Научная статья на тему 'Операции Красной армии на Северном Кавказе (1942-1943)'

Операции Красной армии на Северном Кавказе (1942-1943) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1363
134
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Научная мысль Кавказа
ВАК
Область наук
Ключевые слова
СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ / NORTHERN CAUCASUS / ВЕРМАХТ / ВТОРЖЕНИЕ / INVASION / СОВЕТСКОЕ КОМАНДОВАНИЕ / THE SOVIET STAFF / ДИРЕКТИВЫ / ЗАЩИТНИКИ КАВКАЗА / THE PROTECTORS OF CAUCASUS / ГЕРОИЗМ / HEROISM / САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ / НАСТУПЛЕНИЕ / ШТУРМ / ОКРУЖЕНИЕ / WERMACHT / DIRECTIONS / SELF-SACRIFICE / ATTACK / ASSAULT / ENCIRCLEMENT

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Януш Сергей Владимирович, Селюнин Владимир Александрович

В статье анализируются боевые операции Красной Армии на Северном Кавказе в 1942-1943 гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Campaign of Red Army on Northern Caucasus (1942-1943)

Some facts of Caucasian battle on the base of inculcation new data in scientific usage are extended.

Текст научной работы на тему «Операции Красной армии на Северном Кавказе (1942-1943)»

К 65-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

ББК Т3(2)722.9-4

ОПЕРАЦИИ КРАСНОЙ АРМИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

(1942-1943)

С.В. Януш, В.А. Селюнин

В отечественной историографии до сих пор не нашли достаточно полного осмысления и отражения все знаковые битвы Великой Отечественной войны. В частности, стратегически важное, длительное и кровопролитное сражение за Кавказ, от исхода которого во многом зависел результат борьбы нашего народа с гитлеровской Германией, длительное время оставалось "белым пятном", пугающим исследователей обилием негативных событий и противоречивостью. Между тем эта проблема актуальна и привлекательна как с теоретической, так и с практической точек зрения. Не случайно в начале XXI в. она стала предметом специального исследования [1]. В данной статье делается попытка уточнения некоторых деталей битвы за Кавказ на основе введения в научный оборот новых данных, почерпнутых из различных источников.

Кавказ в агрессивных планах гитлеровцев занимал одно из важнейших мест. Германский историк Б. Вегнер, анализируя политику рейха того периода, отмечал, что выбор Кавказа как основной оперативной цели был предопределен стратегическими, экономическими, социальными, политическими факторами. Действительно, захват краснодарских, грозненских, бакинских нефтяных источников давал Германии возможность обеспечить горючим моторизованные части

для реализации "плана Барбаросса" и выхода к огромным запасам нефти на Ближнем Востоке. Заветная мечта сподвижников Гитлера об установлении мирового господства могла стать реальной лишь при установлении контроля над самыми крупными в мире месторождениями энергоносителей. Гитлер также рассчитывал, что военные успехи рейха убедят правительство Турции выступить на стороне держав "оси" [2]. Позднее Дж. Ф. Фуллер писал о целях германского командования: " ..оставалась единственная возможность подорвать экономическую мощь России, ударить по материальной основе советских вооружённых сил. Было решено, что для этого нужно лишить Россию донецкого промышленного района, кубанской житницы и кавказской нефти" [3]. Германские стратеги надеялись, что отторжение Кавказа от СССР вызовет цепную реакцию и приведет к разрушению многонационального государства. Жители Кавказа могли использоваться завоевателями как источник дешёвой рабочей силы или подлежали физическому уничтожению.

Красная Армия вела оборонительные сражения с июля 1942 г., когда немецко-фашистские войска основными силами вышли в низовья Дона, откуда, в соответствии с директивами Гитлера № 41 и 45, повели наступление в двух направлениях - на Кавказ (группа армий "А") и на Сталинград (группа

Януш Сергей Владимирович - доктор исторических наук, доцент, начальник кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Ставропольского высшего военного авиационного инженерного училища (военного института) им. маршала авиации В.А. Судца, 355035, г. Ставрополь, ул. Голенева, 36, e-mail: iancos@mail.ru, т.: 8(8652)940542;

Селюнин Владимир Александрович - доктор исторических наук, профессор, декан исторического факультета Таганрогского государственного педагогического института, 347936, г. Таганрог, ул. Инициативная, 48, e-mail: v.a.selunin@mail.ru, т. 8(863)4603424.

Yanysh Sergey - doctor of history, associate professor and head of Humanitarian, Social and Economic Disciplines Department in the Stavropol High Military Aviation Engineering College (Military Institute by marshal of Aircraft V.A. Sudsy, 36 Golenev Street, Stavropol, 355035, e-mail: iancos@mail.ru, ph. +7(8652)940542;

Selunin Vladimir - doctor of history, professor, dean of Historical Department in the Taghanrogh State Pedagogical Institute, 48 Initciativnaya, Taghanrogh, 347936, e-mail: v.a.selunin@mail.ru, ph. +7(863)4603424.

армий "Б"). Кавказская группировка вермахта, осуществляя операцию под кодовым названием "Эдельвейс", насчитывала 167 тыс. солдат и офицеров, имеющих солидный боевой опыт, 1 130 танков, 4 540 орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов [4]. Главной задачей группировки армий "А" было окружение и уничтожение советских войск, ушедших за р. Дон восточнее Ростова. Войска Северо-Кавказского и Южного фронтов, оборонявшие донские рубежи, были немногочисленны и истощены предыдущими боями.

Используя бронетехнику и моторизованные части, авиацию, враг нанес мощные рассекающие удары по войскам Южного фронта, которые начали беспорядочно отступать, не имея возможности оторваться от противника и организованно занять построенные в 1941— 1942 гг. оборонительные рубежи. Мобильные воинские соединения врага часто обходили боеспособные очаги сопротивления, оставляя их в своем тылу. В таких случаях защитникам рубежей приходилось покидать позиции, чтобы не попасть в окружение. Командующий войсками Закавказского фронта генерал армии И.В. Тюленев докладывал заместителю начальника Генерального штаба В.Д. Иванову об итогах инспектирования войск: "Исключительный хаос и бесплановость отхода разрозненных частей бывшего Южного и СевероКавказского фронтов. Отходящие подразделения не знают направления своего движения, и тем более никто не знал своих боевых задач. Полное пренебрежение с их стороны маскировкой и дисциплиной" [5].

Например, во время молниеносного захвата Минераловодского транспортного узла гитлеровцы получили без боя огромное количество трофеев, в том числе локомотивы, подвижной состав, бронепоезда и пр. Командование Красной Армии не могло практически воспрепятствовать огненному катку. Советские войска были прижаты к Черноморскому побережью и оголили всю центральную и восточную часть Северного Кавказа.

Все это стало одной из причин появления приказа № 227 "О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций" от 28 июля 1942 г., известного как приказ "Ни шагу наза!"" [6]. Документ решительно требовал: "ликвидировать отступательные настроения в войсках", снимать с постов, предавать военному суду

командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, создать штрафные батальоны из рядовых бойцов и младших командиров, проявивших трусость или неустойчивость, сформировать 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов и поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий [7].

Ставка, встревоженная стремительным обострением оперативной ситуации в регионе, 28 июля 1942 г. назначила С.М. Будённого командующим Северо-Кавказским фронтом. Маршал вскоре докладывал, что в составе четырех армий имелось лишь 24 тыс. человек, 94 самолета и ни одного танка. Боезапасы, продовольствие, фураж, медикаменты были на исходе. Таким образом, защитники Кавказа уступали врагу почти в семь раз по живой силе, в 10 раз по самолетам и с огромным разрывом по танкам и орудиям. В войне моторов преимущество врага было бесспорным. Возможно, от отчаяния, а отнюдь не по разумным соображениям маршал С.М. Будённый бросал в бой с фашистскими механизированными частями кавалерийские соединения, сформированные из донских, кубанских, терских казаков, героически выполнявших боевые задачи. 3 августа 1942 г. пал Ставрополь, 10 августа - Майкоп, 11 августа - Краснодар, 12 августа - Элиста и Кисловодск.

Трагический ход военных действий в июле-августе 1942 г. показал, что мощное наступление гитлеровских войск на кавказском направлении явилось полной неожиданностью для Ставки Верховного Главнокомандования, ГКО СССР, местных органов власти и армейского руководства. Это подтверждается тем, что оборонительные сооружения к началу вражеского наступления имели лишь 30-процентную готовность, глубоко эшелонированные препятствия так и не были созданы на всем протяжении фронтовой линии.

По свидетельству маршала А.А. Гречко, из намеченных к строительству 580 батальонных районов и 10 ротных районов к началу боевых действий было закончено всего 180 батальонных районов и один ротный. Серьезным недостатком рубежей являлась их слабая противотанковая оснащенность и почти полное отсутствие маскировки. В большей части не были выполнены приказы о минировании, уничтожении важных транспортных объектов, не созданы сплошные полосы всех видов заграждений на глубину 6-8 километров [8].

Эти упреки касались прежде всего тыловых воинских служб, не сумевших обеспечить построенные населением рубежи необходимым количеством вооружения и не предусмотревших возможные варианты развертывания боевой обстановки на юге России. Генеральный штаб Красной Армии позднее отмечал, что командование отдельных воинских частей халатно отнеслось к организации обороны занимаемых ими участков. Один из участков за два месяца посетили девять комиссий, и все отмечали одни и те же недостатки. Однако надлежащих мер так и не было принято [8, с. 51]. Оборона на Северном Кавказе укреплялась главным образом на побережье Азовского и Черного морей, а подступы к Кубани и предгорьям Главного Кавказского хребта с севера в инженерном отношении не были укреплены. Это было несомненным просчетом Генерального штаба Красной Армии, составлявшего основную схему оборонительных сооружений южного региона.

Между частями Закавказского и СевероКавказского фронтов отсутствовало взаимодействие, боеспособных резервных воинских частей явно недоставало. Генерал И.В. Тюле-нев свидетельствует, что после сдачи Армавира и Краснодара на всем протяжении от рек Уруп и Терек до Кубани, кроме небольшой группы войск генерала Р.Я. Малиновского, некому было остановить наступавшего противника [9].

Упорное сопротивление было оказано противнику на подступах к Новороссийску и Туапсе. Оборонительные объекты, прикрывавшие Черноморское побережье с моря, ещё осенью 1941 г. получили соответствующее вооружение и боеприпасы, военных специалистов. Поэтому основная часть саперных подразделений и населения приступила к созданию системы круговой обороны. Все нити управления организацией отпора гитлеровцам сосредоточились в Новороссийском городском комитете обороны и штабе Приморской армии. В тесном контакте работали председатель комитета обороны П. Шурыгин и командующий Отдельной приморской армией генерал И.Е. Петров. Каждый объект находился под контролем представителей гражданских и военных властей. На дальних подступах к городу и в городской черте возводились укрепления силами военных и транспортных моряков, рабочих промышленных предприятий [10]. Труженики цементных

заводов поставляли строителям лучшие материалы, противотанковые конструкции. Вагоно-ремонтники строили передвижные зенитные установки, бронепоезда, металлические огневые точки, судоремонтники увеличили производство боеприпасов. Городской комитет обороны взял на строгий учет всех, кто мог воевать. Готовясь к уличным боям, защитники Новороссийска построили 57 дзотов и дотов, 1 400 метров баррикад и завалов, приспособили под огневые точки 111 домов, снесли 10 зданий для расширения возможностей применения артиллерии, поставили более трех тысяч противотанковых и противопехотных мин [11]. После ожесточенного сопротивления наши войска оставили большую часть города и закрепились в районе цементного завода "Октябрь". Дальше враг не прошел. Сейчас на этом рубеже стоит искореженный железнодорожный вагон как символ несгибаемого мужества защитников Новороссийска [12]. Здесь 11 сентября 1942 г. было остановлено продвижение гитлеровцев по Черноморскому побережью на Кавказ.

Заняв Новороссийск, немецкое командование бросило на туапсинский участок фронта отборные горнострелковые части и дивизии СС, приблизившиеся к городу на 25-30 километров. В ходе упорных боев защитникам Туапсе помогали оборонительные сооружения, построенные руками гражданского населения. Они выдержали многочисленные бомбежки и артиллерийские удары, спасли жизнь многих солдат, матросов, ополченцев. Вражеские войска понесли тяжелые потери, но так и не смогли преодолеть горный перевал и захватить Туапсе.

Части вермахта настойчиво рвались к Кавказским перевалам. К моменту выхода противника к предгорьям перевалы оказались фактически незащищёнными. Более того, в штабах Северо-Кавказского и Закавказского фронтов легкомысленно надеялись на непроходимость высокогорных перевалов и неприступность позиций, занимаемых нашими войсками в предгорье. Ситуация подробно и объективно проанализирована в "Письме Начальника Управления Наркомата Внутренних дел по Юго-Осетинской области А. Квили-видзе от 20 августа 1942 г." и "Донесении представителя ГКО и Военного совета Закавказского фронта Верховному Главнокомандующему от 23 августа 1942 г.". Оба документа свидетельствуют, что советские войска

силами в 2-3 роты (всего!) ведут упорные бои с немецко-фашистскими частями.

По мере того, как Ставка убеждалась в неустойчивости Северо-Кавказского фронта, расширялись и усложнялись задачи Закавказского фронта, защищавшего побережье Черного моря, а также прикрывавшего границы Советского Союза с Турцией и Ираном. В телеграмме И.В. Тюленеву начальник Гене -рального штаба A.M. Василевский приказывал войскам Закавказского фронта немедленно подготовиться к прочной обороне всех подступов к Закавказью и взять на себя оборону всего центрального и юго-восточного Предкавказья, включая стратегически важное направление - Грозный, Баку [6, л. 167-170].

В критический момент Ставка перебросила на Северный Кавказ несколько гвардейских воинских частей, получивших боевой опыт под Смоленском, Тулой и Москвой. Появление на фронте боеспособных соединений способствовало изменению соотношения противоборствующих сил. Под Владикавказом благодаря героизму советских воинов и ополченцев враг потерял более 5 тыс. солдат и офицеров, 140 танков, 104 самолета, много другой техники, однако город захватить не смог. Неприступными для врага оказались подступы к Грозному. К концу октября 1942 г. грозненский участок фронтовой линии был подготовлен к отражению атак немецко-фашистских захватчиков. На 100-километровом отрезке разместились 981 огневая точка, противотанковые препятствия, окопы, блиндажи. Часть противотанковых рвов и естественных складок на местности была залита нефтепродуктами, девять километров соломенного вала обильно смочили нефтью. Во время атак гитлеровцев эти препятствия становились огненными.

Выполняя указания Ставки, командование Закавказского фронта вынуждено было идти на большой риск и до предела ослабить группировку войск, прикрывавшую советско-турецкую границу. Этими мерами уже в начале второй декады августа удалось создать более чем 400-километровый фронт обороны от Владикавказа и Нальчика до побережья Каспийского моря. 8 августа войска, оборонявшие новый рубеж по рекам Терек и Бак-сан (9-я, 37-я, 44-я и вновь формируемая 58-я армии) были объединены в Северную группу войск Закавказского фронта. "Теперь можно открыто заявить, - отмечалось в журнале

боевых действий фронта 13 августа, - что задача, поставленная перед командованием... выполнена" [13].

Во второй декаде августа войска Северной группы войск выдержали первое испытание на прочность. Несмотря на малочисленность, войска 37-й армии не позволили врагу с ходу захватить плацдармы на южных берегах рек Терек и Баксан, нанесли ему ощутимые потери и заставили 1-ю танковую армию врага остановиться для сосредоточения сил и приведения войск в порядок. Было выиграно более десяти дней, в ходе которых Северная группа вела кровопролитные бои.

Немецкое командование располагало специальными воинскими частями, состоявшими из альпинистов. 21 августа группа немецких горных стрелков во главе с капитаном Гротом из 1-й дивизии "Эдельвейс" водрузила немецкий военный флаг на вершине Эльбруса, демонстрируя тем самым захват Кавказа. Это известие с энтузиазмом было встречено в Берлине и получило ответный демарш Москвы. Решением ГКО СССР уже на следующий день в район Сухуми прилетел Л.П. Берия со специалистами Генерального штаба П.И. Бо-диным, С.М. Штеменко и другими. В течение трех недель без выезда на передовую они пытались разобраться в обстановке и принять решительные меры по стабилизации фронта. Решение организационных вопросов не требовало от специального представителя Сталина воинской отваги и самопожертвования. Курортная обстановка располагала Берия к проявлению буйных инстинктов и беспричинному избиению старших офицеров.

Позднее А.А. Гречко признал в своих мемуарах, что вмешательство комиссии значительно усложнило управление обороной Главного Кавказского хребта. Вместо конкретной помощи командованию и штабу 46-й армии, московские эмиссары провели большую чистку комсостава. Л.П. Берия освободил от поста командующего армией генерал-майора В.Ф. Сергацкова, заменил ряд ответственных работников армейского и фронтового аппарата. Однако не грубое администрирование, а кропотливая организаторская работа штабов фронта и армии позволила новому командующему 46-й армией генерал-майору К.Н. Леселидзе взять в руки рычаги управления войсками и направить их действия на уничтожение просочившихся через перевалы вражеских войск.

В целях укрепления обороны Главного Кавказского хребта в начале сентября 1942 г. Северо-Кавказский и Закавказский фронты были объединены в один Закавказский фронт. Были приняты меры по усилению обороны Новороссийска, Туапсе, Грозного, Владикавказа, Астрахани, Махачкалы, пополнению воинских частей бойцами и командирами, прибывшими с Урала, Сибири, Дальнего Востока, обеспечению войск боеприпасами, улучшению их продовольственного снабжения, созданию специальных горнострелковых частей [14].

В результате принятых мер гитлеровским войскам не удалось добиться решающего успеха на горных вершинах. К концу сентября 1942 г. коммуникации противника были растянуты, личный состав оказался способным продолжать наступление только в районе Туапсе, где затяжные, кровопролитные бои с переменным успехом продолжались до конца 1942 г. Однако и советские войска понесли тяжелые потери [7, д. 168, л. 513-516]. Вместе с регулярными воинскими частями защищали Кавказ ополченческие формирования.

Огромное численное превосходство фашистов на кавказском направлении не могло накопиться одномоментно. Очевидно, ГКО СССР, Генеральный штаб Красной Армии, наконец, фронтовая разведка недооценили возможные последствия организации гитлеровцами мощной ударной группировки "А", нацеленной на Кавказ, и группы войск "Б", предназначенной для выхода в Заволжье. В опубликованной литературе пока отсутствует детальный план Генерального штаба Красной Армии оборонительной операции на Северном Кавказе. Возможно, такого документа не было или доступ исследователей к нему ограничен. Система обороны имела только северный ориентир, а не опоясывала крупные промышленные центры. Коварный по замыслу захват врагом Ростова-на-Дону в ноябре 1941 г. не внёс изменений в технологию строительства сапёрами оборонительных сооружений. Печальный опыт не был учтен. Командование войсками и местные руководители совершили в оборонительный период немало грубых ошибок. Остановить врага в районах Грозного, Владикавказа, Астрахани, Махачкалы, Туапсе, Новороссийска удалось благодаря пополнению рядов защитников Кавказа свежими воинскими частями, концентрации войск на коротких отрезках фронтовой линии, огромной помощи военным местного

населения, объединённого в добровольческие ополченческие структуры. В условиях оборонительных боёв только героизм и массовое самопожертвование защитников Кавказа не позволили врагу реализовать в этом регионе его стратегические замыслы.

Разрабатывая план окружения Сталинградской группировки Паулюса, Генеральный штаб Красной Армии, очевидно, предполагал, что гитлеровцы будут перебрасывать на Дон резервы с Северного Кавказа. Поэтому Закавказскому фронту предписывалось начать наступательные действия раньше Сталинградских фронтов, сковать и по возможности уничтожить моторизованные соединения немецкой группы армий "А" (прежде всего 1-й танковой армии) и не допустить их переброски на сталинградское направление.

Необходимо отметить, что в исторической литературе тема стратегического взаимодействия войск Закавказского фронта с фронтами сталинградского направления в период, который традиционно относят к обороне Кавказа (до конца декабря 1942 г.), еще не получила должной разработки. Операции советских войск на Кавказе рассматриваются автономно. Между тем, уже с середины октября они диктовались не только внутренней логикой развития битвы за Кавказ. Основные усилия Закавказского фронта переносились на участок Северной группы войск - наиболее мощной и технически оснащенной группировки фронта. Другие группировки - Черноморская и войска 46-й армии действовали в невыгодных горных и горно-лесистых условиях местности, не позволявших развернуть крупномасштабную операцию. В течение октября 1942 г. войска фронта пополнились людьми и материальной частью. Однако готовившееся на 25 октября наступление войск Северной группы было сорвано встречными наступательными действиями противника на нальчикском направлении на участке ослабленной 37-й армии [15].

Контрнаступательную операцию пришлось готовить заново. Задачи фронта формулировались следующим образом: "Разгром группировки противника, восстановление положения на реке Терек и создание условий для взаимодействия Северной и Черноморской групп войск с целью последующего разгрома Майкопско-Краснодарской группировки противника". С некоторыми изменениями план был утвержден Ставкой 19 ноября. Но на этот

раз фронт располагал очень ограниченным временем на подготовку операции. Наступление советских войск под Сталинградом началось. Уже в конце ноября немцы приступили к переброске одной танковой дивизии с Кавказа. Требовалось максимально быстро начать наступательные действия.

Несмотря на то, что подготовка войск осталась незаконченной, 30 ноября 1942 г. войска Северной группы Закавказского фронта возобновили наступление на Моздокском и Алагирском направлениях. В течение всего декабря дивизии 9-й, 37-й, 44-й и 58-й армий вели кровопролитные, но малоуспешные бои с упорно оборонявшимся противником. Особенно тяжелые потери понесли соединения 9-й и 44-й армий [15].

Таким образом, оборонительный этап битвы за Кавказ сковал более 50 дивизий противника, чем значительно облегчил действия советского командования на других фронтах. Советские войска сорвали нацистские планы овладения нефтяными ресурсами Кавказа, а также их намерения выйти на границу с Ираном и Турцией.

Показания фельдмаршала В. Кейтеля свидетельствуют, что при проведении летней кампании 1942 г. верховное командование вермахта допустило ряд ошибок. В частности, Ставка приняла решение вести наступление по расходящимся направлениям к Сталинграду и на Кавказ. Это якобы привело к распылению сил и предопределило стратегические неудачи под Сталинградом и во всей кампании 1942 г. [16].

Наступательный этап битвы за Кавказ длился с января по октябрь 1943 г. В результате успешного контрнаступления советских войск на сталинградском направлении обстановка на советско-германском фронте к началу 1943 г. резко изменилась в пользу советских вооруженных сил. Под натиском частей Северной группы войск Закавказского фронта 1 января 1943 г. противник начал отступать в направлении Ставрополя и Ростова.

Освободительный этап правомерно разделить на три периода. На первом (1 января - 4 февраля 1943 г.) враг был отброшен из предгорий Кавказа к низовьям Кубани. На втором этапе (5 февраля - 9 сентября) он был оттеснен на Таманский полуостров. Третий этап длился с 10 сентября до 9 октября 1943 г., когда последний немецкий солдат был сброшен в Керченский пролив.

Соотношение сил и средств к началу стратегического наступления было в пользу советских войск. На первом этапе Генеральный штаб Красной армии вознамерился спонтанно осуществить операцию "Сталинград-2". Замысел заключался в том, чтобы согласованными ударами войск Южного и Закавказского фронтов с северо-востока, юга и юго-запада расчленить и разгромить главные силы группы армии "А", не допустив ее отхода с Северного Кавказа [17].

В директивах Ставки ВГК № 30024 и 30025, подписанных И.В. Сталиным 23 января 1943 г., ставились конкретные задачи командующим войсками Южного и Закавказского фронтов: "Враг на Северном Кавказе должен быть окружён и уничтожен, так же как он окружён и уничтожается под Сталинградом. Войскам Южного фронта необходимо отрезать 24 дивизии противника на Северном Кавказе от Ростова, а войска Черноморской группы Закавказского фронта, в свою очередь, закроют выход этим дивизиям противника на Таманский полуостров" [17].

Южный фронт под командованием генерала А.И. Еременко получил задачу нанести главный удар армиями правого крыла (пятая ударная и вторая гвардейская) в общем направлении на Ростов и отрезать пути отхода на Север соединениям группы армий "А". Войскам левого крыла (5-я и 28-я армии) предстояло наступать через Сальск на Тихо-рецк, навстречу войскам Закавказского фронта, чтобы совместно окружить и уничтожить немецкую группировку в междуречье Кубани и Маныча. Наступление поддерживала 8-я воздушная армия [18].

Закавказский фронт под командованием генерала И.В. Тюленева, развернутый в 1 000-километровой полосе от Ачикулака до Новороссийска, должен был сосредоточить усилия на своем левом фланге. Ему предстояло основными силами Черноморской группы (18-я, 56-я, 46-я армии), которой командовал генерал И.Е. Петров, прорвать оборону противника и развивать наступление на Краснодар - Тихорецк. На этом направлении действовала 17-я немецкая армия в составе 18 дивизий.

На правом крыле фронта, в районах Моздока и Нальчика, находилась северная группа войск под командованием И.И. Масленникова (44-я, 58-я, 9-я, 37-я армии, 4-й и 5-й гвардейские кавалерийские корпуса).

Войска этой группы получили задачу не допустить отхода противника, прижать его основные силы к Главному Кавказскому хребту и ликвидировать их. Против Северной группы действовала 1-я немецкая танковая армия в составе семи дивизий [19].

Немецкая первая танковая армия под прикрытием арьергарда 1 января 1943 г. начала отходить в направлении Ставрополя. В тот же день войска Северной группы предприняли наступление севернее Моздока, но успеха не добились. Противник сумел оторваться от советских войск. Преследование началось лишь 3 января. Управление соединениями нарушилось [25, док. № 4, с. 22-23]. Ставка Верховного Главнокомандования обратила внимание командующего Закавказским фронтом на недостатки в управлении войсками и одновременно уточнила боевые задачи. В приказе от 4 января 1943 г. генералу И.В. Тюле-неву она указала, что "противник отходит с Северного Кавказа, сжигая склады и взрывая дороги. Северная группа Масленникова превращается в резервную группу, имеющую задачу легкого преследования противника. Нам невыгодно выталкивать противника с Северного Кавказа. Нам выгоднее задержать его с тем, чтобы ударом со стороны Черноморской группы осуществить его окружение. В силу этого центр тяжести операции Закавказского фронта перемещается в район Черноморской группы" [19, прил. № 8, с. 264-266].

В развитие этого замысла Ставка ВГК в приказе от 23 января 1943 г. поставила задачу перед Черноморской группой выдвинуться в район Краснодара, прочно оседлать реку Кубань, распространиться по обоим ее берегам, а главные силы направить на захват Новороссийска и Таманского полуострова с тем, чтобы закрыть выход противника на Таманский полуостров, так же, как Южный фронт закрывает выход противника у Батайска и Азова. "Доклад командующего войсками Закавказского фронта Верховному Главнокомандующему плана действий Северной группы по разгрому противника южнее Тихорецка от 14 января 1943 года" и "Директива ставки ВГК № 30016 командующим войсками Закавказского фронта и Северной группы войск на разгром противника южнее Тихорецка от 16 января 1943 года" показывают основные направления ударов советских войск при освобождении Северного Кавказа [7, д. 526, л. 138-139]. Однако вышеназванные директивы

советским войскам в силу ряда объективных и субъективных причин выполнить не удалось и операция "Сталинград-2" не состоялась. Главной причиной этой неудачи являлась неподготовленность такой крупной операции Генеральным штабом. По-видимому, разработка и детальная подготовка Сталинградской и Северо-Кавказской наступательных операций должна была вестись одновременно. В регион требовалось ввести крупные резервные войсковые соединения, обеспечить армии в достаточной степени боеприпасами, вооружением, техникой, транспортом, бомбардировочной авиацией. Поскольку эти и многие другие меры не были предприняты, окружение войск группы "А" не представлялось возможным. Последующие военные события в регионе показали, что враг достаточно силён, отнюдь не деморализован и способен на решительные действия.

К середине января соединения Северной группы освободили города Георгиевск, Минеральные Воды, Пятигорск и Кисловодск. Развивая преследование противника, войска 37-й армии генерала П.М. Козлова освободили Черкесск, а войска 9-й армии генерала К.А. Коро-теева - Курсавку и Невинномысск. Соединения 44-й армии генерала В. А. Хоменко, используя успех конно-механизированной группы, вышли на подступы к Ставрополю и 21 января 1943 г. над городом взвилось красное знамя.

В то время как войска Северной группы преследовали отходившего противника, а силы Южного фронта вели бои на ростовском направлении, наступление Черноморской группы задерживалось. Перегруппировку войск и подготовку к наступлению не удалось завершить в установленные сроки. Лишь 11-12 января на вспомогательном направлении из района северо-восточнее Туапсе перешли в наступление ударные группировки 46-й и 18-й армий. Используя горную местность, враг упорно сопротивлялся. Бои приняли затяжной характер. Поставленные перед советскими войсками задачи оказались невыполненными [17, док. № 32, с. 35].

В результате быстрого продвижения войск Северной группы ее связь с Закавказским фронтом нарушилась. 24 января 1943 г. директивой № 30026 Ставка ВГК преобразовала ее в Северо-Кавказский фронт [20]. Войска 46-й, 56-й и 18-й армий освободили Ширван-скую, Нефтегорск, Нефтяную, Ходыженскую и к 2 февраля вышли к реке Кубань.

Ставка ВГК 4 февраля 1943 г. направила "Директиву № 30037 командующим войсками Северо-Кавказского, Закавказского, Южного фронтов и Черноморской группой войск о разгроме краснодарской группировки противника", в которой приказала войскам "не позднее 10-12 февраля окружить краснодарскую группировку противника и уничтожить ее". Одновременно Северо-Кавказскому фронту была передана Черноморская группа войск Закавказского фронта [8, с. 333-337]. Таким образом, в руках командующего Северо-Кавказским фронтом сосредоточилось все руководство битвой за Кавказ.

Решающая роль в выполнении этой директивы отводилась Черноморской группе войск. Однако основную задачу группировка выполнить не сумела. Главной причиной явилось, как отмечает А.А. Гречко, "слабое руководство войсками, особенно 18-й армией. Уже 23 января управление войсками армии было нарушено, а с 27 января по 1 февраля и вовсе потеряно" [8, с. 333-337]. Все это задерживало наступление и увеличивало потери советских войск. Состояние дорог отрицательно сказывалось на качестве продовольственного, материально-технического снабжения и санитарного обслуживания и в конечном счете -на результатах боев.

В феврале наибольшего успеха добились войска Северо-Кавказского фронта. Конно-механизированная группа и 44-я армия вышла на подступы к столице Дона с юга, 58-я армия генерала К.С. Мельника за десять дней преодолела 160 км и вышла к Таганрогскому заливу у Ейска. Армии левого крыла фронта потеснили противника в район северо-восточнее Краснодара. Главные силы Черноморской группы вышли на рубеж реки Кубань и в район Усть-Лабинской. 12 февраля был освобожден Краснодар. Северокавказская наступательная операция завершилась [17, док. № 256, с. 172].

Перед советскими войсками на крайнем южном фланге стратегического фронта встали новые задачи, связанные с разгромом немецко-фашистских войск, укрывшихся за "Голубой линией" на Таманском полуострове*. Ставка ВГК 22 февраля 1943 г. направила Директиву № 30054, уточняющую задачи войск Северо-

* Этот немецко-фашистский рубеж был так назван по цвету карандаша А. Гитлера, отметивший новую линию обороны на карте.

Кавказского фронта по окружению 17-й немецкой армии. Войскам 56-й и 47-й армий ставилась задача отрезать пути отхода 24 немецким дивизиям на Таманский полуостров, нанеся удар основными силами в районе Крымской. Из-за слабой информированности Ставки о положении дел на Северо-Кавказском фронте ее директивы явно запаздывали, и их не удавалось выполнить [21]. Войска фронта 23 февраля перешли в наступление, но к концу первой декады марта смогли продвинуться лишь на 40-70 км, понеся большие потери и не выполнив главную задачу по охвату основных сил врага.

В последующем, в течение апреля 1943 г. советские войска вели тяжелые бои в районе станицы Крымская, а в мае-июне они пытались прорвать линию обороны врага на рубеже Киевское, Молдаванское. За несколько месяцев кровопролитных боев им так и не удалось добиться решающего успеха [21, д. 203, л. 88-89].

Во время пребывания на Кавказе представитель Ставки ВГК Г.К. Жуков с группой высокопоставленных высших офицеров, в которую входили командующий ВВС А.А. Новиков, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов и др., считал целесообразным поскорее ликвидировать таманский плацдарм. Дата наступления несколько раз переносилась из-за неготовности войск. Наступление началось 29 апреля 1943 г. Г.К. Жуков лично командовал войсками. Ожесточённые бои в полосе 56-й армии продолжались несколько дней. Ежедневно приходилось отбивать по шесть-восемь контратак. Наконец, 4 мая 1943 г. в результате двойного охвата противник был выбит из станицы Крымской.

Однако Киевским и Молдаванским овладеть так и не удалось. На рубеже рек Курка и Кубань, Киевское, Молдаванское и Неберджа-евская войска остановились. Перед ними были мощные укрепления "Голубой линии". Попытки прорвать немецкую оборону с ходу к успеху не привели и 15 мая 1943 г. операцию пришлось прекратить. Для нового штурма требовалось время и средства [22]. В докладе Сталину Жуков восторженно отмечал героизм бойцов и командиров и привёл убедительные объективные причины захлебнувшегося наступления [22].

Ставка ВГК 28 июня 1943 г. направила командующему войсками Северо-Кавказским фронтом генералу И. И. Масленникову

директиву № 30193 о подготовке операции по освобождению Таманского полуострова. В ней говорилось: "Сосредоточенными ударами главных сил фронта взломать оборону противника на участке Киевское-Молдованское и проводя последовательные наступательные операции, иметь конечной целью очищение района Нижней Кубани и Таманского полуострова от противника". Но наступление группировки наших войск успеха не достигло. Оборона противника не была прорвана [23]. После мощной артподготовки и бомбового удара 7 августа в 7.30 войска 56-й и 18- й армий начали наступление. Командующий Северо-Кавказским фронтом генерал-лейтенант И.Е Петров доложил Сталину, что после упорных пятидневных уличных боев войска 16 сентября 1943 г. овладели городом и портом Новороссийск.

Над Кубанью 17-24 апреля 1943 г. разыгралось крупное воздушное сражение, которое выиграла советская авиация. Наши авиационные части в ожесточеннейших воздушных сражениях уничтожили более 1 100 самолетов противника [21, д. 203, л. 118-121]. В боях за Кубань родилась знаменитая летная формула Победы: "Высота - скорость - маневр -огонь". Эту формулу вывел и успешно применял в воздушных боях советский летчик-ас А.И. Покрышкин, впоследствии трижды Герой Советского Союза [24].

В результате боевых действий частей, партизанских отрядов и при поддержке местного населения 9 октября 1943 г. германские войска были сброшены в Керченский пролив, и этим завершилось освобождение Северного Кавказа. В донесении командующего войсками Северо-Кавказского фронта №0530/оп от 9 октября 1943 г. Верховному Главнокомандующему отмечалось: "В 4.30 9 октября 1943 года войска 56-й армии СевероКавказского фронта ночной атакой, сломив врага на последнем предмостном оборонительном рубеже, к 7.00 вышли на восточный берег Керченского пролива" [20].

В ходе наступления Красной Армии на Северном Кавказе в 1943 г. враг понес огромный урон, потеряв свыше 275 тыс. солдат и офицеров, свыше 6 тыс. пленных, 890 танков, свыше 2 тыс. самолетов, 2 127 орудий, более 7 тыс. автомашин и т.д. За то же время трофеи наших войск составили 458 танков, 1 392 орудия, 1 533 миномета, свыше 15 тыс. автомашин и др. [8, с. 397].

Дорогой ценой досталась победа на Кавказе и советским войскам. Во всех наступательных и оборонительной операциях около 300 тыс. советских воинов отдали свои жизни за освобождение Северного Кавказа [25].

Таким образом, наступательные операции на Кавказе в 1943 г., наряду с битвами под Сталинградом и Курском, привели к завершению коренного перелома в Великой Отечественной войне. Успехи защитников Кавказа, как и в других битвах, объяснялись резко возросшими возможностями советской оборонной промышленности, мастерством и опытностью советских командиров и бойцов. Намерения врага по захвату кубанского хлеба и кавказской нефти провалились. Поражение гитлеровцев в регионе не позволило им реализовать геополитические планы по установлению безраздельного господства над Ближним Востоком.

ЛИТЕРАТУРА

1. См.: Януш С.В. Войсковые операции Советской Армии в битве за Кавказ. Ставрополь: Кн. изд-во, 2005. 576 с.; Он же. Оборона Кавказа в годы Великой Отечественной войны. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. 159 с.; Он же. Кавказ в военно-политических и экономических планах нацистской Германии // Исследования по истории и историографии России и зарубежных стран. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. 112 с.; Битва за Кавказ. Документы и материалы / Сост. А.А. Аникеев, А.Ю. Безугольный, С.В. Януш. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. 507 с.; Безугольный А.Ю. Народы Кавказа и Красная армия. 1918-1945 годы. М.: Вече, 2007. 354 с.

2. Вегнер Б. Второй поход Гитлера против Советского союза // Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований / Под ред В. Михалки. М.: Изд-во Весь мир, 1997. 704 с. С. 516.

3. Фуллер Дж.Ф. Вторая мировая война 19391945 гг.: стратегический и тактический обзор. М.: Иностр. лит-ра, 1956. 550 с. С. 239.

4. Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО). Ф. 4. Оп. 12. Д. 105. Л. 122-128.

5. ЦАМО. Ф. 224. Оп. 760. Д. 36. Л. 1-14; Ф. 273. Оп. 879. Д. 1. Л 16-17.

6. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1064. Д 1. Л. 106-107.

7. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1063. Д 689. Л. 23-25.

8. Гречко А.А. Битва за Кавказ. М.: Воениздат, 1969. 496 с. С. 50.

9. Тюленев И.В. Через три войны. М.: Воениздат, 1972. 240 с. С. 175.

10. Селюнин В.А. Промышленность и транспорт юга России в войне 1941-1945 гг. Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1987. 425 с. С. 205.

11. Перечнев Ю.Г. Битва за Новороссийск. М.: Воениздат, 1975. 385 с. С. 5.

12. Селюнин В.А. Юг России в войне 1941-1945. Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 1965. 197 с. С. 99.

13. ЦАМО. Ф. 273. Оп. 875. Д. 2. Л. 68.

14. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 23 (2-12). Док. № 561. С. 340.

15. ЦАМО. Ф. 273. Оп. 879. Д. 5. Л. 449-453.

16. Generalfeldmarschall Keitel. Verbrecher oder Offizier? Erinnerungen, Briefe, Dokumente. BerlinFrankfurt am Main, 1961 // Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне "третьего рейха" против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания / Пер с нем. и сост. Г.Я. Рудой. М.: Терра, 1996. 568 с. С. 346-347.

17. Русский архив. Великая Отечественная. Т. 16 (3-5). Док. № 30. С. 34; Док. № 31. С 34-35.

18. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 16. (2-5). Док. № 699. С. 476.

19. Русский архив. Т. 16 (3-5). Док. № 8. С. 25.

20. Гречко А.А. Годы войны. М.: Воениздат, 1976. 574 с. С. 421.

21. ЦАМО. Ф. 224. Оп. 932. Д. 455. Л. 77.

22. Карпов В.В. Полководец. М.: Вече, 2003. 592 с. С. 310.

23. Чуйков В.И., Рябов В.С. Великая Отечественная. Фотоальбом. М.: Планета, 1985. 392 с. С. 185.

24. Ибрагимбейли Х.М. Крах "Эдельвейс"" и Ближний Восток. М.: Наука, 1977. 320 с. С. 264.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25. Гриф секретности снят: потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование / Под общ. ред. Г.В. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993. 416 с.

10 феврля 2010 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.