Научная статья на тему 'Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий'

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
13763
541
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТОЧКИ И ИМПУЛЬСЫ РОСТА / ДРАЙВЕРЫ РОСТА / ТРАНСГРАНИЧНАЯ ПРИРОДА РЫНКОВ / ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ / ЛОКОМОТИВ РОСТА / POINT AND GROWTH IMPULSES / GROWTH DRIVERS / CROSS-BORDER NATURE OF THE MARKETS / DEVELOPMENT POTENTIAL / ENGINE OF GROWTH

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Иванова Людмила Николаевна, Терская Галина Алексеевна

В контексте рассуждений о необходимости активизации экономического роста часто встречаются такие понятия, как «точки роста» и «драйверы роста» (Орлов, 2014; Шохина, 2014). С одной стороны, эти термины представляют собой некие устойчивые фигуры речи, призванные обозначить источники экономического развития. С другой стороны, за этими, на первый взгляд, схожими понятиями кроются разные подходы к изменению экономических реалий, и некритичное использование данных терминов способно деформировать наши представления об этих реалиях. В значительной мере это обстоятельство обусловлено тем, что вышеназванные понятия отражают различные стороны потенциала экономического развития. Статья посвящена анализу экономического содержания данных категорий, а также раскрытию их значения в современной теории и практике. Актуальность поиска путей и факторов, способствующих ускорению роста и формированию нового качества экономической динамики, в настоящее время возрастает в условиях экономической турбулентности, неустойчивости национального и мирового рынков. Поиск основных движущих факторов будущего роста и развития осуществляется в рамках инвестиционных и инновационных теорий, рассматривающих закономерности долгосрочной экономической динамики на основе кондратьевских циклов, меняющихся технологических укладов. Инвестиции и инновации, создавая спрос на определённом рынке, затем мультипликативно транслируют его в другие сферы. Экономические реалии часто не соответствуют этому сценарию, и локальный рост не приобретает системного качества, не становится «локомотивом» поступательного движения экономики. В условиях недостаточной развитости и целостности связей в экономической системе для этого необходимы драйверы, под которыми авторы статьи понимают специальные механизмы управления процессами создания сложных многоуровневых связей в системе. В статье показаны особенности развития России через призму точек и драйверов роста. Такими драйверами в первую очередь являются различные институты, однако сами по себе институты не обеспечивают развития, а только частично формируют его условия. Драйвер возникает в результате оптимального для данной страны соотношения базовых условий удовлетворения растущего спроса за счет внутренних резервов. В качестве примеров драйверов роста российской экономики рассмотрены: транспортная и логистическая инфраструктура, малый и средний бизнес, кластерные структуры, аграрный сектор.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SPOTS GROWTH AND GROWTH DRIVERS: THE QUESTION OF THE CONTENTS CONCEPTS

In the context of discussions about the need to revitalize economic growth are common terms such as "points of growth" and "growth drivers". On the one hand, these terms represent some stable figures of speech, intended to identify the sources of economic development. On the other hand, these, at first glance, similar concepts are covered different approaches to changing economic realities, and the uncritical use of these terms is able to distort our understanding of these realities. This is largely due to the fact that the above concepts reflect different aspects of the potential for economic development. This paper analyzes the economic substance of these categories, as well as the disclosure of their importance in the modern theory and practice. The urgency of finding ways and factors contributing to the acceleration of growth and the formation of a new quality of economic dynamics are currently increasing in the context of economic turbulence, the instability of the national and world markets. Search the main drivers of future growth and development is carried out in the framework of investment and innovative theories, considering the long-term patterns of economic dynamics based on the Kondratieff cycles, evolving technological structures. Investment and innovation, creating a demand for a certain market, then multiplicative translate it into other areas. Economic realities often do not correspond to this scenario, and local growth does not acquire quality system does not become a "locomotive" of the translational motion of the economy. Under the conditions of underdevelopment and the integrity of relations in the economic system, it requires drivers under which the authors understand the specific mechanisms of process management to create complex multi-level connections in the system. The paper shows the features of the development of Russia through the prism of points and drivers of growth. These drivers are primarily the different institutions, but by themselves do not ensure the development of institutions, but only partially formed its conditions. The driver is the result of an optimal ratio for the country the basic conditions meet the growing demand from domestic reserves. As examples of the growth drivers of the Russian economy are considered: the transport and logistics infrastructure, small and medium businesses, cluster structures, the agricultural sector.

Текст научной работы на тему «Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий»

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

120 СОВРЕМЕННАЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ

www.hjournal.ru

DOI: 10.17835/2076-6297.2015.7.2.120-133

ТОЧКИ РОСТА И ДРАЙВЕРЫ РОСТА: К ВОПРОСУ О СОДЕРЖАНИИ ПОНЯТИЙ

ИВАНОВА ЛЮДМИЛА НИКОЛАЕВНА,

кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник, Институт Экономики Российской Академии наук, г. Москва,

e-mail: iva-lusa@yandex.ru

ТЕРСКАЯ ГАЛИНА АЛЕКСЕЕВНА,

кандидат экономических наук, доцент кафедры «Экономическая теория», Финансовый университет при Правительстве РФ, г. Москва,

e-mail: terskaya@list.ru

В контексте рассуждений о необходимости активизации экономического роста часто встречаются такие понятия, как «точки роста» и «драйверы роста» (Орлов, 2014; Шохина, 2014). С одной стороны, эти термины

представляют собой некие устойчивые фигуры речи, призванные обозначить источники экономического развития. С другой стороны, за этими, на первый взгляд, схожими понятиями кроются разные подходы к изменению экономических реалий, и некритичное использование данных терминов способно деформировать наши представления об этих реалиях. В значительной мере это обстоятельство обусловлено тем, что вышеназванные понятия отражают различные стороны потенциала экономического развития.

Статья посвящена анализу экономического содержания данных категорий, а также раскрытию их значения в современной теории и практике. Актуальность поиска путей и факторов, способствующих ускорению роста и формированию нового качества экономической динамики, в настоящее время возрастает в условиях экономической турбулентности, неустойчивости национального и мирового рынков.

Поиск основных движущих факторов будущего роста и развития осуществляется в рамках инвестиционных и инновационных теорий, рассматривающих закономерности долгосрочной экономической динамики на основе кондратьевских циклов, меняющихся технологических укладов. Инвестиции и инновации, создавая спрос на определённом рынке, затем мультипликативно транслируют его в другие сферы. Экономические реалии часто не соответствуют этому сценарию, и локальный рост не приобретает системного качества, не становится «локомотивом» поступательного движения экономики. В условиях недостаточной развитости и целостности связей в экономической системе для этого необходимы драйверы, под которыми авторы статьи понимают специальные механизмы управления процессами создания сложных многоуровневых связей в системе.

В статье показаны особенности развития России через призму точек и драйверов роста. Такими драйверами в первую очередь являются различные институты, однако сами по себе институты не обеспечивают развития, а только частично формируют его условия. Драйвер возникает в результате оптимального для данной страны соотношения базовых условий удовлетворения растущего спроса за счет внутренних резервов. В качестве примеров драйверов роста российской экономики рассмотрены: транспортная и логистическая инфраструктура, малый и средний бизнес, кластерные структуры, аграрный сектор.

© Иванова Л. Н., Терская Г. А., 2015

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

121

Ключевые слова: точки и импульсы роста; драйверы роста; трансграничная природа рынков; потенциал развития; локомотив роста.

SPOTS GROWTH AND GROWTH DRIVERS:

THE QUESTION OF THE CONTENTS CONCEPTS

IVANOVA LYUDMILA, N.,

Candidate of Economic Sciences (PhD), Lead Researcher,

Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences, Moscow,

e-mail: iva-lusa@yandex.ru

TERSKAYA GALINA, A.,

Candidate of Economic Sciences (PhD), Associate Professor of Department "Economic Theory", Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow,

e-mail: terskaya@list.ru

In the context of discussions about the need to revitalize economic growth are common terms such as "points of growth" and "growth drivers". On the one hand, these terms represent some stable figures of speech, intended to identify the sources of economic development. On the other hand, these, at first glance, similar concepts are covered different approaches to changing economic realities, and the uncritical use of these terms is able to distort our understanding of these realities. This is largely due to the fact that the above concepts reflect different aspects of the potential for economic development.

This paper analyzes the economic substance of these categories, as well as the disclosure of their importance in the modern theory and practice. The urgency of finding ways and factors contributing to the acceleration of growth and the formation of a new quality of economic dynamics are currently increasing in the context of economic turbulence, the instability of the national and world markets.

Search the main drivers of future growth and development is carried out in the framework of investment and innovative theories, considering the long-term patterns of economic dynamics based on the Kondratieff cycles, evolving technological structures. Investment and innovation, creating a demand for a certain market, then multiplicative translate it into other areas. Economic realities often do not correspond to this scenario, and local growth does not acquire quality system does not become a "locomotive" of the translational motion of the economy. Under the conditions of underdevelopment and the integrity of relations in the economic system, it requires drivers under which the authors understand the specific mechanisms of process management to create complex multi-level connections in the system.

The paper shows the features of the development of Russia through the prism of points and drivers of growth. These drivers are primarily the different institutions, but by themselves do not ensure the development of institutions, but only partially formed its conditions. The driver is the result of an optimal ratio for the country the basic conditions meet the growing demand from domestic reserves. As examples of the growth drivers of the Russian economy are considered: the transport and logistics infrastructure, small and medium businesses, cluster structures, the agricultural sector.

Keywords: point and growth impulses; growth drivers; cross-border nature of the markets; development potential; engine of growth.

JEL: O04, B41, N90.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

122

Иванова Л. Н., Терская Г. А.

1. Понятие «точки роста» и его адекватность современным мировым и российским реалиям

Понятие «точки роста» отражает, прежде всего, потенциал развития некоего рынка, а рынок, как известно, имеет преимущественно трансграничную природу. Именно этой трансграничной природой рынков обусловлено существование даже в современной глобализированной экономике механизмов протекционистской защиты, а также такого явления, как контрабанда. Точка роста возникает на рынке (или сегменте рынка) как возможность удовлетворения первичного спроса на некий товар или услугу. Сама возможность удовлетворить данный спрос возникает локально и имеет вполне конкретную территориальную, а следовательно, и национальную привязку. При этом потенциал роста, возникающий на данном конкретном рынке, может быть нейтрален (а иногда и деструктивен) по отношению к национальной экономике в целом. Это связано с тем, что в современном мире большинство национальных экономик в полной мере не обладают характеристиками развитой системы и не может транслировать расширяющийся первичный спрос на некий товар во вторичный спрос на продукты и ресурсы, размещённые внутри страны.

Те, кто используют термин «точка роста» применительно к национальной экономике, по умолчанию исходят из некой парадигмы, согласно которой:

• национальная экономика представляет собой более или менее целостную и внутренне связанную систему, в которой рост в одном секторе потенциально способен оказать существенное влияние на смежные сектора;

• эффективная экономическая политика связана с поддержкой или искусственным формированием точек или полюсов роста, которые способны превратиться в локомотив развития всей экономики в целом.

Однако подобный подход не учитывает всей сложности ни современных мировых, ни российских экономических реалий.

Во-первых, в последние десятилетия произошло принципиальное изменение баланса между национальной экономической системой и системой трансграничных товарных рынков. Несовпадения и противоречия между экономическим оборотом в рамках этих систем всегда имели место, однако только в условиях тотальной глобализации значение трансграничных экономических связей стало устойчиво преобладать над внутристрановыми. В настоящее время о национальной экономике можно говорить не столько как о системе, сколько как об объекте, обладающем тем или иным набором характеристик (признаков) системы: развитыми внутренними связями, ёмким внутренним рынком, современной диверсифицированной производственной базой, развитой подсистемой кооперационных связей, современной инфраструктурой, накопленным опытом проведения эффективной экономической политики и т.д. Наиболее полным набором характеристик системы обладают экономики крупных развитых стран, а также, в известном смысле, экономика Китая. В подобных экономиках появление нового потенциала роста в одном из секторов при умелой поддержке государства способно превратиться в локомотив роста всей экономики в целом. В наибольшей степени признаками системы обладает экономика США, которая, по оценкам экспертов, «последние полвека демонстрирует движение и рост за счёт мощных рывков отдельных отраслей-локомотивов, имеющих условия для масштабных финансовых вливаний и привлечения государственной поддержки» (Карпова, 2014).

В экономиках, которые не обладают достаточным набором характеристик развитой системы или эти признаки слабо выражены (слабые внутрирегиональные и межрегиональные связи, недостаточно ёмкий внутренний рынок, слабая инфраструктура, недостаточный уровень кооперационных связей, устаревшая производственная база, несовершенство социально-экономических институтов, недостаточность опыта проведения эффективной промышленной политики и т.д.), появление нового потенциала роста в одном из секторов далеко не всегда способно затронуть смежные сектора и превратиться тем самым в локомотив роста всей

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

123

экономики.

В истории можно найти достаточное количество подобных примеров. Так, в своём интервью журналу «Эксперт» В. А. Мау указывает на различные результаты от реализации политики поддержки железнодорожного строительства в России и Испании в конце XIX века. В Российской Империи это строительство превратилось в локомотив индустриализации, дало колоссальный толчок развитию энергетики, металлургии, деревообработки и ряда других отраслей. В Испании строительство железных дорог способствовало индустриализации не самой Испании, а Франции (Ивантер, 2014).

Во-вторых, в настоящее время Россия обладает недостаточными признаками целостной системы: для российской экономики характерна недостаточная

внутренняя связанность; финансовая система России слишком слаба; для России характерна чрезмерная зависимость от внешних рынков, относительно невысокий платежеспособный спрос, неразвитость инфраструктуры и логистики, слабые кооперационные связи, устаревшая и слабо диверсифицированная производственная база, недостаточность опыта реализации эффективной экономической политики в соответствии со стратегическими целями развития и т.д.

Данные о динамике темпов роста объёма промышленного производства РФ в 2010-2014 гг. (см. рис. 1) свидетельствуют о нулевых средних темпах роста.

Рис. 1. Темпы роста объема промышленного производства, % к предыдущему месяцу

Источник: Ereport.ru.

В марте 2015 года объем ВВП России сократился в годовом исчислении на 3,4%. Данные Министерства экономического развития, опубликованные в начале мая, показывают, что по сравнению с февралем 2015 года (падение на 1,2 %) темпы сокращения экономики в годовом исчислении почти утроились.

В условиях недостаточности признаков целостной системы реализация рыночного потенциала одного или нескольких секторов российской экономики зачастую ограничивает возможности реализации стратегических задач долгосрочного устойчивого развития. Именно поэтому в 2000-х бурный рост в добывающих отраслях и металлургии не привел к серьёзным качественным сдвигам в экономической структуре. В известной мере структура экономики только ухудшилась. Мощный импульс спроса, который шёл от развития экспортных секторов, транслировался преимущественно в развитие зарубежной

обрабатывающей промышленности, только частично затронув российский обрабатывающий сектор, строительство и инфраструктурные отрасли. Безусловно, определённые импульсы роста из данных отраслей проникали и в другие сектора

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

124

Иванова Л. Н., Терская Г. А.

российской экономики, но преимущественно опосредованно — через общий рост доходов населения (это касалось, прежде всего, таких отраслей, как строительство, торговля и услуги).

Основным результатом экономического роста 2000-х являлась макроэкономическая стабилизация и рост доходов, что позволило обеспечить определенное сглаживание социальных противоречий и региональных различий (темпы роста ВВП отражены в табл. 1).

Таблица 1

Темпы роста ВВП России в 2000-2008 гг., %

Год Значение

2000 10,0

2001 5,1

2002 4,7

2003 7,3

2004 7,2

2005 6,4

2006 8,2

2007 8,5

2008 5,2

Источник: CIA World Factbook (http://www.ereport.ru).

Однако в целом приток инвестиций, формирование институтов развития и попытки искусственного создания точек инновационного роста за счёт реализации таких проектов, как «Сколково», не изменили преимущественно сырьевого характера российской экономики.

Именно отсутствие серьёзных качественных сдвигов в отраслевой структуре и сохранение региональной дифференциации позволили называть экономический рост 2000-2008 годов ростом без развития.

2. Понятие «драйверов роста» и их значение для преобразования

экономики

Для того, чтобы импульсы роста, возникающие на том или ином рынке (априори демонстрирующем трансграничную природу), смогли проникнуть в смежные отрасли внутри национальной экономики, оказать на них мультипликативное стимулирующее воздействие, а тем более превратиться в локомотив экономического развития, нужны специальные механизмы управления процессами создания сложных многоуровневых связей в системе - драйверы. В общем и целом драйвер — это управляющая программа, связывающая другие программы и программные сервисы с операционной системой и аппаратным устройством, т.е. с чем-то более общим и более высоко и сложно организованным. Именно совокупность различных драйверов формирует компьютер как сложную и многофункциональную систему.

Драйверы экономического роста — это совокупность сложных силовых механизмов, которые улавливают потенциальный первичный и вторичный рыночный спрос и катализируют импульсы, идущие от этого расширяющегося спроса, определённым образом, включая разрозненные активы (материальные, финансовые, информационные, трудовые и т.д.) в русло мощного движения, меняющего внутристрановую экономическую действительность.

Что же является драйвером роста в национальной экономике? Безусловно, среди прочего следует рассматривать различные институты. Но сами по себе

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

125

институты не обеспечивают развития, а только частично формируют его условия. Драйвер возникает в результате оптимальной для данной страны конфигурации базовых условий удовлетворения растущего спроса за счёт внутренних резервов. Драйверы могут иметь различную природу, однако основная функция драйвера -это формирование целостной внутристрановой системы вертикальных и горизонтальных связей, улавливающих и распространяющих импульсы, идущие от точек роста на отдельных рынках, преимущественно внутри национальной системы. Эта конфигурация условий включает и инфраструктуру, и логистику, и благоприятную предпринимательскую среду, и систему устойчивых региональных, межотраслевых и внутриотраслевых кооперационных связей, управленческие традиции, развитие социального капитала и т.д. В то же время оптимальность сочетания этих условий является в значительной мере специфичной для каждой отдельной национальной экономики.

3. Особенности развития России через призму точек и драйверов роста

Представляется, что основные проблемы российской экономики связаны не столько с отсутствием точек роста в тех или иных отраслях национальной экономики, сколько со слабостью драйверов, консолидирующих разрозненные импульсы от экспортных секторов в потоки интегрированного внутреннего развития для всех отраслей и регионов. В качестве этих драйверов может выступать всё, что помогает преодолевать явления, дезинтегрирующие российскую экономику. К таким явлениям можно отнести невысокий уровень внутриотраслевой и межотраслевой кооперации, недостаточный уровень локализации при реализации инвестиционных проектов, преобладание низких уровней передела в большинстве промышленных отраслей, относительно невысокий платежеспособный спрос населения, недостаточность транспортно-логистической инфраструктуры, коррупционность, низкий уровень доверия в обществе и др.

Россия обладает множеством ресурсов, однако рыночный потенциал этих ресурсов относителен. Отсутствие явных преимуществ по качеству природных ресурсов в совокупности с их низкой транспортной доступностью приводит к тому, что получение доходов от присвоения природной ренты сопряжено со значительными капиталовложениями. Российская экономика является весьма капиталоёмкой (основные потоки рентных доходов формируются за счет дифференциальной ренты II), в то время как финансовая система страны недостаточно хорошо развита, а качество трудовых ресурсов в последние годы только ухудшалось (Лядова, 2012).

Недостаточно высокое качество базовых ресурсов (труд, земля, капитал) ограничивает возможность появления точек роста внутри страны. Россия преимущественно встраивается в импульсы рыночного роста, которые формируются не столько внутри страны, сколько за её пределами.

4. Основные этапы развития политики на основе поиска точек экономического роста

Практически до последнего времени большинство принимаемых решений в рамках экономической политики преимущественно базировались на попытках найти и активизировать точки роста в ущерб формированию драйверов роста. В зависимости от изменения приоритетов в рамках общей парадигмы можно выделить несколько основных направлений данной политики: привлечение прямых

иностранных инвестиций, выделение отдельных территорий в качестве точек роста, реализация мегапроектов. В ходе реализации этих направлений достаточно успешно решался целый комплекс сопутствующих задач, постепенно улучшающих деловую среду в России, однако стратегическая цель — осуществление перехода к устойчивому качественному росту - оставалась недостижимой.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

126

Иванова Л. Н., Терская Г. А.

Точки роста и иностранные инвестиции

Достаточно долго основным приоритетом экономической политики выступало привлечение прямых иностранных инвестиций. На волне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры страна восстанавливалась от экономического спада и вступала в полосу экономической стабилизации. Однако опыт управления развитием экономики в условиях благоприятной рыночной конъюнктуры был недостаточен, стратегические приоритеты развития были не очевидны, финансовые ресурсы были относительно невелики, а сама финансовая система находилась на начальной стадии становления. В этих условиях привлечение иностранных инвестиций должно было означать не только привлечение финансовых ресурсов, но и привлечение технологий и управленческого опыта.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как известно, прямые иностранные инвестиции, поступившие в страну в период экономического роста 2000-2008 годов, направлялись преимущественно в сырьевой и финансовый сектора или в отвёрточную сборку. Надежды на запуск интеграционных механизмов и изменения качества экономического роста с помощью иностранных инвестиций в значительной мере не оправдались. Однако в ходе работы по привлечению зарубежных инвестиций параллельно были приобретены такие важнейшие навыки управления, как осуществление экспертизы возможностей и формирование отечественных компетенций в области подготовки инвестиционных проектов. Очень важно, что подобные навыки приобрела не только федеральная, но и региональная власть.

Точки роста и мегапроекты

Подходы к развитию России на основе формирования искусственных точек роста в условиях слабой связанности экономики существенно снижают эффективность от реализации мегапроектов.

Проведение Саммита АТЭС во Владивостоке и Олимпиады в Сочи, безусловно, рассматривались властями и как формирование точек роста, если не для всей экономики в целом, то, по крайней мере, для тех регионов, в которых эти мегапроекты реализовывались. Специальных исследований на данную тему практически нет - за исключением того, что в этом году опубликована первая российская монография по проблемам экономики Олимпийских игр (Нуреев, 2015), однако имеющиеся данные свидетельствуют о том, что экономический эффект от этих мероприятий оказался не столь значительным, как предполагалось (в отличие от политического и социального эффектов).

Так, например, предполагалось, что строительство объектов для саммита АТЭС подхлестнёт развитие цементной промышленности Дальнего Востока. Действительно, в регионе произошла определенная модернизация производства цемента и стройматериалов (ДФОбзор, 2013). Однако новых мощностей по производству цемента на Дальнем Востоке построено не было, а значительная часть резко возросшего спроса была удовлетворена за счёт Китая. По приблизительным расчётам, которые были сделаны по материалам дальневосточной прессы, китайские производители покрывали до 50 % потребности в цементе и строительных материалах, возникшей в ходе реализации данного мегапроекта (Avtobeton.ru, 2015). Это ещё раз отражает тот факт, что отсутствие драйверов, транслирующих импульсы расширяющегося спроса во внутреннее развитие, снижает мультипликационные эффекты от реализации мегапроектов. Поэтому далеко не очевидно, что спрос на цемент и другие строительные материалы, который будет неизбежно расширен при реализации еще одного инвестиционного мегапроекта — строительства космодрома «Восточный» - приведёт к развитию производства строительных материалов на Дальнем Востоке, а не будет подхлёстывать развитие соответствующих китайских отраслей.

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

127

Территории как точки роста

Учитывая пространственные особенности России, идея превращения отдельных регионов и территорий в точки экономического роста является актуальной. Достаточно долго в качестве механизма подобного превращения использовались особые экономические зоны (ОЭЗ): промышленно-производственные, технико-внедренческие, портовые и туристско-рекреационные. Согласно действующим нормам, особая экономическая зона — это ограниченная территория с особым юридическим статусом и льготными экономическими условиями для национальных или иностранных предпринимателей. Главная цель создания ОЭЗ — привлечение прямых иностранных инвестиций, передовых технологий производства товаров и услуг. Предполагалось, что ОЭЗ позволят решить задачи: создание новых рабочих мест для высококвалифицированного персонала; развитие экспортной базы; формирование базы импортозамещения; внедрение передовых методов менеджмента и организации труда.

В соответствии с Федеральным законом № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах» на территории Российской Федерации на 1 октября 2013 года было создано 27 ОЭЗ: из низ 6 - промышленно-производственного типа (Республики Татарстан, Липецкая, Самарская, Свердловская, Псковская, Калужской области; 5 - техниковнедренческого типа (города Томск, Санкт-Петербург, Зеленоград, Дубна, Республика Татарстан); 13 - туристско-рекреационного типа в Республиках Алтай и Бурятия, Алтайском крае и Приморском крае (остров Русский), в Иркутской области, а также на 8 территориях, входящих в Северо-Кавказский туристический кластер; 3 - портового типа в Хабаровском крае, Мурманской и Ульяновской области (на базе аэропорта «Ульяновск-Восточный»).

Несмотря на государственные вливания в развитие ОЭЗ, сколько-нибудь существенного эффекта для экономического развития они не имели. Счётная палата на основе изучения данных за период 2006-2012 годов отметила неэффективность туристско-рекреационных и портовых зон и отнесла существующие промышленнопроизводственные и технико-внедренческие зоны к категории условноэффективных. При этом наиболее существенный эффект был достигнут в Татарстане и Липецкой области.

В общем объёме вложенных инвестиций резидентов ОЭЗ на 1 января 2013 года (69301,0 млн. рублей) объём вложений резидентов ОЭЗ в Республике Татарстан составил 37816,08 млн. рублей, или 54,5%, резидентов ОЭЗ в Липецкой области -20481,51 млн. рублей, или 30 %. Объём инвестиций, направленных резидентами ОЭЗ на развитие ОЭЗ ППТ, в 2,2 раза превысил объём средств соответствующих бюджетов, направленных на строительство инфраструктуры ОЭЗ (Audit.gov.ru, 2014).

Недостаточная эффективность ОЭЗ породила поиски новых форм использования территорий в качестве точек роста. С 30 марта 2015 г. вступил в силу Федеральный закон № 473-ФЗ "О территориях опережающего социально-

экономического развития в Российской Федерации". Согласно данному закону в Восточной Сибири (включая Красноярский край и Хакасию) и на Дальнем Востоке могут создаваться зоны с особым статусом территорий опережающего развития (ТОР). Предполагается, что резиденты этих зон получат пятилетние налоговые каникулы; льготную ставку страховых взносов; упрощенные процедуры подключения к электросетям, прохождения таможни, получения разрешения на строительство. Возведение сопутствующей инфраструктуры будет вестись за счёт Фонда развития Дальнего Востока. Между тем сомнения в эффективности этих новых зон остаются, поскольку, по сути, ТОР мало чем отличаются от ОЭЗ. Возможно, последуют дальнейшие уточнения, но пока единственная существенная разница между ОЭЗ и ТОР — это срок функционирования: в первом случае — 20 лет, а во втором — 12 лет (Жуков, 2014).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

Иванова Л. Н., Терская Г. А.

128

5. Драйверы роста для России

По нашему мнению, обеспечение устойчивости экономического роста и существенное расширение его несырьевой составляющей предполагают не только поиск отраслевых и территориальных точек роста, но и выстраивание драйверов, способствующих трансляции внешних и внутренних импульсов роста в интегрированное развитие всей страны.

Возможно также, что с учётом недостаточной эффективности применяемого ранее подхода к стимулированию экономического роста через активизацию точек роста в краткосрочном и среднесрочном периодах наиболее пристальное внимание следует уделить формированию драйверов экономического развития.

Представляется также, что основными драйверами для России могут быть развитие всех видов транспортно-логистической инфраструктуры; создание максимально благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса на территории всей страны, а не только в неких защищённых анклавах; развитие структур кластерного типа; аграрный сектор. Роль вспомогательных драйверов роста могут также сыграть внедрение в различные сферы жизнедеятельности коммуникационных и информационных технологий; подготовка трудовых ресурсов, обладающих соответствующей компетенцией и мотивацией; принятие целенаправленных мер по устранению зон упадка (территорий с высокой безработицей, падающим производством и т.д.). Следует отметить также значительную роль в экономическом развитии общества наличия социального капитала, качество которого на муниципальном и региональном уровнях является неравномерным на территории России, и в большинстве регионов в последнее время снижается.

Для развития социальных взаимодействий в обществе необходимо повышение степени информационной открытости власти на разных уровнях; создание возможностей постоянной коммуникации между населением, представителями бизнеса и властными структурами на базе развития социальных сетей; публичное обсуждение важных общественных проблем и участие всех субъектов общества в их решении; перестройка взаимоотношений между бизнесом и правовыми органами для повышения доверия представителей бизнеса государству; развитие социальной сферы: пенсионная реформа, здравоохранение, образование, рынок жилья, социальные гарантии; политическая конкуренция; решение проблемы коррупции, совершенствование судебной системы, упрощение бюрократических процедур и др.

Транспортная и логистическая инфраструктура как драйвер экономического роста

Развитие внутренних связей во многом ограничено состоянием транспортной инфраструктуры. Давно говорят о том, что хорошо развитая транспортная инфраструктура способна превратить географические особенности России в её конкурентное преимущество, и о том, что она способна обеспечить выход хозяйствующим субъектам на региональные и международные рынки и одновременно обеспечить предоставление инфраструктурных услуг мирового уровня. Представляется, что в настоящее время приоритетом развития инфраструктуры должно стать преодоление территориальной разобщенности страны, ограничивающей развитие внутренних хозяйственных связей и повышение мобильности населения (Блинкин, 2011).

Эксперты отмечают, что проблема территориальной разобщенности имеет

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

129

три ипостаси. Первая из них связана с дефицитом инфраструктуры сообщения, т. е. отсутствием выхода на сеть круглогодично эксплуатируемых автомобильных дорог и/или отсутствием в разумной близости от населённого места

железнодорожных станций и аэродромов местных воздушных линий. Вторая ситуация характеризуется значительным и систематическим несоответствием спроса и предложения на транспортные услуги. Третья ситуация связана с отсутствием спроса из-за крайне слабых горизонтальных связей между городами и регионами страны.

Как известно, логистика представляет собой организацию рационального процесса продвижения товаров и услуг от поставщиков сырья к потребителям, включая инфраструктуру, обеспечивающую это продвижение (система складов, магазинов, перевалочных баз и т.д.). Несмотря на то, что Россия в определённом смысле продвинулась в направлении развития логистических услуг и соответствующей инфраструктуры, всё же её отставание от мирового уровня пока ещё очень существенно. В настоящее Россия находится в числе стран с одним из самых высоких уровней логистических издержек: 17% конечной стоимости

продукции, в то время как в мире этот показатель равен 10,2% (Мерешко, 2014). Будучи направленной на оптимизацию издержек и рационализацию процесса производства, сбыта и сопутствующего сервиса, логистика, безусловно, оказывает существенное интеграционное воздействие на развитие внутреннего рынка страны, а также на общий уровень издержек, что весьма существенно с точки зрения обеспечения конкурентоспособности российских товаров как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Малый и средний бизнес как драйвер экономического роста

На наш взгляд, России в своей экономической политике следует учитывать тот факт, что экономический рост имеет не только интенсивную, но и экстенсивную природу. Традиционно экстенсивный фактор трактуется как некий пережиток. Однако это не вполне справедливо, поскольку экстенсивный и интенсивный рост — это две взаимосвязанных ипостаси развития. Необходимость освоения и удерживания огромных пространств предполагает широкое присутствие и экстенсивных факторов роста в виде увеличения количества субъектов жизнеспособного малого и среднего бизнеса. И в этом смысле в России можно говорить о неких слоях или пространствах экономического роста, за счёт массированного объёма небольших инвестиций в отрасли частного бизнеса, обслуживающих спрос на уровне территории, региона или группы регионов. Однако, как известно, положение малого бизнеса в России является неудовлетворительным: его расширение практически прекратилось (Ekomik.ru, 2013). Между тем именно малый бизнес играет в экономике роль коммутанта, связывая её в единое целое. Создание условий для максимальной активизации частной инициативы, т.е. повсеместного развития малого и среднего бизнеса в России, вне зависимости от его отраслевой ориентации и территориальной привязки способно обеспечить определенную долю экономического роста и способствовать реализации точек роста на территориальном и региональном уровне, формированию внутренних связей.

Вместе с тем можно выделить ряд факторов, которые на протяжении последних лет неизменно негативно влияют на развитие малого бизнеса, в том числе отсутствие реальных конкурентных отношений; нехватка финансовых средств, сложные условия кредитования бизнеса; недостатки в системе налогообложения; недостаточная государственная поддержка

предпринимательства; несовершенство законодательной базы; недостаточная материальная мотивация труда; неэффективное использование интеллектуального ресурса; недостаток доверия в обществе в целом и в предпринимательской среде, отсутствие партнерства, взаимопомощи, сплоченности, неблагоприятный моральнопсихологический климат и др. В качестве некоторых направлений необходимой

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

130

Иванова Л. Н., Терская Г. А.

трансформации социальных институтов можно назвать создание и поддержание конкуренции, усиление антимонопольной деятельности; рост государственной поддержки бизнеса; принятие налоговых мер; совершенствование законодательства в целях сокращения неправомерных действий, оппортунистического поведения в предпринимательской среде; увеличение инвестирования в социальный капитал.

Кластерные структуры как драйверы экономического роста

Подход к развитию на основе формирования структур кластерного типа существенно отличается от того подхода, который лежит в основе действующих особых экономических зон или планируемых территорий опережающего развития. Приоритетной задачей особых экономических зон являлось привлечение частных инвестиций (и, прежде всего, прямых иностранных инвестиций). Внутренняя связанность резидентов ОЭЗ и повышение уровня локализации не формулировались как отдельные задачи, поскольку по умолчанию считалось, что всё это будет являться косвенным результатом деятельности развития ОЭЗ. В противовес данному подходу базовым принципом создания кластера — это именно формирование кооперационных связей между структурами, образующими его. Экономический кластер - сконцентрированная на некоторой территории группа взаимосвязанных организаций: поставщиков продукции, комплектующих и

специализированных услуг; инфраструктуры; научно-исследовательских институтов; вузов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом. Смещение приоритетов с привлечения прямых иностранных инвестиций в сторону формирования кооперационных связей и повышения уровня локализации за счет внедрения соответствующих стимулов и льгот способно оказать существенное воздействие на развитие внутрирегиональных и межрегиональных кооперационных связей.

Аграрный сектор как драйвер экономического роста

История знает примеры, когда благодаря принятию стратегических решений, направленных на реформирование аграрной сферы, страна начинала весьма существенно ускоряться в своем развитии. Экономический подъем в США в 60-90-е годы был во многом обусловлен тем, что в разгар Войны между Севером и Югом был принят Закон о гомстедах, который не только позволил удовлетворить спрос широких слоев населения на землю как производственный ресурс, но и запустил механизм развития американского внутреннего рынка. В основе этого механизма лежал устойчиво растущий спрос на промышленные изделия со стороны фермеров, получивших относительно большие участки земли (70 га на семью). В том же 1862 году в США был принят Закон Морилла, направленный на распространение промышленных и сельскохозяйственных знаний через систему колледжей. Согласно Закону в распоряжение штатов было предоставлено около 140 млн. акров земель из госфонда для основания и субсидирования сельскохозяйственных и технических колледжей (Куропятник, 2005). Практически безвозмездная передача земли в руки тех, кто стремился организовать на ней производственную деятельность1, стимулировала спрос на машиностроительную продукцию не только со стороны фермеров, но и со стороны промышленников, которые в условиях сужающегося предложения наемного труда и, следовательно, роста заработной платы, были вынуждены механизировать свое производство. Освоение земель Дикого Запада и вывоз сельскохозяйственной продукции стимулировали развитие железнодорожного строительства и, соответственно, металлургии и транспортного машиностроения. В результате была построена транспортная инфраструктура, которая связала множество локальных рынков в единый ёмкий внутренний рынок, закрепив межотраслевую и межрегиональную специализацию (Экономическая история

1 Требование закона относительно обязательности хозяйственной эксплуатации выделяемой земли в течение первых пяти лет существенно ограничивало возможности тех, кто занимался земельными спекуляциями.

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

131

капиталистических стран, 1986. С. 173). Всё это привело к тому, что к концу XIX века США из страны с относительно неустойчивой экономикой превратилась в мощнейшую экономику мира: её доля в мировом промышленном производстве с 1860 по 1900 годы выросла с 17% до 31%.

Несмотря на то, что опыт приватизации земельного фонда в США во второй половине XIX века очень трудно переложить на современную российскую действительность в связи с тем, что спрос на землю как производственный ресурс у широких слоев российского населения незначителен, сама по себе идея поиска механизма, запускающего экономический рост посредством сельскохозяйственного производства, может быть весьма перспективной, поскольку аграрная сфера обладает весьма серьёзным интеграционным потенциалом. Этот потенциал обусловлен структурой, характером и объёмом связей сельского хозяйства с другими отраслями и конечными потребителями. Как известно, сельское хозяйство, с одной стороны, формирует весьма объёмный спрос на продукцию сельскохозяйственного машиностроения, производство удобрений и средств защиты растений, услуги соответствующей инфраструктуры и логистики, транспортного машиностроения и т.д., а с другой стороны, сельское хозяйство создает предложение ресурсов для пищевой, текстильной, химической и фармацевтической промышленности, обслуживая тем самым интересы конечного потребителя. Интеграционные возможности аграрных отраслей — при соответствующем институциональном оформлении — позволяют рассматривать их в качестве одного из возможных драйверов развития российской экономики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ахапкин Н. Ю. и Иванова Л. Н. (2014). Источники экономического роста в России: выбор приоритетов // Вестник Института экономики РАН, № 6.

Блинкин М. (2011). Идеология эпохи гужевого транспорта // Ведомости, 25 мая. (http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/260851/ideologiya_epohi_

guzhevogo_transporta - Дата обращения: 24.05.2015).

ДФОбзор (2013). «Востокцемент» выходит на «Восточный». (http:// dfobzor.ru/«vostokczement»-vyixodit-na-«vostochnyij».html - Дата обращения:

24.05.2015) .

Жуков И. (2014). Территории опережающего развития: четвертая попытка русского Гонконга // Клуб регионов, 21 февраля. (http://club-rf.ru/theme/327 - Дата обращения: 21.02.2014).

Ивантер А. (2014). Качественный рост с опорой на институты // Эксперт, № 21 (900). (http://expert.ru/expert/2014/21/kachestvennyij-rost-s-oporoj-na-institutyi/ -Дата обращения: 24.05.2015).

Карпова Н. (2014). От революции сланцевой к революции на Украине // Эксперт, № 14 (893). (http://expert.ru/expert/2014/14/ot-revolyutsii-slantsevoj-k-

revolyutsii-na-ukraine/ - Дата обращения: 24.05.2015).

Куропятник Г. П. (2005). Гомстед-акт и сельское хозяйство в годы войны с Югом, 1861-1865 // Американский ежегодник. (http://america-xix.org.ru/library/ kuropiatnik-land/3.html - Дата обращения: 11.09.2014).

Лядова В. А. (2012). К проблеме прогнозной оценки прироста демографических ресурсов и эффективности их трансформации в используемые трудовые ресурсы // Российское предпринимательство, № 3 (201). (http://

old.creativeconomy.ru/articles/18344/ - Дата обращения: 24.05.2015).

Мерешко Н. (2014). Урок французской логистики // Эксперт, № 18-19 (897). (http://expert.ru/expert/2014/19/urok-frantsuzskoj-logistiki/ - Дата обращения:

24.05.2015) .

Нуреев Р. М. (2015). Экономика Олимпийских игр: монография / Р. М. Нуреев, Е. В. Маркин. М.: Норма, ИНФРА-М.

Орлов А. (2014). Россия ищет точки роста // Газета.Яи, 17.02. (http:// www.gazeta.ru/business/2014/02/13/5905469.shtml - Дата обращения: 24.05.2015).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

132

Иванова Л. Н., Терская Г. А.

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Аудит эффективности использования государственных средств, направленных на создание и развитие особых экономических зон» (2014) // Бюллетень Счетной палаты, №3 (март). (http:// audit.gov.ru/activities/bulleten/755/16710/ - Дата обращения: 11.09.2014).

Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве // Библиотека Якова Кротова. (http://krotov.info/history/18/1710/pososhkov_00.htm. - Дата обращения: 30.05.2015).

Терская Г. А. (2014). Роль государства в изменении институциональной среды бизнеса // Современные проблемы глобальной экономики: от торжества идей либерализма к новой «старой» экономической науке: Материалы международной научной конференции / под ред. Р. М. Нуреева, М. Л. Альпидовской. М.: Финансовый университет.

Шохина Е. (2014). ЖКХ как драйвер экономического роста // Expert Online, 25 апреля. (http://expert.ru/2014/04/25/zhkh-kak-drajver-ekonomicheskogo-rosta/ - Дата обращения: 24.05.20J.5).

Шумпетер Й. (1982). Теория экономического развития. М.: Прогресс.

Шумпетер Й. (1995). Капитализм, Социализм и Демократия. М.: Экономика.

Экономическая история капиталистических стран / Под ред. Ф. Я. Полянского, В. А. Жамина. М.: Издательство Московского университета, 1986.

Яковец Ю. В. (2004). Эпохальные инновации XXI века. М.: Экономика.

Avtobeton.ru (2015). (http://www.avtobeton.ru/news/na-dalnem-vostoke-zafiksirovano-rezkoe-uvelichenie-importa-i-potrebleniya-cementa.html - Дата обращения: 24.05.2015).

Ekomik.ru (2013). (http ://ekomik.ru/magazine/others/10517-malyj -i-srednij -

biznes-v-rf-2013-nalogi-rastut-v-mode-byudzhetnyj-biznes-predprinimateli-umneyut.html - Дата обращения: 21.02.2014).

Ereport.ru. Мировая экономика (2015). (http://www.ereport.ru - Дата обращения: 24.05.2015).

REFERENCES

Akhapkin N. Y. and Ivanova L. N. (2014). Sources of economic growth in Russia: the choice of priorities. Bulletin of the Institute of Economics RAS, no. 6. (In Russian).

Avtobeton.ru (2015). (http://www.avtobeton.ru/news/na-dalnem-vostoke-zafiksirovano-rezkoe-uvelichenie-importa-i-potrebleniya-cementa.html - Access Date:

24.05.2015) . (In Russian).

Blinkin M. (2011). The ideology of the era of horse-drawn transport. Vedomosti, May 25. (http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/260851/ ideologiya_epohi_ guzhevogo_transporta - Access Date: 24.05.2015). (In Russian).

DFObzor (2013). "Vostokcement" goes to the «East». (http:// dfobzor.ru/«vostokczement»-vyixodit-na-«vostochnyij».html - Access Date: 24.05.2015). (In Russian).

Ekomik.ru (2013). (http ://ekomik.ru/magazine/others/10517-malyj -i-srednij -biznes-v-rf-2013-nalogi-rastut-v-mode-byudzhetnyj-biznes-predprinimateli-umneyut.html - Access Date: 21.02.2014). (In Russian).

Ereport.ru. The World Economy (2015). (http://www.ereport.ru - Access Date:

24.05.2015) . (In Russian).

Ivanter A. (2014). Qualitative growth relying on institutions. Expert, no. 21 (900). (http://expert.ru/expert/2014/21/kachestvennyij-rost-s-oporoj-na-institutyi/ - Access Date:

24.05.2015) . (In Russian).

Karpov N. (2014). From the Revolution to the shale revolution in Ukraine. Expert, no. 14 (893). (http://expert.ru/expert/2014/14/ot-revolyutsii-slantsevoj-k-

revolyutsii-na-ukraine/ - Access Date: 24.05.2015). (In Russian).

Kuropyatnik G. P. (2005). Homestead Act, and agriculture during the war with the South, 1861-1865. American Yearbook. (http://america-xix.org.ru/library/

kuropiatnik-land/3.html - Access Date: 11.09.2014). (In Russian).

Liadova V. A. (2012). On the problem of population growth forecast evaluation of

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Точки роста и драйверы роста: к вопросу о содержании понятий

133

resources and efficiency of their transformation in the labor force used. Russian Entrepreneurship, no. 3 (201). (http://old.creativeconomy.ru/articles/18344/ - Access Date:

24.05.2015). (In Russian).

Mereshko N. (2014). The lesson of the French logistics. Expert, no. 18-19 (897). (http://expert.ru/expert/2014/19/urok-frantsuzskoj-logistiki/ - Access Date: 24.05.2015). (In Russian).

Nureev R. M. (2015). Economy Olympics: monograph / R. M. Nureev, E. V. Markin. Moscow, Norma Publ., INFRA-M Publ. (In Russian).

Orlov A. (2014). Russia is looking for in terms of growth. Gazeta.ru, 17.02. (http:// www.gazeta.ru/business/2014/02/13/5905469.shtml - Access Date: 24.05.2015). (In Russian).

Pososhkov I. T. Book on Poverty and Wealth // Library Yakov Krotov. (http:// krotov.info/history/18/1710/pososhkov_00.htm. - Access Date: 30.05.2015). (In Russian).

Report on the Results of "Performance Audit of Public Funds Aimed at the Creation And Development of Special Economic Zones" (2014). The Bulletin of the Accounts Chamber, no. 3 (March). (http://audit.gov.ru/activities/bulleten/755/16710/ -Access Date: 11.09.2014). (In Russian).

Schumpeter J. (1982). The Theory of Economic Development. Moscow, Progress Publ. (In Russian).

Schumpeter J. (1995). Capitalism, Socialism and Democracy. Moscow, Economics [Ekonomika] Publ. (In Russian).

Shokhina E. (2014). Utilities as a driver of economic growth. Expert Online, April 25th. (http://expert.ru/2014/04/25/zhkh-kak-drajver-ekonomicheskogo-rosta/ - Access Date: 24.05.2015). (In Russian).

Terskaya G. A. (2014). The state's role in changing the institutional environment of business // Modern Problems of the Global Economy: the Triumph of the Ideas of Liberalism to the New "Old" Economic Science: Proceedings of the International Conference / Ed. by R. M. Nureev, M. L. Alpidovskaya. Moscow, Publ. House of Finance University. (In Russian).

The Economic History of Capitalist Countries (1986) / Ed. by F. Y. Polanskiy, V. A. Jamin. Moscow, Publ. House of the Moscow University, 1986. (In Russian).

Yakovets Y. (2004). Epochal innovations of the XXI century. Moscow, Economics [Ekonomika] Publ. (In Russian).

Zhukov I. (2014). The territories of priority development: the fourth attempt to Hong Kong. Russian Club in the Area, 21 February. (http://club-rf.ru/theme/327 - Access Date: 21.02.2014). (In Russian).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 7, № 2. 2015

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.