Научная статья на тему 'ВИРТУАЛЬНАЯ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ И СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИДЕОЛОГИИ "КОЛУМБАЙН")'

ВИРТУАЛЬНАЯ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ И СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИДЕОЛОГИИ "КОЛУМБАЙН") Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
337
77
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОЛУМБАЙН / МОЛОДЕЖЬ / СУБКУЛЬТУРА / МОББИНГ / БУЛЛИНГ / СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ / СОЦИАЛИЗАЦИЯ / COLUMBINE / YOUTH / SUBCULTURE / MOBBING / BULLYING / SOCIAL NETWORKS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Иванов А.В.

Основанием для написания статьи стало полевое исследование феномена Колумбайн, проведенное автором в 2019-2020 году на территории Республики Татарстан. Объектом исследования стали подростки и молодежь в возрасте от 13 до 23 лет из числа жителей Республики Татарстан, вовлеченные в идеологию «колумбайн». Исследование проводилось с использованием качественных методов, таких как контент-анализ и фрэйм-анализ (для мониторинга открытых групп в социальных сетях русскоязычного сегмента сети интернет). А также метода глубинного интервью. Общее количество групп в социальной сети Вконтакте, Телеграмм, которые инструментально подвергались мониторингу и анализу составило - 50. Кроме этого было проведено 25 интервью с участниками тематических групп в городах Казань, Набережные Челны, Нижнекамск. Целью данного исследования являлся анализ групповых стереотипов и паттернов, доминирующих в данной субкультуре. В настоящей статье автор пытается артикулировать проблему научного осмысления взаимосвязи виртуального и реального социального пространства через призму популярной деструктивной молодежной идеологии. Анализируя причины вхождения подростков в сетевые колумбайн-сообщества, можно прийти к заключению, что физическое или психологическое насилие между сверстниками, являясь с одной стороны важным мотивом индоктринирования, в свою очередь, является следствием аберрации более широких социально-демографических процессов в современном обществе, в основе которых лежит проблема - социализации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

VIRTUAL DESTRUCTIVITY AND SOCIAL SPACE: TO THE STATEMENT OF THE PROBLEM (ON THE MATERIALS OF FIELD STUDIES OF IDEOLOGY "COLUMBINE")

The basis for writing this article was a field study of the Columbine phenomenon, conducted by the author in 2019-2020 on the territory of the Republic of Tatarstan. The object of the study was teenagers and young people aged 13 to 23 years from the population of the Republic of Tatarstan, involved in the ideology of "Columbine". The research was conducted using qualitative methods, such as content analysis and frame analysis (for monitoring open groups in social networks of the Russian-speaking segment of the Internet). As well as the method of in-depth interview. The total number of groups in the Vkontakte social network and Telegrams that were instrumentally monitored and analyzed was 50. In addition, 25 interviews were conducted with participants of thematic groups in the cities of Kazan, Naberezhnye Chelny, and Nizhnekamsk. The purpose of this study was to analyze the group stereotypes and patterns that dominate this subculture. In this article, the author tries to articulate the problem of scientific understanding of the relationship between virtual and real social space through the prism of popular destructive youth ideology. Analyzing the reasons for the entry of teenagers into network Columbine communities, we can conclude that physical or psychological violence between peers, being on the one hand an important motive for indoctrination, is in turn a consequence of the aberration of broader socio-demographic processes in modern society, which are based on the problem of socialization.

Текст научной работы на тему «ВИРТУАЛЬНАЯ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ И СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИДЕОЛОГИИ "КОЛУМБАЙН")»

СОЦИОЛОГИЯ

УДК 316.48

Виртуальная деструктивность и социальное пространство: к постановке проблемы (по материалам полевых исследований идеологии «колумбайн»)

Virtual destructivity and social space: to the statement of the problem (on the materials of field studies of ideology "columbine")

Иванов А.В., ФГБНУ «Институт педагогики, психологии и социальных проблем», Berserk2004@yandex. ru

Ivanov A., FGBNU «Institute of Pedagogy, Psychology and Social Problems» DOI: 10.34772/KPJ.2020.141.4.039

Статья выполнена по государственному заданию № 0599-2020-0006 «Проблема бесконфликтного социального взаимодействия».

Ключевые слова: колумбайн, молодежь, субкультура, моббинг, буллинг, социальные сети, социализация. Keywords: columbine, youth, subculture, mobbing, bullying, social networks.

Аннотация. Основанием для написания статьи стало полевое исследование феномена Колумбайн, проведенное автором в 2019-2020 году на территории Республики Татарстан. Объектом исследования стали подростки и молодежь в возрасте от 13 до 23 лет из числа жителей Республики Татарстан, вовлеченные в идеологию «колумбайн».

Исследование проводилось с использованием качественных методов, таких как контент-анализ и фрэйм-анализ (для мониторинга открытых групп в социальных сетях русскоязычного сегмента сети интернет). А также метода глубинного интервью. Общее количество групп в социальной сети Вконтакте, Телеграмм, которые инструментально подвергались мониторингу и анализу составило - 50. Кроме этого было проведено 25 интервью с участниками тематических групп в городах Казань, Набережные Челны, Нижнекамск.

Целью данного исследования являлся анализ групповых стереотипов и паттернов, доминирующих в данной субкультуре. В настоящей статье автор пытается артикулировать проблему научного осмысления взаимосвязи виртуального и реального социального пространства через призму популярной деструктивной молодежной идеологии. Анализируя причины вхождения подростков в сетевые колумбайн-сообщества, можно прийти к заключению, что физическое или психологическое насилие между сверстниками, являясь с одной стороны важным мотивом индоктринирования, в свою очередь, является следствием аберрации более широких социально-демографических процессов в современном обществе, в основе которых лежит проблема - социализации.

Abstract. The basis for writing this article was a field study of the Columbine phenomenon, conducted by the author in 2019-2020 on the territory of the Republic of Tatarstan. The object of the study was teenagers and young people aged 13 to 23 years from the population of the Republic of Tatarstan, involved in the ideology of "Columbine".

The research was conducted using qualitative methods, such as content analysis and frame analysis (for monitoring open groups in social networks of the Russian-speaking segment of the Internet). As well as the method of in-depth interview. The total number of groups in the Vkontakte social network and Telegrams that were instrumentally monitored and analyzed was 50. In addition, 25 interviews were conducted with participants of thematic groups in the cities of Kazan, Naberezhnye Chelny, and Nizhnekamsk.

The purpose of this study was to analyze the group stereotypes and patterns that dominate this subculture. In this article, the author tries to articulate the problem of scientific understanding of the relationship between virtual and real social space through the prism of popular destructive youth ideology. Analyzing the reasons for the entry of teenagers into network Columbine communities, we can conclude that physical or psychological violence between peers, being on

the one hand an important motive for indoctrination, is in turn a consequence of the aberration of broader socio-demographic processes in modern society, which are based on the problem of socialization.

Виртуальное пространство является универсальной трансграничной средой, в которой циркулирует и генерируется огромное количество тем и концептов. Одним из наиболее распространенных виртуальных проектов в подростково-молодежной среде в последние годы стало тематическое движение Колумбайн, идеология которого имеет ярко выраженный деструктивный характер.

«Колумбайн» - синоним расправы с одноклассниками и/или учителями. Массовое убийство в школе «Колумбайн», совершенное Эриком Харрисом и Диланом Клиболдом 20 апреля 1999 года приобрело всемирную известность, и со временем название Колумбайн стало нарицательным [3]. К настоящему времени поклонники данного движения имеются во многих странах мира, и некоторые из них совершили аналогичные преступления. К сожалению, подобные примеры имели место в учебных заведениях различных регионов России.

В виртуальной среде Колумбайн стал настоящим поп-культурным феноменом, обладающим многими чертами деструктивного культа: апологетика Харриса и Клиболда, возводящая этих персон в ранг идолов, ритуалистика - стремление последователями воспроизвести «каноническое» убийство вплоть до деталей одежды, мемориалистика - ведение своеобразного календаря от даты события и декларативное желание особенным образом отмечать условные «юбилейные» даты, например, двадцатилетие Колумбайна в 2019 году и т.д. В целом же, «Колумбайн» - это субкультура, пропагандирующая насилие в школьном пространстве.

Обсуждение мотивационных установок информантов в ходе глубинных интервью, а также фрэйм-анализ корпуса нарративов в тематических группах свидетельствуют, что ядром, так называемых колумбайнеров, становятся, как правило, подростки, испытывающие проблемы в коммуникации с одноклассниками и потому зачастую становящиеся жертвами «травли» (буллинга и моббинга) или же страдающие от недостатка внимания (на современном интернет сленге их называют - «инцелы», то есть «девственники по неволе»). Они выступают своего рода антагонистами гипермаскулинных подростков, которые более склонны к участию в группах с тематикой А.У.Е.; ЗОЖ и др., имеющими

выраженную групповую аут-агрессию в широком социальном контексте [2].

Нельзя также исключать и случаи психопатологии индивида с так называемым гомицидным поведением, когда в сознании присутствует патологическое влечение к умерщвлению человека, с характерной фиксацией на убийстве в результате органического поражения головного мозга.

Таким образом, одним из ключевых факторов вхождения в колумбайн сообщества в социальных сетях становится чувство обиды и ощущение несправедливости в отношении собственной персоны, объективируемое ситуацией психологической или физической травли в классе или учебной группе.

Феномены моббинга (травля группой лиц одного индивида или нескольких) и буллинга (травля один на один) в последние годы приобрели в подростковой среде массовый характер [4]. При этом подросток (вне зависимости от пола) может выступать и в качестве «жертвы», и в качестве «агрессора», в зависимости от целого ряда внутренних и внешних факторов. В любом из двух указанных вариантов важную роль в развитии ситуации играет группа, членом которой выступают и жертва и агрессор. Именно ин-групповая среда становится катализатором конфликтной ситуации. Результатом подобного конфликта может стать аутоагрессия жертвы в виде суицида, нанесения себе травм или агрессия во-вне в виде скулшутинга.

Среди внешних факторов буллинга и моббинга могут выступать физические особенности «жертвы», маркирующие ее (его) как отличного от стереотипной нормы. Причем, это могут быть как простое отклонение от условной нормы (толстый, худой, высокий, низкий и т.д.), так и выраженные дефекты (косоглазие, заикание, глухота и пр.). К сожалению, подобная непохожесть приводит к усилениию негативной консолидации группы по отношению к такому подростку [5].

Из интервью:

И.: А из-за чего придираются другие ребята - это парни, я так понимаю.

Р.: Вы видите, я невысокий и у меня косолапость, что сильно их смешит. Потом я не могу за себя постоять.

И.: Как это происходит?

Р.: Я для них боксерская груша, так и зовут. Не сказать, что бьют. Ну постоянно тычки,

толчки, фофаны, и они со мной не говорят, стебутся надо мной (муж. 17 лет, Набережные Челны).

Основные коммуникации участников колумбайн сообществ осуществляются в социальной сети Вконтакте и мессенджере Телеграм.

У половины подростков, опрошенных в ходе глубинных интервью, присутствует повышенный интерес к шок-контенту, серийным убийствам и к сообществам депрессивно-суицидальной

направленности - это внешний фильтр, через который происходит попадание в колумбайн группы.

В сообществах, где акцент сделан на биографиях серийных убийц, количество подписчиков нестабильное. Волнообразно происходит подписывание и потом отписывание от данных ресурсов. Это связано с тем, что кратковременно подписываются, а потом уходят из сообществ пользователи, которые удовлетворили свое любопытство,

предоставляемый контент им надоел, или оказался для них чересчур жестким [6]. Другая тенденция, это уход в закрытые телеграм каналы соответствующего колумбайн профиля.

Сетевые знакомства в тематической группе, как правило, не приводят к личным контактам участников и обсуждение интересующих тем происходит дистанционно. С другой стороны, есть примеры создания офф-лайн тандемов при наличии сближающего опыта и проживания в одном населенном пункте.

Вовлеченность подростка в колумбайн сообщества может иметь под собой серьезность намерений или носить характер постиронии.

Один из маркеров вовлечения в данную субкультуру, когда подросток на своей странице указывает вместо своих персональных данных имя Эрика Харриса или Дилана Клиболда, иногда объединяя своё имя и фамилию одного из персонажей (например: Андрей Клиболд).

Определенной четко прописанной символики у колумбайнеров нет. В основном, это изображения на аватарах в соцсетях Клиболда или Харриса, огнестрельного оружия.

Из интервью:

Да какой то символики нет, так демки (демотиваторы) разные. Взрослые пугаются обычно (муж. 15 лет, Набережные Челны).

Пользователи данных сообществ интерес проявляют к феномену Колумбайна и в кинематографе. Так, для них интерес представляют фильмы «Слон» Гаса Ван Сента и «Нулевой день» Бена Коччо - обе ленты вышли в

2003 году и стали своего рода художественными реконструкциями «Колумбайна».

Большинство респондентов указывают, что не проблематично найти сообщества и группы в социальных сетях, особенно в Телеграм-мессенджере соответствующей тематики. Четко выделяемой тенденцией является формирование подписчиков даже не вокруг тематических сообществ посвященных Колумбайну, а вокруг страниц конкретных подписчиков увлеченных данной темой.

Из интервью:

И.: Как давно находитесь в сообществах посвященных колумбайну и как вы нашли их?

Р. : Да об этом все говорят и пишут. Найти не проблематично. В Телеграме полно сообществ. Когда в школе сложно, все равно ищешь ответы у знакомых, в инете. Когда видишь, что парень, где то в другом городе попал в такую ситуацию и пришел с оружием в руках в школу начинаешь искать инфу (муж. 15 лет, Набережные Челны).

Как видим, обращение к колумбайн-сообществам связано со сложностью взаимоотношений с ровесниками, когда любые сложности в коммуникациях в школьном пространстве рассматриваются в ключе жесткого противостояния. Порой происходит оценивание случившейся колумбайн-ситуации через призму своих конфликтов.

Следует обратить внимание на следующую фразу респондента: «Да об этом все говорят и пишут». Моральная паника в обществе, заключающаяся в распространении массовой истерии по поводу колумбайн инцидентов, излишнее смакование подробностей

журналистами, эмоциональность родительских форумов, развернутые иллюстративные материалы в социальных сетях в группах посвященных шок-контенту и криминальной хронике придают излишнюю значимость и важность персоне несовершеннолетнего правонарушителя, что не остается не замеченным в подростковой среде [1].

Оборотной стороной моральной паники взрослого мира является молодежный стёб, когда подростки в жестко-шутливой форме пытаются напугать старшее поколение.

Из интервью:

И.: А зачем свою фейковую страницу Вы подписали именем Эрик Харрис.

Р. : Ну это такой прикол, стёб. Взрослые так пугаются прикольно, когда тема колумбайна заходит (муж. 16лет, Набережные Челны).

Постоянное физическое и психологическое насилие со стороны ровесников, возможно учителей, поступление после 9 класса в техникум

или колледж (смена коммуникаций), само время обучения в девятом классе, когда подросток должен решить широкий спектр вопросов с осознанием своей идентичности (кто я?, чего хочу?, куда идти?) являются мощными стрессорами. Все это создает предпосылки знакомства с альтернативными сценариями выхода из внутриличностных и межличностных конфликтов, деструктивными сценариями роста самооценки и значимости в глазах окружающих.

Из интервью:

И.: Как давно Вы находитесь в сообществах такого плана и как вы нашли его?

Р. : Когда пришел в 9 класс. Нашел в ВК. Учителя с нами не справлялись. Слабых физически гасили быки. Это меня бесило. Я тоже оказался в ряду физически слабых (муж.16 лет, Набережные Челны)

Итак, в соцсетях, прежде всего Вконтакте, на аватар ставится фотография Клиболда или Харриса или используются их фамилии со своим именем, обычно все это делается не на основной странице подростка, а с фейковой.

Участники колумбайн-сообществ

романтизируют этих американских молодых преступников, акцентируя внимание на их мужской дружбе, на их взаимной поддержке.

Из интервью:

И. : На фотографиях в соцсетях у вас не только изображения оружия, но и есть фото Клиболда и Харриса.

Р. : Я много про них думал и понял, что это настоящая мужская дружба, настоящая пацановская дружба. Я их не оправдываю. Но вот Вы смогли бы, если даже ваш друг не прав, за него жизнь положить, пойти против системы, сломать эту систему (муж.18 лет, Набережные Челны).

Любые колумбайн-инциденты вызывают очередную волну моральной паники во взрослом мире, а среди подростков болезненное любопытство.

Социальные сети являются мощным ретранслятором деструктивных концептов среди подростков. Участниками сетевых Колумбайн групп обычно являются подростки школьного возраста, у которых затруднены коммуникации со своими сверстниками и противоположным полом. Для них характерен замкнутый образ

жизни и достаточно длительное пребывание в социальных сетях. В тоже время, нельзя исключать феномен пост-иронии, когда подростки вступают в такие группы «по приколу».

Четко прослеживается две категории респондентов. Одни привыкли относиться к окружающим с чувством превосходства, делят всех на «своих» и «чужих», склонны к самоизоляции. Другая категория является классической жертвой моббинга и изоляции сверстников, усугублять ситуацию может чрезмерное погружение в какое-либо хобби, которое не приветствуется сверстниками.

Заключение. Итак, ключевая характеристика симпатизантов колумбайна - это проблемы с социализацией и, как следствие, возникающие сложности при коммуникациях со сверстниками. В учебном заведении это подростки, подвергающиеся травле, или сами занимающие агрессивную позицию. И в том, и другом случае фиксируется игнорирование такого подростка сверстниками, у него накапливаются негативные переживания, желание как то внутренне разгрузится, почувствовать уверенность в себе, наказать обидчиков. Все это является мощной движущей силой найти жизненные сценарии выхода из сложившегося конфликта. Такая логика событий очень часто приводит к знакомству с колумбайн историями из школьной жизни, проецирование этих кейсов на свою судьбу и, как следствие, вхождение в данные деструктивные сообщества в социальных сетях.

Своеобразным сигналом о помощи может быть ситуация, когда потенциальный колумбайнер проговаривается кому-либо о готовящейся акции. Именно в этот момент требуется не просто услышать сигнал собеседнику, но и проинформировать тех, кто способен оперативно предотвратить

потенциальный деструктивный акт: родители, классный руководитель, школьный психолог, правоохранительные органы. Подобные действия стоит рассматривать, в первую очередь, как акт помощи самому «колумбайнеру», а также показатель социальной ответственности личности, так как результатом являются, возможно, чьи-то спасенные жизни и здоровье.

Литература:

1. Громов Д.В. Кто боится «керченского Этнографическое обозрение. - 2020. - № 3. - С. 38-53.

стрелка»? Активизация социальных фобий через слухи 2. Иванов А.В., Козлов В.Е. Феномен улично-

и квазиэкспертные высказывания / Д.В. Громов // криминальной субкультуры «А.У.Е.» среди молодежи

3. в Республике Татарстан / А.В. Иванов, В.Е. Козлов // Казанский педагогический журнал. - 2019. -№ 1. - С. 205-208.

4. Каллен Дейв. Колумбайн. - М.: Эксмо, 2019. -608 с.

5. Козлов В.Е., Мингалиев А.Х. Проблема научной репрезентации современных молодежных субкультур: от методологии к нарративу / В.Е. Козлов,

А.Х. Мингалиев // Казанский педагогический журнал. -2020. - № 1. - С. 255-263.

6. Кравцова М.М. Дети-изгои. Психологическая работа с проблемой / М.М. Кравцова // Психолог в школе. - М.: Генезис, 2005. - 111 с.

7. Мир маньяков и серийных убийц [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://vk.com/mandsm

References:

1. Gromov D.V. Who is afraid of the "Kerch shooter"? Activation of social phobias through rumors and quasi-expert statements / D.V. Gromov // Ethnographic Review. -2020. - № 3. - P. 38-53.

2. Ivanov A.V., Kozlov V.E. The phenomenon of street-criminal subculture "A.U.E." among youth in the Republic of Tatarstan / A.V. Ivanov, V.E. Kozlov // Kazan Pedagogical Journal. - 2019. - № 1. - P. 205-208.

3. Cullen Dave. Columbine. - M.: Eksmo, 2019. - 608

p.

4. Kozlov V.E., Mingaliev A.Kh. The problem of scientific representation of modern youth subcultures: from methodology to narrative / V.E. Kozlov, A.Kh. Mingaliev // Kazan Pedagogical Journal. - 2020. - № 1. - P. 255-263.

5. Kravtsova M.M. Rogue children. Psychological work with a problem / M.M. Kravtsova // Psychologist at school. - M.: Genesis, 2005. - 111 p.

6. The world of maniacs and serial killers [Electronic resource]. - Access mode: https://vk.com/mandsm

22.00.04 - «Социальная структура, социальные институты и процессы»

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.