Научная статья на тему 'Ценность нематериальных благ в информационной экономике'

Ценность нематериальных благ в информационной экономике Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
248
44
Поделиться
Ключевые слова
СТОИМОСТЬ / ЦЕННОСТЬ / ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ / ИНФОРМАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА. / COST / VALUE / COST THEORY / INFORMATION ECONOMY

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Лебедев Д. В.

В статье выявлены особенности информационной экономики, создающие предпосылки для изменения теоретических конструкций формирования стоимости новых видов благ в информационной экономике. Кратко рассмотрены особенности формирования стоимости информационных, экологических и символических благ.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Лебедев Д. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

VALUE OF THE NON-MATERIAL GOODS IN INFORMATION ECONOMY

The paper identifies specific features of information economy which allow to change theoretical assumptions about costs structure for new types of goods in information economy. The author describes cost structure for information, ecological and symbolical goods.

Текст научной работы на тему «Ценность нематериальных благ в информационной экономике»

УДК 330.12 Д.В. Лебедев

ЦЕННОСТЬ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ БЛАГ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ

В статье выявлены особенности информационной экономики, создающие предпосылки для изменения теоретических конструкций формирования стоимости новых видов благ в информационной экономике. Кратко рассмотрены особенности формирования стоимости информационных, экологических и символических благ. Ключевые слова: стоимость, ценность, теория стоимости, информационная экономика.

D. V. Lebedev

VALUE OF THE NON-MATERIAL GOODS IN INFORMATION ECONOMY

The paper identifies specific features of information economy which allow to change theoretical assumptions about costs structure for new types of goods in information economy. The author describes cost structure for information, ecological and symbolical goods.

The key words: cost, value, cost theory, information economy.

Информационное общество - новая ступень развития постиндустриального общества, переход к которому в настоящее время становится объективной реальностью. Возникают компании нового типа, располагающие только (или в большей степени) нематериальными активами и производящие информационные продукты, распространяемые электронным способом. Это компании, основным ресурсом которых являются знания, имеющие устойчивую деловую репутацию на рынке, владеющие известными товарными знаками или работающие на рынке наукоемкой продукции. Происходит расширение границ товарного рынка: объектами купли-продажи становятся не только традиционные материальные блага, но и информационные блага, символические активы (брэнды, товарные марки). Рыночную оценку получают и экологические блага (ландшафт, рекреационный потенциал территории).

Среди экономистов в этой связи идут дискуссии о применимости/неприменимости основных теоретических конструкций индустриального общества к обществу информационному Изменения затрагивают как защитное ядро неоклассической теории (теорию фирмы, теорию издержек, теорию прав собственности), так и базовые концепции (теорию рациональности и теорию равновесия). Теория стоимости относится к числу фундаменталь -ных концепций товарного производства, являясь объективной основой наблюдаемого феномена цен. Следует признать, что категория «стоимость» в силу ассоциации с марксистской трудовой теорией стоимости является идеологически перегруженной. Представители субъективного направления в экономической теории отрицают объективность происхождения стоимости, заменяя ее категорией «индивидуальная полезность».

Товарное производство представляет собой один из основных атрибутов индустриального общества. В процессе перехода к постиндустриальному производству происходит интенсивное размывание четко формализованных основ обмена, стоимостные регуляторы общественного производства часто «дают сбой», существующие рыночные закономерности не объясняют реально протекающих хозяйственных процессов. Прежде все-

го, измененяются стоимостные отношения «со стороны производства»: складывается ситуация, когда невозможно определить ни общественные, ни даже индивидуальные усилия и издержки, воплощенные в том или ином продукте, выходящем на рынок. Цена в информационной экономике все меньше зависит от издержек производства. В перечне ф акторов цено-образ о вания н а новые виды благ (нематериальные активы, программные продукты, даровые блага) обращает на себя внимание отсутствие каких-либо показате лей издержек производства.

В постиндустриальном обществе человек перестает быть субъектом труда как рациональной деятельности, результаты которой пропорциональны затраченным усилиям, и становится субъектом творческих процессов, значимость которых невозможно оценить в экономических категориях. Деятельность, связанная с применением и производством информации и знаний, имеет своим результатом невоспроизводимые блага, издержки производства которых не поддаются исчислению ; сама она, будучи мотивирована внеэкономическими факторами, создает продукцию, чьи характеристики не сводятся к экономическим параметрам. Информация и знания принципиально не могут быть объективированы вне владеющего ими человека, и тем самым проблема стоимости утрачивает свой экономический характер и становится проблемой социологической. Понятие стоимости, позволяющее соотносить актуальную потребность и средства, необходимые для ее удовлетворения, имеет смысл в ситуации, когда человек решает задачу преодоления внешних материальных обстоятельств. В той мере, в какой творчество как новый тип производственной деятельности не определяется стремлением к удовлетворению материальных потребностей, оно не создает и не может создавать стоимость. Следовательно, объективные основы стоимостного отношения размываются также и по мере того, как теряет свое значение материально мотивированная деятельность.

Происходит деструкция стоимостных отношений и «со стороны потребления». Роль полезностных оце-

нок в формировании стоимостного отношения не менее важна и существенна, чем роль издержек производства. По мере усиления роли личностного фактора полезность не только не утрачивает своего прежнего значения, но и занимает особое место в ряду факторов, определяющих закономерности обмена. Причина этого заключена в характере деятельности современного человека. В экономическую эпоху производство не только противостояло потреблению как автономная сфера, но и осуществлялось в условиях, когда фактически любое материальное благо имело полезность и могло быть потреблено. В этой ситуации полезность оставалась фоном, а количественная величина стоимости определялась издержками производства. В постиндустриальном обществе положение меняется: экспансия производства, предполагающая возможность его увеличения без пропорционального роста затрат труда и ресурсов, делает малозначимой квантификацию издержек, тем самым передавая полезностным факторам определяющую роль в количественном измерении пропорций обмена. Таким образом, когда издержки по созданию того или иного блага перестают быть значимым фактором, способным ограничить масштабы его производства, главная роль в определении величины стоимости продукта закрепляется за его полез-ностными оценками.

Рассматривая деструкцию стоимости со стороны потребления, необходимо обратить внимание на модификацию структуры потребностей, усложнение процессов потребления и все меньшую обусловленность таковых материальной стороной жизни человека. Не отказываясь от того, чтобы максимизировать удовлетворенность условиями жизни, люди активнее ищут такую удовлетворенность вне сферы материального потребления. Определяя свои основные потребности и желания как всецело субъективные, человек впервые конституирует их именно как свои личные потребности, как свои личные желания, не идентичные потребностям и желаниям других людей в количественном и качественном отношении. Это стимулирует быстрое развитие производства индивидуализированных и единичных продуктов, в максимальной мере соответствующих запросам конкретного потребителя. В результате имеет место снижение субъективной ценности продуктов массового производства. Тем самым затрудняется определение стоимости как объективной категории: если прежде, в индустриальном обществе, индивидуальные потребности в материальных благах, сталкиваясь с ограниченностью их предложения, создавали и поддерживали состояние рыночного равновесия, то теперь потребности нового типа, формирующиеся на основе стремления личности к самореализации, не могут быть усреднены таким образом, чтобы во взаимодействии с усредненными издержками определять пропорции обмена.

В постиндустриальной системе роль полезностных оценок в формировании стоимостного отношения не менее важна и существенна, чем роль производственных факторов, и сам перенос акцента с издержек на полезность свидетельствует о значительной его модификации. В индустриальном обществе производство противостояло потреблению как автономная сфера, полезность любого продукта оставалась как бы фоном,

на котором стоимость определялась издержками производства. В постиндустриальном обществе положение меняется: расширение производства становится возможным без пропорционального роста затрат труда и ресурсов, квантификация издержек становится все более затруднительной, а полезностные факторы усиливают свою роль в количественном определении стоимостных пропорций.

Специфика соизмерения издержек и полезностей на различных этапах развития стоимостного отношения может быть представлена следующим образом.

Первый этап соответствует классическому индустриальному обществу, в котором любая деятельность мотивирована утилитарным образом, любой продукт может быть воспроизведен в неограниченном количестве, издержки на производство каждой дополнительной его единицы не отличаются радикальным образом от издержек по производству прежних единиц того же продукта, субъекты рынка ориентированы на потребление унифицированных благ, не имеют ярко выраженных предпочтений и следуют принципу максимизации полезности продукта при минимизации цены. На этом этапе классическая теория стоимости адекватно описывает реальное положение дел. Любой вид труда сводим к труду абстрактному, а полезность производимого продукта отражает возможность его использования широким кругом лиц. В таком случае общественные издержки, соотносясь с общественной полезностью, конституируют стоимость в классическом смысле данного понятия и делают возможной ее квантификацию.

Второй этап соответствует началу преодоления закономерностей индустриального строя. Любая производственная деятельность может быть признана утилитарно мотивированной, любой продукт может быть предложен рынку в неограниченном количестве. Однако, во-первых, потребности перестают быть столь же унифицированными, как прежде; во-вторых, труд широкого круга работников не сводится к простому труду, не квантифицируется в единицах абстрактного труда; в-третьих, создание дополнительного количества единиц того или иного блага все чаще означает его тиражирование, а не воспроизводство, в результате чего издержки могут радикально отличаться от издержек по созданию оригинального продукта. На этом этапе как издержки, так и полезности утрачивают свой универсальный общественный характер и становятся индивидуальными потребностями и издержками. И потребности, и издержки производства не обязательно сводятся к общественным категориям, но еще могут быть представлены как их модификации. Стоимостные характеристики не получают прежней четкой квантификации, но сохраняют свое значение как регуляторы производства. Этот этап соответствует периоду становления постиндустриального общества, характеризующемуся трансформацией потребительских предпочтений.

Третий этап отражает специфику современного периода развития постиндустриального общества. В этот период радикально снижается роль материальных мотивов деятельности. Сама она не только становится несводимой к абстрактному труду в количественном отношении, но и в качественном плане меняет свой характер: основную производительную функцию в новом обществе начинает выполнять не труд, а творче-

ство. Определяющим мотивом деятельности становится самосовершенствование личности, а непосредственным результатом - обретение ею новых качеств, наращивание творческого потенциала. На этом этапе имеет место перенос акцента с индивидуальных издержек и полезности на субъективные издержки и субъективную полезность продукта. Все более востребованным объектом потребления становится некая система знаков и символов, в связи с чем можно утверждать, что для современного периода характерно доминирование символической ценности.

Новые производственные отношения, в которых отражается стремление не столько к возмездному обмену, сколько к интерперсональному взаимодействию творческих личностей, напоминают явление, весьма характерное для ранних этапов становления экономического общества и называемое дарообменом. Специалисты, изучающие экономическую историю, отмечают, что сегодня этот феномен возрождается на качественно новом уровне в ходе становления специфической хозяйственной системы (gift economy), основанной на безвозмездном предоставлении человеком благ в распоряжение других членов общества. Этот процесс развивается в тесной и прямой связи с повышением социальной роли науки и знания.

Говоря о модификации стоимостных отношений по мере становления постиндустриальной хозяйственной системы, следует отметить нарастание технологических изменений, формирующиеся новые предпочтения потребителей, превращение знаний и информационных ресурсов в основной фактор современного производства, что обусловливает технологическую либо кон -сумационную невоспроизводимость того или иного бла -га. Как следствие, становится невозможным определять стоимость через воспроизводственные затраты, причем это относится не только к издержкам воспроизводства аналогичного блага, но и к затратам, требующимся для создания оригинального продукта. Это обусловлено несводимостью интеллектуальной деятельности к другим видам активности. На формальном уровне анализа констатируется усиливающаяся неквантифи-цируемость затрат, необходимых для производства того или иного блага. Не устраняя стоимость как таковую, этот феномен в значительной степени разрушает количественную определенность стоимостного обмена.

Таким образом, можно выявить следующие особенности информационной экономики, создающие предпосылки для изменения теоретических конструкций формирования стоимости новых видов благ в информационной экономике: изменение природы взаимоотношений в обществе (основой экономического развития становится не столько обладание традиционными материальными ресурсами, сколько владение информацией и навыками ее обработки); изменение форм собственности и модификация отношений на рынке труда (децентрализация трудовой деятельности во времени и пространстве, развитие самонайма, возрастание роли творчества); сочетание «эффекта перелива» с «парадоксом производительности» (рост в информационных отраслях сопровождается ростом в сопряженных отраслях и сокращает трансакционные издержки, однако при этом не сопровождается ростом производительности труда); появление новых видов благ (ин-

формационных и инновационных); появление у традиционных благ массового потребления «интеллектуального имиджа» и символической ценности; вовлечение в экономический оборот экологических благ, а также нематериальных активов (деловая репутация, фирменное наименование, товарный знак, ноу-хау, авторские права, коммерческая, служебная тайна).

Однако несмотря на изменения в системе факторов производства, системе мотивации экономических субъектов, модификацию отношений собственности и отношений на рынке труда информационное общество по своей природе остается товарным, рыночным. А значит, законы товарного производства действуют в нем по-прежнему Вычисление стоимости в информационном обществе, особенно для новых видов благ, есть процедура сложная, но необходимая.

Стоимостная оценка информационных благ затруднена в силу отсутствия повторяемости производственного процесса и невозможности воспроизводства продукта. С точки зрения трудовой теории стоимости существенными оказываются два факта: с одной стороны, становятся неисчислимыми издержки производства информации и знания, поскольку они рождаются в результате деятельности, которая не является одним из видов труда; с другой стороны, процесс тиражирования информационных продуктов не является воспроизводственным процессом в собственном смысле слова, и, следовательно, в принципе невозможно оценить затраты труда на воспроизводство блага, выступающие объективной стороной стоимостного отношения.

Издержки на производство нового знания оказываются несопоставимы с результатами его применения: незначительные инвестиции нередко приводят к рождению новых знаний об окружающем мире, в то время как попытки получить их с помощью крупных капиталовложений кончаются полным провалом. Информационные продукты не подчиняются закону убывающей предельной доходности, или демонстрируют возрастающую доходность в долгосрочной перспективе. Отношения по поводу производства, распределения, обмена и потребления информационных продуктов выходят за рамки основных экономических законов: предельной полезности, спроса и предложения, убывающей отдачи факторов производства.

Информация отличается высокими постоянными затратами и низкими переменными: достаточно дорого создать первоначальный продукт, но относительно дешево его воспроизводить в возрастающем объеме. Отрасли, занятые производством информационного продукта, получают огромные возможности для эксплуатации эффекта масштаба. Особенность информационных продуктов заключается в том, что их растущая доходность проявляется более интенсивно по причине структуры издержек, связанных с их производством.

Переменные затраты на единицу реализованного товара нельзя считать постоянными потому, что по мере перехода от стадии к стадии жизненного цикла технологический процесс совершенствуется и переменные затраты на единицу произведенного товара снижаются. На них влияет объем производства в каждый конкретный период: чем больше объем производства, тем меньше удельные переменные затраты. Однако в отличие от цены переменные затраты на единицу реа-

лизованного товара не являются управляемыми, так как зависят от используемой технологии, накопленного фирмой опыта производства, объема производства в каждом конкретном периоде.

Радикально изменяется процесс образования издержек производства. Несмотря на то что материальные носители информации легко тиражируемы, люди, ею владеющие, остаются уникальными и невоспроизводимыми. Издержки по распространению материализованной информации весьма невелики и могут быть квантифицированы; вместе с тем ценность заключенного в носителях кодифицированного знания не может быть определена даже приблизительно, что подрывает фундаментальные основы традиционных стоимостных оценок.

Производство новой информации осуществляется путем переработки ранее известной информации; продукт имеет ту же специфическую природу, что и сам фактор. В этих условиях невозможно зафиксировать рыночную цену знания, заключенного в информации; следовательно, неоклассическое определение вклада единицы фактора в издержки производства через его предельный продукт в денежном выражении теряет смысл.

Таким образом, можно выделить особенности процесса формирования стоимости информационных благ: их стоимостная оценка затруднена в силу отсутствия повторяемости производственного процесса и специфики воспроизводства продукта; в силу существенного изменения структуры издержек (высокие постоянные издержки сочетаются с низкими переменными, меняющимися в зависимости от фазы жизненного цикла, отмечается низкая составляющая материального но -сителя); в силу трудности определения вклада единицы фактора в издержки производства через его предельный продукт в денежном выражении, что разрывает связь издержек с процессом ценообразования.

В области проблематики формирования оптимальной цены на информационную продукцию необходимо выделить два подхода к определению цены информационных продуктов: для информации в виде информационных изданий (книги, периодические издания, описания изобретений, программные продукты, научнотехнические отчеты, иные виды документов, базы данных, копии документов, выступающие в качестве материальных носителей, содержащих информацию) - по аналогии с материальной продукцией; для «живых знаний» в недолговечной форме - по аналогии с произведениями литературы и искусства.

Что же касается формирования ценности экологических благ, то отсутствие возможности выявить истинные предпочтения потребителей и отсутствие издержек производства требуют моделирования для этих благ суррогатных рынков и применения специфических методов расчета стоимости, а именно методов с применением кривой спроса, направленных на прямое выявление и ранжирование предпочтений на основе опросов, экспериментов и собранной рыночной информации и объективных методов без использования кривых спроса (метод оценки стоимости упущенной выгоды, метод нерыночной косвенной оценки, метод оценки по превентивным расходам, метод оценки с помо-

щью теневых проектов, метод оценки стоимости восстановления).

Оценка символических благ (деловой репутации, интеллектуальной собственности) особенно важна для предприятий высокотехнологических отраслей. Как правило, для крупных и «известных» компаний именно стоимость нематериальных активов вносит заметный вклад в общую стоимость предприятия (для некоторых западных предприятий даже превышая 50%). Однако в российской практике нематериальные активы, как правило, недооцениваются. Знание их реальной стоимости и умелое их использование способны значительно укрепить позиции компании на рынке.

Главными факторами, влияющими на стоимость нематериального актива, являются возможность свободного обращения на рынке, срок действия, фактор новизны, надежность правовой охраны актива. В целом для оценки нематериальных активов применимы те же три основополагающих подхода к определению стоимости: затратный, доходный и сравнительный. Величина стоимости в рамках затратного подхода базируется на затратах, которые необходимо понести, чтобы воспроизвести или создать объект оценки. Сравнительный метод анализируется на основе произошедших рыночных сделок с аналогичными нематериальными активами. Доходный подход основан на ожиданиях дохода, который получит владелец нематериального актива: 1) капитализация исторических прибылей, 2) методы оценки разницы в валовой прибыли, 3) методы оценки сверхприбыли, 4) метод освобождения от роялти.

Следует также отметить, что некоторые исследователи вообще отвергают возможность применения классических теорий стоимости в информационной экономике. В последнее время появилось множество новых трактовок понятия «стоимость». Условно их можно разделить на «энергетические»1 и «информационные» теории стоимости. В обоих случаях делается попытка приписать стоимости свойства природы, связать стоимость либо с количеством энергии, либо с количеством информации. Российским представителем информационной теории стоимости является К. Вальтух, который предлагает отождествлять «количество информации», овеществленное в продукте, со стоимостью этого продукта [2]. «Количество информации», т.е. «информационная стоимость», создаваемая высококвалифицированным трудом в единицу времени, будет больше, чем «количество информации», создаваемое менее квалифицированным трудом.

По К. Вальтуху именно высококвалифицированная часть общества создает максимальную стоимость за единицу времени. Труд ученого, писателя, изобретателя, архитектора, артиста, чиновника является наиболее производительным, т.е. трудом, создающим в единицу времени максимальную стоимость. И наоборот, труд шахтера или работника конвейера на заводе, т.е. труд в основном исполнительский по определенному шаблону, - такой труд, поскольку он почти не связан с генерацией новой информации, а является лишь ее тиражированием (записью через технологический про-

1 Развернутая критика «энергетической теории стоимости» дана в работе М.В. Бодрикова [1].

цесс в структуру новых продуктов производства), наименее производителен, т.е. создает в единицу времени наименьшую стоимость.

Таким образом, модификация теории стоимости в информационной экономике идет по двум направлениям: применение существующих теорий стоимости к новым видам благ путем анализа издержек создания аналогов и конструирования суррогатных рынков и раз-

работка новых оснований для теории стоимости (например, использование в качестве меры стоимости информации, заключенной в благе).

1. Бодриков М.В. Экономические дискуссии: критические очерки. СПб.: СПб. университет экономики и финансов, 2003.

2. Вальтух К.К. Информационная теория стоимости и законы неравновесной экономики. М.: Янус-К, 2001.

уДк 3305 в.А. Ломов

ОСОБЕННОСТИ РЕНТООРИЕНТИРОВАННОГО ПОВЕДЕНИЯ КОРПОРАТИВНЫХ СТРУКТУР В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

В статье рассматриваются причины и последствия распространения рентоориентированного поведения в российской экономике. Исследуется непродуктивное рентоориентированного поведение субъектов естественных монополий. Особое внимание уделено анализу рентоориентированного поведения государственных корпораций.

Ключевые слова: рентоориентированное поведение, российская экономика, естественные монополии, государственные корпорации.

V.A. Lomov

SPECIFIC CHARACTER OF RENT-SEEKING BEHAVIOUR OF STATE CORPORATIONS IN RUSSIAN ECONOMY

The reasons and consequences of expansion of rent-seeking behaviour in the Russian economy are examined in the paper. The author studies unproductive rent-seeking behaviour of natural monopolies. The special attention is paid to the analysis of rent-seeking behaviour of state corporations.

The key words: rent-seeking behaviour, Russian economy, natural monopolies, state corporations.

Факторами формирования рентных доходов корпораций в современных условиях зачастую являются изъятие добавленной стоимости из других отраслей, сфер хозяйства либо в рамках отрасли в силу монопольных преимуществ хозяйствующего субъекта, а также благоприятная мировая конъюнктура для субъектов экспортоориентированных отраслей.

В российской экономике корпорации представляют собой сравнительно новый институт, который сознательно внедрялся в ходе приватизации и последующей реформы предприятий. К сожалению, корпорации как фирмы, максимизирующие прибыль, в очень редких случаях стали адекватным оформлением экономических интересов для приватизируемых предприятий. Конфигурация групп интересов в экономике не вписывалась в рамки бывших госпредприятий, переоформленных в коммерческие, что послужило одной из основных причин распространения рентоориентированного поведения. Большинство крупных приватизированных предприятий как «сгустки ресурсов» оказались под фрагментарным контролем различных групп специальных интересов внутри самого предприятия. Фрагментарность контроля над ресурсами создавала локальные монополии внутри предприятия, возможность извлечения ренты из контроля над отдельными фрагментами потоков ресурсов и большую привлекательность ренты для экономических агентов в сравнении с максимизацией прибыли предприятия, требующей скоординированного и эффективного использования всех тех-

нологически обусловленных ресурсов. При наиболее неблагоприятном сценарии предприятие фактически представляет собой совокупность относительно самостоятельных центров извлечения ренты, объединенных организационно-правовыми рамками с отодвинутой на второй план основной деятельностью предприятия.

Распространение рентоориентированного поведения самым неблагоприятным образом отражается на основных макроэкономических показателях: серьезно замедляет экономический рост, способствует развитию стагнации и может привести к возникновению ситуации «плохого» равновесия, т.е. к фактической консервации экономической системы на низком уровне развития. Существуют как минимум две основные причины того, почему поиск ренты так дорого обходится обществу. Во-первых, технологии поиска ренты часто характеризуются возрастающей отдачей. Связано это, в частности, с тем, что для извлечения ренты часто необходимы только фиксированные первоначальные издержки, а последующее непосредственное присвоение ренты не сопряжено со значительными затратами. Именно такое положение складывается, когда для извлечения ренты необходимо только изменение действующего законо -дательства. Другая причина возрастающей отдачи от рентоориентированного поведения связана с самовос-производством такого поведения: когда конкуренты какой-нибудь организации добиваются успеха благодаря инвестициям в поиск ренты, этой организации, чтобы не уступить в конкурентной борьбе и не покинуть