Научная статья на тему 'БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 2-Й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА В СРЕДНЕДОНСКОЙ ОПЕРАЦИИ («МАЛЫЙ САТУРН») В ДЕКАБРЕ 1942 г.'

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 2-Й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА В СРЕДНЕДОНСКОЙ ОПЕРАЦИИ («МАЛЫЙ САТУРН») В ДЕКАБРЕ 1942 г. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
431
77
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
авиация / 2-я воздушная армия / 4-й воздушный флот Германии / Среднедонская операция / декабрь 1942 г. / Воронежский фронт / 6-я армия / 8-я итальянская армия / боевые действия. / aviation / 2nd Air Army / 4th Air Fleet of Germany / Srednedonskaya operation / December 1942 / Voronezh front / 8th Italian Army / 6th Army / military actions / airplane

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шамрай Виктор Александрович

В статье впервые рассмотрены боевые действия авиации Воронежского фронта в Среднедонской операции 1942 года. На основе неопубликованных архивных источников проанализированы результаты боевой работы 2-й воздушной армии и сделаны выводы о ее вкладе в победу на Среднем Дону.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE VORONEZH FRONT AIRFORCES (THE 2ND AIR ARMY) DURING THE PREPARATION PHASE OF THE KANTEMIROVKA OPERATION (DECEMBER 1942)

In the article for the first time the military actions of the Voronezh Front aviation in the Srednedonskaya operation of 1942 have been discussed. Using the unpublished archival data the author analyses the results of the military work carried out by the 2nd Air Army and estimates its role in the victory at Sredniy Don.

Текст научной работы на тему «БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 2-Й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА В СРЕДНЕДОНСКОЙ ОПЕРАЦИИ («МАЛЫЙ САТУРН») В ДЕКАБРЕ 1942 г.»

УДК 94 (470) «1941-1945» ББК 63.3 (2)722.12

Шамрай Виктор Александрович, старший преподаватель исторического факультета Воронежский государственный университет

(г. Воронеж)

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 2-Й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ ВОРОНЕЖСКОГО ФРОНТА В СРЕДНЕДОНСКОЙ ОПЕРАЦИИ («МАЛЫЙ САТУРН»)

В ДЕКАБРЕ 1942 г.

Аннотация. В статье впервые рассмотрены боевые действия авиации Воронежского фронта в Среднедонской операции 1942 года. На основе неопубликованных архивных источников проанализированы результаты боевой работы 2-й воздушной армии и сделаны выводы о ее вкладе в победу на Среднем Дону.

Ключевые слова: авиация, 2-я воздушная армия, 4-й воздушный флот Германии, Среднедонс-кая операция, декабрь 1942 г., Воронежский фронт, 6-я армия, 8-я итальянская армия, боевые действия.

Среднедонская операция («Малый Сатурн», 16-31 декабря 1942 г.) войск Юго-Западного и левого крыла Воронежского (6-я и 2-я воздушная армии) фронта была вторым этапом советского контрнаступления под Сталинградом. Ее основная цель заключалась в разгроме 460-тысячной немецкой группы армий «Дон» под командованием фельдмаршала Эриха фон Манштейна, поддерживаемой авиацией 4-го воздушного флота под руководством фельдмаршала Вольфрама фон Рихт-гофена. 2-я воздушная армия Воронежского фронта в составе трех авиадивизий взаимодействовала с имевшей девять дивизий 17-й ВА Юго-Западного фронта, но должна была поддерживать с воздуха наступление 6-й общевойсковой армии Воронежского фронта. Соотношение сил в воздухе на Среднем Дону к середине декабря 1942 г. было примерно равным: 550 самолетов 2-й и 17-й ВА противостояли 560 боевым машинам 8-го немецкого авиакорпуса генерала Мартина Фибига [1, с. 84].

Непосредственная подготовка ВВС Воронежского фронта к наступлению на Среднем Дону продолжались около двух недель, с 3 по 15 декабря 1942 г. Но из-за неблагоприятных погодных условий (почти ежедневные обильные снегопады и метели и т.п.) авиация смогла начать боевую работу только 8 декабря. За оставшиеся до начала Кантемировской операции Воронежского фронта 8 дней его 2-я воздушная армия произвела в интересах 6-й общевойсковой армии только 112 самолетовылетов (на разведку противника, прикрытие наземных

войск и бомбардировку боевых порядков 8-й итальянской армии на южном берегу Дона) [2, л. 48-49].

Наряду с планированием продолжалась материально-техническая, боевая и политическая подготовка частей 205-й истребительной, 227-й штурмовой и 208-й ночной бомбардировочной авиадивизий 2-й ВА к предстоящей наступательной операции. В целях увеличения летного времени и радиуса действия советских ВВС их дислокация была приближена на 25-100 километров к линии фронта на Среднем Дону [3, с. 22]. 2-я и 17-я ВА нанесли ряд ударов по аэродромам противника, уничтожив за период подготовки наступления на земле и в воздухе 140 вражеских самолетов [4, с. 104].

Войска Юго-Западного фронта наносили главный удар по войскам группы армий «Дон» из района Верхнего Мамона на юго-восток в направлении на Нижний Астахов, Морозовск в тыл деблокирующей котельниковской группировке противника. С запада этот удар обеспечивали войска 6-й армии Воронежского фронта ударом из района юго-западнее Верхнего Мамона на юг в направлении Канте-мировка, Волошино. Противостоявшие в районе Среднего Дона авиационные группировки насчитывали каждая по 450 боевых самолетов. Но с учетом подключения в начале Среднедонской операции резервного 3-го смешанного авиакорпуса соотношение сил в воздухе «несколько изменилось» в пользу советских ВВС [5, с. 141]. Операция «Малый Сатурн» преследовала две основные цели: разгром войск группы армий «Дон», созданной для деб-локады окруженной сталинградской группировки

противника, и срыв планов Гитлера и Манштейна по ее деблокаде.

К началу наступления на Среднем Дону в результате некоторого пополнения и частичного восстановления авиационного парка 2-й ВА ее боевой состав увеличился до 217 самолетов. Но почти половину из них составляла легкомоторная ночная бомбардировочная авиация (208-я нбад полковника Ф.П. Котляра). Самолеты дневной фронтовой бомбардировочной авиации имелись (и то в малом количестве: немногим более десятка Пе-2) только в составе разведывательного авиаполка. В середине декабря 1942 г. среднедонская авиационная группировка Воронежского фронта располагала только 105-ю истребителями и штурмовиками [2, л. 44]. ВВС 8-й итальянской армии имели всего 64 боевые машины. Основные аэродромы 8-го немецкого авиакорпуса находились на значительном удалении от намеченного советским командованием района прорыва обороны противника на Среднем Дону (к югу от Верхнего Мамона).

На период Кантемировской наступательной операции авиация Воронежского фронта получила две основные задачи: 1) содействовать частям 6-й армии в прорыве тактической обороны противника и при действиях в глубине; 2) с вводом в прорыв подвижных групп (танков) прикрыть их с воздуха и взаимодействовать с ними при развитии успеха в направлении Кантемировки. Все три дивизии авиагруппировки 2-й ВА базировались на правом фланге 6-й армии, в районах Бутурлиновки и Калача. Командарм К.Н. Смирнов поставил перед ними задачи срывать железнодорожные перевозки на участке Россошь-Кантемировка и уничтожать авиацию противника на аэродромах Евстратовский и Уразово. Для слабо укомплектованных соединений воздушной армии такие задачи являлись крайне сложными и трудновыполнимыми в полном объеме [2, л. 46].

Кроме того, возможности их выполнения ограничивала неблагоприятная для воздушных полетов зимняя погода. За весь 16-дневный период Сред-недонской наступательной операции (с 16 по 31 декабря 1942 г.) 2-я воздушная армия имела только 6 лётных дней (а также 8 ночей) [2, л. 50].

Окончательное распоряжение о проведении вместо большого «Сатурна» (удара на Ростов) более ограниченной по масштабам операции «Малый Сатурн» (вопреки сопротивлению Н.Ф. Ватутина) было отдано в ночь на 15 декабря, когда завершилась подготовка наступления на Среднем Дону. С 11 по 15 декабря в полосе Юго-Западного фронта и на участке 6-й армии Воронежского фронта проводилась разведка боем, позволившая захватить плац-

дарм на правом (южном) берегу Дона юго-западнее Верхнего Мамона.

Наступление началось утром 16 декабря без авиационной подготовки. Из-за неблагоприятной погоды 2-я ВА приступила к боевой работе только в середине дня [2, л. 51]. Введенные в сражение для завершения прорыва тактической обороны танковые корпуса (в том числе приданные 6-й армии 17-й и 25-й тк) были задержаны минными полями и попали под удары авиации противника, возобновив наступление лишь через день, утром 17 декабря. К исходу дня стрелковым войскам удалось овладеть только первой позицией главной оборонительной полосы 8-й итальянской армии к юго-западу от Верхнего Мамона [1, с. 87].

В течение 16 декабря авиация Воронежского фронта произвела только 68 самолетовылетов на поддержку наступавших частей 6-й армии Ф.М. Харитонова. Летчики 2-й ВА атаковали скопления войск противника в районах Твердохлебовка (к западу Богучара), Ивановка (к югу от Новой Калит-вы). Штурмовики подавляли вражескую артиллерию на поле боя в районе Новая Калитва, Дерезов-ка, Красно-Орехово. Истребители прикрывали части 6-й армии. Однако приданный 2-й ВА истребительный авиаполк 3-го смешанного авиакорпуса (27 самолетов Як-1) из-за неподготовленности аэродрома «Прогресс» (северо-восточнее Верхнего Мамона) в течение целого дня не мог вылететь на прикрытие 17-го танкового корпуса П.П. Полубоя-рова, введенного в бой с Осетровского плацдарма (к югу от Верхнего Мамона). Авиация противника бомбила Верхний Мамон и Гороховку и наступавшие советские войска. В первый день Кантемировской операции 2-я ВА оказала определенное содействие 6-й армии в прорыве переднего края, первой позиции 8-й итальянской армии юго-западнее Верхнего Мамона. Она вывела из строя 40 артиллерийских орудий и до батальона пехоты противника [6, с. 64].

По данным штаба ВВС Красной Армии, советская авиация в течение 16 декабря уничтожала живую силу и технику противника в районе Россо-ши (Евстратовский) и Новой Калитвы, вела разведку и прикрывала свои войска на поле боя. При этом облачность в районе Среднего Дона достигала 10 баллов, а мороз - от -40 до -170 [7, с. 224, 225]. Но 17 декабря небо прояснилось. ВВС Воронежского фронта вели боевые действия по уничтожению войск и боевой техники неприятеля в районах Ивановка, Цапково, Дубовиковка, атаковали аэродромную базу противника в районе Миллерово [7, с. 229, 230]. 18 декабря были вновь совершены налеты штурмовиков по аэродрому Евстратовский и пози-

циям противника в районе Новой Калитвы. 19 декабря была атакована пехота, артиллерия, оборонительные позиции и транспортные средства врага в районах Богучара и Кантемировки, Подгорного и Новой Калитвы [7, с. 228, 245]. Действиям авиации препятствовала облачность в 10 баллов и высотой 400-500 метров. 19-20 декабря резко потеплело (от -60 до 00).

20 декабря основные цели Кантемировской операции 6-й общевойсковой армии при поддержке 2-й воздушной армии были достигнуты. Были заняты крупные опорные пункты противника Новая Калитва и Кантемировка, с захватом станции Кантемировки перерезана важная железнодорожная магистраль Воронеж-Ростов, прикрыто с запада наступление войск Юго-Западного фронта на юго-восток. Однако Среднедонская операция и участие в ней войск 6-й армии (переданной с 19 декабря в состав Юго-Западного фронта) и 2-й ВА продолжались вплоть до конца декабря 1942 г. Только за первые пять дней наступления войск Юго-Западного и Воронежского фронтов на Среднем Дону (16-20 декабря) 2-я и 17-я ВА совершили свыше 2 тысяч боевых вылетов (из них свыше 400 ночью) в интересах ударной группировки советских наземных войск. «Эффективная поддержка» ВВС позволила им уже к концу 21 декабря перехватить пути отхода войск 8-й итальянской армии [5, с. 144].

В документах архивного фонда 2-й воздушной армии содержится много примеров отважных и умелых действий авиаторов Воронежского фронта в ходе наступления на Среднем Дону. Отступая под натиском частей 6-й армии, итальянские и немецкие войска стремились зацепиться за каждый промежуточный рубеж. Когда на одном из таких участков немцы начали накапливать силы для контратаки, штурмовая авиация 2-й ВА получила задачу сорвать замысел противника. Командир полка майор Ломовцев со старшиной Кучеровым, используя период благоприятной погоды, вылетели на дораз-ведку цели. Низкая облачность в данном случае позволяла отважным летчикам скрытно подобраться к расположению противника. При подлете к селу Николаенков (25 км восточнее Кантемировки) разведчики-штурмовики обнаружили укрытые в рощах и оврагах танки, автомашины и скопления вражеской пехоты. Летчики решили с ходу атаковать крупную цель, сбросили бомбы, а потом обстреляли немцев из пушек и пулеметов. Часть бомб попала в большое скопление вражеской техники, в гуще танков и автомашин начался большой пожар. Ло-мовцев и Кучеров поочередно выполнили по 5 боевых заходов на цель, умелыми действиями нанеся

противнику «чувствительный урон» в живой силе и технике [2, л. 55, 56].

18 декабря летчики 2-й ВА провели сразу 15 воздушных боев, в которых особенно отличились мужеством и мастерством истребители 737-го истребительного авиаполка майора Варчука и штурмовики 61-го штурмового полка Героя Советского Союза майора Топаллера [2, л. 54].

Одной из основных задач советской авиации в период контрнаступления под Сталинградом была борьба с транспортной авиацией противника. Летчик-истребитель 2-й ВА старший лейтенант Воронин вспоминал, что именно в этот период он одержал пятую победу в воздухе. По возвращении с боевого задания советские истребители выруливали на заправку, когда тишину нарушил шум мотора вражеского самолета. Это был немецкий транспортный самолет Ю-52, пролетавший неподалеку от аэродрома, на котором базировался полк Воронина. Летчик тут же вылетел в погоню за «фрицем». «Юнкерс», заметив это, постарался скрыться в облачности. Видимость была ограниченная, но противник, потеряв ориентацию, вынырнул из облаков прямо перед советским истребителем. В результате выпущенной длинной очереди из пулемета правый мотор немецкого самолета задымился. Попытка вновь уйти в облака была пресечена второй очередью. Тогда ошалевший «юнкерс» ринулся вниз, но Воронин не выпустил его из зоны огня и беспрерывно производил повторные атаки. Несмотря на изрешеченный фюзеляж, вражеский транспортник оказался удивительно живучим, и все пытался перетянуть на свою территорию. Бензин у Воронина был на исходе (он вылетел, не успев полностью перезарядить баки). Досадуя на то, что не успел добить «фрица», летчик вынужден был вернуться на свой аэродром. Но через полчаса в штаб авиачасти пришла телеграмма, что подбитый «юнкерс» все же не смог пересечь линию фронта. Он свалился на советской территории, а его экипаж был взят в плен [2, л. 56, 57].

Армейские и центральные газеты нередко помещали сообщения фронтовых корреспондентов о боевой деятельности воздушных разведчиков Воронежского фронта, искусных и смелых летчиках 50-го отдельного Краснознаменного разведывательного авиаполка под командованием подполковника Миронова. В полку было 16 хороших фронтовых самолетов-бомбардировщиков Пе-2, которые использовались для ведения воздушной разведки (из-за отсутствия в советских ВВС специальных современных самолетов-разведчиков). Вопреки некоторым авторам, ограничивающим действия 2-й ВА в наступлении на Среднем Дону участием в

фронтовой Кантемировской операции (16-20 декабря), ряд ее оперативно подчиненных Юго-Западному фронту авиадивизий и 50-й крап продолжали участвовать в операции «Малый Сатурн» вплоть до ее победного завершения в конце декабря 1942 г. Так, 26 декабря экипаж Пе-2 старшего лейтенанта Мошкина выполнял задание по разведке противника перед Юго-Западным фронтом. В первом вылете линию фронта пересекли на высоте около 5 километров. Воспользовавшись «окном» в облачности, командир экипажа спланировал вниз на объект разведки, но самолет угодил под ураганный зенитный огонь противника. Вокруг смелой «пешки» (Пе-2) разрывалось одновременно до 50 снарядов, но опытный пилот искусным маневром по высоте и курсу благополучно вывел самолет из опасной зоны.

Но зенитный огонь вдруг и, конечно, неспроста, как по команде, прекратился. Началось новое, не менее опасное, испытание мастерства и мужества воздушных разведчиков 50-го крап - воздушный бой против тройки «мессершмиттов» (истребителей Ме-109) противника. Немецкие «мессеры» шесть раз атаковали, казалось бы, беззащитную «пешку». «Но мы, - вспоминал штурман самолета Пе-2 лейтенант Лахтиков, - отбиваясь от яростных атак противника, предварительно изменив курс, ушли в облачность». Уже в облаках Мошкин взял курс на свою территорию [2, л. 57].

Прячась в облаках, экипаж не дотянул всего несколько километров до линии фронта, когда немецкие истребители вновь настигли самолет при выходе из облачности. Патроны были уже на исходе, и Мошкин круто спланировал в сторону леса и пошел над ним на предельно малой высоте (50-100 метров). Хитрость удалась, и противник потерял из виду советскую машину, сливавшуюся с лесным фоном.

Во втором вылете на разведку станции Ста-робельск самолет Пе-2 вновь был атакован на этот раз двумя «мессерами». Штурман успел сбросить бомбы на эшелон из 50 вагонов, а пилот, развернувшись на 90 градусов, резким набором высоты успел уйти в облачность. И снова при выходе из нее был атакован противником. Несмотря на ранение в лицо, мужественный командир не потерял самообладания и бросил свою «пешку» в самую гущу облачности, вновь искусно уйдя от погони. «Вслепую, - вспоминал штурман Лахтиков, - мы пролетели 75 км, пока по курсу и расчету времени я не определил , что мы находимся в районе своего аэродрома». Так, дважды за один день 26 декабря 1942 г. отважные и умелые воздушные разведчики 2-й ВА выдержали сильнейший натиск противника и выполнили задание командования [2, л. 58].

Летчик 208-й нбад старшина Зайков отмечал, что в период проведения Среднедонской операции воздушные разведчики Воронежского фронта «накопили богатейший опыт», в том числе по работе в ночных условиях. В боях на Среднем Дону летчики полковника Котляра научились разыскивать в ночной темноте артиллерийские батареи и дзоты противника [2, л. 60]. «В лунную ночь, - вспоминал Зайков, - дзот мы обнаруживали по узким протоптанным тропинкам в снегу, сходившимся паутиной к черной точке». Черная точка была вершиной дзота, с которой ветер сдул снег. Все это наблюдательный воздушный разведчик мог увидеть за километр. В темную ночь ночные разведчики разыскивали «паутинку» с помощью мелких САБ (светящихся авиабомб). На небольших фанерных ночных бомбардировщиках У-2 можно было с успехом производить и специальную разведку.

Однажды одна пехотная часть 6-й армии, преследуя отходящего противника, оторвалась от соседей и ушла далеко вперед. Известно было только, что она весь вечер вела бой на окраине сильно укрепленной врагом воронежской деревни. На разведку по заданию командования вылетел лейтенант Кукушкин. Он сделал над этой деревней низкий круг, сигнализируя «я - свой», но земля молчала. Тогда разведчик повторил свой сигнал на бреющем полете. По нему тут же открыли ружейно-пулеметный огонь. Стало ясно, что в деревне по-прежнему обороняются войска противника. Разведывательное задание было выполнено.

В течение третьей декады декабря преследование и ликвидацию окруженного и отступающего противника сдерживали не только боровшиеся за свое существование итало-немецкие войска (с 18 по 25 декабря им на помощь было переброшено восемь дивизий, в том числе три танковые), с помощью которых противнику удалось воссоздать рухнувший на Среднем Дону фронт обороны на подступах к Северному Донцу [1, с. 91].

На заключительном этапе операции «Малый Сатурн» (с 24 по 31 декабря) противник сосредоточил крупные силы на направлениях главных ударов войск Юго-Западного фронта и создал здесь почти двойное количественное превосходство в танках и авиации. А советская авиация вследствие значительного отдаления аэродромов от продвинувшейся вперед линии фронта «не смогла оказать им действенной поддержки». Тем не менее за 16 дней советские войска продвинулись на 150-200 км и освободили территорию с 1246 населенными пунктами, в том числе свыше 200 таких пунктов на территории Кантемировского, Богучарского и ряда

других южных районов Воронежской области. Были разгромлены основные силы 8-й итальянской армии и взаимодействовавших с нею немецких и румынских войск. Противник потерял 120 тысяч солдат и офицеров (из них 60 тысяч пленными), до 350 танков и свыше 700 самолетов. Это был «Сталинград на Среднем Дону» - второй декабрьский этап сталинградского контрнаступления. Советские войска потеряли более 95 тысяч человек (из них свыше 20 тысяч убитыми), 940 танков и 120 самолетов. Были созданы условия для развития перелома проведением крупных операций на Воронежском направлении [1, с. 93, 94].

На этапе преследования противника (с 21 по 24 декабря) из-за неблагоприятных метеорологических условий (туман, снегопад, низкая облачность) действия советской авиации были сильно ограничены. Авиация противника наносила удары в основном по советским танковым корпусам, прорвавшимся далеко на юго-восток в район Милле-рово. Однако с 25 декабря и до конца Среднедон-ской операции 2-я ВА вела «исключительно напряженную работу», особенно ночью. Днем она прикрывала наземные войска и поддерживала их на поле боя [2, л. 53]. Усилению ее воздействия на ход событий в этот период способствовало частичное перебазирование вслед за наступающими войсками. Так, 5 авиаполков 2-й ВА к 26 декабря передислоцировались в район Рудаевки (северо-восточнее Кантемировки), т.е. значительно приблизились к линии фронта. Летчики дневной авиации в этот период совершали по 3-4 вылета в день, а лучшие экипажи «ночников» даже до 6-7 боевых вылетов за ночь [2, л. 61].

Следовательно, невзирая на трудные погодные условия и малочисленный боевой состав, 2-я ВА действовала с большим напряжением. Самоотверженными, порой просто героическими, усилиями летного и технического состава она стремилась компенсировать недостаток лётного времени и боевых сил, оказав значительное содействие войскам Воронежского и Юго-Западного фронтов в разгроме среднедонской группировки противника.

С 16 по 31 декабря 1942 г., т.е. за весь период Среднедонской операции, авиация Воронежского фронта произвела 1485 боевых вылетов, более половины которых было направлено на атаку вражеских войск и техники. При этом было уничтожено до 220 автомашин и свыше 40 железнодорожных вагонов, подавлен огонь более чем 20 артиллерийских батарей и сбито в воздушных боях 6 истребителей и 6 бомбардировщиков неприятеля [2, л. 63]. 2-я и 17-я ВА выполнили всего 4177 самолетовы-

летов, более 80% которых было затрачено на помощь сухопутным войскам [5, с. 144].

Краткие, но интересные воспоминания об этом периоде оставил Герой Советского Союза летчик-истребитель 2-й ВА Анатолий Леонидович Кожевников. Он отмечал, что после перебазирования частей 205-й истребительной авиадивизии в район Бутурлиновки они «летали много, но воздушных поединков не вели» так как немцы избегали открытых боев, действуя в основном методом «свободной охоты». Бомбардировщики же при приближении советских истребителей быстро ретировались на свою территорию. Но однажды, 28 декабря 1942 г., посты ВНОС сообщили на КП о приближении группы «юнкерсов» к станции Бутур-линовка, где разгружались советские войска. На перехват бомбардировщиков противника вылетели парой Кожевников и Кузьмин на английских истребителях «Харрикейн». В результате залпа реактивными снарядами группа «юнкерсов» рассыпалась, сбросила бомбы на порожняк в тупике в километре от вокзала и на полной скорости повернула на запад. Несколькими очередями командир эскадрильи сбил замыкающий бомбардировщик и с близкой дистанции (не более 100 метров) начал атаку правого ведомого, но в этот момент кончились и патроны. Оружие Кузьмина тоже умолкло. Еще утром оба летчика поклялись комиссару полка в случае необходимости пойти на таран, но когда до «юнкерса» оставалось не более 10 метров, мотор истребителя Кожевникова заглох. И все же он сумел дотянуть до своего аэродрома. Инженер эскадрильи насчитал в изрешеченном «харрикей-не» более 160 пробоин (он уже не подлежал ремонту). К концу Среднедонской операции в строю в их истребительном полку, по свидетельству А.Л. Кожевникова, «оставалось всего четыре машины и семь летчиков» [8, с. 159-161].

В эти напряженные и решающие зимние дни один из воинов 2-й ВА капитан Колосов написал песню пилота, в которой были и такие строки, вполне отражавшие боевой дух ее летчиков в период разгрома врага на Среднем Дону [2, л. 62].

Пусть бушует сердитая вьюга, И туманы плывут над землей, Мы в любую погоду готовы Совершить свой полет боевой.

Враг бежит под могучим ударом, Но ему далеко не уйти. Наши меткие бомбы помогут Путь в могилу фашистам найти.

Источники и литература:

1. Великая Отечественная война. 1941-1945. Воен.-ист. очерки. - М., 1998. - Кн. 2. - 502 с.

2. ЦАМО. Ф. 2-й ВА. Оп. 4196. Д. 2а.

3. 17-я воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены / Скоморохов Н.М. и др. - М., 1977. - 261 с.

4. Кожевников М.Н. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945. -2-е изд., испр. и доп. - М., 1985. - 288с.

5. Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. - М., 1968. - 452 с.

6. Русский архив: Великая Отечественная. Прелюдия Курской битвы. - М., 1997. - Т. 15(4-3).

7. Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. - М., 2002. - Кн. 2. - 573 с.

8. Кожевников А.Л. Стартует мужество. - Красноярск, 1980. - 400 с.

УДК 623.4 ББК 68.513

Гагин Владимир Владимирович,

кандидат исторических наук, председатель Воронежского Русского военно-исторического общества

(г. Воронеж)

БИТВА ЗА ВОРОНЕЖ. БОЛЬШАЯ ИГРА ВЕЛИКОГО ПОЛКОВОДЦА

Аналитические заметки

Аннотация. Перед началом операции «Блау» все части и соединения группы «Б» были укомплектованы до штата, а некоторые, такие, как моторизованная дивизия «ГроссДойчланд» и танковая дивизия СС «Викинг» - даже сверхштатно. Командовал левым флангом (10 армейских корпусов) группы армий «Юг» генерал Максимилиан фон Вейхс. Германское командование сосредоточило для удара на воронежском и острогожском направлениях небывалое количество - около 5000 -танков, самоходных артиллерийских установок и бронетранспортеров. И.В. Сталин делал вид, что не разгадал действительные замыслы противника.

Ключевые слова: операция «Блау», великий полководец, операция «Кремль», битва за Воронеж, бакинская нефть, Харьковская операция, Воронежский фронт.

К глубокому сожалению автора, подавляющее большинство российских (перо не поворачивается написать - отечественных) СМИ и Интернет-ресурсов продолжают пережевывать давно навязшую на зубах жвачку: с одной стороны - «Сталин не понимал», «советская разведка не доложила», «ряд весенне-летних 1942 г. просчетов Ставки ВГК»; с другой стороны - «высокопрофессиональные германские специалисты», «грамотные и четкие действия противника», «пунктуальное выполнение планов гитлеровского командования» и др. Тошно, господа! Еще классик писал: «Для званых и не званых, особенно для иностранных» - все то же «чужебе-сие» - безумное в своей самоотверженности низкопоклонство перед «заграницей».

Увы, «ни что не ново под луной» - тем не менее, снова и снова мы будем растолковывать прописные истины и прилагать все мыслимые усилия, чтобы донести до читателей историческую правду. Может быть, это будут ростки начала системной борьбы с ксеноманией - смертельной болезнью,

поразившей все слои нашего российского общества. Как писал другой великий поэт: «Бить нельзя их. А не вникнут - разъяснять!»

По замыслу фашистского командования, после неудачной операции по захвату Москвы вооружённые силы Германии в летнем наступлении 1942 г. должны были продолжать добиваться решения важнейших военно-политических целей, составляющих план «Барбаросса», при этом главный удар переносился на южное крыло Восточного фронта. К нанесению одновременных ударов по СССР на других стратегических направлениях, как это было в 1941 г., немецко-фашистские оккупанты были уже не способны.

Летнее 1942 г. наступление Гитлера на Восточном фронте началось в полном соответствии с планом «Блау», изложенном в апрельской Директиве № 41 фюрера войскам вермахта. Не вдаваясь в подробности (они известны любому, интересующемуся историей Великой Отечественной войны): германские войска и войска стран-сателлитов пред-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.