Научная статья на тему 'Возможности юмора как регулятора стресса'

Возможности юмора как регулятора стресса Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
888
77
Поделиться
Ключевые слова
ЮМОР / СТРЕСС / КОМИЧЕСКИЕ ВИДЕОРОЛИКИ / ТРАГИЧЕСКИЕ ВИДЕОРОЛИКИ / ИЗУЧЕНИЮ ВОЗМОЖНОСТИ ЮМОРА КАК РЕГУЛЯТОРА СТРЕССА. ЦЕЛЬЮ НАШЕГО ИССЛЕДОЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ / ТРЕВОГА / ГНЕВ / ДЕПРЕССИЯ / РАДОСТЬ / УДОВОЛЬСТВИЕ / PSYCHOLOGICAL ASSISTANCE. ДАТЬ СО СТРЕССОМ / RESOURCES OF COMIC / STRESS / EMOTIONAL STATES / COMIC VIDEO / TRAGIC VIDEO / ANXIETY / ANGER / DEPRESSION / JOY / FUN / PSYCHOLOGICAL WELL-BEING

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Абдуллаева М. М.

данная статья посвящена изучению возможности юмора как регулятора стресса. Целью нашего исследования было изучение эффективности использования юмора для смягчения эмоциональных последствий умеренно сильных стрессоров. Основная идея исследования заключалась в сравнительном анализе сдвигов в состояниях респондентов, принимавших участие в просмотре специально подобранных видеороликов. Полученные результаты позволяют подтвердить действие юмора как механизма регулирования эмоций усиливать положительные чувства (удовольствие, комфорт, радость) и ослаблять негативные тревогу, подавленность, гнев. Но дополнительные возможности которого еще предстоит изучать. ролики, эмоциональные состояния, тревога, гнев, депрессия, радость, удовольствие.we report here on humor as a regulator of stress.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Абдуллаева М. М.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

We supposed that humor can be effective mean for reducing of negative emotional consequences of middle-strength stressors. We compared emotional states of subjects (36 persons in total) before and after the demonstration of two video comic and tragic. It was confirmed that humor intensified psychological well-being and reduced negative emotions such as anxiety, anger, depression. The results show the necessity to work out detailed and specific principles of using humor as a stress regulator.

Текст научной работы на тему «Возможности юмора как регулятора стресса»

уровнях. Вышеуказанная классификация сотрудников явилась основой для разработки специализированной психо-коррекционной программы по развитию ЛАП сотрудников отдела охраны.

Литература

1. Маклаков А.Г. Общая психология. СПб, 2005. С. 466.

2. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях//Психологический журнал. 2001. Т. 22. №1.

3. Богомолов А.М. Личностный адаптационный потенциал в контексте системного анализа//Психо-логическая наука и образование, 2008, №1. С. 67.

4. Посохова С.Т. Психология адаптирующейся личности: монография. СПб., 2001.

5. Реан А.А. Психологическая адаптация лич-ности/А.А. Реан, А.Р. Кудашев, А.А. Баранов. СПб, 2008. С. 82.

6. Старикова О.В. Психология развития профессионального адаптационного потенциала младших инспекторов отдела охраны и безопасности исправительных учреждений: Дис. ...к. пс. н.: 19.00.06 -Рязань, 2007.

7. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Пенитенциарная психология. Рязань, 2003.

8. Столяренко А.М. Психологическая подготовка личного состава ОВД: Учебное пособие. М., 1987. С. 8.

9. Пищелко А.В., Сочивко Д.В. Реадаптация и ре-социализавция. М., 2003. С. 19.

10. Литвишков В.М., Семенов В.А., Корнеева Г.К., Корнеев В.Н. Психология деятельности сотрудников федеральной службы исполнения наказаний в экстремальных условиях. М., 2008.

Возможности юмора как регулятора стресса

М. М. Абдуллаева

Аннотация: данная статья посвящена изучению возможности юмора как регулятора стресса. Целью нашего исследования было изучение эффективности использования юмора для смягчения эмоциональных последствий умеренно сильных стрессоров. Основная идея исследования заключалась в сравнительном анализе сдвигов в состояниях респондентов, принимавших участие в просмотре специально подобранных видеороликов. Полученные результаты позволяют подтвердить действие юмора как механизма регулирования эмоций - усиливать положительные чувства (удовольствие, комфорт, радость) и ослаблять негативные - тревогу, подавленность, гнев. Но дополнительные возможности которого еще предстоит изучать. Ключевые слова: юмор, стресс, комические видеоролики, трагические видео-

ролики, эмоциональные состояния, тревога, гнев, депрессия, радость, удовольствие.

The summary: we report here on humor as a regulator of stress. We supposed that humor can be effective mean for reducing of negative emotional consequences of middle-strength stressors. We compared emotional states of subjects (36 persons in total) before and after the demonstration of two video - comic and tragic. It was confirmed that humor intensified psychological well-being and reduced negative emotions such as anxiety, anger, depression. The results show the necessity to work out detailed and specific principles of using humor as a stress regulator.

Keywords: humor, resources of comic, stress, emotional states, comic video, tragic video, anxiety, anger, depression,

joy, fun, psychological well-being, psychological assistance.

Современные условия жизни и деятельности человека часто связаны с негативным воздействием на него экологических, социальных, профессиональных и других факторов. Усложнение информационной среды, нехватка времени, интенсивное общение с людьми, рост ответственности за принятые решения на фоне экономической нестабильности мира в целом приводят к повышению физических и эмоциональных нагрузок на человека, ухудшению функционального состояния, изменению личностного статуса, нарушению профессиональной эффективности, развитию психосоматических заболеваний или невротических расстройств. Это обуславливает интерес исследователей к изучению природы стресса, развитию и формированию стрессоустойчивости, способностей человека совладать с трудностями, предъявляющими повышенные требования к его адаптационным возможностям [1, 2 и др.]. При этом сфера изучения профессионального стресса наиболее востребована практикой, поскольку непосредственно связана с сохранностью трудоспособности и психического здоровья квалифицированной части населения [5]. Психологическое благополучие человека с точки зрения позитивной психологии - это не просто отсутствие у него психических или невротических нарушений, это возможность контролировать свою эмоциональную жизнь, акцентиру-ясь преимущественно на переживании позитивных эмоций, способность устанавливать и поддерживать доверительные и длительные отношения со значимыми людьми, и наконец, уметь совла-

дать со стрессом, трудными жизненными ситуациями.

Существует множество способов преодоления и компенсации последствий стресса, увеличения психологических ресурсов человека в его профессиональной деятельности [7]. Одним из таких способов, которому уделено мало внимания при общем признании его источником силы и энергии в любых экстремальных жизненных и профессиональных ситуациях, является юмор. О лечебных свойствах юмора люди говорят с древнейших времен, в исторических и литературных источниках прошлого и современности мы находим множество размышлений о пользе юмора и смеха, разработку типологии форм и средств юмора, рассуждения об объектах и субъектах юмора и т.п. Нетрудно предположить, что юмор поднимает привлекательность, престиж источника сообщения и обеспечивает хорошее настроение окружающим, но в реальности все не так однозначно в связи с потенциалом комического актуализировать различные значения. Юмор зачастую не универсален и не переносится из одной культуры в другую. Если к этому добавить характеристики ситуации, ее пространственно-временные, национальные особенности, то задача генерации смешного, его восприятия и понимания субъектами социального взаимодействия становится более сложной. Существуют различные подходы, пытающиеся объяснить предпочтения тех или иных форм юмора в коммуникации. Например, разная выраженность потребности в познании приводит к появлению аффективного юмора, обыгрывающего очевидные слабости людей, излишества, агрессивные или эротиче-

ские темы, и противоположного ему познавательного юмора, юмора «тонкого вкуса», требующего специальной «работы» по его пониманию [8]. Возможно, именно поэтому грубые и простые шутки популярны среди детей и подростков, в то время как сатира и ирония ценятся более взрослыми и образованными людьми. Выделяют множество различных способов выражения юмористического: сарказм,преувеличение или преуменьшение, самоирония, поддразнивание, парадокс, оксюморон или игра слов, двусмысленность, остроумие, ирония, сатира, пародия [15]. Юмор имеет различные литературные формы - анекдот или шутка, монолог, диалог, рассказ и т.п. Юмор может быть представлен в виде карикатуры, рисунка, фото. Юмор может быть: оружием, средством нападения (насмешка); средством установления контакта и передачи информации (шутка, юмореска, фельетон); воспитателем, стремящимся донести до воспринимающего субъекта «вечные истины», нравственные нормы (пословицы, поговорки); своеобразным щитом, за которым можно скрыть свое отношение, мнение, состояние в случаях, когда это необходимо (анекдот, каламбур) [3].

В связи с отсутствием строго однозначного, единого и удовлетворительного определения в нашей работе «юмор» употребляется в самом широком значении, в качестве родового понятия, как синоним «комического». В этом смысле юмор содержит в себе не только «добродушное, забавное, шутливое», но и «саркастическое, ироническое, сатирическое». Многие современные авторы противопоставляют юмор и сатиру как позитивный (жизнеутверждающий) и негативный (деструктивный) виды комиз-

ма. Н. Куипер, Ж. Керш и др. (2004) выделили три типа юмора: 1) социальный юмор, направленный на установление эмоционально теплых межличностных отношений; 2) сальный, агрессивный юмор; 3) нарочитый юмор, ориентированный на демонстрацию собственного остроумия. Если первый тип юмора, как правило, имеет позитивный смысл с точки зрения адаптации личности в социуме, то следующие два—негативный [14].

Юмор и смех - феномены, присутствующие во всех культурах, свойственные каждому человеку, возникающие в любой ситуации общения. Комическое — это мощный способ укрепления социальных связей, повышения групповой сплоченности за счет совместного переживания сильных положительных эмоций, высмеивания недостатков «чужой» группы и подчеркивания превосходства «своей». Это основа этнического юмора у представителей меньшинств, служащего укреплению национальной солидарности и морального духа. В повседневных социальных взаимодействиях юмор возникает случайно или когда люди рассказывают друг другу анекдоты с целью развеселить, вызвать смех и преднамеренно используют шутки для улучшения атмосферы общения. Но пока мало работ, демонстрирующих компенсаторные возможности юмора в силу сложности его изучения, связанной с ситуативностью смешного (то, что смешно в одной ситуации, необязательно будет смешным в другой), индивидуальными различиями в восприятии и создании смешного. Неслучайно, один из специалистов в области психологии юмора Р. Мартин (2009) сетует на то, что результаты экспериментальных лабораторных исследований смягчающего вли-

яния юмора на стресс «не всегда можно воспроизвести», а «их довольно искусственный характер не позволяет перенести полученные результаты на повседневные переживания» [7, С. 326]. И тем не менее, исследователями в этой области отмечаются 4 основных позитивных эффекта использования юмора в разных его формах: 1) улучшение физического самочувствия со стороны сердечной, дыхательной, эндокринной систем и текущего состояния, которое связывается с хорошим настроением, желанием улыбаться и позитивно относится к миру; 2) рост творческой активности, креативности в решении задач в связи с шутливым обыгрыванием трудностей, ведущим к уверенности в достижении успеха, 3) катализирующий эффект в перенесении и облегчении всех видов боли и страданий; 4) повышение адаптивных возможностей в любой трудной ситуации, ресурс сопротивления стрессу [7, 11]. В работе группы психологов из Центров управления полетами на основе проведения контент-анализа переговоров с космонавтами было показано, что соотношение рабочих и нерабочих (шутливых по тематике) тем было приблизительно 1 : 2,5 в ситуации изоляции команды из 4-х мужчин от 27 до 42 лет в течение 110 суток. Исследователи по этим данным и данным субъективных отчетов утверждают, что добрый юмор, шутки способствуют снятию напряжения и выполняют регуляционно-коммуникативную функцию общения в профессионально-стрессовой ситуации [10].

Юмор как комплексный феномен включает несколько аспектов его рассмотрения специалистами из разных областей - лингвистами, социологами,

психологами, этологами: 1) создание юмористического, изучение его природы, заложенное еще в трудах Аристотеля, 2) оценивание юмора, понимание смешного, 3) чувство юмора как персональная черта, как естественная склонность смеяться над разными вещами, включая самого себя. И ядром, объединяющим все три аспекта изучения комического, является личность, создающая, понимающая и использующая юмор в своей жизнедеятельности. Хотя на поведение людей во многом влияют ситуативные факторы, например, шутки на вечеринке ожидаемы с большей вероятностью, чем на похоронах, все-таки одни люди используют юмор с большей готовностью, чем другие.

Для описания характерных особенностей этих людей исследователи используют понятие «чувство юмора», «нечто подобное чувству прекрасного в искусстве или тонкому слуху для восприятия музыки», как очень желательное, но плохо определенное свойство личности [7, С. 226]. По Л. Омуэйк (1939), чувство юмора «настолько всеобъемлюще и высоко ценимо, что сказать о человеке: «У него замечательное чувство юмора», - почти синонимично высказыванию: «Он интеллигентный, компанейский человек, и я его очень люблю»» [Цит. по: 7, С.227]. При этом большинство людей считают, что обладают чувством юмора, которое связывается с другими желательными качествами и характеристиками - дружелюбием, отзывчивостью, богатым воображением, креативностью, проницательностью и др. Возможно, поэтому 94% участников исследования оценили собственное чувство юмора как среднее или выше среднего [16].

Сложность и методологическая трудность изучения разных аспектов юмора при его очевидной важности в различных областях человеческой жизни привела к отсутствию общепсихологической концепции комического, которая позволила бы связать разного рода исследования на единой основе. Можно только отметить смену подходов к юмору от рассмотрения его как преимущественно агрессивного и отчасти социально неуместного к психологически здоровому и социально одобряемому. Подтверждением тому в настоящее время является обилие телепередач юмористической направленности, популярность писателей-сатириков, комедийных героев и фильмов. Ни одно периодическое издание, экспертное или популярное, не обходится без элемента комического - анекдота или карикатуры. Все чаще встречается использование приемов комического в рекламе, несмотря на запрет небожителя рекламного бизнеса Д. Огилви на его использование [9].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Подводя краткие итоги, можно утверждать, что разные подходы в исследованиях личности предполагают различные способы концептуализации и измерения чувства юмора:

а) как привычный паттерн поведения (склонность часто шутить, развлекать других и смеяться в ответ на юмор других людей);

б) как способность (генерировать, понимать и запоминать шутки);

в) как черта характера (смешливость, жизнерадостность, игривость);

г) как эстетическая реакция (получение удовольствия от конкретных типов юмористического материала);

д) как установка (положительное отношение к юмору и веселым людям);

е) как мировоззрение (несерьезный взгляд на жизнь);

ж) как стратегия совладания или защитный механизм (склонность сохранять юмористическую точку зрения перед лицом неприятностей) [12, 13, 15 и др.].

Амбивалентность природы юмора, с одной стороны, помогающей преодолевать стрессовые (напряженные) ситуации путем редукции угрожающих факторов, укреплять социальные связи за счет улучшения эмоциональной атмосферы, повышать личностный статус человека, использующего юмор, а с другой, - затрудняющей ситуацию общения в случаях неприятия юмора, отсутствия чувства юмора у собеседников, использования стратегии высмеивания других людей и мешающей принимать конструктивные решения в сложных обстоятельствах вследствие «ухода» в юмор, обусловила наш интерес к исследованию возможностей юмора как регулятора стресса.

Предпринятое нами эмпирическое исследование носило поисковый характер и в теоретическом, и методическом плане. Целью нашего исследования было изучение эффективности использования юмора для смягчения эмоциональных последствий умеренно сильных стрессоров. Основная идея исследования (проведено совместно с И. Брук) заключалась в сравнительном анализе сдвигов в состояниях респондентов, принимавших участие в просмотре специально подобранных видеороликов. Программа исследования включала «замеры» состояния участников эксперимента до предъявления стимульного материала и после. В соответствие с поставленной целью и проведенным анализом ли-

тературных данных нами были использованы следующие, хорошо зарекомендовавшие себя в качестве чувствительных инструментов диагностики переживаний острого и хронического стресса [5] методики описания состояний:

1. «Шкала состояний» (русскоязычная адаптация А.Б. Леоновой,1984 оригинальной версии E. Groll & M. Hei-der,1964), направленная на оценку степени субъективной комфортности переживаемого функционального состояния в данный момент времени;

2. «Шкала ситуативной тревожности» (русскоязычная адаптация Ю.Л. Ха-нина, 1977; В.Л. Марищук и др., 1984 оригинальной версии C.D. Spielberger, 1971), с помощью которой фиксируются разные степени эмоционального напряжения, сопровождающего развитие психологического стресса;

3. «Шкала личностной тревожности» (русскоязычная адаптация Ю.Л. Ханина, 1977; А.Б. Леонова и др., 1987 оригинальной версии C.D. Spielberger,1971), направленная на диагностику устойчивых проявлений тревожности в различных ситуациях, которые интерпретируются как сформировавшаяся черта личности;

4. «Шкалы личностного и ситуативного гнева» Ч. Спилбергера (русскоязычная адаптация А.Б. Леоновой, 2004 оригинальной версии C.D. Spielberger, 1991), предназначенные для оценки проявлений раздражения, обиды, ярости как устойчивой личностной черты и как текущего состояния;

5. «Шкалы личностной и ситуативной депрессии» Ч. Спилбергера (русскоязычная адаптация А.Б. Леоновой, 2004 оригинальной версии C.D. Spielberger, 1996), также разработанные в парадиг-

ме «эмоция как состояние и устойчивая личностная черта», направленные на оценку подавленности, тоски и отчаяния [6].

Таким образом, описание состояний включало оценку устойчивых личностных характеристик и замеров текущего состояния до и после предъявления стимульного материала, в качестве которого были использованы видеоролики, по содержанию рассчитанные на молодежную аудиторию и включавшие разные по стилю - «смешные» (гэги, отрывки юмористических передач) и «трагические» (военная хроника, автомобильные катастрофы) ситуации. Продолжительность демонстрации роликов по времени была по возможности уравнена (около 15 минут), длительность каждого ролика составляла примерно от 2 до 4 минут.

В нашем исследовании приняли участие 36 девушек в возрасте от 17 до 26 лет, студенты московского вуза. Всем до начала эксперимента предлагалось заполнить личностные опросники. Затем общая выборка была случайным образом разбита на три группы по 12 человек в каждой: одна - экспериментальная, две контрольные. Респонденты каждой из групп участвовали в разных вариантах предъявления видеороликов для чистоты эксперимента и возможности качественного анализа ожидаемых сдвигов в их функциональных состояниях. Так, программа исследования в экспериментальной группе включала: 1) заполнение набора ситуативных тестов - «замер 1»; 2) просмотр трагического ролика; 3) «замер 2»; 3) просмотр смешного ролика; 4) «замер 3». Схема проведения эксперимента в контрольных группах различалась характером содержания предъявляемого ролика, в пер-

вой группе - смешные, во второй - трагические, сопровождавшиеся заполнением тестов на оценку текущего состояния до и после просмотра.

В разработке программы исследования мы исходили из предположения, что демонстрация смешного ролика, направленного в целом на усиление положительных эмоций и повышение настроения, вызовет сдвиг в состояниях респондентов в позитивную сторону даже после просмотра трагического сюжета. В связи с психологическими, возрастными, гендерными особенностями нашей выборки мы также ожидали более значительные изменения в состояниях во второй контрольной группе (просмотр трагических роликов) по сравнению с первой.

Обработка результатов включала подсчет диагностических показателей и оценку степени выраженности измеряемого качества по всем методикам. На основе этого была составлена сводная матрица данных, включившая все значения диагностических показателей по замерам 1, 2 и 3. Дальнейшая статистическая обработка данных проводилась с помощью программы SPSS for Windows,

Психоэмоциональный статус, формирующийся в процессе накопления жизненного опыта, играет решающую роль в формировании стрессовых реакций и состояний [4]. В связи с этим выраженные

версия 15 в соответствии с выдвинутыми гипотезами. В целом, на разных этапах статистической обработки данных применялись следующие методы и процедуры: 1. Подсчет параметров описательной статистики (средних и среднеквадратичных отклонений - ст) для количественной и качественной характеристики общевыборочных и групповых тенденций; 2. Непараметрический критерий Вилкоксона для определения значимости различий между показателями диагностических методик в парных (внутри-групповых) сравнениях; 3. Непараметрический критерий Манна-Уитни для определения значимости различий между показателями диагностических методик в непарных (межгрупповых) сравнениях.

Рассмотрим полученные результаты. Заполнение респондентами тестов на диагностику гнева, депрессии, тревожности как сформировавшейся индивидуальной особенности позволило контролировать возможные индивидуальные различия в реагировании на стрессогенное воздействие с точки зрения личностного статуса участников исследования (см. табл. 6).

или высокие уровни проявления гнева, депрессии, тревожности на фоне низкого уровня субъективного комфорта и плохого самочувствия у наших респондентов могли явиться факторами, снижающими

Таблица 6. Полученные показатели по личностным тестам по всей выборке и их интерпретация

Показатели Среднее (стандартное отклонение) Интерпретация

Личностная тревожность 44,42 (7,31) умеренный уровень

Личностный гнев 32,58 (7,31) высокий уровень

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Личностная депрессия 20,81 (5,18) слабовыраженный уровень

или усиливающими эффект стимульно-го воздействия. Полученные результаты позволяют утверждать, что респонденты, принимавшие участие в исследовании, отмечают у себя умеренную склонность переживать напряжение, беспокойство, мрачные предчувствия, характерные для чувства тревожности, слабовыраженные степени грусти, тоски, подавленности как устойчивой формы аффективного реагирования на ситуацию.

Эмоциональный комплекс переживаний гнева, несмотря на его социальную нежелательность, является ожидаемым чувством, возникающим у человека как ответ на препятствие, позволяющим активно преодолевать угрозу и мобилизовать свои ресурсы в ситуации, воспринимаемой как провоцирующая. Высокая выраженность «гневных» поведенческих реакций у наших респонден-

тов естественна и ожидаема скорее как показатель мобилизации дополнительных ресурсов для участия в эксперименте. Добровольное участие респондентов в эксперименте мотивировалось интересом и желанием оказать помощь коллеге, но требовало от них дополнительных временных и энергетических затрат.

Первой контрольной группе демонстрировались смешные ролики. Выраженность ситуативных показателей тревожности, гнева, депрессии, субъективного комфорта до и после просмотра попадает в диапазон умеренных, средних значений, хотя сравнение средних данных по методикам говорит об улучшении текущего состояния после просмотра. Статистический анализ показывает наличие значимых различий в замерах тревожности и самочувствия до и после (см. табл. 7).

Таблица 7. Статистически значимые различия между показателями до и после

просмотра смешных роликов в контрольной группе 1

Показатели Среднее (стандартное отклонение) Статистически значимые различия

до после Значения Т-теста Уровень значимости

Ситуативная тревожность 36,50 (4,54) 33,83 (3,95) 3,024 ,012

Ситуативный гнев 15,33 (0,89) 15,08 (0,29)

Ситуативная депрессия 18,17 (3,38) 18,08 (3,80)

Шкала состояний 47,33 (5,73) 52,00 (6,33) -2,590 ,025

На основании полученных данных мы можем утверждать, что настроение и общее эмоциональное состояние испытуемых значимо улучшилось, а тревожность уменьшилась после просмотра юмористических роликов.

Второй контрольной группе предлагалось отсмотреть трагические ролики.

«Замеры» текущих состояний респондентов проводились до и после просмотра, но для того, чтобы уменьшить ожидаемый негативный эффект с целью соблюдения принципов профессиональной этики, после «основного» просмотра уже «вне рамок» эксперимента им демонстрировались смешные ролики. Согласно полу-

ченным данным текущее состояние наших респондентов после просмотра ролика с эмоционально негативным содержанием статистически значимо ухудшилось, практически все средние показатели по ситуативным методикам после про-

Переживание комплекса гневных чувств после просмотра трагических роликов уменьшилось, что косвенно подтверждает наше предположение о внутренней мобилизации, повышенной собранности респондентов до включения в ситуацию исследования. Демонстрация эмоционально «трудного» материала привела к заметному снижению активного сопротивления ситуации, хотя и не на значимом уровне.

Сравнение сдвигов в двух контрольных группах позволяет отметить два качественных различия - «силу» и «тотальность» изменений в текущих состояниях после краткого эмоционального воздействия. В ситуации «юмористического» воздействия мы можем отметить незначительные изменения текущего состояния в целом (средний диапазон выраженности состояний до и после) и значимые сдвиги только некоторых выделен-

смотра попали в диапазон выраженных (высоких и низких) значений (см. табл. 8). Тревожно-депрессивные чувства респондентов усилились, они отмечают у себя плохое самочувствие и негативное субъективное состояние в целом.

ных нами характеристик (субъективный комфорт и тревожность). В группе смотревших «трагические» ролики мы получили картину сильного (переход выраженности диагностических показателей из диапазона средних в высокие и низкие значения) и тотального (статистически значимые различия между показателями тревожности, депрессии и самочувствия до и после просмотра) изменения субъективного состояния на текущий момент наших респондентов.

Сравнение замеров состояний после эмоционального воздействия между группами подтвердило значимость наблюдаемых различий (см. табл. 9).

После просмотра трагических роликов значимо ухудшается настроение и общее эмоциональное состояние, повышается тревога и депрессия, что вполне объяснимо. Возможно, это связано с тем, что демонстрация сцен войны яв-

Таблица 8. Статистически значимые различия между показателями до и после просмотра трагических роликов в контрольной группе 2

Показатели Среднее (стандартное отклонение) Статистически значимые различия

до интерпретация после интерпретация Значения Т-теста Уровень значимости

Ситуативная тревожность 39,17 (5,73) умеренный 46,92 (7,08) высокий -3,167 ,009

Ситуативный гнев 17,17 (4,09) 16,17 (1,40)

Ситуативная депрессия 20,17 (5,32) умеренный 25,50 (4,79) высокий -2,795 ,017

Шкала состояний 45,50 (7,28) умеренный 36,83 (7,02) низкий 2,920 ,014

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ляется реальной угрозой ощущению стабильности, безопасности, защищенности, благополучия. Значимость сдвигов по всем диагностическим характеристикам текущего состояния свидетельствует

о меньшем влиянии юмористических роликов на изменение состояний по сравнению с трагическими, что понятно с точки зрения обеспечения выживаемости человеческого рода.

Таблица 9. Статистически значимые различия по показателям текущего состояния «после» стимульного воздействия между первой и второй контрольными группами

Показатели Z Уровень значимости

Ситуативная тревожность -3,702 ,000

Ситуативный гнев -3,168 ,002

Ситуативная депрессия -2,597 ,009

Шкала состояний -3,672 ,000

Если контрольные группы продемонстрировали специфику воздействия разного по эмоциональному полюсу материала на респондентов, то схема эмпирического исследования влияния юмора на стресс в экспериментальной группе предполагала изучение «компенсаторных», «совладающих» возможностей

смешного. Полученные диагностические показатели по ситуативным методикам подтвердили нашу основную гипотезу об улучшении состояния от просмотра юмористических роликов, предъявленных после демонстрации трагических по содержанию (см. табл. 10).

Таблица 10. Данные описательной статистики по ситуативным показателям экспериментальной группы

Показатели Среднее (стандартное отклонение)

до между после

Ситуативная тревожность 41,33 (6,19) 49,75 (10,47) 37,08 (7,05)

Ситуативный гнев 17,25 (3,65) 16,75 (2,30) 15,25 (0,62)

Ситуативная депрессия 21,50 (4,52) 25,17 (6,48) 18,75 (4,18)

Шкала состояний 39,50 (11,4) 35,33 (8,17) 49,08 (9,08)

Анализ динамики показателей трех замеров состояний в экспериментальной группе (исходных, затем после просмотров трагического и юмористического роликов) показывает: умеренный уровень выраженности тревожности, депрессии и достаточно низкий индекс субъективного комфорта в начале

эксперимента; ухудшение текущего состояния респондентов, выражающееся в высоких степенях тревожности и подавленности, снижении общего самочувствия после негативного воздействия и рост степени субъективного комфорта, уменьшение тревожности и депрессии после просмотра комического ма-

териала даже по сравнению с исходным уровнем.

Различия между показателями разных замеров на достоверном уровне значимости подтверждает наше предположение о том, что юмор (в нашем

случае демонстрация смешных роликов) может оказаться одним из действенных способов совладания с «подавленным» состоянием и переживанием «трудных» жизненных ситуаций (см. табл. 11).

Таблица 11. Полученные значимые различия между замерами состояний респондентов экспериментальной группы.

Попарно сравниваемые показатели Значение Т-теста Уровень значимости

Ситуативная тревожность: «замер 1» - «замер 2» -3,232 0,008

Ситуативная тревожность: «замер 2» - «замер 3» 4,882 0,000

Ситуативная депрессия: «замер 1» - «замер 3» 3,717 0,002

Ситуативная депрессия: «замер 2» - «замер 3» 4,831 0,001

Шкала состояний: «замер 1» - «замер 3» -5,095 0,000

Шкала состояний: «замер 2» - «замер 3» -5,265 0,000

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Значимость полученных различий «сдвигов» в описаниях текущих состояний после эмоциональных воздействий в экспериментальной группе приобретает дополнительный вес, если рассматривать эти результаты в контексте данных, полученных в контрольных группах, когда трагические ролики продемонстрировали большую силу и тотальность влияния на состояния по сравнению с комическими.

Следует отметить, что проведенное эмпирическое исследование возможностей юмора как регулятора стресса оставляет открытыми вопросы о критериях выбора и определения специфики юмористического материала с учетом личностных, профессиональных особенностей респондентов, временной продолжительности действия комического материала для получения ощутимых сдвигов, о длительности сохранения позитивного эффекта, об отсроченных по времени реакций на стимулы. Однако полученные результаты позволяют

подтвердить действие юмора как механизма регулирования эмоций - усиливать положительные чувства (удовольствие, комфорт, радость) и ослаблять негативные - тревогу, подавленность, гнев. В целом, согласно полученным данным, юмор действительно можно считать одним из серьезных средств преодоления негативных, стрессовых состояний, дополнительные возможности которого еще предстоит изучать.

Литература

1. Бодров В.А. Информационный стресс. М.: ПЕР СЭ, 2000. 352 с.

2. Брайт Д., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования, мифы. СПб: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. 352 с.

3. Иванова Е.М., Ениколопов С.Н. Психологические исследования чувства юмора//Вопросы психологии: Научный журнал. 2006. №4. С. 122-133.

4. Леонова А.Б. , Костикова Д. На грани стресса// В мире науки. 2004. №10. С. 62-72

5. Леонова А.Б. Комплексная стратегия анализа профессионального стресса//Психологический журнал, 2004. Т. 25 (2). С. 75-85.

6. Леонова А.Б., Капица М.С. Методы субъективной оценки функциональных состояний человека//

Практикум по инженерной психологии и эргономике (под ред. Ю.К. Стрелкова). М.: Академия, 2003. С. 136-166.

7. Мартин Р. Психология юмора. СПб: Питер, 2009. 480 с.

8. Мозер К. Психология маркетинга и рекламы. Пер. с нем. Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2004. 380 с.

9. Огилви Д. Откровения рекламного агента. Пер. с англ. М.: Эксмо, 2007. 160 с.

10. Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. 474 с.

11. иои^эпНопевси С. Юмор как фактор защиты молодежи от рисков в их окружении//Психологи-ческая безопасность, устойчивость, психотравма. Сб. науч.статей Первого Международного Форума.-СПб.: ООО «Книжный дом», 2006. 304 с. С. 73-76.

12. Eysenk, H.J. (1972). Foreword. In: J.H. Goldstein & P.E. McGhee (Eds.), The psychology of humor: Theoretical perspectives and empirical issues. New York: Academic Press. Pp. 12-17.

13. Hehl, F.-J., & Ruch, W. (1985) The location of sense of humor within comprehensive personality spaces as exploratory study. Personality & Individual Differences, 6 (6). Pp. 703-715.

14.Kuiper, N.A., Grimshaw, M., Leite, C., & Kirsh, G.A., (2004). Humor is not always the best medicine: Specific components of sense of humor and psychological well-being. Humor: International journal of Humor Research, 17 (1-2). Pp. 135-168.

15. Martin R.A. Humor, laughter, and physical health. Methodological issues and research findings//Psy-chol. Bull. 2001. V. 127. №4. Pp. 504-519.

16. Lefcourt, H.M., & Martin, R.A. (1986) Humor and life stress: Antidote to adversity. New York: Springer-Verlag.

Псикологические особенности личности сотрудников спецподразделений ФСИН России в период выполнения служебных и служебно-боевых задач

Ю. Ю. Красикова, О. А. Усанова

Аннотация: в статье рассмотрены этапы психологического обеспечения сотрудников ОСН ФСИН России УФСИН России по Рязанской и Московской области в период выполнения служебных и служебно-боевых задач. Также представлен сравнительный анализ психологических особенностей личности сотрудников, выполняющих служебные и служебно-боевые задачи. Ключевые слова: психологическое обеспечение, служебная деятельность, эмоционально - волевая устойчивость, реабилитация, психологическая подготовка.

The summary: in article stages of psychological maintenance of employees of OSN FSIN of Russia UFSIN of Russia on Ryazan and Moscow Region in perform-

ance of office and sluzhebno-fighting problems are considered. Also the comparative analysis of psychological features of the person of the employees, carrying out office and sluzhebno-fighting problems is presented.

Keywords: psychological maintenance, office activity, emotionally - strong-willed stability, rehabilitation, psychological preparation.

Специфика служебной деятельности сотрудников спецподразделений ФСИН России в последнее время предъявляет значительно более высокие требования не только к профессиональной подготовленности сотрудников, но и к их личностным качествам, эмоционально-волевой устойчивости, характеру поведения, осо-