Научная статья на тему 'Боевое применение артиллерии в походе Красной армии в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 г'

Боевое применение артиллерии в походе Красной армии в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 г Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
169
30
Поделиться
Ключевые слова
КИЕВСКИЙ ОСОБЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ / БЕЛОРУССКИЙ ОСОБЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ / АРМЕЙСКАЯ ГРУППА / ПОЛЬСКОЕ КОМАНДОВАНИЕ / АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ ПОЛК / ДОЛГОВРЕМЕННАЯ ОГНЕВАЯ ТОЧКА / ГЕРМАНИЯ / KIEV SPECIAL MILITARY DISTRICT / BELARUSIAN SPECIAL MILITARY DISTRICT / ARMY GROUP / POLISH COMMAND / ARTILLERY REGIMENT / PERMANENT FIRE POSITION / GERMANY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Дятлов Владимир Васильевич

Раскрываются особенности боевого применения артиллерии в период так называемого освободительного похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 г. На основе документов, которые впервые вводятся в научный оборот, показывается действия советских войск на начальном этапе этого военного конфликта. Дается авторская трактовка исторических событий и роли советской артиллерии в огневом поражении противника, анализируется готовность артиллерии к боевому применению и основные недостатки, которые были выявлены в ходе боевых действий.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Дятлов Владимир Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

COMBAT USE OF ARTILLERY IN RED ARMY MARCH TO WESTERN UKRAINE AND WESTERN BELARUS IN 19391Mikhailovskaya Military Artillery Academy

The article reveals the features of the combat use of artillery during the so-called liberation campaign of the Soviet troops in Western Ukraine and Western Belarus in 1939. Based on the documents for the first time introduced into the scientific circulation, the actions of the Soviet troops at the initial stage of this conflict are shown. The author gives his own interpretation of historical events and the role of the Soviet artillery in firing the defeat of the enemy. The readiness of the Soviet artillery to combat use and the main shortcomings identified in the course of the armed conflict are analyzed.

Текст научной работы на тему «Боевое применение артиллерии в походе Красной армии в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 г»

УДК 930.26

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ АРТИЛЛЕРИИ В ПОХОДЕ КРАСНОЙ АРМИИ В ЗАПАДНУЮ УКРАИНУ И ЗАПАДНУЮ БЕЛОРУССИЮ В 1939 г.

© В.В. Дятлов1

Михайловская военная артиллерийская академия, 195009, Россия, г. С-Петербург, ул. Комсомола, 22.

Раскрываются особенности боевого применения артиллерии в период так называемого освободительного похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 г. На основе документов, которые впервые вводятся в научный оборот, показывается действия советских войск на начальном этапе этого военного конфликта. Дается авторская трактовка исторических событий и роли советской артиллерии в огневом поражении противника, анализируется готовность артиллерии к боевому применению и основные недостатки, которые были выявлены в ходе боевых действий. Библиогр. 10 назв.

Ключевые слова: Киевский особый военный округ; Белорусский особый военный округ; армейская группа; польское командование; артиллерийский полк; долговременная огневая точка; Германия.

COMBAT USE OF ARTILLERY IN RED ARMY MARCH TO WESTERN UKRAINE AND WESTERN BELARUS IN 1939 V.V. Dyatlov

Mikhailovskaya Military Artillery Academy, 22 Komsomol St., St. Petersburg, 195009, Russia.

The article reveals the features of the combat use of artillery during the so-called liberation campaign of the Soviet troops in Western Ukraine and Western Belarus in 1939. Based on the documents for the first time introduced into the scientific circulation, the actions of the Soviet troops at the initial stage of this conflict are shown. The author gives his own interpretation of historical events and the role of the Soviet artillery in firing the defeat of the enemy. The readiness of the Soviet artillery to combat use and the main shortcomings identified in the course of the armed conflict are analyzed. 10 sources.

Key words: Kiev special military district; Belarusian special military district; army group; Polish command; artillery regiment; permanent fire position; Germany.

На девятый день нападения фашистской Германии на Польшу нарком обороны маршал советского Союза К.Е. Ворошилов и начальник Генштаба командарм 1-го ранга Б.М. Шапошников подписали приказы № 16633 Военному совету Белорусского особого военного округа (БОВО) и № 16634 Военному совету Киевского особого военного округа (КОВО) о подготовке к походу в Польшу. Командующим этими войсками следовало «к исходу 11 сентября 1939 г. скрытно сосредоточить и быть готовыми к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника» [9, с. 287].

10 сентября 1939 г. нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов пригласил к себе германского посла Ф. Шуленбурга и заявил, что Красная армия застигнута врасплох быстрыми успехами Вермахта в Польше и еще не готова к действиям в соответствие с заключенными ранее договоренностями. Коснувшись политической стороны дела, Молотов заявил, что советское правительство намеревалось воспользоваться дальнейшим продвижением германских войск и заявить, что Польша разваливается на куски и что вследствие этого Советский Союз должен прийти на помощь украинцам и белорусам.

На базе БОВО и КОВО 11 сентября 1939 г. были

сформированы и развернуты управления Белорусского (командующий - командарм 2-го ранга М.П. Ковалев) и Украинского (командующий - командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко) фронтов (БФ и УФ соответственно). Витебская, Минская и Бобруйская армейские группы БОВО 15 сентября 1939 г. были развернуты соответственно в 3-ю (командующий - комкор В.И. Кузнецов), 11-ю (командующий - комдив Н.В. Медведев) и 4-ю (командующий - комдив В.И. Чуйков) армии. Кроме того, из управления Московского военного округа в состав Белорусского фронта, согласно приказу Генштаба от 9 сентября, выделялось управление 10-й армии (командующий - комкор И.Г. Захаркин). Также в составе фронта, с использованием личного состава управления КалВО, была создана Конно-механизированная группа (КМГ) (командующий - комкор В.И. Болдин).

На базе КОВО были созданы Житомирская, Винницкая и кавалерийская армейские группы (АГ). Житомирская АГ (командующий - комдив И.Г. Советников) 16 сентября была переименована в Шепетовскую, с 18 сентября - в Северную, а с 28 сентября - в 5-ю армию. Винницкая АГ (командующий - комкор Ф.И. Голиков) с 16 сентября стала Волочиской, с 24 сентября - Восточной, а с 28 сентября - 6-й армией. Ка-

1Дятлов Владимир Васильевич, кандидат исторических наук, тел.: (812) 5421571, e-mail: v.milbach@yandex.ru Dyatlov Vladimir, Candidate of History, tel.: (812) 5421571, e-mail: v.milbach@yandex.ru

валерийская АГ (командующий - командарм 2-го ранга И.В. Тюленев) с 16 сентября стала называться Каменец-Подольской, с 20 сентября - Южной группой, а с 24 сентября - 12-й армией.

14 сентября 1939 г. «Правда» опубликовала подготовленную А.А. Ждановым статью, в которой главными причинами поражения Польши назывались угнетение украинского и белорусского национальных меньшинств [10]. Эта статья стала программным документом советской пропаганды, обосновывавшим действия СССР в отношении его западного соседа, а её идеи были немедленно положены в основу политработы в Красной армии на период Польского похода.

Советские войска получили приказ о наступлении 14 сентября. В 4.20 ч 15 сентября Военный совет Белорусского фронта издал боевой приказ № 01, в котором говорилось, что «белорусский, украинский и польский народы истекают кровью в войне, затеянной правящей помещичье-капиталистической кликой Польши с Германией. Рабочие и крестьяне Белоруссии, Украины и Польши восстали на борьбу со своими вековечными врагами помещиками и капиталистами. Главным силам польской армии германскими войсками нанесено тяжелое поражение. Армии Белорусского фронта с рассветом 17 сентября 1939 г. переходят в наступление с задачей - содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией. Ближайшая задача фронта - уничтожать и пленить вооруженные силы Польши, действующие восточнее литовской границы и линии Гродно - Кобрин» [9, с. 289].

Согласно разработанному в 1935-1936 гг. польским командованием плану «Всхуд» по развертыванию войск на восточной границе, севернее Полесья предполагалось развернуть три армии. Но в реальной ситуации первой половины сентября 1939 г. весь этот план остался на бумаге. Поздно вечером 17 сентября маршал Польши Э. Рыдз-Смиглы по радио передал приказ польским войскам: «Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и Модлина, которые должны защищаться от немцев, без изменений. Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию» [9, с. 301]. Продолжать сопротивление было приказано лишь частям корпуса пограничной охраны, отступавшим от Збруча к Днестру, и частям, прикрывавшим «румынское предмостье». Президент Польши И. Мосьцицкий обратился к народу, обвинил СССР в попрании юридических и моральных норм, призвал поляков «сохранять твёрдость духа и мужество в борьбе с бездушными варварами». После чего вечером 17 сентября он вместе с польским правительством во главе с премьер-министром Ф. Складковским пересёк границу Румынии, вслед за ними территорию Польши покинул и главнокомандующий Войском Польским маршал Э.

Рыдз-Смиглы.

К началу наступления войска БФ насчитывали около 379 тыс. чел., 3167 орудий и минометов, более 2400 танков, в то же время УФ имел в своем составе около 239 тыс. чел., около 1800 орудий и минометов, 2330 танков.

Таким образом, обе фронтовые группировки насчитывали 4959 орудий и минометов. Однако укомплектованы артиллерийские части и подразделения были не лучшим образом. Некоторые артиллерийские полки начали боевые действия, имея некомплект материальной части и боеприпасов. Например, в журнале боевых действий 54-го артиллерийского полка отмечено, что до 20 сентября 1939 г. его 1-й дивизион имел батареи двухорудийного состава, и только в Нелюбичах полк был доукомплектован, и все батареи стали четырехорудийными [2, л. 2]. Запись от 27 сентября говорит о том, что в полку «недостает взрывателей на 76-мм - 30 шт., для 122-мм - 70 шт.» [2, л. 6], то есть практически до окончания боевых действий 100 снарядов перевозились в обозе полка в качестве балласта. Плохое качество конского состава не позволило артиллерийским дивизионам этого полка при пересечении границы начать движение вместе с пехотой. В результате стрелковый полк, которому они были приданы, углубился на территорию Польши и почти сутки вел боевые действия без огневой поддержки артиллерии. Изнурительные марши, боевые потери и болезнь конского состава привели к тому, что в начале октября полк практически лишился подвижности. Об этом свидетельствует запись в журнале боевых действий от 7 октября 1939 г.: «В полку угрожающее положение с лошадьми» [2, л. 6].

Серьезные недостатки имелись и в управлении артиллерией. Например, не было организовано ведение артиллерийской разведки: на начальном этапе Западно-Украинской операции артиллерия 60-й стрелковой дивизии «получила задачи общего характера по подавлению огневых средств противника в районе Тыннэ, опушек леса на левом берегу р. Случь» [7, л. 254].

В большинстве случаев артиллерийской подготовки атаки или форсирования водной преграды наступающие советские войска не проводили. В отдельных случаях был произведен огневой налет установленной продолжительности. Например, так было на участке 17-го стрелкового корпуса войск 6-й армии УФ. В 4.00 ч 17 сентября штурмовая группа пограничников и красноармейцев захватила Волочиский пограничный мост. В 4.30 ч войска 17-го стрелкового корпуса нанесли артиллерийский удар по огневым точкам и опорным пунктам противника и в 5.00 ч приступили к форсированию р. Збруч, используя захваченный мост и наведенные переправы. Форсировав реку практически без какого-либо сопротивления противника, части 17-го стрелкового корпуса около 8.00 ч свернулись в походные колонны и двинулись в сторону Тарнополя.

Заслуживают внимания детали прорыва приграничного Сарненского укрепленного района (УР). Атака частями 60-й стрелковой дивизии была назначена на 5.00 ч 19 сентября 1939 г. Эффективному применению

артиллерии с закрытых позиций помешал «густой туман, поднявшийся с реки». В обзоре, подготовленном преподавателем Военной академии им. Фрунзе майором Мариевским, дальнейшее описано следующим образом: «После небольшой стрельбы из артиллерии прямой наводкой по долговременной точке у церкви Тыннэ, при поддержке танков, которые своим корпусом закрывали амбразуры соседних точек, поддерживающих блокируемый ДОТ у церкви, пехота с саперами, преодолев заграждение, ослепила ДОТ. Средствами подрывников долговременная точка у церкви была обезврежена. Таким путем были блокированы еще ряд точек на участке 358 сп, и к 8.00 путь через УР был открыт» [7, л. 255 об.].

О низкой интенсивности боевых действий свидетельствуют данные о расходе боеприпасов соединениями. Заслуживают внимания результаты анализа расхода боеприпасов артиллерией корпусов 6-й армии: 17-й стрелковый корпус (306 орудий и минометов), 2-й кавалерийский корпус (139 орудий). В ходе боевых действий с 17 по 25 сентября 1939 г. артиллерией 17-го стрелкового корпуса было израсходовано 604 снаряда, в среднем - по 2 снаряда на орудие. Стрелковые дивизии этого корпуса за указанный период израсходовали: 96-я стрелковая дивизия - 243 снаряда, 97-я - 176 снарядов, 99-я - 56 [8, л. 1]. Около 65% этих боеприпасов было израсходовано в боях за г. Тарнополь 17-18 сентября 1939 г. В основной своей массе (86%) израсходованные боеприпасы - снаряды калибра 45 и 76 мм. Судя по приведенному расходу боеприпасов, корпусная и поддерживающая артиллерия (107-, 152-, 203-мм орудия) к огневому поражению противника не привлекались. Отсутствие сведений о расходе 82-мм мин за данный период свидетельствует о том, что они не применялись стрелковыми частями. Несмотря на то что в 17-м стрелковом корпусе насчитывалось 34 миномета, которые в период с 26 по 30 сентября 1939 г. применялись ограниченно, была израсходована 41 мина [8, л. 17].

Артиллерией 2-го кавалерийского корпуса было израсходовано 950 снарядов, в среднем более чем по 7 снарядов на орудие. Кавалерийские дивизии этого корпуса за указанный период израсходовали: 3-я кавалерийская дивизия - 522 снаряда, 5-я - 129 снарядов, 14-я - 209 [8, л. 5]. В основной своей массе (94%) израсходованные боеприпасы - снаряды калибра 45 и 76 мм.

Таким образом, наступление 6-й армии развивалось динамично, без активного сопротивления обороняющихся, при этом огневое поражение противника сводилось к поражению отдельных целей. Основная масса боеприпасов была израсходована во вторые сутки военных действий в ходе боев за Тарнополь. В ходе наступления в соединениях применялась в основном полковая артиллерия, которая вела огонь прямой и полупрямой наводкой. Дивизии первого эшелона расходовали в 2-4 раза больше боеприпасов, чем дивизии, действующие во втором эшелоне. Корпусная артиллерия и артиллерия усиления к выполнению боевых задач не привлекались, поддерживая наступающих только «колесами».

Польская артиллерия, за исключением отдельных случаев, не оказывала активного противодействия наступающим советским войскам. Так, 3-й кавалерийский корпус и 6-я танковая бригада из состава КМГ БФ выполняли задачу по овладению Вильно, который обороняли до 16-ти батальонов пехоты с 14-ю орудиями. 18 сентября на южной окраине Вильно польская артиллерия была использована для борьбы с советскими танками.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В ряде случаев после боевого столкновения с наступающими советскими войсками польские части бросали артиллерию, обозное имущество и спешили уйти от преследования или сдавались в плен. Например, 36-я танковая бригада в 7.00 ч 18 сентября заняла Дубно, где были разоружены тыловые части 18-й и 26-й польских пехотных дивизий. Всего в плен попало 6 тыс. военнослужащих, трофеями советских войск стали 12 орудий, 70 пулеметов, 3 тыс. винтовок, 50 автомашин и 6 эшелонов с вооружением. 87-я стрелковая дивизия 15-го стрелкового корпуса УФ 19 сентября в районе Костополя вступила в бой с противником силой до двух пехотных полков с артиллерией. В ходе боя польский отряд был разбит и до 1,5 тыс. солдат попали в плен, 25 орудий стали советскими трофеями. В ночь на 19 сентября от Бродов к Львову подошла колонна польских войск, которая также была разоружена кавалеристами 2-го кавалерийского корпуса. В плен были взяты 12096 человек, трофеями советских войск стали 12 тыс. винтовок, 26 орудий, 275 пулеметов, 32 автомашины и 1200 лошадей.

Зачастую советские танковые бригады действовали в отрыве от стрелковых частей и артиллерии, в результате чего несли потери, особенно при взятии крупных населенных пунктов. Например, 27-я танковая бригада 20 сентября ворвалась в Гродно, но в уличных боях понесла потери от противотанковой артиллерии и действий пехоты, а также польской молодежи, применявших бутылки с зажигательной смесью. Штурм города возобновился после усиления группировки наступающих. В ночь на 22 сентября защитники Гродно покинули город, утром он был занят советскими частями. В боях за город войска конно-механизированной группы БФ потеряли 57 человек убитыми и 159 ранеными, было подбито 19 танков и 4 бронемашины. Польские войска потеряли 644 человек убитыми и более 1500 пленными.

О низкой интенсивности применения дивизионной и корпусной артиллерии в приграничных боях свидетельствуют записи в журналах боевых действий артиллерийских полков 6-й армии. Например, записи о боевых действиях 98-го гаубичного артиллерийского полка заняли в журнале две страницы, при этом о начале действий говорится: «17 сентября 1939 г. 9.00. Не встречая сопротивления противника, полк переправился через р. Збруч». Далее из документа следовало, что полк поддерживал наступающих только «колесами» и «к исходу дня 22 сентября после сдачи Львова полк расположился на ночлег в с. Вел. Солома». Завершала журнал запись: «Потерь в людском, конском составе и артиллерии полк не имел» [5, л. 1, 2].

В журнале 41 -го артиллерийского полка 97-й стрелковой дивизии в первый день боевых действий записано следующее: «Полк перешел границу в с. Мыслова в 10.00. Ввиду незначительного сопротивления польских пограничников артиллерийский огонь открыт не был». Запись за 18 сентября: «По боевому приказу командира 97 сд полк занял боевой порядок по обе стороны шоссе восточнее 1,5 км Тарнополь. В 11.00 пролетевший польский самолет был сбит зенитными установками. По засевшим в домах группам польских банд было выпущено 2 гранаты. В 21.00 штаб, штабная батарея, 4 батареи и полковой транспорт были обстреляны ружейным и пулеметным огнем из окон домов во время марша через Тарнополь. Убитых и раненых нет». О событиях 21 сентября зафиксировано следующее: «Получив боевой приказ командира 97 сд, <...> занял боевой порядок на сев. окр. Сокольники. Артиллерийский огонь не был открыт ввиду сдачи Львова, и полк расположился для приведения в порядок подразделений в с. Сокольники» [1, л. 1].

83-й артиллерийский полк, согласно записям в журнале боевых действий, в 5.00 ч перешел государственную границу, но «в течение 17 сентября 1939 г. в боевой порядок не развертывался» [4, л. 1]. С утра 19 сентября при прорыве УР в районе Велдуха, Лысая Гора полк одним дивизионом принял участие в огневом поражении противника: «В результате меткого огня батарей 1-го дивизиона, ДОТ, до этого времени ведущие сильный пулеметный огонь, замолчали, что дало возможность саперам взорвать ДОТы». За период прорыва УР полком израсходовано: 122-мм снарядов - 65, и 152-мм снарядов - 3.

В 22.00 ч 16 сентября 1939 г. командир 54-го артиллерийского полка 60-й стрелковой дивизии получил боевой приказ о переходе польской границы в 5.00 ч 17 сентября. Из журнала боевых действий полка: «17 сентября. В 10.00 штаб полка, 1-й и 2-й дивизионы перешли госграницу без стрелкового полка. Полк 358-й ушел без артиллерии. Артиллерия опоздала из-за плохого качества лошадей» [2, л. 1]. Запись о событиях 18 сентября: «7.00. Полк прибыл на зап. опушку леса вост. Тыннэ 1 км и вступил в бой. Под обстрелом трех дотов батареи перешли мост через канал 3-4 км вост. Тыннэ не имея потерь и ранений. Первой перешла 3-я батарея и прямой наводкой открыла огонь по ДОТ у церкви Тыннэ. Через 5 минут переправилась 2-я батарея, и далее следом одна за другой переправились все батареи и на расстоянии 600-700 метров открыли огонь прямой наводкой по амбразурам ДОТ, чем обеспечили успешную атаку пехоте и танкам» [2, л. 1]. По состоянию на 11.00 ч того же дня: «Полк вместе с 358 сп выступил в направлении Зносиче. На пути движения в р-не выс. 158,7 на опушке леса 2 км ю. вост. Зносиче колонна артиллерии была обстреляна пулеметным перекрестным огнем с 3-х ДОТ, где погиб лейтенант тов. Джаладьян, ранен красноармеец Ма-лыханов и отделенный командир Леонов, убито 3 лошади, ранено 4 лошади. В результате (арт)обстрела и действия танков огонь ДОТ прекращен» [2, л. 2]. Далее говорилось о том, что долговременные огневые

точки были подавлены огнем прямой наводкой, при этом израсходовано: 76-мм снарядов - 71 шт., 122-мм снарядов - 23 шт.

Из журнала боевых действий следует, что подразделения 54-го артиллерийского полка нередко подвергались обстрелу противником из стрелкового оружия, как правило, при следовании через населенные пункты. Запись в журнале от 20 сентября: «2.00. Сосредоточились на привал в Катажиновке <...> дважды подвергались обстрелу диверсантов. Потерь не было». Запись от 22 сентября: «5.00. При подходе 3-го дивизиона в Сарны колонна обстреляна пулеметным огнем с чердаков зданий в М. Сарны. Огонь пулеметов подавлялся орудийным огнем» [2, л. 2]. Вечером 25 сентября в журнале боевых действий полка появилась запись, свидетельствующая о том, что к этому времени организованное сопротивление противника было прекращено: «20.00. <...> части польской армии разбегаются по домам, часть армии, обманутая офицерами, скопляется в населенных пунктах и уничтожается нашей Красной Авиацией» [2, л. 3].

Определенный интерес представляют записи в журнале боевых действий 71 -го гаубичного артиллерийского полка. После перевозки пятью эшелонами полк выгрузился в г. Каменецк-Подольске и в 17.00 ч 19 сентября 1939 г. двумя дивизионами «перешел бывшую польскую границу». Из журнала следует, что неделю полк не имел боевых столкновений с противником, но в 19.00 ч 26 сентября при прибытии в с. Садовая Вишня «в районе леса разведка обнаружила большое скопление польской кавалерии». Однако команд на открытие огня не прозвучало. Командованием полка, учитывая общую обстановку на фронте, было приняло иное решение: «.вызвали для переговоров офицеров, в результате взяли в плен около 70 лошадей, 47 солдат, 15 офицеров с оружием» [3, л. 1]. Утром 28 сентября 1939 г. полк вступил в Перемышль.

Вместе с тем необходимо отметить, что действия отдельных артиллерийских частей отличалась активностью. В качестве примера следует привести выдержки из журнала боевых действий 122-го артиллерийского полка. В первый день отмечено: «17 сентября. 1/122 ап, пройдя М. Мивоч на ю-вост. окр. М. Мивоч был встречен сильным ружейно-пулеметным огнем противника. В результате встречного боя противник был обезоружен и взят в плен в количестве 200 человек, 5 автомашин с оружием и продуктами. В бою было ранено 3 человека и убит 1 человек» [6, л. 1]. Из документа следует, что этот артиллерийский полк часто действовал в отрыве от стрелковых, танковых и саперных частей и подразделений. Например, продолжая наступление, подразделения полка вынуждены были самостоятельно восстанавливать разрушенные мосты. О боевых действиях 122-го артиллерийского полка 24 сентября записано следующее: «В 16.00 на линии Малков Бжезины полк вступил в бой с частями 5 пд противника. В результате боя противник был обезоружен и взят в плен. До 150 повозок с оружием, боеприпасами и продуктами, до 1000 чел. пленных солдат и офицеров. В этом бою был выпущен 1 снаряд 7-й батареей. Ранен ст. лейтенант Лысуненко

и 1 верх. лошадь». В тот же день: «1/122 ап был обстрелян ружейно-пулеметным огнем противника. Приняв боевой порядок, 3-я батарея открыла огонь, выпустив 5 снарядов. Мелкие группы противника разбиты и взяты в плен». Даже на завершающем этапе военных действий полк отличался активностью: «25 сентября. Колонна 3/122 ап с 305 сп и 146 сп была обстреляна ружейно-пулеметным огнем мелкими группами противника в районе западнее 1 км Пынковцы. Развернувшись с хода 7 батарея 1 орудием произвела 2 выстрела, противник бежал, 10 человек обезоружено и взято в плен»; «26 сентября. Был обезоружен, забран в плен дивизион польской артиллерии: 6 орудий 155мм, 150 лошадей, 40 повозок, солдат - 392, офицеров - 18, винтовок - 260, автомашин - 2, танкеток - 1, пулеметов - 2, противотанковых ружей - 1» [6, л. 10].

На завершающем этапе Польского похода советская артиллерия была значительно увеличена количественно, например, к началу октября 1939 г. артиллерия УФ насчитывала 5467 средних и тяжелых орудий. В журналах боевых действий артиллерийских полков этот период характеризуется совершением длительных маршей в районы предназначения. Артиллерия поддерживала боевые действия советских соединений по окружению и уничтожению польских войск, применялась артиллерия и при отражении ударов противника. Например, упорные встречные бои вели 29 сентября 1939 г. советские соединения под Шацком (52-я стрелковая дивизия) и под Яблонью (143-я стрелковая дивизия). Как правило, исход таких боев был одинаков - польские части сдавались в плен вместе со своим вооружением и военным имуществом. Так, в ходе боев 1-5 октября два соединения 6-й армии - 140-я стрелковая дивизия и 14-я кавалерийская дивия - взяли в плен 12408 солдат и офицеров, трофеями советских войск стали 12229 винтовок, 728 пулеметов, 64 орудия и большие запасы военного имущества и боеприпасов.

Боевое применение артиллерии в Польском походе Красной армии имело ряд особенностей. Как пра-

вило, это были наступательные действия в условиях европейского театра военных действий. Огневое поражение противника по периодам наступления, в том числе артиллерийская подготовка, артиллерийская поддержка атаки, не проводились ввиду слабого сопротивления противника. Наиболее характерными являлись следующие задачи: огневое поражение противника при прорыве укрепленных районов на ряде направлений (в основном, на начальном периоде боевых действий), при штурме (овладении) городов (населенных пунктов), при ведении встречных боев, а также совершение маршей. При огневом поражении противника основная тяжесть задач ложилась на полковую артиллерию. Из батальонной артиллерии наиболее активно применялись 45-мм пушки, а 82-мм минометы распространения не получили. Дивизионная и корпусная артиллерия применялась редко и практику создания артиллерийских групп, управления ими, планирования и осуществления огневого поражения противника, а также маневра ими в ходе боя обогатить не смогла. Технические средства артиллерийской разведки не нашли своего применения. Невысокие маршевые возможности артиллерии, недостатки в её укомплектованности, в организации управления ею, а также во взаимодействии ее со стрелковыми и бронетанковыми войсками не оказали существенного влияния на огневое поражение противника и результаты боевых действий. Материальная часть советской артиллерии качественной проверки в боевых условиях Польского похода пройти не смогла. Не вызвала обеспокоенности командования и качество подготовки артиллерийских кадров и органов управления, поскольку последствия слабого управления частями и недостатки в организации и управлении огнем не приводили к критическим последствиям для войск. Отсутствие критического подхода к анализу недостатков применения артиллерии в Польском походе способствовало их повторению в советско-финляндской войне.

Статья поступила 30.10.2013 г.

Библиографический список

1. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.

35084. О . 1 . Д. 100.

2. РГВА. Ф. 35084. О. 1. Д. 101.

3. РГВА. Ф. 35084. О. 1. Д. 102.

4. РГВА. Ф. 35084. О. 1. Д. 103.

5. РГВА. Ф. 35084. О. 1. Д. 104.

6. РГВА. Ф. 35084. О. 1. Д. 105.

7. РГВА. Ф. 35086. О. 1. Д. 664.

8. РГВА. Ф. 35077. О. 1. Д. 232.

9. Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. М.: Вече, 2001.

10. Правда. 1939. 14 сентября.