Научная статья на тему 'Женская компонента устойчивого сельского развития'

Женская компонента устойчивого сельского развития Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
44
6
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНДЕРНАЯ СТРУКТУРА / ГЕНДЕРНОЕ РАВЕНСТВО / СЕЛЬСКАЯ ЗАНЯТОСТЬ / УСЛОВИЯ ТРУДА / СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ / ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ОПЛАТА ТРУДА / СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКИХ РАЙОНОВ / ДОСТУПНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ РЕСУРСОВ / GENDER STRUCTURE / GENDER EQUALITY / RURAL EMPLOYMENT / WORKING CONDITIONS / SOCIAL SECURITY / VOCATIONAL TRAINING / REMUNERATION OF LABOUR / SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT OF RURAL AREAS / THE AVAILABILITY OF PRODUCTION RESOURCES

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Мирзаханян Астхик

Представляем Вашему вниманию еще одну статью из сборника Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) «Гендерное равенство, социальная защита и развитие сельских регионов: взгляд из Восточной Европы и Центральной Азии», изданного по итогам прошедшей в Минске 25-26 февраля 2016 г. встрече экспертов экономистов, социологов и специалистов по гендерной проблематике из 12 постсоветских стран Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии, на которой были подняты и рассмотрены вопросы, находящиеся на пересечении таких тем, как гендерное равенство, социальная защита и развитие сельских районов в регионе. На сегодняшний день существует недостаток документированных знаний, исследований и общественной полемики, которые, используя междисциплинарный подход, сосредотачивались бы именно на этих вопросах в контексте данного региона. Между тем, эти вопросы имеют критически важное значение для социально-экономического развития региона. Одной из причин того, что вопросы необходимости учета гендерного фактора в сельском хозяйстве и сельском развитии и содействия проведению большего количества исследований в этой области остаются на периферии исследований и общественной полемики, является широко распространенное в обществе мнение о том, что все вопросы, касающиеся гендера, были уже решены в прошлом и не являются проблемой для сельского развития и социальной защиты. Действительно, в постсоветских странах женщины, даже в сельских районах, по-прежнему имеют относительно высокий уровень грамотности и образования и высокий уровень экономической активности. Однако, если выйти за пределы средних показателей и по возможности дезагрегировать имеющиеся статистические данные по признаку пола и по месту проживания, то обнаружится, что в критических областях (например, в отношении формальной занятости, доступа к социальным услугам, таким как учреждения по уходу за детьми или пенсионное обеспечение, а также в отношении участия в местном самоуправлении и т.д.) сельские женщины часто находятся в наименее благоприятном положении. Некоторые сферы, такие как доступ к производственным ресурсам (земельным ресурсам, кредитам, сельскохозяйственной технике, услугам по распространению сельскохозяйственных знаний и т.д.), имеют первостепенное значение для уровня жизни сельских домохозяйств, но, как правило, не рассматриваются с учетом гендерной проблематики. Во всех странах региона женщины составляют большинство сельского населения и значительную часть рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве. Тем не менее, всеобъемлющая тенденция преобладание сельских женщин на неформальных, низкоквалифицированных и низкооплачиваемых работах. Доступ сельских женщин к активам и производственным ресурсам значительно ниже по сравнению с сельскими мужчинами. За последние десятилетия резко сократилось участие сельских женщин в общественной жизни, а щедрое социальное обеспечение больше не является нормой. Сельские женщины представляют собой важный ресурс для экономического развития, хотя в значительной степени и неучтенный, поскольку их вклад в экономику носит зачастую невидимый характер и остается незамеченным. Этот вклад необходимо признать и подробнее изучить взаимосвязи между вопросами гендерного равенства и развитием сельских районов в контексте рассматриваемого региона. Специалисты, принимавшие участие в минской встрече, по существу образуют региональную сеть экспертов, обладающих богатым опытом и компетенцией, а также глубоким знанием ситуации в регионе. Несмотря на то, что их взгляды и мнения порой существенно различаются, они помогают создать более полное представление об основных проблемах в отношении социального развития и развития сельских районов в регионе. При этом все эксперты сходятся в одном: без пристального внимания к созданию достойных рабочих мест и социальной инфраструктуры в сельской местности, а также без проведения политики, учитывающей гендерные вопросы, дальнейшее улучшение положения сельских женщин, их семей и сельских общин останется несбыточной мечтой. На встрече в Минске эксперты указали на необходимость более эффективной передачи знаний и обмена опытом между странами региона, подчеркнув, что этот потенциал может служить в качестве движущей силы в процессе разработки научно обоснованной политики, отвечающей потребностям социально уязвимых групп.We present to Your attention four articles from the collection of the Food and agriculture organization of the United Nations (FAO), «Gender equality, social protection and rural development: a view from Eastern Europe and Central Asia», published the results held in Minsk on 25-26 February 2016 the meeting of experts economists, sociologists and specialists in gender issues from 12 post-Soviet countries of Eastern Europe, South Caucasus and Central Asia, which was raised and discussed issues at the intersection of topics such as gender equality, social protection and rural development in the region. To date, there is a lack of documented knowledge, research and public debate, which, using an interdisciplinary approach, focused on these issues in the context of this region. Meanwhile, these issues are of critical importance for socio-economic development of the region. One of the reasons that the need of gender mainstreaming in agriculture and rural development and facilitating more research in this area remain on the periphery of research and public debate, is the widespread public perception that all gender issues were already solved in the past and are no problem for the rural development and social protection. Indeed, in post-Soviet countries women, even in rural areas still have a relatively high level of literacy and education and high level of economic activity. However, if we go beyond averages and to disaggregate statistics by sex and place of residence, it is found that in critical areas (for example in relation to formal employment, access to social services such as care for children or retirement security, as well as to participate in local government, etc.), rural women are often in a less favourable situation. Some areas, such as access to productive resources (land, credit, agricultural machinery services, agricultural extension, etc.) are of paramount importance for the livelihoods of rural households, but generally are not considered from a gender perspective. In all countries women make up the majority of the rural population and a significant part of the labour force engaged in agriculture. However, a comprehensive trend is the predominance of rural women in informal, low-skilled and low-paying jobs. Rural women's access to assets and productive resources is much lower compared to rural men. Over the past decade sharply reduced the participation of rural women in public life, and a generous social security is no longer the norm. Rural women constitute an important resource for economic development, although largely unreported, because their contribution to the economy is often invisible in nature and goes unnoticed. This contribution must be recognized and further explore the relationship between gender equality and rural development in the context of the region. Experts who took part in the Minsk meeting, essentially form a regional network of experts with a wealth of experience and competence as well as deep knowledge of the situation in the region. Despite the fact that their views and opinions sometimes differ significantly, they help to create a more complete idea of the main issues in relation to social development and rural development in the region. All the experts agree on one thing: without careful attention to the creation of decent jobs and social infrastructure in rural areas, and without policies based on gender issues, to further improve the situation of rural women, their families and rural communities will remain a pipe dream. At the meeting in Minsk, the experts pointed out the need for more effective transfer of knowledge and exchange of experience among countries in the region, stressing that this potential can serve as a driving force in the process of developing evidence-based policy that meets the needs of disadvantaged groups.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Женская компонента устойчивого сельского развития»

СОВМЕСТНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОЕКТ ^^

АстхикМирзаханян —

кандидат экономических наук, специалист с большим опытом управления и профессиональным опытом работы на уровне министерств, межправительственных и международных организаций в сфере социальной политики и статистики, оценки и мониторинга бедности, а также обследований домашних хозяйств, социально-экономических исследований и анализа. В настоящее время Астхик возглавляет социальное управление аппарата правительства Республики Армения, занимаясь вопросами социальной защиты, социального обеспечения, развития человека и социального обслуживания.

ЖЕНСКАЯ КОМПОНЕНТА УСТОЙЧИВОГО СЕЛЬСКОГО РАЗВИТИЯ

Население Армении — преимущественно женское: женщины составляют 52,2% населения республики (2015) 1 . Несмотря на это, Армения попала в пятерку самых уязвимых стран мира по показателю здравоохранения гендерного индекса (2014) 2 из-за коэффициента родившихся девочек и мальчиков (100/114), что дает основание экспертам интенсивно обсуждать проблему селективных абортов в стране3. В самом деле, доля женщин в составе населения такова: ниже трудоспособного возраста (0-15) — 46,6%; трудоспособного возраста (16-62) — 52,5%, выше трудоспособного возраста (63+) — 59,8% (2015)4. Вывод: женщины — важный ресурс экономического развития и в то же время основной бенефициар социальной защиты (в частности, пенсионной системы).

Население Армении — преимущественно городское: в городах проживает 73,5%, а в селах — 36,5% всех жителей республики (2015). Причем среди городского населения женщины составляют 53,3%, а среди сельского — 50,3%, в том числе доля женщин трудоспособного возраста составляет 50,2% (в городах — 54,6%), а пенсионного возраста — 60,2% (в городах — 59,2%). Вывод: по сравнению с городами, женских рабочих рук на селе относительно меньше, а женщин-пенсионеров относительно больше.

Одна из особенностей демографической ситуации в стране за последние годы заключается в том, что традиционно высокие на протяжении десятилетий показатели рождаемости на селе (по сравнению с городом) падали более ускоренными темпами и уже в 20112015 годах село уступило городу5. Эксперты объясняют наблюдаемые тенденции не столько экономическим, сколько неблагоприятным социальным состоянием села. Так, среди сельских семей все показатели «материальной» бедности ниже, чем среди городских, особенно по сравнению с семьями малых городов: в 2014 году удельный вес чрезвычайно бедных сельчан составил 2%, в то время как горожан — 2,4%, а в малых городах — 2,9%. Такая же ситуация с очень бедным населением: соответственно 10,4, 11,2 и 13,6%, и бедным населением — 29,9, 30,0 и 35,1% 6. Это тоже считается одним из феноменов социальной ситуации Армении: почти во всем мире сельское население более бедно, чем городское.

Объяснение этому явлению кроется прежде всего в земельной реформе 1992 года: первое, что было приватизировано в Армении после независимости, — это были колхозно-совхозные земли и приусадебные хозяйства 7 . Это, в свою очередь, предопределило три других фактора. Первый из них — это структура ВВП Армении, в которой продукция сельского хозяйства (включая лесное и рыбное хозяйства) составляет 18,5% (2014), больше, чем доля промышленности (16,2%) и строительства (9,2%). К тому же, более 1/3 промышленной продукции выпускает продовольственный сектор

(36,4%), где высока доля сельхозкооперативов, ферм и малых предприятий, расположенных в сельских местностях8. Вторым фактором является относительно высокий уровень экономической активности сельского населения, показатель которого почти на 10 процентных пунктов выше, чем у городского — соответственно 69,2 и 59,6%. Причем разрыв в данном показателе максимально высок в возрастных группах 65-69 лет — 35,4 процентных пункта и 70-75 лет — 43,5 процентных пункта. Третьим фактором, положительно влияющим на уровень бедности на селе, является налоговое послабление, данное законодательством сельским труженикам: занятые сельскохозяйственным трудом полностью освобождены от подоходного налога, а продажи сельхозпродукции — от НДС. Этим объясняется высокий уровень занятости в сельском хозяйстве: 34,8% всех занятых в Армении приходится на сельское хозяйство (крупнейшая, после сферы услуг, по показателю занятости). Более того, как показывают статистические данные, отрасль более «привлекательна» для женщин, чем для мужчин: сельскохозяйственной деятельностью заняты 40% всех занятых женщин и 30% всех занятых мужчин в республике. Одновременно, из всех занятых в сельском хозяйстве женщины составляют 55,7% (2014) 9.

Правительство республики, признавая приоритетность аграрного сектора для страны в целом, особенно выделяет ее роль для жизнеобеспечения населения приграничных общин республики. В связи с этим, согласно Закону РА «Об освобождении от налогов деятельности, осуществляемой в приграничных общинах», принятому Национальным Собранием РА в 2014 году, начиная с 1-го января 2015 года жители 30 сельских и одной городской общины, а также те предприниматели, которые имеют бизнес в этих селах (городе) освобождаются от налога с оборота, с прибыли и от выплат государственных пошлин на получение лицензий. Более 50 тысяч преимущественно сельских жителей этих общин, или каждый 20-ый сельский житель страны, становятся бенефициарами этой политики.

Министерство труда и социальных вопросов РА разработало специальную программу социальной защиты уязвимых (неконкурентоспособных) слоев сельского населения, которая стартовала в начале 2014 года 1 0. Программа предназначена для жителей двух типов сельских местностей: а) тех сел, которые пострадали от природных катаклизмов (град, наводнения, селевые потоки, засуха, падеж скота из-за эпидемий и др.); б) высокогорные и приграничные села. Бенефициарами программы могут стать только землепользователи, причем они могут быть как собственниками, так и арендаторами земли. Основное условие для участия в программе — быть зарегистрированным в территориальной службе занятости как лицо, ищу-

щее работу. Если другие члены семьи в возрасте 16-63 года также хотят участвовать в программе, они тоже должны оформиться как ищущие работу. Если для выполнения сельских работ семье нужны будут наемные работники, то они обязаны заключить с ними трудовое соглашение, формат которого разработан министерством. Продолжительность каждой мини-программы для семьи установлена в 180 календарных дней. Размер оплаты: а) 4000 драм в день для основного землепользователя и столько же для каждого члена его семьи; б) 3000 драм в день для наемного работника; в) 5000 драм в час для оплаты услуг с использованием сельхозтехники — трактористу, комбайнеру и т.д. Все перечисленные суммы включают налоги и социальные выплаты. Стоимость одной мини-программы не может превышать 350 тысяч драм. В 2015 году, по данным министерства, в программе участвовало 6285 человек, из них 37,1% — женщины. Бюджет программы составил почти 840 млн драм.

Если вышеизложенная программа предназначена для неконкурентоспособных слоев сельского населения, то следующая программа охватывает уже самые конкурентоспособные слои женского населения страны — как городского, так и сельского. Название программы: «Развитие женского предпринимательства в Армении», первый этап которой был реализован в 2013-2015 годы. Осуществляется программа Национальным центром развития малого и среднего бизнеса (SMEDNC) при Министерстве экономики РА. Финансирует программу Азиатский Банк Развития (ADB), основные партнеры программы — немецкая компания PEM Consult, а также Универсальная кредитная компания РА. Общая сумма кредитного ресурса — 20 млн долларов США. Основные условия программы:

• бизнес должен быть «женским», который определяется по следующим критериям:

- 60% высшего руководства должны быть женщины, либо

- более 50% собственности должно принадлежать женщинам, либо

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- более 50% персонала должны быть женщины;

• бизнес должен быть малым или средним, определяемым по следующим критериям:

- микробизнес—менее 10 работников и менее 100 млн драм годового оборота,

- малый бизнес — менее 50 работников и менее 500 млн драм годового оборота,

- средний бизнес — менее 250 работников и менее 1500 млн драм годового оборота; 11

• кредиты предоставляют отобранные коммерческие банки, в которых размещен финансовый ресурс ADB;

• годовая процентная ставка —10% для начинающего бизнеса и до 14% для действующего;

• продолжительность кредитного периода — до 5 лет;

• гарантии по кредитам дает SMEDNC, сумма которых ежегодно намечается в госбюджете

МСХЖ — 60 лет!

- 35

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 4 / 2017

^^ JOINT INTERNATIONAL PROJECT

РА отдельной статьей — «Предоставление гарантий Национальным центром развития малого и среднего бизнеса за получение коммерческих кредитов»; • сумма государственной гарантии за кредит — не более 7 млн драм12 — начинающим предпринимателям и не более 15 млн драм для действующего бизнеса. По данным Министерства экономики РА, бенефициарами в 2015 году были 5363 женщины, из них 164, начинающих бизнес в 10 марзах Армении. Всего было осуществлено 23 программы (2015) в т.ч. в Ереване — 4 программы, 3 из которых было предназначено для беженцев из Сирии. 59 женщин-бизнесменов по гарантийным письмам БМБОЫС получили из коммерческих банков льготные кредиты в сумме 260 млн драм. По состоянию на 1 декабря 2015 года, коммерческими банками было выдано почти 600 кредитов под государственные гарантии на общую сумму 1,85 млрд драм.

В 2010 году, с помощью международной организации Oxfam, стартовала программа поддержки сельских семей, через создание сельскохозяйственных кооперативов с преимущественным вовлечением женского труда. Программа осуществляется в двух самых «сельско-населенных» марзах страны — Тавуше и Вайоц Дзоре (где доля сельского населения составляет 57,7 и 64,9% соответственно). За период 2010-2015 годов было создано 25 кооперативов, из них 8 — полноценно женских (100%), включая и руководителя. В целом, число членов кооперативов достигает 300, из которых 54% — женщины.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Имея значительный женский ресурс, Армения сегодня не может полноценно использовать этот потенциал. С другой стороны, как только активизируется занятость женщин в возрасте 1830 лет — резко падает рождаемость, особенно 3-его и последующих детей, что в свою очередь отражается на демографической ситуации в стране. Серьезной проблемой для страны является «потеря» села как основного «поставщика человеческого ресурса». Ряд мер, принятых правительством Армении 13, чуть-чуть улучшили положение с рождаемостью, но проблема воспроизводства населения остается пока актуальной.

Болезненной проблемой для страны является очень низкий уровень участия женщин в органах местного самоуправления. В настоящее время в Армении действует 866 сельских органов самоуправления, в штатах которых числится 6006 общинных служащих, из них 4866% — женщины. Несмотря на высокую долю женщин в общинной службе, очень малое число из них занимает руководящие и выборные должности. Сегодня всего 17 женщин возглавляют сельские общины (2%) и всего 515 женщин (9,9%) избраны в состав сельских органов самоуправления. 14 По показателю участия женщин в политике Армения занимает 123-е место из 142 стран, что также имело отрицательное воздействие на позиции страны по Глобальному гендерному индексу (103) 15.

С точки зрения общественного мнения самой злободневной проблемой в республике на сегодняшний день является доступность медицинских услуг, особенно с применением высокотехнологического оборудования и современных методов лечения. В качестве решения проблемы правительство и общественно- политические силы обсуждают внедрение универсального обязательного медицинского страхования, что связано с множеством проблем, таких как внедрение единых баз данных в системе здравоохранения, разработка и электронное

сохранение протоколов лечения болезней, подготовка кадров, техническое оснащение лечебных учреждений, поликлиник, амбулаторий, защита персональных данных и т.п.

Другой актуальной проблемой для устойчивого сельского развития является ограниченный доступ сельского населения к государственной пенсионной системе. Изначально сельские жители как физические лица не платят подоходный налог с самозанятости. Из всех занятых на селе 83% — это самозанятые, т.е те, которых статистика причисляет к неформальному сектору из-за отсутствия (или необозримости) оплаты их труда. Причем по всей стране основная доля неформальной занятости приходится именно на село (64,1%) и именно на женщин (55%). Это означает, что около 250 тысяч сельских женщин, занятых неформальным (необлагаемым подоходным налогом) трудом в пенсионном возрасте встанут перед проблемой.

Следующей злободневной проблемой села является отходничество или современным термином — трудовая миграция мужского населения на сезонные работы преимущественно в РФ и другие страны СНГ. Миграционная служба РА заявляет о 100-120 тысячном ежегодном потоке именно таких мигрантов. Будучи очень чувствительной темой для армянской общественности, она находится в постоянном поле зрения исследователей и политиков. Многочисленные обследования домашних хозяйств, омнибусные опросы граждан показывают, что отсутствие мужчин во многих селах стало просто бедствием для развития этих сел, причем как социальным (неполноценные семьи, безотцовщина, резкое сокращение социально-культурных мероприятий и т.п.),так и экономическим (слабая экономическая мотивация, нехватка рабочих рук для работ общинного характера).

Актуальной проблемой Армении являются малые (даже микро) села, которые не имеют никакого потенциала для «самовыживания». Из 866 сельских общин республики 272, или 31%, имеют постоянное население менее 500 человек. С учетом интенсивной миграции мужского населения именно из таких сел, в некоторых из них остаются 10-15 семей, состоящих фактически из женщин, стариков и детей. Стратегическим направлением для решения этой проблемы является административно-территориальное укрупнение общин. В 2015 году впервые 23 сельских и 2 городские общины в трех марзах были объединены в три новые крупные административные единицы. На повестке дня создание еще 12 таких укрупненных общин, что позволит «сообща» — объединенным бюджетом решать социальные вопросы, такие как содержание школ, детских садов, ремонтирование сельских дорог, стимулирование местного бизнеса и т.д.

Примечания

1 Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015a.

2 World Economic Forum. 2014.

3 Guilmoto, C. Z. 2013.

4 Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015b.

5 В последний раз такая ситуация в Армении была в послевоенные 1945-47 годы. В 2011 году показатели рождаемости в сельской и городской местностях Армении составляли в промилях соответственно 14,2 и 14,4, в 2012-ом - 13,8 и 14,2, в 2013-ом - 13,6 и 14,0, в 2014-ом — 13,8 и 14,6. Источник: Национальная статистическая служба Республики Армения. Демографический сборник Армении. 2015.

6 Тенденции в соотношении показателя бедности в разрезе город/село не изменялись, начиная с 1996 года. Источник: Национальная статистическая служба Республики Армения и Всемирный банк. 2015.

7 Процесс приватизации земли в Армении подробно описан в: Lermann, Z. &Mirzakhanian, A. 2001.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8 Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015c.

9 Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015d.

10 Решение Правительства РА N534 от 17 апреля 2014 года.

11 По оценкам Министерства экономики РА, в 2014 году 98% всех зарегистрированных предприятий РА относились к данному определению SME. «Женские» SME составляли 8871 или 11-12% всех малых предприятий. SME сектор в Армении обеспечивает занятость 290 тысячам работников, и его вклад в ВВП составляет примерно 44%.

12 До 2015 года было 5 млн AMD, с 2016 года — уже 7 млн драм.

13 В целях смягчения ситуации с рождаемостью, правительство приняло следующие ключевые меры: во-первых, с 2011 года были введены государственные сертификаты на родовспоможение. Они дают право на абсолютно бесплатные роды в любом медицинском учреждении, включая частное, и выдаются всем без исключения беременным. Во-вторых, с 2012 года дети до 7-ми лет вошли в государственную программу, обеспечивающую им при необходимости стационарное лечение, независимо от социального статуса семьи и типа болезни. В-третьих, с 2014 года начала действовать программа «материнского капитала». Так, если за рождение 1-го и 2-го ребенка семья получала (и сегодня получает) 50 тысяч драмов, то за 3-его ребенка — уже 500 тысяч драмов наличными, плюс еще 500 тысяч перечисляется на банковский счет в качестве материнского капитала, а за 4-ого и последующих детей материнский капитал уже составляет 1 млн драмов. В четвертых, с января 2016 года неработавшие матери тоже будут получать декретный отпуск в расчете 140 дней (70 дней дородового и 70 дней послеродового отпуска) в сумме, рассчитанной на базе минимальной зарплаты, ежегодно устанавливаемой Национальным Собранием РА (в настоящее время — 55 тысяч драмов).

14 GIZ, EU & UNDP. 2015.

15 World Economic Forum. 2014.

Список литературы

1. GIZ, EU & UNDP. 2015. Participatory Democracy in Local Self-Government. Yerevan, Armenia.

2. Guilmoto, C. Z. 2013. Sex Imbalances at Birth in Armenia: Demographic Evidence and Analysis. Yerevan: UNFPA. (размещено по адресу: http://www.unfpa.am/sites/default/ files/Sex_Imbalance_report_Eng_final-with%20cover-final.pdf).

3. Lermann, Z. & Mirzakhanian, A. 2001. Private Agriculture in Armenia.

4. Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015a. Население. Демографический сборник Армении. (размещено по адресу: http://www. armstat.am/ file/article/demog_2015_2.pdf).

5. Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015b. Демографический сборник Армении. (размещено по адресу: http://www.armstat.am/ file/ article/demog_2015_00.pdf).

6. Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015c. Демографический сборник Армении. (размещено по адресу: http://www.armstat.am/ file/ doc/99493648.pdf).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Национальная статистическая служба Республики Армения. 2015d. Рынок труда Республики Армения, 2010-2014. Ереван. (размещено по адресу: http://www. armstat.am/file/article/trud_2015_6.pdf).

8. Национальная статистическая служба Республики Армения и Всемирный банк. 2015. Социальная картина Армении и бедность: статистический аналитический отчет. Ереван, 2015. (размещено по адресу: http:// www.armstat.am/file/article/1. poverty-2015e_00.pdf).

9. World Economic Forum. 2014. The Global Gender Gap

Report, October 2014. (размещено по адресу: http://www3.

weforum.org/docs/GGGR14/GGGR_CompleteReport_2014.pdf).

36 -

INTERNATIONAL AGRICULTURAL JOURNAL № 4/2017

www.mshj.ru