Научная статья на тему 'Цветовой эпитет в творчестве С. Н. Сергеева-ценского'

Цветовой эпитет в творчестве С. Н. Сергеева-ценского Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
637
145
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБРАЗНЫЕ ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА / ТРОПЫ / ЭПИТЕТЫ / IMAGE LANGUAGE MEANS / TROPES / EPITHETS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Касьянова Екатерина Юрьевна

В статье рассматриваются различные по значению эпитеты в художественных произведениях С.Н. Сергеева-Ценского.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

COLOR EPITHET IN WORK OF S.N. SERGYEV-TSENSKIY

The article considers epithets with different in fiction works of S.N. Sergyev-Tsenskiy.

Текст научной работы на тему «Цветовой эпитет в творчестве С. Н. Сергеева-ценского»

УДК 882-3

ЦВЕТОВОЙ ЭПИТЕТ В ТВОРЧЕСТВЕ С.Н. СЕРГЕЕВА-ЦЕНСКОГО

© Екатерина Юрьевна КАСЬЯНОВА

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант кафедры русского языка, e-mail: kathine69@mail.ru

В статье рассматриваются различные по значению эпитеты в художественных произведениях С.Н. Сергеева-Ценского.

Ключевые слова: образные языковые средства; тропы; эпитеты.

В различных языковых стилях, особенно в стилях художественной литературы, широко используются языковые средства, усиливающие действенность высказывания. Это усиление происходит благодаря тому, что к чисто логическому его содержанию добавляются различные экспрессивно-эмоциональные оттенки. Художественная речь отличается от всех прочих форм речи, прежде всего, тем, что она выполняет эстетическую функцию. Реализация этой функции означает представление окружающей действительности в образной, конкретно-чувственной форме. Слова, типичные для художественной литературы, не просто информативны, а описательны. Это означает, что они обладают способностью давать определенному предмету характеристику, дополнительную к тем его признакам, которые закреплены за данной словарной единицей и зафиксированы в словарях [1, с. 231].

Общеизвестно, что слово может менять свое значение и семантический сдвиг происходит тогда, когда слово попадает в необычный для него контекст.

Приемы изменения основного значения слова именуются тропами. В тропах разрушается основное значение слова: обыкновенно за счет этого разрушения прямого значения в восприятии выступают вторичные его признаки. Тропы имеют свойство пробуждать эмоциональное отношение к теме, внушать те или иные чувства, имеют чувственно-оценочный смысл.

К средствам словесной образности относят, прежде всего, метафору, метонимию, эпитет, образное сравнение, олицетворение и другие, а также синтаксико-поэтические фигуры - анафору, эпифору и др.

Тропы - явления лексико-семантические, это разные случаи употребления слова в пе-

реносном значении, однако, как известно, не всякое переносное значение для современного языкового сознания является образным [1, с. 527].

Об эпитете как об одном из видов троп было сказано и написано немало. Первые упоминания о нем можно найти еще у античных теоретиков - Аристотеля, Квинтилиана. Несмотря на его кажущуюся простоту в ряду других стилистических приемов, интерес к нему не ослабевает. При этом лингвистическая природа эпитета изучается, как правило, в свете господствующей научной парадигмы того или иного времени.

В отечественной лингвистике основоположником теории эпитета по праву считается

A.Н. Веселовский, впервые применивший диахронический подход к исследованию эпитета. Ученый полагает, что за привычными для нас эпитетами лежит далекая историко-психологическая перспектива, целая история вкуса и стиля в его эволюции от идей полезного и желаемого до выделения понятия прекрасного [2, с. 59].

Немалый вклад в теорию эпитета внес

B.М. Жирмунский, разграничивший употребление термина «эпитет» в узком и широком смысле. В широком смысле эпитет понимается как определение, как один из приемов поэтического стиля. Однако первоначально эпитет понимался более узко, только как поэтическое определение, не вносящее нового признака в определяемое понятие [3, с. 359].

Другие исследователи сосредоточивают свое внимание на отдельном, частном аспекте изучения эпитета, или исследовании определенного вида эпитетов. Так, например, особенностям употребления сложных эпитетов посвящены работы Н.К. Богоришвили (1989), В.В. Краснянского (1991), метафори-

ческому эпитету - А.М. Кинщака (1987),

В.И. Ереминой (1967), цветному эпитету -И.Я. Волисон (1969), терминологическому эпитету - Н.И. Соловьевой (1981). Другие ученые обращают внимание на характеристическую функцию эпитета, т. е. его роль в создании образа в художественном тексте (Е.М. Вольф, 1972; А. Макушева, 1987), на особенности функционирования эпитета в текстах разных жанров - народной песне (Д. Ролл, 1990), народной балладе (И.Б. Комарова, 1962), нехудожественных жанрах

(Тырыгина, 2000), газетной публицистике (И.М. Снегирев, 1969), на эпитетах в произведениях отдельных авторов (Л.К. Бобылева, 1969; И.Я. Куценко, 1987; Петрова, 1982, ИЗ. Серман, 1962; ИВ. Шталь, 1981;

Р.П. Козлова, 2009). Изучению эпитета в аспекте истории языка посвящены работы А.П. Евгеньевой (1948), Кателиной (1983), Лободанова (19846), Панасенко (1984).

Несмотря на столь давнюю историю этого поэтического приема, общепринятого взгляда на эпитет у теоретиков нет. Четкого определения понятия «эпитет» не существует, хотя в современных лингвистических и поэтических словарях подчеркивается, что эпитет обязательно должен носить образный, экспрессивный, метафорический характер, давать лицу, явлению или предмету дополнительную художественную характеристику в виде скрытого сравнения, которое легко угадывается [2, с. 65].

В системе эпитетов отражается стиль писателя, эпохи, данного литературного направления. При этом свойство «поэтичности» приобретают даже самые тривиальные определения, оказывающиеся в контексте поэтического и, шире, художественного текста: таким образом автор может достигать определенного эмоционального эффекта, а значит, реализовывать основную задачу художественного текста [4, с. 218, 512-513].

Изучение стиля С.Н. Сергеева-Ценского является важным, прежде всего, для лингвостилистики: встав в один ряд с лучшими русскими писателями, он сумел создать своеобразную систему выразительных средств, и ее описание так же необходимо, как описание стилистических систем других писателей и поэтов.

В творчестве Ценского наиболее распространенным стилистическим приемом явля-

ется использование цветовых эпитетов, что подчеркивает яркость и выразительность олицетворенных образов, создаваемых писателем. Основной задачей данного стилистического приема является разнообразие речи по значению, стилистической окраске, например [5]: «Так стали жить коричневозипунные сухотинцы, волосатые, медленные и тугие, - на земле, из земли, земля, и тысяча случаев, то злых, то добрых, чередуясь, правили ими как они комьями чернозема» («Печаль полей»); «Голубая, золотая, красивая, милая, хорошая...», - «Что ты шепчешь, говорю, Митя? А он мне: «Не мешай мне, мамочка, - я молюсь» («Печаль полей»); «Сидел дед в широкой белой рубахе и сам весь белый, свежий и веселый» («Печаль полей»); «В усадьбе липы стояли такие же спокойные и важные, лиловые и тяжелые, и галки возились перед сном на их верхушках» («Печаль полей»); «Утро было серенькое, подслеповатое, как близорукие глаза» («Сад»); «Зеленым, насмешливым глазом мигала у образа лампадка...» («Сад»).

В романе «Искать, всегда искать!» Таня вспоминает станцию Лиски, где она была «кисло-вишневым летом»: «Потом Таня не расспрашивала мать, что они делали между станцией «Грязи», где были сверкающеснежной зимой, и станцией «Лиски», где были кисло-вишневым летом». Цветовой эпитет имеет реальное основание: от этого лета память девочки-подростка Тани - память ее сердца - наиболее бережно сохранила кислые вишни, и они окрасили для нее в свой цвет все лето и придали ему свой вкус. Это цепочка естественных ассоциаций, характерных для человеческого сознания.

Весь видимый мир для Ценского равноценен, одинаково любопытен. В некоторых случаях прием «очеловечивания» живой и мертвой природы, этот «антропоморфизм» служит Сергееву-Ценскому для того, чтобы оттенить душевное состояние героев: «В реку глядел, лениво щурясь, спокойный лес, и вместе с бабами смеялся берег, заросший белым лопушником, смеялся игриво, заразительно, как бойкий белобрысый мальчуган с торчащими во все стороны вихрами» («Сад»).

Сергеев-Ценский - художник богатый и щедрый. Его пейзажи - это симфонии, это феерии красок: «На вечерней заре трава ста-

новилась красно-оранжевой, белые гуси на ее фоне представлялись синими, «точно окунуло их в жидкую синьку», на небе клубились лиловые облака, а поля в свете зари казались изжелта-розово-голубыми», так описывается летний закат из «Печали полей».

Из приведенных примеров видно, что в поэтических текстах функция цветовых эпитетов сводится чаще всего к тому, чтобы выступать как дополнительное средство, создающее красоту и выразительность речи. Но чаще всего цветовые эпитеты в большей степени употребляются с целью создания стилистического эффекта. Наиболее интересными в этом плане можно считать цветообозна-чения ограниченной сочетаемости. Автор использует их в непривычных для читателя контекстах, где они способны произвести эффект неожиданности - яркий стилистический прием, создавая таким образом колоритный образ персонажа или описываемого явления: «В этот вечер облака на западе переливчато горели тремя цветами: пурпурным, оранжевым и палевым, а потом так нежно и тихо лиловели, синели, серели, все уходя от земли...» («Печаль полей»); «Сквозь ели... точно режет их золотой пилою, брызжет полоса заката, отчего ели кажутся страшно глубокими, лохматыми, черными...» («Движения»); «В каждый звук своего голоса вливался чем-то - руками, глазами, гибким поясом -весь этот шумоватый человек, даже красные щеки, даже сизые от проседи волосы кричали» («Движения»).

«Дым, который он выпускал изо рта, синеватый и тощий, был тоже какой-то робкий, запуганный и не поднимался красивыми

кольцами, а свертывался клочьями и падал вниз» («Дифтерит»). В данном предложении прилагательные синеватый и «тощий», «робкий» и «запуганный» соотносятся с состоянием героя и подчеркивают его безысходность, трусость, неприглядность; а в предложении: «...а вода под ними внизу остается одна и та же: черная для всех извилин дна, плотная, немая» («Бабаев»). Нагнетание эпитетов черная, плотная, немая рисует замкнутый, тяжелый, малопривлекательный образ воды.

Таким образом, автор с помощью цветовых эпитетов усиливает олицетворение создаваемого образа. Эпитет наделяет природу, животный и растительный мир эмоциями, чувствами, качествами человека и позволяет представить более полную, развернутую образную характеристику предмета. А это одна из отличительных особенностей творчества

С.Н. Сергеева-Ценского.

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 2004.

2. Веселовский А.Н. Из истории эпитета // Историческая поэтика. М., 1989.

3. Жирмунский В.М. К вопросу об эпитете // Теория литературы. Поэтика. Стилистика. Л., 1977.

4. Литературный энциклопедический словарь / под ред. В.М. Кожевникова, П. А. Николаева. М., 1987.

5. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений: в 12 т. М., 1967.

Поступила в редакцию 12.10.2011 г.

UDC 882-3

COLOR EPITHET IN WORK OF S.N. SERGYEV-TSENSKIY

Ekaterina Yuryevna KASYANOVA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student of Russian Language Department, e-mail: kathine69@mail.ru The article considers epithets with different in fiction works of S.N. Sergyev-Tsenskiy.

Key words: image language means; tropes; epithets.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.