Научная статья на тему 'Воздействие денежного рынка на экономический рост'

Воздействие денежного рынка на экономический рост Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1210
145
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК / РЕАЛЬНЫЙ ВВП / ЭФФЕКТИВНЫЙ РЫНОК / МОНЕТАРНАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Иванченко И.С.

В статье приведен обзор достаточно обширного перечня отечественной и зарубежной литературы по влиянию финансового сектора на экономический рост, проанализировано воздействие денежного рынка на реальный сектор экономики, выявлены макроэкономические переменные, в наибольшей степени откликающиеся на колебания денежной массы, построена монетарная модель экономического роста, проанализирован незадействованный потенциал выхода на ускоренное инновационное развитие.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Воздействие денежного рынка на экономический рост»

Монетарная политика

Удк 338.12.017

воздействие денежного рынка на экономический рост

И. С. ИВАНЧЕНКО, доктор экономических наук, профессор кафедры финансово-экономического инжиниринга E-mail: ivanchenko_is@mail. ru Ростовский государственный экономический университет

В статье приведен обзор достаточно обширного перечня отечественной и зарубежной литературы по влиянию финансового сектора на экономический рост, проанализировано воздействие денежного рынка на реальный сектор экономики, выявлены макроэкономические переменные, в наибольшей степени откликающиеся на колебания денежной массы, построена монетарная модель экономического роста, проанализирован незадействованный потенциал выхода на ускоренное инновационное развитие.

Ключевые слова: денежный рынок, реальный ВВП, эффективный рынок, монетарная модель экономического роста.

Гипотеза о том, что развитие финансового сектора экономики, в том числе денежного рынка, способствует экономическому росту в стране, имеет значительную эмпирическую поддержку со стороны научных исследований, проведенных как в развитых, так и в развивающихся странах [14]. Существует большой объем теоретических научных статей, в которых освещается связь между степенью развития денежного рынка и темпами экономического роста [16]. Более того, объем этой концептуальной литературы был дополнен списком эмпирических исследований, направленных на проверку причинно-следственной связи между ростом финансового сектора экономики и развитием реального произ-

водства [20, 21]. В целом, как утверждается в этих статьях, эмпирические доказательства позитивной связи между развитием финансового рынка и экономическим ростом сомнительны. Тем не менее, большинство экономистов поддерживают тезис о том, что развитие финансового сектора является важной предпосылкой для экономического роста. Основными работами среди представленных здесь являются многочисленные статьи Р. Левина, выполненные в классических традициях эмпирических исследований экономического роста. Использование различных показателей финансового развития, динамика которых базировалась на данных, собранных в различных странах и охватывающих период с 1960 по 1989 г., позволило ему обнаружить тот факт, что более высокие уровни развития финансового рынка значительно коррелированы с более быстрыми текущими и будущими темпами экономического роста, с уровнем физического накопления капитала и с улучшением инвестиционного климата в стране. Распад экономики Восточного блока в конце 1980-х гг. и переход стран в него входящих к рыночным преобразованиям предоставили для исследователей обширный эмпирический материал для оценки достоверности построенных теорий взаимовлияния финансового рынка и экономического роста. Так, в статье Р. Левина представлен обзор теоретических и эмпирических моделей развития финансового рын-

ка и его влияния на экономический рост [18]. Когда экономисты рассматривают соотношения между финансовым развитием и экономическим ростом, то высказываются различные мнения. По словам Р. Левина, в этом вопросе нет консенсуса.

Не оставили без внимания эту актуальнейшую проблему современного экономического развития и российские экономисты. В статье И. Ю. Варьяша отмечается, что введение в России режима инфляционного таргетирования представляется бессмысленным, так как в настоящий момент руководство большинства центробанков устанавливает конечной целью монетарной политики не инфляционное таргетирование, а поддержание неинфляционного экономического роста [1]. Инфляционное таргети-рование было актуально лет тридцать назад, когда впервые на него перешли центробанки Канады, Новой Зеландии, Израиля. В нынешнее же время для России необходимо, как отмечает исследователь, не препятствовать укреплению рубля, что позволит модернизировать обрабатывающие производства экономики.

Книга М. И. Столбова «Финансовый рынок и экономический рост» содержит глубокий и обстоятельный анализ воздействия финансового рынка страны на экономический рост [11]. В первой части книги приведен интересный обзор зарубежной литературы по данной тематике, описана эволюция теории влияния финансового рынка на экономический рост, проанализированы методологические аспекты изучения этого влияния. Во второй части описываются результаты эмпирической оценки этого влияния в странах с развитой рыночной экономикой и в России. Родоначальницей теории, согласно которой состояние финансового рынка оказывает значимое воздействие на реальный сектор экономики и экономический рост, была именно классическая школа. В работах У. Бейджхота, Р. Кантильона, Д. Юма и Г. Торнтона оценивалось влияние денежного рынка, денежного обращения на инвестиции и на объемы выпуска в реальном секторе экономики. В концепциях же Дж. М. Кейнса и его последователей финансовый рынок играл важную, но не главную роль, так как кейнсианцы полагали, что развитие финансового рынка производно от роста экономики [13]. Однако более поздние исследования сняли это противоречие: финансовое развитие «тянет» за собой экономический рост в развивающихся странах. В случае же развитых государств экономический рост сам генерирует развитие финансовой системы.

В последнее время все большее распространение получают модели, в которых финансовый рынок стимулирует технический прогресс и инновации, направляя инвестиции в НИОКР [11].

До недавнего времени среди ученых-экономистов доминировали убеждения, что экономический рост не определяется факторами финансового рынка, а зависит только лишь от природных и трудовых ресурсов, капитала, воплощенного в основных фондах. Финансовый рынок выносился за рамки научного анализа в соответствии с концепцией о нейтральности денег в экономике. Однако начиная с 1980-х гг. на практике и в теории были получены доказательства того, что финансовый рынок играет вполне самостоятельную и немаловажную роль в обеспечении экономического роста. Были созданы монетарная теория экономического роста и теория деловых циклов, к которым прибегают экономисты для объяснения взаимосвязи финансового рынка и экономического роста в наши дни.

Прежде чем провести эмпирическое исследование и выяснить, какие факторы влияют на рост российской экономики, необходимо определиться, что будет пониматься под таким сложным и неоднозначным термином, как «экономический рост». Так, например, в своем анализе Дж. Тобин использует такое понятие, как «обеспеченный и естественный темп роста». «Обеспеченный темп роста - это темп, обусловленный добровольными (желаемыми) сбережениями, а естественный (или оптимальный) темп роста - это такой темп, который позволяет абсорбировать растущее предложение труда и достижения технического прогресса. Расхождение между тремя темпами роста (реальным, обеспеченным и естественным) должно преодолеваться или, по крайней мере, уменьшаться с помощью активной денежной и финансовой политики» [12]. Денежно-кредитная политика позволяет увеличить или уменьшить объем сбережений и инвестиций, изменить объем кредитования и тем самым воздействовать на потребительский и инвестиционный спрос.

В книге П. Майе «Экономический рост» автором классифицируются основные факторы, влияющие на экономический рост [7]. Это четыре основных фактора: население, уровень знаний, капиталовложения, природные ресурсы. Низкая плотность населения, например в Центральной Африке или Сибири, служит препятствием для экономического развития этих регионов. Однако высокая плотность населения, например в Индии, вызывает трудно-

сти в снабжении населения продуктами питания. Исследователь П. Майе доказывает, что капитал-знание гораздо важнее для ускоренного развития экономики, чем капитал-производство. Наличие плодородных земель и богатых залежей минералов также является важным фактором экономического роста, а высказывания некоторых российских экономистов о ресурсном проклятии нашей страны выглядят, по крайней мере, странно. Кроме того, в этой книге отмечается, что экономический рост не является самоцелью развития экономики. Конечной целью должен быть подъем уровня жизни всех слоев общества, изменение стиля жизни и т. д.

В коллективной монографии «Инновации и экономический рост» обращается внимание на огромное несоответствие между нынешним объемом производства и динамикой общественных потребностей [5]. С учетом того, что для значительной части населения уровень жизни десятилетие назад был существенно выше, чем в настоящий момент, темпы экономического роста должны быть гораздо выше существующих. Реально достижимый прирост ВВП в ближайшие годы в 4-5 % остается недостаточным для значимого подъема уровня жизни в стране и приближения его даже в отдаленной перспективе к рубежам развитых стран. В монографии особое внимание уделяется информации как наиболее важному ресурсу экономического роста. «Для современного экономического роста важнейшую роль играет не количество и не качество вовлекаемых в производственный процесс вещества и энергии, а производство и потребление информации, овеществленной в продуктах человеческого труда. Информационный рост экономики предполагает, что на передний план общественного развития выходят не количественные, а качественные показатели, прежде всего - качество применяемой в производстве научно-технической информации».

Что такое экономический рост, каковы факторы, воздействующие на него? Дать однозначный ответ на этот сложный и многогранный вопрос практически невозможно. В учебнике «Курс экономической теории» приведены слова известного историка экономической мысли Б. Селигмена: «Разработка всеохватывающей теории (экономического роста) представляется почти невыполнимой задачей» [6]. Обычно же, если экономика страны в каждый последующий интервал времени производит больше продукции, чем в предыдущий, то в таком случае говорят, что в стране наблюдается экономический

рост. Комплексные же методики измерения экономического роста включают в себя, как правило, не только количественные, но и качественные показатели, такие как повышение квалификации рабочей силы, улучшение здоровья населения и состояния окружающей среды и др.

Наиболее известными в настоящее время моделями экономического роста являются неокейнсиан-ские модели Е. Домара и Р. Харрода, а также неоклассическая модель роста Р. Солоу, в основу которых положена производственная функция, связывающая совокупный продукт и факторы его производства: труд, капитал и природные ресурсы. Такие модели экономического роста активно применяются и в настоящее время исследователями для изучения влияния финансового рынка на экономический рост. Так, например, в статье «Финансовое развитие и экономический рост на примере стран с переходными экономиками» [15] описываются результаты практического тестирования этой модели на макроэкономических данных 27 стран, представляющих регионы Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа, Центральной Азии и Восточной Азии за период с 1989 по 2004 г. Использование модели эндогенного роста и современных методов анализа данных позволило обнаружить надежную положительную связь между финансовым развитием и экономическим ростом в переходных экономиках.

В качестве модели, описывающей влияние финансового рынка на экономический рост, в этой статье была предложена следующая:

У = /(Ь, К, Н, П (1)

где У - объем ВВП;

L - производительность труда;

К - физический капитал;

Н - человеческий капитал;

F - показатель уровня финансового развития

страны.

В качестве показателя уровня финансового развития использовались сразу несколько экономических индикаторов, таких как отношение денежной массы к ВВП, соотношение требований банков к нефинансовому сектору и объема ВВП и др.

Статистические взаимосвязи между переменными, представленными в модели (1), отыскивались авторами при помощи линейного многофакторного регрессионного анализа. В этой статье приведены убедительные доказательства того, что развитие финансового рынка положительно влияет на экономический рост в странах с переходными экономиками.

Результаты исследования экономического роста с использованием подобной модели были описаны в статье португальского экономиста N. C. Leitao [17]. Макроэкономические данные стран Евросоюза (ЕС-27) и БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) анализировались автором в течение периода времени с 1980 по 2006 г. Тестируемая модель была следующего вида:

Growth = f (CREDIT, BANK, IPC,

TRADE, PROD), (2)

где Growth - рост реального ВВП, %;

CREDIT - частный кредит;

BANK - депозиты коммерческих банков;

IPC - инфляция;

TRADE - соотношение экспорта и импорта;

PROD - производительность труда.

В указанной работе показано, что все эти переменные значимо воздействуют на экономический рост, несмотря на то, что коэффициенты детерминации приведенных моделей оказались не очень высокими. Исследователь делает вывод о том, что финансовое развитие стимулирует не только динамику ВВП, но и производительность труда, а также международную торговлю. Исследование, однако, по мнению самого исследователя, имеет некоторые ограничения. Для более глубокого анализа необходимо включать в модель другие переменные: экономическую свободу, языковые и культурные различия, оценку человеческого капитала, влияние глобализации.

Прежде чем приступить к построению российской монетарной модели экономического роста, проведем эмпирическое исследование и, базируясь на статистических данных, определим, существует ли в современных российских экономических реалиях значимое влияние денежного рынка на экономический рост. В качестве индикаторов денежного рынка и реального сектора экономики выберем следующие переменные:

- денежную массу (агрегат М2);

- ставку рефинансирования;

- средневзвешенную процентную ставку по предоставленным кредитам нефинансовым организациям на срок до 1 года;

- средневзвешенную процентную ставку по предоставленным кредитам нефинансовым организациям на срок свыше 1 года;

- средневзвешенную процентную ставку по привлеченным депозитам нефинансовых организаций на срок до 30 дней;

- средневзвешенную процентную ставку по привлеченным депозитам нефинансовых организаций на срок свыше 1 года;

- официальный курс доллара (количество рублей за 1 долл. США);

- индекс потребительских цен;

- глубину кредитного рынка (объемы кредитов, депозитов и прочих размещенных средств, предоставленных организациям, физическим лицам и кредитным организациям) в млрд руб. и в долях от ВВП;

- объемы золотовалютных резервов;

- инвестиции в основной капитал;

- индекс промышленного производства (базисные данные 2002 г.);

- индекс реального объема сельскохозяйственного производства (базисные данные 1993 г.);

- индекс реального объема работ, выполненных в строительстве (базисные данные 1999 г.);

- коммерческий грузооборот транспорта (базисные данные 1995 г.);

- индекс реального оборота розничной торговли (базисные данные 1994 г.);

- объемы экспорта;

- объемы импорта;

- объемы ВВП.

Анализируемый период: с января 2006 по сентябрь 2011 г. Исследования проведем в два этапа с применением метода векторной авторегрессии УАК, реализованного в статистической программе Eviews-5.0. Вначале определим, воздействует ли денежная масса, как это утверждают монетаристы, непосредственно на динамику выпуска товаров и услуг в реальном секторе экономики, т. е. ощущает ли динамика девяти последних переменных из приведенного ранее списка влияние объемов денежной массы. Затем выясним, передаются ли монетарные импульсы реальному сектору экономики через банковский сегмент финансового рынка, т. е. проверим, функционируют ли в нашей стране традиционные каналы трансмиссии денежно-кредитной политики.

Результаты исследования получились следующие. Наиболее сильно колебания денежной массы воздействуют на уровень инвестиций, поступающих в основные фонды промышленных предприятий: I = 0,09 • М 2,-6 + 0,25 • М 2, _11 - 0,3 • М 2,-12 +

(3,4) (3,55) (-3,5)

+ 0,2• 1-6 + 0,25 • I-10 +1-1-12 + 0,26 • I-13. (3)

(3,5) (3,2) (8) (2,3)

Коэффициент детерминации этого уравнения равен 0,99, что свидетельствует о сильной зависимости между динамикой денежной массы в стране и объемами инвестиций. Причем заметное воздействие на объемы инвестиций денежная масса производит только лишь через 6 мес. после ее генерации. Кроме того, структура уравнения (3) позволяет сделать вывод о том, что в динамике валовых российских инвестиций продолжает сохраняться явно выраженная годовая цикличность. Впервые эти особенности процесса инвестирования в нашей стране и влияние этого явления на структуру более длинных экономических волн были описаны в работе [9].

Колебания денежной массы так же существенно и позитивно влияют на индекс промышленного производства:

Р = 0,0031 • И 25-2 + 0,007 • И 25-7 +

Р = 89,7+ 0,5 • Р5-1 - 0,5 • Р)-2 + 0,58 • Р)-3 +

(2)

(3,2) (2,2)

+ 0,52 • Р-1 - 0,32 • Р-10.

(-4,3)

(4,4)

(-3,3)

- 0,003 • И 25-12 - 0,22 • 1т5-3 + 0,46 • 1т5-12. (7)

(-5)

(-3)

(5)

Коэффициент детерминации уравнения (7) составляет 0,99.

На объемы промышленного производства Р( положительно влияют инвестиции в основной капитал I и отрицательно воздействует уровень инфляции п 5-12 с задержкой на 12 мес.:

(2,3)

(-2,3)

(2,6)

(4)

(3,5) (-2)

Коэффициент детерминации уравнения (4) составляет 0,98.

На объемы сельскохозяйственного производства, коммерческого грузооборота транспорта и ВВП объем денежной массы не влияет.

Объемы строительных работ негативно реагируют через год на рост уровня денежной массы:

St = -0,033 • И25-12 +1,15 • St-12. (5)

(-2, 2) (1 1,6)

Коэффициент детерминации уравнения (5) составляет 0,99.

Примерно также воздействует денежная масса и на оборот розничной торговли: Т =-108,6 - 0,01" И 25-12 + 0,2 • Т-2 +1,34 • Т5-12. (6)

(-4,2) (-4,9) (3,1) (14)

Коэффициент детерминации уравнения (6) составляет 0,99.

На объемы экспорта нашей страны динамика денежной массы не оказывает влияния, а на объемы импорта она оказывает существенное воздействие:

1т5 = -0,002 • И 25-1 + 0,003 • И 25-2 + 0,004 • И 25-4 -

0,37 • Р-12 + 0,00012 • 15-1; R2 = 0,88;

52) (2)

Р = 0,65 • Р-1 -9,21 •п,-12; R2 = 0,90.

(4,1) (-4,2)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следовательно, денежная масса не является нейтральной по отношению к реальному сектору экономики макроэкономической переменной, она, как это и утверждают монетаристы, оказывает существенное краткосрочное воздействие на динамику деловой активности в промышленном производстве, на транспорте, в строительстве. Однако трансмиссионные каналы денежно-кредитной политики в классических формах, передающих воздействие монетарных импульсов через денежный и ссудный рынки реальному производству и описанные, например в книге Ф. Мишкина, в нашей стране на исследуемом временном интервале не функционируют [8]. Российская денежная масса не оказывает никакого воздействия на ставку рефинансирования, на все банковские процентные ставки по выдаваемым кредитам и по привлекаемым депозитам, кроме средневзвешенной процентной ставки по привлеченным депозитам предприятий на срок свыше 1 года. Не влияют колебания денежной массы в течение исследуемого интервала времени и на курс доллара, уровень инфляции, на объемы кредитования реального сектора экономики.

Между тем объем российского ВВП зависит от такого агрегированного макроэкономического показателя, как «глубина» ссудного рынка. Под «глубиной» ссудного рынка будем понимать отношение суммарных объемов кредитов, депозитов и прочих размещенных средств С, предоставленных организациям, физическим лицам и кредитным организациям (в млрд руб.), к объемам ВВП У. Обозначим эту переменную как С . Полученная функциональная зависимость между ВВП и «глубиной» финансового рынка имеет следующий вид:

с

У( = 2,05 • У-3 +1634,3 — ; R2 = 0,94. (8)

(2,2) (2,02)

С

Коэффициент бета при переменной — оказался

статистически значимым, т. е. структура финансового рынка, в частности его ссудный сегмент, действительно оказывает влияние на экономический рост. Кроме того, коэффициент бета оказался положительным. Следовательно, объем кредитно-депозит-

ных операций коммерческих банков существенно воздействует на количественные характеристики экономического роста.

Уравнение (8) затрагивает очень важную научную и управленческую проблему соотношения качественных характеристик финансового рынка и экономического роста. При изучении влияния финансового рынка на экономический рост всегда возникают вопросы соотношения объемов различных сегментов финансового рынка и поиска наиболее оптимальных их значений для эффективного воздействия финансового рынка на развитие реального сектора экономики. Целью многих исследований является поиск такой структуры финансового рынка, которая бы способствовала наиболее эффективной трансформации сбережений в производственные инвестиции. Соотношение между капитализацией банковского сектора и рынка ценных бумаг существенно варьируется в различных странах, что находит отражение в результатах научных исследований. Выделяются теоретики, отстаивающие тезис о том, что финансовый рынок с доминирующей ролью банков наилучшим образом соответствует задаче достижения устойчивого экономического роста, другие исследователи отдают предпочтение рынку ценных бумаг. Также имеются приверженцы, доказывающие необходимость развития в первую очередь не отдельных сегментов рынка, а институциональных условий для успешного функционирования финансового рынка в целом.

Если в стране более развит рынок ценных бумаг, например в США, по сравнению со ссудным рынком, то в данной стране эффективность финансового рынка более высока, чем в странах с преобладанием банковского сектора, например в Германии. Это объясняется тем, что на рынке ценных бумаг наблюдается больше степеней свобод для его участников по сравнению с жестко регламентированным и непрерывно контролируемым со стороны центрального банка ссудным рынком. Сторонники главенствующей роли рынка ценных бумаг полагают, что банки могут оказывать негативное влияние на эффективное распределение капитала. По их мнению, для банков характерно рентоориентированное поведение: они требуют от фирм большей оплаты за предоставляемые ресурсы, значительно снижая приведенную стоимость будущих доходов от проектов и подрывая стимулы к инновационной деятельности. Известно, что так называемый пруденциальный надзор, применяемый в банковском секторе, по своей природе консервативен и накладывает серьезные ограничения на

инвестиционно-кредитную политику банков. Асимметричность информации и ее сокрытие в случае с банками затрудняют эффективное осуществление корпоративного управления в большей степени, чем на рынке ценных бумаг. Например, в Мексике до 20 % кредитов выдавались банками тесно связанным с ними компаниям. «Свои» компании получали средства на более длительный, чем в среднем по рынку, срок, а процентная ставка по этим кредитам была на 4-4,5 % ниже, чем для независимых фирм. При этом число возвращенных в срок кредитов у «связанных» компаний было на 78 % меньше [19]. Сторонники наибольшего удельного веса рынка ценных бумаг в рамках финансового рынка указывают на то, что благодаря ускоренному развитию деривативов РЦБ предоставляет значительно более широкий спектр инструментов риск-менеджмента, чем банки. Проведенные автором ранее исследования полностью подтверждают этот результат и для российского финансового рынка [3, 4, 10].

В последнее время среди исследователей стал популярен функционально-структурный подход, предложенный известным экономистом, Нобелевским лауреатом 1997 г. Робертом Мертоном. Суть этой концепции сводится к тому, что конкретное соотношение между структурными сегментами финансового рынка формируется эндогенно. Для адекватного изучения и управления этим процессом недостаточно применять только лишь инструментарий неоклассической теории, которая не выявляет и не объясняет структурных пропорций финансового сектора, а лишь направлена на моделирование цен финансовых активов и оптимальное распределение ресурсов. По мнению Р. Мертона, более успешной в процессе формирования структурных пропорций финансового рынка может быть неоинституциональная и поведенческая теории финансов. Таким образом, в развивающихся странах, пока идет процесс формирования финансового рынка, именно этим теориям следует отдавать приоритет. Тем не менее по некоторым параметрам банкоориентированная финансовая система представляется более предпочтительной для развивающихся стран. Она в большей степени, чем рынок ценных бумаг, смягчает проблему «принципал-агент», обеспечивает доступ к внешнему финансированию более широкому кругу предпринимателей и тем самым увеличивает скорость структурных трансформаций в экономике.

Более подробно хотелось бы остановиться на тестировании влияния эффективности ссудного

рынка на динамику валового внутреннего продукта. В экономической теории широко известна концепция трех форм эффективности рынка, активно разрабатывавшаяся с 1970-х гг., прежде всего американским экономистом Ю. Феймом. В соответствии с этой концепцией рынок имеет слабую форму эффективности, если стоимость актива полностью отражает прошлую информацию, относящуюся к данному активу. Средняя форма эффективности подразумевает, что в цене актива полностью учитывается не только прошлая, но и публичная информация. Сильная форма эффективности предполагает, что в цене актива нашла свое отражение вся информация: прошлая, публичная и внутренняя. Соответственно, чем сильнее форма рыночной эффективности, тем меньше должно быть возможностей у его участников (финансовых посредников) получить спекулятивные сверхприбыли.

В связи с этим возникает вопрос, с помощью какой экономической переменной можно охарактеризовать степень эффективности ссудного рынка и его влияние на реальный сектор экономики? В качестве меры эффективности рынка, как отмечается в монографии М. И. Столбова, можно использовать довольно широкий круг показателей, например совокупный объем накладных расходов коммерческих банков (bank overhead costs) или среднее значение транзакционных издержек по оформлению сделок по купле - продаже ценных бумаг на национальных биржах [11]. Чем ниже значения этих переменных, тем выше степень эффективности финансового рынка. Однако наиболее адекватной поставленной задаче переменной может быть сконструирована следующая, например величина, обратная спрэ-ду процентных ставок по кредитам и депозитам. Действительно, чем шире этот спрэд, тем с большими потерями банковская система превращает депозиты домохозяйств в кредиты предприятиям, и наоборот. Соответственно, если анализировать

1

величину, обратную этому спрэду, т. е. ф =-

Гс - rd

(где rc - средневзвешенная процентная ставка по кредиту, а rd - средневзвешенная процентная ставка по депозитам), то ее увеличение будет указывать на рост эффективности финансового рынка. Проведенный статистический анализ позволил выявить следующий результат:

Y = 0,73 • Y-1 - 0,52 • Y-6 + 0,49 • Yt_7 -

(3,7)

(-2,3)

(2,2)

- 266,4 -ф^3 - 265,7 -ф-9; R2 = 0,93.

(-2,4) (-2,3)

(9)

Из уравнения (9) следует, что коэффициенты при переменной ф, которая характеризует степень эффективности ссудного рынка, имеют отрицательный знак, т. е. чем выше эффективность, тем ниже объемы ВВП. Этот результат противоречит здравому смыслу. Следовательно, российский ссудный рынок не является еще эффективным. Данный результат только подтверждает уже сделанные выводы относительно неэффективности российского ссудного рынка в работе [4].

В заключение эмпирического раздела несколько слов хотелось бы сказать относительно выявленного процесса предложения денежной массы в стране. Как и следовало ожидать, темп прироста российской денежной массы в текущем месяце достаточно сильно зависит от темпа прироста золотовалютных резервов страны в прошедшем месяце, а также от темпа прироста самой денежной массы, произошедшего год назад:

^ = 0,6+ 0,49; (Д = 0,7). (10)

М г

(3,3) (2,8)

Уравнение (10) подтвердило предположение многих российских экономистов о том, что денежная масса в стране «вбрасывается» в экономику не при помощи кредитной мультипликации денежной базы, не при помощи операций Банка России с государственными ценными бумагами или с коммерческими векселями, а при помощи формирования золотовалютных резервов. Устойчивый и долгосрочный экономический рост в нашей стране не начнется до тех пор, пока не будет преодолена эта пагубная для экономики тенденция. Кроме того, обращает на себя внимание наличие в уравнении (10) годового цикла в динамике денежной массы. Таким образом, получены практически все необходимые соотношения между макроэкономическими переменными денежного рынка и реального сектора экономики, которые будут востребованы при построении модели воздействия денежного рынка на динамику ВВП.

Российскую монетарную модель экономического роста с учетом специфики современного состояния денежного рынка страны и реального сектора экономики можно представить следующим образом.

I. У = Л-Г ■Кр -21 - функция Кобба-Дуг-ласа, часто используемая неоклассиками в экономическом анализе, где А - затраты на инновации; Г, К, 2 - вовлечение в производство соответственно труда, капитала и природных ресурсов; а - коэффи-

циент эластичности по труду; в - коэффициент эластичности по капиталу; у - коэффициент эластичности по природным богатствам страны. Если сумма показателей степени (а + в +у) равна единице, то функция Кобба-Дугласа является линейной однородной, т. е. она демонстрирует постоянную отдачу при изменении масштабов производства. Впервые эта функция была предложена для экономических расчетов Кнутом Викселлем. В 1928 г. функция была проверена на статистических данных Ч. Коббом и П. Дугласом. В нашей модели эта функция должна достаточно адекватно описать уровень российского ВВП.

II. () = I ^) -Бк. ) - классическое уравнение, определяющее прирост основного капитала, где I - инвестиции в основные фонды; б - коэффициент выбытия основных фондов. Известно, что поток инвестиций I. (0, направляемый на модернизацию или расширение производства, определяет скорость фондообразования на предприятии.

III. I = I (М1-6, ) - реальные инвестиции как функция от лагированных значений денежной массы и самих же объемов валовых инвестиций в основные фонды предприятий (уравнение 3).

IV. Ь = Ь0е—к - экспоненциальное уравнение, достаточно точно описывающее снижающуюся численность населения нашей страны.

Л, АМ . , dV

V. (-) = (г + п)Л--- уравнение, опре-

М V

деляющее спрос на денежную массу, где г - темпы

роста ВВП; п - уровень инфляции; V - скорость денежного обращения. Это уравнение обмена И. Фишера, записанное в динамической форме. Доказательство справедливости данного равенства для российской экономики приведено в статье [2].

ЛМ. Л ^ dM п лп dZ

VI. (-) 8 = 0,6--+ 0,49--- уравне-

М 8 М (_12 Z

ние, определяющее предложение денежной массы

в нашей стране (равенство формулы 12).

ЛМ. АМ,

VII. (-), = (-)_ - уравнение, требующее

М М 8 равенства спроса на денежную массу и ее предложения.

Смоделируем демографическую динамику в стране (уравнение IV) и найдем коэффициент к - годовой темп прироста населения. Для этого прологарифмируем уравнение IV:

1п(Ь) = 1п(Ь0) - к • I или

1п(Ь) = оо + р-г, (11)

где Ь0 - численность населения страны в базисный

период времени, млн чел.;

а = In (L0);

Р = -к.

Уравнение (11) представляет собой не что иное, как однофакторную регрессию. На сайте Росстата можно найти информацию о динамике численности населения в РФ с 1990 по 2010 г.1.

После проведения расчетов было получено следующее регрессионное уравнение:

ln(L) = 18,827 - 0,00267 • t, или

L = 150,24 • e-°'00267t. Проанализируем главное уравнение модели экономического роста (уравнение I). Для этого будем использовать годовые данные по ВВП, внутренним затратам на исследования и разработки (% к ВВП), по основным фондам (млн руб.) и добыче полезных ископаемых (в % к предыдущему периоду) за период с 1992 по 2010 г. 2. Для того чтобы легче было отыскать значение коэффициентов альфа, бета и гамма в функции Кобба-Дугласа, прологарифмируем также правую и левую части этого равенства. В результате имеем следующее регрессионное уравнение: ln(7) = ln( A) + а • ln(L) + р • ln(K) + у • ln(Z). Вычисления, произведенные при помощи блока «Статистика» программы Excel, предоставили следующий результат:

ln(7) = 235,84- 67,96 • ln( L)+

(3,5) (-5)

(12)

+ 24,08 • 1п^); R = 0,9.

(2,7)

Из структуры уравнения (12) следует, что затраты российских предприятий на инновации и динамика накопления основных фондов в реальном секторе экономики не влияют на уровень ВВП. Это связано (по всей видимости) с недостаточными инвестициями в научные исследования и в обновление основных фондов промышленных предприятий. Именно в этих областях производственной деятельности скрываются наиболее эффективные рычаги воздействия на ускорение экономического роста в нашей стране. Кроме того, уменьшающаяся численность населения РФ также не способствует ускорению роста ВВП. Поэтому, как не трудно было предположить еще до проведения этих исследований, основной опорой российского экономического роста продолжает оставаться добыча полезных ископаемых, что и нашло отражение в равенстве (12).

Таким образом, построенная автором по классическим законам экономики монетарная модель

1 Росстат. URL: http://www. gks. ru.

2 Росстат. URL: http://www. gks. ru.

воздействия денежного рынка на динамику реального сектора экономики верна по сути, но, к сожалению, не нашла полного подтверждения на практике. В нашей стране продолжают оставаться незадейс-твованными для стимулирования экономического роста два из четырех важнейших системообразующих факторов, а именно инвестиции в инновации и в основные фонды предприятий. Следовательно, у российской экономики имеется существенный потенциал экономического роста.

Список литературы

1. Варьяш И. Ю. Ревальвационный фактор экономического роста / Банковское дело. 2009. N° 11. С. 52-57.

2. Иванченко И. С. Применение формулы Фишера в анализе динамики российской денежной массы // Вопросы статистики. 2005. № 2. С. 66-70.

3. Иванченко И. С. Анализ качественного состояния российского рынка ценных бумаг / Финансы и кредит. 2010. № 6. С. 11-19.

4. Иванченко И. С. Анализ качественного состояния российского ссудного рынка / Банковское дело. 2010. № 11. С. 54-57.

5. Инновации и экономический рост / под ред. члена-корреспондента РАН К. Микульского. М.: Наука. 2002. 377 с.

6. Курс экономической теории: учебник / под ред. проф. М. Н. Чепурина и проф. Е. А. Киселева. 5-е изд. Киров: АСА. 2002. 830 с.

7. Майе П. Экономический рост. М.: Рамакс. 1996. 134 с.

8. Мишкин Ф. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков / пер. с англ. 7-е изд. М.: И. Д. Вильямс. 2006. 880 с.

9. Наливайский В. Ю., Иванченко И. С. Исследование волновой динамики инвестиций в основной капитал // Вопросы статистики. № 11. 2003. С. 60-64.

10. Наливайский В. Ю., Иванченко И. С. Исследование степени эффективности российского фондового рынка // Рынок ценных бумаг. 2004. № 15. С.46-49.

11. Столбов М. И. Финансовый рынок и экономический рост: контуры проблемы. М.: Научная книга. 2008. 208 с.

12. Тобин Дж. Денежная политика и экономический рост / пер. с англ. М.: Книжный дом «ЛИБ-РОКОМ». 2010. 272 с.

13. Хансен Э. Денежная теория и финансовая политика. М.: Дело. 2006. 312 с.

14. Akimov A. and Dollery B. Financial policy in transition economies: architecture, pace and sequencing. Problems of Economic Transition. 2008.

15. Akimov A., Wijeweera A., Dollery B. Financial development and economic growth: evidence from transition economies // Applied Financial Economics. 2009. № 19.

16. Al-AwadM. andHarb N. Financial development and economic growth in the Middle East // Applied Financial Economics. 2005. № 15.

17. Leitao N. C. Financial Development and Economic Growth: a Panel Data Approach // Theoretical and Applied Economics. Vol. XVII (2010). № 10 (551).

18. Levine R. More on Finance and Growth: More finance, More Growth? Review / Federal Bank of St. Lous issue. Jul. 2003.

19. Levine R. Finance and Growth. NBER Working paper № 10766. September. 2004.

20. PinnoK. andSerletisA. Financial structure and economic growth: the role of heterogeneity // Applied Financial Economics. 2007. № 17.

21. Shan J. Does financial development «lead» economic growth? A vector auto-regression appraisal // Applied Economics. 2005. № 37.

ВНИМАНИЮ КРЕДИТНЫХИ СТРАХОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ !

Предлагаемпубликацию годовой и квартальной отчетности.

Стоимость однойпубликации — 8 000рублей (НДСнеоблагается) задве журнальные страницы формата A4.

Тел./факс:(495) 721-85-75 www.fin-izdat.rupost@fin-izdat.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.