преподносится с точностью наоборот. Согласно учебнику, «Правительственный закон» — образец прогресса и демократии, а в мятеже 1794 г. и в крахе Речи Посполитой виновато Российское государство: «Это была одна из первых в мире конституций как основных законов государства. Конституция закрепляла права и свободы граждан. Она провозглашала Речь Посполитую правовым государством с верховенством закона и разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную... Восстание 1794 г. было реакцией различных слоев общества Речи Посполитой на второй раздел своей страны и присутствие в государстве российских войск. Повстанцы в ВКЛ отличались более решительными демократическими требованиями. Они поддерживали идеи Французской революции. Среди них были не только представители шляхты, но также мещане и крестьяне. Однако повстанцы не смогли противостоять сильной российской регулярной армии. В результате третьего раздела Речь Посполитая прекратила свое существование».

В завершение обзора учебника «История Беларуси XVI—XVIII вв.»

рассмотрим раздел «Этнические процессы». Авторы учебника вынуждены признавать, что, как и в прежние времена, в период XVI—ХУШ вв. предки современных белорусов продолжали сознавать себя русскими, а язык свой называли русским, что было закреплено в Статуте Великого Княжества Литовского: «В ХГУ—ХУ! вв. большая часть жителей современной Беларуси называли себя "русь", "русины". Только на северо-западе, где проживало немало балтов, были также распространены самоназвания "литва", "литвин". За пределами Великого княжества Литовского всех его жителей нередко называли литвинами. Это было связано с тем, что слово "литовское" стояло на первом месте в названии государства». «Из Статута ВКЛ 1588 г. "А писарь земский должен по-руски, буквами и словами рускими все письма, выписки и повестки писать, а не другим языком и словами».

Но чтобы хоть как-то вырулить на дорожку польщизны, учебник предлагает школьникам ответить на наводящий вопрос, который должен поставить под сомнение то, что школьник видит своими глазами, читая документ: «Как вы думаете, какой язык назван здесь "руским" и почему?»

Одновременно предлагается принять на веру сомнительную схему превращения русского народа в нерусский: «Эпоха Великого княжества Литовского оставили глубокий след в истории Беларуси. Но, наверное, самым важным ее результатом было то, что именно в это время сформировался самостоятельный белорусский этнос. Процесс его формирования бе-

рет начало в древности. Однако особая белорусская народность сложилась только в XIV—XVI вв. К образованию белорусской народности привел целый ряд благоприятных факторов. Одним из главных было то, что все белорусские земли в это время находилось в составе одного государства. В результате постоянных контактов жителей различных частей страны становились более схожими культура и обычаи. Сближали также служба в одном войске, единая политическая система и система власти, в том числе общий монарх».

Следует также обратить внимание, что в учебнике никак не отражено национально-освободительное движение Белой/Западной Руси против польского господства. Так, восстание князя Михаила Глинского (начало XVI в.) представлено как бесцельный мятеж спесивого и амбициозного магната: «Руководители мятежа не имели четко очерченной цели и продуманного плана действий». Подобное утверждение — явная фальсификация, так как согласно историческим документам целью восстания было воссоздание на восточнославянских землях Речи Посполитой русского государства со столицей в Киеве: «Великое княжество из рук Литвы отобрать и вернуть Руси как державу» [22].

Полностью замалчивается освободительная война (конец XVI в.) под руководством Северина Наливайко, которая охватила значительную территорию современной Белоруссии. Что касается освободительной войны под началом Богдана Хмельницкого, то она названа казацко-крестьянской

войной 1648—1651 гг., принесшей Белоруссии неисчислимые бедствия. Глава, описывающая ход восстания на белорусской территории, названа «Брат на брата», т. е. братьями названы западнорусские крепостные крестьяне, гонимые православные священники и в целом православные люди и жестоко их угнетающие польские магнаты, шляхта, иезуиты и им подобные.

В качестве исторических документов приводятся польские источники, выставляющие повстанцев разбойниками и грабителями: «Бурмистры, ратманы, лавники, цехмистры и простой народ, учинив заговор с казаками и предательский бунт против властей, их милостей королей... приняв казаков за господ своих, совершали нападения на костелы, монастыри и на всех католиков, подстрекали, чтобы оскверняли костелы, грабили монастыри, убивали католиков, не исключая и малых детей, и имущество их насильственно отнимали».

Ничего не говорится и о целях восстания Богдана Хмельницкого: освобождение от власти Речи Поспо-литой, ликвидация церковной унии, воссоздание на землях современных Украины и Белоруссии Русского государства, союз с Россией или подданство московским государям.

С научной точки зрения учебник «История Беларуси XVI—XVIII вв.» не соответствует даже минимальным требованиям исторической достоверности, но он рассчитан не на историков-специалистов или вдумчивого читателя. Он нацелен на неокрепшие умы 12-13-летних подростков и под-

готовлен в стиле полуправды. По сути, в его задачу входит не приобщение учащихся к непростой и драматической истории белорусского народа, а возбуждение отрицательных чувств в отношении России. Этим этот опус способен нанести серьезный ущерб не только белорусско-российским союзным отношениям, но и нравственному здоровью самого белорусского общества.

Учебник «История Беларуси. Конец XVIII — начало XX в.» [23] продолжает линию, направленную на отчуждение белорусов от русского народа, России и «Русского мира». Это выражается в первую очередь в подаче событий, связанных с Отечественной войной 1812 г. и польскими восстаниями 1830—1831 гг. и 1863—1864 гг. При этом наименование «Отечественная» исключено из названия войны 1812 г. В школьной программе по истории Белоруссии используется название «война 1812 года», тем самым учащимся навязывается утверждение, что для предков белорусов, в отличие от России, война 1812 года не была «Отечественной», так как выходцы из Белоруссии воевали как на стороне России, так и в составе армии Наполеона I. «Наполеоновская армия состояла из представителей многих подчиненных Франции народов Европы. В ней было много уроженцев Литвы и Беларуси, которые в 1807—1812 гг. перебрались в Варшавское герцогство и поступили на военную службу. Например, князь Доминик Радзивилл за свой счет снарядил трехтысячный уланский полк, который уже 16 июня первым торжественно вступил в Вильну».

При этом в учебнике ничего не говорится о том, что в армии Наполеона пребывали польские магнаты и шляхта (пусть и выходцы с территории Белоруссии), а на стороне России воевали белорусские дворяне, мещане и крестьяне. Боевые действия, происходившие на территории Белоруссии, описаны поверхностно и скороговоркой, зато отдельная глава посвящена надеждам польской шляхты на извлечение из небытия Речи По-сполитой. «Наполеон нашел здесь (на оккупированных белорусских землях. —Авт.) сторонников, питавших надежды на восстановление с его помощью Речи Посполитой. Шляхта, магнаты, католическое и униатское духовенство Литвы и Беларуси торжественно приветствовали наполеоновские войска. Белорусские крестьяне надеялись, что Наполеон отменит крепостное право, как это было в Княжестве Варшавском». Участие же белорусских крестьян в борьбе против наполеоновских захватчиков и их пособников из числа польской шляхты объясняется лишь нежеланием выполнять феодальные повинности: «Они начали нападать на местных помещиков, оказывать сопротивление командам заготовителей с целью защиты своего имущества».

Белорусские подданные Российской державы внесли существенную лепту в разгром полчищ Наполеона, в учебнике же этому отведено одно предложение: «В победу России в войне 1812 г. внесли вклад и солдаты-рекруты из белорусских губерний. Несколько десятков тысяч их было в частях 1-й армии, особенно в дивизиях, отличившихся в Бородинском сражении».

Кроме того, учащимся внушается мысль, что в русскую армию жителей Белоруссии рекрутировали (т. е. принудительно набирали), а в наполеоновскую они поступали добровольно.

Что касается двух польских восстаний, затронувших белорусские земли в XIX в., то материал о них излагается с большим сочувствием к мятежникам. Восстание 1830—1831 гг. ставило своей целью восстановление Речи Посполитой в границах 1772 г., и авторы учебника вынуждены признать, что «призывы к борьбе "за Польшу, отчизну нашу" не вызывали энтузиазма у большинства белорусского населения». Подобное отношение к мятежным панам учебник объясняет «их оторванностью от народа», игнорируя то обстоятельство, что восточнославянское население Белоруссии называло себя русью, а панов ляхами и не собиралось устраивать мятеж против русского царя.

С позиций польщизны преподносятся и события, связанные с польским восстанием 1863—1864 гг., одним из руководителей которого был так называемый Кастусь, а на деле родовитый польский шляхтич Винцент Константы Калиновский. Этот персонаж еще в советское время был превращен в национального героя белорусского народа, якобы боровшегося за светлое будущее белорусов. В суверенной же Республике Беларусь «Кастусь Калиновский» стал едва ли не иконой. Вот какой сусальный образ рисует учебник «История Беларуси. Конец XVIII — начало XX в.»: «По воспоминаниям одного из участников восстания, К. Калиновский был «...

образован, чист, полон благородства, ума и энергии. Обошел пешком Литву и Беларусь, неся в народ жар любви к Отечеству. Не хотел иметь никаких отношений со шляхтой, а опирался только на народ». При этом от школьников скрывается, что Калиновский люто ненавидел Россию и православную церковь [24]. Вот, к примеру, что он писал в своих обращениях: «Только тогда, народе, заживешь ты счастливо, когда над тобой москаля уже не будет») [25]. Листовки Калиновского, распространявшиеся на территории Белоруссии, писались на польской латинице, а в послании «К мужикам земли польской» (под его псевдонимом «Яська з-пад Вильни») прямо было сказано: «Мы, что живем на земле польской, что едим хлеб польский, мы, поляки от времен вечных» [25].

Замалчиваются в учебнике и то, что одними их главных методов действий мятежников были террор и убийства. Ничего не говорится об убийствах, творимых террористами — «кинжальщиками» и «жандармами-вешателями». Но ни о чем подобном в учебнике не упоминается, так как идол поль-щизны должен быть в «белых ризах».

Теперь посмотрим, как авторы учебника описывают национальное самосознание восточнославянского населения Белоруссии в период с конца XVIII до революции 1917 г. В отличие от ранее рассмотренных учебных пособий в рассматриваемом издании ничего не говорится о том, что белорусы осознавали себя частью русского народа и продолжали именовали себя русью, русскими, о чем однозначно свидетельствуют исследования выдающегося ученого-слависта

и этнографа Е.Ф. Карского, результаты которых он изложил в своем фундаментальном труде «Белорусы». Но при этом авторы учебника вынуждены признавать, что белорусское население было одним из самых преданных русскому престолу, но в то же время пытаются навязать мнение об отдельности белорусов от русского народы: «В XIX—начале XX в. православные в своем большинстве белорусы признавали отчизною Россию, поддерживали царя, слушались священнослужителей, но все же отделяли от русских».

Протаскивая мысль о нерусскости белорусов, учебник ссылается на результаты Всероссийской переписи 1897 г., согласно которой 65,6% населения являлись белорусами, а 6% — великороссами. При этом и белорусы, и великороссы относили себя к русскому народу, являясь его ветвями. В учебнике же «великороссов» заменили на «русские» и таким образом получили два разных народа. Налицо типичное жульничество. Предвидя возможность таких манипуляций, Е.Ф. Карский писал в «Белорусах»: «Следует всегда исходить из фактов, а не подгонять факты к предвзятой теории. Здесь очень возможны всякие злоупотребления» [26].

К сожалению, слова Е.Ф. Карского оказались пророческими. В отношении белорусского народа уже целое столетие проводится затеянный в 1920-е годы этнический эксперимент, нацеленный на устранение общерусской составляющей его самосознания.

О том, что учебник «История Беларуси. Конец XVIII — начало XX в.»

преподносит учащимся искаженную информацию относительно национального самосознания белорусского населения, свидетельствуют в том числе и следующие факты. В 1921 г., после того как по Рижскому мирному договору Западная Белоруссия была передана в состав 2-й Речи Посполитой, польские власти провели перепись населения, в результате которой существенная часть западных белорусов в национальном отношении определили себя как русины, т. е. русские. Вот, что сказано по этому поводу в Большом белорусском энциклопедическом словаре: «Во время переписи 1921 г. в Польше русинами называли себя жители Полесского и Новогрудского воеводств, Виленской земли, Браслав-ского, Дуниловичского, Дисненского и Вилейского поветов» [8].

Данные факты интересны тем, что перепись проводилась в то время, когда в Польше еще не началась политика ополячивания западных белорусов, а так называемая «белорусизация», проводившаяся в БССР, на Западную Белоруссию не распространялась. Поэтому результаты польской переписи 1921 г. выступают как вполне объективные.

О развитости общерусской составляющей самосознания западных белорусов свидетельствует и то обстоятельство, что после воссоединения осенью 1939 г. Западной Белоруссии с БССР практически все местные газеты, по желанию населения, стали выходить на русском языке. Однако в учебниках по истории Белоруссии об этих фактах не сказано ни слова.

Выводы

1. В настоящее время в белорусском обществе еще достаточно высок процент тех, кто продолжает осознавать свое национально-культурное единство с русским народом. Но в этом нет заслуги ни органов Союзного государства, ни тем более белорусских властей. Российская сторона в этом вопросе занимает выжидательную позицию, ссылаясь на суверенитет Республики Беларусь.

2. Противники России и «Русского мира» достигли немалого в утверждении в общественном сознании белорусов элементов доктрины «польщиз-ны». Отдельные идеи «польщизны» сегодня фактически стали частью политического курса руководства Республики Беларусь.

3. В Белоруссии республиканскими властями предпринимаются в образовании и других областях общественной жизни меры по изменению культурно-исторического кода, прежде всего у новой генерации белорусов. Эта политика уже привела к тому, что значительная часть белорусской молодежи (особенно студенты гуманитарных специальностей) воспринимают Русь, «Русский мир» как нечто абстрактное, а Россию как чуждое, имперское государство, несущее постоянную угрозу Белоруссии во все времена ее существования. Противники белорусско-российского единства уже длительное время проводят в Белоруссии масштабную кампанию по очернению «Русского мира» и травли его сторонников, в чем достигли заметных результатов.

4. Правящий класс РБ неуклонно сползает на губительный путь «анти-России». Противостоят этому разрушительному (в первую очередь для самой Белоруссии) процессу лишь слабые усилия патриотически настроенной и малочисленной общественности, которые несравнимы с маховиком государственной машины и оголтелой антирусской пропагандой прозападных сетевых и печатных СМИ.

5. Налицо идеологический раскол правящих элит Союзного государства, у которых нет единой, согласованной позиции по вопросу о прошлом и настоящем России и русского народа, о роли и месте России, русской цивилизации в современном мире. Это отражается, в частности, в образовании и в сфере культуры Белоруссии.

6. В сложившихся весьма тревожных обстоятельствах российская сторона не вправе и далее занимать пассивно-созерцательную позицию относительно процессов, происходящих в Республике Беларусь.

В стремлении утвердить в общественном сознании идею превосходства белорусского народа и белорусской государственности власти РБ стали конструировать негативный образ России, насаждать идеи об отсутствии национальной, культурной и исторической идентичности белорусов и русских. Минск явно взял курс на построение этнонацио-нального государства, на вхождение в западноевропейскую цивилизацию, игнорируя российскую. Национально-культурный отрыв белорусов от

русского народа, от России будет национально-государственной и геополитической катастрофой не только

для Республики Беларусь, но и самым негативным образом повлияет на Российскую Федерацию.

Список литературы

1. Договор между РФ и Республикой Беларусь от 08.12.1999 «О создании Союзного государства». Раздел I, ст. 2, п. 1. [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant. ru/document/cons_doc_LAW_25282/

[Dogovor mezhdu RF i Respublikoj Belarus' ot 08.12.1999 «O sozdanii Sojuznogo gosudarstva». Razdel I, st. 2, p. 1. [Jelektronnyj resurs] URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_25282/]

2. Александр Лукашенко: Мы не делим Россию и Беларусь по границам, а пытаемся построить что-то общее [Электронный ресурс] URL: https://sozh.info/aleksandr-lukashenko-my-ne-delim-rossiyu-i-belarus-po-granicam-a-pytaemsya-postroit-chto-to-obshhee/

[Aleksandr Lukashenko: My ne delim Rossiju i Belarus' po granicam, a pytaemsja postroit' chto-to obshhee [Jelektronnyj resurs] URL: https://sozh.info/aleksandr-lukashenko-my-ne-delim-rossiyu-i-belarus-po-granicam-a-pytaemsya-postroit-chto-to-obshhee/]

3. Белорусам необходимо вернуть русскую составляющую национального самосознания [Электронный ресурс] URL: http://www.ravnopravie.org/news/stati/belorusam_ neobhodimo_vernut_russkuyu_sostavlyayucshuyu_nacionalnogo_samosoznaniya.html

[Belorusam neobhodimo vernut' russkuju sostavljajushhuju nacional'nogo samosoznanija [Jelektronnyj resurs] URL: http://www.ravnopravie.org/news/stati/belorusam_neobhodimo_ vernut_russkuyu_sostavlyayucshuyu_nacionalnogo_samosoznaniya.html]

4. Наполеон в Белоруссии. Была ли война 1812 года Отечественной для белорусского народа? [Электронный ресурс] URL: https://www.postkomsg.com/history/196553/

[Napoleon v Belorussii. Byla li vojna 1812 goda Otechestvennoj dlja belorusskogo naroda? [Jelektronnyj resurs] URL: https://www.postkomsg.com/history/196553/]

5. Муравьев-Виленский и Калиновский-вешатель [Электронный ресурс] URL: https://zapadrus.su/zaprus/filzr/490-muraviev-kalinovsky.html

[Murav'jov-Vilenskij i Kalinovskij-veshatel' [Jelektronnyj resurs] URL: https://zapadrus. su/zaprus/filzr/490-muraviev-kalinovsky.html]

6. Общественно-политические взгляды Кастуся Калиновского [Электронный ресурс] URL: https://studwood.ru/1263145/istoriya/obschestvenno_politicheskie_vzglyady_ kastusya_kalinovskogo

[Obshhestvenno-politicheskie vzgljady Kastusja Kalinovskogo [Jelektronnyj resurs] URL: https://studwood.ru/1263145/istoriya/obschestvenno_politicheskie_vzglyady_kastusya_ kalinovskogo]

7. О семье Радзивиллов расскажут на субботних лекциях в Национальном художественном музее [Электронный ресурс] URL: https://minsknews.by/o-seme-radzivillov-rasskazhut-na-subbotnih-lektsiyah-v-natsionalnom-hudozhestvennom-muzee/

[O sem'e Radzivillov rasskazhut na subbotnih lekcijah v Nacional'nom hudozhestvennom muzee [Jelektronnyj resurs] URL: https://minsknews.by/o-seme-radzivillov-rasskazhut-na-subbotnih-lektsiyah-v-natsionalnom-hudozhestvennom-muzee/]

8. Большой белорусский энциклопедический словарь. Минск: Белорус. Энцикл. Им. П.Бровки, 2011.

[Bol'shoj belorusskij jenciklopedicheskij slovar'. Minsk: Belorus. Jencikl. Im. P.Brovki, 2011.]

9. Литвины — не белорусы [Электронный ресурс] URL: https://zapadrus.su/bibli/ge obib/2011-02-14-11-39-35/270-2011-02-16-15-58-52.html

[Litviny — ne belorusy [Jelektronnyj resurs] URL: https://zapadrus.su/bibli/geob ib/2011-02-14-11-39-35/270-2011-02-16-15-58-52.html]

10. Эксперт: Беларусь становится пропольской [Электронный ресурс] URL: http:www.camarade.biz/node/6448

[Jekspert: Belarus' stanovitsja propol'skoj [Jelektronnyj resurs] URL: http:www.camarade. biz/node/6448]

11. Станислав Манюшко в Минске: как столица Беларуси связана с жизнью и творчеством великого композитора? [Электронный ресурс] URL: http://en.ctv.by/stanislav-manyushko-v-minske-kak-stolica-belarusi-svyazana-s-zhiznyu-i-tvorchestvom-velikogo

[Stanislav Manjushko v Minske: kak stolica Belarusi svjazana s zhizn'ju i tvorchestvom velikogo kompozitora? [Jelektronnyj resurs] URL: http://en.ctv.by/stanislav-manyushko-v-minske-kak-stolica-belarusi-svyazana-s-zhiznyu-i-tvorchestvom-velikogo]

12. Памятник Глебу Минскому предложили установить в столичном Замчище [Электронный ресурс] URL: https://sputnik.by/society/20170906/1030675850/pamyatnik-glebu-minskomu-predlozhili-ustanovit-v-stolichnom-zamchishche.html

[Pamjatnik Glebu Minskomu predlozhili ustanovit' v stolichnom Zamchishhe [Jelektronnyj resurs] URL: https://sputnik.by/society/20170906/1030675850/pamyatnik-glebu-minskomu-predlozhili-ustanovit-v-stolichnom-zamchishche.html]

13. У абарону праyдзiвай псторьи Новагародка [Электронный ресурс] URL: http:// krytyka.by/by/page/science/historya-navuka/13432

[U abaronu praydzivaj gistoryi Novagarodka [Jelektronnyj resurs] URL: http://krytyka. by/by/page/science/historya-navuka/13432]

14. Александр Штефанович: Русский язык становится в Белоруссии изгоем? [Электронный ресурс] URL: http://rumol.org/aleksandr-shtefanovich-russkij-yazyk-stanovitsya-v-belorussii-izgoem/

[Aleksandr Shtefanovich: Russkij jazyk stanovitsja v Belorussii izgoem? [Jelektronnyj resurs] URL: http://rumol.org/aleksandr-shtefanovich-russkij-yazyk-stanovitsya-v-belorussii-izgoem/]

15. Всемирная история Нового времени, XVI—XVIII вв.: учеб. пособие для 7 кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения. Минск: Изд. Центр БГУ, 2017.

[Vsemirnaja istorija Novogo vremeni, XVI—XVIII vv. : ucheb. posobie dlja 7 kl. uchrezhdenij obshh. sred. obrazovanija s rus. jaz. obuchenija. Minsk: Izd. Centr BGU, 2017.]

16. История Беларуси с древнейших времен до конца XV в.: учеб. пособие для 6 кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения : в 2 ч. Ч I. Ю.Н. Бохан, С.Н. Темушев. Минск: Изд. Центр БГУ, 2016.

[Istorija Belarusi s drevnejshih vremen do konca XV v.: ucheb. posobie dlja 6 kl. uchrezhdenij obshh. sred. obrazovanija s rus. jaz. obuchenija : v 2 ch. Ch I. Ju.N. Bohan, S.N. Temushev. Minsk: Izd. Centr BGU, 2016.]

17. История Беларуси с древнейших времен до конца XV в.: учеб. пособие для 6 кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения : в 2 ч. Ч 2. Ю.Н. Бохан, С.Н. Темушев. Минск: Изд. Центр БГУ, 2016.

[Istorija Belarusi s drevnejshih vremen do konca XV v.: ucheb. posobie dlja 6 kl. uchrezhdenij obshh. sred. obrazovanija s rus. jaz. obuchenija : v 2 ch. Ch 2. Ju.N. Bohan, S.N. Temushev. Minsk: Izd. Centr BGU, 2016.]

18. История Беларуси, XVI —XVIII вв.: учеб. пособие для 7 кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения / В.А. Воронин [и др.]. Минск: Изд. Центр БГУ, 2017.

[Istorija Belarusi, XVI —XVIII vv.: ucheb. posobie dlja 7 kl. uchrezhdenij obshh. sred. obrazovanija s rus. jaz. obuchenija / V.A. Voronin [i dr.]. Minsk: Izd. Centr BGU, 2017.]

19. Речь Посполитая в XVII столетии: начало заката [Электронный ресурс] URL: http://www.proza.ru/2014/01/17/1767

[Rech' Pospolitaja v XVII stoletii: nachalo zakata [Jelektronnyj resurs] URL: http://www. proza.ru/2014/01/17/1767]

20. Конституция Беларуси от 3 мая 1791 года [Электронный ресурс] URL: http:// history-belarus.by/pages/events/constitution_3may.php

[Konstitucija Belarusi ot 3 maja 1791 goda [Jelektronnyj resurs] URL: http://history-belarus.by/pages/events/constitution_3may.php]

21. Памятник Костюшко вызвал общественное негодование [Электронный ресурс] URL: http://rumol.org/pamyatnik-kostyushko-vyzval-obshhestvennoe-negodovanie/

[Pamjatnik Kostjushko vyzval obshhestvennoe negodovanie [Jelektronnyj resurs] URL: http://rumol.org/pamyatnik-kostyushko-vyzval-obshhestvennoe-negodovanie/]

22. Некоронованный властитель Белой Руси [Электронный ресурс] URL: http:// www.ruvek.info/?module=articles&action=view&id=8227

[Nekoronovannyj vlastitel' Beloj Rusi [Jelektronnyj resurs] URL: http://www.ruvek.info/ ?module=articles&action=view&id=8227]

23. История Беларуси, конец XVIII — начало XX в.: учеб. пособие для 9 кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения / С.В. Морозова, В.А. Сосно, С.В. Панов. Минск: Изд. Центр БГУ, 2011.

[Istorija Belarusi, konec XVIII — nachalo XX v.: ucheb. posobie dlja 9 kl. uchrezhdenij obshh. sred. obrazovanija s rus. jaz. obuchenija / S.V. Morozova, V.A. Sosno, S.V. Panov. Minsk: Izd. Centr BGU, 2011.]

24. Белорусские ученые о Константине Калиновском [Электронный ресурс] URL: https://zapadrus.su/zaprus/filzr/802-belorusskie-uchenye-o-konstantine-kalinovskom.html

[Belorusskie uchenye o Konstantine Kalinovskom [Jelektronnyj resurs] URL: https:// zapadrus.su/zaprus/filzr/802-belorusskie-uchenye-o-konstantine-kalinovskom.html]

25. Польское восстание 1863 года [Электронный ресурс] URL: https://zapadrus.su/ partnery/voskresenie/artide/895-polskoe-vosstanie-1863-goda.html

[Pol'skoe vosstanie 1863 goda [Jelektronnyj resurs] URL: https://zapadrus.su/partnery/ voskresenie/article/895-polskoe-vosstanie-1863-goda.html]

26. Е.Ф. Карский. Белорусы. Минск, БелЭн, 2006. [E.F. Karskij. Belorusy. Minsk, BelJen, 2006.]

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.