Научная статья на тему '2-Я ВОЗДУШНАЯ АРМИЯ В БОЯХ НА ВОРОНЕЖСКОМ НАПРАВЛЕНИИ В ИЮНЕ-ИЮЛЕ 1942 г.'

2-Я ВОЗДУШНАЯ АРМИЯ В БОЯХ НА ВОРОНЕЖСКОМ НАПРАВЛЕНИИ В ИЮНЕ-ИЮЛЕ 1942 г. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1110
263
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
2-я воздушная армия / воронежское направление / боевые действия / второе генеральное немецкое наступление / операция «Блау» / превосходство авиации противника / ликвидация прорыва / поддержка наземных войск / срыв планов немецкого командования / роль авиации в операциях / the second air forces / Voronezh area / fighting operation / the second German assault / operation “Blau ” / superiority ofenemy airforce / liquidation of breakthrough / fire support ofground troops / wrecking of the German command plan / the part of the air forces in operations. Some heroic deeds of Soviet airmen are described.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шендриков Евгений Александрович

В статье рассматриваются боевые действия 2-й воздушной армии в боях на воронежском направлении в июне-июле 1942 г. Раскрывается структура 2-й воздушной армии. Изучается ход боевых действий, тактические приемы, раскрываются причины временных неудач. Приводятся примеры героических подвигов советских летчиков.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE 2"nd AIR FORCES IN FIGHTS IN VORONEZH AREA IN JUNE-JULY 1942

The article concerns the fighting operation of the second air forces in the battle of Voronezh area in June-July 1942. The second air forces structure is revealed. The article also studies the course of fighting operations, tactical receptions, reasons of temporary failures.

Текст научной работы на тему «2-Я ВОЗДУШНАЯ АРМИЯ В БОЯХ НА ВОРОНЕЖСКОМ НАПРАВЛЕНИИ В ИЮНЕ-ИЮЛЕ 1942 г.»

УДК 947.084.8«1942»(470.324) 65-летию Победы советского народа

в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

посвящается

Е.А. Шендриков,

кандидат исторических наук, доцент (г. Воронеж)

2-Я ВОЗДУШНАЯ АРМИЯ В БОЯХ НА ВОРОНЕЖСКОМ НАПРАВЛЕНИИ В ИЮНЕ-ИЮЛЕ 1942 г.

Статья рекомендована к печати доктором исторических наук, профессором С.И. Филоненко, кандидатом исторических наук, профессором Ю.Д. Ченцовым.

Аннотация. В статье рассматриваются боевые действия 2-й воздушной армии в боях на воронежском направлении в июне-июле 1942 г. Раскрывается структура 2-й воздушной армии. Изучается ход боевых действий, тактические приемы, раскрываются причины временных неудач. Приводятся примеры героических подвигов советских летчиков.

Ключевые слова: 2-я воздушная армия, воронежское направление, боевые действия, второе генеральное немецкое наступление, операция «Блау», превосходство авиации противника, ликвидация прорыва, поддержка наземных войск, срыв планов немецкого командования, роль авиации в операциях.

E.A. Shendricov,

candidate of the history sciences, (Voronezh)

THE 2лпс1 AIR FORCES IN FIGHTS IN VORONEZH AREA IN JUNE-JULY 1942

Abstract. The article concerns the fighting operation of the second air forces in the battle of Voronezh area in June-July 1942. The second air forces structure is revealed. The article also studies the course of fighting operations, tactical receptions, reasons of temporary failures.

Key words: the second air forces, Voronezh area, fighting operation, the second German assault, operation "Blau ", superiority ofenemy airforce, liquidation of breakthrough, fire support ofground troops, wrecking of the German command plan, the part of the air forces in operations. Some heroic deeds of Soviet airmen are described.

В настоящее время появились публикации, которые показывают боевые действия советских войск в июле 1942 г в негативном цвете [1]. Исключением не стали и боевые действия советской авиации, которая, имея численное превосходство, не смогла заполучить господство в воздухе и переломить ситуацию в свою пользу по причине безграмотных и неумелых действий. Так ли это было на самом деле? Попытаемся разобраться на примере боевых действий 2-й воздушной армии на воронежском направлении в июне-июле 1942 г.

2-я воздушная армия (ВА) была образована 5 мая 1942 г. Ее основу составили соединения и части ВВС Брянского фронта, накопившие к тому

времени значительный боевой опыт [2]. Как отмечает исследователь М.Н. Кожевников, «воздушные армии оказались самой удачной формой организации фронтовой авиации» [3].

Во 2-ю ВА вошли две истребительные, две штурмовые, одна бомбардировочная и одна ночная бомбардировочная дивизии. 205-й истребительной авиационной дивизией (иад) командовал полковник Е.Я. Савицкий, 207-й - полковник М.Г. Мачин, 225-й штурмовой авиационной дивизией (шад) - полковник А.Ф. Обухов, 227-й - полковник А.А. Ложечников, 208-й ночной бомбардировочной авиационной дивизией (нбад) - полковник Ф.П. Котляр, 223-й бомбар-

38

дировочно-авиационной дивизией (бад) - полковник И.К. Косенко. Через месяц в армию влилась 267-я штурмовая авиадивизия полковника Б.И. Плешивцева [4], в которую входил и 41-й штурмовой авиаполк (шап), позднее 41-й штурмовой авиационный Воронежский Краснознаменный полк, под командованием подполковника В.А. Корпусова.

Истребительные полки имели на вооружении самолеты ЛАГГ-3, Як-1, а бомбардировщиков - Пе-2. Летчики авиаполков ночных бомбардировщиков воевали на По-2, Р-5, Сб, Су-2 [5]. Самолеты устаревших конструкций не превышали трети авиационного парка армии [6]. Что касается полков штурмовиков, в частности 41-го шап, то они были оснащены самолетами Ил-2. Как отмечал бывший летчик 41 -го шап А.И. Те-семников, «это был одноместный штурмовик Ил-2, у которого для защиты от пуль были бронированы двигатель, бензобак и кабина летчика. Максимальная скорость достигала 550 км/час, крейсерская - 360, посадочная - 160 км/час. Бомбовая нагрузка - до 600 кг в четырех бомбоотсе-ках. Вооружение - 4 PC - 82 или PC - 132, две скорострельные авиационные пушки ШВАК (затем - ВЯ) с боекомплектом 150 снарядов, два пулемета ШКАС скорострельностью 1800 выстрелов в минуту с боекомплектом 1500 патронов. Максимальная высота полета - до 7 км. Калибр пушек: ШВАК - 20 мм, ВЯ - 23 мм.

Это был современный по тому времени самолет. Бронирование основных жизненных узлов давали самолету возможность вести боевые действия непосредственно в боевых порядках наземных войск, что и определило его как самолет-штурмовик. Самолет выпускался в одноместном варианте, а с середины 1942 года - в двухместном. Сзади бензобака установили кабину воздушного стрелка и скорострельный крупнокалиберный пулемет Березина с боекомплектом 150 патронов. Снизу и с боков кабина была бронирована» [7].

У истоков создания армии стояли ее командующий генерал-лейтенант С.А. Красовский, военный комиссар С.Н. Ромазанов, начальник штаба К.И. Тельнов. Красовский позднее вспоминал: «Начальником штаба 2-й воздушной армии был назначен полковник Константин Ива-

нович Тельнов, имевший большой боевой опыт. ... Меня радовало, что на должность начальника штаба армии пришел опытный, зрелый офицер. Моим заместителем по политчасти утвердили полкового комиссара Сергея Николаевича Ромазанова. Он участвовал в гражданской войне, громил басмачей в Средней Азии, воевал на Халхин-Голе. Начальником политотдела назначили Александра Ивановича Асауленко, выдвинутого на политработу из летчиков» [8].

Что касается самого Красовского, то он прошел путь от летчика-наблюдателя в Гражданскую войну до командующего воздушной армией в годы Великой Отечественной войны [9]. «Наш командарм», «неугомонный человек», «генерал-труженик», «отец авиаторов» или просто «наш батя» - теплыми словами вспоминают командующего все, кто воевал под его началом в 1942 - 1945 годах на Брянском, Воронежском, Юго-Западном и 1-м Украинском фронтах, - так характеризовал командующего 2-й воздушной армией маршал авиации Г.П. Ско-риков. - Уважительно относились к нему и сослуживцы во всех соединениях, объединениях и учебных заведениях Военно-Воздушных Сил, которыми командовал С.А. Красовский в послевоенные годы. Организаторскими способностями, глубокими знаниями военного дела, высокой требовательностью, душевным отношением к подчиненным запомнился командующий всем, кто прошел с ним трудные дороги войны и мира» [10].

В июне 1942 г., то есть накануне второго генерального немецкого наступления, во 2-й ВА завершался процесс формирования своего управления, комплектования штаба (процесс закончился лишь в июне), налаживания организации службы авиационного тыла, приема и подготовки нового пополнения летных кадров и вспомогательных служб. Так, для обеспечения действий авиаполков было создано два района авиационного базирования в составе 6-8 батальонов аэродромного обслуживания (бао). Активная деятельность вражеской разведывательной авиации в конце мая вынудила перебазировать ряд частей армии в глубину от линии фронта, развернуть ложные аэродромы и взлетно-посадочные полосы.

Летчики, прибывающие для укомплектования авиачастей, были вынуждены проходить ускоренные курсы обучения. Проводилось интенсивное переучивание летного состава на новую авиационную технику. Было завершено создание стройной системы подготовки и переподготовки летного и технического состава, расширена сеть запасных авиационных полков и бригад и проведена их специализация по родам авиации и даже по типам самолетов. В воздушных армиях в целях переподготовки летного состава были созданы отдельные учебно-тренировочные авиационные полки. Обобщался боевой опыт, и на этой основе совершенствовались оперативное искусство ВВС и тактика родов авиации [11].

Но к началу боевых действий обучение летчиков полностью завершить не успели, доучивание проводилось в ходе воздушных сражений. Эффективность использования советской авиации, отмечал исследователь В.В. Бешанов, снижалась из-за недостаточной сколоченности недавно созданных объединений, отсутствия радиосвязи, плохого взаимодействия, слабой подготовки летчиков и приверженности довоенным тактическим взглядам. Вследствие этого в воздушных боях истребители действовали скученно, без маскировки, не эшелонируясь по высоте, бой на вертикалях вести не умели. Обнаружив самолеты противника, все одновременно «роем» устремлялись в атаку, не разделяясь на ударные и резервные группы. При этом ни штурмовики, ни бомбардировщики, ни истребители не умели поддерживать свои наземные войска непосредственно на поле сражения. Для этого не было создано ни организационных, ни материально-технических предпосылок.

Как и в других родах войск, слабым местом была организация связи и управления: «Связь с аэродромами, наземными войсками и их командными пунктами осуществлялась в основном только путем выкладывания на земле специальных хорошо заметных сигнальных полотнищ зажиганием в определенном порядке костров, нанесением опознавательных знаков на подвижных объектах. Летчики эволюциями самолетов или пуском ракет разного цвета подтверждали

прием поданных им сигналов и действовали в соответствии с ними» [12].

Несмотря на то, что в первых схватках с врагом в мае-июне летчики 2-й ВА уничтожили сотни вражеских самолетов, нанесли противнику значительный урон в живой силе и технике, первое боевое крещение армии Красовского стоило немалых потерь среди опытных летчиков, отличных авиационных командиров [13].

Необходимо также подчеркнуть, что летчики 2-й ВА своевременно вскрыли подготовку немцев к проведению операции «Блау». Об этом говорится в отчете о боевой деятельности 2-й ВА за период с 28 июня по 31 июля 1942 г., подготовленном начальником штаба 2-й ВА полковником Степановым. Первоначально на основании данных авиаразведки были сделаны «ошибочные выводы о возможном наступлении противника в районе Мценск, Волхов, т.е. на правом фланге фронта», поскольку «с первых чисел июня противник начал крупную оперативную маскировку на Орловском направлении. В течение времени с 5 по 15.06.42 г. мотоколонны противника демонстративно двигались днем из районов Сеща, Севск и Обоянь в общем направлении на Орел. Его колонны автомашин в течение этого срока шли сплошным потоком и в несколько рядов по дорогам: Сеща, Брянск, Кара-чев, Орел, Дмитровск-Орловский, Кромы, Орел и Обоянь, Курск, Орел. С выходом этих колонн в Орел автоколонны исчезали в районе Орел» [14]. Однако, вначале 20-х чисел июня авиаразведка установила «ночью и частично днем переходы незначительных колонн, спускающихся из района Орел к югу в районы Колпна, Мало-архангельск, Щигры, Курск. С 20 по 28 июня было много раз отмечено интенсивное движение железнодорожных эшелонов в направлении Курск и подтягивание в район Курск, Щигры танковых и мотоколонн. Таким образом, к началу прорыва противник сосредоточил в районе Курск, Солнцево, Щигры до 5-6 танковых дивизий и такое же количество мотодивизий. К этому времени во всех лесах и населенных пунктах указанного района авиаразведкой было отмечено большое скопление пехоты, автомашин и танков противника, а в районе Севск - скопление войск венгров» [15]. Несмотря на эти тревожные

40

донесения, как отмечалось в отчете, произошло «неправильное нацеливание» 2-й ВА «штабом Брянского фронта, который, несмотря на выводы авиаразведки (хотя и недостаточно четко подчеркнутые), тянул решение задачи на Орловское направление» [16].

Об этом позднее вспоминал и командующий 2-й воздушной армией: «Лишь в результате интенсивных полетов воздушных разведчиков 18-20 июня штаб 2-й воздушной армии получил достоверные сведения о том, что наиболее крупные группировки немецко-фашистских войск в действительности находятся значительно южнее, в районе Курск, Щигры» [17].

Как бы то ни было, но в итоге базы 2-й ВА оказались вдали от Воронежа и не смогли в начальный период боев на воронежском направлении оказать нашим войскам своевременную помощь, в то время как основная масса авиации противника «была сосредоточена на аэроузлах Курск, Щигры. Такое базирование дало возможность противнику массированных действий ею, хорошее управление своей авиацией» [18].

Кроме того, положение осложнялось и тем, что 2-я ВА в целом уступала 4-му воздушному флоту противника. Красовский вспоминал: «Немцы сосредоточили довольно мощный авиационный кулак. По сведениям, имевшимся у нас, в конце июня на Брянском фронте действовали эскадры 8-го авиационного корпуса 4-го воздушного флота противника. Наши разведчики обнаружили на его аэродромах 310 бомбардировщиков, около сотни истребителей и до полусотни разведчиков, корректировщиков и других самолетов. Перед началом наступления фашисты перебазировали к линии фронта еще ряд авиасоединений, и состав их авиационной группировки увеличился до 800 - 1000 самолетов.

А чем располагала 2-я воздушная армия? К началу активных боевых действий мы имели три истребительные, три штурмовые, две бомбардировочные и одну ночную бомбардировочную дивизии. Однако во всех соединениях был большой некомплект самолетов и летного состава. Армия располагала 106 истребителями, 91 штурмовиком, 106 дневными и 71 ночным бомбардировщиками - всего 374 самолетами, из которых одну треть составляли машины устаревших

конструкций. Таким образом, немцы превосходили нас по общей численности самолетов в 2,5

- 3 раза, а по количеству бомбардировщиков - в 4 - 5 раз» [19].

28 июня 1942 г. ударом встык между 13-й и 40-й армий началось второе генеральное немецкое наступление. По боевым порядкам 13-й и 40-й армий бомбардировщики 8-го немецкого авиационного корпуса генерала В. фон Рихтго-фена нанесли бомбовые удары.

Заместитель командующего 40-й армией генерал-майор Ф.Ф. Жмаченко в донесении командующему Брянским фронтом генерал-лейтенанту Ф.И. Голикову от 2 июля писал: «29-30 (июня.

- Е.А.Ш.) -1 и 2 (июля. - Е.А.Ш.) противник сосредоточил массу авиации и беспрерывно делает налеты на боевые порядки наших частей» [20].

В сложившихся условиях командование Брянского фронта направило основную массу самолетов на поддержку соединений 13-й и 40-й армий. 2-я ВА оказалась в сложном положении. Удаленность аэродромов и малочисленный состав авиадивизий, а также отсутствие достаточного опыта молодых летчиков не позволяли оказывать должную и своевременную помощь. Первые дни немецкого наступления, в частности господство немецкой авиации, несколько деморализовали советские наземные части, не всегда довольные работой наших авиаторов.

Успеху германских ударных группировок, считает исследователь В.В. Бешанов, способствовало абсолютное господство люфтваффе в воздухе. Несмотря на то, что с советской стороны в сражении были задействованы силы четырех воздушных армий (2, 4, 5 и 8-й), 29 авиадивизий и 12 отдельных авиаполков, «сталинские соколы» ничем не смогли помочь своим наземным войскам. Немецкая авиация концентрировалась на решающих участках фронта и применялась массированно, подвергая одновременной бомбардировке боевые порядки пехоты, танков, огневые позиции артиллерии, штабы, узлы и линии связи, дороги, мосты, переправы, расчищая путь своей бронетехнике и мотопехоте. В условиях «чистого неба» группы пикировщиков, сменяя друг друга, висели над советскими позициями часами. Об этом вспоминают все, без исключения, участники июльских боев [21].

Об этом позднее вспоминали, как командиры пехотных и танковых частей, так и рядовые участники боевых действий, в полосе обороны которых действовали авиаэскадрильи 2, 4, 5-й и 8-й воздушных армий. Командующий 38-й армией генерал К.С. Москаленко писал следующее: «Авиация (противника. - Е.А.Ш.) концентрировалась на узких участках фронта и применялась массированно, подвергая одновременной бомбежке боевые порядки пехоты и танков, огневые позиции артиллерии, штабы, узлы и линии связи, дороги, мосты, переправы. Ему удавалось при помощи бомбежки расчищать путь для танков, подавлять на отдельных участках оборону 38-й армии и нарушать связь. Вражеская авиация господствовала в воздухе. Потери нашего вооружения от ее действий составляли 50% общих потерь, а потери боеприпасов от бомбежки в несколько раз превосходили потери от действий артиллерии противника» [22].

Будущий генерал армии Е.Ф. Ивановский о боевых действиях 2-го танкового корпуса позднее вспоминал: «Нас непрерывно бомбили с воздуха. Эскадрильи «юнкерсов» приходили и уходили, сменяя друг друга. Отразить эти налеты, к сожалению, было нечем» [23].

О господстве вражеской авиации писал и генерал-майор А.Ф. Полнов, в то время командир 136-го отдельного истребительно-противо-танкового дивизиона 159-й стрелковой дивизии. Он отмечал в своих мемуарах об июльских боях за Подгорное следующее: «Каждый день начинался, как правило, с воздушных атак пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-87» под прикрытием и сопровождением «Мессершмиттов». В то время они безнаказанно гуляли в воронежском небе, по 6-7 раз в день подвергали бомбовой обработке наши позиции, одновременно наземные силы неприятеля вели массированный огонь из всех видов оружия, беспрерывно атаковали позиции наших войск, но никак не могли сломить сопротивление наших воинов» [24].

Это подтверждает и командир орудия 136-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона сержант И.И. Щитляк, который, вспоминая свое пребывание в начале июля 1942 г. в Березовском (ныне Рамонском) районе, недалеко от Воронежа, отмечал, что туда «уже свободно и без-

наказанно проникали фашистские самолеты и нередко гонялись по полям за одним бойцом» [25].

Командир 1-го танкового корпуса М.Е. Катуков в своих воспоминаниях подчеркивал: «В невероятно тяжелые условия попал 1-й танковый корпус. На нашем участке фронта авиации было мало. Правда, нас прикрывал 3-й истребительный авиакорпус, которым командовал генерал-майор авиации Е.Я. Савицкий (впоследствии маршал авиации, дважды Герой Советского Союза). Но, находясь в бесконечных воздушных боях на разных участках фронта, он не мог оказать нам, танкистам, существенной помощи. Самолетов у Савицкого не хватало. Изредка над полем боя появлялись два-три наших истребителя. Но что они могли сделать со стаями «мессершмиттов», прикрывавших на разных высотах свои бомбардировщики? ! Своими зенитными средствами наш корпус также был не в силах отразить массовые налеты фашистской авиации. Поэтому гитлеровские стервятники бомбили, обстреливали нас почти безнаказанно» [26]. Однако Красовский в своих воспоминаниях дает другую картину событий: «Летчикам 205-й истребительной авиадивизии полковника Е.Я. Савицкого более недели пришлось действовать совместно с танкистами генерала М.Е. Катукова, впоследствии маршала бронетанковых войск. Михаил Ефимович Катуков остался доволен действиями истребителей. Они не только обеспечили танкистов разведданными, надежно прикрыли с воздуха, но и уничтожили немало целей на переднем крае и в ближнем тылу противника» [27]. В подтверждение Красовский привел следующую телеграмму: «В течение 5 июля авиация наносила мощные удары. Наблюдали лично в 11.35 при атаке высоты 220,3 до двадцати горевших танков и автомашин. Атака противника отбита. Майор Адреенко» [28]. Тем не менее, командующий 2-й ВА признавал низкую результативность действий авиации: «Следует отметить, что не все у нас шло так, как намечалось. Танковые соединения, выделенные Ставкой из резерва, вступали в бой не одновременно, не закончив сосредоточения. Поредевшие авиадивизии нашей армии не могли оказать им действенной поддержки с воздуха. Прорвав оборону, немецко-фашистские войска продвинулись на восток и подошли к Воронежу» [29].

42

Невольно в своем бессилии в первые дни немецкого наступления, признавался на страницах дневника будущий Герой Советского Союза, генерал-полковник авиации Ф.П. Полынин: «28.6.42. ... 7.30. Вылетел в Ст. Оскол для руководства 266-й, 267-й авиационными дивизиями, взаимодействовавшими с 40-й армией. Сильное воздействие авиации противника. Парсегов (командующий 40-й армией. - Е.А.Ш.) требует, чтобы я беспрерывно бомбил и чтобы в воздухе были только наши самолеты. А где силы? Наши действия сводились к тому, чтобы прикрывать своих штурмовиков и аэродромы. ...

1.7.42. 4-й и 24-й танковые корпуса находятся под непрерывным воздействием с воздуха. Наших истребителей слишком мало. Несу большие потери в истребителях и штурмовиках» [30].

Предвидя критику в адрес авиации, еще в октябре 1942 г. заместитель командующего ВВС Красной Армии генерал-лейтенант Ф.Я. Фала-леев в разговоре с корреспондентом газеты «Правда» Л.К. Бронтманом подчеркивал: «Имейте в виду, что на любом участке будут это говорить (о превосходстве авиации противника. -Е.А.Ш.). Ибо все судят по ударам, испытываемым ими самими. Вот если бы мы заставили нашу пехоту испытать силу нашего воздушного удара - она бы сказала, что у нас превосходство. Но она его сможет почувствовать только тогда, когда мы начнем ее бомбить. Мы же не можем бросить все наши самолеты на защиту наших войск. Бомбардировщики и штурмовики должны бить противника, истребители (в значительной степени) их прикрывать. Нашу пехоту бомбят? Так надо же понять, что это удел войск: их стреляют, рвут машинами, снарядами, бомбами. На то и война». Что касается численного превосходства, то это, по мнению Ф.Я. Фалалеева, «происходит от учета. Представьте себе, что 20 «Юнкерсов» полетело бомбить цель. Все части, над которыми они пролетают туда и обратно (а обратно они идут другим маршрутом), засекают их и сообщают. В горячке боя данные о курсах, типах и т. д. не сверишь. И получается, что летело не 20, а 120 самолетов» [31].

Это мнение подтвердил и начальник Инспекции ВВС РККА полковник В.И. Сталин, опираясь на донесения постов ВНОС различных

частей с различных участков [32].

Невзирая на различные недочеты нашей авиации, необходимо подчеркнуть, что они вовсе не умаляют заслуг летчиков, которые доблестно сражались с превосходящим врагом на воронежском направлении. Не трудно понять, сколько мужества и стойкости проявляли в те дни летчики-бомбардировщики и штурмовики. Ведь им приходилось наносить удары по наступающему врагу без истребительного прикрытия. Однако это не мешало летчикам оказывать посильную поддержку наземным войскам, применяя различные хитрости и изобретательность.

Так, в первые дни немецкого наступления положение 2-й ВА несколько облегчили ложные аэродромы, на которые «враг совершил двадцать массированных налетов» и «только три - на действующие аэродромы. Так, на бутафорскую площадку в районе Кшени было совершено только за день двести двадцать семь самолето-вылетов. Команда одного из ложных аэродромов, привлекавшая на себя удары немецких самолетов, геройски погибла под бомбежкой» [33].

О напряженности боевых действий говорят следующие факты. Несмотря на превосходство авиации противника в воздухе, уже в первый день сражения, 28 июня 1942 г., она потеряла до трех десятков самолетов [34]. Враг массированными налетами прямо-таки проталкивал на Воронеж передовые отряды 48-го и 24-го танковых корпусов. По неполным данным, за первый день своего наступления на Воронежском направлении немецкая авиация совершила до 700 самолето-вылетов [35].

Наши летчики, иногда ценой своей жизни, пытались остановить продвижение врага. Ярким примером тому служат подвиги летчиков 41-го шап 267-й шад. 2 июля произвел огненный таран летчик - сержант М.А. Демьянов и совершил свой подвиг командир звена старший лейтенант П.А. Злобин.

Об этом позднее написал бывший летчик 41-го шап А.И. Тесемкин: «Рано утром 2 июля группа в составе 6 Ил-2 во главе с командиром авиаэскадрильи ст. лейтенантом Е.В. Ресслером вылетела на штурмовку живой силы и техники врага в районе станции Роговое. Штурмовики точно вышли на цель, с хода атаковали ее и зам-

кнули боевой «круг». Первые же попадания авиабомб подожгли головные машины, и на дороге образовалась «пробка» - хорошая цель для штурмовки. Впервые в этом вылете штурмовики применили реактивные снаряды, и летчики убедились в их превосходном качестве. Но в ходе штурмовки группа была атакована большой группой истребителей противника, а своего прикрытия у штурмовиков не было. Почти сразу же был подбит самолет ведущего, но он видел, что загорелся самолет сержанта Демьянова и летчик направил свой горящий самолет в гущу вражеских танков на дороге. Мощный взрыв потряс воздух и над танковой колонной взметнулся столб огня и дыма. Командир эскадрильи все же дотянул до своей территории и приземлился сразу же за линией фронта - на своей территории.

Руководство группой принял на себя старший лейтенант П.А. Злобин. Под его руководством группа удачно защищалась и скоро вышла на свою территорию, под защиту нашей ЗА. Но в бою был сбит еще один самолет, а сам Злобин был смертельно ранен. Но он не стал садиться первым, а сначала руководил посадкой своих боевых друзей, и только после этого произвел посадку. Избитая машина с выключенным двигателем сама остановилась на границе посадочной полосы, но из нее никто не вышел - летчик был мертв» [36]. 19 августа 1943 г. Исполком Воронежского городского Совета депутатов трудящихся принял решение в честь героев-летчиков 41-го шап погибших в борьбе за г. Воронеж переименовать 1-ю и 2-ю Конно-Стрелецкие улицы в улицы Демьянова и Злобина [37].

Также героически сражались и другие летчики полка. В тот же день другая эскадрилья под руководством командира полка подполковника В.А. Корпусова произвела несколько вылетов. Группа мастерски проводила штурмовки вражеских войск и техники. Но велики были и потери наших летчиков - в течение дня погибли два летчика, три были подбиты и совершили вынужденные посадки на своей территории, трое получили ранения. Был также подбит и командир полка, но дотянул до своего аэродрома и посадил самолет без шасси. К концу дня в полку осталось всего три исправных самолета и

шесть летчиков. Но, благодаря усилиям технического состава, в основном в ночное время, большинство поврежденных и подбитых самолетов быстро восстанавливались на аэродроме или местах вынужденных посадок. Так и в этот раз, - к вечеру 3 июля боеготовыми были уже 9 самолетов и командир снова повел группу штурмовиков на цель. Во время штурмовки танковой колонны в районе Землянска группа была атакована 18 истребителями противника. Но противник был вовремя замечен, и штурмовики замкнули оборонительный круг и приняли бой. Наши потери - погиб командир звена лейтенант Козлов из-за ошибки в технике ведения боя. Сбито два истребителя Ме-109 - по одному командиром полка и командиром 1-й авиаэскадрильи капитаном Федоровым. После проведенного боя с истребителями группа успешно выполнила боевую задачу и прилетела на свой аэродром.

4 июля в районе Черткова погиб летчик 41-го шап лейтенант Мифрахов.

После воздушного налета противника на аэродром в ночь на 6 июля полку была поставлена задача исправными самолетами сделать боевой вылет с последующей посадкой на аэродроме близ ст. Усмань, а техническому составу -уничтожить неисправные самолеты на аэродроме и вместе с аэродромно-техническим батальоном перебазироваться на новый аэродром. К вечеру 6 июля эта задача была выполнена, а в ночь на 7 июля район аэродрома был захвачен противником, который вышел на берег р. Воронеж.

7 июля оставшиеся самолеты были переданы соседнему полку, а личный состав 41 -го шап был направлен на переформирование и пополнение летным составом и техникой в Куйбышев, - на родной Воронежский авиационный завод [38].

Высоко оценил действия 2-й ВА в этот период Начальник Генерального штаба РККА А.М. Василевский: «Взаимодействуя с наземными войсками, образцы воинской доблести показали части Военно-Воздушных Сил фронта. 1 июля истребительная эскадрилья, возглавляемая старшим политруком Ибатулиным, комиссаром эскадрильи, выполняла задачу по прикрытию бомбардировщиков и наземных войск. Внезапно эскадрилья встретилась с 18 самолетами

44

МЕ-109 и бесстрашно вступила с ними в бой. В итоге непродолжительного боя наши летчики сбили 6 самолетов врага, из них 2 сбил лично Ибатулин. Все наши самолеты возвратились на свой аэродром» [39].

Командующий 2-й ВА Красовский вспоминал: «В организации отпора вражеским войскам важную роль сыграла авиация. В боях за Воронеж отличились сотни летчиков и, прежде всего, экипажи наших бомбардировщиков, наносивших удары по живой силе противника, его тылам и коммуникациям.

Мне особенно запомнился в те трудные дни генерал Л.А. Горбацевич, возглавлявший 3-ю ударную авиагруппу. Еще до войны выдвинувшись в число ведущих командиров, Леонид Антонович очень многое сделал для становления советской авиации дальнего действия. Боевой генерал сам был мастером дальних полетов, во всем показывал личный пример. Здесь, под Воронежем, в полной мере проявлялись его незаурядные организаторские способности, умение ориентироваться в быстро меняющейся обстановке. Бомбардировщики Горбацевича наносили сокрушительные удары по прифронтовым объектам врага и переднему краю. Погиб Л.А. Горбацевич во время налета немецкой авиации на КП 60-й армии, откуда он управлял действиями своих экипажей над полем боя.

Отлично действовали штурмовики 267-й дивизии под руководством Л.В. Коломейцева. Что же касается истребителей, то спустя несколько дней после начала наступления фашистов они взяли инициативу в свои руки и непрерывно наращивали удары по воздушному противнику» [40].

Подтверждением хорошей работы истребителей служит следующий факт. 1 июля 1942 г. без объявления тревоги ПВО г. Воронеж аэродромы «А», «Б», завода 18 и город подверглись внезапному нападению авиации противника (всего свыше 60 бомбардировщиков и около 25 истребителей), с аэродрома «А» после разрыва бомб первой волны взлетело 12 самолетов 185-го иап и 13 самолетов 153-го иап. В результате завязавшихся воздушных боев с авиацией противника в течение 45 минут было сбито 18 самолетов противника, из них Ме-109ф - 8 самолетов,

Ю-88 - 8 самолетов, Ме-110 - 1 самолет, ХЕ-111 -1 самолет [41].

На подступах к Воронежу летчики 153-го иап майора Миронова, сопровождая самолеты «Бостон», встретили группу «юнкерсов», направлявшихся на бомбардировку железнодорожного узла. Частью сил, связав истребителей прикрытия, мироновцы смело атаковали противника, нанесли ему значительные потери и отогнали от Воронежа [42]. «Должен признаться, - позднее вспоминал Герой Советского Союза, генерал-полковник авиации Ф.П. Полынин, - что такой «рубки», какую учинили мироновцы немцам на подходе к городу, я еще не видел. Картина боя разворачивалась на моих глазах. Не преувеличивая, скажу: советские истребители кружили в небе, как ястребы в стае уток. Надсадный вой моторов перемежался с дробным речитативом пушек и пулеметов, голубое небо переплеталось узором трассирующих снарядов; «юнкерсы» горели и, тяжело переваливаясь, чертили над горизонтом дымные спирали. То там, то здесь вспыхивали белые купола парашютов. Я пробовал их считать, но вскоре сбился. Их было много. Создавалось впечатление, будто противник выбрасывает парашютный десант.

Бой закончился неожиданно, как и начался. Фашисты не выдержали дерзкой атаки и повернули, а наши истребители, заняв боевой порядок, устремились вдогонку за своими бомбардировщиками. Особенно тогда отличился командир истребительной авиаэскадрильи П.С. Кирсанов (впоследствии заместитель Главнокомандующего ВВС. - Е.А.Ш.)» [43].

4 июля девятка истребителей МиГ-3 из 737-го иап, сопровождая штурмовиков, встретила над городом 15 «мессершмиттов». Командир эскадрильи Варчук двумя дерзкими атаками с ходу сразил два истребителя противника. 10 июля девятка капитана Варчука, несмотря на двукратное превосходство врага, вновь смело вступила в бой с противником. И вновь он сбил один Ме-109. За отвагу и боевые успехи в 1942 г. Н.И. Варчук был награжден вторым боевым орденом, а 28 сентября 1943 г. ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза [44].

Штурмовики 225-й, 227-й и 267-й шад наносили сильные удары не только по пехоте, ар-

тиллepии и тaнкaм, нo и пo aэpoдpoмaм вpaгa. B peзyльтaтe нaлeтa штypмoвикoв Лoжeчникoвa нa aэpoдpoмe Бpянcк пocтpaдaли бoлee двyx дe-cяткoв caмoлeтoв, aнгap и cклaд. A та aэpoдpo-мe в Зeмлянcкe лeтчики 2-й BA вывeли из cтpoя 12 иcтpeбитeлeй Me-109.

Лeтчики 208-го шaп пoд кoмaндoвaниeм мaйopa Mapкoвцeвa в тe дни вылeтaли та штyp-мoвкy пo 4-5 paз в дeнь. Ocoбeннo дocтaвaлocь пpoтивникy oт нaшиx штypмoвикoв в paйoнax Maлышeвcкoй и Ceмилyкcкoй пepeпpaв. 7 июля пepeпpaвa y Ceмилyк былa вывeдeнa из cтpoя лeтчикaми б 1 -го rna^ a 8 июля, нaнecя мoщный yдap го oбeим пepeпpaвaм, нaши бoмбapдиpoв-щики и штypмoвики 208-гo шaп 227-й шaд co-жгли и пoвpeдили мocты [45].

9 июля 1942 г. reporöm пoгиб, выпoлнив cвoй дoлг дo кoнцa, лeтчик 525-го штypмoвoгo aвиaпoлкa 227-й штypмoвoй aвиaдивизии 2-й BA cepжaнт B.A. Tиxaнкин. «9 июля нac paзбy-дил вoздyшный бoй нaд ceлoм, - вcпoминaлa гoды cпycтя житeльницa Peпнoгo З.Г. ^л^та-Пpecнякoвa. - Дpaлcя нaш лeтчик c двумя фaши-cтcкими cтepвятникaми. Oдин из вpaжecкиx ca-мoлeтoв eмy yдaлocь cбить, и тoт, пycкaя гycтoй чepный шлeйф дымa, пaдaл пo нaпpaвлeнию к Bopoнeжy. Ho втopoй фaшиcт излoвчилcя и пo-пaл в таш caмoлeт. Cдeлaв cвoe чepнoe дeлo, вpaжecкaя мaшинa пoлeтeлa к гopoдy. Ho нaш лeтчик, oчeвиднo, был жив и, пocaдив пoдби-тый caмoлeт, дaл вcлeд пo yлeтaющeмy бaндитy длинную пyлeмeтнyю oчepeдь - к coжaлeнию, нe пoпaл. A фaшиcт вepнyлcя и та бpeющeм пoлeтe paccтpeливaл нaшy бeззaщитнyю мaшинy. Mы видeли cвacтикy та кpыльяx, видeли кaк, низкo oпycтившиcь, вpaжecкий лeтчик пытaлcя yбe-дитьcя, чтo eмy yœe никтo го oтвeтит» [46]. ^c-лe вoйны в чecть oтвaжнoгo лeтчикa нaзвaли oднy из улиц Peпнoгo. Hecмoтpя нa тo, чтo мo-rana лeтчикa нaxoдитcя нa тeppитopии ceлa, в oфициaльныx дoкyмeнтax oн пo-пpeжнeмy чго-литcя пpoпaвшим бeз вecти [47].

B июлe 1942 г. экитаж пикиpyющeгo бoм-бapдиpoвщикa лeйтeнaнтa A. Oгaнджaнянa пo-втopил пoдвиг Гacтeллo, нaпpaвив гopящий Пe-2 та нeмeцкиe тaнки. A будущий Гepoй Co-вeтcкoгo Coюзa H.C. Гyляeв нa пoвpeждeннoм «пeтлякoвe» cyмeл пopaзить бoмбoвым yдapoм

зeнитнyю бaтapeю пpoтивникa и дoтянyть дo cвoeгo aэpoдpoмa.

Kopoткими июльcкими нoчaми нeoднoкpaт-нo вылeтaли нa зaдaния лeтчики 208-й нбaд. Экипaж Пo-2 лeйтeнaнтoв Бoлтeнкoвa и Шику-нoвa coвepшaл пo 5- б бoeвыx вылeтoв зa нoчь. B тeчeниe oднoй из июльcкиx нoчeй эcкaдpилья кaпитaнa Kpacнoвa из 715-гo нбaп пopaзилa го тольго эшeлoн c бoeпpипacaми, го тaкжe apтбa-тapeю и бoлee дecяткa oгнeвыx тoчeк пpoтивникa [48].

O дeйcтвияx лeтчикoв нa вopoнeжcкoм та-пpaвлeнии гoвopят oтзывы вoeнaчaльникoв cy-xoпyтныx вoйcк, xapaктepизyющиe бoeвyю paбoтy кaк yдapнoй, тaк и иcтpeбитeльнoй aвиaции. Boт нeкoтopыe из ник:

«Бoeвoй oтзыв o paбoтe 205 год. 205 нaд cвoими бoeвыми дeйcтвиями coдeйcтвoвaлa выпoлнeнию зaдaч, cтoящиx пepeд 13 A. C зaдa-чaми, вытeкaющими из взaимoдeйcтвия c apми-eй, 205 нaд cпpaвилacь ycпeшнo. Koм. 13 A ге-нepaл-мaйop Пyxoв. Члeн BC бpигaдный гомго-cap Koзлoв. Haчaльник штaбa гeнepaл-мaйop Пeтpyшeвcкий».

«Лoжeчникoвy. Дeйcтвиями штypмoвикoв пo aгeнтypным дaнным нa aэpoдpoмe Бpянcк унич-тoжeны 18 бoмбapдиpoвщикoв, б иcтpeбитeлeй, 1 тpaнcпopтный caмoлeт c 40 пaccaжиpaми, 1 aroap и 1 cклaд. O6 этoм дoвecти дo вceгo лeт-нoгo cocтaвa и пpeдcтaвить мaтepиaлы для та-гpaд лeтчикoв, yчacтвyющиx в oпepaции пo ^po-дpoмy Бpянcк. Kpacoвcкий».

«Boeнный coвeт фpoнтa oбъявляeт блaгoдap-нocть кoмaндиpy 227 шaд и пpинимaвшим yчac-тго в нaлeтe. Этoт ycпex имeeт oгpoмнoe знaчe-ниe в дeлe paзгpoмa вpaгa. Гoликoв» [49].

«Hecмoтpя нa тo, чтo фpoнт пepeд Boporo-жeм cтaбилизиpoвaлcя, - вcпoминaл C.A. Kpa-coвcкий, - бoeвыe cxвaтки в вoздyxe нe npe^a-щaлиcь ни нa oдин дeнь. Harna вoздyшнaя apмия нe pacпoлaгaлa кpyпными cилaми: caмoлeтный пapк зa вpeмя нaпpяжeнныx бoeв oчeнь пopeдeл; были дни, кoгдa мы имeли вceгo двe coтни ca-мoлeтoв, пpи этoм иcтpeбитeлeй - го бoлee тpex дecяткoв. И нaдo былo видeть, cкoлькo изoбpe-тaтeльнocти и нaxoдчивocти пpoявляли кoмaн-д^ы, лeтчики, инжeнepы, тexники, млaдшиe cпeциaлиcты, чтoбы пo мepe вoзмoжнocти та-

носить урон врагу и в сжатые сроки отремонтировать самолеты» [50].

В целом, за 11 дней июля летчики 2-й ВА уничтожили и вывели из строя 580 фашистских танков, 1056 автомашин, 35 орудий, подавили 31 точку зенитной артиллерии, 4 артиллерийские батареи, сожгли 10 складов с горючим, 22 склада с боеприпасами, сбили в воздушных боях 91 вражеский самолет, сожгли на аэродроме Зем-лянска 12 самолетов М-109, истребили более двух полков пехоты [51].

С началом боевых действий в район Воронежа были направлены авиационные представители Ставки ВГК Г.А. Ворожейкин и П.С. Степанов, которым разрешалось привлекать на Воронежское направление до 100 бомбардировщиков авиации дальнего действия [52].

Несмотря на привлечение дополнительных сил авиации, результаты были малоэффективны. Причинами этого являлись, по-прежнему, отсутствие достаточного опыта у наших летчиков и недостаточное взаимодействие авиации с различными родами войск.

Командующий авиации дальнего действия (АДД) генерал-лейтенант А.Е. Голованов в разговоре с корреспондентом газеты «Правда» Л.К. Бронтманом сокрушался по этому поводу: «- Маневр позволяет усиливать авиацию многократно. Один самолет стоит при маневре трех. А без маневра - три самолета работают как один. Вот немцы, посмотрите, как маневрируют. Кидают все куда надо. Сначала в Керчи, потом - на юго-запад. И не отвлекаются. А самолетов у них меньше, чем у нас. Это точно, по документам.

Зашел разговор о взаимодействии. Жалуется:

- Просили меня помочь под Воронежем. Надо было занять село у единственной немецкой переправы через Дон. Договорились. Мы работаем с 12 до 3, а в 3 ч. утра встает пехота в атаку. Начали. Метода: сначала сотки (меньше у нас нет, мы мелочью не занимаемся), потом 250 кг, потом 500, потом - тонну. Нагнетаем мораль. Пехотинцы аж аплодируют. Кончили. А они пошли в атаку в 9 ч. утра. И залегли, конечно. «Там, говорят, стреляют». А вот другой пример. Там же. Укрепился немец отчаянно, не могли взять. Побомбили. Пехота пошла сразу и взяла без выстрела! Но таких примеров довольно мало.

Мы разработали свою тактику. Массированные налеты. Это - наше. Вот англичане сейчас применяют. Начали-то ведь мы. И сейчас применяем, но своеобразно. Массовый налет поодиночке. Раньше шли скопом и бомбили по ведущему. Если ведущий штурман нацелился правильно - все кладут правильно, если нет -все кидают впустую. А поодиночке - каждый целится. Да и проскочить легче» [53].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Тем не менее, как вспоминал позднее А.Е. Голованов: «Подразделения АДД активно помогали нашим войскам в ликвидации прорыва. С 5 по 31 июля не было ночи, когда бы немецкие войска и переправы в районах Курска, Щигров и Воронежа, а также на участке Панское - Гвоз-девка не подвергались жесточайшим бомбардировкам. АДД произвела здесь 1246 самолетовылетов. Тридцать два раза наши летные экипажи наносили сокрушительные удары с воздуха по вражеским эшелонам на железнодорожном узле Орел, двадцать один раз - по скоплениям боевой техники противника на железнодорожном узле Курск, куда немецкое командование подтягивало резервы, необходимые для развития наступления. АДД противодействовала переброске вражеских войск, эшелонов с техникой по железным дорогам Брянск - Орел - Курск и Брянск - Льгов - Курск, а наши бомбовые удары затрудняли перегруппировку сил противника на главном направлении» [54].

Голованов в своих мемуарах также подчеркивал: «АДД наносила мощные бомбовые удары по скоплениям войск и техники противника в районе Щигров, Пахолки, на переправах через реку Тим и непосредственно у Воронежа, на его западной и северо-западной окраинах. И не один раз мы получали телеграммы от Военного совета Воронежского фронта с просьбой объявить благодарность летчикам за активную и результативную поддержку наших наземных войск.

В период боев на Воронежском фронте АДД сделала 3125 самолето-вылетов по уничтожению войск и боевой техники противника. В общем же в интересах Воронежского фронта было совершено 5539 самолето-вылетов, а тоннаж сброшенных бомб измерялся цифрой, близкой к 8000» [55].

В начале июля 1942 г. произошли некоторые изменения в командовании 2-й ВА. После созда-

ния армии и двухмесячных боев ее командующий Степан Акимович Красовский показал себя опытным военачальником, и Ставка поручила ему формирование на сталинградском направлении новой, 17-й воздушной. В командование 2-й ВА вступил генерал-майор авиации К.Н. Смирнов. На должность начальника штаба прибыл генерал Н.Л. Степанов.

В связи с тем, что в начале июля обстановка на Брянском фронте сильно осложнилась, 7 июля 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандования разделила его на два фронта. Командующим новым Воронежским фронтом был назначен генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин. 2-я ВА вошла в состав Воронежского фронта.

К середине июля положение на Воронежском фронте несколько стабилизировалось. Стабилизации фронта способствовало не только перемещение центра борьбы в район Сталинграда, но и исправление некоторых недочетов в управлении действиями авиации. К середине июля наши «ВВС только после передислокации дивизий имели возможность вести всю основную боевую работу на направлении ожесточенной борьбы с прорвавшимися мотомеханизированными силами противника» [56].

Директивой №170489 от 9 июля 1942 г командующему Воронежским фронтом Ставка Верховного Главнокомандования приказала: «1. Не позднее утра 11 июля нанести решительный удар между р. Дон и р. Воронеж из района Севрюков-ка, Рамонь на юг, в направлении на Подгорное, Малышево, с задачей - в течение 11 и 12 июля совершенно очистить восточный берег р. Дон в районе Подклетное, Семилуки, Малышево, Воронеж и все пространство между р. Дон и р. Воронеж от противника и прочно закрепиться на р. Дон, обеспечив за собой переправы через него. ... 3. Удар поддержать всей авиацией фронта» [57].

Кроме того, при постановке боевых задач этому фронту Ставка сразу же обратила внимание на необходимость систематического контроля за переправами через р. Дон, ибо они давали возможность подвоза боеприпасов, личного состава частям, засевшим в центре города [58].

Авиаторы 2-й ВА успешно выполнили поставленную задачу, о чем свидетельствуют архивные документы. В частности, уже 10 июля на-

летом нашей авиации была рассеяна и частью уничтожена колонна противника, двигавшаяся из Стар. Семилук на Подклетное. Остатки противника под воздействием нашей авиации повернули обратно [59].

10 июля 1942 года летчик-истребитель старшина Ларкин провел три воздушных боя и сбил 3 самолета врага, капитан Латчук в тот же день сбил 2 самолета противника [60].

12 июля сильные удары по переправам противника нанесли пикирующие бомбардировщики Пе-2 32-го бап. Над переправами в бой с численно превосходящими силами противника смело вступали наши истребители. Одним из узлов сопротивления было Подгорное. Патрулируя над селом, пятерка истребителей 737-го иап на подходе к Дону встретила большую группу «юнкер-сов», имевшую сильное прикрытие. Наши летчики уничтожили 4 немецких самолета и «без потерь вернулись на свой аэродром» [61].

О боях за переправы сообщало Совинформ-бюро в сводке за 13 июля 1942 г.: «Сегодня, как и вчера, упорные сражения шли у переправ. В одном месте огнем нашей артиллерии и танков на понтонах было уничтожено 9 противотанковых орудий противника, 17 пулеметов, две минометные батареи. Другая переправа была разрушена летчиками. Они подожгли 10 немецких танков, уничтожили 79 автомашин с пехотой и боеприпасами» [62].

Особую активность наши летчики проявили во второй половине июля. Так, 16 июля наши ВВС перед фронтом 6, 40-й и 60-й армий по неполным данным произвели 151 самолетовылет, в ходе чего было уничтожено до 40 танков, 140 автомашин с пехотой, подавлено 4 точки зенитной артиллерии, 9 орудий, разрушены 3 понтона и переправа у Коротояка. В Малышево был взорван склад боеприпасов. Разрушен мост через р. Ветлуга у Гудовки [63].

Не менее успешными были действия авиаторов 2-й ВА 17 июля, когда было произведено 278 самолето-вылетов. В итоге было уничтожено и повреждено 34 танка, 121 автомашина с войсками и грузами, выведено из строя 11 полевых орудий, подавлено 17 точек ЗА и ЗП, взорвано 2 склада с боеприпасами и 1 склад ГСМ, уничтожено 8 бензоцистерн, разрушена пере-

48

права у Семилук, рассеяно и частично уничтожено до батальона пехоты [64].

В ночь с 17 на 18 июля перед фронтом и на участок 60-й армии наши ВВС произвели 32 самолето-вылета, по итогам которых были отмечены взрывы и очаги пожаров в Старых Семи-луках и Семилуках. За первую половину дня 18 июля в этой же полосе было произведено более 100 самолето-вылетов. Во второй половине дня ВВС были переключены на Коротояк. Было уничтожено 7 танков, 17 автомашин, 3 бронемашины и подавлено до 4 орудий [65].

Особо следует отметить мужество и выдержку, проявленные летчиком-лейтенантом Фир-совым из соединения военкома Ромазанова. Четыре раза он на бреющем полете атаковал фашистские танки и артиллерию под Воронежем. На четвертом заходе лейтенант не смог дотянуть самолет до своей территории и вынужден был приземлиться на земле, оккупированной противником. Посадив машину, отважный летчик не оставил ее. В течение 4 дней лейтенант Фирсов ремонтировал свой самолет, а затем заправил горючим, найденным в подбитых машинах, поднялся в воздух и благополучно прилетел на свой аэродром [66].

В ночь с 18 на 19 июля авиаторы перед фронтом вышеупомянутых армий произвели 68 самолето-вылетов, уничтожив в Ендовище 2 склада боеприпасов и вызвав пожары в Семи-луках и Ендовище. В первой половине дня 19 июля было произведено еще 98 самолетовылетов, а во второй половине дня еще до 200. В итоге было уничтожено 4 танка, 12 полевых орудий, 1 дзот, 1 склад боеприпасов, 1 склад горючего и разрушена переправа у Малышево [67].

В ночь с 19 на 20 июля перед фронтом 40-й и 60-й армий произвели 119 самолето-вылетов и подавили артиллерию противника севернее Стар. Семилук. В течение 20 июля нашей авиацией было произведено 238 самолето-вылетов, в ходе которых, в частности, было уничтожено 6 танков, 53 автомашины, 3 склада боеприпасов, 2 склада горючего, разбито 1 орудие, подавлено 14 точек ЗА, сбит 1 самолет Ме-109 и разрушены переправы у Малышево и Солдатское [68].

В 20-ых числах июля авиаторы 2-й ВА сосредоточили свои усилия на уничтожении пе-

реправ и живой силы противника, стараясь тем самым ослабить его сопротивление в период проведения наступательных операций 40-й и 60-й армий по уничтожению воронежской группировки противника.

В ночь на 21 июля и в течение дня авиаторы произвели 195 самолето-вылетов, уничтожив часть войск противника в лесу северо-восточнее Малышево, Малышево, Устье, Гурьево и разрушив переправы противника через р. Дон у Малышево, Петино и Устье. Было уничтожено 3 танка, 10 автомашин с боеприпасами и отмечено 12 крупных взрывов. Кроме того, облегчая выполнение задачи 6-й армии генерала Ф.М. Харитонова штурмовики наносили удар по войскам противника в районах Коротояк и Острогожск [69].

В сводке Совинформбюро за 25 июля 1942 г. сообщалось: «В районе Воронежа наши войска вели активные бои с немецко-фашистскими войсками. Авиация, взаимодействуя с наземными частями, наносила непрерывные удары по боевым порядкам противника, его тылам и коммуникациям. Лётчики части, которой командует тов. Красовский, за пять дней уничтожили несколько десятков немецких танков, более 300 автомашин, 6 бензоцистерн, 40 полевых и зенитных орудий, разрушили 9 водных переправ и истребили до четырёх батальонов пехоты противника. Артиллеристы батареи младшего лейтенанта Салманова за два дня подбили 7 немецких танков» [70].

26 июля 2-я ВА выполняла заявки 40-й и 60-й армий, в ходе которых было повреждено и выведено из строя 5 танков, 13 автомашин, 4 бензоцистерны, подавлено 3 артиллерийские батареи, рассеяно и частично уничтожено до роты пехоты и разрушено 3 переправы на участке Семилуки и Малышево [71].

Таким образом, во второй половине июля количество самолето-вылетов резко возросло с 32-68 до 200 и выше. Результаты этих вылетов также высоки. Лишившись многих складов боеприпасов, а также большого количества боевой техники, противник был вынужден только обороняться, изредка переходя в контратаки. Кроме того, он был вынужден восполнять свои потери в боеприпасах и боевой технике, столь необ-

ходимых 6-й немецкой полевой армии под Сталинградом. Необходимо также подчеркнуть, что противник в эти дни проявлял небольшую активность. ВВС противника могли совершать ежедневно в среднем только 25-78 самолетовылетов, в основном производя разведку и бомбардировку позиций наших войск [72].

В этот период особой результативностью действий среди частей 2-й ВА выделялась 227-я шад А.А. Ложечникова. За первый месяц боев на Воронежском направлении она уничтожила множество личного состава, боевой техники и около двух десятков переправ. Несмотря на большие потери, храбро сражались летчики 205-й и 207-й иад. В воронежском небе прошли настоящую боевую закалку многие будущие асы 2-й ВА, в том числе командир штурмовой эскадрильи И. В. Павлюченко. Отличный летчик, прекрасный организатор, он влиял на своих товарищей личным примером, совершая по 5-6 самолетовылетов в день. Только за неделю июльских боев его эскадрилья вывела из строя десятки танков и автомашин врага. В этих боях он проявил себя как новатор, внеся важное усовершенствование в тактику действий штурмовиков Ил-2, - удары с пикирования со средних высот. Урон врага при этом возрос, и одновременно было достигнуто примерно двукратное сокращение потерь штурмовиков [73].

Таким образом, при детальном рассмотрении данного вопроса можно сделать вывод, что, несмотря на некоторые ошибки советского командования, в том числе и командования 2-ой ВА, отсутствие достаточного опыта у молодых летчиков, недостаточное количество самолетов в авиаэскадрильях и неудачно сложившиеся обстоятельства, летчики 2-й ВА внесли достойный вклад в срыв планов немецкого командования на лето 1942 г., препятствуя быстрому продвижению и перегруппировке моторизованных частей вермахта путем уничтожения его боевой техники и живой силы. Тяжелые июльские бои 1942 года на подступах к Воронежу в обстановке, когда враг превосходил нас на земле и в воздухе, показали, что наши самолеты не хуже вражеских. Как отмечал В.И. Сталин, «опыт показал, что на наших машинах можно немца, в том числе и на Ме-109Г, бить как угодно» [74].

«Хотя во время летнего наступления немцев в 1942 г., - отмечает британский исследователь Э. Молло, - ВВС Красной Армии еще уступали германским Люфтваффе, количество и качество советских самолетов постоянно росло. Таким образом, когда началось контрнаступление под Сталинградом, ВВС Красной Армии сумели захватить тактическую инициативу. С 19 ноября 1942 по 2 февраля 1943 г. советские ВВС на южном участке Восточного фронта произвели 36 000 самолето-вылетов, в то время как германские ВВС - только 18500» [75].

Что касается летчиков, то они проявили себя смелыми воздушными бойцами. Фронтовики убедились, что врага надо бить по-суворовски - не числом, а умением. Бои под Воронежем стали суровой, но поучительной школой. Роль авиации в операциях сухопутных войск постоянно возрастала, а управление ею совершенствовалось. Этого требовала Ставка ВГК [76].

Примечания:

1. Бешанов, В.В. Год 1942 - «учебный». 2-е изд., доп. и перераб/В.В. Бешанов. - М.: Яуза, Эксмо, 2008.

2. От Воронежа до Берлина. - Воронеж, Центр.-Черно-зем. кн. изд-во, 1986. - С.6.

3. Кожевников, М.Н. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945. - Изд. 2-е, испр. и допол./М.Н. Кожевников. - М.: Наука, 1985. - С.81.

4. От Воронежа до Берлина... - С.6.

5. Гагин, В.В. Боевые действия советских ВВС и их противников. / В.В. Гагин// Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне: Материалы международной научной конференции / Под ред. Филоненко С.И. -Воронеж: ФГОУ ВПО ВГАУ 2006. - С. 154.

6. Полянин, А.Р. Вторая воздушная армия в начальный период боев за Воронеж. /А.Р. Полянин// Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне: Материалы международной научной конференции / Под ред. Филоненко С.И. - Воронеж: ФГОУ ВПО ВГАУ, 2006. - С.232.

7. Тесемников, А.И. 41-й штурмовой авиационный Воронежский Краснознаменный полк - в боях за Воронеж. Рукопись/А.И. Тесемников. - Воронеж, 1989. - С.3-4.

8. Красовский, С.А. Жизнь в авиации/С.А. Красовский. -М.: Воениздат, 1968. - C.141.

9. Новейшая военная энциклопедия. Сила и гордость новой России / редкол.: А.П. Горкин [и др.]. - М.: РИПОЛ классик, 2007. - С.780.

10. От Воронежа до Берлина. - Воронеж, Центр.-Черно-зем. кн. изд-во, 1986. - С.60.

50

11. Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. - М., Воениздат, 1968. -С.94.

12. Бешанов, В.В. Указ. соч. С.246-247.

13. Полянин, А.Р. Указ. соч. С.233-234.

14. Центральный архив Министерства Обороны Российской Федерации (далее ЦАМО РФ). Ф.2 ВА (302). Оп.4196. Д.9. Личный архив А.П. Шингарева.

15. Там же.

16. ЦАМО РФ. Ф.2 ВА (302). Оп.4196. Д.9. Личный архив А.П. Шингарева.

17. Красовский, С.А. Указ. соч. - С.144.

18. ЦАМО РФ. Ф.2 ВА (302). Оп.4196. Д.9. Личный архив А.П. Шингарева.

19. Красовский, С.А. Указ. соч. - С.146.

20. ЦАМО РФ. Ф.395. Оп.9136. Д.43. Л.367.

21. Бешанов, В.В. Указ. соч. - С.281.

22. Москаленко, К.С. На юго-западном направлении. 1941

- 1943 гг. Воспоминания командарма. Кн.1/К.С. Москаленко. - изд. 2-е. исправл. и дополненное. - М.: Наука, 1973. - С.236.

23. Ивановский, Е. Ф. Атаку начинали танкисты/Е.Ф. Ивановский. - М.: Воениздат, 1984. - С.61.

24. Полнов, А. Ф. «Артиллеристы - истребители танков». Записки командира гвардейского отдельного истреби-тельно-противотанкового дивизиона гвардейской стрелковой дивизии). Рукопись/А.Ф. Полнов. - М., 1985.

- С.28.

25. Щитляк, И.И. Воспоминания о войне. Рукопись. Личный архив Щитляка И.И. - С.5.

26. Катуков, М.Е. На острие главного удара/М.Е. Катуков.

- 3-е изд. - М.: Высш. шк., 1985. - С.156.

27. Красовский, С.А. Указ. соч. - С.147.

28. Там же.

29. Там же. - С.148-149.

30. На воронежском направлении. Статьи, очерки, воспоминания. - Воронеж, Центр.-Чернозем. изд-во, 1973. -С.64-65.

31. Бронтман, Л.К. Военный дневник корреспондента «Правды». Встречи. События. Судьбы. 1942-1945/ Л.К. Бронтман. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. - С.69.

32. Там же. - С.73.

33. Красовский, С.А. Указ. соч. - С.146.

34. Шамрай, В.А. 2-я ВА в боях за Воронеж и Сталинград и ее роль в разгроме группы армий «Б» под Воронежем и на Дону /В.А. Шамрай// Историческая роль и место города Воронежа в разгроме фашистских войск в годы Великой Отечественной войны. Материалы городской научно-практической конференции, посвященной 60-летию разгрома фашистских войск под Воронежем. -Воронеж, 2003. - С.92.

35. Воронежский фронт: история, люди, победы. Истори-ко-монографическое исследование. Под редакцией A.M. Аббасова и В. А. Шамрая. - Воронеж: ОАО «Центр.-Чернозем. кн. изд-во». 2005. - С. 108.

36. Тесемников, А.И. Указ. соч. - С.5.

37. Личный архив Н.А. Демьяновой.

38. Тесемников, А.И. Указ. соч. - С.5-6.

39. Ради жизни на земле. - Воронеж, Центрально-Черноземное книжное издательство, 1970. - С.29.

40. Красовский, С.А. Указ. соч. - С.151.

41. ЦАМО РФ. Ф.244 бад. Оп.1. Д.9. Личный архив А.П. Шингарева.

42. Воронежский фронт: история, люди, победы... - С. 109.

43. Полынин, Ф.П. Боевые маршруты/Ф.П. Полынин. - М.: Воениздат, 1972. - С.151.

44. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь в двух томах. Т. 1. /Абаев - Любичев/ Пред. ред. коллегии И.Н. Шкадов. - М.: Воениздат, 1987. - С.240.

45. Воронежский фронт: история, люди, победы. - С. 109.

46. Денисенко, Д. Улица неизвестного героя/ Д. Денисенко // Коммуна, 2004, №11 (24241), 24 января, С.2.

47. http://www.obd-memorial.ru

48. Воронежский фронт: история, люди, победы. - С. 109.

49. От Воронежа до Берлина. - С.8-9.

50. Красовский, С.А. Указ. соч. - С.153.

51. Бирюлин, И. Ф. Верхний и средний Дон в Великой Отечественной войне. Партийно-политическая работа в войсках и прифронтовых районах (июнь 1942 г. - март 1943 г.) - Воронеж: Центрально-Черноземное книжное издательство, 1970. - С.45.

52. Воронежский фронт: история, люди, победы. - С. 109.

53. Бронтман, Л.К. Указ. соч. - С.38.

54. Голованов, А.Е. Дальняя бомбардировочная.../А.Е. Голованов. - М.: ООО «Дельта НБ», 2004. - С.206.

55. Там же. - С.209.

56. ЦАМО РФ. Ф.2 ВА (302). Оп.4196. Д.9. Личный архив А.П. Шингарева.

57. Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК: Документы и материалы: 1942 год. Т. 16(5-2). - М.: ТЕР-РА, 1996. - С.296.

58. Воронежский фронт: история, люди, победы. - С.110.

59. ЦАМО РФ. Ф.203. Оп.2843. Д.14. Л.27.

60. Бирюлин, И. Ф. Указ. соч. - С.45.

61. Воронежский фронт: история, люди, победы. - С.110.

62. Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

63. ЦАМО РФ. Ф.203. Оп.2843. Д.14. Л.62 - 62 об.

64. Там же. Л.68 об.

65. Там же. Л. 69 - 69 об.

66. Бирюлин, И. Ф. Указ. соч. - С.45.

67. ЦАМО РФ. Ф.203. Оп.2843. Д.14. Л.70 об.

68. Там же. Л.74 об.

69. Там же. Л.75 об.

70. http://roman.lebedev.com/sov_inform Ьиго уру/ ?mode=one&god=1942&mes=7&den=25

71. ЦАМО РФ. Ф.203. Оп.2843. Д.14. Л.91 об.

72. Там же. ЛЛ.67 об, 68 об, 70 об, 73 об, 74 об, 91 об.

73. Воронежский фронт: история, люди, победы. - С.110.

74. Бронтман, Л.К. Указ. соч. - С.73.

75. Молло, Э. Вооруженные силы Второй мировой. Структура. Униформа. Знаки различия. Полная иллюстрированная энциклопедия/Э. Молло// Пер. с английского. -М.: Изд-во Эксмо, 2004. - С. 176.

76. От Воронежа до Берлина. - С.13.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.