Научная статья на тему 'Битва за Кавказ и ее значение в истории Великой Отечественной войны'

Битва за Кавказ и ее значение в истории Великой Отечественной войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3206
370
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Научная мысль Кавказа
ВАК
Область наук
Ключевые слова
БИТВА ЗА КАВКАЗ / BATTLE FOR THE CAUCASUS / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / GREAT PATRIOTIC WAR / КРАСНАЯ АРМИЯ / RED ARMY / ВЕРМАХТ / WEHRMACHT / СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФРОНТ / NORTH-CAUCASIAN FRONT / ЗАКАВКАЗСКИЙ ФРОНТ / TRANSCAUCASIAN FRONT

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кринко Евгений Федорович, Безугольный Алексей Юрьевич

Статья посвящена битве за Кавказ как одному из важнейших сражений в истории Великой Отечественной войны. В ней рассматриваются предпосылки и особенности данного сражения, выделяются и раскрываются его основные этапы, итоги и значение. Дана оценка потерь, понесенных Красной армией и вермахтом в боях на Кавказе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Battle for the Caucasus and its Significance in the History of the Great Patriotic War

Battle for the Caucasus was one of the most important fights in the Great Patriotic War. But in the historiography this problem is often underestimated. Declassified archival documents and current studies allow us to make new conclusions about the significance of the battle for the Caucasus in the history of war. Capture the Caucasus was the main goal of the summer campaign of the Wehrmacht in 1942. Germany sought to seize oil sources, to stop “Persidsky corridor” of Lend-Lease, and in the future to realize their strategic plans in the Middle East. 442 days of constant fighting at the front length of 1000 km and a depth of 800 km transform the battle for the Caucasus in one of the most durable and longest battles. It was a whole complex of defensive and offensive operations in different environmental conditions steppe, seaside, mountain forest and mountain terrain. In the battle for the Caucasus distinguish two stages and three strategic operations. The first stage was the North Caucasus strategic defensive operation (July 25 December 31, 1942). As part of its spend six front defensive operations. The second stage comprised the Northern Caucasus “Don” (January 1 February 4, 1943) and Novorossiysk-Taman (September 10 October 9, 1943) strategic offensive operations. During the liberation of the Caucasus was carried six front offensive operations. The number of losses in the fighting the battle for the Caucasus talk about that it is one of the bloodiest battles of the Great Patriotic War. It should be noted similarities in the planning and implementation of combat operations in the Caucasus and the Volga. Under Ordzhonikidze and Stalingrad, Tuapse and Novorossiysk enemy was stopped, and then discarded. The military operations in the south of the country laid the beginning of a fundamental turning point in Great Patriotic War.

Текст научной работы на тему «Битва за Кавказ и ее значение в истории Великой Отечественной войны»

К 70-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

УДК 94(47).084.8(470.61)

БИТВА ЗА КАВКАЗ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Е.Ф. Кринко, А.Ю. Безугольный

Битва за Кавказ относится к числу важнейших сражений Великой Отечественной войны, во многом предопределивших ее общий исход. Ей посвящены различные исследования отечественных и зарубежных историков, многие из которых отличаются высоким уровнем анализа происходивших событий и широким привлечением архивного материала [1-11 и др.]. В то же время в количественном отношении они значительно уступают историографии таких сражений, как Московская, Сталинградская или Курская битвы. Это отражает определенную недооценку битвы за Кавказ в историографии предыдущих десятилетий. Нередко сказывалась на ее осмыслении определенная политическая и идеологическая конъюнктура [см.: 12, 13]. В работах последних лет появились новые оценки и подходы, позволяющие переосмыслить место данного сражения в истории Великой Отечественной войны [14-16 и др.].

О высокой степени заинтересованности Германии в овладении Кавказом свидетельствует обращение к нему нацистского руководства еще в довоенных планах. Реальная угроза захвата вермахтом Кавказа впервые возникла осенью 1941 г. Уже 21 ноября войска противника овладели Ростовом-на-

Кринко Евгений Федорович - доктор исторических наук, заместитель директора Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН, 344006, г. Ростов-на-Дону, пр. Чехова, 41, e-mail: krinko@ssc-ras.ru, т. 8(863)2509833;

Безугольный Алексей Юрьевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, 119330, г. Москва, Университетский пр., 14, e-mail: besu111@yandex.ru, т. 8(499)1474565.

Дону - крупнейшим транспортным узлом на юге страны, считавшимся "воротами Кавказа". Однако всего через неделю донская столица была освобождена, а враг оказался отброшен к Таганрогу.

Весной 1942 г. после ряда крупных неудач Красной армии инициатива снова перешла к вермахту. План летней кампании был утвержден Гитлером 5 апреля 1942 г. в директиве № 41 под названием "Блау". Ее общий замысел характеризовался следующим образом: " ..все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет" [17].

Главной целью летней кампании вермахта являлся именно захват Кавказа, вследствие чего, с одной стороны, СССР в самое сложное время лишался бы большей части добываемой в стране нефти, а также газа, марганцевой руды, молибдена, вольфрама, крупнейшей продовольственной и курортной баз. При этом прерывался бы и приобретавший все более весомое значение для советской экономики и Вооруженных сил СССР "персидский коридор" - путь поставок союзников по ленд-лизу через Иран и Каспийское море. С другой сто-

Evgenyi Krinko - Institute of Social-Economic research and humanities at the Southern Scientific Center of Russian academy of Sciences, 41, Chekhov Avenue, Rostov-on-Don, 344006, e-mail: krinko@ssc-ras.ru, tel. +7(863)2509833.

Alexey Bezugolniy - Research Institute of Military History of the Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation, 14, University Avenue, Moscow, 119330, e-mail: besu111@yandex.ru, tel. +7(499)1474565.

роны, для Германии представлялось крайне необходимым овладеть кавказской нефтью, так как проблема снабжения военной техники горючим все сильнее обострялась. С захватом Кавказа Германия планировала втянуть в боевые действия Турцию, занимавшую с начала войны выжидательную позицию, но концентрировавшую войска на приграничной с СССР территории [18]. Советскому командованию приходилось держать на турецком направлении 25 дивизий, неминуемо оказывавшихся бы в ловушке после прорыва вермахта в Закавказье. Наконец, овладение Кавказом позволяло руководству Третьего рейха надеяться и на реализацию своих стратегических замыслов на Ближнем и Среднем Востоке. В тылах наступавшей группировки вермахта продвигался корпус специального назначения "Ф", который в дальнейшем должен был наступать в направлении Персидского залива. В рядах корпуса служило немало выходцев из арабских стран, призванных составить основу будущей армии для борьбы с английским господством [19]. Для осуществления указанных задач основные силы вермахта сосредоточились на южном участке советско-германского фронта.

В отечественной историографии недостаточно внимания уделялось событиям, непосредственно предшествовавшим битве за Кавказ. Как правило, неудачи Красной армии на юге страны летом 1942 г. объяснялись общим превосходством войск вермахта, причины которого не раскрывались, или майскими катастрофами под Харьковом и в Крыму. Они действительно привели к существенному ослаблению советской обороны в полосе Южного и Юго-Западного фронтов. Тем не менее у Красной армии к началу летней кампании сохранялось еще немало сил, чтобы противостоять немецкому наступлению. Кроме того, 19 июня 1942 г. был сбит самолет, на котором летел офицер оперативного отдела 23-й танковой дивизии майор Рейхель, и советскому командованию попали планы предстоявшего наступления вермахта. Но И.В. Сталин не поверил документам, считая, что главный удар враг нанесет на московском направлении.

Между тем противник, как и в первый год войны, сумел создать значительное превосходство на направлении главного удара. 28 июня началось новое немецкое наступление на юге, в ходе которого танковые и моторизованные соединения вермахта, прорвав

советскую оборону, устремились в донские степи. Под натиском противника соединения Юго-Западного и Южного фронтов отступали к Волге и Дону, неся огромные потери. К 25 июля в пяти армиях Южного фронта, которым командовал генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский, из 522 500 чел. осталось всего 96 388 чел. [20, с. 150].

23 июля 1942 г. Гитлер утвердил директиву № 45, содержавшую план наступления на Кавказ под названием "Эдельвейс". Он заключался в том, чтобы окружить и уничтожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова-на-Дону, овладеть Северным Кавказом, затем обойти Кавказский хребет с запада и востока, одновременно преодолев его с севера через перевалы. Эти задачи возлагались на группу армий "А" под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа, в которую первоначально входили 1-я и 4-я танковые, 17-я и 11-я полевые немецкие и 3-я румынская армии. Общая численность кавказской группировки вермахта составляла 167 тыс. солдат и офицеров, 1 130 танков, 4 540 орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов [4, с. 52]. Поддержку с воздуха ей оказывал 4-й воздушный флот. Одновременно группе армий "Б" под командованием генерал-полковника М. фон Вейхса ставилась задача наступать на Сталинград.

В дальнейшем именно сталинградское направление превратилось в основное. После захвата Ростова-на-Дону Гитлер изъял из состава группы армий "А" сразу девять немецких дивизий, в том числе две танковых и моторизованную. 11-я армия оставалась в Крыму, а 4-я танковая армия отправилась под Сталинград. По мнению современных исследователей, «лишив фельдмаршала Листа оперативных резервов в операции "Эдельвейс", он обрек ее на неудачу» [20, с. 153]. Но и без 4-й танковой армии в оставшихся трех танковых и трех моторизованных дивизиях группы армий "А" к началу операции "Эдельвейс" насчитывалось 643 танка.

Действовавшие против нее войска Южного и Северо-Кавказского фронтов существенно уступали противнику в военно-техническом отношении. Соединения Южного фронта после отступления и переправы через Дон были малочисленны и лишились большей части военной техники. Общая численность двух фронтов составила 112 тыс. чел., на их вооружении были 120 танков, около 2 200 орудий

и минометов, 130 самолетов. Из-за потерь советских войск в июльских боях к началу боевых действий на Кавказе противник превосходил наши войска в 1,5 раза в численности, в 2 раза - в орудиях и минометах, более чем в 9 раз - в танках и почти в 8 раз - в авиации. К тому же строительство оборонительных рубежей на Северном Кавказе к концу июля так и не было завершено [3, с. 6-9].

25 июля части вермахта переправились через Дон и перешли в наступление. Начался первый - оборонительный этап битвы за Кавказ. В советской военной историографии он получил название Северо-Кавказской стратегической оборонительной операции (25 июля - 31 декабря 1942 г.). В ходе ее советские войска провели Тихорецко-Ставрополь-скую, Армавиро-Майкопскую, Новороссийскую, Моздок-Малгобекскую, Туапсинскую и Нальчикско-Орджоникидзевскую фронтовые оборонительные операции с целью остановить продвижение противника на конкретных участках и направлениях фронта.

28 июля, через три дня после прорыва вермахта на Кавказ, появился приказ наркома обороны № 227 ("Ни шагу назад!"), запрещавший отступление без приказа вышестоящего командования и предусматривавший создание в РККА заградительных отрядов, штрафных рот и батальонов. В тот же день разрозненные соединения Южного фронта были включены в состав Северо-Кавказского фронта, которым командовал Маршал Советского Союза С.М. Буденный. Оборона линии фронта протяженностью около 1000 км возлагалась на шесть армий, отдельный стрелковый и кавалерийский корпуса, имевшие всего 74 исправных танка, 11 бронемашин, 230 самолетов. В подчинении Северо-Кавказского фронта находились также Черноморский фронт, насчитывавший 153 корабля и 216 самолетов, небольшие Азовская и Каспийская флотилии [21]. С целью улучшения управления войсками Северо-Кавказский фронт был разделен на две оперативные группы: Донскую, действовавшую на ставропольском направлении (командующий - генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский) и Приморскую, прикрывавшую краснодарское направление (командующий -генерал-полковник Я.Т. Черевиченко).

Незадолго до своего назначения 25 июля в донесении в Ставку Верховного Главнокомандования С.М. Буденный писал о невозможности остановить вражеское на-

ступление имевшимися силами. Он предлагал отвести войска за реки Кубань и Терек, а еще надежнее - в предгорья Главного Кавказского хребта, где противник не мог реализовать свое превосходство в технике. К такому же выводу пришел и Генеральный штаб РККА. Генерал С.М. Штеменко вспоминал: "Мы в Оперативном управлении, рассчитав все и взвесив, пришли к выводу, что с танками противника в кубанских степях бороться будет трудно, тем более что на Северном Кавказе у нас имелось много конницы и мало противотанковых средств, а подходящих рубежей для организации обороны поблизости не было. Поэтому мы считали, что строить оборону надо по реке Терек и предгорьям Кавказского хребта" [22].

В то же время отдать врагу без боя территорию Северного Кавказа советское руководство не могло. Поэтому войска отходили с ожесточенными арьергардными боями. 27 июля оставшийся неизвестным герой ценой своей жизни взорвал плотину Веселовского водохранилища, что позволило задержать на несколько дней переправу немецкой бронетехники через Маныч [16, с. 107]. На другом участке фронта - в районе станиц Кущевской, Шкуринской и Канеловской - в течение трех дней, с 31 июля по 2 августа наступление пехоты противника сдерживал сформированный на добровольческой основе 17-й кавалерийский корпус под командованием генерал-майора Н.Я. Кириченко. Успешные действия казаков, особенно на фоне беспорядочного отступления стрелковых дивизий, снискали славу им и их командиру, корпус получил звание гвардейского.

На дезорганизации сопротивления советских войск сказались действия немецких диверсантов из полка специального назначения "Бранденбург". Так, группа в несколько десятков военнослужащих - специально подготовленных прибалтийцев и судетских немцев, говоривших по-русски и переодетых в форму солдат НКВД, сумела уничтожить узел связи в Майкопе, затем захватила мост через реку Белую и удерживала его до подхода главных сил, помешав отходу частей РККА. Диверсанты распространяли сведения об успешном продвижении танков вермахта, и в ряде случае смогли посеять панику среди оборонявшихся советских солдат [23, с. 138].

9 августа начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полков-

ник Ф. Гальдер записал в своем служебном дневнике: "На юге заняты Краснодар и Майкоп. Впечатление, что русские войска южнее Дона разбегаются и пытаются сейчас уйти вместе со скопившимися в северо-западной части Кавказа войсками к побережью" [24, с. 674]. Однако через три дня, 12 августа он отмечал "все усиливающееся сопротивление противника на северных склонах Кавказа (у Краснодара и в других местах)" [24, с. 676]. К этому времени темпы наступления танковых и моторизованных дивизий вермахта снизились с 25 до 6 км в сутки, а к середине августа немецкое наступление еще более замедлилось. Только 14 августа войска 17-й армии смогли форсировать реку Кубань. Не удалось прорваться им и через Горячий Ключ на Туапсе. Части РККА с боями отходили к предгорьям Главного Кавказского хребта.

Выполняя приказ № 227, член Военного совета Северо-Кавказского фронта Л.М. Каганович налаживал работу военного трибунала и заградительных отрядов. В письме И.В. Сталину от 13 августа 1942 г. он сообщал о расстреле дезертиров, создании штрафных рот и других мерах, направленных на улучшение положения в войсках. Но, по его собственным словам, "из этого мало что вышло", для преодоления "танкобоязни, паникерства и отступленчества" требовалась упорная и большая работа. Свою роль играло превосходство противника в технике, и Каганович писал: "Я очень прошу вас, т. Сталин, помочь нам снарядами, об этом мы писали, помочь нам танками. Где же танковая промышленность и т. Молотов, который ведает ею, - не может обеспечить наш фронт и оставляет нас без танков" [25]. Действительно, вплоть до расформирования Северо-Кавказский фронт так и не получил в подкрепление ни одного танкового и механизированного соединения.

Во второй половине августа продолжались ожесточенные оборонительные бои на новороссийском направлении, где противник имел четырехкратное превосходство в пехоте, семикратное - в артиллерии и минометах, почти двукратное - в танках и штурмовых орудиях. Дополнительных сил для обороны подступов к Закавказью фронт не имел. Эта задача была возложена на Закавказский фронт под командованием генерала армии И.В. Тюленева. До этого фронт прикрывал границы с юга и контролировал зону

советского присутствия в Иране. 1 сентября Северо-Кавказский фронт был преобразован в Черноморскую группу войск Закавказского фронта под командованием генерал-полковника Я.Т. Черевиченко.

В середине августа 1942 г. немецкие войска были остановлены на астраханском направлении. Разведывательные и диверсионные отряды вермахта вышли к Волге сразу в нескольких местах, но "персидский коридор" продолжал функционировать, обеспечивая поставку необходимых грузов по ленд-лизу из Ирана [16, с. 99].

На перевалы Главного Кавказского хребта были переброшены соединения 46-й армии. Замедление темпов наступления вызвало недовольство Гитлера. 9 сентября фюрер отстранил Листа и сам временно принял командование группой армий "А", руководя ее действиями из ставки в Виннице, а 22 ноября назначил на эту должность генерал-полковника Э. фон Клейста.

Малоизвестным, однако существенным с точки зрения организации обороны Кавказа эпизодом стал визит в регион полномочного представителя Государственного комитета обороны и наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии. Имея фактически неограниченные полномочия, Берия выезжал на различные участки обороны, лично или совместно с Военными советами Закавказского и СевероКавказского фронтов докладывая информацию И.В. Сталину, решал кадровые и организационные вопросы, расставлял на ключевые участки обороны людей, которым лично доверял. Например, командующим Северной группой войск стал генерал-лейтенант И.И. Масленников, сохранявший за собой должность заместителя наркома внутренних дел по внутренним войскам. По инициативе Берии на высокогорном участке фронта был организован штаб, работавший параллельно со штабом 46-й армии и фактически дублировавший его. 27 августа он отстранил от должности ее командующего генерал-майора В.Ф. Сергацкова. И все же, несмотря на волюнтаристский и грубый стиль руководства наркома, репрессий в отношении высшего командного состава, с чем обычно связывают имя Берии, в данном случае источниками не отмечено. Напротив, присутствие на фронте государственного деятеля столь высокого ранга, вероятно, сыграло определенную мобилизующую роль [см.: 26].

Важнейшие события, определившие исход всей битвы, в конце лета - начале осени произошли на грозненско-бакинском направлении, куда рвалась 1-я танковая армия вермахта. Это направление прикрывала Северная группа войск Закавказского фронта. Бойцы 9-й, 37-й, 44-й и 58-й армий при помощи местных жителей создали и оборудовали оборонительный рубеж протяженностью свыше 400 км от Нальчика до устья Терека и до 300 км в глубину на отдельных направлениях (до Дербента и Баку). Но войска фронта были немногочисленны, имели в основном устаревшее вооружение и не обладали боевым опытом [27; 1, с. 69-70]. Ставке Верховного Главнокомандования и Генеральному штабу РККА пришлось пойти на риск и ослабить остальные направления обороны Закавказского фронта. В течение первой половины августа из Закавказья было переброшено шесть стрелковых дивизий, четыре стрелковых бригады и значительная часть средств усиления. Основные силы 46-й армии были развернуты на север для обороны перевалов и стыка с Северо-Кавказским фронтом, а в 45-й армии, находившейся на границе с Турцией, оставалось лишь три дивизии.

25 августа 1-я танковая армия захватила Моздок. Осознавая всю опасность складывавшейся ситуации, Ставка Верховного Главнокомандования направила в Закавказье в течение полутора месяцев два гвардейских стрелковых корпуса, 11 стрелковых бригад, танки и другие виды вооружения. Об упорном противостоянии свидетельствует уже то, что небольшой город нефтяников Малгобек в течение октября пять раз переходил из рук в руки. Административный центр Чечено-Ингушской АССР Грозный был подвергнут мощным ударам люфтваффе с воздуха, фактически сравнявшим его с землей. 10 октября в налете участвовали 130, а 12 октября - 152 немецких бомбардировщика. Горевшая нефть из разрушенных хранилищ текла в город, сжигая все на своем пути. Но советская оборона выстояла, и противнику пришлось изменить направление удара [16, с. 139-140].

В конце октября немецкое командование решило овладеть Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорогами как важнейшими коммуникациями, ведущими в Закавказье. 28 октября вермахт занял Нальчик, а 1 ноября перерезал Военно-Осетинскую дорогу у селения Алагир. К исходу следующего

дня части вермахта захватили селение Гизель, в трех километрах западнее Орджоникидзе (в настоящее время - Владикавказ). Советское командование срочно перебросило сюда два гвардейских стрелковых корпуса и несколько танковых бригад, артиллерийские и авиационные части. Уже 5 ноября наступил перелом в стратегических боях под Орджоникидзе. В этот день советские войска остановили продвижение противника и перешли в контрнаступление. Гизельская группировка 3-го танкового корпуса была практически полностью окружена. Спасаясь от полного уничтожения, бросая технику, немецкие войска стали поспешно отходить к Дзуарикау [16, с. 152-161].

В тяжелых сражениях под Моздоком, Малгобеком, Орджоникидзе, Туапсе, Новороссийском, на перевалах Главного Кавказского хребта советские войска измотали противника, сбили его наступательный порыв и создали предпосылки для перехода к контрнаступлению. Однако противник сохранил немало сил, отразив контрудары войск Закавказского фронта в ноябре-декабре 1942 г. Следует отметить, что командование и штаб фронта в сложных условиях проявили достаточно высокие организаторские и управленческие качества. Они нередко выходили в Ставку с собственными инициативами, отстаивали свою точку зрения, напряженно искали пути преодоления острого дефицита людей и материальных ресурсов, умело использовали наличные средства. Так, в октябре-ноябре 1942 г. по инициативе командования Закавказского фронта, поддержанной Ставкой, на правом крыле фронта из имевшихся казачьих гвардейских кавалерийских дивизий шло формирование Конной армии - аналога подвижных объединений времен Гражданской войны. От формирований прежних времен ее должна была отличать высокая насыщенность техническими родами войск - танковыми и бронеавтомобильными частями, собственной авиацией и средствами ПВО. На комплектование Конармии из резерва Ставки было направлено несколько танковых полков, смешанная авиадивизия, другие части. Конармия должна была, заходя с севера, ударить во фланг и тыл моздокско-малгобекской группировке 1-й танковой армии противника и запереть его в предгорьях Кавказа. Но для реализации этого плана не хватило времени: началось наступление под Сталинградом и потребовался сковывающий немецкую броне-

технику удар. Кавалерийские соединения свели в два гвардейских корпуса, действовавших разрозненно, их ударная сила была значительно ослаблена [28-30].

Следует подчеркнуть разнообразие и исключительную сложность театра военных действий, на котором развернулось грандиозное оборонительное сражение: от безводных песчаных полупустынь восточной части Ставропольского края до высокогорий Главного Кавказского хребта. Особенно следует отметить бои на кавказских перевалах. Бывший командующий войсками Закавказского фронта И.В. Тюленев впоследствии вспоминал, что даже в начале 1942 г. в среде советского командования господствовало мнение о том, что перевалы не только не пригодны для ведения боевых действий, но и вообще непроходимы для сколько-нибудь крупных группировок войск. До начала августа большинство перевалов вообще не было занято войсками, даже пикетами. Однако быстрое продвижение горнострелковых частей противника и появление их в окрестностях Сухуми вынудили срочно бросать в горы буквально всех, кто оказался под рукой. Защитниками перевалов стали курсанты военных училищ, бойцы дивизий внутренних войск, а у подножия Эльбруса оборону вообще держала кавалерийская дивизия. Однако советские воины выдержали натиск противника, а в сентябре ранняя высокогорная зима закрыла перевалы снегопадами и буранами [см.: 31].

1 января 1943 г. начался второй этап битвы за Кавказ - наступление советских войск. К этому времени их численность составила 1 054 316 чел., на вооружении они имели 11 341 орудие и миномет, 1 278 танков, 900 самолетов. Им противостояла группировка противника численностью в 764 тыс. чел., на ее вооружении было 5 290 орудий и минометов, 700 танков, 530 самолетов. Советские войска имели солидное преимущество: по личному составу - в 1,4 раза, по орудиям и минометам - в 2,1 раза, по танкам - в 1,8 раза, по самолетам - в 1,7 раза [32].

Разработанный по приказу Ставки план состоял из двух частей: "Горы" и "Море". В первой части предусматривалось наступление в районе Горячего Ключа, выход к Краснодару, его освобождение и дальнейшее наступление с целью отрезать пути отступления противника на Ростов-на-Дону. Вторая часть предусматривала наступление Черноморской

группы по суше, высадку морского и воздушного десантов с последующим наступлением на Новороссийск. В рамках Северо-Кавказской стратегической наступательной операции "Дон" (1 января - 4 февраля 1943 г.) были проведены Сальская, Моздок-Ставропольская, Новороссийско-Майкопская, Тихорецко-Ейская фронтовые наступательные операции. Но немецкое командование успело начать своевременный отвод своих частей: 1-я танковая армия отступала к Ростову, а 17-я армия -на Кубань. 24 января 1943 г. Северная группа войск Закавказского фронта была преобразована в Северо-Кавказский фронт 2-го формирования (командующий - генерал-лейтенант И.И. Масленников). 5 февраля в его состав была включена и Черноморская группа войск.

В ходе Краснодарской наступательной операции 12 февраля был освобожден Краснодар. Во время преследования отступавшего противника ему был нанесен значительный урон. Однако главная задача - предотвратить отвод всех войск врага с территории Северного Кавказа, окружить и разгромить группировку вермахта и его союзников - советские войска выполнить не смогли. Не удалась и десантная операция в районе Новороссийска. Только вспомогательной группе десантников Ц.Л. Куникова удалось закрепиться на плацдарме в районе Станички, получившем название "Малая земля", героическая оборона которого продолжалась 225 дней. 21 участнику десанта было присвоено звание Героя Советского Союза.

На Таманском полуострове советское продвижение уперлось в заранее подготовленный мощный оборонительный рубеж -"Голубую линию" или "Готенкопф" ("Голова гота") протяженностью в 113 км, от Новороссийска до Темрюкского лимана. Немецкое командование создало здесь эшелонированную оборону в восемь оборонительных полос глубиной до 40 км. Снабжение плацдарма осуществлялось из Крыма через Керченский пролив, а также по воздуху при помощи военно-транспортной авиации. С марта 1943 г. пять советских армий безуспешно штурмовали "Голубую линию". После этого советскому командованию стало очевидным, что без господства в воздухе рассчитывать на успех дальнейшего наступления невозможно.

Со второй половины апреля 1943 г. в небе над Кубанью развернулось крупное воздушное сражение, продолжавшееся до 7 июня. В нем принимало участие до 2 тыс. самолетов с обеих сторон, в отдельные

дни проводилось до 50 групповых воздушных боев с участием до 100 самолетов с каждой стороны [16, с. 185]. В этих боях отличились многие советские летчики, 52 из них было присвоено звания Героя Советского Союза, а А.И. Покрышкин стал дважды Героем Советского Союза. В результате этого сражения советская авиация смогла обеспечить прикрытие наземных операций с воздуха.

10 сентября войска Северо-Кавказского фронта под командованием генерал-полковника И.Е. Петрова пробили казавшуюся неприступной "Голубую линию". Началась Ново-российско-Таманская стратегическая наступательная операция (10 сентября - 9 октября 1943 г.) - завершающий этап битвы за Кавказ. В ее рамках проводилась Новороссийская десантная, а также Таманская фронтовая наступательные операции. 16 сентября был освобожден Новороссийск, а 9 октября от противника полностью очищена Тамань. Этот день стал завершающим в битве за Кавказ.

442 дня боевых действий на фронте протяженностью в 1000 км и на глубину в 800 км превращают битву за Кавказ в одно из самых длительных по времени и протяженных в географическом измерении сражений Великой Отечественной войны, в целый комплекс оборонительных и наступательных операций, проходивших в различных природных условиях степной, прибрежной, горно-лесистой и горной местности. Общие потери советских войск только за время трех стратегических операций по официальным данным составили 593 960 чел., в том числе безвозвратные - 276 982 чел. [33, с. 111, 117, 134]. Эти данные не учитывают потери РККА в других боевых операциях, например, в боях по прорыву "Голубой линии" в 1943 г. между двумя стратегическими операциями - после завершения Северо-Кавказской (4 февраля) и до начала Новороссийско-Таманской (10 сентября). Суммарные общие потери только Закавказского и Северо-Кавказского (1-го и 2-го формирования) фронтов в период битвы за Кавказ в 1942-1943 гг. составили 1 000 972 чел., а безвозвратные - 372 799 чел. [33, с. 215-218]. С учетом потерь Южного фронта общие потери составляют не менее 1 065 910 чел. Согласно последним исследованиям, общие потери противника за тот же период составили 421 200 чел. [16, с. 231]. Очевидно, что вопрос о потерях требует специального дальнейшего изучения, но несомненно, что битва за Кавказ относится к числу самых кровопролитных сражений войны.

Для обороны Кавказа характерны типичные для первого периода войны недостатки -слабая моторизация войск Красной армии, нехватка бронетехники и самолетов, неопытность большей части командного и начальствующего состава, а также специалистов (разведчиков, связистов, артиллеристов). Все это нередко оборачивалось просчетами в планировании, ведении и обеспечении операций, слабым взаимодействием родов войск, в конечном итоге -затяжными боями и большими потерями. Тем не менее под руководством страны и региона советские войска, несмотря на значительное превосходство вермахта по всем количественным показателям, сумели отстоять Кавказ, опираясь на поддержку местного населения.

Наступательные операции Закавказского и Северо-Кавказского фронтов в 1943 г. характеризуются более высоким уровнем подготовки и управления войсками, правильным выбором направлений главного удара, умением создавать и концентрировать на них резервы. Успехи Красной армии объяснялись также наличием большего опыта у советских командиров и бойцов, возросшими возможностями советской оборонной промышленности и поставками военной техники по ленд-лизу. Однако осуществить полное окружение и уничтожение группировки противника зимой 1943 г. не удалось, несмотря на превосходство советских войск над вермахтом. И только осенью территория Кавказа была полностью освобождена от врага. Подвиги защитников и освободителей Кавказа отмечены высокими государственными наградами. Звание Героя Советского Союза в боях за Кавказ получили 138 чел. (в битве под Сталинградом - 118 чел.). 1 мая 1944 г. была учреждена медаль "За оборону Кавказа", которой были удостоены 870 000 участников битвы и работников тыла [16, с. 224-225].

Следует отметить взаимосвязь и взаимозависимость между боевыми действиями на Кавказе и на Волге. Немало общего между ними было в планировании и осуществлении боевых операций, происходивших в одно и то же время. Неслучайно ряд авторов именует боевые действия на Кавказе "вторым Сталинградом" [16, с. 10]. Под Орджоникидзе и Сталинградом, Туапсе и Новороссийском враг был сначала остановлен, а затем отброшен. Тесная взаимосвязь боевых операций на юге страны положила начало коренного перелома в Великой Отечественной войне.

ЛИТЕРАТУРА

1. Битва за Кавказ. М.: Воениздат, 1954. 440 с.

2. Завьялов А.С., Калядин Т.Е. Битва за Кавказ 1942-1943 гг. М.: Воениздат, 1957. 216 с.

3. Баданин Б.В. На боевых рубежах Кавказа. Очерки по инженерному обеспечению битвы за Кавказ в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1962. 152 с.

4. Гречко А.А. Битва за Кавказ. 2-е изд. М.: Воениздат, 1971. 496 с.

5. Ибрагимбейли Х.-М. Крах "Эдельвейса" и Ближний Восток. М.: Наука, 1977. 320 с.

6. Народный подвиг в битве за Кавказ. Сборник статей. М.: Наука, 1981. 404 с.

7. Бекишвили В. Оборона кавказских перевалов 1942-1943 гг. Тбилиси: Мецниереба, 1977. 174 с.

8. Цкитишвили К. 442 огненных дня (Битва за Кавказ: краткая хроника и материалы). Батуми: Сабчота Аджара, 1986. 492 с.

9. Tieke W. Der Kaukasus und das Öl. Der deutschsowjetische Krieg in Kaukasien.1942/43. Osnabrück: Munin Verlag GmbH, 1970. 504 s.

10. Carell P. Hitler moves East 1941-1943. N.Y.: Bal-lantine Books, 1971. 692 p.

11. Haupt W. Army Group South: the Wehrmacht in Russia, 1941-1945. Atglen: Schiffer, 1998. 408 s.

12. Аникеев А.А., Баликоев Т.М., Януш С.В., Селю-нина Н.В. Проблемы битвы за Кавказ в исторической литературе // Научная мысль Кавказа. 2003. № 1. С.73-86.

13. Кринко Е.Ф. Битва за Кавказ в советской и современной российской историографии // Юбилейный сборник научных трудов СНИЦ РАН и СГУ-ТиКД. Сочи: РИО СГУТиКД, 2010. С. 5-14.

14. Битва за Кавказ. М.: Триада-ф, 2002. 412 с.

15. Януш С.В. Войсковые операции Советской Армии в битве за Кавказ (1942-1943 гг.). Ставрополь: Ставропольское книж. изд-во, 2005. 576 с.

16. Матишов Г.Г., Афанасенко В.И., Кринко Е.Ф., Курбат Т.Г. Война. Юг. Перелом (лето 1942 -осень 1943 гг.). Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2012. 284 с.

17. Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма: Исторические очерки. Документы и материалы: В 2 т. Т. 2. Агрессия против СССР. Падение "третьей империи" (1941-1945 гг.). М.: Наука, 1973. 664 с. С. 321.

18. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 209. Оп. 997. Д. 10. Л.50.

19. Ибрагимбейли Х.-М. "Особый штаб Ф": арабские наемники на Восточном фронте // Крестовый поход на Россию. Сборник статей. М.: Яуза, 2005. С. 419-460.

20. Afanasenko V.I. From "Blau" to "Uranus": Operations by the Red Workers' and Peasants' Army and the Wehrmacht at the Big Bend of the Don in July-October 1942 // Военный сборник. Российский военный журнал. 2014. Т. 5. № 3. С. 144-158.

21. Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Книга первая. Суровые испытания. М.: Наука, 1998. 542 с. С. 371-374.

22. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М.: Воениздат, 1989. 560 с. С. 56.

23. Krinko E.F. Seizure of Maikop by the Wehrmacht (August 9-10, 1942) // Военный сборник. 2013. № 2. С. 134-145.

24. Гальдер Ф. Военный дневник (Июнь 1941 -сентябрь 1942). М.: Астрель, 2012. 704 с.

25. Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945: Рассекреченные документы. Хроника событий: В 3 кн. Кн. 1.: Хроника событий

1941-1942 гг. Краснодар: Советская Кубань, 2000. 816 с. С. 332-333.

26. Безугольный А.Ю. "Товарищ Берия и командующий фронтом приказали..." Участие Л. Берии в руководстве обороной Кавказа в августе-сентябре 1942 г. // Военно-исторический архив. 2002. № 3. С. 130-145.

27. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1063. Д. 499. Л. 35об.

28. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1063. Д. 31. Л. 198-199.

29. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1063. Д. 198. Л. 78.

30. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1029. Д. 25. Л. 1-16, 13.

31. Безугольный А.Ю. Заоблачный фронт: боевые действия советских войск в районе горы Эльбрус в 1942 г. // Коренной перелом в Великой Отечественной войне: к 70-летию освобождения Дона и Северного Кавказа: Мат-лы междунар. науч. конф. (г. Ростов-на-Дону, 6-7 июня 2013 г.). Ростов н/Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2013. С. 120-127.

32. Битва за Кавказ в документах и материалах. Ставрополь: Издательство Ставропольского государственного университета, 2003. 508 с. С. 329.

33. Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание. М.: Вече, 2010. 384 с.

REFERENCES

1. Bitva za Kavkaz [Battle for the Caucasus]. Moscow, Voenizdat, 1954, 440 p.

2. Zav'yalov A.S., Kalyadin T.E. Bitva za Kavkaz [Battle for the Caucasus]. Moscow, Voenizdat, 1957, 215 р.

3. Badanin B.V. Na boevykh rubezhakh Kavkaza. Ocherki po inzhenernomu obespecheniyu bitvy za Kavkaz v Velikoy Otechestvennoy voyne [At the battle line of the Caucasus. Essays of the Engineering Support of the battle for the Caucasus in the Great Patriotic War]. Moscow, Voenizdat, 1962, 152 p.

4. Grechko A.A. Bitva za Kavkaz [Battle for the Caucasus]. 2nd ed. Moscow, Voenizdat, 1971, 496 p.

5. Ibragimbeyli Kh.-M. Krakh "Edel'veysa" i Blizh-niy Vostok [The collapse of the "Edelweiss" and the Middle East]. Moscow, Nauka, 1977, 320 p.

6. Narodnyy podvig v Bitve za Kavkaz [People feat in the battle for the Caucasus]. Collection of papers. Moscow, Nauka, 1981, 404 p.

7. Bekishvili V. Oborona kavkazskikh perevalov

1942-1943 gg. [The defense of the Caucasian mountain passes of 1942-1943]. Tbilisi, Metsniereba, 1977, 174 p.

8. Tskitishvili K. 442 ognennykh dnya (Bitva za Kavkaz: kratkaya khronika i materialy) [442 days of fire (Battle for the Caucasus: A Brief Chronicle and materials)]. Batumi, Sabchota Adzhara, 1986, 492 p.

9. Tieke W. Der Kaukasus und das Öl. Der deutschsowjetische Krieg in Kaukasien. 1942/43 [The Caucasus and the oil. The German-Soviet war in Kaukasien.1942 / 43]. Osnabrück, Munin Verlag GmbH, 1970, 504 p.

10. Carell P. Hitler moves East 1941-1943. New York, Ballantine Books, 1971, 692 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Haupt W. Army Group South: the Wehrmacht in Russia, 1941-1945. Atglen, Schiffer, 1998, 408 p.

12. Anikeev A.A., Balikoev T.M., Yanush S.V., Se-lyunina N.V. Naucnaä mysl' Kavkaza,, 2003. no 1, pp.73-86.

13. Krinko E.F. Yubileynyy sbornik nauchnykh trudov SNITs RAN i SGUTiKD [Anniversary collection of scientific papers SSRC RAN and SSUTRB] Sochi, RIO SGUTiKD, 2010, pp. 5-14.

14. Bitva za Kavkaz [Battle for the Caucasus]. Moscow, Triada-f, 2002, 412 p.

15. Yanush S.V. Voyskovye operatsii Sovetskoy Armii v bitve za Kavkaz (1942-1943 gg.) [Military operations of the Soviet Army in the battle for the Caucasus (1942-1943)]. Stavropol, Stavropol Publishing House, 2005, 576 p.

16. Matishov G.G., Afanasenko V.I., Krinko E.F., Kurbat T.G. Voyna. Yug. Perelom (leto 1942 - osen' 1943 gg.) [The War. South. Turning Point (Summer 1942 - autumn 1943)] Rostov-on-Don, SSC RAS Publishers, 2012, 284 p.

17. Dashichev V.I. Bankrotstvo strategii germanskogo fashizma: Istoricheskie ocherki. Dokumenty i materialy [Bankruptcy of strategies of German fascism: Historical Essays. Documents and Materials]. In 2 vols., vol. 2. Aggression against the USSR. The Fall of "Third Reich" (1941-1945). Moscow, Nauka, 1973, 664 p., p. 321

18. Tsentral'nyy arkhiv Ministerstva oborony Ros-siyskoy Federatsii (TsAMO RF) [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation], F. 209, Op. 997, D. 10, L. 50

19. Ibragimbejli H.-M. "Osobyj shtab F": arabskie naemniki na Vostochnom fronte ["Special Staff F": Arab mercenaries in the Eastern Front]. Krestovyy pokhod na Rossiyu [Crusade to Russia]. Collection of papers. Moscow, Yauza, 2005, pp. 419-460.

20. Afanasenko V.I. Voennyy sbornik, 2014, vol. 5, no. 3, pp. 144-158.

21. Velikaya Otechestvennaya voyna. 1941-1945. Voenno-istoricheskie ocherki [The Great Patriotic War. 1941-1945. Military-historical essays.]. The 1st

book. Ordeal. Moscow, Nauka, 1998, 542 p., pp. 371-374.

22. Shtemenko S.M. General'nyy shtab v gody voyny [General Staff during the war]. Moscow, Voenizdat, 1989, 560 p., p. 56.

23. Krinko E.F. Voennyy sbornik, 2013, vol. 2, no. 2, pp. 134-145.

24. Gal'der F. Voennyy dnevnik (Iyun' 1941 - senty-abr' 1942) [War Diary (June 1941 - September 1942)]. Moscow, Astrel', 2012, 704 p.

25. Kuban' v gody Velikoy Otechestvennoy voyny. 1941-1945: Rassekrechennye dokumenty. Khronika sobytiy [Kuban in the Great Patriotic War. 1941-1945: Declassified documents. Chronicle]. In 3 books. Book 1. Chronicle 1941-1942. Krasnodar, Soviet Kuban, 2000, 816 p.

26. Bezugol'nyy A.Yu. Voenno-istoricheskiy arkhiv,

2002, no 3, pp. 130-145.

27. Tsentral'nyy arkhiv Ministerstva oborony Ros-siyskoy Federatsii (TsAMO RF) [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation], F. 209, Op. 1063, D. 499, L. 35ob.

28. Tsentral'nyy arkhiv Ministerstva oborony Ros-siyskoy Federatsii (TsAMO RF) [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation], F. 209, Op. 1063, D. 31, L. 198-199.

29. Tsentral'nyy arkhiv Ministerstva oborony Ros-siyskoy Federatsii (TsAMO RF) [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation], F. 209, Op. 1063, D. 198, L. 78.

30. Tsentral'nyy arkhiv Ministerstva oborony Ros-siyskoy Federatsii (TsAMO RF) [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation], F. 209, Op. 1029, D. 25, L. 1-16.

31. Bezugol'nyy A.Yu. Korennoy perelom v Velikoy Otechestvennoy voyne: k 70-letiyu osvobozhdeniya Dona i Severnogo Kavkaza. Materialy Mezhdunarod-noy nauchnoy konferentsii (g. Rostov-na-Donu, 6-7 iyunya 2013 g.) [The Turning-Point in the Great Patriotic War: the 70-year anniversary of the liberation of the Don region and the North Caucasus. Proceedings of the International Scientific Conference (Rostov-on-Don, 6-7 June, 2013)]. Rostov-on-Don, SSC RAS Publishers, 2013, pp. 120-127.

32. Bitva za Kavkaz v dokumentakh i materialakh [Battle for the Caucasus in the documents and materials] Stavropol, Stavropol State University Press,

2003, 508 p., p. 329.

33. Velikaya Otechestvennaya voyna bez grifa sekret-nosti. Kniga poter'. Noveyshee spravochnoe izdanie [The Great Patriotic War without secrecy. The book losses. The newest reference edition]. Moscow, Veche, 2010, 384 p.

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований № 14-01-00300 "Большая излучина Дона - место решающих сражений Великой Отечественной войны (1942- 1943 гг.)".

10 марта 2015 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.