Научная статья на тему 'Турецко-греческие отношения в 1990-е гг'

Турецко-греческие отношения в 1990-е гг Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
222
58
Поделиться
Ключевые слова
ДЕКЛАРАЦИЯ / ДЕМИЛИТАРИЗАЦИЯ / ПРАВО ВЕТО / ЭТНИЧНОСТЬ / КОНФРОНТАЦИЯ / НАЦИОНАЛИЗМ

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Козик Константин Анатольевич

В этой статье изложены основные этапы развития турецко-греческих отношений в 1990-е гг. В этом исследовании выделяются основные вопросы двусторонних взаимоотношений двух государств: проблема этнических турок в Западной Фракии (Греция), спор о континентальном шельфе, территориальных морей, воздушного пространства и другие проблемы.

TURKISH-GREEK RELATIONS IN THE 1990-S

In this article the main stages in the development of the Turkish-Greek relations in the 1990-s are described. In this research the main issues of bilateral relations between two countries are pointed out: the problem of the ethnic Turks in Western Thrace (Greece), the dispute of the continental shelf, territorial sea, airspace and other problems

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Турецко-греческие отношения в 1990-е гг»

УДК 94 (560+495) «1990»

Козик Константин Анатольевич

Kozik Konstantin Anatolievich

аспирантка кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета kons-anat@mail.ru

post-graduate student of chair of new, newest history and international relationships, Kuban State University kons-anat@mail.ru

ТУРЕЦКО-ГРЕЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 1990-Е ГГ.

TURKISH-GREEK RELATIONS IN THE 1990-S

Аннотация:

The summary:

В этой статье изложены основные этапы развития турецко-греческих отношений в 1990-е гг. В этом исследовании выделяются основные вопросы двусторонних взаимоотношений двух государств: проблема этнических турок в Западной Фракии (Греция), спор о континентальном шельфе, территориальных морей, воздушного про-странства и другие проблемы.

In this article the main stages in the development of the Turkish-Greek relations in the 1990-s are described. In this research the main issues of bilateral relations between two countries are pointed out: the problem of the ethnic Turks in Western Thrace (Greece), the dispute of the continental shelf, territorial sea, airspace and other problems.

Ключевые слова:

декларация, демилитаризация, право вето, эт-ничность, конфронтация, национализм.

Keywords:

declaration, demilitarization, veto power, ethnicity, confrontation, nationalism.

В 1990-е гг. между Турцией и Грецией сохранялась напряженность по традиционно спорным проблемам, таким как ширина территориальных вод, континентального шельфа, размеры воздушных зон, линия контроля за полетами, демилитаризация некоторых греческих островов вблизи берегов Турции [1, с. 54].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В этот период имела место проблема турецкого этнического меньшинства в греческой Западной Фракии. Турецкая сторона постоянно обвиняла Афины в преследовании и ограничении прав этнических турок в этом регионе. Со своей стороны, греческое правительство в целом отрицало применение полицейской дискриминации против турецкого меньшинства. Кроме того, они обвиняли турецкие власти в притеснении греческой общины в Стамбуле. В то время как численность турецкой диаспоры в Западной Фракии оставалась постоянной, греческая община Стамбула на протяжении десятилетий резко сокращалась из примерно 120 тыс. в 1923 г. до 3.5 тыс. в 1999 г. [2, с. 107]. Подчеркивая невыгодность для себя снижения греческого населения, Анкара заявила, что эта тенденция уменьшает рычаги воздействия на Грецию в вопросе о фракийских турках. Примечательно, что сопротивляясь давлению со стороны некоторых стран ЕС из-за проблемы нерешенности прав человека в самой Турции, Анкара использовала европейские форумы, такие как Совет Европы, в пропаганде неравноправного положения турок в Греции как дополнительный рычаг в воздействии на Афины. Это было скорее европейское, чем турецкое давление на Грецию. Примером успеха такого подхода послужила отмена 11 июня 1998 г. 19-й статьи греческой конституции, которая фактически лишала многих фракийских турок гражданства в случае их отъезда в Турцию или другие страны [3].

В последние годы Афины принимали многочисленные меры для улучшения экономики греческой Фракии, которая остается беднейшим регионом страны.

Наибольшее значение имеет неразрешенный спор о принадлежности островов и части берегового шельфа Эгейского моря (где по предположениям, находятся месторождения нефти и газа). Греция рассматривала наличие островов непосредственно у турецкого побережья как свое право на эти воды. Турция же настаивала на «внутреннем» характере Эгейского моря и проведении переговоров, выдвигая требование разграничения шельфа на две равные половины (турецкую и греческую соответственно) [4, с. 103].

Процесс сближения двух стран, начатый в 1988 г. в Давосе Г. Папандреу и Т. Озалом, оказался преждевременным и не получил какого-либо конкретного подтверждения. Как следствие этого, турецкое правительство получило негативный ответ Европейской комиссии в отношении заявки на полноправное членство в ЕЭС, направленное в апреле 1987 г. С этого момента дальнейшие переговоры о вступлении в Европейское сообщество были отложены. Основной стимул для поиска путей скорейшего улучшения отношений с Грецией был вычеркнут из списка первоочередных внешнеполитических целей Турции [5, с. 146].

В период между зимой 1989 г. и осенью 1990 г. с победой на президентских выборах в Турции, значительно изменилась позиция лидера Партии отечества (ПО) Т. Озала. Если еще в недавнем прошлом он демонстрировал имидж умеренного технократа, выступающего за вступление Турции в ЕЭС и как следствие этого поиск путей улучшения турецко-греческих отношений. Теперь, во время Персидского кризиса, Т. Озал старался проводить по большей части националистическую политику, используя идеи пантюркизма в Азербайджане в сочетании с проамериканской ориентацией на Ближнем Востоке.

Преемник Т. Озала на посту премьер-министра, а позже президента Турции С. Демирель был приверженцем консервативных взглядов и не разделял политических предпочтений своего предшественника в решении региональных вопросов. Во время его правления наблюдалась тенденция к сближению в турецко-греческих отношениях. 1 февраля 1992 г. он встретился в Давосе с премьер-министром Греции К. Митсотакисом. В коммюнике по итогам встречи сообщалось, что стороны согласились подготовить «Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве» и заручились помощью ООН в решении кипрской проблемы. Однако данный договор так и не реализовался во многом из-за критики Митсотакиса в Греции по причине нерешенности кипрского вопроса. Вместе с тем следует отметить сугубо дипломатический шаг греческой стороны, когда ее представитель в 1992 г. впервые официально принял участие в праздновании годовщины Турецкой республики. «Сюрпризом» назвали турецкие СМИ присутствие греческого консула на приеме у губернатора Измира в честь этой годовщины [6, с. 147].

Умеренное влияние С. Демиреля не изменило предвзятости его последователей. Ставшая новым турецким лидером Т. Чиллер, являясь руководителем Партии верного пути (ПВП), а также возглавлявший дипломатию Турции и ставший руководителем ПО Месут Йылмыз были слишком озабочены проблемами внутреннего развития, чтобы прилагать какие-либо усилия по улучшению отношений с Грецией. В действительности Т. Чиллер скорее одобряла и использовала сложившуюся напряженность в отношениях в качестве отвлекающего фактора от нерешенных внутренних проблем.

Взаимные подозрения между Анкарой и Афинами вылились в серию инцидентов, начавшихся в 1994 г. и достигших своего пика 8 июня 1995 г., когда парламент Турции наделил правительство правом принимать любые меры, которые оно посчитает необходимыми (включая военные) в случае, если Греция воспользуется правом, предусмотренным конвенцией по морскому праву ООН 1982 г. расширить свои территориальные воды. Хотя решение принято не было, Греция отказалась распрощаться со своим правом в расширении своих территориальных вод как потенциально возможным козырем.

Опасения турок заключались и в том, что в 1995 г. греческое правительство пыталось заселить необитаемые острова Эгейского моря. В свою очередь, Афины обвиняли Анкару в серьезных нарушениях греческого суверенитета над безлюдным островком Имия (по-турецки Кардак) у турецкого побережья. История этого вопроса началась 26 декабря 1995 г., когда турецкое судно попало на рифы возле этого острова и отказалось от предложения греческих кораблей отбуксировать его с рифов, заявив, что судно находится на турецкой территории. Эта позиция была официально поддержана турецкими дипломатами в Анкаре. В то же время мэр расположенного поблизости острова Калимнос решил поднять над Имией греческий флаг, который был снят в январе 1996 г. и вместо него поднят турецкий. Греческие солдаты, прибывшие на остров, вновь водрузили греческий флаг [7, с. 55]. Этот инцидент добавил еще один пункт в уже переполненный список проблемных вопросов в турецко-греческих отношениях.

Проблемы вокруг острова Имия по-прежнему находятся на поверхности греко-турецких отношений. Это был первый случай, когда Турция предъявила свои претензии на греческую сухопутную территорию и продолжает придерживаться данной позиции в отношении Додека-несских островов, режим существования которых был закреплен договором между Турцией и Италией в 1932 г. Морские границы тогда были согласованы по непрерывной срединной линии, тянувшейся с севера на юг между островами и побережьем Турции. После того, как эти острова отошли к Греции, последняя, как страна-правопреемница, унаследовала согласованный в 1932 г. режим их существования.

Отстаивая твердую позицию, турецкое руководство объявило о том, что более чем сотня необитаемых эгейских островов не имеет официального статуса, поэтому представляют собой «серые зоны» неопределенного суверенитета [8, с. 99]. Однако вопреки желанию Афин обсуждать эти проблемы в Международном суде, Анкара последовательно отказывалась от данного предложения. Турецкие правящие круги полагали, что они могут добиться больших уступок от Греции через двусторонние переговоры. В соответствии с этим подходом, турки всячески сопротивлялись греческим попыткам «интернационализировать» (или европеизировать) эгейский вопрос. Вследствие данных обстоятельств, турецкие лидеры довольно негативно реагировали

в отношении попыток Афин заручиться поддержкой партнеров по ЕС. С другой стороны, Анкара периодически сообщала Греции, что не исключает стороннего посредничества, включая обращение к Суду юстиции [9, с. 148].

По мнению греческого руководства, Турция постоянно осложняла переговоры, выдвигая все новые и новые претензии. Безусловно, такая стратегия исключала проведение любых результативных обсуждений и постепенно с каждым инцидентом вела эти страны к вооруженному конфликту [10, р. 100].

Вслед за кризисом вокруг острова Имиа, внимание международного сообщества было привлечено к населенному греками острову Гавдос. При планировании учений НАТО «Динамичный состав - 1996» в Неаполе, которые должны были проводиться в районе острова Крит, представитель Генерального штаба Турции направил заявление, в соответствии с которым Анкара возражала против включения острова Гавдос в план учений «в связи со спорным статусом его принадлежности» [11, с. 150]. Турецкий представитель, вместе с тем, предложил официальным лицам НАТО воздержаться от вмешательства в турецко-греческие разногласия. Через несколько дней эта позиция была официально поддержана правительством Турции и самим премьер-министром М. Йылмызом. Таким образом, турецкий руководитель поставил под вопрос суверенитет Греции в отношении острова Гавдос, юридический статус которого был определен Лондонским договором 1913 г. В соответствии со ст. 4 этого Соглашения, Турция отказалась от всех суверенных прав в отношении острова Крит (и Гавдос соответственно). По Лозаннскому договору определялось, что суверенитет Турции распространяется только на те острова, которые расположены в трехмильной зоне от турецкого побережья, а также острова Имброс, Бозкада и Ребит [12, с. 151]. По тому же договору Анкара отказывалась от всех прав и претензий в отношении территорий и островов, расположенных вне трехмильной зоны.

После формирования коалиционного правительства Эрбакана-Чиллер в июне 1996 г., прокатилась волна националистических настроений в стране. В период внутренней нестабильности военные круги Турции, повысившие свое влияние, агрессивно добивались конфронтации с Грецией.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако в 1999 г. произошло улучшение турецко-греческих отношений, когда во время землетрясений обе стороны оказали помощь друг другу. Подобное проявление благородства позволило освободиться от груза национализма и создало почву для перехода к диалогу на качественно новом уровне. Даже перед природными катаклизмами турецкий министр иностранных дел И. Джем и его греческий коллега Г. Папандреу начали предварительный диалог и сотрудничество для обеспечения гуманитарной помощи Косово во время военной операции НАТО против Югославии. В связи с взаимопомощью во время землетрясений в декабре 1999 г. Греция отменила свое вето против кандидатуры Турции в отношении полноправного членстве в ЕС [13, р. 96]. С 1999 г. Турция и Греция подписали ряд соглашений, касающихся сотрудничества в области туризма, охраны окружающей среды, поощрения и охраны взаимных капиталовложений, совместной борьбы против терроризма и организованной преступности, иммиграции, энергопоставок, разминирования, рыболовства, образования и спорта [14, с. 115].

События 1999 г. оказали благоприятное воздействие на становление нового стратегического мышления и в Анкаре, и Афинах. Заставили задуматься о том, что идея разрядки в наибольшей степени соответствует как интересам обеих стран, так и Запада. Эти особенности показывают результаты саммита ЕС в Хельсинки в декабре 1999 г. Неудивительно, что «детант» в греко-турецких отношениях напрямую связан с эволюцией отношений Турции и ЕС. Со своей стороны, Греция также заинтересована в жесткой привязке Турции к европейским институтам. Отчасти это объясняется тем, что на стороне Турции окажется перевес не только в сухопутных силах, но и в авиации [15, с. 126].

Итак, в 1990-е гг. турецко-греческие отношения можно характеризовать в целом как конфликтные, но имеющие некоторые положительные тенденции. Если в вопросе о положении фракийских турок и гуманитарном сотрудничестве наметились положительные тенденции, то ключевые вопросы, такие как кипрская и эгейская проблемы, так и остались нерешенными.

Ссылки:

1. Сыздыкова Ж.С. Особенности региональной политики Турции. М., 1999.

2. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

3. Там же.

References (transliterated):

1. Syzdykova Z.S. Osobennosti regional'noy politiki Turtsii. M., 1999.

2. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

3. Ibid.

4. Кудряшова Ю.С. Турция и Европейский союз: история, проблемы и перспективы взаимодействия. М., 2010.

5. Каневская М.Ф. Эгейский вопрос в греко-турецких отношениях // Россия в мировой политике. Часть

2. М., 2003.

6. Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Сыздыкова Ж.С. Указ. соч.

8. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

9. Каневская М.Ф. Указ. соч.

10. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

11. Каневская М.Ф. Указ. соч.

12. Там же.

13. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

14. Кудряшова Ю.С. Перспективы дальнейшего сближения Турции с Европейским Союзом и его последствия для России / Востоковедный сборник. Выпуск восьмой. М., 2007.

15. Саяры С. Внешняя политика Турции после окончания «холодной войны»: проблемы мультирегионализма // Турция. Сборник обзоров. М., 2002.

4. Kudryashova Y.S. Turtsiya i Evropeyskiy soyuz: is-toriya, problemy i perspektivy vzaimodeystviya. M., 2010.

5. Kanevskaya M.F. Egeyskiy vopros v greko-turetskikh otnosheniyakh // Rossiya v mirovoy politike. Part 2. M., 2003.

6. Ibid.

7. Syzdykova Z.S. Op. cit.

8. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

9. Kanevskaya M.F. Op. cit.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

11. Kanevskaya M.F. Op. cit.

12. Ibid.

13. Mustafa Aydin, Kostas Ifantis Turkish-Greek relations: The security in the Aegean. London, New York, Routledge, 2004.

14. Kudryashova Y.S. Perspektivy dal'neyshego sblizheniya Turtsii s Evropeyskim Soyuzom i ego posledstviya dlya Rossii / Vostokovedniy sbornik. Vypusk vos'moy. M., 2007.

15. Sayary S. Vneshnyaya politika Turtsii posle okonchani-ya “kholodnoy voyny”: problemy mul'tiregionalizma // Turtsiya. Sbornik obzorov. M., 2002.