Научная статья на тему 'Битва за Кавказ, её роль и значение в Великой Отечественной войне'

Битва за Кавказ, её роль и значение в Великой Отечественной войне Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
981
113
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Битва за Кавказ, её роль и значение в Великой Отечественной войне»

© 2005 г. С.В. Януш

БИТВА ЗА КАВКАЗ, ЕЁ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Шестьдесят лет отделяет нас от событий Великой Отечественной войны. Одни из них достаточно подробно отражены в монографиях, учебных пособиях и иных трудах историков, другие - не в полной мере. Это относится к битве за Кавказ, по истории которой в последние годы удалось извлечь из архивов значительный массив новых документов, позволяющих внести коррективы в ее оценку [1].

Кавказ в агрессивных планах германского фашизма занимал одно из важнейших мест, поскольку имел большое экономическое значение. Наличие богатых запасов нефти, полезных ископаемых и плодородных земель превратило Кавказ в важнейший источник промышленного и военно-стратегического сырья, без которого Германия не могла продолжать войну против СССР.

Германские эмиссары, работники германского генерального штаба разработали планы завоевательных походов через Украину, Крым и Кавказ в далекую Индию. Военные идеологи мечтали о приобретении земель Кавказа для Германии не только в качестве колониального придатка рейха, но и как стратегического плацдарма для расширения агрессии на Ближнем Востоке и в Азии [2].

Как известно, оборонительные сражения на Северном Кавказе охватывают период с июля по декабрь 1942 г. В июле 1942 г. немецко-фашистские войска основными силами вышли в низовья Дона, откуда, в соответствии с директивами Гитлера № 41 и 45, 28 июля повели наступление в двух направлениях - на Кавказ (группа армий «А») и на Сталинград (группа армий «Б»). Кавказская группировка вермахта, осуществляя операцию под кодовым названием «Эдельвейс», насчитывала 167 тыс. солдат и офицеров, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов. Главные задачи группировки армий «А»: окружить и уничтожить советские войска восточнее Ростова, ушедшие за реку Дон.

Войска Северо-Кавказского (командующий маршал С.М. Буденный, начальник штаба генерал-лейтенант А.И. Антонов, член Военного совета П.И. Селезнев) и Южного фронтов, оборонявшие донские рубежи, были немногочисленны и истощены предыдущими боями. В начале августа 1942 г. маршал Буденный докладывал в Ставку, что в составе четырех армий Северокавказского фронта (28 июля в него были влиты остатки Южного фронта) имелось лишь 24 тыс. активных штыков, 94 самолета и ни одного танка. Боезапасы, продфураж, медикаменты также были на исходе; их доставка осуществлялась через Закавказье и была очень ограничена. После ударов врага войска фронта были прижаты к Черноморскому побережью и оголили всю центральную и восточную части Северного Кавказа. Сил для обороны всех подступов к Закавказью с севера фронт не имел. На Ставропольско-Грозненском направлении в начале августа действовала

Донская группа Северокавказского фронта, состоявшая из войск лишь одной малочисленной 37-й армии. Нередко отступление принимало хаотическую форму. Враг стремительно занимал новые территории [3].

Все это стало причиной появления «Приказа № 227 о мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» от 28 июня 1942 г., известного как приказ «Ни шагу назад!». Документ решительно требовал «ликвидировать отступательные настроения в войсках» и снимать с постов, предавать военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, создать штрафные батальоны из рядовых бойцов и младших командиров, проявивших трусость или неустойчивость, сформировать 3 - 5 хорошо вооруженных заградительных отряда и поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий [4, л. 97, 98].

По мере того, как Ставка убеждалась в неустойчивости Северокавказского фронта, расширялись и усложнялись задачи Закавказского фронта, охранявшего побережье Черного моря, а также прикрывавшего границы Советского Союза с Турцией и Ираном. 29 июля в телеграфных переговорах А.М. Василевского с И.В. Тюленевым начальник Генерального штаба указал: «Обстановка на Дону осложняется... Войскам Закавказского фронта необходимо немедленно подготовиться к прочной обороне всех подступов к Закавказью с севера. Наиболее легким. для противника является направление Кизляр, Махачкала, Дербент». На следующий день директивой Ставки Закавказскому фронту предписывалось взять на себя оборону всего центрального и юго-восточного Предкавказъя, включая стратегически важное направление - Грозный, Баку [5].

Части вермахта стремительно рвались к Кавказским перевалам. 10 августа они захватили Пятигорск и Минеральные Воды. В обороняющихся советских войсках была нарушена связь. Между тем Закавказский фронт располагал лишь незначительным количеством готовых соединений (20 стрелковых дивизий и бригад, 3 кавалерийских дивизии, 3 танковых бригады), прикрывавших по периметру все Закавказье. Войска фронта в основном не имели боевого опыта, были укомплектованы устаревшей материальной частью и в недостаточном количестве. Закавказский фронт стихийно пополнялся за счет отступавших в предгорья разбитых частей Северокавказского и Южного фронтов.

Выполняя указания Ставки, командование Закавказского фронта вынуждено было идти на большой риск и до предела ослабить группировку войск, прикрывавшую советско-турецкую границу. Этими мерами уже в начале второй декады августа удалось создать более чем 400-километровый фронт обороны от Орджоникидзе и Нальчика до побережья Каспийского моря. 8 августа войска, оборонявшие новый

рубеж по рекам Терек и Баксан (9, 37, 44-я и вновь формируемая 58-я армии), были объединены в Северную группу войск Закавказского фронта. «Теперь можно открыто заявить, - отмечалось в журнале боевых действий фронта 13 августа, - что задача, поставленная перед командованием... выполнена» [4, л. 106, 107]. Во второй декаде августа войска Северной группы войск выдержали первое испытание на прочность. Несмотря на малочисленность, войска 37-й армии не позволили врагу с ходу захватить плацдармы на южных берегах рек Терек и Баксан, нанесли ему ощутимые потери и заставили 1-ю танковую армию врага остановиться для сосредоточения сил и приведения войск в порядок. Было выиграно более десяти дней, в ходе которых оборона Северной группы интенсивно развивалась.

Ситуация, сложившаяся к середине августа 1942 г. на перевалах Главного Кавказского хребта, подробно и объективно проанализирована в «Письме Начальника Управления Наркомата Внутренних дел по Юго-Осетинской области А. Квиливидзе» от 20 августа 1942 г. и «Донесении представителя ГКО и ВС Закавказского фронта Верховному Главнокомандующему» от 23 августа 1942 г. Оба документа свидетельствуют, что советские войска силами в 2 - 3 роты ведут упорные бои с немецко-фашистскими частями [6]. Особую озабоченность советского Верховного Главнокомандующего (ВГК) вызывала ситуация с занятием войсками перевалов и переходов Главного Кавказского хребта. К моменту выхода противника к предгорьям перевалы оказались фактически незанятыми войсками. Штаб фронта имел весьма смутное представление о ситуации к востоку от Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорог. Считалось, что войска маршала Буденного смогут, как и предусматривалось ранее, прочно прикрыть Предгорье. Больше того, в штабах как Северокавказского, так и Закавказского фронтов господствовало ошибочное мнение о непроходимости высокогорных перевалов. Но, как позже признавали в штабе фронта, даже на тех перевалах, где считали возможным движение лишь одного пешехода, оказались вполне возможны действия и проход целых частей и соединений, необязательно обладавших горной подготовкой.

Для исправления положения решением Государственного Комитета Обороны (ГКО) на Кавказ с мандатом его полномочного представителя был направлен Л.П. Берия и группа специалистов Генерального штаба (П.И. Бодин, С. М. Штеменко и другие). В течение трех недель им предстояло разобраться в обстановке и принять решительные меры по стабилизации фронта. В целях улучшения обороны перевалов Главного Кавказского хребта в начале сентября 1942 г. Северокавказский и Закавказский фронты были объединены в Закавказский и принят комплекс мер по усилению обороны главных пунктов (Новороссийск, Туапсе, Грозный), улучшению материального обеспечения войск. Представители ГКО предложили создать специальные горнострелковые части, ускорить транспортировку грузов и боеприпасов вооружений, улучшить питание защитников перевала [1, с. 155-162].

В результате принятых мер гитлеровским войскам не удалось добиться решающего успеха ни на одном из направлений. К концу сентября 1942 г. противник оказался настолько истощен, что смог продолжать наступление только в районе Туапсе, где затяжные кровопролитные бои с переменным успехом продолжались до конца 1942 г. Однако и советские войска понесли тяжелые потери [1, с. 159-162]. Обе стороны взяли оперативную паузу для перегруппировки и накопления сил.

Осенью 1942 г. ставка советского ВГК приступила к разработке и подготовке зимнего контрнаступления. Главным звеном зимней кампании должен был стать разгром крупнейшей немецкой группировки под Сталинградом. В орбиту этих грандиозных событий стратегического масштаба был вовлечен и Закавказский фронт. Ему отводилась важная роль - начав наступательные действия раньше Сталинградских фронтов, сковать и, по возможности, уничтожить моторизованные соединения немецкой группы армий «А» (прежде всего, 1-й танковой армии) и не допустить их переброски на Сталинградское направление для помощи группировке генерала Паулюса.

Необходимо отметить, что в исторической литературе тема стратегического взаимодействия войск Закавказского с фронтами Сталинградского направления в период, который традиционно относят к обороне Кавказа (до конца декабря 1942 г.), еще не получила должного освещения. Операции советских войск на Кавказе рассматриваются автономно. Между тем уже с середины октября они проводились не только в соответствии с внутренней логикой развития битвы за Кавказ.

Основные усилия Закавказского фронта переносились на участок Северной группы войск - наиболее мощной и технически оснащенной группировки фронта. Другие группировки - Черноморская и войска 46-й армии действовали в невыгодных условиях горных и горно-лесистых местностей, не позволявших развернуть крупномасштабную операцию. В течение октября 1942 г. войска фронта пополнились людьми и материальной частью. Однако готовившееся на 25 октября наступление войск Северной группы было сорвано встречными наступательными действиями противника на Нальчикском направлении - на участке ослабленной 37-й армии [4, л. 167-170; 7].

Контрнаступательную операцию пришлось готовить заново. Задачи фронта формулировались следующим образом: «Разгром группировки противника, восстановление положения на реке Терек и создание условий для взаимодействия Северной и Черноморской групп войск с целью последующего разгрома Май-копско-Краснодарской группировки противника». С некоторыми изменениями план был утвержден Ставкой 19 ноября. Но на этот раз фронт располагал очень ограниченным временем на подготовку операции. Наступление советских войск под Сталинградом уже началось. Уже в конце ноября немцы приступили к переброске одной танковой дивизии с Кавказа. Требовалось максимально быстро начать наступательные действия.

Поэтому, несмотря на то, что подготовка войск осталась незаконченной, З0 ноября 1942 г. войска Северной группы Закавказского фронта возобновили наступление на Моздокском и Алагирском направлениях. В течение всего декабря дивизии 9, 37, 44 и 58-й армий вели кровопролитные, но малоуспешные бои с упорно оборонявшимся противником. Особенно тяжелые потери понесли соединения 9 и 44-й армий [8].

Показания фельдмаршала Кейтеля свидетельствуют, что при проведении летней кампании 1942 г. германское Верховное командование допустило ряд ошибок, в частности, ставка приняла решение вести наступление по расходящимся направлениям к Сталинграду и на Кавказ. Это якобы привело к распылению сил и предопределило неудачи вермахта под Сталинградом и во всей кампании 1942 г. [9].

Таким образом, оборонительный этап битвы за Кавказ сковал более 50 дивизий противника, чем значительно облегчил действия советского командования на других фронтах.

Наступательный этап битвы за Кавказ длился с января по октябрь 1943 г. В результате успешного контрнаступления советских войск на Сталинградском направлении обстановка на советско-германском фронте к началу 1943 г. резко изменилась в пользу Советских Вооруженных Сил.

Под натиском частей Северной группы войск Закавказского фронта 1 января 1943 г. противник начал отступать в направлении Ставрополя и Ростова.

Освободительный этап делится на три периода. На первом (1 января - 4 февраля 1943 г.) враг был отброшен из предгорий Кавказа к низовьям Кубани. На втором этапе (5 февраля - 9 сентября) он был оттеснен на Таманский полуостров. Третий этап длился с 10 сентября до 9 октября 1943 г., когда последний немецкий солдат был сброшен в Керченский пролив.

Соотношение сил и средств к началу стратегического наступления было в пользу советских войск. На первом этапе советское командование планировало осуществить операцию «Сталинград-2». Ее замысел заключался в том, чтобы согласованными ударами войск Южного и Закавказского фронтов с северо-востока, юга и юго-запада расчленить и разгромить главные силы группы армии «А», не допустив ее отхода с Северного Кавказа.

Южный фронт под командованием генерала А.И. Еременко получил задачу нанести главный удар армиями правого крыла (5-я ударная и 2-я гвардейская) в общем направлении на Ростов и отрезать пути отхода на север соединениям группы армий «А». Войскам левого крыла (5-я и 28-я армии) предстояло наступать через Сальск на Тихорецк навстречу войскам Закавказского фронта, чтобы совместно окружить и уничтожить немецкую группировку в междуречьи Кубани и Маныча. Наступление поддерживала 8-я воздушная армия [10].

Закавказский фронт под командованием генерала И.В. Тюленева, развернутый в 1000-километровой полосе от Ачикулака до Новороссийска, должен был сосредоточить усилия на своем левом фланге. Ему

предстояло основными силами Черноморской группы (18, 56, 46-я армии), которой командовал генерал И. Е. Петров, прорвать оборону противника и развивать наступление на Краснодар, Тихорецк. На этом направлении действовала 17-я немецкая армия в составе 18 дивизий.

На правом крыле фронта, в районах Моздока и Нальчика, находилась северная группа войск под командованием И.И. Масленникова (44, 58, 9, 37-я армии, 4 и 5-й гвардейские кавалерийские корпуса). Войска этой группы получили задачу не допустить отхода противника, прижать его основные силы к Главному Кавказскому хребту и ликвидировать их. Против Северной группы действовала 1-я немецкая танковая армия в составе 7 дивизий [11].

1 января 1943 г. войска 1-й танковой армии под прикрытием арьергарда начали отходить в общем направлении на Ставрополь. В тот же день войска Северной группы предприняли наступление севернее Моздока, но успеха не добились. Противник сумел оторваться от советских войск. Преследование началось лишь 3 января. Управление соединениями нарушилось [1, с. 329, 330]. Ставка ВГК обратила внимание командующего Закавказским фронтом на недостатки в управлении войсками и одновременно уточнила боевые задачи. В приказе от 4 января 1943 г. генералу И. В. Тюленеву она указала, что «противник отходит с Северного Кавказа, сжигая склады и взрывая дороги. Северная группа Масленникова превращается в резервную группу, имеющую задачу легкого преследования противника. Нам невыгодно выталкивать противника с Северного Кавказа. Нам выгоднее задержать его, с тем чтобы ударом со стороны Черноморской группы осуществить его окружение. В силу этого центр тяжести операции Закавказского фронта перемещается в район Черноморской группы» [12, док. 4, с. 22, 23].

В развитие этого замысла Ставка ВГК в приказе от 23 января 1943 г. перед Черноморской группой поставила задачу: выдвинуться в район Краснодара, прочно оседлать реку Кубань, распространиться по обоим ее берегам, а главные силы направить на захват Новороссийска и Таманского полуострова с тем, чтобы закрыть выход противника на Таманский полуостров так же, как Южный фронт закрывает выход противника у Батайска и Азова. В «Докладе командующего войсками Закавказского фронта Верховному Главнокомандующему плана действия Северной группы по разгрому противника южнее Тихорецка» от 14 января 1943 г. и «Директиве ставки ВГК № 30016 командующим войскам Закавказского фронта и Северной группы войск на разгром противника южнее Тихорецкая» от 16 января 1943 г. показаны основные направления ударов советских войск при освобождении Северного Кавказа [12, док. 21, с. 30, 31].

К середине января соединения Северной группы освободили г. Георгиевск, Минеральные Воды, Пятигорск и Кисловодск. Развивая преследование противника, войска 37-й армии генерала П.М. Козлова освободили Черкесск, 9-й армии генерала К.А. Коротеева - Курсавку и Невин-

номысск. Соединение 44-й армии генерала В. А. Хо-менко, используя успех конно-механизированной группы, вышло на подступы к Ставрополю и 21 января над городом взвилось Красное знамя.

Пока войска Северной группы преследовали отходящего противника, а силы Южного фронта вели бои на Ростовском направлении, наступление Черноморской группы задерживалось. Перегруппировку войск и подготовку к наступлению не удалось завершить в установленные сроки.

11 - 12 января лишь на вспомогательном направлении из района северо-восточнее Туапсе перешла в наступление ударная группировка 46 и 18-й армий. Используя горную местность, враг упорно сопротивлялся. Бои приняли затяжной характер [12, док. 32, с. 35].

В результате быстрого продвижения войск связь Северной группы с Закавказским фронтом нарушилась. 24 января директивой № 30026 Ставка ВГК 1943 г. преобразовала ее в Северокавказский фронт [13].

Войска 46, 56 и 18-й армий освободили Ширван-скую, Нефтегорск, Нефтяную, Ходыженскую и к 2 февраля вышли к Кубани.

4 февраля 1943 г. Ставка ВГК направила «Директиву № 30037 командующим войсками Северо-кавказского, Закавказского, Южного фронтов и Черноморской группой войск о разгроме краснодарской группировки противника», в которой предложила войскам «не позднее 10 - 12 февраля окружить краснодарскую группировку противника и уничтожить ее». Одновременно Северокавказскому была передана Черноморская группа войск Закавказского фронта [14]. Таким образом, в руках командующего Северокавказским фронтом сосредоточилось все руководство битвой за Кавказ.

Решающая роль в выполнении этой директивы отводилась Черноморской группе войск, которая, однако, главную задачу выполнить не сумела. Основной причиной явилось, как отмечает А. А. Гречко, «слабое руководство войсками, особенно 18 армией. Уже 23 января управление войсками армии было нарушено, а с 27 января по 1 февраля и вовсе потеряно» [14].

Все это серьезно повлияло на темпы наступления и масштабы потерь советских войск. Состояние дорог напрямую сказывалось на качестве продовольственного, материально-технического снабжения и санитарного обслуживания и в конечном счете - на результатах боев.

В феврале наибольшего успеха добились войска Северокавказского фронта. 44-я армия и конно-ме-ханизированная группа, отбрасывая сопротивляющегося противника, вышли на подступы к Ростову с юга. 58-я армия генерала К.С. Мельника за 10 дней преодолела 160 км и вышла к Таганрогскому заливу у Ейска. Армии левого крыла фронта потеснили противника в район северо-восточнее Краснодара. Главные силы Черноморской группы вышли на рубеж р. Кубань и в район Усть-Лабинской. 12 февраля был освобожден город Краснодар. На этом завершилась северокавказская наступательная операция [15].

Перед советскими войсками на крайнем южном фланге стратегического фронта встали новые задачи, связанные с разгромом немецко-фашистских войск, укрывшихся за «Голубой линией» на Таманском полуострове.

22 февраля 1943 г. Ставка ВГК издала Директиву № 30054, уточняющую задачи войск Северокавказского фронта по окружению 17-й немецкой армии. Отрезать пути отхода 24-й немецкой дивизии на Таманском полуострове должны были 56 и 47-я армии, для чего им предписывалось нанести удар основными силами в районе Крымской и замкнуть кольцо окружения. Из-за слабой информированности Ставки о положении дел на Северо-кавказском фронте ее директивы явно запаздывали и их не удавалось выполнить [1, с. 362, 363].

23 февраля войска фронта перешли в наступление, но к концу первой декады марта смогли продвинуться лишь на 40 - 70 км, понеся большие потери и не выполнив главную задачу по охвату основных сил врага. В течение апреля 1943 г. советские войска вели тяжелые бои за овладение важным районом станицы Крымская, а в мае и июне они пытались прорвать линию обороны врага на рубеже Киевское, Молдаванское. За несколько месяцев кровопролитных боев им так и не удалось добиться решающего успеха [16].

28 июня 1943 г. Ставка ВГК направила командующему войсками Северо-кавказским фронтом генералу И.И. Масленникову директиву о подготовке операции по освобождению Таманского полуострова [16]. 7 августа после мощной артподготовки и бомбового удара с воздуха войска 56-й армии начали наступление, 16 сентября 1943 г. после пятидневных упорных уличных боев овладели городом и портом Новороссийск.

Над Кубанью разыгралось крупное воздушное сражение, которое 17 - 24 апреля 1943 г. выиграла советская авиация.

Необходимо отметить, что немецко-фашистское командование уделяло самое пристальное внимание воздушному прикрытию от ударов с воздуха и авиационному обеспечению своих войск. Для этой цели были выделены соединения 4-го воздушного флота (командующий генерал-фельдмаршал фон Рихтгоф-фен), куда входили два авиационных корпуса, которыми командовали генералы Флюхвайль и Фибих. Части 4-го воздушного флота обеспечивали боевые действия немецко-фашистских войск на Сталинградском направлении и на Кавказе. В небе Кубани нашим летчикам противостояли знаменитые фашистские авиационные эскадры «Удет», «Мельдерс», «Зеленое сердце» и др. [17].

Советское командование для борьбы с немецко-фашистскими стервятниками выделило две советские воздушные армии - 4 и 5-ю.

4-я воздушная армия сформирована в мае 1942 на базе ВВС Южного фронта в составе 6 авиадивизий (216, 217, 229-я - истребительные, 218-я - ночная, 219-я - бомбардировочная и 230-я - штурмовая) и 7 отдельных смешанных авиаполков.

В воздушных сражениях на Кубани 1943 г. (апрель - июнь) армия, способствуя завоеванию стратегического господства в воздухе, сыграла главную роль в разгроме авиационной группировке противника.

За годы войны армия произвела свыше 300 тыс. самолето-вылетов. За боевые отличия в годы войны 277 летчиков и штурманов были удостоены звания героя Советского Союза, а Глинка, Ефимов и Камозин стали дважды Героями Советского Союза, 41 360 чел. награждены орденами и медалями, 17 частей и соединений преобразованы в гвардейские, 76 авиационных соединений и частей удостоены орденов, 46 соединениям и частям присвоены почетные наименования.

Армией командовали генерал-майор авиации, с 17.03.43 г. генерал-лейтенант, с 24.10.43 г. генерал-полковник авиации К. А. Вершинин (май - сентябрь 1942 и с мая 1943 до конца войны) и генерал-майор авиации Н.Ф. Науменко (сентябрь 1942 - май 1943) [18].

5-я воздушная армия сформирована в июне 1942 г. на базе ВВС Северокавказского фронта. Первоначально в ее состав вошли 236, 237, 265-я истребительные, 238-я штурмовая, 132-я бомбардировочная авиадивизии и несколько отдельных авиаполков. В ходе битвы за Кавказ армия вела тяжелые оборонительные бои, в ходе которых она поддерживала боевые действия войск Северокавказского фронта и кораблей Черноморского флота; весной 1943 армия совместно с 4-й воздушной армией и авиацией Черноморского флота участвовала в воздушных сражениях на Кубани. За период с августа по октябрь 1942 г. части армии произвели 14 373 самолета-вылета. Всего за годы войны 5-я воздушная армия совершила около 180 тыс. самолето-вылетов.

За высокое боевое мастерство, героизм и мужество летного состава 2 авиакорпусам, 5 авиадивизиям и 18 авиаполкам присвоено звание гвардейских, многие соединения и части удостоены почетных наименований и награждены орденами; свыше 16 тыс. воинов армии награждены орденами и медалями, 139 ее летчиков и штурманов удостоены звания Героя Советского Союза, а лучшим воздушным бойцам Гулаеву, К.А. Евстигнееву, С. Д. Луганскому и Г. А. Речкалову это звание было присвоено дважды. Армией командовал генерал-лейтенант авиации, с 25.03.44 г. генерал-полковник авиации С.К. Горюнов [18].

Наша авиация действовала очень активно, и немцы были уже не те. Даже разрекламированная группа Рихтгоффена пришла к воздушным боям на Кубани сильно потрепанной. Потери гитлеровской авиации были столь велики, что она уже не могла препятствовать продвижению наших наземных войск. Убыль в транспортных самолетах Ю-52 заставила врага прибегнуть к использованию буксируемых планеров (это воздушные поезда в составе самолета-буксировщика, который несет сам какой-то груз и, кроме того, тянет за собой прицепленный к нему грузовой планер) [19].

В надежде спасти свои войска на Кубани немецкое командование стянуло сюда авиацию откуда только было возможно. На Керченский полуостров срочно перебазировали пикирующие бомбардировщики из

Туниса, истребители из Голландии. Но и это не оказало существенного влияния на ход военных действий. В первых же боях прибывшие из Африки пикировщики понесли большие потери от нашей истребительной авиации. Никакие усилия не помогли врагу вернуть себе инициативу в воздухе. Это привело к существенному изменению тактики немецкой авиации. В начале войны бомбардировщики «Юнкерс-87» и «Юнкерс-88», рассчитывая на безнаказанность, часто летали над нашими войсками без сопровождения. Теперь они стали появляться под охраной истребителей. Если в первый период войны немецкие пикировщики позволяли себе вылетать даже в одиночку, то теперь отваживались показываться только группами в два - три десятка машин под охраной такого же количества истребителей [19].

Наша тактика изменилась. Если до Волжской битвы основная задача нашей авиационной разведки состояла в том, чтобы своевременно определить пути наступающего противника, то теперь задача стала совершенно иной: вовремя установить пути отступления гитлеровцев, чтобы не дать им возможности уводить свои войска из-под нашего удара.

Весной 1943 г. гитлеровское командование сделало еще одну попытку вернуть себе утерянное превосходство в воздухе. Чтобы поправить пошатнувшееся положение своей авиации в воздушных боях на Кубани, гитлеровцы перебросили из Западной Европы на аэродромы Крыма большое количество бомбардировочной и истребительной авиации, создали на сравнительно небольшом участке советско-германского фронта мощный авиационный кулак.

Знаменитый летчик А.И. Покрышкин характеризовал обстановку в воздухе во время боев на Кубани следующим образом: «Небо Кубани в дни весеннего сражения буквально кишело самолетами. Мы бились с немцами на всех высотах - от земли до самого потолка. Это были массовые воздушные бои в полном смысле слова». Квалификация немецких летчиков в это время уже была далеко не такой, как в первый период войны. В плен стали попадать не матерые воздушные волки, а свежеиспеченные юнцы, многие из которых делали лишь второй или третий вылет в своей жизни. А для советских летчиков воздушные сражения на Кубани явились экзаменом зрелости. Они показали, что у нас выросли замечательные кадры воздушных асов. Именно здесь, на Кубани, родилась знаменитая формула Победы: «Высота - скорость - манёвр - огонь», проявили свои блестящие дарования такие прославленные герои-летчики, как Покрышкин, двое братьев Глинки, Лаври-ненко, Дзусов и многие другие [20].

Около двух месяцев продолжалось на Кубани одно из крупнейших воздушных сражений второй мировой войны. Фашистская авиация проиграла его и потеряла более 1100 самолетов [21].

Битва за Кавказ стала примером мужества и героизма советского народа в борьбе против немецко-фашистских захватчиков. Встав на защиту своей любимой Родины и родного края, сотни тысяч патриотов закрыли дорогу врагу к нефтяным промыслам, самым плодородным землям нашей страны. В результате

боевых действий частей, партизанских отрядов при поддержке местного населения 9 октября 1943 г. германские войска были сброшены в Керченский пролив и завершилось освобождение Северного Кавказа.

Победа в битве за Сталинград и одновременное освобождение Северного Кавказа серьезно изменили ситуацию на южном фланге советско-германского фронта. Более того, успешное завершение Северокавказской операции создало предпосылки для коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Эти события изменили весь ее ход. Отныне отступления, окружения, «котлы» стали уделом фашистских полчищ. Красная Армия начала свой великий наступательный поход, который завершился на Эльбе.

Примечания

1. См.: Битва за Кавказ: Документы и материалы / Сост.: А.А. Аникеев, А.Ю. Безугольный, С.В. Януш. Ставрополь, 2003.

2. Януш С.В. Кавказ в военно-политических и экономических планах нацистской Германии // Исследования по истории и историографии России и зарубежных стран. Ставрополь, 2004. С. 212-220.

3. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 16. (5-2). Док. № 699. С. 476.

4. ЦАМО, ф. 209, оп. 1064, д. 1.

5. ЦАМО, ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122, 128.

6. ЦАМО, ф. 209, оп. 1063, д. 689, л. 23-25.

7. ЦАМО, ф. 273, оп. 875, д. 2, л. 68.

8. Русский архив: Великая Отечественная. Генеральный штаб в годы Великой Отечествен-

Ставропольское высшее военно-артиллерийское инж

ной войны: Документы и материалы: 1942 г. Т. 23 (12-2). М., 1999. Док. № 561. С. 340.

9. Generalfeldmarschall Keitel. Verbrecher oder Offizier? Erinnerungen, Briefe, Dokumente. BerlinFrankfurt am Main, 1961. (Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне против СССР: Секретные речи. Дневники. Воспоминания). М., 1996. С. 346-347.

10. ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 455, л. 77.

11. ЦАМО, ф. 273, оп. 273, д. 39, л. 45-46, 88-90.

12. Русский архив: Великая Отечественная. Ставка Верховного Главнокомандования: Документы и материалы. 1943 г. Т. 16. (5-3). М., 1999. Док. № 4. С. 22-23.

13. ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 453, л. 27-28.

14. Гречко А.А. Годы войны. М., 1976. С. 421.

15. Гречко А.А. Битва за Кавказ. М., 1969. С. 333337.

16. ЦАМО, ф. 224, оп. 932, д. 460, л. 113-115.

17. В орлином краю: Очерки о боевом пути авиации Краснознаменного Северо-Кавказского военного округа. Ростов н/Д, 1977. С. 153157.

18. Краснознаменный Северо-Кавказский. Ростов н/Д, 1978. С. 67-70.

19. Небо остается чистым. Алма-Ата, 1970. С. 45-53.

20. На глубоких виражах. Алма-Ата, 1966. С. 1724.

21. Золотые звезды: Книга о дважды Героях и Героях Советского Союза. Днепропетровск, 1967. С. 39-46.

5 апреля 2005 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.