Научная статья на тему 'Употребление в казымском говоре ижемского диалекта коми языка глаголов II прошедшего времени (перфекта)'

Употребление в казымском говоре ижемского диалекта коми языка глаголов II прошедшего времени (перфекта) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
178
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОВОР / ДИАЛЕКТ / ФОРМА ГЛАГОЛА II-ГО ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ (ПЕРФЕКТ) / ЛИЧНО-ПРИТЯЖАТЕЛЬНЫЙ СУФФИКС / THE FORM OF A VERB OF II TH PAST TENSE (PERFECT) / A DIALECT / A PERSONAL-POSSESSIVE SUFFIX

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Суббота Клавдия Александровна

В статье рассматривается употребление глаголов в речи казымских коми, переселившихся в начале 20 века на территорию автономного округа. В результате длительного обособленного существования в окружении других языков говор сохранил архаические черты коми языка. Об этом свидетельствует наличие в говоре лично-притяжательных форм глаголов II-го прошедшего времени.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The use of dialect Kazym Izhma Komi language dialect verb II past tense (perfect)

In article the use of verbs in speech kazum komi, 20 centuries which have moved in the beginning on autonomous region territory is considered. As a result of the long isolated existence in an environment of other languages the dialect has kept archaic lines komi language. Presence testifies to it in a dialect of personal-possessive forms of verbs of II th past tense.

Текст научной работы на тему «Употребление в казымском говоре ижемского диалекта коми языка глаголов II прошедшего времени (перфекта)»

ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

2010 г. Выпуск 3 (18). С. 16-19

УДК 809.453.2-25

УПОТРЕБЛЕНИЕ В КАЗЫМСКОМ ГОВОРЕ ИЖЕМСКОГО ДИАЛЕКТА КОМИ ЯЗЫКА ГЛАГОЛОВ II ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ (ПЕРФЕКТА)

К. А. Суббота

Ижемский диалект вместе с вымским, удорским, нижневычегодским диалектами входит в группу северо-западных диалектов коми языка. Носители диалекта расселены в бассейнах рек Ижма, Уса и Печора. Значительная часть ижемцев проживает за пределами Республики Коми - в Тюменской, Архангельской, Мурманской областях. На территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры коми-ижемцы компактно проживают в Березовском (п. Березово, с. Саранпауль, п. Игрим, с. Няксимволь) и Белоярском (с. Казым) районах. В селе Казым в настоящее время насчитывается около 300 коми-зырян, потомков оленеводов, перекочевавших на территорию Сибири еще в прошлые века [10: 55]. Язык коми-ижемцев, проживающих на казымской территории, существует в устном виде. В течение длительного времени говор существовал обособленно от других диалектов и говоров коми языка, тесно взаимодействуя с хантыйским, ненецким и русским. Разговорный язык казым-ских коми в целом сохраняет грамматический строй ижемского диалекта, но неизбежными могут быть грамматические, семантические и лексические заимствования. В настоящее время говор находится под угрозой исчезновения, в связи с чем возникает необходимость его оперативной фиксации для комплексного и детального научного изучения.

Б. А. Серебренников выделяет в коми языке семь времен глагола, включая аналитические: преждепрошедшее (плюсквамперфект) и прошедшее длительное [6: 231]. В современных исследованиях коми языка выделяется от 9 до 11 временных форм [3: 237-261], [9: 122]. Большинство из этих форм активно функционируют в исследуемом говоре.

Глаголы во 11-м прошедшем времени обозначают действие завершенное, имеющее результат, или действие, которое не имеет продолжения в настоящем, оно было и уже не происходит в момент речи. Перфект является поздним образованием, возникшим на основе причастия на -ом. Как утверждает Б. А. Серебренников, в общепермском языке перфекта не было, он развивался в пермских языках самостоятельно: «Для перфекта всех говоров диалектов языка коми являются характерными видоизмененные формы притяжательных суффиксов множественного числа -пут, -пуй, -nys, которые могли возникнуть в языке коми только после распада общепермского праязыка» [6: 259] .

Показателем 11-го прошедшего времени в ижемском диалекте является -эм. Суффикс с огласовкой -э, сохраняющий более древнее состояние языка, употребляется лишь в верхневычегодском и ижемском диалектах [5: 480]. В казымском говоре глаголы в форме перфекта употребляются с суффиксом -эм, например: д$Ч’ак]а$М$’ кбгяв ко1хо2в ЪвзЧетаз’ гв / по та а$’т$ рЩа1втш’ / кой д8’1’ак18 s’urema / nuedemas’ гв (2) ‘У хантов оленей в колхоз тоже брали, но они сами сбегали. Кто из хантов попал, (тех) тоже увезли’.

В материалах, исследующих говоры ижемского диалекта, неоднократно утверждается: форма глагола П-го прошедшего времени во всех трех лицах имеет суффикс -эма, -эмаась. Так, описывая некоторые особенности говора обских коми, Т. И. Жилина, Н. А. Колегова обращают внимание на то, что «глагол прошедшего неочевидного времени во всех трех лицах имеют суффикс -эма (ед.ч.) и суффикс -эмаась (мн.ч.)» [1: 165). В говоре кольских коми-ижемцев исследователями отмечается наличие формы П-го прошедшего времени на -эма, -эмаэсь в 2-м и 3-м лицах единственного и множественного числа, а также существование глагольной формы на -эма, -эмаэсь в 1-м лице «со значением результативности, непроизвольности действия (или при действиях, которых совершивший не помнит)» [5: 143-144. Авторы «Сравнительного словаря коми-зырянских диалектов» также отмечают: «В ижемском говоре глаголы второго прошедшего времени в единственном числе имеют окончание -а для всех трех лиц, во множественном —аэсь» [7: 480-483]. В монографии «Ижемский диалект коми языка» обращается внимание на редкое

употребление форм второго прошедшего времени положительных и отрицательных глаголов на -эмыд, -эмныд [2: 81].

Б. А. Серебренников отмечает особенности формы перфекта в различных диалектах и говорах. Он пишет: «В ижемском диалекте коми-зырянского наречия личные окончания перфекта совершенно исчезли. В единственном и множественном числе произошло обобщение и распространение на все лица соответствующей формы 3 лица» [6: 265].

Вместе с тем, в речи казымских коми-ижемцев нами зафиксированы дифференцированные лично-числовые формы глаголов 11-го прошедшего времени. Продемонстрируем их на примере глагола munni ‘идти’:

Таблица 1. Лично-числовые формы утвердительных глаголов II-го прошедшего времени

в казымском говоре

Утвердительные глаголы Единственное число Множественное число

1-е лицо типвта, типете ‘я ушел, оказывается’ munemas’ ‘мы ушли, оказывается’

2-е лицо типвта, munemid ‘ты ушел оказывается’ тппеша8’, тыпвттй ‘вы ушли, оказывается’

3-е лицо типвта ‘он ушел оказывается’ munemas’ ‘они ушли, оказывается’

Таблица 2. Лично-числовые формы отрицательных глаголов II-го прошедшего времени

в казымском говоре

Отрицательные глаголы Единственное число Множественное число

1-е лицо аЪи типвта, аЬи muneme ‘я не ушел, оказывается’ аЪи munвmas’ ‘мы не ушли оказывается’

2-е лицо аЪи типвта, аЬи munemid ‘ты не ушел оказывается’ аЪи типвта8’, aЬu munemnid ‘вы не ушли оказывается’

3-е лицо аЪи типвта ‘он не ушел оказывается’ аЪи типвта8’ ‘они не ушли оказывается’

Как показывают примеры, в формах II прошедшего времени недостаточность в парадигме форм спряжения проявляется лишь в 1-м и 3-м лицах множественного числа. Вне контекста в таких случаях сложно определить лицо: vorz’igenpac’ I’isse n’ukil’temas’ (4) ‘Во время каслания (железный) лист для печи погнули (мы или они), оказывается’. Но в устной речи носителей казымского говора эта омонимичность исключается употреблением лексических показателей лица-числа - местоимений ми ‘мы’, ныа ‘они’, а также имен существительных, называющих субъект: moc ’c ’omsajas cajjuemas’ n’in ‘Люди из другого чума чай попили, оказывается, уже’.

Для выражения II-го прошедшего времени 1-го лица единственного числа в речи казым-ских коми чаще употребляется показатель -эме, -еме: burkase taj me vurhme ‘Пимы, оказывается, я шила’; mijke drevens’eme l’i mil’i (1) ‘Что-то (я) из ума выжила что ли’.

Вероятно, -э (-е) в суффиксе является результатом прогрессивной ассимиляции, благодаря созвучию с местоимением ме закрепился в говоре как показатель 1-го лица единственного числа II-го прошедшего времени. Отметим, что в удорском диалекте коми языка суффиксами глаголов II прошедшего времени являются -ома и -омо [8: 67-71].

В отрицательном глаголе также употребляется параллельная форма с показателем -эме: ton tajpon sidse abu ipueme (3) ‘Сегодня я даже собакам супу (букв. собачий суп) не сварила’.

В речи казымских коми чаще встречается форма глагола 2-го лица единственного числа II-го прошедшего времени с суффиксом -эмыд, сохраняющая притяжательный суффикс -ыд.

В говоре употребляется и отрицательная форма II-го прошедшего времени с суффиксом -эмныд: abu s’ojlemnid ‘(вы) оказывается, не съели’, abu d’imlas’lemnid ‘(вы) оказывается, не прибирались’.

Таким образом, можно говорить о сохранившихся в говоре формах II-го прошедшего времени на -эмыд, -эмныд, которые редко употребляются коми-ижемцами, проживающими на других территориях.

В работе Е. А. Цыпанова выделяется 7 конкретных значений перфекта, объединенных в группы: результативные, эвиденциальные, смешанные [9: 164-166]. Приведем некоторые конкретные значения II-го прошедшего времени, распространенные в казымском говоре ижемского диалекта:

1. Совершившееся действие, результаты которого говорящий видит: kдris jag huz’a pas’kalema ’Олени по лесу разбрелись, оказывается ’.

2. Действие, происходившее давно, о котором говорящий сообщает с чужих слов: babe vis’toolis / e iz vilin ad’d’emas’ vдд da mort lijas / ilalema baraкe gдre da ^ює’є’є i kuulema (5) “Бабушка рассказывала, когда-то в горах нашли кости лошади и человека. Заблудился бедняжка да там и умер’.

3. Действие, совершившееся непроизвольно, о котором говорящий не помнит: vol’esse tebeкaspuMni vunedeme ‘Солому в обувь положить забыла, оказывается’.

4. Действие, совершившееся кем-то и когда-то, о котором говорящий предполагает: kдr c^aris vaz c’om meste piris munema ‘Олени (группа оленей) через старое место (букв. бывшую стоянку) прошли, оказывается’.

Итак, в форме II-го прошедшего времени глаголов 2-го лица единственного и множественного числа в казымском говоре в отличие от ижемского диалекта сохраняется притяжательный суффикс -ыд, -ныд. В казымском говоре ижемского диалекта употребляются все лично-притяжательные суффиксы перфекта, омонимичными являются лишь суффиксы 1-го и 3-го лица множественного числа. Выявляя особенности функционирования личнопритяжательных суффиксов в диалектах коми языка С.А. Сажина пишет: «последовательное употребление всех форм притяжательных суффиксов наблюдается в северных зырянских диалектах. Причина сохранения и широкого употребления лично-притяжательных суффиксов в данных диалектах, вероятно, заключается в их благоприятном территориальном расположении и менее интенсивном влиянии русского языка» [4: S] . Активное употребление лично-притяжательных форм глаголов II-го прошедшего времени в казымском говоре ижемско-го диалекта также свидетельствует о сохранении архаических черт и консервации языка в иноязычном окружении.

ИНФОРМАНТЫ

1. Захарова Татьяна Прокопьевна, 1960 г.р., чумработница, стойбище (р. Сорум), июнь 2007 г.

2. Канев Александр Алексеевич, 1936 г.р., с. Казым, пенсионер, август 2005 г., январь 2006 г.

3. Канева Анна Михайловна, 1937 г.р., с. Казым, пенсионерка, август 2007 г.

4. Канев Василий Алексеевич, 1932 г.р., с. Казым, пенсионер, ноябрь 2006 г.

5. Канева Лукерья Михайловна, 1937 г.р., с. Казым, пенсионерка, август 2005 г., июль-август 2007 г.

6. Канев Михаил Александрович, 1967 г.р., с. Казым, оленевод бригады № 6 ОАО «Казым-ская оленеводческая компания», сентябрь 2006 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Жилина, Т. И. Некоторые особенности говора обских коми (сс. Мужи и Шурышкары) [Текст] / Т. И. Жилина, Н. А. Колегова // Историко-филологический сборник. - Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1960. - № 6. - С. 152-169.

2. Сахарова, М. А. Ижемский диалект коми языка [Текст] / М. А. Сахарова,

Н. Н. Сельков. - Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1976. - 2SS с.

3. Онія коми кыв. Морфология : на коми яз. [Текст] / В. М. Лудыкова и др. ; под. общ. ред

Г. В. Федюневой. - Сыктывкар : Коми небог лэдзанш, 2000. - 544 с. (на коми языке).

4. Сажина, С. А. Сравнительная морфология коми-зырянских диалектов (именные части речи). Ареальный аспект исследования [Текст] : автореф. дис. ... канд. филол. наук / С. А. Сажина. - Ижевск, 2004. - 25 с.

5. Сахарова, М. А. Некоторые особенности говора кольских коми [Текст] / М. А. Сахарова, Н. Н. Сельков // Историко-филологический сборник. - Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1960. - № 6. - С. 130-151.

6. Серебренников, Б. А. Историческая морфология пермских языков [Текст] / Б. А. Серебренников. - М. : Изд-во АН СССР, 1963. - 391 с.

7. Жилина, Т. И. и др. Сравнительный словарь коми-зырянских диалектов [Текст] /

Т. И. Жилина, М. А. Сахарова, В. А. Сорвачева. - Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1961. -489 с.

8. Сорвачева, В. А. Удорский диалект коми языка [Текст] / В. А. Сорвачева, Л. М. Безноси-кова ; отв. ред. В. А. Ляшев. - М. : Наука, 1990. - 283 с.

9. Цыпанов, Е. А. Грамматические категории глагола в коми языке [Текст] / Е. А. Цыпа-нов. - Сыктывкар, 2005. - 284 с.

10. Югория. Энциклопедия Ханты-Мансийского автономного округа [Текст]. - Т. 2. - Ханты-Мансийск, 2000. - 431 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.