Научная статья на тему 'Средиземноморский рубеж сдерживания: кипрская проблема в американо-турецких отношениях, 1962-1978 гг'

Средиземноморский рубеж сдерживания: кипрская проблема в американо-турецких отношениях, 1962-1978 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
260
64
Поделиться
Ключевые слова
НАТО / ГОСДЕПАРТАМЕНТ / СДЕРЖИВАНИЕ / ДЖОНСОН / ФОРД / КОНГРЕСС / СССР / ТУРЦИЯ / ГРЕЦИЯ / КИПР / NATO / US STATE DEPARTMENT / CONTAINMENT / JOHNSON / FORD / CONGRESS / SOVIET UNION / TURKEY / GREECE / CYPRUS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Смольняк Игорь Викторович

В статье рассматривается политика Соединенных Штатов Америки и Турецкой Республики во время Кипрского кризиса 1962-1978 гг. Представлены региональные особенности американской политики в отношении Турецкой Республики и острова Кипр. Выявлены факторы, повлиявшие на принятие и реализацию Вашингтоном решений по проблемам, связанным с обеспечением безопасности и политикой сдерживания СССР в восточном Средиземноморье. Особое внимание уделяется истории двусторонних отношений между Анкарой и Вашингтоном в контексте взаимоотношений турецкого правительства с Афинами по вопросу урегулирования Кипрского конфликта. Автор приходит к выводу, что расхождение взглядов Турции и США на решение Кипрской проблемы заняли ведущее место среди причин преимущественной ориентации Турции после 1980 г. на Западную Германию и Европейский союз.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Смольняк Игорь Викторович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Mediterranean frontier Containment: the Cyprus problem in the US-Turkish relations, 1962-1978

The article is devoted to the policy of the United States of America and the Republic of Turkey during the Cyprus crisis in 1962-1978. The author presents the regional peculiarities of transformation of American policy in respect of the Turkish Republic and the Cyprus. He also tries to define factors that influenced the adoption and implementation of Washington's decisions on issues related to the problems of security and containment of the USSR in the eastern Mediterranean. Special attention is paid to the history of bilateral relations between Ankara and Washington in the context of the Turkish government's relations with Athens on the settlement of the Cyprus conflict. The author comes to the conclusion that the divergence of views of Turkey and the United States in solving the Cyprus problem have taken a leading place among the causes of dominant position of Turkey after 1980 to the West Germany and the European Union.

Текст научной работы на тему «Средиземноморский рубеж сдерживания: кипрская проблема в американо-турецких отношениях, 1962-1978 гг»

19. Sovet bezopasnosti OON. Rezolyucii 1946 goda. Grecheskij vopros - The UN Security Council. Resolution 1946. The Greek question. Available at: http://www.un.org/russian/documen/scresol/1946/res12.pdf; AVP RF. F. 47. Inv. 2. Folder 6. File 24. Sh. 2; United Nations. Yearbook of the United Nations, 1946-1947. N. Y. 1947. Pp. 337-338; Truth. 1946. 7 Feb. P. 5; Department of State Bulletin. Wash., 1946. Vol. XIV. No. 346. February 17, 1946. Pp. 233-234.

20. AVP RF. F. 084. Inv. 34. Folder 139. File 8. Sh. 24-25, 61-62, 89-90; File 9. Sh. 52.

21. Ibid. F. 06. Inv. 8. Folder 29. File 451. Sh. 1.

22. RGASPI. F. 82. Inv. 2. File 1186. Sh. 56-60; File 1187. Sh. 35.

23. Ibid. File 1187. Sh. 86.

24. FRUS. 1945. Vol. 2. P. 162; Documents on British Policy Overseas. Ser. 1. Vol. 2. P. 156.

25. FRUS. 1945. Vol. 2. Pp. 188, 203-209, 466, 470; Documents on British Policy Overseas. Ser. 1. Vol. 2. P. 196.

26. AVP RF. F. 06. Inv. 7. Folder 2. File 33. Sh. 85-89; Mazov S. V. SSSR i sud'ba byvshih ital'yanskih kolonij (1945-1950 gg.) [The Soviet Union and the fate of former Italian colonies (1945-1950 gg.)] // Rossiya i Italiya - Russia and Italy. Vol. 3. XX century. M. 1998. Pp. 220-221.

27. AVP RF. F. 06. Inv. 7. Folder 2. File 33. Sh. 132.

28. Documents on British Policy Overseas. Ser. 1. Vol. 2. P. 454.

29. RGASPI. F. 17. Inv. 162. File 38. Sh. 7.

30. AVP RF. F. 084. Inv. 34. Folder 139. File 8. Sh. 27-32.

31. Ibid. F. 84. Inv. 29. Folder 26. File 17. Sh.24-25.

32. FRUS. 1946. Vol. 7. Pp. 119-120.

33. GARF. F. P-4459. Inv. 27. File 5255. Sh. 1.

34. «Soyuzniki nazhimayut na tebya dlya togo, chtoby slomit' u tebya volyu...» (Perepiska Stalina s Molotovym i drugimi chlenami Politbyuro po vneshnepoliticheskim voprosam v sentyabre - dekabre 1945g.) - "Allies press on you to break your will..." (Correspondence between Stalin and Molotov and other Politburo members on foreign policy issues in September - December 1945) / publ. V. O. Pechatnov // Istochnik: dokumenty russkoj istorii - Source: documents of Russian history. 1999. No. 2(38). Pp. 72-73.

35. FRUS. 1946. Vol. 2. Pp. 563, 579-582; Byrnes J. F. Speaking Frankly. N. Y.; L. 1947. Pp. 278-279.

36. FRUS. 1946. Vol. 2. P. 661, 664; AVP RF. F. 0431/II. Inv. 2. Folder 10. File 40. Sh. 16.

37. Truth. 1946. 17 Aug. P.4.

38. AVP RF. F. 84. Inv. 29. P. 26. File 21. Sh. 10, 16.

39. Zasedaniya Soveta Bezopasnosti OON v 1946 godu i prinyatye na nih resheniya. Dokument S/PV. 70 - Meetings of the UNO Security Council in 1946 and adopted solutions. Document S/PV.70. Available at: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/PV.70; GARF. F. P-4459. Inv. 27. File 5259. Sh. 141, 149-159; United Nations. Yearbook of the United Nations, 1946-1947. N. Y. 1947. Pp. 359-360.

40. Kalinin A. A. «Krasnaya ugroza» v Grecii v ocenkah amerikanskih diplomatov v 1946-1949 gg. ["Red menace" in Greece in the assessments of American diplomats in the years 1946-1949] // Vestnik Vyatskogo gosu-darstvennogo gumanitarnogo universiteta - Herald of Vyatka State Humanities University. 2012, No. 4(1), pp. 55-65.

41. Soviet-American relations. 1945-1948. Pp. 312-321.

УДК 94

И. В. Смольняк

Средиземноморский рубеж сдерживания: кипрская проблема в американо-турецких отношениях, 1962-1978 гг.*

В статье рассматривается политика Соединенных Штатов Америки и Турецкой Республики во время Кипрского кризиса 1962-1978 гг. Представлены региональные особенности американской политики в отношении Турецкой Республики и острова Кипр. Выявлены факторы, повлиявшие на принятие и реализацию Вашингтоном решений по проблемам, связанным с обеспечением безопасности и политикой сдерживания СССР в восточном Средиземноморье. Особое внимание уделяется истории двусторонних отношений между Анкарой и Вашингтоном в контексте взаимоотношений турецкого правительства с Афинами по вопросу урегулирования Кипрского конфликта. Автор приходит к выводу, что расхождение взглядов Турции и США на решение Кипрской проблемы заняли ведущее место среди причин преимущественной ориентации Турции после 1980 г. на Западную Германию и Европейский союз.

The article is devoted to the policy of the United States of America and the Republic of Turkey during the Cyprus crisis in 1962-1978. The author presents the regional peculiarities of transformation of American policy in respect of the Turkish Republic and the Cyprus. He also tries to define factors that influenced the adoption and im-

© Смольняк И. В., 2016

* Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 15-31-01303. 42

plementation of Washington's decisions on issues related to the problems of security and containment of the USSR in the eastern Mediterranean. Special attention is paid to the history of bilateral relations between Ankara and Washington in the context of the Turkish government's relations with Athens on the settlement of the Cyprus conflict. The author comes to the conclusion that the divergence of views of Turkey and the United States in solving the Cyprus problem have taken a leading place among the causes of dominant position of Turkey after 1980 to the West Germany and the European Union.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: НАТО, Госдепартамент, сдерживание, Джонсон, Форд, Конгресс, СССР, Турция, Греция, Кипр.

Keywords: NATO, US State Department, Containment, Johnson, Ford, Congress, the Soviet Union, Turkey, Greece, Cyprus.

Отправной точкой развития американо-турецких отношений после окончания Второй мировой войны следует считать дискуссии в рамках антигитлеровской коалиции вокруг послевоенных территориальных требований СССР относительно зоны Проливов и изменения Конвенции Монтрё. Несовпадение подходов правительств СССР и Турции по вопросу о пересмотре Конвенции способствовало укреплению американо-турецких отношений.

Значимость Турции для американских стратегических интересов как барьера против советского проникновения на Ближний Восток привела к тому, что страна стала получать помощь в рамках «доктрины Трумэна». Однако Анкара отказывалась сотрудничать с Вашингтоном без обязательств по защите Турции. Данная проблема была отчасти решена путем принятия Турции в НАТО на правах равноправного члена.

Однако в начале 60-х гг. усложнение обстановки в восточном Средиземноморье и конфликт Турции с другим членом НАТО - Грецией привел к резкому осложнению американо-турецких отношений.

Остров Кипр, занимающий стратегическое положение в восточном Средиземноморье, вплоть до окончания Второй мировой войны оставался под контролем Великобритании. Греческое большинство - около 80% населения - добивалось независимости, а в идеале - присоединения к Греции (движение энозис. - И. С.) [1]. Турки-киприоты выступали против независимости, опасаясь остаться в меньшинстве. В 1959-1960 гг. в результате консультаций между Великобританией, Турцией и Грецией в Лондоне, а затем в Цюрихе было подписано соглашение, по которому Кипр провозглашался независимым государством, территориальная целостность которого гарантировалась странами-подписантами [2].

Конституция Кипра запрещала энозис и закрепляла пост президента за греком, а должность вице-президента - за турком. До 40% мест в органах власти, армии и полиции закреплялось за турецким меньшинством. Кроме того, Великобритания, Греция и Турция получили право вмешиваться во внутренние дела острова в случае нарушения одной из сторон достигнутых договоренностей.

Однако едва успели высохнуть чернила на соглашении, как возникли первые разногласия между двумя общинами. Одним из источников конфликта была деятельность известного борца против английского владычества, полковника Георгиоса Гриваса [3]. Во время английского управления он был вынужден перебраться на материковую Грецию, однако вскоре после провозглашения независимости вернулся на Кипр и заявил о намерении посвятить свою жизнь борьбе за энозис. Турецкое меньшинство обвиняло президента Кипра архиепископа Макариоса [4] в потворстве деятельности Гриваса и саботаже Лондонских соглашений в части установленных квот на представительство турецкой диаспоры в органах власти.

Кроме того, и у греков, и у турок имелись глубокие разногласия по поводу внешней политики: турецкое меньшинство выступало за сотрудничество с США, НАТО и Западной Европой, тогда как греческое большинство во главе с президентом симпатизировали СССР. В напряженной обстановке любое действие противоборствующих сторон могло послужить детонатором для взрыва.

Такое событие произошло 5 декабря 1963 г., когда Макариос уведомил правительства Великобритании, Греции и Турции о своем решении отменить соглашение по квотам для турецкого меньшинства в правительстве и армии. Решение президента нарушало лондонские соглашения, противоречило Конституции Кипра и стало причиной беспорядков. 21 декабря греки-киприоты атаковали турецкий квартал в столице - Никосии. Это событие стало началом гражданской войны [5].

Ситуация на острове вызвала серьезную озабоченность турецкого правительства. Анкара обратилась к Лондону и Афинам с предложением немедленно потребовать от греков-киприотов прекратить нападения на турок. Однако греки-киприоты проигнорировали предупреждения

стран-гарантов, не оставив выбора руководству Турецкой Республики. В результате Турция решилась на односторонние действия - самолеты ВВС Турции начали полеты над островом на низкой высоте. Одновременно турецкий военно-морской флот расположился недалеко от береговой линии Кипра, готовый в любой момент высадить десант. Турецкие военные маневры сопровождались дипломатическими мерами. Анкара обратилась за помощью к США с просьбой вмешаться и остановить насилие [6].

В январе 1964 г. начались интенсивные переговоры с участием ответственных лиц из Вашингтона и Анкары. Со стороны США в этом процессе принимал участие заместитель госсекретаря Джордж Болл, которого Л. Джонсон наделил полномочиями специального представителя президента США, ответственного за урегулирование Кипрского конфликта.

В вовлечении США в разрешение конфликта были заинтересованы и англичане, которые к этому времени уже потеряли контроль над островом и не желали тратить свои ресурсы, надеясь, что их интересы будут отстаивать американцы.

В середине января 1964 г. во время встречи в Вашингтоне с Д. Боллом английский посол Д. Ормсби-Гор дал понять, что Великобритания рассчитывает на решение кипрской проблемы в рамках НАТО посредством переброски на остров достаточного для наведения порядка воинского контингента. Предполагалось, что это будут англо-американские подразделения. На вопрос американского коллеги, почему бы не обратиться за помощью к ООН и не отправить на остров полицейский международный контингент, посол заметил, что подобное развитие событий может привести к вмешательству в конфликт СССР [7].

25 января Болл доложил президенту Джонсону о ходе переговоров. По словам дипломата, сначала президент с большой неохотой согласился выслушать его, однако во время встречи он проявил интерес и поручил ему подготовить приемлемое решение возникшей проблемы [8].

Действуя в соответствии с указаниями президента, Болл разработал план, согласно которому на Кипр под флагом НАТО должен был отправиться англо-американский военный контингент (в состав которого входило 1200 американских военнослужащих) сроком на три месяца. На это время Турции и Греции было запрещено вмешиваться в ситуацию. Дальнейшее развитие событий показало, что Болл не зря привлек внимание президента к кипрской проблеме. 28 января турецкий премьер-министр Исмет Инёню пригласил к себе американского посла Реймонда Хаэра и попросил сообщить в Вашингтон, что если США не откликнутся на просьбу турецкого правительства о помощи в разрешении конфликта, то турецкие войска незамедлительно вторгнутся на остров с целью защиты турецкого меньшинства [9]. Окружению Макариоса почти сразу стало известно о разрабатываемом в Вашингтоне плане. Архиепископ немедленно дал понять американцам, что он решительно против вмешательства НАТО во внутренние дела Кипра и намерен обратиться за помощью в ООН. Тем временем обстановка на острове резко ухудшилась. 4 февраля в американском посольстве в Никосии произошел взрыв бомбы. Ответственность за теракт была возложена на греческих экстремистов.

Для скорейшего прекращения разгорающегося конфликта Джонсон поручил Боллу убедить все заинтересованные стороны сесть за стол переговоров. 8 февраля заместитель госсекретаря приступил к выполнению поручения президента и за несколько дней посетил Лондон, Анкару, Кипр и Афины. В ходе этих визитов позиции враждующих сторон стали более ясными. Турция настаивала на решении, которое исключало присоединение Кипра к Греции, и не возражала против размещения на острове миротворческого контингента для защиты турецкого меньшинства. Таким образом, она была готова принять англо-американский план, предполагавший использование американо-английского контингента под флагом НАТО. Позиция турецкого правительства импонировала Боллу, который в своих отчетах отмечал его конструктивный настрой. И напротив, представитель президента нелицеприятно выражался в адрес греческой стороны, говоря, что она не в состоянии выполнять взятые на себя обязательства.

Еще более жестко Болл отзывался об архиепископе Макариосе. Он описывал владыку как жесткого и циничного человека, для которого ряса является всего лишь прикрытием для воплощения честолюбивых замыслов. Во время встречи с ним Макариос вновь выразил несогласие с любыми планами, основанными на участии НАТО, и подтвердил намерение обратиться за помощью в ООН. По мнению заместителя госсекретаря, это означало, что главной задачей архиепископа было не допустить вмешательство в конфликт турецкой армии, чтобы греки-киприоты спокойно могли вырезать турок. Болл был также возмущен фривольным тоном, в котором архиепископ обсуждал с ним недавно произошедшее убийство пятидесяти турок-киприотов в Лимасоле. Он предупредил Макариоса, что мировое сообщество не будет пассивно наблюдать, как архиепископ превращает остров в личный расправный полигон. В телеграмме, отправленной Джонсону, заместитель госсекретаря четко сформулировал свое отношение к кипрской проблеме: «Греки-киприоты не хотят 44

вмешательства в свои дела никаких посторонних сил. Они просто хотят, чтобы их оставили в покое для того, чтобы они могли безнаказанно убивать турок-киприотов» [10].

Непреклонная позиция архиепископа, отвергавшего любую помощь НАТО в разрешении конфликта, утвердила Болла в мысли, что если дело дойдет до высадки на остров миротворческих сил, то это должно быть сделано под эгидой ООН. Во время своего очередного визита в Анкару американский дипломат попытался убедить в этом Инёню. После долгих раздумий тот согласился на вариант, предложенный Боллом, но предупредил, что в случае повторения насилия над турками, у его правительства не останется вариантов, кроме как действовать самостоятельно [11].

На обратном пути в США через Лондон у Болла возник еще один план, который мог устроить все заинтересованные стороны. План изначально не предусматривал согласия с ним правительства Макариоса, который, по мнению американского дипломата, не был заинтересован в мирном разрешении конфликта. Болл решил, что на остров должны высадиться совместные англо-греко-турецкие полицейские подразделения для несения патрульной службы до тех пор, пока ООН не выработает приемлемое для всех участников конфликта решение. Однако его предложение было отклонено англичанами, которые дали понять, что не желают брать на себя ответственность за Кипр. Вернувшись в середине февраля в Вашингтон, Болл, докладывая президенту об итогах поездки, заявил, что, по его мнению, единственная сила, которая сможет примирить всех, - это ООН и что настала пора обратиться за помощью в эту организацию. Президент, в свою очередь, отметил, что урегулирование кипрской проблемы из-за её взрывоопасного характера является важной задачей для мирового сообщества, поэтому США должны приложить энергичные усилия для разрешения этого конфликта мирным путем, не поддерживая ни одну из сторон [12].

В Вашингтоне, оценивая возможные варианты эскалации конфликта, решили, что наиболее вероятными являются два сценария. Согласно первому не исключался военный конфликт между двумя членами НАТО - Турцией и Грецией, что, безусловно, негативным образом могло сказаться на прочности альянса и привести к ослаблению его позиций в Средиземноморском регионе. Логическим развитием такой ситуации могло стать обращение Макариоса к Москве с просьбой о помощи, тем более что ранее он заявлял о симпатиях к СССР. В Вашингтоне не исключали, что при таком повороте событий Правительство СССР воспользуется моментом для укрепления позиций в этом стратегически важном регионе. Основания для таких ожиданий у американцев имелись. Еще 7 февраля Н. Хрущёв в личном послании президенту Джонсону и другим главам государств-членов НАТО предостерег их от поспешных силовых решений с использованием ресурсов альянса в отношении Кипра. Кроме того, к концу февраля было открыто прямое авиационное сообщение между Москвой и Никосией. Это событие негативно было воспринято в Анкаре. Министр иностранных дел Турции Феридун Эркин предостерегал американцев, что Кипр может стать «средиземноморской Кубой» [13].

5 марта 1964 г. Совет Безопасности ООН принял решение о создании Сил Организации Объединенных наций на Кипре (UNFICYP). Они комплектовались военнослужащими Канады, Ирландии, Швеции, Финляндии и Великобритании. Командовал ими индийский генерал-лейтенант Прем Сингх Гиани. Распоряжением Генерального секретаря ООН У. Тана финский дипломат Сака-ри Севери Туомиоя был назначен специальным представителем Генерального секретаря на Кипре. Первый контингент войск ООН прибыл на Кипр 27 марта. К концу апреля их численность достигла 7500 человек [14]. Однако при выполнении своей задачи по поддержанию мира они сразу же столкнулись с трудностями. Турция возражала против организации совместных патрулей сил ООН и греческой полиции острова на том основании, что это якобы ущемляло права турок-киприотов. Кроме того, международным силам не удалось предотвратить случаи кровопролития и захвата заложников. Две противоборствующие стороны, как правило, обвиняли друг друга в этих преступлениях. Поляризация греческой и турецкой общин продолжалась и негативным образом сказывалась на отношениях между Анкарой и Афинами.

Ситуация на острове продолжала оставаться напряженной во многом из-за позиции греческого правительства, возглавляемого выигравшим выборы 18 февраля 1964 г. Георгиосом Па-пандреу, в тайне поощрявшим греческих боевиков на острове и поддерживавшим Макариоса в его стремлении присоединиться к материковой Греции. По словам Болла, он был «безнадежно слабым лидером, шел на поводу у сторонников объединения Кипра и Греции, заигрывал с архиепископом и его сторонниками и находился под влиянием своего сына, Андреаса, которого американцы прямо называли коммунистом [15].

Присутствие сил ООН на острове не смогло предотвратить стычки между греческой и турецкой общинами. Турецкое правительство, недовольное развитием ситуации, обвиняло США, Великобританию и ООН в неспособности навести порядок. Для предотвращения дальнейшего нагнетания враждебности Анкара в середине апреля 1964 г. предложила план создания федеративного го-

45

сударства, по которому остров делился бы на греческую и турецкую части в соотношении 62 на 38% соответственно. План был с негодованием отвергнут Макариосом, которого поддержал Па-пандреу, настаивавший на полном суверенитете Кипра и отказе от соглашения, подписанного по итогам переговоров в Лондоне и Цюрихе, ограничивавшего, по мнению греческого премьера, суверенитет Кипра [16]. Тем временем вооруженные отряды греков-киприотов продолжали нападать на турецкие поселения. Оценивая ситуацию как критическую, в Вашингтоне пришли к выводу, что изначально выбранная тактика равноудаленности и от Анкары и от Афин не принесла своих плодов. Американцам не добавляла оптимизма и позиция греческого премьера Папандреу, которого в Вашингтоне подозревали в связях с Москвой. Подозрения подогревались ростом антиамериканских настроений в Греции. На следующий день после выборов в Афинах состоялась массовая демонстрация, во время которой митингующие сожгли чучело американского президента. По словам Болла, это событие произвело на Джонсона удручающее впечатление, он не мог понять, почему греки сожгли его чучело? [17] Спустя некоторое время чувства президента Джонсона оказались задеты снова, но на этот раз это сделали турки. В некоторых турецких городах прошли демонстрации, во время которых участники несли плакаты с оскорбительными надписями в адрес США и президента. Но если греческие демонстранты обвиняли США во вмешательстве в греческие дела, то турецкие, напротив, обвиняли США в недостаточном вмешательстве. Во время одного из таких мероприятий демонстранты несли плакат с надписью «Подкаблучник Джонсон, не слушай свою греческую жену! Вспомни, что ты мужчина и действуй самостоятельно!» [18].

В свете этих событий кипрская проблема всерьез стала беспокоить президента США. Джонсон вновь решил прибегнуть к услугам специального эмиссара. На этот раз выбор пал на сенатора Джеймса Фулбрайта, который был направлен в Грецию и Турцию в начале мая 1964 г. для того, чтобы еще раз попытаться примирить враждующие стороны. По возвращении в Вашингтон в середине мая сенатор заявил, что он воодушевлен перспективами окончательного урегулирования конфликта. Как показали дальнейшие события, оптимизм Фулбрайта был преждевременным: к концу мая ситуация на Кипре ухудшилась до такой степени, что турецкое вторжение казалось неизбежным. В турецком генштабе была даже определена дата - 4 июня [19]. Было ясно, что американская политика, направленная на примирение враждующих сторон, не принесла ожидаемых результатов. По мнению американского историка Дж. Ленцовски, причина неудачи заключалась в том, что в Вашингтоне так и не смогли решить, кто в данном случае является агрессором, а кто жертвой [20].

К началу июня стало очевидно, что Вашингтон должен решить, будут ли США добиваться прекращения греческого давления на турецкое население Кипра, или главной целью должно стать предотвращение турецкой интервенции на остров. Джонсон без консультаций с Боллом выбрал второй вариант. На его выбор повлиял госсекретарь Дин Раск. Вместе со своими заместителями Х. Кливлендом и Дж. Сиско госсекретарь подготовил текст послания президента, адресованного Инёню, в котором: 1. Президент настаивал на соблюдении Турцией действующих соглашений. 2. Требовал, чтобы Турция не принимала никаких решений по Кипру без консультаций с Вашингтоном. 3. Напоминал, что Турция является членом НАТО и поэтому не может действовать самостоятельно. 4. Намекал, что если Анкара решится на интервенцию, то НАТО может и не воспользоваться 5-й статьей Устава, дающей право прийти на помощь Турции в случае советского вторжения. 5. Прямо указывал, что поставляемое турецкой армии современное американское оружие может быть использовано только для защиты от советской агрессии, и никак иначе. Президент ясно дал понять, что США недовольны турецкой политикой в отношении Кипра и могут пересмотреть свои отношения с Анкарой [21] и подчеркнул, что он будет выступать против любых односторонних действий Турции, направленных на разделение острова и прямо противоречивших соглашению 1960 г. [22]

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Необходимо отметить, что договор 1960 г. запрещал объединение Кипра и Греции в единое государство. Тем не менее американский президент не стал напоминать греческим властям о недопустимости поощрения греков-киприотов в их стремлении добиться присоединения острова к Греции. И это несмотря на то, что власти Греции открыто обещали грекам-киприотам военную поддержку. Письмо, таким образом, имело яркую антитурецкую направленность. В нем вина за разжигание конфликта целиком возлагалась на турецкую сторону.

Когда Болл ознакомился с содержанием письма, он сказал Раску: «Это нота является дипломатическим эквивалентом атомной бомбы. Я полагаю, что на некоторое время она сможет предотвратить турецкое вторжение. Но я боюсь что она вызовет эффект бумеранга» [23].

Президент Джонсон не ограничился письмом. Он отдал приказ генералу Л. Лемницеру, главнокомандующему объединенными силами НАТО в Европе, вылететь в Турцию и потребовать от турецкого правительства прекратить все приготовления к высадке десанта на территорию 46

Кипра. Получив послание Джонсона, запрещавшее использовать новейшее американское оружие за пределами Турции, Иненю согласился отложить вторжение на неопределенный срок [24]. Жесткость тона послания можно объяснить тем, что президент Джонсон и его советники опасались, что НАТО не сможет защитить своего союзника в случае советского вторжения в Турцию. Высадка турецких войск на Кипре могла вызвать именно такую реакцию Москвы. Кроме того, в Вашингтоне опасались негативной реакции ООН. Возникала угроза политической изоляции Турции. Хотя Джонсону удалось убедить турецких политиков отказаться от военного вмешательства в конфликт на Кипре, то, в каком тоне это было сделано, поставило под вопрос возможность продолжения турецко-американских отношений на прежней основе [25].

Турки были оскорблены действиями американцев и не собирались скрывать этого. Джонсон, очевидно понимая, что перегнул палку, предпринял попытку сгладить ситуацию. Он поручил Боллу отправиться в Анкару и убедить Инёню, что США по-прежнему остаются другом и союзником Анкары. По пути в столицу Турции американский дипломат остановился в Афинах, где во время беседы с Папандреу довольно жестко заявил, что кипрская проблема является серьезной угрозой для безопасности и стабильности в регионе. На этот раз эскалации конфликта удалось избежать, но в следующий раз США не будут жертвовать своими отношениями с Турцией. Болл подчеркнул, что греческое правительство также должно нести ответственность за свои действия и ему следует прекратить поддержку греков-киприотов [26].

В Анкаре Болла ждал вежливый, но холодный прием. Он заверил премьер-министра, что в Вашингтоне понимают, что ответственность за ухудшение обстановки на Кипре несут обе стороны. Кроме того, американский дипломат дал понять, что президент и его советники не доверяют Макариосу и передал Инёню личное приглашение Джонсона посетить Вашингтон. Турецкий премьер принял приглашение [27]. Однако такой опытный политический деятель, каким, без сомнения, являлся Исмет Инёню, не мог оставить без ответа письмо американского коллеги. 13 июня 1964 г. он направил Джонсону личное послание, в котором выразил разочарование тоном письма президента США и отмел упреки в том, что Турция действовала самостоятельно, без консультаций с Вашингтоном, отметив, что турецкие дипломаты неоднократно обращались в ООН и непосредственно к своим американским коллегам за помощью в разрешении кипрского кризиса. Инё-ню уверял своего визави, что его страна всегда неукоснительно придерживалась решений, принятых ООН в отношении Кипра, и поэтому воздержалась от военного вмешательства. Он также отметил неэффективность сил ООН на Кипре, которые не смогли помешать антитурецкой политике архиепископа Макариоса, и выразил обеспокоенность в связи с террористическими актами в отношении турецкого населения острова. Ссылаясь на 4-ю статью договора 1960 г., турецкий премьер отметил, что Турция как одна из стран-гарантов вправе предпринимать односторонние действия для обеспечения порядка и законности на острове. Инёню подчеркивал, что целью Турции не является разделение Кипра на греческую и турецкую части [28].

Смысловой доминантой письма Инёню являлся пункт, касавшийся взаимоотношений США и Турции в рамках Североатлантического Договора. Турецкий руководитель болезненно отреагировал на слова Джонсона о том, что в случае советского вторжения Альянс не придет Турции на помощь. Он напомнил, что это заявление противоречит 5-й статье устава НАТО и подвергает сомнению его основополагающие принципы. Именно этот пункт в письме американского президента, по словам турецкого премьера, вызвал глубокую озабоченность его правительства, поскольку Североатлантический Договор зиждется на ответственности всех участников, каждый из которых обязан незамедлительно прийти на помощь любому члену альянса, ставшему жертвой агрессии. Единственное, что подлежит обсуждению в этой ситуации, это масштабы и характер такой помощи. А если члены НАТО, вместо того чтобы поддержать своего союзника, начнут обсуждать, чем была вызвана агрессия против него, то в таком случае само существование НАТО потеряет всякий смысл. В тексте письма имелось недвусмысленное пояснение, что, говоря о государстве-агрессоре, автор имеет в виду СССР.

Визит Инёню в Вашингтон, который состоялся 22-23 июня 1964 г., на некоторое время снял негативный фон с американо-турецких отношений. В совместном коммюнике президент и премьер-министр подтвердили приверженность Договору, назвав его краеугольным камнем урегулирования кипрского конфликта. 24 июня в США прибыл греческий премьер Папандреу. Однако эта встреча носила больше протокольный характер. Более того, на совместной пресс-конференции греческий премьер заявил, что, по его мнению, Лондонские соглашения больше не имеют силы [29].

Таким образом, несмотря на то, что американской дипломатии удалось в 1964 г. предотвратить турецкое вторжение на Кипр, сама Кипрская проблема была далека от разрешения. В дальнейшем это обстоятельство скажется на американо-турецких отношениях.

В июле 1964 г., пытаясь найти решение затянувшегося конфликта, президент Джонсон обратился за помощью к бывшему госсекретарю Дину Ачесону с просьбой организовать встречу всех заинтересованных сторон в Женеве. Ветеран американской дипломатии, имевший большой авторитет как в Греции, так и в Турции, в августе 1964 г. разработал план урегулирования кипрской проблемы. Идея Ачесона заключалась в объединении Кипра и Греции в одно государство с условием передачи Додеканесских островов Турции. Греческому правительству предлагалось позволить туркам-киприотам иммигрировать и выплатить им денежную компенсацию. На острове предполагалось создать два турецких анклава. Этот план не получил поддержки. Одним из его результатов стала волна антиамериканских демонстраций в Турции [30].

В августе 1964 г. ситуация на Кипре опять стала напряженной. Греки-киприоты совершили несколько скоординированных нападений на турецкие поселения. В ответ турецкие ВВС нанесли удар по греческим поселкам. Архиепископ Макариос обратился к СССР с просьбой вмешаться в конфликт. В Вашингтоне был создан кризисный штаб на случай начала военных действий между Анкарой и Афинами.

В свою очередь, в Москве, взвесив все за и против, отказались вмешиваться. 12 августа Н. С. Хрущев в послании Макариосу, выразив сочувствие правительству Кипра и всему греческому народу, посоветовал прекратить стрельбу и сесть за стол переговоров ради укрепления мира и спокойствия [31]. Не ожидавший отказа, Макариос был вынужден отдать распоряжение о прекращении огня. С таким же обращением к туркам-киприотам обратилось турецкое правительство. На некоторое время раздираемый на части этническим конфликтом остров получил мир. Подводя итог этому периоду в истории кипрского кризиса, можно отметить, что американская дипломатия добилась некоторых успехов. В результате энергичных действий президента Джонсона удалось предотвратить полномасштабную войну между двумя странами-членами НАТО, которая могла отрицательно отразиться на судьбе Североатлантического Альянса. Кроме того, оказавшись в роли арбитра, США смогли сохранить дружеские отношения как с Грецией, так и Турцией.

Однако мир и спокойствие оказались недолговечными. В апреле 1967 г. военный переворот в Греции привел к падению правительства Папандреу и приходу к власти Георгиоса Пападопуло-са и «черных полковников». Последствия переворота немедленно сказались на ситуации вокруг Кипра: полковник Гривас высадился на острове с 20 тыс. солдат, к которым примкнули 15 тыс. греков-киприотов, и начал боевые действия против турецких сил самообороны.

Анкара немедленно потребовала от Афин вывести регулярные греческие войска с территории острова. Эти требования были подкреплены полетами турецкой авиации над позициями греков-киприотов на низкой высоте. Одновременно у берегов Кипра началось боевое развертывание турецкого военно-морского флота. На этот раз ситуация коренным образом отличалась от предыдущих кризисов тем, что нападение было организовано греческим правительством, а не правительством архиепископа Макариоса, у которого отношения с режимом «черных полковников» не заладились с самого начала. Режим Пападопулоса был ориентирован на тесное сотрудничество с Западом, тогда как Макариос в международных делах тяготел к Москве, где, безусловно, не приветствовали приход к власти в Греции хунты. Кроме того, Макариос не был заинтересован в присоединении острова к Греции. Его цель заключалась в создании на Кипре режима личной власти. В результате конфликт, который до этого времени развивался преимущественно между Анкарой и Никосией, был перенесен в плоскость отношений между Анкарой и Афинами. Под давлением турецкой военной демонстрации греческая хунта выполнила требования Анкары. Гривас был отозван в Грецию а греческие регулярные части покинули занимаемые ими позиции и вскоре были выведены с острова.

Сложившаяся ситуация не могла не волновать президента Джонсона, который испытывал озабоченность по поводу единства НАТО. На этот раз с посреднической миссией в статусе специального эмиссара на Кипр отправился заместитель министра обороны Сайрус Вэнс. В декабре усилия, предпринимаемые Вэнсом, принесли свои плоды. Конфликтующие стороны подписали соглашение, согласно которому с территории Кипра подлежали эвакуации все регулярные греческие войска. Стороны также высказали намерение придерживаться заключённых ранее договоренностей. Эти события открывали новую главу в истории, казалось, нескончаемого кризиса. Но успех посреднической миссии Вэнса был недолговечным. Несмотря на то, что Инёню выразил удовлетворение его деятельностью, общественное мнение в Турции чувствовало себя оскорбленным, полагая, что НАТО украл у Турцию победу. В результате в Турции вновь вспыхнули антиамериканские акции [32]. Все, чего добились США на этот раз, - это заморозить конфликт, отодвинув его решение на неопределенное время.

Начиная с 1967 г. ситуация в треугольнике Турция - Греция - Кипр продолжала постепенно ухудшаться. Правительство архиепископа Макариоса в своей внешней политике продолжало придерживаться курса на укрепление отношений со странами социалистического лагеря и СССР. В 1972 г. оно заключило договор на поставку оружия с Чехословакией. В 1973 г. Макариос нанес дружеский визит ливийскому диктатору полковнику Каддафи. На Кипре архиепископ проводил политику, направленную на укрепление своей личной власти. Он попытался поставить под свой контроль кипрскую греческую национальную гвардию, проведя для этого чистку офицерского корпуса.

Эти действия превратили Макариоса в персону нон грата как в Афинах, так и в Вашингтоне. Планы «черных полковников» по свержению режима Макариоса нашли поддержку в Вашингтоне, где надеялись заменить правительство просоветского архиепископа более прозападным, рассчитывая тем самым предотвратить расширение советского влияния в восточной части Средиземного моря. Устранение Макариоса отвечало интересам и Афин и Вашингтона. Однако там не принимали во внимание, как на это отреагирует Анкара, где свержение законного конституционного кипрского правительства могли воспринять как освобождение Турции от ранее взятых на себя обязательств в отношении Кипра.

15 июля 1974 г. Макариос был свергнут в результате государственного переворота, организованного афинским правительством. Его сменил член парламента от Прогрессивной партии, активный сторонник воссоединения Кипра и Греции Никос Сампсон, который немедленно заявил о начале процедуры воссоединения острова с Грецией. Эти события вызвали цепную реакцию. 19 июля премьер-министр Турции Мустафа Бюлент Эджевит отдал приказ войскам начать операцию по захвату острова. К утру 20 июля турецкие воздушно-десантные силы взяли под свой контроль населенные пункты с турецким населением.

Переворот на Кипре и последовавшее вторжение на остров турецких войск поставили крест на хунте «черных полковников». 23 июля, в результате переворота в Греции было восстановлено демократическое правительство во главе с премьер-министром Константиносом Караманлисом. В середине августа 1974 г. новое правительство заявило о выходе Греции из военной структуры НАТО. К этому моменту турецкая армия расширила зону оккупации на Кипре и взяла под контроль около 40% территории. Ситуация стала еще более усугубляться после убийства 19 августа американского посла на Кипре Роджера Дэвиса. Предположительно он был застрелен греческими партизанами. Президент США Джеральд Форд, занявший этот пост всего за несколько дней до гибели посла, с пониманием отнесся к действиям турецкой стороны. В Вашингтоне ожидали, что если на Кипре продолжатся беспорядки, то Турция может оккупировать весь остров [33].

23 августа советское правительство выступило против оккупации турецкими войсками севера Кипра, потребовало немедленного их вывода и передачи решения кипрского вопроса на рассмотрение международной конференции. Турция проигнорировала этот демарш Москвы [34].

Ровно через месяц, после убийства посла, 19 сентября, Сенат США принял резолюцию, обязывавшую президента Форда прекратить поставки американского оружия в Турцию. Поводом для принятия резолюции стало использование новейшего американского оружия на Кипре, что прямо нарушало закон об иностранной помощи, принятый Конгрессом в 1961 г., который запрещал оказывать помощь любому государству, которое грубо нарушает международное право. По мнению сенаторов, осуществив вторжение на Кипр, Турция грубо нарушила взятые на себя обязательства и должна была быть наказана. Палата представителей поддержала сенаторов [35]. Однако президент Форд, опасаясь, что принятие этой резолюцию приведет к ухудшению американо-турецких отношений и ослабит восточный фланг НАТО, воспользовался правом вето и 14 октября отклонил законопроект. В ответ Палата представителей 16 октября приняла еще одну резолюцию, которая прямо запрещала правительству США оказывать Турции любую военную помощь без согласования с Конгрессом [36]. Президент наложил вето и на этот законопроект. В итоге, опасаясь, что деятельность конгрессменов помешает переговорному процессу по Кипру, президент принял компромиссное решение. Он внес в законопроект поправки, приостанавливающие поставки оружия Турции до 10 декабря 1974 г. и прямо запрещающие применять американское оружие на Кипре [37].

В то время как Конгресс и президент скрещивали копья, в турецкой газете «Хурриет» вышла статья, в которой говорилось, что по сведениям, полученным из официальных источников, турецкое правительство готово рассмотреть вопрос о закрытии американских военных баз на территории страны в случае, если США перестанут оказывать военную помощь. В начале ноября студенты Стамбульского университета вновь провели антиамериканскую демонстрацию, обвиняя правительство США в двуличной политике в отношении Турции и Кипра. Несмотря на это, 5 февраля американцы остановили военные поставки [38].

Реакция турецкого руководства последовала незамедлительно. 13 февраля 1975 г. лидер турок-киприотов Рауф Раиф Денкташ провозгласил создание Турецкого федеративного государства Северного Кипра. Это событие вызвало политический кризис в США. Палата представителей требовала от президента решительных действий в отношении Турции. Президент, не желавший терять стратегического союзника на Ближнем Востоке, был склонен к компромиссным решениям. Администрация президента попыталась надавить на конгрессменов. 15 июня 1975 г. Совет национальной безопасности постановил, что закон о запрете поставок в Турцию оружия является прямым нарушением соглашений США с этой страной. 11 июля комитет по внешним связям Палаты представителей согласился выделить Турции кредит в размере 184,9 млн долларов, но, несмотря на предупреждения администрации президента, что Анкара может в качестве ответной меры закрыть все американские военные базы на своей территории, эмбарго на продажу оружия не было снято [39]. Дальнейшее развитие событий показало, что в Белом доме не ошиблись относительно реакции Анкары. 25 июля турецкое правительство объявило о немедленном закрытии всех двадцати шести американских баз, за исключением базы Инджирлик, которую Турция разрешила использовать только для нужд НАТО. Помимо этого Турция приняла ряд мер. Во-первых, было официально заявлено, что даже в случае отмены со стороны США эмбарго на поставки оборудования и вооружений американские военные объекты на ее территории все равно будут закрыты. Во-вторых, представитель Турции в НАТО предупредил, что Турция может прекратить покупать американское оружие и найти альтернативный источник. В-третьих, Турция закрывала свои порты для американских военных судов всех классов и запрещала пролет американской авиации над своей территорией. (Последнее ограничение могло самым серьезным образом сказаться на американских планах в случае военного конфликта с СССР.) И в-четвертых, Турция отвергла запоздалое предложение военной помощи на сумму в 50 млн долларов в обмен на повторное открытие баз США. Президент Форд был раздосадован «безответственным и недальновидным» поведением Конгресса, занявшим «неконструктивную» позицию по турецкому вопросу. И президент и его советники отдавали себе отчет в том, что подобного рода действия усложняют и без того напряженные американо-турецкие отношения. И действительно, когда Форд отправился в Хельсинки, чтобы приять участие в работе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, он столкнулся с волной холода, которой его обдал турецкий премьер-министр Сулейман Демирель, очень быстро отменивший все запланированные встречи и вернувшийся в Анкару [40].

На турецкой территории располагались станции слежения за территорией СССР. В Вашингтоне отдавали себе отчет в том, что закрытие американских военных объектов в Турции может самым серьезным образом сказаться на соотношении сил в рамках противостояния США - СССР и НАТО - ОВД. Американцам было чего опасаться. Разочарование турецкого руководства действиями США было таким сильным, что предшественник Демиреля, Мустафа Бюлент Эджевит, находившийся в то время в оппозиции, советовал руководству страны выдворить американских военных с территории Турции и закрыть все военные объекты. Более того, он призывал пересмотреть внешнюю политику страны и выстраивать более тесные отношения с СССР и странами Восточной Европы. С учетом того, что в это время американо-советские отношения переживали период разрядки, у Вашингтона не было оснований упрекать турецкую сторону в улучшении отношений с Советским Союзом.

Таким образом, в результате событий, связанных с Кипром, американо-турецкие отношения оказались в глубоком кризисе, а стратегические позиции США в восточном Средиземноморье серьезно ослабли. Именно в этот период начали активно развиваться советско-турецкие отношения. В конце декабря 1975 г. на церемонию открытия Искендерунского металлургического комбината прибыл глава советского правительства А. Н. Косыгин. Во время этого визита была достигнута договоренность о подготовке политического документа по широкому спектру вопросов советско-турецких отношений [41]. При активной помощи СССР в Турции сооружалось более 20 промышленных и других объектов. Для того чтобы продемонстрировать Вашингтону, что Турция вправе проводить самостоятельную внешнюю политику, турецкие власти разрешили проход через Проливы советского подводного ракетного крейсера в сопровождении эсминца. В Вашингтоне это было воспринято как пощечина.

Президент Форд и его советники понимали, что необходимо срочно предпринять меры для нормализации американо-турецких отношений. Ключом к успеху являлось скорейшее разрешение Кипрского кризиса. Однако переговорный процесс затянулся на несколько лет. Несмотря на усилия, предпринимаемые Вашингтоном и ООН, Афины и Анкара не могли договориться друг с другом. Ситуация вокруг Кипра еще более накалилась, когда Рауф Денкташ был избран президентом Турецкого федеративного государства Кипр, которое немедленно было признано Турецкой Республикой. 50

К октябрю 1975 г. президенту Форду удалось убедить Конгресс изменить свое отношение к проблеме продажи оружия Турции. 3 октября 1975 г. Сенат США принял закон, отменяющий эмбарго. В тот же день президент Форд заявил, что США стремятся восстановить отношения с Турцией в сфере безопасности. В ответ глава турецкого правительства выразил удовлетворение в связи с решением американских законодателей, но предупредил, что для восстановления американских военных баз понадобиться определенное время.

В декабре 1975 г. госсекретарь Г. Киссинджер и министр иностранных дел Турции Ихсан Сабри Чаглаянгиль обсудили возможность повторного открытия американских военных баз на территории Турции. Переговоры были продолжены в январе 1976 г. Они привели к подписанию в марте того же года американо-турецкого соглашения, в соответствии с которым Турция открывала все американские военные объекты на своей территории в обмен на 1 млрд долларов кредитов и инвестиций в турецкую экономику. Но, несмотря на восстановление отношений между Анкарой и Вашингтоном, до конца президентства Форда кипрская проблема так и не была решена. Тем не менее поставки американского оружия в Турцию в конце 1970-х гг. были возобновлены в полном объеме. Отчасти это было вызвано событиями в Иране, где в январе 1978 г. началась исламская революция, в результате которой позиции США на Ближнем и Среднем Востоке были серьезно ослаблены: Иран вышел из СЕНТО, а американские военные объекты в этой стране, в том числе центр радиоэлектронного слежения за советской территорией, были ликвидированы. Турция оставалась единственным союзником США на южных границах с СССР.

В процессе урегулирования кипрского конфликта американской дипломатии пришлось столкнуться с несколькими вызовами, для преодоления которых потребовались серьезные материальные затраты и масштабная политическая работа. Политика США развивалась по линии последовательной смены приоритетов: на начальной стадии развития конфликта главная задача Вашингтона заключалась в том, чтобы не допустить превращение Кипра в «остров свободы» в Восточном Средиземноморье; однако уже в середине 1960-х гг. на первое место вышло устранение угрозы ослабления или даже разрушения НАТО, поскольку в определенный момент конфликт Анкары и Афин казался непримиримым и грозил перерасти в полномасштабную войну между двумя членами Организации Североатлантического договора; в первой половине 1970-х гг. действия американской дипломатии в существенной степени мотивировались стремлением обеспечить стратегические интересы и геополитическое влияние США в регионе с учетом возобладавшего в тот момент курса на разрядку напряженности в американо-советских отношениях. На каждом из этапов американская дипломатия в целом справлялась с поставленными задачами. Однако после завершения холодной войны груз «кипрской истории» продолжал обременять внешнюю политику США: в американо-турецких отношениях регулярно проявляются следы «воспоминаний» о кризисных событиях, что служит одним из факторов переориентации политики Анкары внутри западного альянса, все чаще демонстрирующей намерения укреплять связи с ФРГ и Евросоюзом при очевидном дистанцировании от США.

Примечания

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Энозис - союз, объединение, единство. Ирредентистское движение за воссоединение с исторической родиной, а также идейные и военные установки на присоединение к суверенной Греции в XIX-XX вв. в регионах с преобладающим греко-христианским населением, находящихся под управлением других государств (в первую очередь, Османской империи, позднее Турции, а также Великобритании, Италии, Болгарии, Албании и др.). Движение, с одной стороны, помогло возродить и сохранить греческий язык и греко-православную культуру на более или менее значительном пространстве, а с другой - привело к ряду неразрешённых конфликтов в регионе. В особенности на территории Республики Кипр.

2. Lenczowski G. American Presidents and the Middle East. L., 1990. P. 92. McGhee G. The US-Turkish-NATO Middle East Connection. How the Truman Doctrine Contained the Soviets in the Middle East. N. Y., 1990. P. 162.

3. Георгиос Гривас- политический деятель, борец за освобождение Кипра, руководитель Национальной организации освобождения Кипра - подпольной организации греков-киприотов, основанной в середине 1950-х гг., ставившей целью изгнать британцев и присоединить Кипр к Греции), генерал греческой армии.

4. Архиепископ Макарий (Макариос) - предстоятель автокефальной Кипрской православной церкви (1950-1977 гг.), избранный первым Президентом Республики Кипр (на посту в 1960-1977 гг.).

5. Lenczowski G. Opt. cit. P. 93.

6. Ibidem. P. 93.

7. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P. 2.

8. Ibid. P. 3.

9. Lenczowski G. Opt. cit. P. 95.

10. Ball G. W. The Past Has Another Pattern: Memoirs. N. Y., 1982. P. 345.

11. Ball G.W. Opt. cit. Р. 345.

12. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P. 67-68.

13. Harris G. S. Troubled Alliance: Turkish-American Problems in Historical Perspective, 1945-1971. Wash., 1972. P.111.

14. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P.69-71.

15. Harris G. S. Opt. cit. Р. 112.

16. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P.77.

17. Ball G. W. Opt. cit. Р. 349.

18. Harris G. S. Opt. cit. Р. 118.

19. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P. 87-88; 104-105.

20. Lenczowski G. Opt. cit. P. 99.

21. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. Р. 108-110.

22. Имеется в виду соглашение, подписанное в Лондоне и Цюрихе в 1959-1960 гг. между Республикой Кипр, Грецией, Турцией и Великобританией. Статья I запрещала Кипру участвовать в любом политическом или экономическом союзе с любым другим государством. Статья II обязывала подписавшие стороны гарантировать независимость, территориальную целостность и безопасность Кипра. Статья IV предоставляла право стране-гаранту принять меры, для восстановления положений, указанных в договоре. В 1974 г. Турция использовала этот договор в качестве оправдания своего вторжения на Кипр.

23. Ball G. W. Opt. cit. Р. 350.

24. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. Р. 111.

25. Harris G. S. Opt. cit. Р. 118.

26. Ball G. W. Opt. cit. Р. 352-355.

27. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. Р. 133-134.

28. Текст письма см: Lenczowski G. Opt. cit. P. 102.

29. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. Р. 147-148; 152-159.

30. Lenczowski G. Opt. cit. P. 103.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31. Еремеев Д. Е. Турция в годы Второй мировой и «холодной» войн (1939-1990). М., 2005. С. 170.

32. Harris G. S. Opt. cit. Р. 123.

33. Foreign Relations of the United States, 1969-1976, Vol. XXX, Greece; Cyprus; Turkey 1973-1976. Wash. : USGPO, 2007. P. 456-462.

34. Еремеев Д. Е. Указ. соч. С. 176.

35. Congressional Record (далее - CR). Vol. 120. Part. 21. Wash., 1974. P. 28827-28828.

36. CR. Vol. 120. Part. 27-28. Wash., 1974. P. 35900-35901.

37. Foreign Relations of the United States, 1969-1976, Vol. XXX, Greece; Cyprus; Turkey 1973-1976. Wash. : USGPO, 2007. P. 698-699.

38. Lenczowski G. Opt. cit. P. 144.

39. Foreign Relations of the United States, 1969-1976, Vol. XXX, Greece; Cyprus; Turkey 1973-1976. Wash. : USGPO, 2007. P. 766.

40. Lenczowski G. Opt. cit. P. 145.

41. Еремеев Д. Е. Указ. соч. С. 182.

Notes

1. Enosis - Union, unity. Irredentist movement for reunification with their historical homeland, as well as the ideological and military installation to join the sovereign of Greece in XIX-XX centuries in regions with a predominantly Greek-Christian population under the control of other states (primarily the Ottoman Empire, later Turkey and the United Kingdom, Italy, Bulgaria, Albania, etc.). Movement, on the one hand, helped to revive and preserve the Greek language and Greek-Orthodox culture on a more or less considerable space, and on the other - has led to a number of unresolved conflicts in the region. Especially on the territory of the Republic of Cyprus.

2. Lenczowski G. American Presidents and the Middle East. L., 1990. P. 92. McGhee G. The US-Turkish-NATO Middle East Connection. How the Truman Doctrine Contained the Soviets in the Middle East. N. Y., 1990. P. 162.

3. Georgios Grivas - politician, a fighter for the liberation of Cyprus, head of the National organization for liberation of Cyprus - the underground organization of the Greek Cypriots, was founded in the mid 1950s, purposed to expel the British and to join Cyprus to Greece, general of the Greek army.

4. Archbishop Makarios (Makarios) is a Primate of the Autocephalous Cypriot Orthodox Church (1950-1977), was elected as the first President of the Republic of Cyprus (1960-1977).

5. Lenczowski G. Opt. cit. P. 93.

6. Ibid. P. 93.

7. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. USGPO. 2000. P. 2.

8. Ibid. P. 3.

9. Lenczowski G. Opt. cit. P. 95.

10. Ball G. W. The Past Has Another Pattern: Memoirs. N. Y., 1982. P. 345.

11. Ball G.W. Opt. cit. P. 345.

12. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. USGPO. 2000. Pp. 67-68.

13. Harris G. S. Troubled Alliance: Turkish-American Problems in Historical Perspective, 1945-1971. Wash. 1972. P.111.

14. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. USGPO. 2000. Pp. 69-71.

15. Harris G. S. Opt. cit. P. 112.

16. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P.77.

17. Ball G. W. Opt. cit. P. 349.

18. Harris G. S. Opt. cit. P. 118.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

19. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. Pp. 87-88; 104-105.

20. Lenczowski G. Opt. cit. P. 99.

21. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. USGPO. 2000. Pp. 108-110.

22. This refers to the agreement signed in London and Zurich in 1959-1960 between the Republic of Cyprus, Greece, Turkey and Britain. Article I forbade Cyprus to participate in any political or economic Union with any other state. Article II obliges the signatory parties to guarantee the independence, territorial integrity and security of Cyprus. Article IV grants the right to the guarantor to take measures for the restoration of the provisions specified in the contract. In 1974, Turkey used the Treaty as justification for its invasion of Cyprus.

23. Ball G. W. Opt. cit. P. 350.

24. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. : USGPO, 2000. P. 111.

25. Harris G. S. Opt. cit. P. 118.

26. Ball G. W. Opt. cit. Pp. 352-355.

27. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. USGPO. 2000. Pp. 133-134.

28. The text of the letter see: Lenczowski G. Opt. cit. P. 102.

29. Foreign Relations of the United States, 1964-1968, Vol. XVI, Cyprus; Greece; Turkey. Wash. USGPO. 2000. Pp. 147-148; 152-159.

30. Lenczowski G. Opt. cit. P. 103.

31. D. E. Eremeev Turciya vgody Vtoroj mirovoj i «holodnoj» vojn (1939-1990) [Turkey in the Second world war and cold war (1939-1990)]. M. 2005. P. 170.

32. .Harris G. S. Opt. cit. P. 123.

33. Foreign Relations of the United States, 1969-1976, Vol. XXX, Greece; Cyprus; Turkey, 1973-1976. Wash. USGPO. 2007. Pp. 456-462.

34. Eremeev D. E. Op. cit. P. 176.

35. Congressional Record (hereafter CR). Vol. 120. Part. 21. Wash. 1974. Pp. 28827-28828.

36. CR. Vol. 120. Part. 27-28. Wash. 1974. Pp. 35900-35901.

37. Foreign Relations of the United States, 1969-1976, Vol. XXX, Greece; Cyprus; Turkey, 1973-1976. Wash. USGPO. 2007. Pp. 698-699.

38. Lenczowski G. Opt. cit. P. 144.

39. Foreign Relations of the United States, 1969-1976, Vol. XXX, Greece; Cyprus; Turkey, 1973-1976. Wash. USGPO. 2007. P. 766.

40. Lenczowski G. Opt. cit. P. 145.

41. Eremeev D. E. Opt. cit. P. 182.