Научная статья на тему 'Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) IX: А-анлаутные географические названия'

Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) IX: А-анлаутные географические названия Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
306
41
Поделиться

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Корнилов Геннадий Емельянович,

Текст научной работы на тему «Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) IX: А-анлаутные географические названия»

Г.Е. КОРНИЛОВ

ТОПОНИМИЯ РЕСПУБЛИК ПОВОЛЖЬЯ (БАШКОРТОСТАН, КОМИ, МАРИЙ ЭЛ, МОРДОВИЯ, ТАТАРСТАН, УДМУРТИЯ, ЧУВАШИЯ) - IX: А-АНЛАУТНЫЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАЗВАНИЯ*

0.0.2.0.2. АИР, башкир. АЙЫР, согласно БТСл., 1980, с.20, название левого притока Юрюзани в Салаватск. р-не Башкирии, образовано от географического номенклатурного термина айыр «отрог горы; развилина, рукав реки». С добавлением в позиции определяемого компонента Гол /гул/кол/кул «долина» на базе аир/айыр также образованы: Аиргул/АйырГол - название левого притока р. Куюргазы в Кумертауск. р-не, Аиркул/Айыркул - название правого притока р. Карамалы и левого притока р. Уршак в Давлекановск. р-не Башкирии. В данном словаре подряд даны четыре статьи с первым членом Айыр-/Аир- и две - с первым членом Айыры-, в последнем случае русскими соответствиями указаны один раз Айры (название левого притока р. Сабаклы в Ку-гарчинск. р-не) и другой раз Айыры- (название озера Айырыкуль на земле д. Байракатуба в Туймазинск. р-не). Кроме того, выясняется третий вариант -Айырын- в составе лимнонима Айырынтоба, то же, что и Айыртоба/Аиртоба (озеро на земле д. Култай-Каран в Миякинск. р-не Башкирии), Азат Камалов, 1994, с. 222 упоминает Айырытоба без идентификации. Грамматический статус колебаний выше приведенных аллоформ Айыр, Айыры, Айырын оставлен без комментариев. Любопытен и некоторый разнобой в толковании этого термина в соседних статьях: 1) от айыр «отрог горы; развилина, рукав реки»; 2) от айыр «развилина; развилистая»; 3) от айыр «развилина; развилистый»; 4) от айыры «развилина, рукав реки»; 5) от айыры «развилина, рукав реки; развилистое».

Не возражая против указанных объяснений в целом, укажем на некоторые моменты недостаточной корректности. В нормативных словарях башкирского и татарского языка «отрог горы» переводится лишь (тау)тармаг(ы) (в турецком коГ); «развилина» - сат/чат, дополнительно тат. аерма, башкир. айырса; «развилистый» по-татарски тармаклы, япьле, по-башкирски саталы, асалы; «рукав (реки)» - по-татарски тармак, елга култыгы, по-башкирски йылГа тармаГы. Форма ай(ы)р-/ай(и)р-/аер- во всех тюркских языках (в чуваш. соответственно ойар-/уйар-) по происхождению является фактически глагольным корнем / основой, точнее - формой императива (2 л., ед.ч.), на базе которой образованы соответствующие имена существительные: тат. аерма «разница, различие», «развилина», «развилина реки»», «развилка дорог»; башк. айырма «разница, различие», турец. айрич «развилка, развилина (дорог)», айрилик «раз-, вы-, от- деление», айирим «разветвление, различие»,

* Работа выполнена при финансовом содействии Министерства образования и науки РФ (грант ГО 2-1.6-123).

айирма «раз-, от- деление»; узбек. айри «развилина, развилка», «развилистый, раздвоенный», киргиз. айры «раздвоенный; развилина; вилы», айрык «раз-дел(ение)»; расщелина», «горная ложбина», «место слияния двух горных рек», айырыш «раздваивание, разделение, различение», туркмен. айырма «от-, разделение» и т.д.

Э.В. Севортян, 1974, с. 114-115, так же инвентаризовал тюркские формы: айыр-, айир-, азыр-, адыр-, аар-, атир-, уйар- (не указал ойар), удур- в качестве глагольных: «отделять, разделять, разъединять..., раздваивать..., делить на части и т.д.», но правильно полагал, что по происхождению все они глагольные имена на -ыр/-ир/-ар и т.д. на базе ай-, ад-, аз- и т.д. Он же перечислил именные значения: «вилы, вилка; развилина, развилка», «извилина», «ветка; ответвление», «отрасль»; «рукав, приток реки», «водораздел» и т.д. М. Рясянен, 1969, 6б, дополнил тюркские параллели одним монгольским примером, восходящим (по его мнению) к архетипу *райу «отличать от других предметов», и одним маньчжурским примером, возводимым к *ра& «стена, перегордка, переборка». При этом для тюркских он реконструирует архе-тип*adyr из *Наёуг (с интердентальным -д-). В корпусе его статьи странным образом отсутствуют чув. ойар-/уйар-, но в качестве гомогенной основы приведено урах (без вирьяльского орах) «другой, иной». Если М. Рясянен прав, то чув. урах/орах должно рассматриваться как результат выпадения -йа- и последующего стяжения в составе архетипа *ойарах/*уйарах (Ср. М.Р. Федотов, 1996. Т.11, с. 270-271, 285-286)?

О.Т. Молчанова, 1979, с. 18, исследуя топонимию Горного Алтая, пришла к выводу, что «айры широко представлено в топонимии области в данной форме, а также в форме айрык и с уменьшительным аффиксом айрычак», правда, опуская вопрос об употребительности и характере употребления ай-ры(к), айрычак не в составе собственных имен. Исключительно сжато пересказав семантическое содержание выше нами упомянутой статьи из «Этимологического словаря тюркских языков» Э.В. Севортяна, О.Т. Молчанова добавила «несколько более полных и специфично-географических значений для айры: кирг. айрык - горная ложбина, место слияния двух горных рек; чул.-тюрк. айры

- река; айрыдзак - речка; шор. азырык - рукав реки. На территории Павлодарской области айрык - небольшая разветвляющаяся речка и речной рукав (В.Н. Попова, 1966, с. 7.). В Горном Алтае айры может употребляться самостоятельно как наименование реки, лога, горы. В составе названий логов, гор, ущелий айры сохраняет свое основное значение любого разветвления вообще, иногда развилки (г. Ас-Айры, г. Кайа-Айры и др.). Как гидронимический апел-лятив айры приобретает в топонимах значения рукава реки, водораздела, маленького ручья и просто реки (р., рчк. Ак-Айры, руч. Мйлу-Айры, кл. Золду-Айры, руч. Кызыл-Айры)».

В этом уникальном не только в рамках алтайского, но и в границах тюркского языкознания труде оказались инвентаризованными: название лога Адыр-ган/Адарган (алт. айрыган - прич. наст. вр. действ. залога), название покоса АдырЗурген/Адыр-Торгун (с. 117), Адыр-Коол/Атыргол/Атургол, Адыр-Кол, Адырлар/Атыллар (с. 117); Адырлар-Боом (с. 118), Адырлу/Адрала, Адыр-Ой,

Адыр-Туу/Адырда (с. 118); Айрууш/Айраш/Айряш; Айры/Аир, Айры-

Агач/Айрагач (с. 119); Айрык/Айрых, Айры-Кобы, Айры-Ойык/Айроюк, Айры-Таг/Аертог, Айры-Таш/Аирдаш/Аирташ/Айраташ/Айры-Даш/Аирздаш, Айрычак, Айры-Чакы (с. 120); Ак-Айры/Агайра/Агайры/Агайря/Айгары/Акайры, Ак-Айры-Бажы (с.122); Ак-Туу-Айры/Ахты Айры (с. 127, упоминается у Азата Ка-малова, 1994, с. 54); Алты-Айры, Алтыгы-Айры (с.131); Алтын-Айры (с.133); Ас-Айры/Азайры (с. 141); Мйлу-Айры/Тяйлу Айры (с.174); Мрлу-Айры/Ярлу-Айры/Ярлы-айры (с. 178); Золду-Айры/Иолдо Айры (с.183); Зшту-

Айры/Чештыайру (с.188); Кайа-Айры (с.193); Калынг-Айры (с. 201); Канду-Айры (с. 203); Кара-Адыр/Карадыр, Кара-Айры, Кичу-Кара-Айры, Кара-Айры-Буре/Караайры-Бара, Кара-Айры-Кол (с.204); Колын-Айры (с. 222); Комду-Айры/Комуду-айры (с. 223); Корумду-Айры/Курунды Айры/Хорумду-Айры (с. 226); Колду-Айры/Кольдо-айры/Колдуары/Кульдю-Айру/Культайры (с.233); Кооне-Айры/Кони-айры (с. 235); Куганду-Айры (с. 236); Куру-Айры/Куры-Айра, Куру-Айрыктынг-Бели, Куруг-Айры/Куру-айры/Куругайра (с. 245); Куу-

Айры/Коа-айры (с. 247); Кызыл-Айры (с. 252); Мошту-Айры/Мошту-айры/Мюшту-аиры (с. 265); Осту-Айры (с. 275); Састу-Айры (с. 287); Сорулу-Айры/Сурлу-Айры/Сурайры (с. 291); Состу-Айры/Сесту-айры (с. 292); Сур-Айры (с. 294); Талду-Айры (с. 299); Темичи-Айры/Темичи (с. 307); Турлу-Айры (с. 318); Уч-Айры/Белуха (с. 331); Четту-Айры (с.339); Чибилу-Айры/Чебалу-Айры/Чабалу-айры/Чиболайро (с. 340); Чичке-Айры (с. 342).

Без суффиксации, в изолированном употреблении и в составе словосочетаний (предложений) айыр в именных значениях «развилка, развилина у вил и т.п.» известно в кузнецком говоре (Пензенск. обл.) татарского языка (ДСТЯ, 1969, с.29). Соответствующее толкование авторов БТСл., 1980, с. 20, айыр «отрог; развилина, рукав (реки)» базируется, таким образом, на прежнем архаическом (современном диалектном) употреблении конверсива, сохраненного почти исключительно в составе собственных имен в границах башкирско-татарских диалектов. Любопытно, что авторы и производную основу айрык, самостоятельно употребленную в качестве названия луга на земле д. Староянзигитово Калтасин. р-на Айрык, переводят абсолютно одинаково «рукав реки, отрог горы, развилина» (с. 20), но Айры Карагайин (правый приток р. Сазалы в Зианчур. р-не) возводится к словосочетанию башк. ай(ы)ры «развилина; развилистая» и карагай «сосна», далее Айрылма (правый приток р. Тасы в Кугарчин. р-не) к башк. айырылма «проток, ответвление, рукав реки». На с. 27а постулируется переход айыр в ауыр/аур, положенный якобы в определяющую часть потамонима Аургазы/АуырЕазы (правый приток р. Уршак в Кармаскалин. и Аургазин. р-нах), при этом вторая часть -газы/-Еазы без всяких обоснований возводится к др.-тюрк. угуз «река» (источник не назван, на с. 93 постулируются древнебашкирские ¥а^ак, ¥а$ы «речка». На с. 67а, б приведены два гидронима на базе -айыр/-аир: Юзаир «Сто рукавов» (родник на земле д. Саиткулово Абзелилов. р-на) и Юрукаир «Быстрый приток» (правый приток р. Сакмары в Баймак. р-не), но при толковании айыр разнообразие в порядке слов: 1. «рукав, приток реки», 2. «приток, рукав реки», кроме того обнаружена вариация айыр>Эйер; ср. на с. 79: Кукса-

ир/Куксайыр - правый приток р. Бол.Сюрень в Зилаир. р-не, от куксЭ «синий» (точнее «синенький». - Г.К.) и айыр «рукав, приток реки» (аналогичный «цветной» потамоним Аксаир/Аксайыр «Беленький приток» - левый приток р. Бердяш, в свою очередь левый приток р. Бол.Сюрень в том же районе, в БТСл. отсутствует). На с. 87а айыр(ы) переведено «рукав реки; речка» и на его базе указаны: Карагайлыай(ы)ры - правый приток р. Ускалык в Зианчу-ринск. р-не от карагайлы «с соснами»; Карагаслайыр - левый приток р. Ергаиш в Зианчуринск. р-не от карагаслы «с лиственницами». В Зианчу-ринском же районе Корайыры/Курайыры «Сухая/Пересыхающая речка» называются сразу три гидрообъекта: правый приток р. Бол. Ускалик, правый приток р. Уртайыры и левый приток р. Акбирде (с. 92а-93б); Урта-Айыры/Урта-Айры

- хутор в Ишимбаев. р-не, «от гидронима Уртайры (урта «средняя», айыры «рукав, приток реки; речка»). Урта-Айырыкырты - хутор в том же р-не (с.155а). Предположение о сокращении айыры>ай «рукав, приток реки; речка» высказано при рассмотрении Корай - названия правого притока р. Бол.Нугуш в Мелеузов. р-не и названии притока р. Удряк в Благовар. р-не (ср. выше Корайыры/Курайыры от коро «сухая, высыхающая») (с. 92б).

Далее в БТСл., 1980 представлены: Сыбылайыр - речка в Бурзян. р-не, от диал. сыбы «долина с редким кустарником» (с.133а); ЫЕайыр - речка в Бело-катай. р-не, от Ыйык/Ик айыр «приток / ответвление реки Ик» (с. 174а); ЮлыЕайыр/Юлугаир - левый приток р. Сакмары в Баймак. р-не, «от антропонима Юлык и айыр «рукав, приток реки» (с.180б); Яланайры/Яланайыр -правый приток р. Нугуш в Бурзян. р-не, левый приток р. Шерда в Баймак. рне, «от ялан «степной» и айры...», Яланайыр/Яланаир - приток р. Казанбулак в Зианчурин. р-не (с. 182б); Йорайыр/Юзаир - родник на земле д. Саиткулово в Абзелилов. р-не, «от йор «сто», здесь в значении «много». (с. 67а); ЙорогЭйер/Юрукаир - приток р. Сакмары в Баймак. р-не, «от йорок «быстрый» и Эйер<айыр «приток, рукав реки» (с. 67б); Йылайыр/Зилаир - райцентр, правый приток р. Сакмары в Баймак., Зилаир., Хайбуллин. р-нах, его собственные притоки Ялан Йылайыры/Ялан Зилаир/Степной Зилаир в Баймак., Зилаир. р-нах, Урман Йылайыры/Урман Зилаир/Лесной Зилаир в Хайбуллин. р-не, «от йыла (ср.: алт., казах. сала «приток, рукав реки») и айыр «приток, рукав реки; река» (объяснение йыла/зила несколько сомнительно. -Г.К.) (с. 67б); Этер/Атер - приток р. Тюй в Караидель. р-не, «возможно от атыр (совр. башк. айыр) «приток, рукав реки», отсюда комоним Этер-баш/Атерьбаш «Исток / Верховье (речки) Этер/Атер» (с.178б); Кар-лайыр/Казлаир - приток р. Чебеньки в Кумертаусск. р-не, «возможно от кырыл «красный» и айыр «рукав, приток реки» (фонетически более убедительно *Карлы айыр «Гусиный приток». - Г.К.), отсюда комоним Карлайыр-Ялсыкай/Казлаир-Ялчикаево, «от гидронима Карлайыр и антропонима Ялсы-кай» (с. 83а); Айыркул/Асылыкул/Асылыкуль «Развилистое озеро» (с.26а), у Азата Камалова, 1994, с.222: Айырыкул (2 ед.) без идентификации; БТСл., 1980, с. 20б: Айырыкул/Айырыкуль - озеро в Туймазин. р-не на земле д. Байракатуба, «от айыры «развилина, рукав реки; развилистое», кул «озе-

ро»... другое назв. Асалыкул...»; Ерегайры/Ерекайры - правый приток р. Балыккиткян в Зилаир. р-не, «от ерек «ольха, ольховая», айыры «рукав реки», «речка» (с.50б) (русский вариант башкирского фитонима колеблется в соответствующих топонимах ерек/зирик, но не зерек. - Г.К.); Комошайыры/ Кумушайыры - левый приток р. Сакмартиле в Зилаир. р-не, «от комош «серебро, серебристый», айыры «рукав реки; приток» (с. 76а); Кэримэ айыры-Иы/Карима - правый приток р. Нугуш в Мелеузов. р-не, «от антропонима Кэримэ, айыры «рукав, приток реки» с афф. -Иы» (с. 82а); Калыуайры/Калу-Айры/ТашбукЭн - приток р. Шешеняк и одноименная деревня в Ишимбаев. рне, «от ... калыу «оставшаяся, крайняя», айыры «приток, рукав реки; речка»; Камышлыайыры/Камышлыайры - приток р. Калуайры в Ишимбаев. р-не, «от камышлы «камышовая» и айыры «приток, рукав реки; речка» (с. 85а, б); Осай-рыкул/Усайрыкуль - озеро на земле с. Казангулово в Давлекан. р-не, ос «три», айры «развилина, рукав», кул «озеро» (с.117б); Экембэт айырыИы - гора в Абзелилов. р-не, «от антропонима Экембэт/Акимбет» и притяжат. формы айыры (с. 177а), у Азата Камалова, 1994, с. 222: Экембай айырыИы без идентификации.

Таким образом, если в «Топонимическом словаре Горного Алтая» О.Т. Молчановой зарегистрировано целых 62 топонима, содержащих в своем составе адыр-/айыр- (в том числе их производные), то в «Словаре топонимов Башкирской АССР» Т.М. Гарипова, А.А. Камалова и З.Г. Ураксина (Уфа, 1980) их всего менее 40.

По территории Башкортостана имеется еще обобщающий труд Азата Камалова («Башкирская топонимия». Уфа, 1994), вышедший на 14 лет позже «Словаря топонимов...» и регистрирующий как известные так и не известны из «Словаря.» топонимы с адыр-/айыр- (и их производными: айра, айры, айрык, айыр, айырса, айыры, айырын, указанными в «Списке апеллятивов» на с. 296 (айыры еще на с. 81, 82, 85, 113, 115, 220-224), этот «Список.» даже частично не компенсирует отсутствие в книге «Указателя географических названий», при этом в тексте книги имеются на с.220 почему-то не попавшие в этот список: айыра, айырык, айырылма, но не упоминаются имеющиеся в списке: айырса, айырын), как апеллятивы, употребляемые в качестве топонимов указаны: Айрык, Айрылма, Айыр, об айрык>Айрык также на с. 33. Согласно утверждению автора (с. 221) «... в топонимии зафиксировано 80 единиц названий, в составе которых имеется апеллятив айыр и его варианты. Форма айыр представлена в 35-и гидронимах и оронимах (здесь не учитываются вторичные образования, возникшие на базе гидронимов или оронимов). Далее перечисляются 22 топонима, содержащие в своем составе айыр, из них отсутствующие в БТСл., 1980: Добайыр, Кесайыр (с. 103: Кесайыр «Малое разветвление»), Манайыр, Курлайыр, Кэкерайыр, Олоайыр (с. 103: Олайыр «Большое разветвление»), Ташлыайыр, Иыбайыр - 8 названий. На следующей (222) странице приведены 34 топонима с айыры/айры, из них 20 - отсутствующих в БТСл., 1980: Айыры йылЕаИы, Айырыбаш, Айыры Торнак, Айыры-шишмЭ, Аккош айырыИы, АйырыкисЭу, Алатауайыры (так же на с. 53, 54,

236), БЭрузайырыИы, КосогайырыИы, КарайырыИы, КараЕай айырыИы, Кырылташ айырыИы, КырЕыр айырыИы, МэЕэфур айрыИы, Осайры, Таш-лайыры, ТубЭнгеайыры, Тура айырыИы, ФазыЕайыры, ЭптерЭшайырыИы. Из 4 названий с айрык у Азата Камалова, 1994, с. 222, три отсутствующие в БТСл., 1980: АЕайрык, Акмайрык, Тукмайрык. Содержащий в своем составе термин айрылма потамоним в БТСл., 1980, с. 20а, указан как название правого притока р. Тасы в Кугарчин. р-не, «от айырылма «проток, ответвление, рукав реки», у Азата Камалова, 1994, с.222: Айрылма йылЕаИы без идентификации, но имеющееся у него Олайырма в БТСл., 1980, отсутствует. Встречающиеся (исключительно?) в восточной зоне (башкирского языка) «топонимы. с арыр» упоминаются одновременно у Азата Камалова, 1994, и в БТСл., 1980, с. 19б: Арратау/Азартау - ороним на земле д. Муракаево в Абзелилов. рне, «от арра «плоскогорье, отрог горы, гора» и тау «гора», Арыртау/Адыртау

- ороним на земле д. Сулейманово Мечетлин. р-на, «от арыр «отрог горы, гора» и тау «гора». Ср.: Арыртау - горы в Абзелилов., Салаватск. р-нах; Арырсык -гора в Учалин. р-не, д. Малоказаккулово». Некорректным здесь представляется перевод обеих частей именем существительным, стоящие в позиции определений арра/азра/арыр/адыр следовало переводить русскими именами прилагательными (или в крайнем случае - причастиями), например, «отделенная, разделенная, выделяющаяся, разъединенная и т.п.».

Представляется имеющим существенное историко-лингвистическое и этно-историческое значение вывод Азата Камалова о том, «что топонимы с айыр и айыры, как правило, записаны в деревнях, где проживают представители племени кыпчак. Топонимическая и этнонимическая карты в данном случае почти совпали.», обоснования этого умозаключения на с.222-225, 239 выглядят весьма убедительно.

Перечисляя топонимы с ай(ы)р(ы), аир за пределами Башкортостана, Азат Камалов, 1994, с. 221, ограничивается списком: Аир-тау (казахское название Монастырских сопок, что около г. Усть-Камегорска); Аир-тау - невысокая горная группа в Кокчетавской области; Айрик-гора - откуда берет свое начало река Эмба, Айрык - рукав Иртыша и Айрык, Шортанколъайрык Ка-расу - родники в Баянкульском районе Павлодарской области; Айрык - вершина в горах Мугоджары, Южного Алтая, а также Заилийского Алатау; Айры-бель - перевал в Киргизии, Ачаир - ручей в Тобольской области; Балаир - речка, левый приток Пышмы в Пермской области; Джаир - перевал и хребет системы Барлыка, Джаман айруклы - горный кряж на северном берегу Каспийского моря; Ортайры - гора в Южном Казахстане, Салаир - кряж, рудник и село на Алтае. Как видим, «Топонимический словарь Горного Алтая»

О.Т. Молчановой остался неиспользованным.

Из БТСл., 1980, остались неупомянутыми Азатом Камаловым, 1994: Ар-рашкан/ Азрашкан - правый приток р. Бирмяс в Зилаир. р-не (с.19б), здесь также без интерпретации; Аургазы/АуырЕазы (с.27а), Юзаир (с. 67а), Юрука-ир (с.67б), Карагаслайыр (с. 87а), Урман Йылайыры/Урман Зилаир, Ялан Йы-лайыры/ Ялан Зилаир (с. 67б), Этер/Атер (с. 178б), Карлайыр-Ялсы-

кай/Казлаир-Ялчикаево (с.83а), то есть всего 9 имен, объяснения некоторых из них (Аургазы, Атер, Карлайыр) могут считаться спорными. В случае составления специального указателя к книге Азата Камалова, следовало бы также указать: арра, айры, айрык, айыр, айыры, айырын (с. 113), с примерами: АррайылЕа «Разветвленная речка», Арракул «Развилистое озеро», Ар-ратау «Разветвленная гора», АйрыкараЕай «Развилистая сосна», Айрыкболон «Развилистый луг», АйрыЕол «Развилистый дол», Айыртоба «Развилистый омут», Айрыкисеу «Развилистая переправа», Айырын тоба «Развилистый омут» (с. 113-114).

Чрезвычайно ценными следует считать рассуждения Азата Камалова об «усечении как способе образования топонимов», в данном случае его мнение о том, что «функционирующая в настоящее время форма гидронима Кыуай (в БТСл., 1980 отсутствует, Азатом Камаловым нигде не паспортизируется. -Г.К.) на самом деле получилась в результате выпадения конечных -ыр. Исходной формой гидронима была форма Кыуайыр «Сухой рукав» (с. 68, 237). Последняя форма указана в качестве одного из трех вариантов названия башкирского селения МерЭд/Кыуайыр/Тангатар Новосергиевск. р-на Оренбургской области, населенного племенами юрматы и кыпсак (роды мишЭр и юрматы, насчитывающие 9 родовых подразделений). Осталось неизвестным, можно ли с *Кыуай(ыр) сопоставлять Кыуар(ы) в составе названия башкирского селения ЮЕары КыуарМензелинск. р-на Республики Татарстан (с. 280).

Убедительное мнение Азата Камалова о том, «что топонимы с айыр и айыры, как правило, записаны в деревнях, где проживают представители племени кыпчак» (см. выше), косвенно доказывает топонимия болгарочувашского происхождения, не знающая ни единого случая образования географических названий на базе гомогенных оййр-/уййр- «делить, разделить, разделять; выделить / выделять; поделить; наделить; отделить, отделять и т.д.» (в самых разнообразных прямых и переносных употреблениях), поскольку данный транзитив не допускает в р-/л- языках конверсии (употребления в качестве причастия, прилагательного или существительного без дополнительной суффиксации). Вместе с тем наличие именного употребления ай(ы)р(ы) и его производных лишь в поздней, главным образом в микротопонимии татарского происхождения, прямое свидетельство собственно кыпчак-ского(а вовсе не болгаро-тюркского) происхождения языка современных казанских татар, например, Ф.Г. Гарипова, 1998, с. 82, формы айыры, айырча «приток реки, рукав реки, речка» оценивает «в качестве основных географических апеллятивов», указывая: Айыры йылга - пр. р. Уратьма (Заин.), Айыр-чалы йылга - пр. р. Дымка (Бавл.), пр. р. Миченька (Саб.), Айырча сыза - пр. р. Табарка (Апас.), Айыры тоба аланы (Бавл.), Айыры кул кыры (Саб.), МохЭммЭтайырчасы - пр. р. Иганя (Сарм.); в Ульяновской области: Айырча куле - бас. р. Терешка (Кулат.), Айырча тубэ кыры - поле (д. Ст.Кулатка, Кулат.) (фактически названия малочисленные и нет ни одного названия более или менее крупного объекта, что означает дотатарское формирование основ топонимической системы Татарстана. - Г.К.); в Самарской области: Айырча

йылгасы - бас. р. Сок (с. Тат. Байтуган, Камыш.), Айырча инешаланы - поляна (с. Чув.Байтуган, Камыш.). ТТАС, 1, 23: татар. айыры «разделенная часть, врозь, порознь»; «с развилиной, имеющий развилину; развилистый», айырча «разделенная часть, развилка, развилина»; В.В. Радалов, 1893, Т.1. Ч.1, 26: агрык «маленький ручеек», агры «маленькая речка». Татарское диал-ктное Эйре<айры имеет соответствия в башкирской топонимии, ср. в БТСл., 1980, с.67б: ЙорогЭйер/Юрукаир - пр. р. Сакмары в Баймак. р-не, «от йорок «быстрый» и Эйер<айыр «приток, рукав реки».

Напомнив ситуацию в Башкортостане, подробнее рассмотренную нами выше, Ф.Г. Гарипова, 1998, с.83-84, перечисляет: чулым. татар. айры «река» (А.П. Дульзон, 1952, с.134), сибир. татар. айыр «речной рукав» (Д.Г. Тумашева, 1961, с. 99), наличные у О.Т. Молчановой, 1979, но указывая источником А.М. Малолетко (Палеотопонимика. - Томск, 1992, с.49) некоторые горноалтайские топонимы, в их числе: <Алгаир (правый приток Катуни выше устья Иши, очевидно, совр. р. Ая...), отсутствующий у О.Т. Молчановой. В низовьях реки Тобол исключительно по А.М. Малолетко: Уцкармаир, Янтаир (почему не Ян-таир, ср. в Марий Эл озеро Таир? - Г.К), Еланаир, Албагаир; в Шории: То-гурайры, Кошайры; в Хакассии: Алтынадыр «Золотой ручей», р. Адыр в При-телецком р-не (приток р. Пыжи)». Г.К. Конкашпаев, 1951, с.6: казах. айрык «узкий прорыв, расщелина, образованная горной рекой между двумя возвышенностями», «место у подножия горного выступа двух речек, прорывающихся через горы», «водораздел», ср. Тесайрык, Терсайрык. В.Н. Попова, 1966, с.7: «в. Павлодарск. области айрык «небольшая разветвляющаяся речка и речной рукав». Э.М. Мурзаев, 1984, с. 42: . город Орел стоит на р. Орел, ныне Орлик. В Ипатьевской летописи она поименована Ерель, «его же Русь зовет Угол» по месту впадения реки в Оку. Это позволило Г. П. Смолицкой этимологизировать данный топоним и связать Ерель с айыр, айры. Ф.Г. Гарипова не возражает против данного объяснения, но с нашей точки зрения оно нуждается в более убедительных доказательствах. А.М. Малолетко, 1992, с. 50: монгол. Наган-Сала = тюрк. Аг-атыр - параллельные названия одного и того же притока Мал.Енисея в его верховьях, монгол. саган, тюрк. аг/ак «белый, -ая, -ое», монгол. сала, тюрк. диал. атыр «приток», ср. тув. адыр «приток реки», турк. адыр «развилина», «отдельный рукав, от основного русла», в других тюркских азыр, айир, айыр и др. (Ф.Г. Гарипова, 1998, с.106). Осталось необъясненным соответствие саган ~ наган в рамках монгольских наречий. Ф.Г. Гарипова, 1998, с.148: Камышлы айыры - пр. р. Кылуайры (Ишимбай.), . (без ссылки на БТСл., 1980 и Азата Камалова, 1994). Ф.Г. Гарипова, 1998, с.155: Оч айры кул - озеро (с. Казангулово, Давлек.) (без ссылки на БТСл., 1980 и Азата Камалова, 1994). Ф.Г. Гарипова, 1998, с.188: Айрылма - пр. р. Б.Сульча (Аксуб.); ср. в гидронимии Башкортостана Айрылма - прав. пр. р. Таса (Словарь, 1980, 20). Ф.Г. Гарипова, 1998, с.198. В Башкортостане: Кэримэ айрысы - прав. пр. р. Нугуш (Мелеуз.), без ссылок. Ф.Г. Гарипова, 1998, с.239: «Болгаро-хазарское название Итиль (Адиль, Эдиль) сохраняется в гидронимах Балкарии - Адил-су и Адыр-су (И.М. Мизиев, 1986, с.107). Кри-

тику этого мнения см. 0.0.І.4.6. Адылъял (Вестник Чув. ун-та. 2004. №i. С. ІЗ7-І40). Ф.Г. Гарипова, i99S, с.246: Ыкайыр - речка в Белокатайском районе (без ссылок).

Поскольку Казанское ханство в свое время имело в качестве вассального Сибирское ханство, напрашиваются соответствующие параллели и соответствия из «Ономастикона сибирских татар» Х.Ч. Алишиной (Тюмень, І999); разбросанные по разным местам первоисточника, эти факты мы ниже приведем и прокомментируем в алфавитном порядке.

1. Адыран басуы (с.50), иллюстрирует употребление «детерминанта» басу «пашня», переведено «поле Адыран» (Яр.), без интерпретации -ан: Адыр~. На ^^5 указано нарицательное употребление адырылтым «(я) отделился» в седьмом памятнике с Чакуля из Словаря В.В. Радлова (СПб., iS93).

2. Айыр «разветвление, развилка». 9іірє - река - Нвсбр., Куйб., д. Шагир. Т.: 36) (с.49). Второй вариант в книге представлен единичными примерами. Так, на с.І22 9іірє «речка» усматривается в определяемой части потамонима Ачир, для которого допускается вариант Ачаир и который положен в основу комонима Ачирскш (Ачаирскш, Вачир, Вэчир, В^єр) юрты в Тобольск. рне. По мнению Х.Ч. Алишиной «сам оним можно расчленить. ач(а)//эч(э) + эйeр/айыр .». На с.І45 среди вариантов неофициальных наименований Красноярских юрт указаны YгeмЭйeр, Шр^і^єр. В ряду других вариантов с заднерядными гласными типа Угымайыр не выглядит убедительной интерпретация: «YгeмЭйeр: Yгe - др.-тюрк. добрый + сиб.-тат. м^єр<пєрс. м^єр-бан «сострадательный, любезный, ласковый» (М.: І: 264)». В пятый и последний раз переднерядный вариант термина айыр упоминается на с.І59, где татарское название Осиновских юрт в Ялуторовск. р-не Помоир возводится к *Бумайыр, а последнее поясняется: «Бум(а) ~ бом(а) ~ пум(а) ~ пом(а): основа глагола буу «перегораживать, делать запруду», суффикс -ма (ср. Ярма, 6\лмє). Айыр (9іірє) - речка».

На с.2І2-2ІЗ самый обширный во всей книге пассаж, посвященный айыр «речка», каковой апеллятив, согласно Х.Ч. Алишиной, «относится к архаическим тюркизмам, употребляемым в микротопонимии и топонимии: Айыр баш к\л (Вг.), Ибук айыр баш (Вг.), КдзЭк айыр баш (Вг.), Карайыр (Тм.), Кыты-найыр йырык (Яр.), Цайыр айыр йылга (ср. Чаирлар - топоним в Крыму. чайыр - ктат. - сенокосная поляна в лесу) (В.А. Бушаков, i9S9. №2) (Вг.), Паранайыр йылга (баран - монг. - черный; p 'aran/paran, parang [Малов, S7] маньчж. - управление, резиденция, ставка (Э.Р. Тенишев, І976. d9S) (Тб.). На юге (Тюменской) области.: Йыгайыр (д. Юлташи, д. Вєрхняя Супра, Вг.), Йышайыр (д. Ишаир, Вг.), Бумайыр (д. Осиново, Ял), Салайыр (д. Салаирка, Тм.), Yгeмайыр (д. Краснояр, Вг.), Ынггайыр (д. Ингаир, Тб.), ТирЭнгайыр (д. Краснояр, Вг.), Тахтайыр (д. Тахтаир, Тб.), Кашаир (рч. Кашаир, Уп.), Нигайыр (д. Юлташи, Вг.), Вачайыр (д. Ачиры, Тб.), Ба-лайыр (рч. Балаир, Туг., Св.), Чамбаир (рч., Яр., лев. / пр. р. Тавда)». Далее предполагается, что тюркский термин айыр в русском употреблении трансформировался в ир (обоснование не дается) и приводятся «археонимы»: Ир

(три поселения на правом берегу р. Ишим, в 3 км от бывшего с. Ир, известно местным жителям под названием Остров), Ирский. грунтовый могильник на правом берегу Ишима...; Балаирский (Иш., правый берег р. Ишим, курганный могильник.) (АНТО. С.ІЗ5. В книге отсутствует список сокращений с их расшифровкой. - Г.К.). Татарский «корень айыр., как во многих тюркских языках, означает.: разница, различие, отличие, отделяться, обособляться, расставаться, разводиться, отдельный, раздельный (Ф.А. Ганцев и др., М.: Русский язык, І992. С.І9). Далее совершенно неожиданно в число гомогенных с тюрк. айыр аллоформ приводится фитоним «аир, ир - болотное растение Acoru (calamus. Заим. через тур. agir» (М. Фасмер. Т.І. С. 64). Но на самом деле у М. Фасмера латинское название «Acorus calamus», и он считает, что рус. аир, Ир заимствовано через тур. agir из греч. ’dKopog - то же. То есть по Фасмеру русское слово в конечном счете не тюркского, а греческого происхождения! В любом случае родственные тюркские айир, айыр, Эієр, азыр, оййр/уййр (чув.), аар, более древние адыр, атир, удур, *одыр (см.

Э.В. Севортян, І974, с.ІІ4-ІІ5), восходят к архетипу *phadyr, где -d->-S-/-r->-J-, в то же время айир «болотное растение» восходит к тюркской форме *agir, где -g->-J->-0-. Следовательно, географический термин айыр и фитоним аир, ир гетерогенны. Корень ай-/ар-/ад- повторяется в адакъ, аракъ, айак, ора/ура «нога», * «раздвоение». Для доказательства родства адыр и агир необходимо обоснование перехода -д->-г- или -г->-д-, также - объяснить разницу анлаутов, привести семантические аналогии и т.д. Разумеется, и «максфасмеровское» сближение турецкой и греческой форм представляет собой всего лишь поверхностную этимологию, для вывода на уровень хотя бы ближней этимологии следует установить морфемно-семемный состав соответствующего производного слова в рамках греческих диалектов (желательно одновременно древне = средне = и новогреческих), а также привести романские, германские, славянские и индо-иранские родственные производящие корни или основы, не оставляя без внимания семантические аспекты и возможные аналогии и типологические сравнения.

Возвращаясь к с.2ІЗ книги Х.Ч. Алишиной, нельзя оставить без внимания последние утверждения автора. Одно из них не вызывает возражений, имеется ввиду утверждение того, что «значение многозначной лексемы айыр у сибирских татар исследовала Д.Г. Тумашева: а) «речной рукав» (Т.:20), б) «рога оленя» (Д.Г. Тумашева, І977. С.І5З). Место, где маленькая речка впадала в большую речку, играло важную роль в хозяйственной жизни сибирских татар. Сюда на водопой приходили лоси, на которых охотники устраивали западни. У каждого рода (племени, деревни), видимо, была своя речка. Топонимы с компонентом айыр широко распространены у многих тюрков Сибири, отмечены по всей территории Якутии вплоть до заполярного Ана-барского района (Б. Сулбэ, i9S5). «Таким образом, - делает вывод

Х.Ч. Алишина, - ГИ с компонентом айыр - индикатор, указывающий на несколько факторов: а) в ареале распространения проживало «монолитное» население, имеющее определенные единые элементы в материальной культуре; б) названия даны древними тюрками; в) речки с указанными названиями были

экологически безопасны; г) трансонимизация ГИ, переход гидронимов > комо-нимы > этнонимы, свидетельствует о тройной назывной функции: указывать на водоем, поселение и обозначать древнетюркскую этническую единицу».

Безупречным из этих выводов является только первый. Сомнения в корректности содержания второго пункта связаны с тем, что подлинная древняя тюркская форма должна звучать адыр (из архетипа *пхадыр), звукопереход -д->-й- (ср. адакъ>айакъ «нога») и получившаяся в результате форма айыр -свидетельство обособления в рамках общетюркской общности собственно кыпчакской группы диалектов; максимально возможным в пункте б) являлось бы утверждение «названия даны кыпчаками или поздними огузами». Третий пункт отпадает сам собой, поскольку потамонимы вовсе не восходят к фито-ниму (а)Ир, агир «болотное растение, очищающее водоемы», а географический номенклатурный термин адыр. айыр не содержит в себе значения «аир и его очищающие воду корневища». Что касается последнего пункта, то любой гидроним в любом языке может быть переосмыслен в качестве ойконима или стать генонимом и даже этнонимом (обычно - название жителей по месту обитания на берегах соответствующей реки или речки).

3. Айыр баш кул упоминается трижды, на с. 209 при рассмотрении «именных словосочетаний с существительными» в качестве иллюстрации модели апеллятив + апеллятив + апеллятив», на с. 212 (см. выше п. 2), на с.219, в разделе 5.3 Образование лимнонимов, под п. 5: «Термин баш в лим-нонимах может употребляться в прямом («голова») и переносном («начало») значениях: Айыр баш кул «Озеро, дающее начало речке» (Вг.).

4. Айыры кайын (с.51), среди детерминантов к разным «онимам» указаны: кайын «береза», кайынлык «березняк» и приведен пример Айыры кайын (Ял.), перевод «Отдельная (или Одинокая) береза» не приведен.

5. Ачаир/Ачир, Ачирские (Ачаирские, Вачир) ю(рты) - р. Ачир, Эскалбин. ин. вол. . Деревня Ачир (тат. Вэчир, Вэцэр) находится в Заболотье . (с.121-122). Согласно с.111 «Эскалбинская волость . объединяла 25 татарских юрт: Носкинские, Исеметские, Вачирские, . ». Вопреки автору, исходной тюркской формой, видимо, является *Ач(ы)айыр, где ач(ы) восходит к тюрк. ач(ы), ач(уу), ач(и), эс(е), йуд(ё) «кислый (в т.ч. о почве), горький; соленый и т.п.» (В.Г. Егоров, 1964, с.82; М. Рясянен, 1969, с.4а; М.Р. Федотов, 1996, т.1, с.206-207), тат. диал. ачы, ачылык «болото; болотистое, топкое место - обычно вдоль рек, после ухода разлившейся воды», «неплодородная солончаковая почва» (ДСТЯ, 1969, с.57). Протетическое в- форм типа Вачир, скорее всего, сопоставимо с протетическим же й- чувашских гомогенных соответствий йуд(ё), й од(ё) и объясняет губность гласных 1-го слога -у-/-о-, в конечном счете позволяет поставить вопрос об исконности или благоприобретенности согласного анлаута в-/й-, точнее, более древней является форма ач- или вач? Др.-тюрк. ачыг «кислый; горький» на базе глагола-интранзитива ачы- «киснуть, бродить» имеет множество переносных значений (ДТС, 1969, с.4-5). В связи со сказанным вряд ли Ачаирские (юрты) следует относить к числу от-этнонимных или микроэтнонимных комонимов (с.195). На с.212 топонимы приведены в форме Вачайыр (д. Ачиры, Тб.), на с.162 говорится о «семе» .

вачайыр как этнониме, а на с.122 указана также форма Вачиера, эти формы остались без дополнительных комментариев и ссылок, создается впечатление, что они чисто авторские.

7. Балайыр (рч. Балаир, Туг., Св.) (с. 212, см. выше п.2), на с. 162 предполагается, что «семы балайыр, вачайыр ., . в топонимии сибирских татар, являются названиями древнетюркских родоплеменных единиц». На с.228 под заглавием «Тюркизмы в составе археонимов» указан топоним *Балаирский (Аб., прав. берег Ишима), каковой в числе 244 названий юрт (с.114-189) не значится, хотя и включен автором в «группу ИС, получившую интерпретацию в разных разделах работы» (с.228). Нам топоним представляется совершенно прозрачным, восходящим к *бал (пал, пыл) «мед; медовый; медоносный» плюс айыр «приток, речка» (В.В. Радлов, 1893-1911, т.ІУ, с.1161, 14891490; В.Г. Егоров, 1964, с. 173; М. Рясянен, 1969, с. 59а; М.Р. Федотов, 1996, т.І, с. 463-464).

8. На с.159 под п.173: «Осиновские (Помоир) ю(рты) - оз. Яткил, Аваз-бакеев. вол., Ял. р. . Осиново - Тм., Ял.р., Аслан. с/с. Помоир<Бумайыр. Бум(а) ~ бом(а) ~ пум(а) ~ пом(а): основа глагола буу «перегораживать, делать запруду», суффикс -ма (ср. Ярма, булмэ). Айыр (Эйре) - речка». На с.195 среди «отэтнонимных и микроэтнонимных комонимов» значится топоним Бумаирские. На с. 212 в «группу онимов на -айыр» попал топоним Бу-майыр (д. Осиново, Ял.). На с.63 указаны катойконимы, в их числе название жителей Осиновских юрт - Пумайырлар («пумаирцы». - Г.К.). На с.162 сделано предположение, что пумайыр - одно из названий «древнетюркских родоплеменных единиц» (это сомнительно, поскольку айыр новая форма от адыр). Без обоснования осталось предполо^кение о переходе [ы] > [у]: Пумайыр - Пома[йу]р, поскольку в тексте книге нигде ни разу вариант *Помаюр как зарегистрированный в каком-либо источнике не приводится.

9. Джалаир (с.161-162) приведено как гомогенное соответствие комони-му Салаирские ю(рты) и потамониму Салаирка «Кашег. вол., Тюм. окр. . Село в 46 км от Тюмени. Впервые д. Салаирская как русская упоминается в документах первой четверти XVIII в. . В 1924 г. Салаирка входила в Липчин-ский район. Салаирка - название татарское, в переводе означает «прибрежное село», - пишет А.С. Иваненко». (1977, с.35).

Мы полагаем, что салаир = и джалаир = гетерогенные производные основы, имеющие общую определяемую часть =а(й)ир, =айыр «(от)дел(ение), (раз)дел(ение), ответвление», «приток, речка» и т.п. Первая часть сал-: ~аир восходит к тюркским параллелям чув. сала «русское селение», др.-тур. сала «город, крепость, поселение», каз., карТ. сала < рус. село (В.В. Радлов, 18931911, т. IV, с. 349-350). В.А. Бушаков (СТ 1985, №2, с.29): «Термином сала турки и татары в Крыму называли деревни христиан.» (См. В.Г. Егоров, 1964, с.176; М.Р. Федотов, 1996, т.П, с.7-8). Первая же часть джал-: ~аир (в качестве генонима встречается у ногайцев, татар, казахов, узбеков, туркмен) несомненно восходит к казах. (д)жал, жел(ка), балк. зал(ка), шор. чал, сой. чел, саг. чел(ин), чув. дил(хё), другие тюрк. йа(а)л «грива (коня)», «грива (перен.)», чаг. тар. йал(ка) «затылок; шея», якут. са(а)л «жир холки», «сало под гривой», «грива»,

монг. далу «лопатка (коня)», калмык. «холка коня», «грива», также монг. де(е)л, тунг. де(е)лин (см. М. Рясянен, 1969, с.181а). Понятие «ответвление» можно понимать не только как «приток реки», но и как «часть этноса», «племя», «род». Любопытны варианты джалаир, жалойир, жалаир: «Жалойир - Джалаир - название племени, входившего в состав узбекского народа» (Узб.-рус. сл., 1988, с. 147); «Предполагают, что небольшая группа жалаиров (казахов Болшой Орды) в XV-XVI веках очутилась в Сибири» (Н.А. Томилов, 1983, с.69). Несомненно, речь идет о казахских компонентах в составе других (родственных) тюркских племен и народов. См. п.22. Салаир(кА), Салайыр.

10. Ибук айыр баш (с. Вг.), комоним вошел в перечень названий от антропонимов, образованных «от неполных (искаженных) мусульманских имен» (с.84). На с.212 в п.7: «Апеллятив айыр в значении «речка» относится к архаическим тюркизмам, употребляемым в микротопонимии и топонимии: . Ибук айыр баш (Вг.) .» Искажением какого именно мусульманского имени является Ибук осталось неясным. Напрашивающийся сам собой перевод «Верховье Ибук - речки (притока)» также не сделан. В чувашском языке есть уменьшительное Ивук от христианского Иван, в татарском произношении Ивук должно звучать именно Ибук.

11. Ингаир - под №67 на с.137 приведено в качестве комонима (?) - «Тм., Тб. р., Н-Аремзян. с/с, 1952» и неофициального названия астаны Ын(г)гайыр . на территории д. Петракова. Для объяснения -аир/-айыр необоснованно привлекается фитоним (а)ир «болотное растение» (по М. Фасмеру его первоисточник греческий, см. ті, с.64) и совершенно правильно сибир.-тат. айыр «речной рукав». Относительно первой части инг-/ын(г)г - допускается, что это геноним: «. родоплеменная единица анг (ср. ынг) отмечена у телеутов племени ач-кэштим» (В.В. Радлов, 1923, страница не указана). См. также ын(г)гайыр на с.162, Ын(г)гайыр-Ингаир (Вг.) на с.202, и Ын(г)гайыр (д. Ингаир, Тб.) на с.212. Нам представляется убедительным исходить из формы *ин(г) айыр «широкий приток», переход *ин(г)- в ын(г)- - результат влияния второго компонента, на который падает ударение и в котором все гласные заднего ряда (сингармонизм). Тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские параллели, соответствия, праформы и архетипы подробно даны у М. Рясянена, 1969, с.43б и 253а (последняя страница оказалась неучтенной у М.Р. Федотова, 1996, ті, с.42, ранее: В.Г. Егоров, 1964, с.26).

12. Ишаир/Йышайыр - упоминается на с.80, 139, 162, 172, 202, 212. На с.80 имя Ишаир наравне с Иштирэк в первой части объясняется: «Иш > др. тюрк. эш «друг» (направление стрелки явно перепутано). На с.139 под п.78: Ишаирские ю(рты). - Тм., Вг. р., Б.Карагай. с/с . Неоф. Йышайыр: йыш ~ йыж ~ йыс ~ йыз ~ йык (ср. чулым.-тюрк. д. Ежи) . йыш в тюрк. языках «густой лес; горы, покрытые лесом; чернь; .» (Э.В. Севортян, Л.С. Левитская, 1989, с.44, у Х.Ч. Алишиной выходные данные приведены неточно), сиб.-тат. йыш(лык) «лесная чаща, бурелом, непроходимое место в лесу». На с.162 йышайыр приводится в перечне сибирско-татарских топонимов, предположительно восходящих «к названиям древнетюркских родоплеменных единиц». На с.172 просто упоминается информатор А. Ниязов из д. Ишаиры (Вг.). На с.202 в

п.10 Йышайыр-Ишаир приведено для иллюстрации перехода йы- > и-. Последний раз Йышайыр (д. Ишаир, Вг.) упоминается в списке «онимов на -айыр» на юге Тюменской области (с. 212, п.7).

13. Йыгайыр - первое упоминание на с.162: «. семы балайыр, вачайыр, йыгайыр, йышайыр, кашайыр, нигайы ., выявленные нами в топонимии сибирских татар, являются названиями древнетюркских родоплеменных единиц». На с. 187: «238. Юлташевские (В.Супринские) ю(рты) - р. Иртыш . Юлташи

- Тм., Д.р., Супринск. с/с, 1952; Юлдаши . Жители называют свою деревню Нигайыр, Йыгайыр. Йыг(а) ~ чыг(а) ~ цыг(а) ~ жыг(а) ~ дьыга ~ сьыга ~ ныг(а) . Тюрк. . йыг - . «собирать, сберегать, бережно класть, хоронить кости умершего, прятать, оплакивать, препятствовать, запрещать» . «Из производных йыг - интересны йыгын, йывын, йыйын, жыйын «куча, груда, копна, собрание, сбор, сход, скопище, толпа» (Э.В. Севортян, Л.С. Левитская, 1989, с.271-272). «Астана Йыгайыр находится в д. Луговая (Петракова), где татары жили до прихода Ермака». Последнее упоминание на с.212: «На юге области имеется целая группа онимов на -айыр: Йыгайыр (д. Юлташи, Верхняя Супра, Вг.) .».

14. Карайыр упоминается дважды, на с.49: «А. Детерминанты гидронимов . Айыр («разветвление, развилка». Эйре «река» - Нвсбр., Куйб., д. Шагир. Т.: 36) . Карайыр (кара «север», «простой народ»; «суша»; «речка Кара», .», на с.212 в перечислении «. Карайыр (Тм.) .». То есть, по Х.Ч. Алишиной Карайыр результат стяжения *Кара айыр. Но допустима и альтернатива - *Кар айыр «Снежный приток», менее вероятно также *Кар айыр «Крепостной приток» (ср. Крепостной Зилаир - название одного из притоков второго порядка р. Сакмары в бассейне р. Урал-Яик).

15. Кашаир/Кашайыр - первое упоминание на с. 119 под п.13: <Асланин-ские ю(рты) (Каш-аул) - р. Тобол, Авазбакеев. вол., Ялутор. окр. . Такая отдаленная деревня, как ю. Ческинские (Яр.), тоже входила в состав Асланин-ской волости. Деревня с давних пор носит параллельные названия (неоф. Кашавыл и оф. Аслана) . В рукописи 1394 г. говорится о гибели святого: «В селении Каш шейх Абдуль-Азис». Русские топонимы Кашаир (д., рч.), Ка-шевская (д.) с корнем каш «горка, холм, возвышенность» (в совр. тоболо-иртыш. диалекте) локализованы в Упоровском и Омутинском районах». На с.120: «. каш сходен с хакасским этнонимом качинцы. В древнетюркских языках (!? - Г.К.) были возможны переходы каш ~ кас ~ каз ~ каж ~ как .». На с.162 предполагается, что кашайыр является одним из названий «древнетюркских родоплеменных единиц», а на с.212 Кашайыр (рч. Кашаир, Уп.) в перечне группы «онимов на -айыр» на юге Тюменской области.

Х.Ч. Алишиной остались неизвестны «две реки, орошающие Хотанский оазис, - Орунгкаш и Каракаш - названы: одна - по светлому прозрачному, другая - по черному камню. Каш - чистый без пятен камень . (подразумевается нефрит, .)» (Э.М. Мурзаев, 1996, с.8; Х.Х. Хасанов, 1962, с.31-36). Также «. тюркские . названия рек, берущих начало в горах Каракорума, -Юрункаш и Каракаш .» (Э.М. Мурзаев, 1996, с.24). В словаре Махмуда Кашгарского «реки Каракаш и Окуз .» (Э.М. Мурзаев, 1996, с.35, ср. у него же на с.46: «. две реки в среднем и верхнем течении меняют свои имена:

Яркенддарья на Раскемдарью, а Хотан на Юрункаш и Каракаш. Эти два по-тамонима, видимо, у Э.М. Мурзаева в числе любимых, последний раз они упомянуты на с. 123: «Гидроним Кашогуз объединяет названия двух рек Юрункаш и Каракаш, орошающих Хотанский оазис в Синьцзяне». В перечне «анатомических терминов, употребляемых для обозначения географических объектов» Э.М. Мурзаев (1996, с. 59) указывает кас//каш//гаш «бровь». В топонимии: «бровка, холм, возвышенность, берег, опушка леса, рубеж, предел»; якут. хас: Кашаул в Тюменской обл., Кашбулак в Азербайджане, р. Хастах в Якутии, р. Ямак-Каш на Алтае. Не следует смешивать со словами каш, гаш «полудрагоценный камень, нефрит, яшма», ср. монг. хас «яшма, нефрит». Г.В. Юсупов (1971, с.226) в названии р. Туркаш, правого притока р. Арбаш (быв. Кукморск. р-н ТАССР), от которого имя с. Туркаш, видит «отражение древнейшего этнонима тюргеш». С ним согласны Г.Ф. Сатаров (1977, с. 31), Ф.Г. Гарипова (1998, с.254, 272, 286), Э.М. Мурзаев (1996, с.178), но утверждение, что «топоним Туркаш имеется и в Башкортостане» для нас несколько сомнительно, поскольку в справочнике АТД Башкирской АССР (Уфа, 1961), у

А.А. Камалова (1994), у Ф.Г. Хисамитдиновой (1991), в «Словаре топонимов БАССР» (1980) и других источниках мы не нашли. Остается также неясным -если топонимы восходят к этнонимам, то откуда взялись сами соответствующие этнонимы, и особенно - почему в их составе сплошь и рядом обнаруживаются географические номенклатурные термины? Не являются ли все эти этнонимы или большинство из них всего-навсего названиями жителей по месту их прежнего или нынешнего обитания типа русских: архангелогордцы, ветлужане, вятские, волжане, костромичи и т.д.? Тюркским каш соответствует чув. харш(а) «бровь; бровка» (Н.И. Ашмарин, вып.XVI, с.65), см. также: В.В. Радлов. 18931911, т.П, с.386-387; В.Г. Егоров, 1964, с.287; М.Р. Федотов, 1996, т.П, с.313. Согласно М. Рясянену (1969, с.240а) тюрк. *кааш из *кааль, к последнему архетипу восходят древнечувашские *хол, *хул, сохранившиеся в марийских диалектных хал, ол, ул «бровь» и вытесненные в самом чувашском более поздним заимствованием из кыпчакских каш > ха(р)ш (с вставным -р-). На территории Чувашии на -каш/-гаш/-хаш известно название притока р. Суры - речка Алгаш(ка), чув. Олхаш, Улхаш, на базе потамонима - названия селений: Большие Алгаши, Русские Алгаши, Третьи Алгаши, Чувашские Алгаши, частично перенесенные на территорию Цильненского района Ульяновской области. У М.Р. Федотова богатый материал Словаря М. Рясянена остался неиспользованным.

16. Козэк айыр баш (Вг.) упомянуто единожды в п.7 на с.212 и оставлено без интерпретации.

17. Кытынайыр йырык (Яр.) также упомянуто единожды в п.7 на с.212 и оставлено без интерпретации.

18. Нигайыр (с.139, 162, 187, 212) - интерпретацию см. выше в п.13: Йы-гайыр.

19. Оцайыр - упоминается единожды на с.49 в составе странноватой фразы: «. денотат оцайыр (разветвленный на три - Тб., Лайт. Т.: 165)». Вид объекта, его местоположение остаются неизвестными.

20. Паранайыр (йылга). На с. 71: «Заимствование из монг. Паранайыр (монг. паран «черный»; ср. парное татарское словосочетание кара-баран «чер-

ная речка») (рч., Тб., Чебурга)», но на с. 212: Паранайыр йылга (баран - монг. -«черный»; паран ..., паран(г) ...Малов, 87 . маньчж. - «управление, резиденция, ставка») (Э.Р. Тенишев, 1976, с. 198) (Тб.).

Если даже монг. паран «черный», сам топоним Паранайыр несомненно исключительно тюркский, при этом, если паран/баран «черный», то тат. кара-баран следует переводить вовсе не «черная речка», а «черный-черный». Больший соблазн тат. кара-баран рассматривать как Кара Баран в ряду комонимов: Арбузов Баран, Крещеный Баран, Николаевский Баран, Новый Баран, Старый Баран в быв. Спасском и Чистопольском уездах быв. Казанской губернии (С.В. Колесникова, Г.Е. Корнилов, А.А. Леонтьева, 2004, с. 34), где баран хорошо возводится к болгаро-чуваш. вар(ан), диалектн. васан, гомогенных с тюрк. озон, узен и т.д. «дол, долина» (ротацизм и в- протеза). Возможен целый ряд иных объяснений Паран-: ~ айыр.

21. Помоир, Пумайыр(лар), Бумайыр - см. выше п.8: Осиновские (Помоир) юрты.

22. Салаир(ка), Салайыр были рассмотрены выше в п.9 Джалаир. Кроме того, на с.195 книги Х.Ч. Алишиной в перечне отэтнонимных и микроэтноним-ных комонимов указаны Салаирские (без определяемого термина). На с.202, п.10: «Группа йотированных гласных [йы] > [и]: Салайыр - Салаирка .». Последнее упоминание на с.212: «. Салайыр (д. Салаирка, Тм.).».

23. Тахтаир(ские), Тахтайыр. В п.211 на с.174: «Тахтаир - д., Тб. Слово состоит из корня тахт(а) ~ тэхт(э) + айыр «речка» или детерминант, указывающий на родовую кыпчакскую единицу». Большинство объяснений Х.Ч. Алишиной малоубедительно, кроме одного, возводящего первую часть к перс. тэхтэ «доска, щит». К сожалению, ей осталась неизвестной книга

Э.М. Мурзаева «Тюркские географические названия» (М.: Восточная литература РАН, 1996), в которой для тахта «доска» указаны тюркские географические значения: «высокая равнина, плоский водораздел; плоское место в горах, где возможно богарное земледелие; плоская терраса в горах» . перс. ґаМє «доска; щит; грудная клетка; подошва; ровный, плоский». Не смешивать с перс. їаМ «трон, престол» . из арабского языка . -тагт(и): Хон~ в горах бассейна р. Кашкадарьи Р.Х. Халимов перевел «трон хана», но по мысли Э.М. Мурзаева здесь тахта в значении «ровный водораздел, плоскость выравнивания». В Азербайджане р. Тахтачай, нп Тахталар (ср. с.83); в Туркменистане г. Тах-табазар; в Ставропольском крае нп Тахта; пер. Тахтакорум в Таджикистане; хр. Тахталык в Ошской обл. (ср. с.85).

Н.И. Шувалов (1989, с.121) ошибочно рассмотрел Тахта (назв. левого притока р. Уфы в Нязепетровск. р-не Челябинск. обл.), Тахталым (назв. озера, ж.-д. ст. и пос. в Кунашакск. р-не Челябинск. обл., Тактыбай (назв. пос. в Че-баркульск. р-не Челябинск. обл.) вместе с производными от тукта-/токта-«останавливаться, остановиться и т.д.». В Татарстане имеем: татарское с. Такталачук (Такталачык) в быв. Такталачукск. с-те Актаныш. р-на; татарское с. Тахтала (Такталы) в быв. Старо-Татарско-Адамск. с-те Билярск. р-на; чувашская д. Новая Тахтала (Ян(г)а Такталы) в быв. Кошкинск. с-те Кузнечи-хинск. р-на. В справочниках по бывшей Казанской губернии (С.В. Колесникова, Г.Е. Корнилов, А.А. Леонтьева, 2004, с.303): Тохтала - сц., р., 198,

Спас. у., Гусихин. в., 109); Тохтала - д., т., 1594, Чистоп. у., Ново-Адам. в., 222; Новая Тохтала, Спас. у., Гусихин. в., 109; Старая Тохтала, там же; Татарская Тохтала там же. Тахтаир, Тахтайыр у Х.Ч. Алишиной также упоминаются на с.162; с.195 (Тахтаирские, видимо, юрты); с.212: Тахтайыр (д. Тахтаир, Тб.).

24. Тирэн(г)айыр, Тирэнэйер - впервые упоминается на с.145: «. Тирэн(г)айыр и Угемайыр - две деревни, их разделяла рч. Агыт, назывались одним онимом Красноярские .». Далее: «. Тирэн(г)айыр (формально «глубокая речка») можно сопоставить с этнонимом тереня (терене, терена). «Волость Тереня была относительно самостоятельной группировкой татарского населения» Барабы (Татарская грамматика. Т.1. С.289) . терене вычленяется из топонимов Тренино (< Теренино) (д., Тб.), Теренкуль (форм. «глубокое озеро», оз. в с. Исетском), археонима Теренкульский (курганный могильник . на левом берегу Исети, Ис.) (АНТО. С.18-19). На с.162 тирэн(г)айыр в числе предполагаемых «названий древнетюркских родоплеменных единиц», на с.212 в списке южных «онимов на -айыр»: Тирэн(г)айыр (д. Краснояр., Вг.).

Абсолютно убедительно здесь объяснение Тирэн(г)-: ~айыр как восходящее к тюркским параллелям тат. тирэн «глубокий» (см. В.В. Радлов, 18931911, т.Ш, с.1062, 1671; В.Г. Егоров, 1964, с.232; ДТС 1969, с.553б, 554б; М. Рясянен, 1969, с.475б; М.Р. Федотов, 1996, т.П, с.178-179), но Тренино, Теренино (и возможно - Теренкуль, Теренкульский) явно из другого ряда. Ср. в.быв. Казанск. губ.: чув. д. Теренькин Вись сирмы в Татаркасин. в. Козмо-демьян. у. (С.В. Колесникова, Г.Е. Корнилов, А.А. Леонтьева, 2004, с.297), чув. д. Трень-Касы Акулев. в. Чебоксар. у. (там же, с.304), чув. д. Тренькина Татаркасин. в. Козмодемьян. у. (там же, с.304), ныне д. Трен(ь)касы Чебоксар. р-на и Тренькино (Тренькка, Трен яле) Моргауш. р-на. В словаре Н.И. Ашмарина (1937, вып^Ш, с.306): 1. Терен, хр. имя мужч., Терентий. Альш. // Яз. имя мужч. Рысайк. Несомненно, имя тобольской деревни Теренино восходит к уменьшительно-ласкательной форме Тереня от рус. Терентий. Из омонимичных можно указать чув. терен(че), терен(че)из рус. драница, дрань (вид теса), отсюда же чув. теренчек «верея». Но имеется и собственно чув. причастие наст. вр. терен от транзитива тер- «(про)ткнуть, (про)тыкать)», возможно, отсюда Теренле вар дьірми, назва. речки в окрестностях д. Тархан Красночетай. р-на, Анатри Терене, Тури Терене - назв. местности в Кашлах, Тепе Терени - назва. леса около д. +елемен-касси (Н.И. Ашмарин, 1937, вып^Ш, с.306). Близко звучат: терен «лемех плуга», «кусок земли; угол, оставшийся после дележа», теренле ана «загон в виде клина», терен «никудышный» (Н.И. Ашмарин, 1941, вып.XV, с.80). Далее имеем: трен - то же, что терен «лемех», «треугольный загон», Трен йале, Трен-йел, Трен-касси, Трене йале/Тренькино, Трене йале Чарша кас, Тренк-касси - названия деревень; тренме тарри «проказник» (Н.И. Ашмарин, 1941, вып^, с.112-113).

25. Угымайыр, Угемэйер, Угемайыр и метатезированная фрма Умгайыр -неофициальные названия части Красноярских юрт по одну сторону речки Агыт (часть юрт по другую сторону неофициально именуется Тирэн(г)айыр -Тм., Вг. р., 89 . (Х.Ч. Алишина, 1999, с.145; в книге отсутствует полнознач-

ный список сокращений). Поскольку метатеза -гм-/-мг- вполне реальна, ср. метатезу -гн-/-нг-: польск. dzщgna (-е- носовое) ~ рус. цинга (М. Фасмер, IV, 306; А.Е. Аникин, 2003, с.662) или -кн-/-нк-: рус. толокно ~ долг. їоїокио, якут. їопокиїа (А.Е. Аникин, 2003, с.610), а варианты Угымайыр и Умгайыр -называют один и тот же объект, состав согласных совершенно одинаков, различаются они только порядком следования двух согласных. то убедительнее всего было бы возводить их к единому архетипу и апеллятивному объяснению. За вычетом номенклатурного термина -айыр остается определяющая часть Угым - (видимо, рус. произношение), Угем - (тюрк. произношение), Умг— (результат метатезы -гм->-мг- в рус. произношении). В угем - можно предварительно усматривать нейтральную основу деминутива укэм-еч «мочалка», допуская диалектное и архаическое укэм/угэм «мочало» (ср. ДСТЯ, 1969, с.557) от глагола ук-/уг- «падать, спадать; сдираться (о лыке, мочале, коре дерева)», транзитив от которого в чув. укер- «сдирать лыко, мочало; кору дерева». В таком случае Угемайыр можно было бы понимать как «Мочильная речка», «Мочилки» (в русской микротопонимии масса топонимов с этим значением, см. Г.П. Смолицкая, 1976, с.130, 171, 176, 181, 250, 257, 261, 263, 269 и т.д.). При удовлетворительном объяснении -м- основу угем можно было бы сравнивать и с древнеуйгурским угу «вода» (Н.А. Баскаков, 1969-2, с.65; Ф.Г. Гарипова, 1998, с.119).

Формально в угем можно видеть отвлеченное существительное со значениями типа «(по)мол, (раз)мол; (раз)малывание и т.п.» от тюркских параллелей древнетюрк. уги- «молоть; растирать» (ДТСл., 1969, с.622б), а в Умг-: ~айыр -тюркские параллели древнетюрк. онг «правый; правосторонний» (ДТСл., 1969, с.367б), откуда онгай (чув. ункай, онкай) «легкий; легко и т.д.» (в чув. «удобный, удобно»).

Угымайыр в качестве возможного названия «древнетюркских родоплеменных единиц» упоминается на с.162, как пример опускания показателей принадлежности - на с.208: «Угымайыр йылга вм. Угымайырнын(г) йылгасы (авыл исеме)», в общем перечне «онимов на -айыр» - на с.212: Угемайыр (д. Краснояр, Вг.).

26. Цайыр айыр на с.49: «(цайрау - Бараб. Р. - распадаться. Т.:233. Разветвленная надвое речка) (Вг.) .». На с.209 в качестве иллюстрации модели «Географическое имя + апеллятив»: Цайыр айыр. И в последний раз на с.212, п.7 как пример употребления «архаического тюркизма» айыр «речка» в микротопонимии и топонимии: Цайыр айыр йылга (Вг.) (ср. Чаирлар - топоним в Крыму, чайыр - ктат. - «сенокосная поляна в лесу» - В.А. Бушаков, СТ. 1989. №2) (страница не указана. - Г.К.). Чаир в Крыму упоминает Ф.Г. Гарипова (1998, с.296) со ссылкой на Э.М. Мурзаева, 1986 (видимо, правильно было бы: 1996, с.29). Но ни Э.М. Мурзаев, ни В.А. Бушаков, ни Ф.Г. Гарипова, ни Х.Ч. Алишина не приводят другие тюркские соответствия и не реконструируют архетип. Остается неизвестным, можно ли сравнивать с цайыр, чайыр туркм. чаер «осока» (Э.М. Мурзаев, 1996, с.132). Ср. тур. нари-цат. чайир «луг, лужайка; пастбище; луговая трава, подножный корм», исключительно употребительное в составе фитонимов и зоонимов в значениях

«степной», «полевой», «луговой», «травяной» и т.п. У М. Рясянена (І969, с.95а): кумык., карач., киргиз. чайыр, казах. шайыр, шайр, тат. шайир «смола, живица», турец., крым.-тат. чайыр «луг, пастбищные угодья», чагат. (средне-узбек. - Г.К.) чайир, киргиз. чыйыр, чийир «тропа, путь след», казах. шиир «место полнозначного выпаса скота». В ДТСл., І969, с.ІЗ6 имеется лишь чауыр I «тропа, дорожка» и II «виноградный сок, молодое вино» (МК iS3). Таким образом, остается не решенным окончательно вопрос о степени гомогенности-гетерогенности перечисленных основ, и одновременно возникает проблема хотя бы ближней этимологии.

27. Чамбаир - единожды упомянуто в перечислении южных «онимов на

-айыр» на с.2І2 в п.7 раздела 5.2.: «Чамбаир (рч., Яр., лев. пр. р. Тавда). Всякое объяснение отсутствует. Близко звучащее чув. шампа, шамБа «налим; налимий» не включили в свои словари ни В.Г. Егоров, ни М.Р. Федотов (у последнего отсутствует множество элементарных слов типа киве «старый», хйва «ива» и т.д.), ср. тат. жумба, шамбы, башк. шамбы «налим; налимий», тат. диал. шамба (каз. ар. - лш.), шамбы (гЭй.), цyраFай «щука» (ДСТЯ, І969, с. 467, 5І2).

Не известно, имеет ли к Чамбаир отношение др.-тюрк. чампай из санскр. чампаа - название народности (ДТСл., І969, с.138б).

Велик соблазн привлечь сюда имитативную основу чамп-, чамБ-, шамп-, шамБ- «бултых-», от которой образованы интранзитивы шамБйлДат-, чамБйлДат- «бултыхаться», «плескаться» и т.п., ср. мокша-морд. чамб-: чам-бадeмс, -сь «глот(а)нуть; выпить».

Завершая рассмотрение потамонимов и образованных от них других топонимов на - *пхадыр > -адыр > -айыр/-арыр, следует отметить, что выше перечисленными не исчерпывается их реальный список на территории былой и современной тюркской ойкумены. Не лишне напомнить, что формы на -айыр являются преимущественно кыпчакскими и огузскими, в то же время формы на -адыр ближе других находятся к пратюркской *-(пх)адыр и фактически отражают древнее тюркское состояние.

С учетом исторически неоднократно имевших место фактов пребывания алтайских (тюрских, гуннских и т.д.) племен на территории Восточной Европы и западнее (вплоть до границ современных Италии и Франции) уже с первых веков новой эры (речь в принципе может идти не только о конкисте, но и о реконкисте) допустима постановка (несомненно, спорного) вопроса об отражении древнетюрк. адыр, одыр (гунно-болгар.) «приток», «ответвление», «река» в потамонимах типа Одр-: Одринка «в бывших Калужской, Орловской и Черниговской губерниях» (см. ИОРЯС, 27, І924, С. 26І: А.И. Соболевский; LS, с. 6S, І7S; «Onomastica», 2, І956, с. 95-І02: М. Rudnicki; В.А. Никонов, І966, с. 304-305), с которыми сравнивают слав. Одра (река бас. Балтийского моря), историч. Odera (949 год), Oder (ІЗІ9 год) (АМ І954, квадраты: І26-І27, Е-Б-6-3; iiS-ii9, Е-В-І4-ІІ), их параллели в бассейне р. Савы, на СЗ Чехии, близ г. Калиша в Польше, в бассейне Дєсньі (ср. р. Одра в бассейне р.Дуэро, АМ, квадрат І09-ІІ0, Б-7; р. Одрава, квадрат i2S, А-i и др.).

В.А. Никонов, приведя шесть взаимоисключающих этимологий соответствующих производящих потамонимических основ, заключил: «Решение еще впереди» (В .А. Никонов, 1966, с. 305). Говоря о возможности седьмой этимологии, мы фактически на 1/7 умаляем вероятность каждой из на сегодняшний день наличных. Но это еще не все. До сих пор при объяснении параллелей потамонима Одера/Одер никто не привлекал фин. диал. о^га, карел., ижор. оёга, эст. одер «ячмень; ячменный», ср. тюркские топонимы на базе арпа «ячмень» типа Арпачай (АМ 1954, 185-186, В-19; 182-183, В-7) или в бассейне Аракса р. Арпа (там же, 46-47, И-11). Но дело в том, что прибалтийско-финские названия для ячменя не имеют ни волжско-финских, ни угорских параллелей, следовательно - для них не реконструируются ни финноугорский ни, тем более, уральский архетипы, и единственное объяснение для них - считать заимствованиями из славянского («венедского») источника, ср. возможное архаическое субстантивированное ситуативно пассивное (диалектное?) причастие *о(Ъ)йъта или *о(Ъ)йътъ «нечто ободранное, подвергнутое действию по значению глагола *о(Ъ)ъёъгаН» (ср. рус. корни: дер-: деру, др-: дратъ, дир-: обдирать и т.д.); возможно, к эстам, суоми, карелам и т.д. эта культура первоначально поступала из славянских земель в виде перловой и ячневой крупы, получаемой путем обдирания плевел, пленок, кожицы с зерен ячменя.

Современные чувашские ойар-, уйар- являются транзитивами и не конверсируются ни в нарицательные, ни в собственные имена существительные; если они даже не заимствованы из кыпчакского (или огузского) источника, то явно испытали влияние последних; их архетипом должно было быть *одыр, более поздним вариантом *орыр (диал. *урыр), но последние (закономерные с точки зрения исторической фонетики) формы ни одним источником не зарегистрированы (впрочем, если не считать явно ущербную производящую основу определительного «местоимения»ур-ах, ор-ах «иной, другой и т.п.»).

(Продолжение следует)

КОРНИЛОВ ГЕННАДИЙ ЕМЕЛЬЯНОВИЧ родился в 1936 г. Окончил филологический факультет Уральского университета в г. Свердловске (ныне Екатеринбург). Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания, декан филологического факультета Чувашского университета, заслуженный деятель науки ЧР, почетный работник высшей школы России, Заслуженный профессор Чувашского университета. Автор теории имитативов, основоположник радиксологии.