Научная статья на тему 'Истоки белорусской государственности'

Истоки белорусской государственности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
450
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕЛОРУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ / ЛИТВИНИЗМ / РУСОФОБИЯ / ВКЛИР / БЕЛОРУССКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА (БНР) / БЕЛОРУССКАЯ СОВЕТСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА (БССР) / РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ / BELARUSIAN STATEHOOD / LITVINISM / RUSSOPHOBIA / GRAND DUCHY OF LITHUANIA AND RUSSIAN / BELARUSIAN PEOPLE'S REPUBLIC (BNR) / BELARUSIAN SOVIET SOCIALIST REPUBLIC (BSSR) / REPUBLIC OF BELARUS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сергеев Н.

В данной статье автор исследует исторические основы белорусской государственности. Изучая этот вопрос, необходимо следовать исторической правде, поскольку знание подлинных корней государственности немаловажно при определении геополитических предпочтений во внешней политике Республики Беларусь в целом и при выстраивании белорусско-российских союзнических отношений в частности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ORIGINS OF THE BELARUSIAN STATE

In this article the author explores the historical foundations of the Belarusian statehood. Studying this issue, it is necessary to follow the historical truth, because the knowledge of the true roots of statehood is important in determining geopolitical preferences in the foreign policy of the Republic of Belarus in General and in building the Belarusian-Russian allied relations in particular.

Текст научной работы на тему «Истоки белорусской государственности»

ИСТОРИЯ

УДК 930 Н. СЕРГЕЕВ,

представитель Института стран СНГ в Республике Беларусь e-mail: rujansergeev@mail.ru

Ключевые слова:

белорусская государственность, литвинизм, русофобия, ВКЛиР, Белорусская Народная Республика (БНР), Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР), Республика Беларусь

N. SERGEEV,

Representative of the Institute of CIS countries in the Republic of Belarus

Key words:

Belarusian statehood, Litvinism, Russophobia, Grand Duchy of Lithuania and Russian, Belarusian People's Republic (BNR), Belarusian Soviet Socialist Republic (BSSR), Republic of Belarus

ИСТОКИ БЕЛОРУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

В данной статье автор исследует исторические основы белорусской государственности. Изучая этот вопрос, необходимо следовать исторической правде, поскольку знание подлинных корней государственности немаловажно при определении геополитических предпочтений во внешней политике Республики Беларусь в целом и при выстраивании белорусско-российских союзнических отношений в частности.

ORIGINS OF THE BELARUSIAN STATE

In this article the author explores the historical foundations of the Belarusian statehood. Studying this issue, it is necessary to follow the historical truth, because the knowledge of the true roots of statehood is important in determining geopolitical preferences in the foreign policy of the Republic of Belarus in General and in building the Belarusian-Russian allied relations in particular.

Введение

Уже больше четверти века прошло с той поры, как после развала СССР Белоруссия стала суверенным государством под названием Республика Беларусь. Событие в мировой истории не такое уж и необычное. С исторической точки зрения срок существования белорусского государства еще довольно небольшой, и это обстоятельство вызывает, по крайней мере у части политической элиты, ощущение какой-то ущербности, которое порождает ничем не обоснованное стремление к искусственному удревлению его истории.

Несомненно, Республика Беларусь возникла не на пустом месте, и белорусская государственность имеет вполне определенные исторические истоки. И исследуя этот вопрос, необходимо следовать исторической правде, так как знание подлинных корней государственности немаловажно при определении геополитических предпочтений во внешней политике государства.

На майском референдуме 1995 г. белорусские граждане в большинстве своем высказались за единство с Россией, что в последующем нашло оформление в Союзе Республики Беларусь и Российской Федерации, затем в Договоре о создании Союзного государства. Однако к тому времени в Белоруссии в среде гуманитарной интеллигенции, политиков и общественных деятелей уже сформировался довольно внушительный слой, пораженный русофобией.

В последние годы существования СССР была принята Государственная

программа развития белорусского языка и других национальных языков в Белорусской ССР [1], которая предусматривала латентное вытеснение русского языка из государственной и общественной жизни республики. Таким образом, Белоруссии был уготован тот же губительный путь, на который толкнули Украину. Сразу после развала СССР для борцов с русским языком и культурой в Белоруссии (как, впрочем, и на Украине) наступила золотая пора. Председателем Верховного Совета Республики Беларусь был один из трех «беловежских зубров», русофоб С. Шушкевич, правительство РБ возглавлял В. Кебич, тоже подписант «Беловежского сговора» (его подпись была второй после Шушкевича). Тогдашними властями Республики Беларусь уже официально был взят курс на дерусификацию, этот процесс должен был затронуть практически всю государственную и общественную жизнь Белоруссии. Но избрание в 1994 г. президентом РБ А. Лукашенко и предоставление русскому языку государственного статуса наравне с белорусским языком (ст. 17 Конституции РБ), казалось, положило конец «золотому времени литвиниз-ма». Тем более что А. Лукашенко до этого неоднократно проявлял себя как приверженец общерусского единства, имея в качестве идейного наставника выдающегося белорусского историка и педагога Я. Трещенко [2].

Радикальный литвинизм (так называемый белорусский национализм) был исключен из претендентов на иде-

ологию белорусского государства. Но все указания Лукашенко гуманитарному официозу разработать идеологию белорусского государства оказались не выполненными. Президент, как представляется, надеялся, что ученые сумеют сформулировать некую идеологическую конструкцию, которая будет содействовать сплочению белорусского общества. Однако подобное возможно только в том случае, если государственная идеология основывается на исторической правде и отвечает глубинным чаяниям народа. Только задавали тон в группах по разработке государственной идеологии как раз те деятели, которые, движимые русофобией, пытались навязать белорусскому обществу свое видение прошлого и будущего Белоруссии. Но так как такой подход абсолютно антиисторичен и противоестественен, то ничего удобоваримого комиссии по разработке государственной идеологии так и не произвели на свет.

В итоге Республика Беларусь до сих пор не имеет официальной идеологии, что, впрочем, не исключает довольно жесткой идеологической борьбы в белорусском обществе. Наиболее ярким примером этого является драматическая эпопея трех белорусских журналистов, сотрудничавших с российскими информационными агентствами. С. Шиптенко, Ю. Павловец и Д. Алимкин подверглись уголовному преследованию за критическую позицию относительно медлительности строительства Союзного государства, за обеспокоенность нарастающей ползучей русофобией во внутренней политике Республики Беларусь,

которая является не только угрозой белорусско-российским отношениям, но и наносит существенный ущерб авторитету президента А. Лукашенко. Шиптенко, Павловец и Алимкин выступали как подлинные белорусские патриоты, и за это вначале отсидели четырнадцать месяцев в тюрьме, а затем были осуждены на пять лет лишения свободы (с трехлетней отсрочкой приведения приговора в исполнение) [3]. Маховик государственной машины Республики Беларусь нанес удар по тем, кто пытался (пусть и не всегда политкорректно) удержать ее от сползания в опасную трясину ме-стечковости и русофобии. Репрессии против журналистов были вызваны тем, что они пытались показать широкой общественности скрываемые механизмы торможения и саботажа союзного строительства и евразийской интеграции в целом.

Но вернемся к истокам белорусской государственности. Казалось, что этот вопрос не может вызывать особого затруднения, ведь впервые в истории реально действующее государственное образование с белорусским названием появилось на политической арене после революции 1917 г. 1 января 1919 г. в Смоленске в соответствии с постановлением ЦК РКП(б) от 24 декабря 1918 г. на VI Северо-Западной областной конференции РКП (б) была принята резолюция о провозглашении «самостоятельной Советской Социалистической Республики Белоруссии» [4]. С начала 1920-х годов Советская Белорусская Республика стала именоваться Белорусской ССР. БССР просуществовала 70 лет, и это

время, несмотря на трагедию Великой Отечественной войны и все сложности и эксцессы социалистического строительства, было, пожалуй, самым удачным и продуктивным в истории белорусского народа. За советские десятилетия Белоруссия прошла путь от «самого бедного края на Руси» до «сборочного цеха» СССР. Поэтому если подходить непредвзято и объективно, то подлинной колыбелью белорусской государственности является Белорусская ССР.

Но после ухода в прошлое Союза ССР в суверенной Республике Беларусь факт советского происхождения белорусского государства решили игнорировать и принялись искусственно конструировать иную «родословную». Главной целью такого действа было

отдалить Белоруссию от России, для чего была избрана ретроспективная цепочка: так называемая Белорусская Народная Республика» (БНР), Речь Посполитая, Великое княжество Литовское, Полоцкое княжество. Причем БНР преподносится как состоявшееся белорусское государство, Речь Посполитая и ВКЛ изображаются в качестве государств, где белорусы (именно белорусы, а не предки белорусов) играли едва ли не ведущую роль, а Полоцкое княжество рисуется как нечто отдельное от Древней Руси. Причем подобные утверждения присущи не только опусам открыто русофобствующей прозападной оппозиции, но и в значительной мере официальной историографии, включая школьные учебники по истории.

Белорусская Народная Республика

В ноябре 1917 г. на свободной от оккупации германскими войсками территории Белоруссии был образован Областной исполнительный комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта (Облискомзап) во главе с большевиком Н. Рогозинским, который исполнял роль высшего законодательного органа советской власти на данной территории. Фактическим исполнительным органом стал Совет народных комиссаров (СНК) Западной области и фронта, который возглавил К. Ландер. Одновременно с центральными органами советской власти были образованы губернские, уездные и волостные советы и их исполнительные комитеты.

Таким образом, уже к декабрю 1917 г. большевиками в Западной области Советской России была оперативно создана дееспособная система органов советской власти.

Большевики пользовались поддержкой у белорусского населения. Об этом свидетельствуют результаты выборов в Учредительное собрание (ноябрь 1917 г.) по Белоруссии и Западному фронту. Из числа избранных депутатов большевики составляли 50,7%, 32,2% - эсэры, 5% - буржуазные партии, 0,3% — Белорусская социалистическая громада, 11,8% приходилось на иные политические партии. Так что большевики были доминирующей политической силой на территории Белоруссии [5].

Понятно, что такое положение не устраивало другие политические партии, действовавшие на неоккупиро-ванной территории Белоруссии, и ими была предпринята попытка изменить положение дел в свою сторону. Во второй половине 1917 г. в Белоруссии действовал целый ряд партий различной политической направленности. Белорусский союз земельных собственников, Союз белорусского православного духовенства, Западно-Русское товарищество выражали интересы крупных собственников и православного клира. Эти партии считали белорусов неотъемлемой частью русского народа и выступали за единую и неделимую Россию.

К партиям буржуазно-демократического толка, поддерживавшим вначале Временное правительство, а затем Учредительное собрание, относились Белорусская партия народных социалистов, Белорусская христианская демократия, Белорусский народный союз, Белорусская партия автономистов. Эти партии выступали за автономию Белорусского края в составе Российского государства.

Социалистическое направление было представлено Белорусской социалистической громадой (БСГ). Эту партию современная белорусская историография определяет в качестве «наиболее влиятельной белорусской партии революционно-демократического направления». Однако подобные умозаключения явно не соответствуют историческим фактам. БСГ набрала на выборах в Учредительное собрание ничтожное количество голосов, и поэтому выставлять эту партию

влиятельной политической силой явное преувеличение. Что же касается отношения к России, то и БСГ ратовала за автономию Белоруссии в составе федеративной Российской республики.

8—10 июля 1917 г. в Минске на съезде белорусских партий и организаций была создана Центральная рада белорусских организаций (с октября 1917 г. — Великая белорусская рада), которая тоже выступала за автономию Белоруссии в составе Российской Федерации. Таким образом, в начале 1918 г. в Белоруссии не было ни одной политической силы, которая бы выступала за «самостийность» и отрыв Белоруссии от России, что нашло отражение в итоговой резолюции I Всебелорусского съезда, который начал работу 7 декабря 1917 г. Съезд проходил в Минском городском театре и был организован политическими партиями небольшевистского толка. Всего на съезде было 1872 участника с правом решающего и совещательного голоса. Однако этих «делегатов» никто не выбирал, они были направлены теми партиями и организациями, в которых состояли. Что касается населения Белорусского края, то ему в большинстве своем о данном мероприятии ничего не было известно. При этом большевики до поры не препятствовали проведению съезда.

Съезд продолжался 10 дней и сопровождался бурными обсуждениями будущего Белорусского края. На съезде была принята резолюция, направленная на предотвращение отрыва Белоруссии от России. Принятый документ носил буржуазно-демократический

характер и, по сути, был направлен на поддержку Учредительного собрания. Но это обстоятельство большевиков особенно не беспокоило, так как в Западной области они обладали всей полнотой власти. Но когда участники съезда приняли решение сформировать на основе своего состава так называемый Всебелорусский совет крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и объявить его единственной законной властью в крае, то оставить такой поворот без последствий и допустить двоевластие в Белоруссии большевики не могли. Ведь вопрос ставился об осуществлении антибольшевистского государственного переворота в Западной области. И в ночь на 18 декабря 1917 г. СНК Западной области и фронта распустил съезд, а члены президиума и некоторые делегаты были арестованы. Но затем, спустя несколько дней, все они были отпущены на свободу [6].

Группа участников съезда не отказалась от претензий на власть над Белорусским краем и рассчитывала это сделать с помощью вражеских германских войск, т. е. путем национального предательства. Эти деятели были хорошо осведомлены о тяжелейшем положении на германском фронте и заранее готовились к приходу немецких войск. На своем подпольном заседании они образовали так называемый Исполком рады Всебелорусского съезда, который вознамерились объявить властью в Белоруссии после захвата Минска германскими войсками.

21 февраля 1918 г. в Минск вошли кайзеровские войска, и в этот же день пресловутый Исполком рады издал так

называемую 1-ю Уставную грамоту, в которой объявлял себя властью в крае, а в качестве правительства сформировал при себе «народный секретариат» во главе с Я. Воронко. Однако немецкие оккупационные власти сразу дали понять, что не собираются терпеть претензии каких-то самозванцев. По приказу немецкого коменданта «народный секретариат» был изгнан из занимаемого помещения, а его касса конфискована.

Но через пару недель Исполком рады заявил, что Белоруссия теперь будет «народной республикой», а себя объявил высшей властью на территории Белорусского края под названием «рада БНР» (2-я Уставная грамота). 25 марта «рада БНР» приняла так называемую «3-ю Уставную грамоту», где стала величать себя «независимым государством» [7]. Однако 19 апреля 1918 г. Минская германская комендатура в категоричной форме дала понять деятелям БНР, что «власть в занятой немецкими войсками области принадлежит немецкому военному командованию».

Вся эта пародия с так называемой «Белорусской Народной Республикой» может сколь-либо внушительно выглядеть только в псевдоисторических писаниях почитателей БНР из числа русофобствующих политиков. На деле политическая группа под вывеской БНР была настолько же независимой, насколько от нее ничего не зависело. Она была не способна даже в мельчайшей степени влиять на ход событий в Белоруссии. Деятели от БНР из кожи лезли вон, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание и

понравиться немецким оккупационным властям. С этой целью рада БНР 25 апреля 1918 г. направила императору Германского рейха Вильгельму II верноподданническую телеграмму, в которой нижайше благодарила «за освобождение Белоруссии немецкими войсками из-под тяжелого гнета чужого господствующего издевательства и анархии» и что «только под защитой Германской империи видит край свою добрую судьбу в будущем» [8].

Если называть вещи своими именами, то деятели от БНР благодарили немецких оккупантов за захват и ограбление белорусских земель. На захваченных территориях немцами был установлен жестокий оккупационный режим. По ночам действовал комендантский час, во время которого местным жителям под угрозой расстрела было запрещено покидать жилища. Для передвижения пешком в дневное время в пределах административной единицы (населенного пункта, уезда) необходимо было иметь при себе специальное выданное оккупантами удостоверение личности. Для поездки любым транспортом (конная подвода, велосипед и др.) требовалось особое разрешение германских властей.

Германские военные власти рассматривали оккупированные территории исключительно как бесплатный источник материальных благ. Главной задачей оккупационной администрации был вывоз сырья и промышленной продукции в Германию. Поэтому постоянным явлением здесь стали непрекращающиеся контрибуции и массовые грабежи. С оккупированных территорий в Германию в огромных

количествах вывозились продовольствие и сырье разных видов. У населения без каких-либо ограничений изымались продовольствие, лошади, домашний скот, кожа, овчина, меха и многое другое.

О размахе грабежа захваченных территорий немецкими оккупантами можно судить, к примеру, по следующему факту. Только в одном, созданном немецкими оккупационными властями военно-административном округе Белосток—Гродно за период с июля 1916 г. по февраль 1917 г. оккупанты изъяли у белорусского населения 10,5 тысяч лошадей. При этом у крестьян отбиралось буквально последнее. Так, в апреле 1917 г., несмотря на неурожай предыдущего года, из этого же округа в Германию было вывезено 30 тыс. т семенного зерна. Тем самым местные крестьяне лишались возможности провести сев и обрекались на голод [9].

Германской администрацией была произведена перепись всего домашнего скота и введены жесткие карательные меры за попытки его утаивания. Кроме того, все жители оккупированных территорий в возрасте от 15 до 60 лет обязаны были платить множество налогов: подушный, на торговлю, на промысел, на животных, в том числе и на собак, целый ряд косвенных налогов. Сбором налогов занимались специальные военные команды.

За хранение дома оружия и боеприпасов (в том числе охотничьего) полагался расстрел без суда. Когда местный житель видел на тротуаре немца, он должен был за десять шагов снять шапку и сойти на мостовую.

Если он этого не делал, его жестоко избивали дубинками. А жаловаться на произвол оккупантов местные жители не имели права. Арестованные жители содержались в концлагерях, белорусская молодежь вывозилась на принудительные работы в Германию. На оккупированных территориях свирепствовали карательные отряды, подавлявшие самым жестоким образом любые проявления недовольства. Так, в 1918 г. немецкими карателями только в Восточной Белоруссии было сожжено 130 деревень и местечек [10]. И вот этот оккупационный беспредел деятели от БНР называли «освобождением».

Но рада БНР не ограничилась только холопской благодарностью, она нижайше просила Вильгельма II взять БНР под высокую руку рейха. Фактически речь шла о готовности отдать Белоруссию в колониальную зависимость от Германской империи в обмен на возможность служить на побегушках у немецкой оккупационной администрации. Однако рейх не нуждался в услугах лакеев из БНР.

Весной 1918 г. большая часть Белоруссии была захвачена немецкими войсками, власть на этой территории осуществлялась немецкой оккупационной администрацией, которая не собиралась терпеть даже намека на какое-то пусть и самое призрачное двоевластие. По планам высшего руководства Германской империи, значительная часть территории Белоруссии должна была отойти непосредственно к рейху.

К осени 1918 г. большая часть нынешней Гродненской области наряду

с захваченными немцами Польшей, Литвой и Курляндией (Западная Латвия) были включены в военно-административное образование Обер Ост с центром в Кенигсберге. Обер Ост включал в себя три округа - Курляндия, Литва и Белосток-Гродно. В отдельную административную единицу был выделен Брест, который, также, как и Обер Ост, должен был стать частью Германской империи. Остальную часть оккупированной Белоруссии германские правящие круги предполагали использовать в качестве разменной территории в послевоенных договоренностях с правительством Советской, или Белой, России в зависимости от того, кто одержит верх в Гражданской войне.

Южную часть современной Белоруссии с городами Гомель, Речица, Мозырь, Пинск и Брест рейх передавал своей марионетке — так называемой Украинской народной республике. Не оккупированной немцами оставалась только северо-восточная часть Белорусского края с центром в Витебске, в которой действовала советская власть. Поэтому с политической и государственно-правовой сторон БНР была полной фикцией, а ее влияние распространялось только на группу лиц, ее «провозгласивших». Когда же этой компании стало ясно, что их потуги получить даже самую призрачную власть в немецкой оккупационной зоне могут обернуться для них крупными неприятностями, то они, забыв все мечтания о «незалежной БНР», принялись прислуживать оккупантам в тех областях, куда были милостиво допущены. Под контролем

и в интересах немецких властей деятели БНР занимались «решением» задач в области культуры и образования.

На захваченных белорусских территориях немецкие оккупационные власти проводили широкую антирусскую пропаганду, пытаясь внушить белорусскому населению, что белорусы и великороссы (русские) совершенно разные народы, что русские — враги белорусов и что лучше жить «под немцами». И в этом захватчикам активно помогали «незалежники» из БНР.

Белорусский народ не только не воспринимал эту лживую пропаганду, но и решительно боролся против захватчиков и их приспешников. В оккупированных городах действовали патриотические подпольные организации, под руководством которых на фабриках и заводах проходили многочисленные забастовки. Нередко стачки перерастали в вооруженную борьбу. Вооруженные столкновения с рабочих с оккупантами имели место в Гродно, Гомеле, Жлобине, Рога-чеве и других городах. Весной 1918 г. крестьянские восстания охватили Новогрудский, Слуцкий, Быховский, Речицкий, Бобруйские и другие уезды.

К осени 1918 г. на оккупированной территории Белорусского края борьбу с немецкими захватчиками вели более ста партизанских отрядов. Партизаны держали под контролем Пинский, Лунинецкий, Кобринский, Ганце-вичский, Столинские и другие уезды. А в Бобруйском уезде была создана Рудобельская республика с действующими органами советской власти [11].

И в то самое время, когда белорусский народ вел упорную, непримири-

мую борьбу с германскими захватчиками, рада БНР клялась в верности Вильгельму II. Следует особо отметить, что для деятельности рады БНР были присущи абсолютное лицемерие и полная беспринципность, о чем конкретно свидетельствуют следующие обстоятельства. После заявления Рады БНР о «независимости» у руководителей русского белого движения возник закономерный вопрос о правомерности подобных действий. Так, командующий Добровольческой армией генерал-лейтенант А. Деникин запросил у деятелей БНР, на каком основании они провозгласили независимость. Вот какой ответ пришел в адрес командующего Белой армией от «народного секретариата» БНР: «Независимость Белорусской Народной Республики не является недружественным актом в отношении России. Сделано это было в силу сложившихся по вине ваших и наших общих врагов — большевиков, чтобы не допустить официального признания итогов позорного Брестского мира, которым белорусский народ безоговорочно передавался под ярмо германской оккупации. И акт о независимости от 25 марта сего года стоит рассматривать в первую очередь как акт непризнания советской власти и как временное явление. Мы рассматриваем народы России и Белой Руси как единое и неразрывное целое и не намерены следовать путем Украины, кавказских и прибалтийских окраин» [12].

Очевидно, что послание «народного секретариата» БНР генералу А. Деникину было попыткой оправдать свое сотрудничество с германски-

ми оккупантами неприятием власти большевиков. «Народный секретариат» БНР пытался убедить вождей белого движения в том, что деятели БНР не против единства Белой Руси с Россией и что они якобы вынуждены были податься под власть Германского рейха, чтобы спастись от большевиков. Бээнэровцы попросту выгадывали. Ведь в 1918 г. было непонятно кто победит в Гражданской войне — Советская или Белая Россия. Если бы в Москву вошли войска Белой армии (а это было весьма вероятно), то раде БНР пришлось бы держать суровый ответ за холуйство перед немецкими оккупантами. Поэтому и решено было подстраховаться. Налицо этакие местечковые «хитрики» или, что точнее, лживость и беспринципность.

Важно также добавить, что коллаборационистские деяния рады БНР в корне противоречили решению Всебе-лорусского съезда о единстве Белорусского края с Российской республикой. Поэтому с какой бы стороны ни посмотреть (с красной, белой или национал-демократической), все это лежало в русле национального предательства.

Однако прогерманские мечтания «незалежнай БНР» оказались тщетными. После ноябрьских событий 1918 г. (Компьенское перемирие, революция в Германии) немецкие войска вынуждены были эвакуироваться из Белоруссии. Вместе с ними из Минска бежала и рада БНР, вначале в Вильно, а после захвата Гродно польскими войсками перебралась в этот город.

В качестве новых хозяев рада БНР избрала польских захватчиков. Тогдашнее польское руководство во главе

с «начальником государства» Юзефом Пилсудским вознамерилось извлечь из небытия Речь Посполитую в границах 1772 г., т. е. Белоруссия вновь должна была оказаться под ярмом польских панов. С помощью государств Антанты Пилсудский создал мощную армию, которой удалось захватить значительную часть Белоруссии. На захваченных белорусских землях был установлен более жестокий, чем немецкий оккупационный порядок. На оккупированных территориях государственным языком был объявлен польский. Белорусский и русский языки были запрещены. Из государственных учреждений увольнялись лица белорусского происхождения и православного вероисповедания. Проводились массовые аресты противников польского режима. Подозреваемые в симпатиях к советской власти карались смертью. Только в Минске было арестовано более тысячи жителей, из которых сто человек было расстреляно по приговору военно-полевого суда. Нахождение польских оккупантов в белорусских городах и местечках сопровождалось массовыми грабежами, разбоем и погромами. К примеру, только в Лиде в результате погрома, устроенного оккупантами, было убито более ста человек.

И вот в этих условиях рада БНР во главе с Я. Лесиком обращается к Пил-судскому с прошением передать ей власть в Белорусском крае, а глава так называемого «правительства БНР» А. Луцкевич в сентябре 1919 г., находясь в Варшаве, дает согласие на заключение унии Польши и Белоруссии. Что это как не национальное предательство?

Естественно, что поляки не собирались передавать даже малую толику власти никого не представлявшей раде БНР. Правда, Пилсудский милостиво разрешил создать два батальона опереточного «белорусского войска» под польским командованием. Однако вся эта канитель довольно быстро надоела Пилсудскому, и польские власти официально заявили, что ни о каком признании БНР не может быть и речи. Часть членов БНР образовали так называемую Наивысшую раду, которая прислуживала польским оккупационным властям, а затем заключила с польским правительством «договор» (не имея на это никаких полномочий) о передаче в состав непосредственно Польши земель Виленской и Гродненской губерний [13].

Итак, что на деле собой представляла так называемая Белорусская Народная Республика? Этот коллаборационистский проект был не только нацелен на отрыв Белоруссии от России, что в корне противоречило чаяниям белорусского народа и решениям Всебелорусского съезда, но и намерен был превратить Белорусский край в колониально зависимую от Германии или Польши территорию. Поэтому представлять БНР в качестве некоего белорусского государства — значит грубейшим образом искажать исторические факты.

Белорусская оппозиция пытается превознести роль БНР, которую выставляет в качестве исторического источника национальной государственности, идейно оправдать решения ее функционеров, и это лишний раз подтверждает ее коллаборациони-

стскую сущность. Так же как и деятели БНР, нынешние «свядомиты» видят будущее Белоруссии в «хаурус» с Западом против России. Только в 1918 г. в качестве своих хозяев «свядомиты» видели германский рейх, а затем 2-ю Речь Посполитую, теперь в этом качестве выступают США и Евросоюз.

Что касается представителей исторической науки Республики Беларусь, то они вслед за оппозицией пытаются оправдать деятелей БНР, представить их не коллаборационистами, намеревавшимися ради своих русофобских проектов отдать Белоруссию во владычество германского кайзера или новоявленной панской Польши, а едва ли не «благодетелями Отчизны», которые всего лишь искренне заблуждались. Вот какую характеристику дает деятелям БНР современный школьный учебник по истории Белоруссии для 10 класса: «Рада БНР пробовала реализовать независимость государства при помощи внешних сил, что было ее ошибкой. О БНР можно говорить как о попытке создания белорусской национальной государственности на буржуазной основе» [14].

Как уже отмечалось, помимо БНР в качестве белорусских государств не только националистическая, но и часть официальной историографии Белоруссии стремится представить средневековые Речь Посполитую, Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское, а также Полоцкое княжество. Другая часть белорусского исторического официоза занимает менее политизированную позицию и называет государственные образования, существовавшие в старину на

территории современной Белоруссии, государствами предков белорусов. Только совсем немногие из белорусских историков привержены исторической правде и судят о прошлых временах на основании подлинных исторических свидетельств, а не строят псевдоисторические модели государственности.

В белорусской историографии в настоящее время царит разноголосица относительно степени «белорусско-

сти» Речи Посполитой, ВКЛ, а также Полоцкого княжества. Какое государство, в принципе, можно считать государством белорусов или их предков? По всей видимости, в данном случае общественно-политический строй не имеет определяющего значения, а вот что значимо, так это наличие (или отсутствие, ущемление) прав у этноса, фактов гонений на этнической (национальной), языковой или религиозной основе.

Полоцкое княжество и Великое княжество Литовское и Русское

(до 1385 г.)

В Большом белорусском энциклопедическом словаре дается определение: «ПОЛОЦКАЯ ЗЕМЛЯ, историческая область. Располагалась в бассейне рек Западная Двина, Березина, Неман на важном для Руси торговом пути «Из варяга в греки». Название Полоцкая земля использовано в Лаврентьевской летописи как синоним Полоцкого княжества. Эта территория в Ипатьевской летописи под 862 г. названа волостью Полоцка, в «Повести временных лет» под 1092 г. — его областью. Здесь образовалось древнерусское Полоцкое княжество. В 1307 г. Полоцкая земля была присоединена к Великому княжеству Литовскому с сохранением автономии, ликвидированной в 1385 г. На основе Полоцкой земли в 1504 г. создано Полоцкое воеводство».

К этому следует добавить, что Полоцкая земля стояла у истоков Древнерусского государства. Вот что об этом говорится в западнорусской Баркулабовской летописи в главе

«Летописецъ веры законие жития, по-ганьства и побоженства князей великих руских»: «И Рурикъ раздая грады мужомъ своимъ: овому Смоленскъ, а иному Полтескъ, а инымъ Белоозеро, а иному Ростовъ» [15].

Что касается национального самосознания жителей Полоцкой земли, то они однозначно определяли себя как русские. Русскость Полоцкой земли — непреложный исторический факт, который не могут отрицать (хотя и пытаются замалчивать) даже самые рьяные фальсификаторы истории. Это нашло свое отражение в том числе и в учебниках по истории Белоруссии, где признается, что «белорусские земли в Высоком средневековье являлись составной частью Древней Руси» [16].

Но при этом наблюдается устойчивая тенденция выдавать междоусобные столкновения полоцких князей с другими русскими князьями за действия, нацеленные на обретение Полоцком государственного суверенитета в современном понимании.

При этом намеренно игнорируется то обстоятельство, что удельная Русь при политической раздробленности сохраняла единые религию, церковную организацию, язык, правовые нормы, культуру, традиции и обычаи, а в сознании — чувство общих исторических корней.

Что касается «белорусскости» Полоцкой земли, то «белорусским княжеством» она, конечно, никогда не была, но вот в качестве государственного образования русских предков белорусов она, несомненно, выступает, как, впрочем, и все Древнерусское государство. Население Полоцкой земли от «людей» до бояр и князей было этнически русским. Огромную, временами главенствующую роль в управлении княжеством играло вече, и никаких ущемлений прав по национальному или языковому признакам не могло быть в принципе. Поэтому Полоцкое княжество, как и всю Древнерусскую державу, можно с полным основанием относить к средневековым государственным образованиям русских предков белорусов.

Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское возникло в результате военных захватов или принудительных присоединений западно- и южнорусских княжеств литовскими князьями, которые воспользовались буквально катастрофическим положением многих русских земель после монгольского нашествия. Вот, что говорится об этом в «Летописце великих князей литовских» (XV в., западнорусский язык): «И в тот час доведался великий князь Монтвил Жомоитский, иж Руская земля спустошона и князи

руские разогнаны. И он, давшы войско сыну своему Еръдивилу, и послал с ним панов своих радъных. И пошол до Берестья и нашол Берестье и Доро-гичын и Мельник от Батыя спушоны и покажены. И он тые городы зарубил и почал на их княжыти» [17].

В официальной белорусской историографии это государство предпочитают называть исключительно Великим княжеством Литовским (ВКЛ), опуская его русскую составляющую. Действительно, на самом раннем этапе своего существования это великое княжество, когда оно включало в себя собственно литовские земли (и то не все), именовалось Великим княжеством Литовским. Но сразу после присоединения первых русских областей (разгромленного монголами Городенского/Гродненского удельного княжества) оно получило наименование Великое княжество Литовское и Русское, а литовские великие князья стали величать себя государями Литвы и Руси.

Надо заметить, что практически сразу после присоединения русских земель собственно Литва подпала под доминирующее культурно-цивилиза-ционное влияние с их стороны. Начиная с основателя Великого княжества Литовского Миндовга (по сведениям ряда белорусских историков он был женат на дочери новогрудского князя Изяслава) и родоначальника знаменитой княжеской династии Гедимина (в числе его жен были Ольга, дочь смоленского князя, и Ева, дочь полоцкого князя), литовские князья заключали династические браки с представительницами династии Рюриковичей.

Русский язык в его западнорусском изводе стал языком государственного делопроизводства в Великом княжестве Литовском и Русском, т. е., говоря современным языком, имел в ВКЛР государственный статус. Позже этот статус русского языка был юридически закреплен в Статуте Великого княжества Литовского 1588 г.: «А писаръ земъски маетъ по руску литерами и словы рускими вси листы, выписы и позвы писати, а не иншимъ езыком и словы» [18].

В основе правовых отношений в Литовско-Русском государстве лежала «Русская правда». Во времена своего высшего могущества при великом князе Ольгерде Великое княжество Литовское и Русское реально претендовало на роль «собирателя русских земель», что выразилось в великокняжеском посыле, что «вся Русь должна принадлежать Литве».

Несмотря на то что русские земли оказались под властью Литвы в большинстве своем под принуждением,

великие литовские князья, беря их под свою руку, давали обет «новин не вводити, старины не рухати». Таким образом, отношения между Вильно и удельными русскими княжествами строились на основе феодального договора по принципу «сеньор — вассал». Русские земли становились «подручными» и принимали назначаемых удельных князей из дома Гедимино-вичей (иногда это были Рюриковичи) при условии неизменности их внутренней жизни, которая строилась на старой русской основе.

Это был период расцвета Литовско-Русского государства, во время которого Гедеминовичи стали вторым после Рюриковичей княжеским родом на Руси и впоследствии играли огромную роль в русской истории. Таким образом, Великое княжество Литовское и Русское в самостоятельный период своего существования (до 1385 г.) вполне можно отнести к категории государства русских предков белорусов.

Великое княжество Литовское и Русское (после 1385 г.) и Речь Посполитая

1385 г. стал роковым рубежом для Великого княжества Литовского и Русского. Тогдашний великий князь Ягайло, прельстившись короной польского короля, заключил с Польшей Кревскую унию, чем лишил ВКЛР перспектив дальнейшего самостоятельного развития, превратив его в зависимую от Польского королевства территорию.

Принимая унию, Ягайло обязался всех своих литовских и русских под-

данных перевести в католицизм, а подвластные ему Литву и Русь навечно «втелить» в состав Польши. Кревская уния положила начало крайне неблагоприятным процессам для ВКЛР и русского населения, в результате которых Литовско-Русское государство не только утратило самостоятельность и свою русскую основу, но и превратилось из процветающей страны в убогую провинцию Польско-Литовского королевства.

Это был растянутый во времени процесс, нарастание которого отмечалось очередным униатским соглашением. Всего между Великим княжеством Литовским и Русским и Польским королевством было заключено семь уний. Помимо упомянутой Кревской (1385 г.) были заключены Виленско-Радом-ская (1401 г.), Городельская (1413 г.), Гродненская (1432 г.), Краковско-Ви-ленская (1499 г.), Мельницкая (1501 г.) и, наконец, Люблинская (1569 г.) унии. В результате последней была создана Речь Посполитая, а Великое княжество окончательно лишилось самостоятельности. В Речи Поспо-литой от некогда могущественного и процветающего Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского (так Великое княжество Литовское и Русское стало официально называться после присоединения к нему в 1410 году Жмуди/Жемойтии) осталась только блеклая тень и название, но уже как провинции Польско-Литовского королевства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Что касается западнорусского народа (русские предки белорусов), то, начиная с Кревской унии, он начал подвергаться вначале религиозным антиправославным, а затем и национально-языковым притеснениям. Особенно национально-религиозная дискриминация усилилась с созданием Речи Посполитой, которую направляли опутавшие польский королевский двор иезуиты. Политика антиправославной и антирусской дискриминации носила постоянный, масштабный и системный характер и была нацелена на полное окатоличивание и

ополячивание западнорусской знати и превращение простого народа в оторванную от «Русского мира» и православия униатскую массу, которую в итоге ждало все то же ополячивание.

Движимый антиправославным фанатизмом польский король Сигиз-мунд III Ваза, понуждаемый римской курией, и особенно придворным королевским проповедником иезуитом Петром Скаргой, встал на путь ликвидации православия на русских землях, подвластных Речи Посполитой, рассчитывая таким образом разорвать духовные связи Западной и Юго-Западной Руси с Русским государством.

В качестве исполнителя этого далеко идущего иезуитского замысла был избран нетвердый в православной вере митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси Михаил Рогоза, который находился под влиянием иезуитов (в свое время учился в иезуитском коллегиуме в Вильне) и был продвинут на митрополичью кафедру королем Сигизмундом III.

В декабре 1595 г. в Риме состоялся акт «подчинения» римскому папе Киевской митрополии, когда западнорусские епископы-отступники Кирилл Терлецкий и Ипатий Потий принесли присягу повиновения Святому престолу, в знак чего, преклонив колени, целовали папскую туфлю. При этом Терлецкий и Потий заявили (без всяких полномочий) от имени западнорусского духовенства и паствы о полном принятии католицизма. О сохранении каких-либо особенностей православного вероучения речь не шла вообще.

В октябре 1596 г. в Бресте под охраной королевских войск во гла-

ве с троцким воеводой Николаем Криштофом Радзивиллом Сироткой под присмотром королевских послов и иезуитов во главе с Петром Скаргой состоялся так называемый Брестский церковный собор. На соборе Михаил Рогоза и группа иерархов-вероотступников заявили об утверждении акта подчинения римскому папе и создании так называемой Русской униатской церкви во главе с тем же Рогозой.

Одновременно в Бресте прошел собор Западнорусской православной церкви, в котором приняли участие полномочные представители Александрийского патриарха — протосин-келл Кирилл Лукарис и Вселенского патриарха протосинкелл, патриарший экзарх в Молдавии и Польше Ники-фор, западнорусские епископы, отказавшиеся принять унию, настоятели наиболее чтимых Киево-Печерского, Супрасльского, Жидичинского и Дер-манского православных монастырей, многие протопопы и другие представители православного духовенства, представители русской православной знати во главе с князем Константином Острожским, послы православных братств. Собор проходил под председательством патриаршего экзарха Никифора под охраной отряда гайдуков Константина Острожского, вооруженных ружьями и пушками. Православный собор отверг унию, объявив ее незаконной, неканонической, не имеющей обязательной силы, и предал вероотступников анафеме [19].

Брестская уния имела катастрофические последствия для дальнейшей судьбы Западной и Юго-Западной Руси. Уния обернулась не «братской

любовью во Христе» всех подданных польских королей и великих князей литовских (в Речи Посполитой это был титул единого для Польско-Литовского государства монарха), а жестокими гонениями и религиозным расколом на русских землях Речи Посполитой.

В результате Брестской церковной унии от Западнорусской православной церкви отпала так называемая Русская греко-католическая (униатская) церковь (РГКЦ), главой которой был определен римским папой и королем все тот же вероотступник Михаил Рогоза, который стал титуловаться как Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси. При этом униаты пользовались абсолютной поддержкой короля и властей Речи Посполитой. РГКЦ была объявлена единственно законной (помимо римско-католической) церковью на Польско-Литовской Руси, при этом православная церковь была поставлена вне закона со всеми вытекающими для православных последствиями: гонения, закрытие и насильственная передача униатам храмов, убийства православных священников.

Между униатами и оставшимся верным православию западнорусским народом была посеяна непреодолимая вражда, которая продолжается до сих пор. Нынешние гонения на каноническое православие на Украине тому убедительное свидетельство.

Однако, чтобы окончательно «вте-лить» в Польшу подданные польским королям русские земли, одной церковной унии было недостаточно. С одной стороны, православие на

Белой и Малой Руси ликвидировать не удалось. Западнорусская православная церковь была поставлена в тяжелейшие условия постоянных гонений и преследований, но при этом на русских землях Речи Посполитой развернулось широкое протестное движение (включая вооруженные выступления) в защиту православия во главе с православными братствами, с участием не только простого народа (мещане, крестьяне), но и представителей западнорусской знати (князь Константин Острожский, чашник Лаврентий Древинский и др.). Помимо того, на Польско-Литовской Руси появилась народная сила, ставшая в итоге могильщиком Речи Посполи-той, —Запорожское казачество.

Что касается униатов, то и здесь у полонизаторов было не все гладко. Та часть западнорусской шляхты, которая отреклась от веры отцов, сразу принимала католицизм (унию она считала «хлопской верой»), но свое русское происхождение в большинстве своем не забывала, говоря о себе, что она «веры польской, но рода русского».

Большинство же насильственно обращенных в унию были «простым народом», который говорил по-русски и называл себя русским. Причем среди западнорусских униатов немало было крипто-православных. Показательно, что даже в конце XIX в. та часть восточнославянского населения Царства Польского (тогда это была часть Российской империи), которая по вероисповеданию была католической, в национальном отношении определяла себя в качестве «руси».

Поэтому, чтобы сделать процесс ополячивания необратимым, сейм Речи Посполитой в 1696 г. лишает русский язык государственного статуса в ВКЛ и запрещает его использование в государственной и деловой жизни. Постановление сейма Речи Посполитой носило характер жесткого предписания: «Pisarz powinien po Polsku, a nie po Rusku pisac» («писарь обязан по-польски, а не по-русски писать») [20]. Тем самым Великое княжество низводилось до уровня второсортной польской провинции.

Окончательную точку в решении православно-русского вопроса в Речи Посполитой должен был поставить Правительственный устав (Ustawa rz^dowa), так называемая конституция 3 мая 1791 г. [21], в соответствии с которой Польско-Литовское королевство становилось унитарной Речью Посполитой Польской, т.е. государством исключительно поляков. Название Русь полностью исключалось из наименования подвластных Польше восточнославянских земель, единственной религией в государстве становилась римско-католическая, переход из которой в другое вероисповедание объявлялся государственным преступлением.

Название Белая Русь сохранялось только за теми землями современной Белоруссии, которые в результате первого раздела Речи Посполитой возвратились в лоно русской государственности. Таким образом, именно благодаря России такое территориально-государственное понятие, как Белая Русь/Белоруссия/Беларусь, существует как таковое в современном

мире. Это же относится и к белорусам как к самобытному восточнославянскому народу. В Речи Посполитой такое было просто невозможно.

Тем более поразительно, что в Республике Беларусь на официальном уровне проводится линия, навязывающая белорусскому обществу в качестве национального героя польского генерала Т. Костюшко, возглавлявшего польское восстание 1794 г. Мятежники не только намеревались вернуть Речь Посполитую к границам 1772 г. (т. е. под Смоленск), но и реформировать ее в соответствии с пресловутой «конституцией 1791 г.». Белой Руси и западнорусскому/белорусскому народу была уготована участь ухода в национальное небытие.

Русские предки белорусов не были безмолвным стадом, безропотно сносившим гнет польско-шляхетских «пастырей», а вели упорную, нередко жестокую борьбу против угнетателей, которая в итоге и стала главной причиной краха Речи Посполитой.

Вот только некоторые вехи вооруженной борьбы за свободу Западной/ Белой Руси и Малой Руси:

1385 г. — восстание князя Андрея Полоцкого против Кревской унии. Начало освободительной борьбы Западной Руси.

1430—1440 гг. — великий князь Литовский и Русский Свидригайло разрывает унию с Польшей. Создание Великого княжества Русского со столицей в Полоцке. Освободительная война против польско-литовской агрессии. Союзником Великого княжества Русского выступает Великое княжество Тверское. После своего

падения Великое княжество Русское становится знаменем освободительной борьбы Западной/Белой и Юго-Западной/Малой Руси.

1481 г. — «заговор русских князей». Это был ответ на непрекращающиеся притеснения православных русских подданных со стороны польских королей и великих литовских князей. Заговор возглавляли западнорусские князья Федор Бельский, Михаил Олелькович и Иван Гольшанский. Целью заговора был захват короля и великого князя Казимира (в г. Кобрине на свадьбе Федора Бельского и княжны Анны Кобринской), восстановление Великого княжества Русского, союзные отношения с Московским государством или подданство московским государям.

1508 г. — восстание князей Глинских во главе с князем Михаилом Львовичем. Целью восстания были независимость русских земель от Польши и Литвы, воссоздание Великого княжества Русского со столицей в Киеве.

1595—1596 гг. — народно-освободительное движение во главе с Се-верином Наливайко против власти Речи Посполитой, католического религиозного гнета на подвластных ей русских землях и готовящейся церковной унии.

1648—1654 гг. — народно-освободительная война под руководством Богдана Хмельницкого, направленная на освобождение юго-западных и западнорусских земель от власти Речи Посполитой и воссоздание на них Русского государства. Вот, что говорил по этому поводу послам польского короля в 1649 г. в Киеве гетман Войска

Запорожского Богдан Хмельницкий: «Бог мне дал, что ныне я единовладец и самодержец русский. Выбью из ляд-ской неволи весь русский народ, буду воевать за нашу веру православную. Отрекитесь от ляхов и с казаками оставайтесь, потому что Лядская земля сгинет, а Русь будет господствовать» [22].

1734, 1750, 1768 гг. — восстания гайдамаков на Правобережной Украине. Народно-освободительная борьба православных крестьян, мещан и запорожских казаков против польско-шляхетского и католического гнета. Отряды гайдамаков действовали также на южных землях Белой Руси. Повстанцы добивались освобождения от власти Речи Посполитой, протектората или подданства Российского государства. Действия гайдамаков

в отношении врагов Руси и православной веры и их пособников были беспощадными и жестокими, но это был разнозначный ответ на бесчинства польско-католической шляхты.

Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское, встав в 1385 г. на губительный путь унии с Польшей, утратило свое русское начало (хотя в официальном наименовании великого княжества слово «русское» продолжало присутствовать) и не может рассматриваться в качестве государства русских предков белорусов. Что касается Речи Посполитой, то это государство все время своего существования было антирусским и антиправославным по своей сути. Поэтому пытаться отнести его к категории государства предков белорусов могут только циничные фальсификаторы истории.

Белорусские земли в составе Российской державы

Время нахождения белорусских земель в составе Российского государства (1772—1918 гг.) можно разделить на два условных периода: российско-польский и российско-западнорусский. При этом надо особо подчеркнуть, что после краха Речи Посполитой в состав Российской империи вошли исключительно старинные русские земли. Так, в «Манифесте по случаю присоединения к России губернии Изяславской, Брацлавской, Минской» 1793 г. говорилось, что раздел Речи Посполитой позволил России

«возвратить ей древнее ее достояние, большею части единоверного с нами население, от предков наших до времени внутренних мятежей и внешних нашествий неправедно отторгнутое»1. Вошла в состав России и Литва.

Что касается собственно польских земель, то после ликвидации Речи Посполитой в состав Российского государства они не входили. Более того, часть старинных русских земель остались вне России (Галиция и Закарпатье), попав под власть Австрийской империи.

1 РГАДА. Ф. 10. Д. 120, Л. 3 - 3 об.

Российско-польский период

Несмотря на вхождение территории современной Белоруссии в состав Российской империи, на белорусских землях не просто сохранилось, а усилилось польское доминирование в экономической и культурной областях. Это стало следствием чрезмерного полонофильства императора Александра I, его излишней благосклонности к польской аристократии. Так, во время нашествия Наполеона I большинство польской шляхты, имевшей российское подданство, изменило присяге и перешло на сторону императора в расчете на восстановление последним Польско-Литовского государства, восточная граница которого проходила бы под Смоленском.

В отличие от польской шляхты белорусские дворяне (западнорусская шляхта, подтвердившая свое знатное происхождение), мещане и крестьяне сражались с наполеоновскими захватчиками в рядах русской армии, в земском ополчении и партизанских отрядах. Для них Россия была своим государством, среди простого же народа российский император воспринимался как былинный Белый царь.

Однако несмотря на измену польских магнатов и шляхты, после изгнания наполеоновских войск из России Александром I был издан манифест «На прощение виновных в сотрудничестве с французами» [23]. Такая политика в отношении польской шляхты обернулась двумя кровавыми польскими мятежами 1830—1831 гг. и 1863—1864 гг. Положение усугублялось нежеланием тогдашних российских

правящих кругов видеть в Белоруссии исконную Русь, а в белорусах — русский народ, волею трагической судьбы долгие годы находившегося под чужеземным владычеством.

Сановный Петербург в большинстве своем видел в Белоруссии польский край, вошедший после разделов Речи Посполитой под державный скипетр российских императоров. Поразительно, но после вхождения белорусских земель в состав Российского государства польский язык (наряду с французским) продолжал господствовать в государственной и деловой жизни, а также в существовавших тогда на территории Белоруссии немногочисленных учебных заведениях.

Лучшим представителям отечественной исторической науки, языкознания и краеведения приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы в образованном российском обществе сменился взгляд на Белоруссию с пропольского на общерусский. Вот что писал по этому поводу выдающийся русский ученый-славист академик Е. Карский в своем основополагающем труде «Белорусы»: «Пришлось доказывать, что Западный край есть русский по громадному большинству населения и вместе с тем православный; пришлось точно определить в нем количество белорусов и напомнить историю постепенного их забвения» [20]. Только после двух антироссийских восстаний польской шляхты политика Российской империи и восприятие российского образованного общества изменились.

Российско-западнорусский период

Начало российско-западнорусскому периоду в белорусской истории положили события, связанные с упразднением Брестской церковной унии на территории Белоруссии. В феврале 1839 г. благодаря подвижнической деятельности подлинного столпа русского духа епископа (впоследствии митрополита) Иосифа Семашко состоялся Полоцкий церковный собор, ознаменовавший не только возврат западнорусских униатов в лоно православия, окончательное устранение религиозного гнета белорусов, но и ликвидацию безраздельного доминирования в Белоруссии польско-шляхетской культуры [24].

Подобный ход событий способен был поставить крест на реваншистских мечтаниях польско-католической шляхты о Речи Посполитой Польской в границах 1772 г., так как Белоруссия, хоть и очень медленно, начинала приобретать свой исконный облик западнорусского края. Пытаясь остановить этот благотворный для западнорусского/белорусского народа процесс и взять исторический реванш, польские магнаты и шляхта при поддержке католического костела поднимают в 1863 г. антироссийский мятеж, который охватил Царство Польское, Литву и частично Белоруссию. При этом это польско-шляхетское восстание носило открыто террористический характер. Мятежниками были созданы специальные отряды террористов: кинжальщиков и жандармов-вешателей, которые целенаправленно

совершали убийства православных священников, представителей власти, крестьян и горожан (причем не только белорусских, но и литовских и польских), не желавших поддерживать польское восстание.

Польский мятеж был разгромлен благодаря энергичной деятельности генерал-губернатора Северо-Западного края (Белоруссия и Литва) Михаила Николаевича Муравьева, который опирался на самую широкую поддержку белорусского крестьянства. Вооруженные крестьянские отряды (сельские караулы) оказывали действенное содействии войскам и полиции в ликвидации и поимке польско-шляхетских мятежников.

После подавления польского восстания граф М.Н. Муравьев проделал огромную и успешную работу, направленную на укрепление общерусского самосознания у белорусских крестьян и мещан, на создание системы образования на православно-русских началах и ее распространение на самые широкие слои народа. При этом особое внимание уделялось просвещению крестьян. В частности, была создана широкая сеть народных училищ, издавалось и по минимальным ценам распространялось большое количество просветительской литературы на русском языке и белорусском наречии. Благодаря неустанным трудам графа Муравьева Белоруссия всего за несколько лет избавилась от польского национально-культурного господства и восстановила черты самобытного русского края [25].

Однако в советское время имя графа М.Н. Муравьева и его выдающиеся заслуги перед Белоруссией и белорусским народом были грубо оклеветаны. Современному российскому и белорусскому обществу еще предстоит узнать правду о его благородной и плодотворной деятельности на благо Отечества.

Нахождение Белоруссии в составе Российского государства стало эпохой сохранения и возрождения белорусов как самобытного «третьего народа русского корня» [26]. Именно так определял белорусов поэт и классик белорусской литературы Максим Богданович. А вот как характеризует российский период истории Белоруссии современный белорусский историк, член-корреспондент Национальной академии наук

Белоруссии П.Т. Петриков: «В конце XVIII века белорусский народ воссоединился с русским народом в едином Российском государстве. Присоединение земель Беларуси к Российской империи, включение белорусского этноса в родственный великорусский историко-культурный организм открыли новую страницу нашей истории. Закончилась борьба белорусов за выживание в условиях Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Начался трудный процесс возрождения исторической памяти и самосознания белорусского народа, развитие его духовности и культуры, национально-государственного самоопределения» [27].

В связи с изложенным абсолютно справедливо утверждать, что Российская империя была своим государством для белорусского народа.

Белорусская ССР

В предреволюционный и послереволюционный период не было политических сил, которые бы выступали за отрыв Белоруссии от России. Что касается деятелей так называемой Белорусской Народной Республики, то эта крайне малочисленная группа коллаборационистов рассчитывала осуществить свои политические планы, опираясь на штыки германских и польских оккупантов.

Последние же рассматривали бээнэровских деятелей не более как собственных прислужников, которые годились разве что для насаждения на оккупированных белорусских территориях антисоветских, антирусских и антироссийских воззрений,

формирования у местного населения лояльности к захватчикам. Поэтому проект БНР в корне противоречил вековым устремлениям белорусского народа к общерусскому единству и имел откровенно антибелорусскую направленность. Первым в истории собственно белорусским государством была Белорусская ССР.

В СССР с официальной точки зрения создание самостоятельного белорусского государства на советской основе было «велением времени и отвечало вековым чаяниям белорусского народа». Эту же линию продолжает и официальная историография Республики Беларусь. Вот что, к примеру, сказано о причинах образования

БССР в Большом белорусском энциклопедическом словаре: «Возникло (белорусское советское государство) под воздействием белорусского национального движения и как результат реализации права народов на самоопределение, провозглашенного Октябрьской революцией» [28].

Однако в отличие от советского периода, когда коллаборационистская авантюра БНР однозначно трактовалась как попытка буржуазных националистов оторвать Белоруссию от России, белорусский исторический официоз фактически ставит БНР и БССР в один ряд, представляя их в качестве едва ли не равноценных проектов «суверенной белорусской государственности», один из которых (советский) удалось осуществить едва ли не вопреки воле большевистского руководства РСФСР. При этом Минск чрезмерно болезненно реагирует на иную точку зрения, включая публикацию исторических документов, свидетельствующих о волюнтаризме тогдашнего руководства большевистской партии в вопросах национально-государственного строительства на советской территории бывшей Российской империи.

В связи с этим показателен публичный скандал, устроенный белорусскими властями после обнародования в декабре 2016 г. директором Российского института стратегических исследований к.и.н. Леонидом Решетниковым постановления оргбюро ЦК ВКП(б) «О создании белорусского языка», опубликованного в газете «Правда» в 1926 г. Сугубо академический вопрос был переведен в политическую пло-

скость, причем нарочито скандальным образом. МИД Республики Беларусь заявил протест советнику-посланнику посольства России в Минске Вадиму Гусеву. При этом белорусское внешнеполитическое ведомство распространило заявление, в котором была «дана принципиальная оценка в отношении необоснованности по сути и категорической неприемлемости по форме подобных заявлений» [29].

Данный демарш МИД Республики Беларусь вызвал не просто поддержку, а едва ли не восторг у русофобствую-щей оппозиции и белорусских ученых, ратующих за удревление национальной истории. Вот что заявил, в частности, председатель «Таварыства беларуская мовы» («Товарищества белорусского языка») О. Трусов: «Истоки белорусского языка уходят в бронзовый век, а это II век до нашей эры. Белорусский язык наиболее близок к санскриту» [30].

И что показательно, в своем выступлении Л. Решетников никаким образом не усомнился в легитимном существовании современного белорусского государства. Им была высказана мысль, что Белоруссия искони принадлежит Русской цивилизации и столетиями с Великой Россией составляла одну страну.

После прихода к власти большевиков перед руководством партии встал вопрос о принципах строительства невиданного ранее «государства рабочих и крестьян». Изначально в руководстве большевистской партии по этому вопросу не было единой точки зрения. Большая часть расценивала сам процесс создания нового государства как

первый этап мировой революции, в качестве конечной цели которой предполагалось создание так называемой Земшарной республики [31], предвестниками которой считались Венгерская и Баварская советские республики. Несмотря на провал идеи экспорта революции в другие страны в ходе неудачной советско-польской войны, В. Ульянов-Ленин был уверен, что за спадом революционной борьбы в других странах неизбежно последует ее подъем, который приведет к мировой революции. По мнению «вождя мирового пролетариата», на территории исторической России необходимо строить «государство рабочих и крестьян» с прицелом на «всемирный союз советских республик», т. е. на национальной основе.

В то время газеты прямо писали, что, когда советская власть победит в Германии, нужно будет решать, включать ли ее в состав РСФСР или необходимо создавать союз социалистических республик. Поэтому для начала решили создать союз с Украиной, Грузией, Белоруссией и прочими. То есть Союз ССР создавался под победу мировой революции в Германии, Польше, Австрии, Чехословакии и других странах Европы [32].

Однако не все большевистские вожди разделяли подобную точку зрения. И. Сталин, к примеру, считал, что создание государства на подобной основе является ошибкой, которая приведет страну к гибели. Но Сталину не удалось переломить ситуацию в ЦК большевистской партии, над которым довлел авторитет Ленина, и «государство рабочих и крестьян»

стало строиться как Союз национальных республик с правом выхода из него [33].

Но чтобы создать союз с Белоруссией, нужно было в начале ее вычленить из России. И здесь «кремлевские прожектеры» столкнулись с резким непониманием со стороны Областного исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта (Облисполкомзап), которому с конца 1917 г. принадлежала власть на неок-купированной германскими войсками территории Белоруссии. В отличие от московских поборников мировой революции большевики Западной области хорошо знали настроения белорусского населения, которое в большинстве своем поддерживало советскую власть за ее социальную политику («земля — крестьянам, фабрики — рабочим!» и др.), но не мыслило себя отдельно от России.

Особенно ярко приверженность белорусов общерусскому единству и России проявилась во время борьбы против германских оккупантов. В феврале — ноябре 1918 г. под руководством большевиков Западной области на оккупированных немецкими войсками территориях развернулась широкомасштабная народно-освободительная война. В Могилевском, Борисовском, Минском, Речицком, Слуцком уездах действовало более ста партизанских отрядов, в Бобруйском уезде на освобожденных от оккупантов территориях была образована Рудобельская советская республика, которой руководил соответствующий комитет РКП(б) [34].

Большевики Западной области не были поборниками экспорта революции и выступали против отрыва Белоруссии от России пусть и в виде советской республики. Поэтому руководство большевистской партии избрало окольный путь. В начале 1918 г. согласно декрету Совнаркома РСФСР, был создан так называемый Белорусский национальный комиссариат (Белнацком), который занимался в основном пропагандой среди белорусских беженцев, членов РКП(б), идеи «самостийности» Белоруссии в советской форме. Деятельность Бел-нацкома вызывала резкое неприятие со стороны Облисполкома Западной области. Вот что писал по этому поводу в газете «Звезда» в октябре 1918 г. член Военно-революционного комитета Западной области Вильгельм Кнорин: «...Время национальных государств уже прошло. Мы считаем, что белорусы не являются нацией, и те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение старых национальных рогаток. Белорусское же движение является таким воздвижением национальных рогаток.» [35].

В июле 1918 г. состоялся организованный Белнацкомом Всероссийский съезд беженцев из Белоруссии, который высказался в пользу идеи «самостоятельной рабоче-крестьян -ской Белоруссии» в тесной связи с РСФСР. Стоит обратить внимание, что за десять месяцев до этого, в сентябре 1917 г., состоялся еще несоветский Всероссийский съезд беженцев

из Белоруссии, который однозначно высказался за нахождение Белоруссии в составе федеративного Российского государства. Кроме того, решение, необходимое большевистским вождям- «всемирникам», приняла конференция советских белорусских организаций, действовавших на территории РСФСР.

21—23 декабря 1918 г. по решению ЦК РКП(б) в Москве была проведена конференция «белорусских секций РКП(б)» (большевистских организаций беженцев из Белоруссии, возникших в ряде городов Центральной России и входивших в состав местных партийных организаций), на которой было сформировано так называемое Центральное бюро во главе с секретарем Белнацкома Д.Ф. Жилунови-чем. Самое главное — конференция высказалась за создание Белорусской Советской Республики и образование рабоче-крестьянского правительства Белоруссии.

24 декабря 1918 г. ЦК РКП(б) принял решение о создании отдельной Белорусской Советской Республики. 25 декабря нарком по делам национальностей И. Сталин сообщил Д. Жилуновичу и А. Мясникову (одному из руководителей большевистской организации Западной области) о решении ЦК, сказав лишь, что принято оно «по многим соображениям, о которых теперь говорить не приходится», а также то, что вопрос этот решен и обсуждать его уже нет необходимости. А 27 декабря специальная комиссия с участием Сталина очертила территорию будущей белорусской советской республики (Гродненская,

Минская, Могилевская, Смоленская, Витебская губернии).

30 декабря 1918 г. в Смоленске начала работу VI Северо-Западная областная конференция РКП(б), в повестке дня которой вопрос об объявлении белорусской советской государственности не значился. Однако согласно пришедшей из Москвы директиве ЦК РКП(б) непосредственно в доклад А. Мясникова был включен пункт «Белорусская Советская Республика», содержавший предложение «объявить Западную коммуну самостоятельной Советской Социалистической Белорусской Республикой». При этом зная отрицательное отношение большевиков Западной области к отделению Белоруссии от России, пусть и в форме «белорусской советской государственности», Мясникову, выполнявшему предписание ЦК РКП(б), пришлось в качестве довода в пользу создания последней приводить сложность международной обстановки и необходимость для дела мировой революции «замкнуть цепь самоопределившихся образований».

Затем без какого-либо обсуждения (партийная дисциплина в действии) была принята резолюция (единогласно при пяти воздержавшихся) об объявлении Западной коммуны (области) Белорусской Советской Республикой. Из содержания резолюции следует, что к национальным стремлениям белорусов образование отдельной от России «белорусской советской государственности» отношения не имело. Создавалась она в интересах мировой революции: «Все сгущающаяся атмосфера на горизонте мирового

империализма грозит уничтожением победоносного движения III Интернационала, восставшего международного пролетариата и угнетенных наций, постепенно становящихся на путь единственно спасительный для них — Коммунистической Революции. Против воинствующего империализма скопляются быстро возрастающие силы Советской России для того, чтобы отстоять свободу трудящихся слоев, поднимающихся народов; дабы противостоять натиску тесным кольцом окружающих нас наемных банд и темных полчищ империализма, чтобы еще более укрепить завоевание Российского пролетариата и способствовать отражению им наступления хищного врага, который поставил себе задачей попрание завоеваний пролетариата и свободных прав наций с целью установления фактически буржуазного самоопределения народов, тем самым беспросветного разгула капитала, — VI областная конференция большевиков считает необходимым объявить самостоятельную социалистическую республику Белоруссии из территорий Минской, Гродненской, Могилевской, Витебской и Смоленской губерний» [36]. Помимо того, было заявлено о преобразовании VI Северо-Западной областной конференции РКП(б) в I съезд Коммунистической партии (большевиков) Белоруссии (КП(б)Б).

Но не все белорусские большевики были готовы следовать указаниям революционеров-глобалистов из ЦК РКП(б) и предать забвению вековые чаяния белорусов об общерусском единстве. Решение Смоленской кон-

ференции об образовании отдельной от РСФСР Белорусской Советской Республики не нашло понимания у большевиков Витебской, Могилев-ской и Смоленской губерний, которые выступили против «искусственного создания новых наций».

Так, на Витебской городской партийной конференции говорилось о том, что «ни один рабочий и крестьянин так называемой Белоруссии белорусом себя не считает, а искони знает в себе русского. На белорусском языке никто не говорит, и это не язык, а жаргон, а поэтому и речи не может быть «о самоопределении Белоруссии». А состоявшийся в Витебске губернский съезд Советов обратился в ЦК РКП(б) с требованием немедленно ликвидировать Белорусскую советскую республику и распустить КП(б)Б [37].

Такая «несознательность» витебских и других большевиков крайне озаботило нацеленное на мировую революцию ЦК РКП(б), так как ставила под удар создание государственной конструкции, призванной по планам ее устроителей стать ядром «всемирного союза советских республик». Однако и игнорировать мнение товарищей, «находившихся под воздействием старорежимных воззрений», было чревато в разгар Гражданской войны серьезным внутрипартийным кризисом. Поэтому 16 января 1919 г. ЦК РКП(б) вынужденно принимает решение о возврате Витебской, Мо-гилевской и Смоленской губерний в состав РСФСР.

Несмотря на уступки (временные, как впоследствии оказалось)

«несознательным» витебским и другим белорусским большевикам, ЦК РКП(б) не собиралось отказываться от формирования вокруг РСФСР «замкнутой цепи самоопределившихся образований». На свет появляется постановление о создании на основе Минской, Гродненской, Виленской и Ковенской губерний Социалистической Советской Республики Литвы и Белоруссии (ССРЛиБ или Литбел). Вслед за решением ЦК РКП(б) в феврале 1919 г. прошли I Всебелорус-ский съезд Советов и I съезд Советов Литвы, заявившие об образовании государства ССРЛиБ, столицей которого стал город Вильно. Однако советский вариант ВКЛ просуществовал совсем недолго. Уже в августе 1919 г. территория ССРЛиБ была захвачена польскими войсками, и она перестала существовать.

Второе появление на свет Белорусской ССР произошло в июле 1920 г. после изгнания Красной армией польских войск из Белоруссии. 12 июля РСФСР признала буржуазную Литву, с которой был заключен мирный договор. Тем самым надобность в Литбел отпала вследствие невозможности ее восстановления, но вот идея о «замкнутой цепи самоопределившихся образований» и неизбежности мировой революции продолжала доминировать во внешнеполитической доктрине тогдашнего руководства Советской России. 31 июля в Минске состоялось заседание представителей КП(б)Б, на котором была принята Декларация о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии (ССРБ или БССР)

в составе Минской и Гродненской губернии. Однако в результате неудачной советско-польской войны 1920 г. западная часть ССРБ (в границах 1920 г.) в соответствии с Рижским мирным договором отошла к Польше. В составе Белорусской ССР осталось только шесть уездов Минской губернии [38].

Вот такова история с созданием БССР. 30 декабря 1922 г. на большей части территории исторической России, как известно, четырьмя советскими республиками — РСФСР, УССР, БССР и СФСР (Грузия, Азербайджан, Армения) был образован Союз ССР. В деле государственного строительства верх взяла доктрина «всемирного союза советских республик». Идея же «автономистов» (Сталин и др.) получила воплощение в рамках РСФСР. И как показало время, в стратегическом отношении последние оказались правы. В 1991 г. сбылось предсказание Сталина. Союз ССР не дотянул до своего 70-летия, распавшись в точности по границам союзных республик. А вот Российская Федерация не только выстояла, но и сумела вернуться в разряд великих держав.

В 1922 г. из тогдашних четырех союзных республик БССР обладала самой маленькой по площади территорией (чуть больше современной Минской области с населением в 1,5 млн человек) и незначительным народно-хозяйственным потенциалом. Поэтому в руководстве СССР было принято решение увеличить удельный вес Белорусской ССР и провести ее укрупнение за счет территорий, которые не удалось включить в состав БССР в январе 1919 г. В марте

1924 г. Президиумом ЦИК СССР и Всероссийским ЦИК были приняты постановления о передаче в состав БССР 15 уездов и отдельных волостей Витебской, Гомельской и Смоленской губерний.

В 1926 г. к БССР дополнительно были присоединены Гомельский и Речицкий уезды. События развивались следующим образом. В мае 1926 г. из ЦК КПБ(б) по согласованию с руководством СССР в ЦК ВКП(б), ЦИК СССР, Совнарком СССР и Госплан СССР поступило предложение о присоединении к БССР ранее упомянутых уездов и волостей Российской Федерации. Однако в данном вопросе возникли серьезные разногласия с Гомельским губернским комитетом партии. После чего ЦК КПБ(б) обратилось в ЦК ВКП(б) с просьбой рассмотреть данный вопрос на специальном заседании Политбюро ЦК ВКП(б).

Для подготовки необходимых материалов была образована специальная комиссия под началом члена Центральной контрольной комиссии ВКП(б) Я. Петерсона. В октябре 1926 г. комиссия обследовала ряд населенных пунктов и промышленных предприятий в Гомельском и Ре-чицком уездах, выясняя отношение населения к белорусскому языку и белорусской культуре, состояние его национального самосознания. При этом во избежание волнений среди населения вопрос о присоединении к БССР прямо не ставился. По итогам проведенных инспекций Петерсоном была подготовлена и направлена в Политбюро ЦК ВКП(б) записка со

следующими выводами: большинство населения в обследованных уездах по происхождению белорусское; разговорный язык, смешанный с большим процентом великорусских слов; отношение население к белорусизации резко отрицательное; полностью отсутствует белорусское национальное самосознание и тяга к белорусскому языку [39]. Подобные настроения преобладали среди населения и на других присоединяемых к БССР территориях. Однако всему этому вопреки Политбюро ЦК ВКП(б), исходя из «политической необходимости и международного положения», приняло решение о расширении границ БССР.

Следующее самое крупное расширение границ БССР произошло осенью 1939 г. за счет воссоединения Западной Белоруссии с БССР в рамках СССР. Тогда белорусское государственное образование в целом обрело современное очертание своих границ.

Вошедшая же тогда в состав БССР Белостокская область на основании договора о государственной границе между Польшей и СССР от 16 августа 1945 г. (ратифицирован в 1946 г.) была упразднена, город Белосток с прилегающими районами был передан Польше [40]. Все это происходило без учета мнения восточнославянского населения, которое категорически не хотело возвращаться под любую польскую власть, но советское руководство в этом вопросе исходило из все той же пресловутой политической целесообразности. В то время в Москве полагали, что таким образом возможно будет обуздать многовековые притязания польской элиты на

западнорусские/белорусские земли.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Пока существовала Польская народная республика (ПНР), а главное СССР, какие-либо претензии в восточном направлении со стороны Польши отсутствовали, тем более что она получила после Второй мировой войны крупные территориальные компенсации за счет поверженной Германии. Но как только СССР и «социалистическое содружество» ушли в историю, в умах польских политических кругов РП стали бродить застарелые мечтания об утраченных «восточных территориях», нашедшие воплощение в принятой в 2006 г. программе «строительства Четвертой Речи Посполитой». Документ предполагал усиление, с последующим доминированием, польского гуманитарного и политического влияния на белорусских и украинских землях, некогда находившихся под властью Речи Посполитой. Помимо того, этот «интеграционный» проект «предполагает формирование особого национально-культурного ландшафта в местах компактного проживания представителей польской диаспоры в рамках всеобщей консолидации польской нации» [41].

В конечном же итоге речь шла об установлении прямого политического контроля Варшавы, по крайней мере, над «кресами всходними» довоенной второй Речи Посполитой. В связи с чем в Польше уже высказываются прямые претензии на Львов и Вильно (Вильнюс). Причем реваншистские претензии на «восточные территории» довоенной Польши выдвигаются не только на общественном, но и на

официальном уровне. Так, президент Польши Анджей Дуда, выступая в польском сейме осенью 2015 г., призвал «всех граждан Польской Республики быть готовыми к борьбе за возвращение бывших польских земель» [42]. Данный посыл вряд ли можно отнести к разряду неожиданных, так как еще в сентябре 2009 г. польский сейм принял резолюцию об оккупации части территории Польши Красной армией в сентябре 1939 г.

Правда, пока неприкрытая реваншистская пропаганда ведется в Польше в основном в отношении Западной Украины (Львов) и Вилен-ского края Литвы. Западных регионов Белоруссии это вроде бы не касается, но подобная избирательность не должна вводить в заблуждение. Геополитический противник России учитывает членство Республики Беларусь в Союзном государстве и ОДКБ и использует в отношении Белоруссии тактику «ползучей» полонизации. И на этом поприще Польшей достигнуты заметные успехи на определяющих гуманитарных направлениях. В системе школьного и вузовского обра-

зования дореволюционная история Белоруссии, по сути, преподносится с польско-шляхетской точки зрения, в белорусских городах последовательно формируется пропольский историко-культурный ландшафт. У значительной части белорусских граждан сформировано настороженное отношение к политике России на постсоветском пространстве, на официальном уровне существует искаженное восприятие цивилизационно-го понятия «Русский мир». И это при том, что Россия является единственным гарантом самого существования белорусского государства.

Вне зависимости от причин, приведших к созданию БССР, за советский период Белоруссия из «самого бедного края на Руси» стала высокоразвитой советской республикой и «сборочным цехом Союза». Но кроме этого, в БССР была выстроена (как, впрочем, и в других союзных республиках) практически автономная система государственного управления, которая после развала СССР без особых трудностей перешла в режим суверенного существования.

Республика Беларусь

После распада СССР в новоявленной суверенной Республике Беларусь на короткий период в качестве государственной идеологии возобладала русофобия. Еще на излете существования СССР в январе 1990 г. формально советский, но уже деморализованный Верховный Совет БССР объявил белорусский язык единственным государственным. Для введения же населения в заблуждение русскому языку был

придан ничего не значащий статус «языка межнационального общения». Тогда же была принята Государственная программа развития белорусского языка и других национальных языков в Белорусской ССР, фактически предполагавшая вытеснение русского языка из всех сфер функционирования белорусского общества к 2000 г. [43].

Помимо языковой области русофобия, выражавшаяся в первую очередь в

отрицании русских корней белорусов, охватывала систему образования и сферу культуры. Республика Беларусь начала буквально скатываться на губительный «украинский путь», чреватый развалом белорусской государственности. Ведь в то время как тогдашние белорусские власти раскручивали маховик русофобского национализма, в западных регионах Белоруссии заговорили о неправомочности Освободительного похода Красной армии в сентябре 1939 г., в костелах открыто вывешивались польские флаги, а в восточных областях вспомнили о волюнтаристском присоединении этих земель к БССР.

Спасительным для белорусской государственности стало проведение (в результате избрания президентом Республики Беларусь А. Лукашенко) в 1995 и 1996 гг. республиканских референдумов, по итогам которых русский язык наравне с белорусским приобрел статус государственного, а между Россией и Белоруссией были установлены союзнические отношения.

В настоящее время Республика Беларусь представляет собой состоявшееся современное государство с президентской формой правления. И нет ни малейшего основания ставить это обстоятельство под сомнение. Другое дело, в соответствии с какой идеологией будет крутиться маховик государственной машины. А вот с этим не все благополучно. Внятной государственной идеологии Республика Беларусь до сих пор не имеет. «Суверенитет ради суверенитета» таковой быть не может. Отсюда непоследовательность и конфликтность в отношениях с Россией,

противоестественная «дружба и взаимопонимание» с пробандеровским русофобским киевским режимом и постоянные заигрывания с геополитическими противниками России.

Внутренняя политика в белорусском государстве тоже соткана из противоречий. С одной стороны, русский язык имеет государственный статус, на нем в повседневной жизни с детских лет говорит практически все население Белоруссии. Он является языком экономики и большинства, включая оппозиционные, средств массовой информации.

С другой — Министерством образования Белоруссии практически возобновлена порочная практика «ползучей» дерусификации образования. Так, в феврале 2016 г. принято решение о введении с 2016—2017 учебного года в средних учебных заведениях равного количества часов на изучение белорусского и русского языков и литературы вне зависимости от основного (русского или белорусского) языка обучения [44]. Данное решение обосновывается заботой о создании равных условий для изучения обоих государственных языков. Фактически же речь идет об ограничении доступа учащихся к русской (общерусской) культуре.

Русский язык почти полностью исключен из транспортной системы республики. Вопреки тому, что через Республику Беларусь идут большие грузопотоки из России, стран ЕАЭС и СНГ, на дорогах и улицах городов Белоруссии нет дорожных указателей и табличек с наименованием населенных пунктов, и улиц на русском

языке. Белорусские власти постоянно выражают заинтересованность в увеличении туристических потоков, в первую очередь из России. Но при этом в городском транспорте остановки объявляются и вообще информирование пассажиров ведется только по-белорусски, в метро по-белорусски и по-английски. На расположенных в Минске информационных стендах для туристов сведения подаются на белорусском и английском языках. По-русски нет ни слова. Причем белорусский язык, на котором ведется информирование пассажиров в городском транспорте и метро, все больше насыщается всевозможными полонизмами в ущерб общерусским словам.

И это не какое-то случайное стечение обстоятельств. Это наглядное свидетельство латентного воплощения пресловутой доктрины «Belarus — не Белая Русь» (т. е. не «Русский мир»), главными проводниками которой выступают министерство культуры и Министерство иностранных дел Республики Беларусь.

Все это необходимо учитывать при выстраивании белорусско-российских союзнических отношений и ясно понимать, что их основой является духовное, цивилизационное и национально-культурное единство Белой Руси и Великой России, упрочение которого является жизненно важной задачей.

Список литературы

1. О положении русского языка в Белоруссии [Электронный ресурс]. URL: http:// ruskline.ru/opp/2016/aprel/19/o_polozhenii_russkogo_yazyka_v_belorussii/

[O polozhenii russkogo yazyka v Belorussii [EHlektronnyj resurs]. URL: http://ruskline. ru/opp/2016/aprel/19/o_polozhenii_russkogo_yazyka_v_belorussii/]

2. Трещенок Я.И. История Беларуси [Электронный ресурс]. URL: https://zapadrus. su/bibli/istfbid/419-2011-08-19-19-18-56.html

[Treshchenok YA.I. Istoriya Belarusi [EHlektronnyj resurs]. URL: https://zapadrus.su/ bibli/istfbid/419-2011-08-19-19-18-56.html]

3. Дело Павловца, Шиптенко и Алимкина [Электронный ресурс]. URL: https:// strana-rf.ru/blog/43134466020/Delo-Pavlovtsa,-SHiptenko-i-Alimkina

[Delo Pavlovca, SHiptenko i Alimkina [EHlektronnyj resurs]. URL: https://strana-rf.ru/ blog/43134466020/Delo-Pavlovtsa,-SHiptenko-i-Alimkina]

4. Брыгадзш П.1., Ладысеу У.Ф. Беларусь памiж Усходам i Захадам: Станауленне дзяржаунасщ i тэрытарыяльнай цэласнасщ Беларуи (1917—1939 гг.). Минск: БДУ, 2003.

5. История Беларуси. 1917—1945 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://www.alleng. ru/d/hist_vm/hist273.htm

[Istoriya Belarusi. 1917—1945 gg. [EHlektronnyj resurs]. URL: http://www.alleng.ru/d/ hist_vm/hist273.htm]

6. I Всебелорусский съезд и его итоги [Электронный ресурс]. URL: http://www. gistoryja.ru/XIX-nachalo-XXI-v/54-I-vsebelorusskij-sezd-i-ego-itogi.php

[I Vsebelorusskij s»ezd i ego itogi [EHlektronnyj resurs]. URL: http://www.gistoryja.ru/ XIX-nachalo-XXI-v/54-I-vsebelorusskij-sezd-i-ego-itogi.php]

7. 1918—1919 БНР [Электронный ресурс]. URL: http://history-belarus.by/pages/ terms/bnr.php

[1918—1919 BNR [EHlektronnyj resurs]. URL: http://history-belarus.by/pages/terms/ bnr.php]

8. Успехи, провалы и провозглашение независимости. Вопросы и ответы о БНР [Электронный ресурс]. URL: https://news.tut.by/culture/585162.html

[Uspekhi, provaly i provozglashenie nezavisimosti. Voprosy i otvety o BNR [EHlektronnyj resurs]. URL: https://news.tut.by/culture/585162.html]

9. Бондаренко В.В. Во имя памяти святой.: Первая мировая война на белорусской земле. Минск: БелЭн им. П. Бровки, 2014.

[Bondarenko V.V. Vo imya pamyati svyatoj...: Pervaya mirovaya vojna na belorusskoj zemle. Minsk: BelEHn im. P. Brovki, 2014]

10. Германский оккупационный режим в Беларуси в Первую мировую войну 1915—1918 // Большой белорусский энциклопедический словарь. Минск: БелЭн им. П. Бровки, 2011.

[Germanskij okkupacionnyj rezhim v Belarusi v Pervuyu mirovuyu vojnu 1915—1918 // Bol'shoj belorusskij ehnciklopedicheskij slovar'. Minsk: BelEHn im. P. Brovki, 2011]

11. Партизанское движение в Беларуси в период германской и польской оккупации в 1918—1920 // Большой белорусский энциклопедический словарь. Минск: БелЭн им. П. Бровки, 2011.

[Partizanskoe dvizhenie v Belarusi v period germanskoj i pol'skoj okkupacii v 1918—1920 // Bol'shoj belorusskij ehnciklopedicheskij slovar'. Minsk: BelEHn im. P. Brovki, 2011]

12. Белорусская Народная Республика: иллюзорный проект или реальная государственность? [Электронный ресурс]. URL: https://www.postkomsg.com/news/181351/

[Belorusskaya Narodnaya Respublika: illyuzornyj proekt ili real'naya gosudarstvennost'? [EHlektronnyj resurs]. URL: https://www.postkomsg.com/news/181351/]

13. Захват территории Беларуси войсками Польши. Советско-польская война 1919— 1920 гг. [Электронный ресурс]. URL: https://www.e-reading.by/chapter.php/1048760/59/ Novik_-_Istoriya_Belarusi._S_drevneyshih_vremen_do_2013_g.html

[Zahvat territorii Belarusi vojskami Pol'shi. Sovetsko-pol'skaya vojna 1919—1920 gg. [EHlektronnyj resurs]. URL: https://www.e-reading.by/chapter.php/1048760/59/Novik_-_ Istoriya_Belarusi._S_drevneyshih_vremen_do_2013_g.html]

14. Провозглашение и образование белорусской государственности // История Беларуси 1917—1945 гг. Минск: Народная Асвета, 2012.

[Provozglashenie i obrazovanie belorusskoj gosudarstvennosti // Istoriya Belarusi 1917— 1945 gg. Minsk: Narodnaya Asveta, 2012]

15. Баркулабовская летопись. Минск: БелЭн им. П. Бровки, 2013.

[Barkulabovskaya letopis'. Minsk: BelEHn im. P. Brovki, 2013]

16. История Беларуси с древнейших времен до конца XV в. Ч. 1. Минск: Изд. центр БГУ, 2016.

[Istoriya Belarusi s drevnejshih vremen do konca XV v. CH. 1. Minsk: Izd. centr BGU, 2016]

17. Старажытная беларуская лггаратура: зборшк. Минск: Юнацтва, 1990.

18. Статут Великого князiвства Литовського 1588 року [Электронный ресурс]. URL: https://uk.wikisource.org/wiki/Статут_Великого_князiвства_Литовського_1588_року

[Statut Velikogo knyazivstva Litovs'kogo 1588 roku [EHlektronnyj resurs]. URL: https:// uk.wikisource.org/wiki/Statut_Velikogo_knyazivstva_Litovs'kogo_1588_roku]

19. Теплова ВА., Зуева З.И. Уния в документах. Минск: Лучи Софии, 1997.

[Teplova VA., Zueva Z.I. Uniya v dokumentah. Minsk: Luchi Sofii, 1997]

20. Карский Е.Ф. Белорусы. Т. 1. Минск: БелЭн им. П.Бровки, 2006.

[Karskij E.F. Belorusy. T. 1. Minsk: BelEHn im. P.Brovki, 2006]

21. Конституция Польши 1791 г. [Электронный ресурс]. URL: https:// worldconstitutions.ru/?p=367

[Konstituciya Pol'shi 1791 g. [EHlektronnyj resurs]. URL: https://worldconstitutions. ru/?p=367]

22. Хмельницкий Богдан Михайлович [Электронный ресурс]. URL: http://dir.md/ wiki/Хмельницкий_Богдан?host=ru.wikipedia.org

[Hmel'nickij Bogdan Mihajlovich [EHlektronnyj resurs]. URL: http://dir.md/wiki/ Hmel'nickij_Bogdan?host=ru.wikipedia.org]

23. Манифест от 12 декабря 1812 года «На прощение виновных в сотрудничестве с французами» [Электронный ресурс]. URL: http://1812panorama.ru/virtual/ manifest12_12.html

[Manifest ot 12 dekabrya 1812 goda «Na proshchenie vinovnyh v sotrudnichestve s francuzami» [EHlektronnyj resurs]. URL: http://1812panorama.ru/virtual/manifest12_12. html]

24. Полоцкий собор 1839 г. и воссоединение униатов с Православием [Электронный ресурс]. URL: https://studbooks.net/758255/istoriya/polotskiy_sobor_1839_vossoedinenie_ uniatov_pravoslaviem

[Polockij sobor 1839 g. i vossoedinenie uniatov s Pravoslaviem [EHlektronnyj resurs]. URL: https://studbooks.net/758255/istoriya/polotskiy_sobor_1839_vossoedinenie_uniatov_ pravoslaviem]

25. Муравьев-Виленский и Калиновский-вешатель [Электронный ресурс]. URL: https://zapadrus.su/zaprus/filzr/490-muraviev-kalinovsky.html

[Murav'ev-Vilenskij i Kalinovskij-veshatel' [EHlektronnyj resurs]. URL: https://zapadrus. su/zaprus/filzr/490-muraviev-kalinovsky.html]

26. Что делать трем русским нациям в сегодняшних реалиях? [Электронный ресурс]. URL: http://maxpark.com/community/5134/content/4858573

[CHto delat' trem russkim naciyam v segodnyashnih realiyah? [EHlektronnyj resurs]. URL: http://maxpark.com/community/5134/content/4858573]

27. БагушэвЬч МА. Псторыя Беларуси палемiчныя матэрыялы. Минск, 2015.

[Bagushehvich MA. Gistoryya Belarusi: palemichnyya matehryyaly. Minsk, 2015.]

28. Белорусская советская социалистическая республика (БССР) // Большой белорусский энциклопедический словарь. Минск: БелЭн им. П. Бровки, 2011.

29. Минску не нравятся слова о том, что Белоруссия — часть исторической России [Электронный ресурс]. URL: rusnext.ru/news/1482411906

[Minsku ne nravyatsya slova o tom, chto Belorussiya — chast' istoricheskoj Rossii [EHlektronnyj resurs]. URL: rusnext.ru/news/1482411906]

30. Белорусскому языку 90 лет? Да его истоки уходят в бронзовый век! [Электронный ресурс]. URL: https://www.kp.by/daily/26623/3641613/

[Belorusskomu yazyku 90 let? Da ego istoki uhodyat v bronzovyj vek! [EHlektronnyj resurs]. URL: https://www.kp.by/daily/26623/3641613/]

31. Тайны мировой революции [Электронный ресурс]. URL: http://vremenynet.ru/ headings/?SECTION_ID=25&ELEMENT_ID=2482

[Tajny mirovoj revolyucii [EHlektronnyj resurs]. URL: http://vremenynet.ru/ headings/?SECTION_ID=25&ELEMENT_ID=2482]

32. Жуков Ю. Выбор между федерацией и унитарным государством [Электронный ресурс]. URL: http://polinka.gorod.tomsk.ru/index-1297048739.php

[ZHukov YU. Vybor mezhdu federaciej i unitarnym gosudarstvom [EHlektronnyj resurs]. URL: http://polinka.gorod.tomsk.ru/index-1297048739.php]

33. Жуков Ю. Как создавался СССР // Литературная газета. 2018. 20—26 декабря.

[ZHukov YU. Kak sozdavalsya SSSR // Literaturnaya gazeta. 2018. 20—26 dekabrya]

34. Партизанское движение в Беларуси в период германской и польской оккупации 1918—1920 // Большой белорусский энциклопедический словарь. Минск: БелЭн им. П. Бровки,2011.

[Partizanskoe dvizhenie v Belarusi v period germanskoj i pol'skoj okkupacii 1918—1920 // Bol'shoj belorusskij ehnciklopedicheskij slovar'. Minsk: BelEHn im. P. Brovki, 2011]

35. Кто руководил Беларусью последние 100 лет [Электронный ресурс]. URL: https:// news.tut.by/society/413642.html

[Kto rukovodil Belarus'yu poslednie 100 let [EHlektronnyj resurs]. URL: https://news. tut.by/society/413642.html]

36. Брыгадзш П. I., Ладысеу У.Ф. Беларусь памiж Усходам i Захадам: Станауленне дзяржаунасщ i тэрытарыяльнай цэласнасщ Беларуа (1917 — 1939 гг.). Минск: БДУ, 2003.

37. 1 января 1919 года коммунисты создали белорусское государство... [Электронный ресурс]. URL: http://left.by/archives/11082

[1 yanvarya 1919 goda kommunisty sozdali belorusskoe gosudarstvo... [EHlektronnyj resurs]. URL: http://left.by/archives/11082]

38. Большой белорусский энциклопедический словарь. Минск: БелЭн им. П. Бровки,2011.

[Bol'shoj belorusskij ehnciklopedicheskij slovar'. Minsk: BelEHn im. P. Brovki, 2011]

39. Коршук У.К. Беларуизацыя. 1920-я гады: Дакументы i матэрыялы. Минск: БДУ, 2001.

40. Атлас псторьи Беларуи ад старажытнасцi да нашых дзен. Минск: БелЭн им. П. Бровки, 2006

41. Беларусь становится пропольской [Электронный ресурс]. URL: http://www. camarade.biz/node/6448

[Belarus' stanovitsya propol'skoj [EHlektronnyj resurs]. URL: http://www.camarade.biz/ node/6448]

42. Едына крайина — все? [Электронный ресурс]. URL: http://antifashist.com/item/ edyna-krajina-vsyo.html#ixzz5UK32yEeI

43. Этнический национализм по украинскому образцу: куда идет Белоруссия [Электронный ресурс]. URL: https://eadaily.com/ru/news/2016/01/25/etnicheskiy-nacionalizm-po-ukrainskomu-obrazcu-kuda-idyot-belorussiya

[EHtnicheskij nacionalizm po ukrainskomu obrazcu: kuda idet Belorussiya [EHlektronnyj resurs]. URL: https://eadaily.com/ru/news/2016/01/25/etnicheskiy-nacionalizm-po-ukrainskomu-obrazcu-kuda-idyot-belorussiya]

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

44. В школах Белоруссии уравняют изучение русского и белорусского языков [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/2076768.html

[V shkolah Belorussii uravnyayut izuchenie russkogo i belorusskogo yazykov [EHlektronnyj resurs]. URL: https://regnum.ru/news/2076768.html]

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.