Научная статья на тему 'Цель права и государственно-правовой идеал в структуре правовой политики'

Цель права и государственно-правовой идеал в структуре правовой политики Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
108
5
Поделиться
Журнал
Философия права
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ ИДЕАЛ / STATE-LEGAL IDEAL / ЦЕЛЬ ПРАВА / ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА / LEGAL POLICY / ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА / LEGAL PRACTICE / PURPOSE OF LAW

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Таймасханов Усман Шарпудиевич

В статье государственно-правовой идеал рассматривается в структуре правовой политики. Делается вывод о том, что государственно-правовой идеал, находящий официальное закрепление в документах разного уровня, является итогом доктринального синтеза ценностей и интересов государственной политики

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Таймасханов Усман Шарпудиевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE PURPOSE OF LAW AND STATE LEGAL STRUCTURE IDEAL IN LEGAL POLICY

The article state law ideal is seen in the structure of legal policy. It is concluded that state law ideal that finds official recognition in documents of different levels, is the result of doctrinal synthesis of the values and interests of the state policy.

Текст научной работы на тему «Цель права и государственно-правовой идеал в структуре правовой политики»

2. Амплеева Т. Ю. Организация городского самоуправления в последней четверти XVIII века // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2013.№ 1.

3. Волкова В. В. Служба как институт местного самоуправления: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2006.

4. Гильванова И. Н. Местное общественное управление и местное самоуправление: соотношение понятий (историко-теоретический аспект)// Вестник Владимирского юридического института. 2013. №9 2 (27).

5. Гимаев И. Р. Становление и развитие государственной и муниципальной службы в Российской Федерации: теоретическое и конституционно-правовое исследование: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2005.

6. Грамота на права и выгоды городам Российской империи от 21 апреля 1785 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 5: Законодательство периода расцвета абсолютизма. М., 1987.

7. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М., 1978.

8. Зубов В. Е. К вопросу о численности аппарата управления в дореволюционной России // Известия Алтайского государственного университета. 2008. № 4-3 (60).

9. Киреева Е. Ю. Муниципальная служба: проблемы теории и практики: монография. М., 2009.

10. Лазаревский Н. И. Лекции по русскому государственному праву. СПб., 1910. Т. II. Ч. I.

11. Лаптева Л. Е. Региональное и местное управление в России (вторая половина XIX века). М., 1998.

12. Мигунова Т. Л. Административно-судебная и правовая реформа Екатерины Великой: ис-торико-правовой аспект: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Владимир, 2008.

13. Синькевич Н. А. Предпосылки и организация местных выборных учреждений Петром I // Вестник Новгородского государственного университета. 2013. № 72.

14. Положение о губернских и уездных земских учреждениях от 1 января 1864 года // Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. XXXIX. № 404.

15. Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных от 24 января 1722 года // Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. VI. № 3890.

16. Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке. М., 1974.

17. Устав о службе по выборам // Свод законов Российской империи. СПб., 1857. Т. III. Кн. II.

18. Устав о службе гражданской // Свод законов Российской империи. СПб., 1832. Т. I.

19. Учреждения для управления губерний от

7 ноября 1775 года// Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 20.

У. Ш. Таймасханов

ЦЕЛЬ ПРАВА И ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ ИДЕАЛ В СТРУКТУРЕ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ

В статье государственно-правовой идеал рассматривается в структуре правовой политики. Делается вывод о том, что государственно-правовой идеал, находящий официальное закрепление в документах разного уровня, является итогом доктринального синтеза ценностей и интересов государственной политики.

Ключевые слова: государственно-правовой идеал, цель права, правовая политика, юридическая практика.

Очевидно, что формирование современного российского правоведения восходит к идее политики права как науки управления обществом, которую обосновывал целый ряд классиков российской правовой мысли конца XIX - начала XX века: Б. А. Кистяковский, С. А. Муромцев, Н. М. Кор-кунов, Г. Ф. Шершеневич, П. И. Новгородцев, Л. И. Петражицкий и другие. Так, в контексте кризиса классического правопонимания (юснатура-лизма и юспозитивизма), породившего новые

подходы к интерпретации права, делавшие акцент на его социальной, инструментальной, психологической, формально-нормативной и иной природе, с одной стороны, и необходимости им-плементации правоведения к нуждам развивающейся социальной действительности - с другой, возникла потребность в формировании интегрального правового знания, снимающего противоречия указанных подходов (типов правопо-нимания) и способного научно прогнозировать

социально-политические процессы, формировать методы управления ими в целях социального и нравственного прогресса человечества.

По некоторым оценкам, данная задача, сыгравшая столь плодотворную роль в формировании современного теоретико-правового знания, не решена и сегодня [1; 2]. Вместе с тем она не стала менее актуальной, что объясняется особенностями развития отечественного правоведения, уровнем его дифференциации, а также необходимостью эффективного правового воздействия на общественные отношения в условиях укрепления правового государства и развития гражданского общества в России.

Так, очевидно, что возникновение таких областей правоведения, как юридическая социология, юридическая психология, юридическая антропология, возрождение забытой в годы советской власти философии права, формирование новых специально-юридических отраслей научного знания ставят вопрос о возможности теоретико-правового синтеза на основе некоторых базовых принципов и идей, в пределах которых только и возможна такая интеграция, решающая указанные выше прикладные задачи.

Что же может рассматриваться в качестве такой основы? Возможно ли без эклектики соединение столь разных по своим задачам научных дисциплин на основе решение общих задач, определяемых одной познавательной целью? По верному замечанию А. В. Полякова, это возможно лишь на основе общей интерпретации онтологического статуса права и признания его аксиологического значения [3; 4].

По нашему мнению, решение этих задач возможно на основе интерпретации социально значимой цели права, которая, в свою очередь, возможна лишь в контексте такого общего его интегрального понимания, предполагающего раскрытие его как «.. .социального феномена, элемента культуры, меры свободы и справедливости.», когда оно «.приобретает мощное социальное звучание» [5]. Именно в данном контексте право выступает в своей аксиологической ипостаси, предполагая не только государственно-правовую волю, но и совокупность базовых ценностей, идей и идеалов. Таким образом, право выступает в качестве средства государственной политики, содержание которой определяется соответствующими приоритетами и ценностями правовой политики [6].

Возвращаясь к проблеме синтеза, нужно сказать, что она не столь далека от практики реального функционирования права, как может показаться на первый взгляд. Однако ее постановка и интерпретация, по нашему мнению, должны

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

происходить на основе обобщения реального процесса правообразования и правореализации, применения права, правотворческой деятельности. Так, исходя из цели права, нельзя не признать, что ее постановка и реализация в контексте правовой политики возможна лишь на основе указанной выше интеграции, где само право выступает в качестве средства ее достижения благодаря и в результате применения соответствующего юридического инструментария. Конечно, речь идет не об интегральной юриспруденции, необходимость которой еще только предстоит доказать реальной юридической практикой, а об интегральном характере задач, обусловленных целью права, которая формулируется правовой политикой.

По оценкам Н. И. Матузова, правовая политика представляет собой «.комплекс идей, мер, задач, целей, программ, методов, установок, реализуемых в сфере действия права и посредством права» [7, с. 647]. Она является средством легитимации, закрепления и осуществления политического курса страны, воли государственной власти, воплощаясь в законах, кодексах, конституциях, других нормативно-правовых актах, которые обеспечивают реализацию закрепленных в официальных документах целей на основе правового порядка и законности.

Постановка, формулирование цели, как и ее юридическая реализация при помощи юридических средств, возможны лишь в случае ясного осознания законодателем тех имеющих нормативное значение ценностей, которые должны быть реализованы в позитивном праве. Так возникают правовые идеи как совокупность представлений о желаемом позитивном праве, закрепляющем порядок общества, основанный на соответствующих правовых ценностях. По верному замечанию Р. З. Лившица, «в правовых идеях формулируются намерения людей претворить свои разносторонние интересы в нормы, установить на основе своих интересов и с их учетом определенный порядок в обществе. Правовые идеи включают обращенность к настоящему -отношение к существующим нормам, отношение позитивное или негативное, а также обращенность к будущему - представления о желаемых правовых нормах» [8, с. 83].

Система официально принятых правовых идей есть государственная правовая идеология, которая формулируется в официально принятых документах на основе обобщенного представления о цели права - государственно-правовом идеале. Государственно-правовой идеал формируется на основе «.системы ценностей, которые функционируют в обществе на данном эта-

пе исторического развития. С теоретической точки зрения государственно-правовой идеал - это обусловленное правовыми морально-этическими нормами общественное (личностное) представление о наиболее совершенной (в максимальной степени соответствующей идеям добра и справедливости) государственно-правовой организации общества, являющееся конечной (идеальной) целью общественных (личностных) стремлений и деятельности» [9, с. 11].

По некоторым оценкам, перевод правового идеала в нормативно-юридическую плоскость может иметь разные формы, которые во многом определяются правовыми традициями общества. Но, как правило, его юридическое закрепление имеет форму правового начала, общеправового принципа, который формулируется в контексте нормативно-правового акта, как правило, в конституциях, кодексах, преамбулах и некоторых иных нормативно-правовых актах [10]. Таковы принципы справедливости, законности, гуманизма и другие, которые определяют основные механизмы правообразования и правореализа-ции, закономерности правового регулирования.

Очевидно, что рассматриваемая проблема не может быть решена вне решения другой проблемы, связанной с интерпретацией права, его сущности, содержания и формы. По сути, основные подходы, которые возникли в процессе решения данной проблемы, есть не что иное, как подходы к пониманию формы права, то есть того, в каких формах оно существует. Здесь необходимо подчеркнуть ущербность этатистски-позитивистско-го подхода, согласно которому формы права ограничиваются совокупностью официальных правовых источников общеобязательных велений, формируемых официальными правотворческими органами. С другой стороны, иные подходы «.. .позволяют сначала расширить круг официальных признаваемых форм, включив в него правовой обычай, судебный прецедент, акты негосударственных организаций, а затем и увидеть право в форме правовых идеалов, принципов, коренящихся в общественном правосознании, правоотношениях, договорной и иной юридической практике» [11, с. 54]. При этом сущность права, как справедливо отмечается некоторыми авторами, коренится в его цели, в качестве которой рассматриваются «.порядок и социальная стабильность» [12, с. 59].

Вопросы, связанные с содержанием и формой права, нельзя решить вне всего его контекста - правовой действительности, где на каждом его уровне они имеют свой состав, проявляясь в особенностях его формирования и функционирования. Так, по мнению М. Л. Давыдова, содер-

жание и форма права по-разному проявляют себя на различных его уровнях, в том числе:

- нормативном, где содержание составляют правила поведения и иные властные установления, а форму - нормативно-правовые акты и иные источники, закрепляющие данное содержание;

- на уровне правоотношений, где содержанием являются субъективные права и обязанности участников правоотношений, а формой - документы, их устанавливающие;

- на уровне правосознания, где содержанием выступают правовые ценности, правовые идеи, правовые идеалы, установки, теоретические правовые конструкции и пр., а формой -правовая доктрина и профессиональная правовая культура [11].

Указывая на несомненную плодотворность такого подхода к определению соотношения содержания и формы права в контексте понимания его цели, раскрывающей сущность, позволим себе внести некоторое дополнение в приведенный перечень. Так, говоря об уровне правосознания (идеологическом уровне), следует указать на государственно-правовой идеал как элемент его содержания и на такую форму его существования, как официально принятая система взглядов на цель и задачи регулирования той или иной сферы общественных отношений.

Подтверждением может быть то, что в традиции российского права существует такой пласт идеолого-правового обеспечения, который связан с принятием официальных документов концептуального программного значения, играющих существенную роль в правообразовании. Речь идет о концепциях, доктринах, программах, планах и другом, которые принимаются на основе систематизации правовых ценностей и идей в той или иной сфере правового регулирования.

Так, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента РФ № 537 от 12 мая 2009 года, рассматривается в документе как «. официально признанная система стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики, определяющих состояние национальной безопасности и уровень устойчивого развития государства на долгосрочную перспективу». Очевидно, что развитие личности, общества и государства, их жизненно важные интересы, рассматриваемые в качестве основополагающих ценностей государственной политики, легли в основу государственной правовой идеологии в данной сфере в качестве идеи минимизации рисков для них, создания эффективных правовых механизмов защиты данных интересов. В соответствии с этим указом фор-

мулируется цель, состоящая в «.консолидации усилий федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, организаций и граждан Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности» [13].

Каждая сфера правового регулирования является юридическим закреплением государственно-правового идеала в соответствующих нормативно-правовых актах, который первоначально находит официальное закрепление в документах подобного рода. Так, ФЗ «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 года № 273-Ф3 устанавливает следующие принципы противодействия коррупции в Российской Федерации:

«1) признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина;

2) законность;

3) публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

4) неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений;

5) комплексное использование политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер;

6) приоритетное применение мер по предупреждению коррупции;

7) сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами» [14].

Данные принципы первоначально были сформулированы в другом документе - Национальном плане противодействия коррупции, утвержденным Президентом РФ 31 июля 2008 года [15].

Государственно-правовой идеал, находящий официальное закрепление в документах разного уровня, является итогом доктринального синтеза ценностей и интересов государственной политики, в ходе которого они обобщаются и находят правовую концептуализацию в формулировании юридической (правовой) цели, реализация которой предполагает и соответствующие юридические средства.

Таким образом, следует констатировать, что государственно-правовой идеал занимает важное место в структуре государственной правовой политики, выступая в качестве элемента, соединяющего ценностно-правовой и позитивно-правовой аспекты правовой действительности, оказывая формирующее влияние на правовой порядок и содержание законности.

В заключение следует отметить, что правовая политика обладает целым рядом закономерностей формирования и функционирования

благодаря той интегральной природе, на которую обращали внимание классики российской правовой мысли. Их изучение имеет большое значение как для самого права, так и для управления общественными процессами в контексте раскрытия цели права и государственно-правового идеала, отражающих его сущность, компоненты содержания и формы.

Литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Графский В. Г. Интегральная (синтезированная) юриспруденция: актуальный и все еще незавершенный проект. URL // http://rus-lib.ru/ book/32/tgp/2/049-064.htm

2. Поляков А. В. Возможна ли интегральная теория права? URL // http://bibliofond.ru/view. aspx?id=97806

3. Поляков А. В. Онтологическая концепция права: опыт осмысления // Право и политика. 2000. № 6.

4. Петербургская школа философии права и задачи современного правоведения // Правоведение. 2000. № 2.

5. Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права: учебник. М., 2004.

6. Малько А. В., Петров М. П. Правовая политика как направление научных исследований, область юридической практики и учебная дисциплина// Государство и право. 2012. № 10.

7. Теория государства и права / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2001.

8. Лившиц Р. З. Теория права: учебник. М., 2004.

9. Величко А. М. Государственно-правовые идеалы России и Запада: соотношение правовых культур: дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2000.

10. Рожкова А. К. Правовая реальность и правовой идеал: точки соприкосновения // Известия ИГЭА. 2010. № 6 (74).

11. Давыдов М. Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии. Волгоград, 2009.

12. Лейст О. Э. Сущность права. М., 2002.

13. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента РФ № 537 от 12 мая 2009 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 2. Ст. 170.

14. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 года № 273-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 2008. № 52. Ст. 6228.

15. Национальный план противодействия коррупции, утвержденный Президентом России 31 июля 2008 года // Российская газета. 2008. 5 августа.