Научная статья на тему 'Операция “Сталинград-2”: планы и реализация'

Операция “Сталинград-2”: планы и реализация Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
60
15
Поделиться
Ключевые слова
СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ / NORTH CAUCASUS / КРАСНАЯ АРМИЯ / RED ARMY / ВОЙСКА ВЕРМАХТА / СТАВКА / RATE / ГРУППИРОВКА / GROUPING / ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ / OPERATIVE ORDER / ДИРЕКТИВА / DIRECTIVE / ПРОТИВНИК / СООТНОШЕНИЕ СИЛ / НАСТУПЛЕНИЕ / ОКРУЖЕНИЕ / ГЕРОИЗМ / HEROISM / WERMACHT / OPPONENT / FORCE RATIO / ATTACK / SURROUNDING

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Аникеев Алексей Алексеевич, Селюнин Владимир Александрович, Януш Сергей Владимирович

В статье на основе новых архивных материалов анализируется план и реализация директивы Ставки Верховного главнокомандования Красной Армии по разгрому немецко-фашистской группировки на Северном Кавказе в начале 1943 года.

Operation “Stalingrad-2”: Plans and Realization

The plan and implementation of the directive of the Supreme Command of the Red Army on German fascist defeat in the North Caucasus at the beginning of 1943 are analyzed on the basis of new archival materials

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Операция “Сталинград-2”: планы и реализация»

К 70-ЛЕТИЮ БИТВЫ ЗА КАВКАЗ

УДК 9472

ОПЕРАЦИЯ "СТАЛИНГРАД-2": ПЛАНЫ И РЕАЛИЗАЦИЯ А.А. Аникеев, В.А. Селюнин, С.В. Януш

Все дальше и дальше уходят от нас грозные фронтовые годы, уже почти 70 лет отделяют нас от Великой Победы Советского Союза, его вооруженных сил над фашистской Германией. Однако еще многие события минувшей войны не нашли должного освещения в опубликованной литературе о битве за Кавказ [1].

Благодаря мужеству и стойкости защитников Кавказа и успешному окружению Красной Армией Сталинградской группировки противника обстановка на юге России к началу 1943 г. резко изменилась в пользу советских войск, которые, захватив инициативу, создали предпосылки для освобождения региона от оккупантов.

28 декабря 1942 г. Гитлер издал оперативный приказ № 2 "О дальнейшем ведении боевых действий на южном крыле Восточного фронта", в котором формулировалось намерение удержать 6-ю армию в ее крепости и создать предпосылки для ее освобождения (имеется в виду армия Ф. Паулюса, окруженная Красной Армией в Сталинграде - авт.).

Приказ предупреждал военачальников, что следует избегать новых "котлов", которые могут возникнуть вследствие отхода союзных войск, образования выступов фронта, обороняемых собственными слабыми частями, или создания противником на отдельных участках большего превосходства. Фюрер

Аникеев Алексей Алексеевич - доктор исторических наук, профессор кафедры археологии и всеобщей истории Северо-Кавказского федерального университета, 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, т. 8(879)3754298;

Селюнин Владимир Александрович - доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Таганрогского государственного педагогического института им. А.П. Чехова, 347936, г. Таганрог, ул. Инициативная, 46, e-mail: v.a.selunin@mail.ru;

Януш Сергей Владимирович - доктор исторических наук, профессор кафедры философии и истории Ставропольского государственного аграрного университета, 355017, г. Ставрополь, пер. Зоотехнический, 1.

призывал войска вырвать инициативу у русских на некоторых участках маневренными действиями и снова продемонстрировать превосходство немецкого оружия.

Далее в документе ставились конкретные задачи командованию группы армий "А" сохранять и особенно усиливать свой фронт по побережью и в горах, отойти на некоторых участках постепенно, шаг за шагом, на сокращаемый рубеж Мостовое (Мостовское) -Армавир - восточнее Сальска. Первым рубежом называлась позиция Зольская - Кума. При отходе подвижные силы (13-я и 3-я танковые дивизии) нужно было перебросить на северный фланг, чтобы воспрепятствовать охватам и со своей стороны сковать врага маневренными действиями. Группа армий "Дон" по-прежнему была обязана сделать все, чтобы сохранить предпосылки для освобождения 6-й армии. Ей разрешалось отводить свои соединения на запад только в случае крайней необходимости. При этом она была обязана непрерывно наносить противнику по возможности большие потери, сохранить и обеспечить пространство и время для развертывания прибывающих подкреплений.

Ставка предупреждала, что не следует отводить силы, действующие южнее Дона, сразу с общего рубежа: возвышенность в 60 км северо-восточнее Сальска - плацдарм у Цымлянской, а затем в связи с отходом

Alexey Anikeev - Doctor of History, Professor of the Archeology and World History Department at the North Caucasus Federal University, 1, Pushkin Street, Stavropol, 355009, tel. +7(879)3754298;

Vladimir Selunin - Doctor of History, Professor of Russian History Department at the Taganrog State Pedagogical Institute named by the A.P. Chekhov, 46, Initsiativnaya Street, Taganrog, 347936, e-mail: v.a.selunin@ mail.ru;

Sergey Janush - Doctor of History, Professor of Philosophy and History Department at the Stavropol Agrarian University, 1, Zootechnicheskiy Street, Stavropol, 355017.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

группы армий "А" - с рубежа Сальск - Кон-стантиновская. Кроме того, силы, действующие севернее Дона, предписывалось закрепить на рубежах Цымлянская - Морозовский и Константиновская - Донецк [2].

Появление этого документа было вполне оправданным. Соотношение противоборствующих сил по состоянию на 1 января 1943 г. на Северном Кавказе представлено в таблице [3].

Соотношение сил и средств советских и немецко-фашистских войск на Северном Кавказе по состоянию на 01.01.1943

Как видим, советская группировка превосходила вражескую. Советское командование увидело большие преимущества, которые открывались в результате полного окружения армии Паулюса и возможного блокирования у Ростова-на-Дону немецких войск, отступающих с Северного Кавказа. В связи с этим Генеральный штаб оперативно разработал план стратегической операции "Сталинград-2"по окружению и разгрому Северокавазской группировки врага. План включал несколько директив войскам Закавказского фронта, Северной и Черноморской группам, а также Черноморскому флоту и штабу партизанского движения на юге России. Выполнение этих директив, по мнению Ставки, позволило бы добиться поставленной цели. Однако практическая реализация этих приказов была весьма проблематична.

Директива № 30003 командующему войсками Закавказского фронта от 4 января 1943 г. гласила: "Первое. Противник отходит с Северного Кавказа, сжигая склады и взрывая дороги. Северная группа Масленникова превращается в резервную группу, имеющую задачу легкого преследования противника. Нам не выгодно выталкивать противника с Северного Кавказа. Нам выгоднее задержать его с тем, чтобы ударом со стороны Черноморской группы осуществить его окружение. В силу этого центр тяжести операций Закав-

казского фронта перемещается в район Черноморской группы, чего не понимают ни Масленников, ни Петров. Второе. Немедленно погрузите 3-й стрелковый корпус и ускоренным темпом двигайте его из района Северной группы в район Черноморской группы. Масленников может пустить в дело 58-ю армию, которая болтается у него в резерве и которая в обстановке нашего успешного наступления могла бы принести большую пользу.

Первая задача Черноморской группы -выйти на Тихорецкую и помешать, таким образом, противнику вывести свою технику на запад. В этом деле вам будет помогать 51-я и, возможно, 28-я армии.

Вторая и главная задача ваша состоит в том, чтобы выделить мощную колонну войск из состава Черноморской группы, занять Батайск и Азов, влезть в Ростов с востока и закупорить, таким образом, северокавказскую группу противника с целью взять ее в плен или уничтожить. В этом деле вам будет помогать левый фланг Южного фронта (Еременко), который имеет задачу выйти севернее Ростова.

Третье. Прикажите Петрову, чтобы он начал свое выступление в срок, не оттягивая этого дела ни на час, не дожидаясь подхода всех резервов. Петров все время оборонялся, и у него нет большого опыта по наступлению. Растолкуйте ему, что он должен перестроиться на наступательный лад, что он должен дорожить каждым днем, каждым часом. Четвертое. Немедленно выезжайте вместе с Кагановичем в район Черноморской группы и обеспечьте выполнение настоящей директивы. И. Сталин" [4].

Как видим, Ставка ВГК с небольшим опозданием (4 января 1943 г., а повсеместный отход немецких войск начался 1 января 1943 г.) ставила важнейшие стратегические задачи: Северной группе войск - преследовать противника, Черноморской группе войск во главе с И.Е. Петровым - осуществить его окружение. Далее в директиве определялись тактические задачи советским соединениям.

План по уничтожению противника на Кавказе ставил перед командующим Черноморской группы войск Закавказского фронта И.Е. Петровым особо важные задачи. Об этом свидетельствует "Оперативная директива командующего Черноморской группы войск Закфронта № 002/г командарму 56-й армии для наступления на Краснодарско-

Силы и средства Советские войска Немец-ко-фа-шист-ские войска Соот-ношение

Личный состав 1054316 764000 1,4: 1

Орудия и минометы 11341 5290 2,1: 1

Танки 1278 700 1,8: 1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Боевые самолеты 900 530 1,7: 1

Тихорецком направлении (операция "Горы") от 6 января 1943 г. В ней определялась роль 56-й армии по уничтожению врага, освобождению Краснодара и кубанских станиц в течение нескольких дней [5].

Советское руководство внимательно следило за развитием событий на Северном Кавказе. Об этом свидетельствует "Директива Ставки ВГК № 30006" от 8 января 1943 г. командующему Северной группой: "Третий день проходит, как вы не даете данных о судьбе ваших танковых и кавалерийских групп. Вы оторвались от своих войск и потеряли связь с ними. Не исключено, что при таком отсутствии порядка и связи в составе Северной группы ваши подвижные части попадут в окружение к немцам. Такое положение нетерпимо" [6]. Верховный Главнокомандующий решительно требовал: восстановить связь с подвижными частями Северной группы и регулярно, два раза в день сообщать в Генштаб о положении дел на фронте.

Для реализации операции "Сталин-град-2" были привлечены и партизанские отряды, перед которыми ставились конкретные задачи по разъединению Краснодарской и Новороссийской группировок противника, блокированию железнодорожных перевозок, организации засад и подвижных отрядов и т.д. Об этом свидетельствует шифротеле-грамма начальника штаба Закавказского фронта начальнику штаба партизанского движения П.И. Селезневу от 9 января 1943 г. [7].

Описывая эти события, битый гитлеровский генерал К. Типпельскирх отмечает: "Еще до падения Сталинграда русские начали третий удар на Дону, который одновременно с ударом на Северном Донце и с наступлением, продолжавшимся с середины декабря против немецких армий на Кавказе, должен был привести к крупной битве, на уничтожение всех немецких и союзных армий, находившихся между Воронежем и Кавказом" [8].

После окружения 6-й армии Паулюса под Сталинградом двойным кольцом для многих специалистов как в советской, так и в немецкой ставке было очевидно, что усилия наших войск должны быть направлены на взятие Ростова. Это позволило бы создать преграду для отступления немецкой группе армий "А". По телефону 27 ноября 1942 г. И.В. Сталин потребовал от А.М. Василевского, находившегося в районе Сталинграда, в первую очередь заняться этой операцией,

план которой был разработан по указанию Ставки ВГК командованием Юго-Западного и Воронежского фронтов и получил условное наименование "Сатурн". Уже 3 декабря 1942 г. Ставка ВГК его утвердила.

«Войска противника под Сталинградом окружены, - говорил Верховный Главнокомандующий, - их надо ликвидировать... Это очень важное дело... Михайлов (условная фамилия А.М. Василевского. - Авт.) должен сосредоточиться только на этом одном деле. Что касается подготовки операции "Сатурн", пусть этим делом займутся Ватутин (командующий Юго-Западным фронтом. - Авт.) и Кузнецов (командующий 1-й гвардейской армией. - Авт.) Москва будет им помогать».

Главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов вспоминал, что Сталин вначале также хорошо понимал и ставил стратегическую задачу - взятие Ростова. Но затем в середине декабря 1942 г., когда начала формироваться группа "Дон" во главе с Э. Манштейном, Верховный Главнокомандующий, без обсуждения в Ставке дал указание изменить направление удара - вместо Ростова взять много восточнее в направлении хутора Морозовского. (Операция "Малый Сатурн" - Авт) В связи с этим ставка ВГК внесла изменения в план операции "Сатурн". Размах ее несколько сужался. Свой главный удар - на юг через Миллерово и далее в общем направлении на Ростов - советские войска переносили на юго-восток с тем, чтобы, разгромив врага на Среднем Дону, выйти в тыл тормосинской группировке врага. В то же время наступление в юго-восточном направлении создавало угрозу и котельниковской группировке противника. «Видоизменение, - говорилось в директиве Ставки о плане "Сатурн", - состоит в том, чтобы главный удар направить не на юг, а на юго-восток в сторону Нижний Астахов и с выходом на Морозовск...» [9]. Поправки в план "Сатурн" снимали угрозу деблокирования окруженных вражеских войск в Сталинграде со стороны котельниковской и тормосинской ударных группировок врага.

Войска Южного фронта (бывшего Сталинградского) после разгрома котельни-ковской группировки врага развивали наступление в направлениях на Ростов и Сальск и создали для противника реальную угрозу окружения всей его северокавказской группировки. Замысел операции "Сталинград-2" заключался в том, чтобы согласованными

ударами войск Южного и Закавказского фронтов с северо-востока, юга и юго-запада расчленить и разгромить главные силы группы армий "А", не допустив их отход с Северного Кавказа.

Войскам Красной Армии противостояли крупные силы противника: на ростовском направлении - группа армий "Дон" под командованием Э. фон Манштейна, куда входили 4-я танковая армия и оперативная группа "Холлидт", на Кавказе - группа армий "А" под командованием Э. фон Клейста, объединявшая 1-ю танковую и 17-ю полевую армии [10, с. 386].

Отступление с Северного Кавказа немецко-фашистское командование продумало в деталях. При плановом отступлении группы армий "А" было необходимо: а) сохранять всеми средствами, особенно контратаками, мелкими и крупными, боевой дух войск и чувство их превосходства над противником; б) нанести противнику максимальный ущерб маневренными действиями, устройством минных заграждений и проходов в минных полях, простреливаемыми противотанковыми орудиями, установкой мин с взрывателями замедленного действия, засадами и пр.; в) своевременно спасти и вывезти все вооружение, имущество, материальные средства и запасы;

г) своевременно эвакуировать всех раненых;

д) полностью разрушить все железнодорожные пути и уничтожить весь находящийся на них подвижной ширококолейный состав;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

е) в максимальной степени лишить противника возможностей размещения войск путем приведения в негодность построек и уничтожения запасов топлива; ж) предусмотреть уже сейчас создание в новых местах размещения войск запасов, особенно продовольствия, из плодородных районов.

В оперативном приказе ставки вермахта подчеркивалось: для обеспечения согласованности отхода войск групп армий "А" и "Дон", особенно танковых корпусов на северном фланге группы армий "А" и 16-й моторизованной дивизии, группа армий "А" подчинялась группе армий "Дон". Командующему группой армий "Дон" было необходимо доложить, к какому времени он смог бы принять командование, а группа армий "Дон" стала называться группой армий "Юг".

Этот документ свидетельствует, что командование вермахта, остерегаясь окружения и уничтожения всей кавказской группировки

войск, детально продумало план отступления соединений и частей с наименьшими для себя потерями, поэтому оно решило ускорить отвод 1-й танковой армии из района Моздок, Нальчик, Прохладный.

Отступление немецко-фашистских войск совпало с началом наступления правого крыла Северной группы нашей армии, переросшим с 3 января в преследование противника по всему фронту на ставропольском направлении. 11 января перешла в наступление Черноморская группа войск Закавказского фронта на краснодарско-тихорецком направлении [10, с. 386].

На совещании 10 января 1943 г. командующий группой армий "А" Клейст категорически потребовал от командующего 1-й танковой армией Макензена замедлить темпы отступления. Он приказал вести оборонительные бои не по всему фронту, а создавать узлы сопротивления, удерживая их даже ценой потери отдельных частей и соединений. Командующий 17-й немецкой армией также просил командование танкистов отступать медленнее, чтобы иметь возможность провести эвакуацию военного имущества и создать новый рубеж обороны на Таманском полуострове. Но начальник штаба 1-й танковой армии ответил, что армия не в состоянии где-либо задерживаться и под растущим давлением противника вынуждена быстро отходить. Невозможность задержать отступление признавал и начальник штаба группы армий "А". Он заявил, что быстрое отступление неизбежно, этого требует вся обстановка, натиск противника. Однако он подчеркнул, что при любых обстоятельствах приказы командования должны оставаться в силе: "Это необходимо для того, чтобы не дать противнику полной свободы и чтобы избежать превращения отступления танковой армии в чистое бегство" [11].

Поспешное отступление 1-й танковой армии крайне беспокоило командование вермахта. Уже 11 января 1943 г. оно получило донесение из штаба армии о том, что в полосе 52-го армейского корпуса пехотные части и танки Красной Армии продолжают сильно теснить немецкие войска. Отступление 111-й пехотной дивизии прошло непланомерно, так как некоторые подразделения частично отрезаны от основных сил и остались в тылу наступающего противника. 13 января гитлеровская ставка приказала Макензену максимально замедлить отступление 1-й тан-

ковой армии, удерживать в течение нескольких дней рубеж реки Калаус и без приказа не отходить. Но Макензен ответил, что этот рубеж он может держать не более 48 часов, потому что оборонявший его 52-й корпус не в состоянии отражать беспрерывные атаки русских [11].

Прикрываясь сильными арьергардами и нанося контрудары, противник стремился отвести свои войска на заранее подготовленный оборонительный рубеж по левому берегу реки Кума. В связи с переходом Северной группы к преследованию врага, основные события в начале января 1943 г. развернулись на моздокско-ставропольском направлении. Несмотря на специальный приказ Гитлера удерживать рубеж Кума - Золка в течение длительного времени, немецко-фашистские войска были вынуждены его поспешно оставить. Как вспоминает начальник генерального штаба вермахта генерал К. Цейтцлер*, отход к Армавиру на линию обороны река Калаус -Черкесск проходил при непрерывных атаках частей Красной Армии [12].

Мощными ударами советские войска Северной группы прорвали оборону немецких частей и погнали врага на запад. Захваченный в плен солдат 3-й батареи 117-го артиллерийского полка 111-й пехотной дивизии Вельс рассказал: "... До Советской (юго-восточнее Солдато-Александровского. - Авт.) мы шли по плану, по карте. Но после отступали без всякого плана, примыкали к случайно идущим частям. Куда направляются эти части, нам было безразлично, лишь бы уйти. По дороге взорвали два орудия и сжигали автомашины. Солдаты говорили - скорей, скорей назад. Завтра придут русские. С Воронцово (Воронцово-Александровское на реке Куме. - Авт.) началось просто бегство. Мы потеряли связь с дивизионом, и каждый шел куда хотел. "Скорей назад" - был наш пароль" [13].

В результате окружения под Сталинградом одной из главных и наиболее активных группировок немецко-фашистских войск обстановка на советско-германском фронте коренным образом изменилась. Понеся невиданное по своим масштабам и последствиям поражение, потеряв лучшую 6-ю армию,

* Генерал пехоты К. Цейтцлер 22.9.1942 г. заменил генерала Ф. Гальдера на посту начальника Генерального штаба германских сухопутных войск.

часть 4-й танковой, 3-ю и 4-ю румынские и 8-ю итальянскую армии, враг не мог в короткий срок компенсировать эти потери и восстановить свои силы. Для Красной Армии создались условия, позволявшие ей перейти в общее стратегическое наступление на фронте от Ленинграда до Главного Кавказского хребта [13]. Превосходство в силах и средствах, за исключением танков, было на стороне Северной группы советских войск. Кроме того, немецкое командование, перебросив под Сталинград основные силы своей авиации, лишилось господства в небе Ставрополья.

Между тем противник продолжал оказывать упорное сопротивление нашим наступавшим войскам. Располагая значительным автомобильным парком, соединения 1-й немецкой танковой армии под прикрытием сильных подвижных арьергардов стремились оторваться от преследовавших их войск. При отходе они широко применяли инженерные заграждения, уничтожали мосты, переправы, разрушали средства связи и железнодорожные объекты.

В мемуарах гитлеровцев нередко можно встретить утверждение о якобы "планомерном отходе" германских войск с Северного Кавказа, проводившемся строго по приказу соответствующих командиров. Об этом пишут в своих воспоминаниях и статьях бывший командир 49-го горнострелкового корпуса генерал Конрад, бывший командир 9-й зенит-но-артиллерийской дивизии, действовавшей на Кавказе, генерал Пикерт, генерал фон Бут-лар, один из бывших руководителей горных частей Бухнер и другие [14].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако факты свидетельствуют об ином. Донесения участников отступления с Кавказа были полны тревог и жалоб на то, что преследовавшие их советские войска часто не давали им возможности не только закрепиться, но и остановиться на короткий отдых.

Немецкое командование за счет отходивших с других направлений частей усилило группировку, стремясь не допустить прорыва обороны нашими 47-й и 56-й армиями и обеспечить этим планомерный отвод своих войск на Таманский полуостров. Пользуясь развитой сетью дорог на равнине и обладая большими транспортными возможностями, немецко-фашистские соединения маневрировали и наносили ответные удары. Наши войска ощущали недостаток в транспортных средствах и порой

не имели возможности провести быструю перегруппировку сил [15].

Успешные действия Северной группы советских войск и выход 58-й армии в район Шенджий, Тахтамукай создали возможность окружения майкопско-ходыженской группировки врага. Это вынудило немецкое командование начать 24 января 1943 г. отвод своих войск на правый берег Кубани. Вместе с тем за счет отходивших частей руководство вермахта усилило свою группировку в районе Крымской, Абинской и гарнизон Новороссийска, стремясь удержать за собой пути, ведущие на Таманский полуостров.

Учитывая сложившуюся обстановку, германское верховное командование 24 января 1943 г. приняло окончательное решение о выводе всей группы армий "А" с Северного Кавказа. По новому плану 1-й танковой армии следовало как можно быстрее отойти на Ростов и усилить оборону группы армий "Дон", 17-й армии предстояло отступить на Таманский полуостров и отвлечь на себя как можно больше советских сил. Таким образом, командованию Северо-Кавказской группировки удалось уплотнить боевые порядки своих войск, имея в первой линии против передовых частей 47-й советской армии 3-ю горнострелковую, 19-ю пехотную румынскую дивизию, 9-ю пехотную, 5-ю авиаполевую, части 101-й легкопехотной немецкой дивизии [10, с. 425]. Немецко-фашистские войска продолжали отходить на Ростов и на Краснодар, Крымскую.

В январских боях 17-я немецкая армия понесла значительные потери, а входившие в нее румынские и словацкая дивизии были полностью деморализованы. Они отказывались воевать и требовали отвода их в Крым. Румынские солдаты группами дезертировали или сдавались в плен Красной Армии. Многие из них самовольно уходили в тыл. Во второй румынской горной дивизии из 12 тысяч солдат и офицеров на переднем крае воевала лишь тысяча. В связи с этим фельдмаршал Клейст обратился в генеральный штаб армии Румынии с жалобой на нежелательные действия румынских войск и просил указать командирам дивизий на "необходимость выполнения ими своего долга" [11, л. 200]. А 31 января командование группы армий "А" донесло в генеральный штаб сухопутных войск, что 2-я румынская горная дивизия более небоеспособна.

Для проверки претензий германского командования в начале февраля в группу армий "А" прибыл военный министр Румынии генерал Пантази, который, по указанию румынского диктатора Антонеску, предоставил командирам корпусов и дивизий право самим утверждать смертные приговоры дезертирам и трусам [11, д. 1173, л. 45].

Падение боевого духа наблюдалось и у немецких солдат и офицеров. Командование вермахта было вынуждено прибегнуть к крайним мерам, чтобы повысить стойкость своих войск. Уже в начале февраля начальник штаба вооруженных сил Германии фельдмаршал Кейтель уполномочил офицеров, от командиров полков и выше, действовать в соответствии с правами, присвоенными военно-полевым судам, и выносить смертные приговоры от имени военно-полевого суда в отношении военнослужащих, не имеющих офицерского чина. Но ни расстрелы, ни другие грозные меры уже не могли восстановить боевой дух солдат. Командование 49-го горнострелкового корпуса докладывало, что "фронт корпуса вследствие низкой боеспособности его частей едва ли может быть удержан" [11, д. 1173, л. 51].

Поспешное отступление немецко-фашистских захватчиков с Северного Кавказа не помешало им широко применить на практике тактику "выжженной земли". Войска действовали по приказу Гитлера "О порядке отхода и оставления местностей", требовавшему уничтожения всего оружия, автомашин и т.д., которые не могут быть взяты с собой, разрушения всех объектов, зданий, представляющих ценность для противника [11, д. 1173, л. 176]. Этот приказ солдаты и офицеры выполняли с особым рвением. Отступая, они беспощадно истребляли ни в чем не повинных мирных жителей - женщин, стариков, детей, разрушали города и станицы. Враг нанес огромный урон Северо-Кавказскому региону, составивший более 50 млрд руб. [16]. Фюрер 1 февраля 1943 г. присвоил звание генерал-фельдмаршала генерал-полковнику Клейсту не за наступательные операции или победы в сражениях, а за грамотные действия по выводу с Кавказа всей группы войск.

Таким образом, архивные документы свидетельствуют, что изгнание агрессоров с юга России потребовало большого ратного напряжения бойцов и командиров Красной Армии. Гитлеровцы сумели вывести большую

часть боеспособных войск с линии огня и усилить ими Таманскую оборонительную линию и Миус-фронт. Потребовались еще месяцы кровавых боев и сотни тысяч безвозвратных потерь. Советскому командованию не удалось организовать окружение и полный разгром группы армий "А", то есть реализовать операцию Сталинград-2 в полном объеме.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аникеев А.А., Селюнин В.А., Януш С.В. Битва за Кавказ в новейших исследованиях и документальных публикациях // Научная мысль Кавказа, 2008. № 2. С. 31-40.

2. См.: Совершенно секретно! Только для командования. Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы / Сост. В.И. Дашичев. М.: Наука, 1967. 752 с.; Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма / Сост. В.И. Дашичев: В 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1973. 664 с. С. 367-369.

3. История Второй мировой войны 1939-1945: В 12 т. Т. 6. М.: Воениздат, 1976. 520 с. С. 93.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Русский архив. Великая Отечественная. Т. 16 (5-3). Ставка Верховного Главнокомандования. Документы и материалы. 1943 г. Док. № 4. М.: Терра, 1999. 360 с. С. 22-23.

5. Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО). Ф. 276. Оп. 811. Д. 123. Л. 13-14.

6. Битва за Кавказ в документах и материалах. Ставрополь: СГУ, 2003. 507 с. С. 332.

7. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1063. Д. 526. Л. 50-51.

8. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. М.: Воениздат, 1956. 607 с. С. 264.

9. См.: Уткин А. Вторая мировая война. М.: Экс-мо, 2003. 959 с. С. 558-559, 582-584.

10. Гречко А. Битва за Кавказ. М.: Воениздат, 1967. 424 с.

11. ЦАМО. Ф. 6598. Оп. 725168. Д. 1172. Л. 118.

12. Zeitzler К. Die ersten beiden planmäßigen großen Rückzüge des deutschen Heeres an der Ostfront im zweiten Weltkriege // Wehrkunde. 1960. № 3. S. 112.

13. ЦАМО. Ф. 224. Оп. 7498. Д. 2. Л. 216.

14. См.: Копгаё R. Kampf um den Kaukasus. München: Copress Verlag, 1955; Piсkert W. Vom Kuban - Brückenkopf bis Sevastopol. Flakartillerie im Verband der 17. Armee - Heidelberg, 1955; Мировая война. 1939 - 1945 годы. Сб. ст. / Пер. с нем. А. А. Высоковского. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1957; Вйскпег A. Gebirgsjäger an allen Fronten. Hannover, 1954.

15. Тике В. Марш на Кавказ. Битва за нефть. 1942/1943. М.: Изд-во Эксмо, 2005. 445 с. С. 358-359.

16. Селюнин В.А. Промышленность и транспорт юга России в войне 1941-1945 гг. Ростов н/Д: Ростовское кн. изд-во, 1997. 425 с. С. 256.

19 февраля 2013 г.