Научная статья на тему 'Гендер и проблемы развития сельского хозяйства в Кыргызстане'

Гендер и проблемы развития сельского хозяйства в Кыргызстане Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
160
25
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНДЕРНАЯ СТРУКТУРА / ГЕНДЕРНОЕ РАВЕНСТВО / СЕЛЬСКАЯ ЗАНЯТОСТЬ / УСЛОВИЯ ТРУДА / СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ / ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ОПЛАТА ТРУДА / СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКИХ РАЙОНОВ / ДОСТУПНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ РЕСУРСОВ / GENDER STRUCTURE / GENDER EQUALITY / RURAL EMPLOYMENT / WORKING CONDITIONS / SOCIAL SECURITY / VOCATIONAL TRAINING / REMUNERATION OF LABOUR / SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT OF RURAL AREAS / THE AVAILABILITY OF PRODUCTION RESOURCES

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Курманова Гульнара

Представляем Вашему вниманию семь статей из сборника Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) «Гендерное равенство, социальная защита и развитие сельских регионов: взгляд из Восточной Европы и Центральной Азии», изданного по итогам прошедшей в Минске 25-26 февраля 2016 г. встрече экспертов экономистов, социологов и специалистов по гендерной проблематике из 12 постсоветских стран Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии, на которой были подняты и рассмотрены вопросы, находящиеся на пересечении таких тем, как гендерное равенство, социальная защита и развитие сельских районов в регионе. На сегодняшний день существует недостаток документированных знаний, исследований и общественной полемики, которые, используя междисциплинарный подход, сосредотачивались бы именно на этих вопросах в контексте данного региона. Между тем, эти вопросы имеют критически важное значение для социально-экономического развития региона. Одной из причин того, что вопросы необходимости учета гендерного фактора в сельском хозяйстве и сельском развитии и содействия проведению большего количества исследований в этой области остаются на периферии исследований и общественной полемики, является широко распространенное в обществе мнение о том, что все вопросы, касающиеся гендера, были уже решены в прошлом и не являются проблемой для сельского развития и социальной защиты. Действительно, в постсоветских странах женщины, даже в сельских районах, по-прежнему имеют относительно высокий уровень грамотности и образования и высокий уровень экономической активности. Однако, если выйти за пределы средних показателей и по возможности дезагрегировать имеющиеся статистические данные по признаку пола и по месту проживания, то обнаружится, что в критических областях (например, в отношении формальной занятости, доступа к социальным услугам, таким как учреждения по уходу за детьми или пенсионное обеспечение, а также в отношении участия в местном самоуправлении и т.д.) сельские женщины часто находятся в наименее благоприятном положении. Некоторые сферы, такие как доступ к производственным ресурсам (земельным ресурсам, кредитам, сельскохозяйственной технике, услугам по распространению сельскохозяйственных знаний и т.д.), имеют первостепенное значение для уровня жизни сельских домохозяйств, но, как правило, не рассматриваются с учетом гендерной проблематики. Во всех странах региона женщины составляют большинство сельского населения и значительную часть рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве. Тем не менее, всеобъемлющая тенденция преобладание сельских женщин на неформальных, низкоквалифицированных и низкооплачиваемых работах. Доступ сельских женщин к активам и производственным ресурсам значительно ниже по сравнению с сельскими мужчинами. За последние десятилетия резко сократилось участие сельских женщин в общественной жизни, а щедрое социальное обеспечение больше не является нормой. Сельские женщины представляют собой важный ресурс для экономического развития, хотя в значительной степени и неучтенный, поскольку их вклад в экономику носит зачастую невидимый характер и остается незамеченным. Этот вклад необходимо признать и подробнее изучить взаимосвязи между вопросами гендерного равенства и развитием сельских районов в контексте рассматриваемого региона. Специалисты, принимавшие участие в минской встрече, по существу образуют региональную сеть экспертов, обладающих богатым опытом и компетенцией, а также глубоким знанием ситуации в регионе. Несмотря на то, что их взгляды и мнения порой существенно различаются, они помогают создать более полное представление об основных проблемах в отношении социального развития и развития сельских районов в регионе. При этом все эксперты сходятся в одном: без пристального внимания к созданию достойных рабочих мест и социальной инфраструктуры в сельской местности, а также без проведения политики, учитывающей гендерные вопросы, дальнейшее улучшение положения сельских женщин, их семей и сельских общин останется несбыточной мечтой. На встрече в Минске эксперты указали на необходимость более эффективной передачи знаний и обмена опытом между странами региона, подчеркнув, что этот потенциал может служить в качестве движущей силы в процессе разработки научно обоснованной политики, отвечающей потребностям социально уязвимых групп.We present to Your attention four articles from the collection of the Food and agriculture organization of the United Nations (FAO), «Gender equality, social protection and rural development: a view from Eastern Europe and Central Asia», published the results held in Minsk on 25-26 February 2016 the meeting of experts economists, sociologists and specialists in gender issues from 12 post-Soviet countries of Eastern Europe, South Caucasus and Central Asia, which was raised and discussed issues at the intersection of topics such as gender equality, social protection and rural development in the region. To date, there is a lack of documented knowledge, research and public debate, which, using an interdisciplinary approach, focused on these issues in the context of this region. Meanwhile, these issues are of critical importance for socio-economic development of the region. One of the reasons that the need of gender mainstreaming in agriculture and rural development and facilitating more research in this area remain on the periphery of research and public debate, is the widespread public perception that all gender issues were already solved in the past and are no problem for the rural development and social protection. Indeed, in post-Soviet countries women, even in rural areas still have a relatively high level of literacy and education and high level of economic activity. However, if we go beyond averages and to disaggregate statistics by sex and place of residence, it is found that in critical areas (for example in relation to formal employment, access to social services such as care for children or retirement security, as well as to participate in local government, etc.), rural women are often in a less favourable situation. Some areas, such as access to productive resources (land, credit, agricultural machinery services, agricultural extension, etc.) are of paramount importance for the livelihoods of rural households, but generally are not considered from a gender perspective. In all countries women make up the majority of the rural population and a significant part of the labour force engaged in agriculture. However, a comprehensive trend is the predominance of rural women in informal, low-skilled and low-paying jobs. Rural women's access to assets and productive resources is much lower compared to rural men. Over the past decade sharply reduced the participation of rural women in public life, and a generous social security is no longer the norm. Rural women constitute an important resource for economic development, although largely unreported, because their contribution to the economy is often invisible in nature and goes unnoticed. This contribution must be recognized and further explore the relationship between gender equality and rural development in the context of the region. Experts who took part in the Minsk meeting, essentially form a regional network of experts with a wealth of experience and competence as well as deep knowledge of the situation in the region. Despite the fact that their views and opinions sometimes differ significantly, they help to create a more complete idea of the main issues in relation to social development and rural development in the region. All the experts agree on one thing: without careful attention to the creation of decent jobs and social infrastructure in rural areas, and without policies based on gender issues, to further improve the situation of rural women, their families and rural communities will remain a pipe dream. At the meeting in Minsk, the experts pointed out the need for more effective transfer of knowledge and exchange of experience among countries in the region, stressing that this potential can serve as a driving force in the process of developing evidence-based policy that meets the needs of disadvantaged groups.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Гендер и проблемы развития сельского хозяйства в Кыргызстане»

Гульнара Курманова —

кандидат биологических наук, исследователь с более чем тридцатилетним опытом. Специализируется на исследованиях положения различных социальных групп с использованием методологии качественных исследований. С1996 года — активная участница движения за гендерное равноправие, основатель неправительственной организации, работающей c наиболее уязвимыми слоями женщин. Как эксперт, выполнила более 20 полевых исследований в странах Центральной Азии, в России и Литве для Программы развития ООН (ПРООН), Объединённой программы ООН по ВИЧ/СПИД (UNAIDS) и Агентства США по международному развитию (USAID). Экс-член Координационного Совета UNAIDS и Правления ГФСТМ'. Автор ряда книг, посвященных вопросам развития гражданского общества, а также пособия для педагогов «Здоровый образ жизни», переведенного на казахский, кыргызский и узбекский языки. С 2013 года активно занимается вопросами развития сельских местностей.2

ТЕНДЕР И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

В КЫРГЫЗСТАНЕ

Кыргызстан — страна в сердце Центральной Азии, более 90% ее территории занимают горы. На одного человека приходится 0,25 га пахотных земель, из них 0,18 га требуют орошения.3 Несмотря на принимаемые правительством меры, площади пахотных земель, в том числе орошаемых, продолжают сокращаться. Пастбища занимают около 10 миллионов га, которые переданы во владение местным пастбищным комитетам.4

Численность постоянного населения Кыргызской Республики в 2016 году достигла 6 миллионов человек; их них две трети (66%) проживают на селе. Дети и подростки составляют 33% населения, а среди жителей старшего возраста преобладают женщины, в силу большей продолжительности их жизни по сравнению с мужчинами.5

ВВП на душу населения в Кыргызстане составил в 2015 году 2400 долларов США6. Средняя заработная плата составляет около 200 долларов США в месяц. Величина прожиточного минимума в 2015 году составила 5212,95 сома (около 77 долларов США)7. Уровень бедности в 2014 году составил 37% населения, из которого около 70% являлись жителями сельских районов.8

Индекс гендерного неравенства в Кыргызстане составляет 0,353. Это означает, что страна несет потери в развитии человеческого потенциала, эквивалентные 35%, из-за неравенства в возможностях достижений женщин и мужчин, расширения прав и возможностей и экономического положения.

В то же время Кыргызстан имеет более значимые результаты в образовании и участии женщин в политической жизни, чем в целом по Европейскому и Центрально-Азиатскому регионам вместе взятым.

В Кыргызской Республике существует развитое законодательство в сфере гендерного равноправия, основанное на конституционных положениях о равенстве обоих полов и недискриминации по признаку пола, включая верховенство во внутреннем законодательстве международного права, а также Закон Кыргызской Республики «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин» (2008)9. На законодательном уровне женщины обладают теми же правами соб-

ственности на землю и другие сельскохозяйственные ресурсы, что и мужчины.

Однако de facto распределение властных полномочий по гендерному признаку вполне асимметрично, и женщины менее представлены в местных выборных органах (рис. 1). В целом можно утверждать, что традиционная роль женщины на селе более выражена, чем в городе.

Женщины местных сельских сообществ также мало вовлечены в разработку и реализацию программ, которые их касаются, и не всегда могут открыто заявить о своих потребностях и тем более совместно и стратегически работать для их продвижения. Это важное направление, в котором надо работать для дальнейшего усиления женщин.

Доля женщин в органах местного

самоуправления (2011, 2012)

0 20 40 60 80 100 120

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

■ Женщины ■ Мужчины

Рисунок 1. Доля женщин в органах местного самоуправления (2011, 2012)10, Кыргызская Республика (Диаграмма автора)

1 Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

2 Выражение признательности: автор выражает благодарность Алме Узбековой, специалисту по связям с общественностью Центрально-Азиатского хаба Горного Партнерства за помощь и поддержку в общении с экспертами и определении источников информации для написания этой статьи.

3 Министерство сельского хозяйства Кыргызской Республики. 2012., С. 7.

4 Кервен, Штайман, Эшли и др., С.41.

5 Национальный статистический комитет, 2015а. С. 6 — 7.

6 Экономика Киргизии, от 09 марта 2015 года.

7 Национальный статистический комитет, 2016.

8 Национальный статистический комитет, 2015с. С.1

9 Закон Кыргызской Республики «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин» от 4 августа 2008 года № 184.

10 ФА0.2016. С.54 — 55, с изменениями.

22 -

INTERNATIONAL AGRICULTURAL JOURNAL № 2 / 2017

www.mshj.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Женщины и мужчины в Кыргызстане имеют равное право на труд. Доля женщин среди экономически активного населения высокая, однако разрыв между женским и мужским участием является значительным (56,0% женщин против 79,5% мужчин)11. Занятость мужчин в сельском хозяйстве республики по состоянию на 2014 год выше занятости женщин (55,5% мужчин против 45,5% женщин)12, хотя доля занятых женщин обнаруживает тенденцию к росту.13 Внешняя трудовая миграция вносит значительный вклад в экономику страны и одновременно вызывает ряд неблагоприятных социальных последствий, однако надежных количественных данных, де-затренированных по полу, для сельской местности нет.

В то же время женщины на селе часто лишены возможности участвовать в производительном оплачиваемом труде, поскольку их репродуктивные и домашние обязанности не позволяют им уделять достаточно времени на получение соответствующего образования и совершенствование профессиональных навыков. Затраты времени на ведение домашнего хозяйства составляют:

• Женщины — 17,4% суточного времени

(4,2 часа в день)

• Мужчины—5,7% суточного времени14.

Доступ к детским садам высвобождает

время матерей и уменьшает время, которое они тратят на неоплачиваемый труд. Несмотря на успехи, достигнутые за последние годы в Кыргызстане в деле продвижения дошкольного образования, только 29% детей в стране имеют доступ к детским садам15, причем в сельской местности охват непропорционально мал и составляет (по данным, доступным на 2010 год) менее 5%16. Все вместе взятое делает сельских женщин исключительно зависимыми в экономическом плане от мужей, занятых в оплачиваемой трудовой деятельности.

Приватизация земель предоставила жителям села возможность самостоятельно генерировать доход, что исключительно важно для снижения уровня бедности. Однако доля женщин, владеющих землей, автомашинами и сельскохозяйственной техникой, значительно ниже доли мужчин. Мужчины и женщины имеют разный

доступ к экономическим ресурсам, и соответственно, у женщин меньше возможностей вести бизнес и управлять семейным бюджетом. По данным исследований, проведенных на местном уровне, 64% мужей и только 5% жен в Кыргызстане владеют землей17 (рис. 2). Из других важных средств производства машинами владеют 36% мужей и только 1% жен, сельскохозяйственной техникой — 20% мужей и 1,6% жен18. В 2015 году женщины возглавляли менее одной пятой (19,4%) всех крестьянских и фермерских хозяйств19.

Примечательно, что в сельском хозяйстве, в отличие от других секторов экономики Кыргызстана, заработная плата жен-

щин практически равна зарплате мужчин, а в отдельные годы даже превышает ее. Так, в 2014 году среднемесячная номинальная начисленная заработная плата женщин составила 6193 сомов (около 90 долларов США), а мужчин — 6074 сомов20, что может быть обусловлено в целом невысоким ее уровнем, но анализ того, почему так происходит, еще предстоит сделать.

Из-за неравной занятости в оплачиваемых видах деятельности и неучтённости труда женщин в семейный бюджет мужья вносят более видимый вклад, чем жены21 (рис. 3), и соответственно, имеют более весомое слово в процессе принятия решений о распределении доходов (рис. 4)22.

Рисунок 2. Собственность на средства производства в сельском хозяйстве, Кыргызская Республика23

Рисунок 3. Доля доходов членов семьи в формирование семейного бюджета в сельских семьях, Кыргызская Республика24

11 Там же. С.10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12 Национальный статистический комитет. 2015а. С. 61

13 Национальный статистический комитет. 2014.С.12.

14 ФАО, ор.сК. С.32

15 Заявление министра образования Э.Сариевой от 18 мая 2016 года, цит. по: Бенгард А., 2016 .

16 Цит. по: Турсунов Х. 2012.

17 Прим. редактора — данные отражают результаты локальных исследований и не могут быть репрезентативны в масштабах республики.

18 вЕР/иШР. 2011. С. 17.

19 74 531 крестьянское (фермерское) хозяйство возглавляли женщины и 309 787 — мужчины. Источник: Национальный статистический комитет, 2015Л С. 66.

20 ФАО, ор.сК. С.59.

21 вЕР/иШР, ор.сК. С. 18.

22 Там же. С. 19.

23 вЕР/иШР, ор.сК. С. 17.

24 Там же. С. 18.

- 23

МСХЖ — 60 лет! МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 2/2017

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Право на жилье — конституционное право Кыргызской Республики, в равной мере распространяющееся на мужчин и на женщин, традиционно на постсоветском пространстве воспринимаемое как основное социальное благо. На практике, в селах в 66% случаев семейным жильем владеют мужья, и только в 6% случаев — жены25 (рис.5), что ставит женщину в заведомо уязвимое положение.

Ключевыми и социально важными ресурсами в Кыргызстане являются отопление, освещение, вода и санитарная инфраструктура, а также информация. Доступ к этим ресурсам настолько важен, что стал предметом альтернативного отчета в 2015 году в Комитет ООН по Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин26. В силу необходимо-

сти выполнять домашнюю работу — готовить еду, убираться, стирать, купать детей, а также в силу своих физиологических особенностей, женщины больше страдают от отсутствия доступа к воде, чем мужчины. Большая часть сельских домохозяйств Кыргызстана (81,8%) имеет доступ к улучшенным источникам (безопасной) питьевой воды.27 Однако в целом доступ к этим ресурсам остается ограниченным, что приводит к еще большему увеличению затрат женщинами времени на неоплачиваемый домашний труд, а также способствует распространению заболеваний, в первую очередь кишечных. Ограничение доступа к информации, связанное, прежде всего, с малой доступностью на селе Интернета, и его влияние на положение женщин должно стать темой отдельного исследования.

Несмотря на то, что Кыргызстан — бедная страна и может обеспечить своим гражданам лишь минимальную социальную поддержку, система социальной защиты в ней в основном сохранила свою структуру с советских времен и функционирует. Независимые исследования показывают, что 45,3% респондентов — жителей села — имеют доступ к социальной защите, в первую очередь к пенсиям и пособиям на ребенка30.

Явно выраженную направленность на смягчение гендерных различий имеет выплата пособия по беременности и родам. Средний размер пособия по беременности и родам для работающих женщин составляет 7660 сомов (около 100 долларов США), для женщин, занимающихся предпринимательской деятельностью, членов крестьянских (фермерских) хозяйств и женщин, имеющих официальный статус безработной, — 3500 сомов (около 50 долларов США)31.

Женщины в Кыргызстане выходят на пенсию в 55 лет, на 5 лет раньше, чем мужчины. Доля пенсионеров в общей численности населения Кыргызстана на протяжении последних пяти лет составляет около 11%. Среди пенсионеров женщины составляют 65%, мужчины — 35%. Однако средний размер начисленной пенсии у мужчин выше, чем у женщин (4,553 против 4,222 сомов соответственно)32. Картина пенсионного обеспечения на селе в гендерном разрезе остается неясной, но вряд ли она лучше, чем в целом по стране.

Крупные расходы

Текущие расходы

- Все аместе Родители —Жена Муж

23.5

17.9

_ 8.1

17.9

7.4

40.1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

. ¿1,2

52.4

Рисунок 4. Доступ членов семьи к семейному бюджету, Кыргызская Республика28.

Рисунок 5. Собственность на жилье в селах. Кыргызская Республика29

Питание и продовольственная безопасность. Кыргызстан выполнил и даже перевыполнил задачи в рамках ЦРТ по сокращению масштабов нищеты, и, хотя уровень недоедания сокращается более медленными темпами33, в целом улучшения налицо. В то же время ряд показателей плохого питания и распространенность связанных с ним заболеваний и состояний обнаруживает явные тендерные различия. Например, женщины чаще имеют избыточный вес (34,6% против 30,2% у мужчин) и страдают ожирением (11,1% против 8,0% у мужчин)34. Сельские женщины также более склонны к избыточному весу, чем городские (38 и 32% соответственно)35.

Имеющиеся полевые наблюдения свидетельствуют о сложившихся на селе

25 Там же. С. 15.

26 Альтернативный отчет к четвертому периодическому докладу Кыргызской Республики комитету СЕРДШ, Бишкек, 2015. С. 39 — 41.

27 ФАО, ор.сК. С.22.

28 Там же. С. 19.

29 Там же.

30 вЕР/иШР, ор.сК. С. 33.

31 Программа развития социальной защиты населения Кыргызской Республики на 2015-2017 годы. С.15.

32 Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2015Л С. 83.

33 ФАО, ор.сК. С.22.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

34 Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2015Л С. 80. См. также: Медико-демографическое исследование Кыргызской Республики 2012 года. С. 206 — 207. (размещено по адресу: http://dhsprogram.com/pubs/pdf/FR283/FR283.pdf).

35 Медико-демографическое исследование Кыргызской Республики 2012 года. С. 206 — 207

24 -

INTERNATIONAL AGRICULTURAL JOURNAL № 2 / 2017

www.mshj.ru

практиках, когда продукция, произведенная в домохозяйстве (в частности, молоко), отправляется на рынок и не попадает на семейный стол.36

Экономика на уровне домохозяйств и культурные паттерны питания в стране описаны поверхностно, и это, наряду с отсутствием статистики, разделяющей соответствующие показатели по полу и типу поселения ( «город-село»), не помогает представить более полную картину питания на селе. В преодоление этого пробела решающую роль может внести ФАО.

В заключение имеет смысл подчеркнуть:

• Кыргызская Республика нуждается в лучших данных, отражающих сравнительные преимущества и пробелы в продвижении к качественным условиям жизни и развития сельских женщин и мужчин. Государственные и неправительственные организации могли бы более систематически взаимодействовать в разработке национальной системы ген-дерных индикаторов для села, гармонизированной с такими существующими национальными и международными системами, как ЦУР, для их внедрения на уровне Национального статистического комитета.

• Сельские женщины и мужчины Кыргызстана должны рассматриваться не как объект исследований и вмешательств, а как участницы и участники всех процессов и как стороны, принимающие решения, которые их касаются. Сообщества, местные власти, гражданский сектор и государственные органы могли бы значительно расширить участие сельских женщин и мужчин в определении их собственного будущего на всех уровнях — от семьи и местного самоуправления до высших уровней управления страной.

• Исследования, связанные с питанием и продовольственной безопасностью на селе, пока не дают ясной картины сложившейся ситуации и не помогают понять, какие меры и кто должен предпринять для ее улучшения. В этой связи, ФАО могла бы принять на себя роль лидера в поддержке таких исследований и поощрять местных исследователей вносить свой вклад в улучшение понимания ситуации с питанием на селе.

• Тенденции последних лет, такие как внешняя миграция, изменение внешних и внутренних рынков, новая структура информационного поля, а также их воздействие на сельских женщин и мужчин Кыргызстана, очевидны, но пока плохо понятны. Исследовательское сообще-

ство, при поддержке международных организаций, в состоянии тщательно изучить эти актуальные вопросы с тем, чтобы оценить их воздействие на ген-дерные различия на селе. Основные факты, оценки и прогнозы, отражающие гендерные различия на селе, в Кыргызстане остаются достоянием небольшого круга экспертов государственных и неправительственных организаций. Было бы полезно для всего общества, если бы средства массовой информации, в первую очередь доступные на селе, расширили освещение гендерных вопросов на примерах из жизни и на языке, понятном широким кругам сельских жителей.

Список литературы

1. Альтернативный отчет к четвертому периодическому докладу Кыргызской Республики комитету CEDAW. 2015. (размещено по адресу: http://www.wsc. кд/151).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Бенгард A. В Кыргызстане не хватает 1,5 тысячи детских садов. 18 мая 2016 года., Бишкек — ИА «24.кд». (размещено по адресу: http://24.kg/ obschestvo/32149_v_kyirgyizstane_ ne_hvataet_15_tyisyachi_detskih_sadov).

3. Закон Кыргызской Республики «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин» от 4 августа 2008 года № 184, Бишкек. (размещено по адресу: https://www.hsph.harvard.edu/.../ womenrights/kyrgyzstan.equalrig).

4. Кервен К., Штайман Б., Эшли Л. и др. 2011. Пасторализм и фермерство в горах Центральной Азии: исследовательский обзор. УЦА, Центр исследований горных сообществ. Бишкек. (размещено по адресу: http://www.ucentralasia. org/Content/ downloads/pastoralism_and_ farming_in_central_asia_mountains-rus.pdf).

5. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2012. Медико-Демографическое Исследование: предварительный отчет. Бишкек, Кыргызская Республика.

6. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2014. О положении сельских женщин в Кыргызской Республике. (размещено по адресу: http://www.stat. kg/media/publicationarchive/66bd4835-30f0-4dcc-b321- 694e9b12e336.pdf).

7. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 20Ш. Социальные тенденции Кыргызской Республики 2010 — 2014., вып. 11, Бишкек. (размещено по адресу: http://www.stat.kg/media/ publicationarchive/66bd4835-30f0- 4dcc-b321-694e9b12e336.pdf).

8. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2015Ь. Демографический ежегодник Кыргызской Республики. (размещено по адресу: http://www.stat.kg/

media/publicationarchive/99205c1e-cb4d-499e-b03c- fe7648456fa1.pdf).

9. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2015c. Уровень бедности в Кыргызской Республике в 2014 году. (размещено по адресу: http://www.stat.kg/ media/publicationarchive/8f14d08e-7469-4ebe-bbf1-bc7c059f6f8a. pdf).

10. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2015d. Женщины и мужчины Кыргызской Республики, 2010-2014. (размещено по адресу: http://www.stat.kg/ media/publicationarchive/534f0c98-fb76-4922-b8c1-6b8b8f44ba7. pdf).

11. Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2016. Прожиточный минимум для основных социально-демографических групп населения за

2015 год. Экспресс-информация от 14 января

2016 года. (размещено по адресу: http://www. stat.kg/media/files/0f7c8629-fb12-44b4-b78f-ae9f9205c0ec. pdf от 14 марта 2016 года).

12. Программа развития социальной защиты населения Кыргызской Республики на 2015-2017 годы. Утверждена постановлением Правительства Кыргызской Республики от 27 февраля 2015 года № 85. (размещено по адресу: https://mlsp.gov.kg/sites/default/files/1.docx).

13. Министерство сельского хозяйства Кыргызской Республики. 2012. Стратегия развития сельского хозяйства Кыргызской Республики до 2020 года.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Турсунов Х. Кыргызстан: Исчезающие детские сады. 5 ноября 2012. Transitions online (TOL). (размещено по адресу: http://www.tol. org/client/article/23466- kyrgyzstan-preschools-children-russian.html).

15. ФАО. 2016. Национальный гендерный профиль сельского хозяйства и сельских домохо-зяйств: Кыргызская Республика. Country Gender Assessment Series. Будапешт.

16. Экономика Киргизии — Википедия. (размещено по адресу: https://ru.wikipedia. org/ wiki/ от 09 марта 2015 года).

17. Global Environment Facility/UNDP. 2011. Study of potential social and gender impacts of small and micro HPP on local communities of the Kyrgyz Republic. Bishkek.

18. World Food Programme. 2012. Food Security Assessment: Kyrgyz Republic. (размещено по адресу: https://www.wfp.org/sites/ default/files/WFP%20 Kyrgyzstan%20EFSA%20 September%202012%20(FINAL).pdf).

19. National Statistical Committee of the Kyrgyz Republic. 2013. Kyrgyz Republic Demographic and Health Survey 2012. — National Statistical Committee of the Kyrgyz Republic Bishkek, Kyrgyz Republic Ministry of Health Bishkek, MEASURE DHS ICF International Calverton, Maryland, U.S.A. Kyrgyz Republic. 2013. (размещено по адресу: http://dhsprogram.com/pubs/pdf/ FR283/FR283.pdf).

36 World Food Program, 2012. C.6. МСХЖ — 60 лет/

- 25

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ № 2 / 2017