Научная статья на тему 'Возрождение деятельности Новгородского музея-заповедника (1940-е гг. Хх В. )'

Возрождение деятельности Новгородского музея-заповедника (1940-е гг. Хх В. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
304
54
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ / НОВГОРОДСКИЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК / ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ / РЕЭВАКУАЦИЯ МУЗЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ / ЭКСПОЗИЦИЯ / ВЫСТАВКА / NOVGOROD REGIONAL LOCAL HISTORY MUSEUM / NOVGOROD STATE MUSEUM COMPLEX / ARCHITECTURAL MONUMENTS / RE-EVACUATION OF MUSEUM TREASURES / EXHIBITION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Григорьева Н.В.

Статья посвящена малоизученному периоду истории Новгородского музея-заповедника его послевоенному восстановлению. Исследованы особенности организации работы музеев, которые длительное время находились на оккупированной территории. Рассмотрены проблемы ведения экспозиционной и выставочной деятельности в условиях усиления идеологического давления со стороны советско-партийных органов в конце 40-х гг. ХХ в.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

RESTORATION OF NOVGOROD MUSEUM AFTER SECOND WORLD WAR

The article is dedicated to a little-known chapter in the history of the Novgorod State Museum Complex: the museum activities in the first years after the liberation of Novgorod from the Nazi German occupants. Taking Novgorod State Museum Complex as an example, the author investigates the main features of management of the museums which underwent a long occupation. The problems of exhibition activities in the late 1940-th under growing ideological pressure in a totalitarian state are reviewed in the article.

Текст научной работы на тему «Возрождение деятельности Новгородского музея-заповедника (1940-е гг. Хх В. )»

УДК 069(091)

ВОЗРОЖДЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НОВГОРОДСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА (1940-Е ГГ. ХХ В.)

Н.В.Григорьева

RESTORATION OF NOVGOROD MUSEUM AFTER SECOND WORLD WAR

N.V.Grigor'eva

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник, n.v.grigoryeva@gmail.com

Статья посвящена малоизученному периоду истории Новгородского музея-заповедника — его послевоенному восстановлению. Исследованы особенности организации работы музеев, которые длительное время находились на оккупированной территории. Рассмотрены проблемы ведения экспозиционной и выставочной деятельности в условиях усиления идеологического давления со стороны советско-партийных органов в конце 40-х гг. ХХ в..

Ключевые слова: Новгородский областной краеведческий музей, Новгородский музей-заповедник, памятники архитектуры, реэвакуация музейных ценностей, экспозиция, выставка

The article is dedicated to a little-known chapter in the history of the Novgorod State Museum Complex: the museum activities in the first years after the liberation of Novgorod from the Nazi German occupants. Taking Novgorod State Museum Complex as an example, the author investigates the main features of management of the museums which underwent a long occupation. The problems of exhibition activities in the late 1940-th under growing ideological pressure in a totalitarian state are reviewed in the article. Keywords: Novgorod Regional Local History Museum, Novgorod State Museum Complex, architectural monuments, re-evacuation of museum treasures, the exhibition

История Новгородского музея-заповедника периода послевоенного восстановления практически не изучена. Она никогда не являлась предметом специального исследования. В данном материале рассмотрен один из самых сложных периодов в полутораве -ковой истории музея: период его восстановления по -сле гитлеровской оккупации.

20 января 1944 г. Новгород, бывший до войны всемирно известным культурно-историческим центром, научной и творческой лабораторией для уче-ных, литераторов, художников страны, предстал пе -ред советскими солдатами в виде руин и пепелищ. С целью скорейшего восстановления региона, обеспечения напрямую финансированием и материальными средствами, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 июля 1944 г. была образована Новгородская область.

В течение 1944—1945 гг. было издано не -сколько правительственных постановлений, направленных на оказание конкретной помощи в деле восстановления Новгорода как центра новой административной единицы, но в первую очередь, как города—символа русской воинской славы, символа русской государственности. К ним относились: Постановление СНК СССР №№ 1193 от 1 сентября 1944 г. «О мероприятиях по восстановлению г. Новгорода», Постановление СНК СССР N° 1661 от 13 декабря 1944 г.

«О мероприятиях по восстановлению Новгородского Кремля», Постановление СНК СССР № 1799 от 18 июля 1945 г. «О неотложных мероприятиях по сохранению и восстановлению памятников архитектуры и искусства г. Новгорода и его пригородов», Постановление СНК СССР от 1 ноября 1945 г. «О мероприятиях по восстановлению разрушенных немецкими захватчиками городов РСФСР: Смоленска, Вязьмы, Ростова-на-Дону, Новороссийска, Пскова, Севасто-поля, Воронежа, Новгорода, Великих Лук, Калинина, Брянска, Орла, Курска, Краснодара и Москвы», Постановление СНК РСФСР № 198 от 28 марта 1945 г. «О схеме генерального плана г. Новгорода». В каждом, из вышеназванных документов, в той или иной степени нашли отражение указания о восстановлении культурно-исторических памятников Новгорода, о возобновлении в нем музейной деятельности.

Новгородский краеведческий музей, обладавший в довоенное время богатейшим музейным собранием, которое формировалось более семи десятилетий, был одним из лучших музеев страны. В июле -августе 1941 г., когда фронт приближался к городу, силами сотрудников музея была вывезена в Кировскую и Вологодскую области наиболее ценная часть музейного собрания, но большая часть его погибла, была разграблена, вывезена из страны оккупантами и их пособниками.

Новгородский краеведческий музей (в документах — Новгородский музей) стал одним их первых учреждений, который начал свою работу в освобожденном городе. Уже через неделю после освобождения, 28 января 1944 г. и. о. директора музея Т.М.Константинова возвратилась в Новгород и приступила к своим обязанностям. Значительное время ей, как специалисту по культурно-историческому наследию Новгорода, пришлось уделять работе в составе различных комиссий, которые занимались определением ущерба, нанесенного военными действиями и оккупацией городу и районам области.

Рекомендации, выработанные комиссиями, легли в основу вышеперечисленных правительственных решений, стали руководством к действию местных партийно-советских органов власти.

Первый план работы Новгородского музея на 1944 г. был кратким. Этот документ, хранящийся в архиве Новгородского музея-заповедника, является важным историческим источником. В нем 6 разделов: 1) экспозиционная работа; 2) сбор материалов по Великой Отечественной войне; 3) массово-просветительская работа; 4) фонды, учет и хранение, 5) охрана исторических памятников; 6) хозяйственная работа. Первые три раздела планировалось выполнить, разрабатывая тему войны и ее последствий на территории Новгородской области, в остальных — зафиксировать потери и разрушения, общий урон, нанесенный культурно-историческому наследию города и музею.

Последний раздел состоял из 3 пунктов: «1. Поднять четыре колокола со дна Волхова, один раскопать и установить перед Звонницей; 2. Очистить музейные помещения и территорию (В 1944 г. сотрудники музея вынесли 300 тонн мусора только из помещений Никитского корпуса, Софийского собора, Входо-Иерусалимского собора — Н.Г.). 3) Осуществить ремонт музейных зданий — Никитского корпуса, Лихудовского корпуса, Картинной галереи, Исторического музея» [1, Д. 5, Л. 1]. Зная реальную историческую обстановку в городе и стране, можно оценить сложность выполнения вышеизложенного плана в рамках установленных сроков.

В мае 1944 г. в план работы музея вносятся существенные коррективы. На заседании бюро Новгородского горкома ВКП(б) был рассмотрен план мероприятий по сохранению исторических памятников архитектуры города, разработанный Ленинградским областным отделом Архитектуры совместно с Главным управлением охраны памятников Комитета по делам Архитектуры при СНК СССР. Этим планом предполагалось проведение срочных противоаварий-ных мероприятий на 23 памятниках архитектуры. Выполнение этих работ было возложено на Управление Новгородскими государственными музеями, к которому приписали 10 рабочих. Следует отметить, что Управление было представлено на тот момент его единственным сотрудником — и.о. директора музея Т.М.Константиновой [2].

Новгородский государственный краеведческий музей, отнесенный ко второй группе государственных музеев с финансированием из средств областного

бюджета отдела по делам культурно-просветительских учреждений, полноценную деятельность мог выполнять только при наличии трех обязательных условий: пригодных помещений, музейных экспонатов и научной базы (профессиональные сотрудники и библиотека). Наиболее быстро в указанный период удалось выполнить два последних условия.

В течение 1944—1945 гг. сотрудники музея смогли получить музейные ценности, вывезенные в г. Кировск, г. Советск и г. Москву, а также часть похищенных оккупантами музейных экспонатов и вывезенных в Германию. Книги музейного фонда вернулись из Риги. Возвращение из эвакуации потребовало от руководства музея немало моральных и физических сил.

Т.М.Константинова настойчиво обращалась в городские и областные партийно-советские органы с просьбой помочь сотрудникам музея провести реэвакуацию музейных ценностей, которые в любой момент могли остаться без охраны или быть перевезены в столичные музеи, о чем указывал Наркомпрос РСФСР. Действительно, Новгородская область была освобождена и могла нести ответственность за сохранность своих ценностей, а пока финансирование охраны музейных предметов легло на плечи тех регионов, где хранились эти ценности.

Первые шаги в решении этой проблемы были предприняты советско-партийными органами города и области. Нужно было решить вопрос финансирования реэвакуации музейных экспонатов и ремонта помещений для их размещения. Планировалось закончить эту работу до 25 ноября 1944 г. Т.М. Константиновой поручалось за счет средств музея отремонтировать помещения в Грановитой палате, Софийском соборе и оборудовать в них специальные хранилища. Поскольку денег в бюджете на реэвакуацию не было, соответственно угроза утраты музейных ценностей значительно возросла.

В соответствии с Постановлением Правительства СССР № 1667 до конца 1945 г. требовалось организовать работу всех отделов Новгородского областного краеведческого музея. 31 мая 1945 г. на заседании облисполкома был рассмотрен вопрос «О дополнительном ассигновании на восстановление отделов Новгородского музея». Было решено обратиться в Совнарком РСФСР с просьбой о выделении дополнительных 72 460 рублей на проведение реэвакуации музейных, на восстановление экспозиции — 180 310 рублей [3, Ф. 260, Оп. 1, Д. 108, Л. 7.].

Горком ВКП(б) на заседании 11 июля 1945 г. рассмотрел вопрос «О развертывании работы Новгородского музея». Тогда же определили и окончание сроков проведения реэвакуации — 15 сентября 1945 г. [1, Д. 15, Л. 11]. Несмотря на все сложности, дополнительное финансирование в сумме 104229 рублей музей все же получил в 1945 г. и сотрудникам удалось до конца года осуществить реэвакуацию музейных предметов [1, Д. 19, Л. 25].

Весной 1945 г. в г. Риге были выявлены книги Новгородского музея, о чем Т.М.Константинова телеграфировала в ОК ВКП(б): «Обнаружен вагон книг.

Прошу оказать содействие...» [3, Ф. 260, Оп. 1, Д. 108, Л. 1]. А в ноябре того же года пришло известие от А.Д.Маневского (начальник Управления музейно-краеведческой работы Наркомпроса РСФСР) из Германии о найденных музейных предметах, которые могли быть вывезены из Новгородского музея. Среди перечисленных были опознаны: «икона с изображением апостолов Петра и Павла (12 в.) из нижнего яруса иконостаса Софийского собора», «царское место» и «патриаршее место». Сотрудники в ответном письме указали, что все экспонаты музея имеют шифр «У.Н.Г.М.» и инвентарные номера, кроме икон иконостасов. Другими сведениями не обладают, так как нет никаких документов [1, Д. 15, Л. 32, 42, 42 об.]. А.Д.Маневский сообщил, что все музейные ценности подготовлены к отправке в СССР.

Самой сложной проблемой для Новгородского музея оказалась проблема возвращения своих помещений и зданий. Изучая отчеты о работе музея послевоенного периода, можно увидеть в документах одну, постоянно повторяющуюся фразу: «в истекшем году. музей испытывал большую нужду в помещении». До войны музей размещался в пяти зданиях: Исторический музей, Входо-Иерусалимский собор, Златоустовская башня, Никитский корпус, Грановитая палата. Последние три, как памятники архитектуры, были переданы музею в аренду.

В марте 1944 г. решением бюро ГК ВКП(б) Новгородскому краеведческому музею были выделены 3 комнаты в Никитском корпусе для размещения экспонатов и библиотеки [3, Ф. 22, Оп. 3, Д. 3, Л. 14]. С этого времени началась отчаянная борьба музея, в лице его директора, с местными партийно-советскими органами за возвращение музейных площадей. Следует признать, что в разрушенном городе проблема с жильем была катастрофической. Население проживало везде, где можно было хоть как-то организовать свое существование. Так, например, в землянках семьи новгородцев проживали вплоть до 1949 г. Следовательно, музейные площади были заняты организациями и жителями города. Несмотря на сложившиеся объективные обстоятельства, план работы музея требовал его открытия для посетителей с целью осмотра музейных экспозиций. Без этого учреждение культуры не могло считаться работающим.

В 1944 г. Тамара Константинова, отстаивая интересы музея, выдвигала перед руководством города главный аргумент: помещения, принадлежавшие музею, необходимо освободить, чтобы разместить в них реэвакуированные музейные ценности. В следующем году её аргументом стало Постановление Правительства № 1667, в соответствии с которым музей должен быть открыт в конце 1945 г.

В ответ на эти, обоснованные требования, партийно-советскими органами было принято несколько решений, в которых выдвигались требования к руководителям организаций, в большинстве случаев, находившихся в их подчинении, освободить помещения Никитского корпуса, осуществить ремонт здания Входо-Иерусалимского собора для размещения в нем музейной выставки 20 января 1945 г. (в честь первой годовщины освобождения города от немецко-

фашистских захватчиков). Но ситуация с помещениями не менялась. При всех законных требованиях музея ни организации, ни граждане не хотели выезжать практически на улицу. Т.М.Константинова, отчаявшись вернуть здания музея, обратилась к областному прокурору с просьбой принять меры в деле выполнения правительственных решений партийно-советскими органами на местах [1, Д. 15, Л. 44].

В конце 1945 г. музей разместился на площади 540 кв. м. в зданиях Грановитой палаты, Софийского собора и Никитского корпуса. Это дало возможность организовать не только прием и размещение реэвакуированных ценностей, но и работу художественной мастерской. Началась подготовка экспозиции исторического отдела. Следует отметить, что уже в следующем, 1946 году, сотрудниками музея экспозиция эта была подготовлена и размещена в залах Никитского корпуса. Однако сам музей открыть не удалось, поскольку вход в здание для посетителей так и не был отремонтирован.

В 1946 г. году музею передали Златоустовскую башню площадью 325 кв. м. В 1948 г. вышло распоряжение Совмина РСФСР «О передаче для восстановления в кремле г. Новгорода здания Присутственных мест Комитету по делам культпросветучрежде-ний при Совете Министров РСФСР для размещения в нем музея и областной библиотеки» [1, Д. 74, Л. 8]. Правда, разместиться музею в будущем главном здании удалось лишь спустя почти десятилетие. Только через семь лет после освобождения города от гитлеровцев, в 1951 году, наконец удастся снять остроту проблемы с помещениями. Но все они крайне нуждались в ремонте.

Сухие, светлые, удобные для размещения музейных экспонатов и посещения экскурсантов помещения — это была мечта сотрудников Новгородского музея нескольких поколений, но в реалиях послевоенной жизни приходилось работать в имеющихся условиях.

В 1944—1945 гг. не было ни помещений, ни научной библиотеки, ни архива. Научных сотрудников, в полном смысле этого слова, тоже не было. Работа началась с того, что казалось наиболее доступным и необходимым. Собирались документы, материалы, вещи, связанные с войной, которые буквально «валялись под ногами» и были неотъемлемым антуражем повседневной жизни людей «поколения сороковых». В плане мероприятий по восстановлению Новгорода на 1944 г., утвержденном Новгородским горисполкомом 14 апреля 1944 г., был записан пункт об открытии, в отремонтированном здании Входо-Иерусалимского собора первой музейной выставки на тему «Новгород в дни Отечественной войны». Название «военной» выставки будет меняться на протяжении всего 1944 года. Так, при рассмотрении данного вопроса Новгородским облисполкомом, его председатель П.П.Ереемеев на проекте решения сделал пометку о названии выставки: «Новгород и Новгородская область в Великой Отечественной войне» [3, Ф. 260, Оп. 1, Д. 108, Л. 4, 6].

Ее открытие планировалось приурочить к первой годовщине освобождения Новгорода от немецко-

фашистских захватчиков [3, Ф. 22, Оп. 3, Д. 22, Л. 11]. Однако первая послевоенная выставка будет открыта лишь в начале ноября 1945 г. в Грановитой палате под названием «Новгород и Новгородская область в дни Отечественной войны».

Эта тема имела свое продолжение, когда сотрудники музея стали готовить первую масштабную выставку, посвященную 30-летию Октябрьской революции. Данное мероприятие находилось под жестким контролем партийно-советского аппарата. Показ истории советского периода был делом не только ответственным, но и до какой-то степени даже опасным. Ведь в случае допущения «антипартийной» трактовки исторических фактов могли пострадать не только работники музея, но и само партийное руководство области. Поэтому Новгородский обком ВКП(б) для максимальной страховки создал специальную комиссию из 15 человек — представителей партийно -советского аппарата и его подведомственных организаций. Тематико-экспозиционный план был утвержден на заседании бюро ОК ВКП(б). На художественное оформление выставки было выделено музею дополнительно 35 тысяч рублей.

Выставка имела 9 разделов. Самым сложным в ее создании оказался период 1917—1941 гг., поскольку экспонаты, которые могли отразить историю революционных событий и строительства социализма на территории Новгородской земли, погибли во время оккупации. В итоге первые пять разделов были представлены архивными документами и фотографиями. Самым удачным, как отмечали сами сотрудники музея, оказался военный раздел.

Выставка под названием «Местный край за ХХХ лет советской власти» была открыта накануне юбилея в здании Златоустовской башни на площади 250 кв. м [1, Д. 52, Л. 29-30]. Несмотря на всю масштабность ее подготовки, в конце 1948 года она была закрыта. Официально это объяснялось тем, что она «была временной». Но скорее всего, это являлось общей тенденцией на всем Северо-Западе России в преддверии разворачивающегося «Ленинградского дела».

1947 год стал годом возрождения Новгородского областного краеведческого музея. 3 апреля в здании Никитского корпуса на площади 180 кв. м была открыта первая экспозиция исторического отдела. В музей пришли первые посетители. Экспозиция была составлена по следующим темам: 1) Первобытнообщинный строй (II—III тысячел. до н.э.); 2) Ильменские славяне, УШ—К вв.; 3) Образование Киевского государства и Новгород в системе Киевского государства; 4) Новгород в эпоху расцвета его самостоятельности:

4.1) социально-экономический строй Новгорода, ХП—ХУ вв.;

4.2) борьба с иноземными интервентами в ХШ

в.;

4.3) топография Новгорода;

4.4) ремесло и торговля [1, Д. 35. Л. 12, 14. Д. 51. Л. 25].

Как отмечалось в отчете музея за 1947 год, в первом разделе был представлен «наиболее ценный

экспонат — опубликованный фрагмент сосуда с изображением животных и человека», а также картина «Рыбная ловля», выполненная художником музея Т.Н.Гиппиус. Во втором разделе выставлялись различные украшения и каменный идол. В третьем — фрагменты фрески ХП в. с изображением князя Владимира Ярославича, коллекции арабских монет К в., арабский кошелек с фрагментами весов и разновесками из раскопок в Кремле. В четвертом разделе можно было увидеть иконы святых Бориса и Глеба, «Молящиеся новгородцы» (ХУ в.), «Видения пономаря Тарасия», коллекции печатей и много другое [1, Д. 51. Л. 26].

Из годового отчета видно, что экспозиция имела большой успех у посетителей. При этом сами музейные сотрудники критиковали ее, отмечали определенные недостатки. Главный из них заключался в том, что историческое повествование доводилось только до Х!У века. Не отразилось время Московского единого государства, не было и периода Петра I. Но, в целом, оговаривалось, что в следующей экспозиции эти недоработки будут исправлены [1, Д. 51, Л. 27].

В отчете за 1948 год активная самокритика сотрудников чувствуется гораздо сильнее. Были отмечены слабость показа классовой борьбы и отсутствие раздела культуры [1, Д. 74, Л. 15]. Безусловно, власти в этом могли увидеть серьезную политическую ошибку. В это же время начиналось время «борьбы с космополитизмом». В этих условиях за отсутствие раздела «русской культуры» можно было поплатиться не только карьерой, но и свободой. Экспозицию закрыли в конце 1948 года.

Из планов музея послевоенного времени следует, что музей должен был принимать ежегодно до 30 тыс. человек. При отсутствии экспозиций, выставок в помещениях музея сотрудники могли бы использовать в качестве объектов музейного показа памятники архитектуры, что, собственно, они и пытались делать в 1944 году. К примеру, в Софийском соборе побывало около 6 тыс. экскурсантов. К сожалению, эта практика ведения экскурсионной работы не имела положительного продолжения. Дело в том, что большинство памятников находилось в аварийном состоянии. Как сообщала директор Т.М.Константинова, в соборе мог обрушиться центральный купол. Кроме того, экскурсии наносили вред и самим памятникам. С началом аварийно-реставрационных работ на архитектурных памятниках их посещение было запрещено органами охраны памятников области [1, Д. 15. Л. 10].

С целью выполнения плановых заданий по экскурсионной и массово-политической работе музей организовывал временные выставки в театре, на избирательных участках, в госпиталях, в областном партийном кабинете, расположенном в Никитском корпусе; сотрудники читали лекции на производстве перед рабочими и колхозниками по истории Новгорода и Новгородской земли; организовывали краеведческую работу. Важным направлением в деятельности музея была археологическая работа.

Восстановительный период Новгородского областного краеведческого музея, начавшийся в январе

1944 г., затянулся до середины 50-х годов ХХ века. Это был важный и очень сложный исторический этап в жизни музея: ведь именно тогда руками его сотрудников был заложен прочный фундамент будущего развития Новгородского музея-заповедника.

1. Архив Новгородского государственного объединенного музея-заповедника.

2. Григорьева Н.В. 1944 год. Один год из истории Новгородского музея-заповедника // Новгородский исторический сборник. Вып. 15 (25). Великий Новгород, 2015. С. 278-288.

3. Государственный архив новейшей истории Новгородской области (ГАНИНО).

References

1. Arhiv Novgorodskogo gosudarstvennogo ob#edinennogo muzeja-zapovednika. [Archive of Novgorod State United Museum].

2. Grigor'eva N.V. 1944 god. Odin god iz istorii Novgorodskogo muzeja-zapovednika // Novgorodskij istoricheskij sbornik. Vyp. 15 (25). Velikij Novgorod, 2015. S.278—288. [Grigorieva NV 1944. One year in the history of the Novgorod Museum Reserve // Novgorod historical collection. Vol. 15 (25). Veliky Novgorod, 2015. P. 278 -288].

3. Gosudarstvennyj arhiv novejshej istorii Novgorodskoj oblasti (GANINO). [State Archive of Contemporary History of Novgorod Region].

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.