Научная статья на тему 'Взаимодействие ссудного рынка и экономического роста'

Взаимодействие ссудного рынка и экономического роста Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
202
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ССУДНЫЙ РЫНОК / РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Иванченко И.С.

В статье анализируется причинно-следственная связь между уровнем развития ссудного рынка и экономическим ростом, приводится обзор литературы на эту тему, описываются результаты авторских статистических вычислений. Делается вывод о том, что в России макроэкономические переменные реального сектора экономики определяют тенденцию развития ссудного рынка, а не наоборот, как это происходит в большинстве развивающихся стран.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Взаимодействие ссудного рынка и экономического роста»

Финансовая политика

УДК 330.354

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ссУднОГО рынкА

и экономического роста

И. С. ИВАНЧЕНКО, доктор экономических наук, профессор кафедры финансово-экономического инжиниринга E-mail: ivanchenko_is@mail. ru Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)

В статье анализируется причинно-следственная связь между уровнем развития ссудного рынка и экономическим ростом, приводится обзор литературы на эту тему, описываются результаты авторских статистических вычислений. Делается вывод о том, что в России макроэкономические переменные реального сектора экономики определяют тенденцию развития ссудного рынка, а не наоборот, как это происходит в большинстве развивающихся стран.

Ключевые слова: ссудный рынок, реальный сектор экономики, экономический рост.

Термин «взаимодействие» является сложным и многогранным в том случае, если он используется в качестве связующего звена между такими емкими экономическими категориями, как «ссудный рынок» и «экономический рост». Исследователи редко используют это слово в названии своих статей, потому что трудно не только выполнить научную работу на аналогичную тему, но и изложить ее результаты. Автор не претендует на универсальность и эксклюзивность, однако применение метода векторной авторегрессии для обработки статистических данных позволило глубоко и всесторонне проанализировать взаимное влияние российского ссудного рынка и экономического роста, а также выявить среди этих

двух категорий ведущую и ведомую в плане начала генерации делового цикла в нашей стране.

До недавнего времени среди ученых-экономистов преобладало убеждение, что экономический рост не определяется факторами финансового рынка, доминирующим сегментом которого в нашей стране является ссудный рынок, а зависит только лишь от природных и трудовых ресурсов, капитала, воплощенного в основных фондах. Финансовый рынок выносился за рамки научного анализа в соответствии с концепцией о нейтральности денег в экономике. Но в 1980-х гг. на практике и в теории появились доказательства того, что этот рынок играет вполне самостоятельную и важную роль в обеспечении экономического роста. Были созданы монетарная теория экономического роста и теория деловых циклов, к которым прибегают исследователи для объяснения взаимосвязи уровня финансового рынка и повышения эффективности экономики.

Родоначальницей теории, согласно которой состояние финансового рынка оказывает значимое воздействие на реальный сектор экономики и экономический рост, была именно классическая школа. В работах У. Бейджхота, Р. Кантильона, Д. Юма и Г. Торнтона оценивалось влияние денежного рынка, денежного обращения на инвестиции и на объем вы-

пуска в реальном секторе экономики. В концепциях же Дж. М. Кейнса и его последователей финансовый рынок играл важную, но не главную роль, так как кейнсианцы полагали, что развитие финансового рынка производно от роста экономики [6]. Однако более поздние исследования сняли это противоречие: финансовое развитие тянет за собой экономический рост в развивающихся странах. В случае же развитых государств экономический рост сам генерирует совершенствование финансовой системы. В последнее время все большее распространение получают модели, в которых финансовый рынок стимулирует технический прогресс и инновации, направляя инвестиции в НИОКР [3].

О ссудном рынке и о влиянии банковского кредитования на реальный сектор экономики написано большое количество научных работ как в нашей стране, так за рубежом, что подтверждает высокую актуальность таких исследований. Стало уже аксиомой утверждение о том, что кредитование является двигателем прогресса и практически единственным источником, способным материально поддержать инновационный рост в любой стране (независимо от ее политической ориентации и уровня экономического развития). Кредитование:

— облегчает воспроизводственный процесс;

— ускоряет научно-техническую революцию;

— влияет на товарно-денежную сбалансированность экономики;

— стимулирует расширенное воспроизводство товаров, ускоряет их обмен и потребление.

Значительно меньшее количество научных работ посвящено изучению обратной связи между экономическим ростом и развитием кредитного рынка. Вопрос же о причинно-следственной связи между развитием ссудного рынка и экономическим ростом рассматривается в специальной литературе крайне редко и является, на взгляд автора, важным предметом будущих теоретических и эмпирических исследований. Ученые пытаются определить, что является первопричиной, движущей силой экономического развития: трансформация финансового рынка приводит к экономическому росту или наоборот.

Последние эмпирические исследования [15] показывают сильную положительную связь между функционированием финансовой системы и долгосрочным экономическим ростом. Статистические данные свидетельствуют, что финансовое развитие является не просто ответом на экономический рост.

Скорее развитие финансового сектора экономики вызывает рост валового внутреннего продукта. Кроме того, эти исследования позволили определить, что ускоренное финансовое развитие в любой стране более выгодно бедным слоям населения и уменьшает неравенство доходов [9].

Начавшийся в 2008 г. и так и не закончившийся до сих пор финансовый кризис способствовал активизации научных разработок в области анализа влияния кредитных циклов на колебания деловой активности в развитых и развивающихся странах. Доказательством этому служат появившиеся в последнее время в экономических журналах многочисленные публикации на эту тему. Например, в статье китайских исследователей Ен-Аи Ляо (En-Ai Liaoa) и Чиа-Хунг Тенга (Chia-Hung Teng) [16] описывается построенная ими динамическая стохастическая модель общего экономического равновесия — DSGE (Dynamic stochastic general equilibrium model) для эмпирического изучения эффекта воздействия динамики денежной массы на макроэкономические переменные. Модель состоит из четырех рекурсивных лагированных уравнений, определяющих динамику денежной массы, уровня цен, номинальных процентных ставок денежного рынка и ВВП в Тайване. Результаты исследования доказывают, что экономика стабилизируется гораздо быстрее и показывает значительно меньшую волатильность, когда индекс денежного условия (объединение в одну переменную изменений в краткосрочной реальной процентной ставке и в реальном эффективном обменном курсе) используется в качестве инструмента денежно-кредитной политики.

Не обошли стороной китайские исследователи и стремительный рост потребительского кредитования в этой стране, а также его влияние на потребление и экономический рост [26]. Ими построена модель общего экономического равновесия и предполагается, что в экономике существуют бесконечное число одинаковых домашних хозяйств, бесконечное число однородных фирм, участвующих в производстве товаров, а также финансовый сектор и центральный банк, контролирующий денежную массу. Было установлено, что при отсутствии сектора потребительского кредитования в экономике изменения процентных ставок оказывают лишь незначительное и косвенное влияние на потребление текущего периода. Расширение сектора потребительского кредитования увеличивает денежную

эластичность процентной ставки, а неожиданные инъекции денег будут толкать процентные ставки еще ниже и стимулировать совокупный спрос и объем производства. Построенная модель доказывает, что существование сектора потребительского кредитования усиливает эффективность функционирования кредитного канала, который обеспечивает передачу политики центрального банка реальному сектору экономики.

Взаимосвязь между уровнем развития ссудного рынка и реального сектора экономики можно исследовать при помощи различных статистических методов (например, используя кластерный анализ или регрессионно-корреляционный анализ). В последнее время для этого все чаще стал применяться метод векторной авторегрессии (VAR) [17, 24]. Экономисты П. Сиклос и Б. Лавендер проанализировали взаимосвязь между доступностью кредита и реальной экономической деятельностью при помощи данного метода для экономики Канады и США, оценив влияние изменений в неценовых стандартах кредитования на объем кредитования и динамику выпуска продукции. Если такое влияние можно будет обнаружить и оно окажется статистически значимым, то экономические макромодели должны быть дополнены мерой изменения кредитных стандартов. Информацию по изменению условий кредитования собирают центральные банки США и Канады ежеквартально с 1999 г. путем анкетирования коммерческих банков. Респонденты указывают — ужесточили ли они условия кредитования за истекший период, ослабили его или оставили на неизменном уровне по отношению к цене кредита. Ученые делают вывод о том, что неожиданное ужесточение кредитных стандартов влияет на доступность кредитов, независимо от процентной ставки, т. е. обнаружена отрицательная статистическая связь между ужесточением неценовых стандартов кредитования и выпуском продукции в реальном секторе экономики по всем анализируемым периодам времени для Канады и Соединенных Штатов.

Все зарубежные авторы отмечают, что стандарты банковского кредитования значимо коррелируют с инновациями в банковском коммерческом кредитовании и с уровнем реального выпуска. Предполагаемое влияние умеренного ужесточения стандартов по кредитованию — величина того же порядка, что и снижение инвестиций в период типичного спада. Исследователи обнаружили [17], что изменение стандартов кредитования, как правило, приводит к

замедлению роста коммерческого кредита, а всем рецессиям (за исключениям одной) на интервале времени с января 1967 г. по январь 2003 г. предшествовало резкое ужесточение таких стандартов. Если их ужесточают больше, чем обычно, низкий уровень кредитования и замедление темпов выпуска можно ожидать с высокой степенью уверенности.

Стандарты кредитования обладают, как утверждают некоторые экономисты [17], гораздо большей информативностью о будущем уровне кредитования, чем процентные ставки по кредитам. Кроме того, было обнаружено, что существует обратная связь от динамики кредитования к изменению кредитных стандартов, что приводит к появлению кредитного цикла. Более высокие уровни кредитования влекут ужесточение стандартов. Возможно потому, что кредиторы начинают считать: стандарты являются слишком мягкими. Ужесточение стандартов приводит к снижению уровня кредитования. Это в конечном итоге влечет ослабление стандартов (и так до бесконечности). В свою очередь кредитный цикл влияет на ход экономического цикла. В модель, представленную авторами [17], были включены четыре макроэкономические переменные:

— логарифм реального ВВП;

— логарифм дефлятора ВВП;

— логарифм потребительских цен;

— ставка по федеральным фондам.

Изменения потребительских цен и объемов

кредитования вызывают ужесточение стандартов. Инновации в кредитовании имеют быстрое, постоянное и существенное влияние на стандарты: увеличение на одно стандартное отклонение логарифма от объема кредитования (около 1 %) увеличивает ужесточение в условиях кредитования примерно на 4 % кварталом позже. Потрясения в динамике ставки по федеральным фондам не влияют на стандарты кредитования.

Проблема влияния банковского кредитования на деловые циклы обсуждается в статье южно-африканских экономистов О. Акинбоде и Д. Макины [7]. Экономика периодически переживает периоды расширения и сжатия, а длина этих циклов обычно нерегулярна. Правительство использует инструменты для тонкой настройки экономики, например, для поддержания низкого уровня безработицы и низкой инфляции. Как правило, полный цикл длится 3—5 лет, но может продлиться десять или более лет. По сути макроэкономические потрясения объединяются в бизнес-циклы. Определение

бизнес-цикла достаточно просто, но существует много споров относительно его природы, лежащих в его основе причин и длины времени, в течение которого он длится. За последние годы было создано множество теорий о том, почему экономическая деятельность во всем мире так сильно колеблется. После выхода в свет знаменитой работы Дж. Кейнса (1936 г.) исследователи постоянно ищут ответы на вопросы — будут ли банки менять свои стандарты кредитования систематически в течение экономического цикла и если они это сделают, будут ли наблюдаться заметные и экономически значимые воздействия на совокупные колебания выпуска? Эмпирическое исследование показывает, что одной из основных причин бума и спада в реальном секторе экономики является изменение в стандартах банковского кредитования. Экономический спад может привести к условиям, в которых банки стремятся снизить свои стандарты кредитования и увеличить его рискованность.

Бизнес-цикл воздействует на прибыльность банков за счет сокращения спроса на кредиты. Когда экономика входит в рецессию спрос на чистый оборотный капитал падает, так как снижается занятость и сокращаются инвестиции в бизнес. Этот слабый спрос сказывается на количестве банковских кредитов для предприятий. В это время становится все труднее увеличить капитал и резервы. В такой ситуации некоторые фирмы могут получить кредиты при повышенной процентной ставке, а другие просто не в состоянии заимствовать средства на ссудном рынке. Во время экономического роста происходит обратное, поскольку все больше предприятий получают банковские кредиты. Как утверждают Б. Бернанке и М. Гертлер [11], а также А. Бергер и Г. Юдель [10], этот сценарий предполагает не только то, что банковское кредитование является процик-лическим, но и доступность банковских кредитов для финансирования экономической деятельности хозяйствующих субъектов, что может усугубить параметры бизнес-цикла.

При анализе взаимодействия между уровнем развития ссудного рынка и динамикой выпуска в реальном секторе экономики исследователи обращают внимание и на уровень ликвидности в банковской системе (особенно в развивающихся странах), а также оценивают воздействие перенаправляемой части ликвидных активов в кредиты частному сектору на темпы экономического роста [13]. Считается, что банки в развивающихся

странах очень неустойчивы, а темпы роста ВВП на душу населения могут существенно возрасти в связи с повышенным кредитованием частного сектора. Большинству развивающихся стран не удалось добиться устойчивого экономического роста в течение последних десятилетий, несмотря на значительные макроэкономические реформы и расширение мировой торговли. Одной из причин экономического процветания во всем мире является широко распространенный доступ к кредитам со стороны физических и юридических лиц.

Долговое финансирование становится источником жизненной силы для большей части продуктивной экономической деятельности в развитых странах. Широкое распространение внутреннего кредита делает его относительно доступным для предпринимателей, чтобы начать бизнес, создать предприятие, приобрести новое оборудование и технологии, купить дом. Ипотечные кредиты являются доступными и для подавляющего большинства взрослого населения в развитых странах, в то время как лишь очень небольшой процент взрослого населения в развивающихся странах может получить кредит для финансирования покупки дома. Контраст с развивающимися странами бросается в глаза. Во многих из них только крупные, хорошо зарекомендовавшие себя компании могут получить кредиты без особого труда. Предприниматели малого бизнеса, как правило, не в состоянии добиться долгового финансирования. Основная часть банковских кредитов предлагается только на очень короткий срок. Решения об их выдаче принимаются банками в значительной степени на основе стоимости активов, заложенных заемщиками, а не на прогнозировании доходов и денежных потоков. Заемщики вынуждены предоставлять банку залог, превышающий по стоимости на 50 % сумму кредита.

В научной литературе не утихают дискуссии о роли финансового посредничества в экономическом росте. Несмотря на растущее число публикаций, данный вопрос до сих пор не является решенным. Каналы, по которым финансовое развитие страны воздействует на экономический рост, также до конца не исследованы. Существуют два альтернативных мнения о связи между финансовым посредничеством и экономическим ростом. Й. Шумпетер был в числе первых, кто указал, что банки в роли финансовых посредников содействуют технологическим инновациям [22]. При аккумулировании сбережений, оценке инвестиционных проектов, мониторинге

экономической обстановки банки имеют возможность собрать подробную информацию о фирмах. Таким образом, банки стали уполномоченными агентами общества по поддержке инновационных и конкурентоспособных фирм. Мнение Шумпетера о том, что развитие финансовых посредников имеет прямое влияние на темпы технического прогресса и рост производительности труда, находит многочисленные эмпирические подтверждения.

Причиной этого является то, что само по себе развитие финансового посредничества не обязательно влияет на уровень сбережений, а воздействует на распределение сбережений в обществе более эффективно [14, 18, 23]. В частности, развитие финансового рынка посредников снижает трение, что повышает нормы внутренних сбережений и привлекает иностранный капитал. Развитие финансового посредничества, таким образом:

— увеличивает накопление капитала;

— снижает затраты на внешнее финансирование для компаний;

— приводит к общему экономическому росту.

Развитие банков ускоряет экономический рост

за счет экономии издержек, связанных с распределением ликвидности в обществе. Один из интересных выводов исследователей заключается в том, что экономический рост возможен, даже если уровень совокупных сбережений снижается, так как финансовое развитие имеет доминирующее влияние на увеличение эффективности инвестиций.

Другими индикаторами степени соприкосновения ссудного рынка и реального сектора экономики являются, по мнению авторов многих научных статей, такие макроэкономические переменные, как глубина финансового рынка (чаще всего — это отношение денежной массы к ВВП) и инфляция. Проведенные в конце 1990-х гг. исследования сотрудников Всемирного банка доказали на примере нескольких десятков стран, что чем выше насыщенность экономики финансовыми и денежными ресурсами, тем при прочих равных условиях выше темпы экономического роста. При увеличении денежной массы исчезает искусственный дефицит денег, ограничивающий спрос на инвестиционные продукты. Следовательно, у России имеется еще незадействованный финансовый рычаг воздействия на экономический рост в виде повышения уровня монетизации. Однако обратной стороной этого процесса является увеличение уровня инфляции в странах, проводящих мягкую денежно-кредитную

политику. Кроме того, соотношение между глубиной финансового рынка и экономическим ростом значительно различается в разных странах [8, 12]. Например, П. Руссеу и П. Вачтел [20] показывают, что взаимосвязь изменяется в зависимости от уровня инфляции: углубление финансового рынка не влияет на рост, когда годовая инфляция выше порога в 13 %. Другие ученые [19] также отмечают, что это отношение меняется с уровнем экономического развития. В частности, углубление финансового рынка имеет большее влияние на рост со средним уровнем развития финансового сектора. Тем не менее, ни одно из предыдущих исследований не предоставило объяснения ослабления этого влияния с течением времени.

Некоторые экономисты подчеркивают, что существует определенный предел увеличения капитализации финансового рынка относительно реального сектора экономики [21]. Было обнаружено, что частота финансовых кризисов связана со скоростью трансформации ссудного рынка. Чрезмерное его углубление и слишком быстрый рост кредитования приводят к инфляции и ослаблению банковской системы, что в свою очередь увеличивает вероятность финансового кризиса. Чрезмерное углубление ссудного рынка может быть результатом широко проводимой финансовой либерализации в конце 1980-х и начале 1990-х гг. в странах, которые не имели правовой или нормативной базы для успешного использования финансового развития. Тем не менее авторы находят признаки того, что либерализация играла важную прямую роль в снижении влияния финансовой системы на экономический рост. Кроме того, есть много доказательств того, что рост фондовых рынков в последние годы приводит к снижению роли финансового сектора в экономическом росте.

В работах российских экономистов, посвященных этой теме, акцент делается на необходимость перехода на инновационную, социально ориентированную модель развития экономики [1, 2]. В связи с тем, что кредитные ресурсы российских банков значительно скромнее, чем у их западных партнеров, предлагается основные кредитные потоки направлять на поддержку наиболее перспективных и наукоемких отраслей. Подъем российской экономики возможен на основе развития науки, внедрения результатов ее открытий и изобретений в производство. Однако Россия, по мнению автора, должна не только создавать собственными силами

новые технологии, но и заимствовать зарубежные передовые научные разработки. Кроме того, нашей стране потребуется повысить норму валового накопления в ВВП до 23 %, а также резко увеличить инвестиции в человеческий капитал. Если в РФ эти инвестиции составляют 6 % ВВП, то в Китае аналогичный показатель превысил 15 % ВВП и находится на уровне таких европейских стран, как Франция и Финляндия. Взяв курс на инновационный путь развития, наша страна сможет достичь высоких и устойчивых темпов роста экономики.

В одной из работ [2] приводятся примеры успешного инновационного развития Израиля, Южной Кореи, Японии и США как результат существенных государственных расходов на научные исследования в этих странах, в разы превышающих инвестиции в инновационные проекты в России. Если при этом российские изобретатели и рационализаторы еще как-то умудряются не отставать от западных и восточных коллег по количеству регистрируемых патентов и изобретений, то внедрение этих изобретений на отечественных предприятиях не идет ни в какое сравнение с аналогичным процессом во многих развитых и развивающихся странах. В РФ практически полностью отсутствует рынок инновационной продукции, а значительная часть результатов научных исследований и разработок продается за рубеж. По мнению автора, выход из создавшейся ситуации может быть найден в структурном изменении российского кредитного рынка, участники которого в нынешних экономических условиях не заинтересованы в кредитовании венчурного бизнеса. Для ускорения экономического роста российские банки должны внедрять инвестиционные продукты, которые начали развивать западные банки уже в 1970—1980-х гг.:

— проектное и структурное финансирование;

— венчурное инвестирование;

— синдицированное кредитование [4].

Эффективное использование кредита, как

показывает практика развитых стран, позволяет более высокими темпами и в более короткие сроки перевести экономику на путь инновационного развития.

Не менее важным аспектом повышения роли ссудного рынка в ускорении экономического роста, чем переход на инновационную модель развития экономики, является улучшение инвестиционного климата в России [5]. На инвестиционную активность влияет целый ряд экономических и

политических факторов. К ним, по мнению автора, относятся:

— объем внутреннего рынка;

— норма прибыли на капитал;

— уровень конкуренции;

— налоговые ставки;

— уровень издержек производства;

— инфляция;

— ставка рефинансирования;

— валютный курс;

— объем государственного долга;

— дефицит бюджета;

— сальдо платежного баланса;

— уровень трансакционных издержек;

— уровень защиты прав собственности и др.

Таким образом, приведенный обзор литературы

высвечивает сложность и нерешенность многих вопросов взаимодействия ссудного рынка и экономического роста. В данной области необходимо провести масштабные экономические исследования, так как темпы роста российского ВВП в последнее время устойчиво снижаются. Однако главное — получить ответ на вопрос: существует ли значимое статистическое взаимовлияние между ссудным рынком и реальным сектором экономики и если да, то какой из секторов оказывает опережающее воздействие на экономическую конъюнктуру.

Аналогичная задача решалась в работе греческих экономистов [25] на примере развития итальянской экономики за 1965—2007 гг. Исследователи пытались определить, что является первичным: развитие банковского сектора и его последующее воздействие на динамику ВВП или наоборот — рост производства в реальном секторе экономики стимулирует развитие банковской системы Италии. В качестве математического инструментария была использована векторная модель исправления ошибок (VECM — Vector error correction model). Были сделаны следующие выводы: краткосрочное увеличение экономического роста на 1 % вызвало увеличение банковского кредитования на 0,4 %, в то время как увеличение темпов инфляции на 1 % — относительное уменьшение банковского кредитования на 0,5 %. Следовательно, экономический рост оказывал положительное влияние на развитие кредитного рынка, а уровень инфляции негативно воздействовал на банковскую активность. Банковское развитие определялось размером банковского кредитования непосредственно частного сектора экономики в периоды низких

темпов инфляции, что приводило к повышению темпов экономического роста.

Для оценки взаимовлияния ссудного рынка и реального сектора российской экономики выберем для анализа наиболее важные макроэкономические переменные, определяющие динамику развития этих двух секторов:

— ВВП;

— индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности;

— инвестиции в основной капитал;

— денежную массу;

— ставку рефинансирования;

— объемы кредитов, гфедос2авленны5органи-зациям в рублях на срок от года до трех лет;

— обь емы кведитов,гфедо ставленны е орган^0 зациям в рублях на срок свыше трех лет;

— средневзвешенную процантнyю став^ по предоставленным кредитам нефинансовым орга-1^1^;^сциям на0094 св ыше

Анализируемый период времени — с января 2006 г. по март 2013 г. Расчеты произведены при помощи метода векторной авторегрессии (VAR), реализованного в компьютерной программе Eviews-6.0.

Проведенный статистический анализ дал следующие результаты:

— на динамику ВВП не оказывают влияние выбранные для расчета макроэкономические переменные ссудного рынка;

— индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам деятельности значимо зависит от динамики средневзвешенной процентной ставки по предоставленным кредитам нефинансовым организациям на срок свыше 1 года с задержкой на 3, 6 и 9 мес.;

— валовые инвестиции в основные фонды промышленных предприятий (так же как и ВВП) не зависят от состояния ссудного рынка. Кроме того, в динамике валовых инвестиций продолжает наблюдаться явно выраженная годовая цикличность;

— в свою очередь динамика денежной массы зависит от объемов ВВП, отстоящих от текущих значений М2 на 1 и 4 временных интервала;

— кредиты, предоставленные банками нефинансовым организациям в рублях на срок от года до трех, а также средневзвешенные процентные ставки по этим кредитам, значимо зависят от объемов ВВП, но это влияние сказывается только через год после их изменения;

— сильное влияние на объемы банковского долгосрочного кредитования оказывают значения

уровней индекса производства товаров и услуг (лаги 1, 2, 4, 10 и 11 мес.). Это свидетельствует о том, что не увеличение объемов кредитования в нашей стране приводит к росту производства, а наоборот — рост производства вызывает увеличение объемов кредитования;

— наиболее существенное воздействие на ссудный рынок оказывают валовые инвестиции в основные фонды промышленных предприятий, причем обратного влияния нет никакого; приведем это уравнение:

в = -0,52 • в_ 1 - 0,59 • 2 - 0,45 • 3 и

(—2,6) (—3,2) (—2,2) и 0,0094• I 1 и 0,0095 • I 3 и 0,012 • I 4 и

(3) (3) (2,2)

и 0,011 • !е_5 и0,0085 • !е_7 и 0,0094 • !е_8 и I (3) (2,3) (2,3)

и0,012• I 9 и0,012• I 10 и0,01-1 11 и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(3) (3,2) (2,5)

и 0,015 •!е_ 12, (4,3)

где в — средневзвешенная процентная ставка по предоставленным кредитам нефинансовым организациям на срок свыше одного года; I — инвестиции в основной капитал; в скобках указаны значения ¿-статистики Стью-дента для каждого коэффициента бета. Коэффициент детерминации этого уравнения равен 0,96. Из уравнения видно, что практически все лагированные вплоть до двенадцатого порядка ежемесячные значения инвестиций в основной капитал российских предприятий оказывают значимые воздействия на динамику банковских процентных ставок. Не процентные ставки определяют объемы выдаваемых кредитов, а наоборот — банки увеличивают или уменьшают процентные ставки по кредитам через некоторое время после роста или снижения объемов кредитования. Итак, сделаем общие выводы:

— российский ссудный рынок оказывает очень слабое влияние на реальный сектор экономики;

— воздействие реального сектора экономики на ключевые параметры ссудного рынка является существенным.

Чтобы ускорился рост российской экономики, необходимо повысить роль ссудного рынка в процессе привлечения инвестиций российскими предприятиями. Как показывает опыт зарубежных стран, ссудный рынок при наличии низких процентных ставок и широкой доступности к кредитным

ресурсам не только крупного, но и малого бизнеса становится локомотивом экономического роста.

Список литературы

1. Акаев А. О стратегии интегрированной модернизации экономики России до 2025 года // Вопросы экономики. 2012. № 4.

2. Бровкина Н. Е. Кредитный рынок в условиях формирования новой модели роста // Банковское дело. 2012. № 1.

3. Столбов М. И. Финансовый рынок и экономический рост: контуры проблемы. М.: Научная книга. 2008.

4. Тихомирова Е. В. Кредитная политика банков в условиях инновационного роста российской экономики // Финансы и кредит. 2011. № 46.

5. Ужахов М. А. Влияние денежно-кредитной политики на инвестиционную активность // Банковское дело. 2012. № 8.

6. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика. М.: Дело. 2006.

7. Akinboade O.A., Makina D. Bank Lending and Business Cycles: South African Evidence // African Development Review. 2009. Vol. 21. № 3.

8. Arestis P., Demetriades P. O., Luintel K. B. Financial Development and Economic Growth: The Role of Stock Markets // Journal of Money, Credit, and Banking. 2001. № 33.

9. Beck T. and Levine R. Stock Markets, Banks and Growth: Panel Evidence // Journal of Banking and Finance. 2004. № 28.

10. Berger A. and Udell G. Some Evidence on the Empirical Significance of Credit Rationing // Journal of Political Economy. 1992. Vol. 100.

11. Bernanke B. S. and Gertler M. Agency Costs, Net Worth, and Business Fluctuations // American Economic Review. 1989. Vol. 79. №. 1.

12. Demetriades P.O., Hussein K. A. Does Financial Development Cause Economic Growth? Time Series Evidence from Sixteen Countries // Journal of Development Economics. 1996. № 51.

13. Freedman P. L., ClickR. W. Banks That Don't Lend? Unlocking Credit to Spur Growth in Developing Countries // Development Policy Review. 2006. №. 24.

14. Goldsmith R. W. Financial structure and development. New Haven CT. Yale University Press. 1969.

15. Levine R. Finance and Growth: Theory and Evidence. NBER Working Paper 10766. 2004. Cambridge. MA: National Bureau of Economic Research.

16. Liao E., Teng C. The effects of monetary policy: a DSGE model analysis of Taiwan // Applied Economics. 2008. № 40.

17. Lown C., Morgan D. P. The Credit Cycle and the Business Cycle: New Findings Using the Loan Officer Opinion Survey // Journal of Money, Credit, and Banking. 2006. Vol. 38. №. 6.

18. McKinnon R. I. Money and capital in economic development. Washington. DC: Brookings Institution. 1973.

19. Rioja F., Valev N. Does One Size Fit All? A Reexamination of the Finance and Growth Relationship // Journal of Development Economics. 2004. №. 74.

20. Rousseau P. L., Wachtel P. Financial Intermediation and Economic Performance: Historical Evidence from Five Industrialized Economies // Journal of Money, Credit and Banking. 1998. № 30.

21. Rousseau P.L., Wachtel P. What is happening to the impact of financial deepening on economic growth? // Economic Inquiry. 2011. Vol. 49. № 1.

22. Schumpeter J. The theory of economic development. Translated by Redvers Opie. Cambridge MA: Harvard University Press. 1934.

23. Shaw E. S. Financial deepening in economic development. New York NY: Oxford University Press. 1973.

24. SiklosP., LavenderВ. The Credit Cycle and the Business Cycle in Canada and the U. S.: Two Solitudes? June 2011.URL: http://www. cirano. qc. ca/conferences/ public/pdf/ealtime 2011/ 08-SIKLOS. pdf.

25. Vazakidis A. , Adamopoulos A. Credit Market Development and Economic Growth // American Journal of Economics and Business Administration. 2009. № 1.

26. Zhang Y. , Sun G. China's Consumer Credit Sector Expansion and Monetary Transmission Mechanism: What Should China's Central Bank Do? // Journal of Chinese Political Science. Spring 2006. № 1.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.