Научная статья на тему 'Точки опоры для классификации архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения'

Точки опоры для классификации архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
507
96
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КЛАССИФИКАЦИЯ НАУК / ДОКУМЕНТОКОММУНИКАЦИОННЫЕ НАУКИ / АРХИВОВЕДЕНИЕ / БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ / БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ / КНИГОВЕДЕНИЕ / МУЗЕЕВЕДЕНИЕ / CLASSIFICATION OF THE SCIENCES / SCIENCE OF COMMUNICATION THROUGH DOCUMENTS / ARCHIVAL SCIENCE / SCIENCE OF BIBLIOGRAPHY / LIBRARY SCIENCE / SCIENCE ABOUT BOOK / MUSEOLOGY

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Полтавская Елена Игоревна

Ретроспективный обзор общих классификаций наук позволил выявить основные и необходимые, с нашей точки зрения, параметры классификации частных наук пяти смежных документокоммуникационных (архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения). Представление об объектах наук как о динамических системах, в которых производитель документа (в том числе библиотека-, архив-, музей-учреждение) взаимодействует с потребителем (пользователем библиотеки, посетителем архива, музея, информационного центра), помогает найти общее между перечисленными социально-гуманитарными науками. Методологической основой объединения архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения в одну классификационную группу мы считаем принципиальное сходство предметов данных наук, выраженное в категориальных схемах понятий, соответствующих их объектам, что позволяет создать схему понятия их общего объекта и обоснованно объединить пять смежных наук в одну классификационную группу.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SUPPORT POINTS FOR CLASSIFICATION OF ARCHIVAL SCIENCE, SCIENCE OF BIBLIOGRAPHY, LIBRARY SCIENCE, SCIENCE ABOUT BOOK AND MUSEOLOGY

A retrospective review of common classifications of sciences revealed the basic and necessary, from the point of view of the author, the parameters of the classification of individual sciences five related science of communication through documents (archival science, science of bibliography, library science, science about book and museology). The idea of objects of science as a dynamic system in which the manufacturer of the document (including library-, archiv-, museum-institution) interacts with the user (user of library, archiv's visitor, museum's visitor, information center's visitor), helps to us find common between these socio-humanities sciences. The methodological basis of combining archival science, science of bibliography, library science, science about book and museology in one classification group author considers fundamental similarity of objects of sciences. Substantive similarity expressed in schemes of category corresponding to objects of these sciences, that allows you to create a scheme of the notion of a shared object and soundly combine the five related sciences into one classification group.

Текст научной работы на тему «Точки опоры для классификации архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения»

УДК 930.25+01+02+002+069

Е. И. Полтавская

д-р пед. наук

Московская государственная консерватория имени П. И. Чайковского E-mail: poltavskaya.elen@gmail. com

ТОЧКИ ОПОРЫ ДЛЯ КЛАССИФИКАЦИИ АРХИВОВЕДЕНИЯ, БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЯ, БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЯ, КНИГОВЕДЕНИЯ И МУЗЕЕВЕДЕНИЯ

Ретроспективный обзор общих классификаций наук позволил выявить основные и необходимые, с нашей точки зрения, параметры классификации частных наук - пяти смежных документокоммуникационных (архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения). Представление об объектах наук как о динамических системах, в которых производитель документа (в том числе библиотека-, архив-, музей-учреждение) взаимодействует с потребителем (пользователем библиотеки, посетителем архива, музея, информационного центра), помогает найти общее между перечисленными социально-гуманитарными науками. Методологической основой объединения архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения в одну классификационную группу мы считаем принципиальное сходство предметов данных наук, выраженное в категориальных схемах понятий, соответствующих их объектам, что позволяет создать схему понятия их общего объекта и обоснованно объединить пять смежных наук в одну классификационную группу.

Ключевые слова: классификация наук, документокоммуникационные науки, архивоведение, библио-графоведение, библиотековедение, книговедение, музееведение

Для цитирования: Полтавская, Е. И. Точки опоры для классификации архивоведения, библиографоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения / Е. И. Полтавская // Вестник культуры и искусств. - 2017. -№ 2 (50). - С. 15-25.

Найти взаимосвязь и соотношение наук между собой - такая задача всегда осознавалась учеными как необходимый и важный этап при систематизации знаний об окружающем мире. От того, какая именно (искусственная или естественная) классификационная система будет построена, зависит систематизация всего имеющегося знания, организация образования и науки. Неудивительно, что современные исследователи научного познания бьют тревогу: «до сих пор... не созданы методологические основы классификации научных знаний, не изучены механизмы возникновения и модификации связей между науками» [12, с. 29]. Между тем еще в 1960-е гг. признано, что классифицирование наук - это проблема и философская, и науковедческая одновременно. Философы могут решить общеметодологические вопросы, возникающие при сопоставлении наук, раскрыть принципы

классификации. Науковеды - определить предметы наук, выявить их сходство и отличие, сопоставить науки в общей классификационной схеме [5, с. 7].

Общая картина соотношения наук позволяет найти ориентиры для создания классификаций частных наук, при этом решение вопросов классификации в отдельных направлениях научного знания не менее важно, чем в целом в науке. К тому же разрабатывать общую классификацию наук можно, начиная упорядочивание частных наук, постепенно систематизируя все более крупные направления знаний. Из истории науки известно, что использовать индуктивный метод при классификации наук рекомендовал А. М. Ампер. Как пишут исследователи, он полагал, что вначале необходимо определить контуры частных наук, а затем уже следует браться за классификацию в целом [6, с. 92].

15

Понимание места частных наук в общей классификационной картине имеет большое значение: именно на классификациях отдельных наук строятся классификации учебных дисциплин и тематические рубрикаторы, которыми руководствуются издательства профессиональных журналов, устроители научных конференций. Кроме того, от решения вопроса о месте наук в системе научного знания зависит их социальный статус, финансирование научных исследований и отрасли. Неопределенное положение дисциплин и специальностей в различных классификациях ведет к игнорированию наук, отрицательно сказывается на научном и общественном признании, на престиже профессии (с горечью можно признать, что это в полной мере относится к библиотековедению, библиографоведению, книговедению и другим смежным научным дисциплинам), логическом изложении материала в педагогическом процессе.

В связи с тем, что классификации наук отражают преходящий уровень развития научного знания и исторически устаревают, необходимо время от времени пересматривать устоявшуюся систему соотношения наук и приводить ее в соответствие с текущим развитием научного знания, учитывать возникновение новых научных направлений. Так, появившиеся и возникшие в настоящее время на пересечении естественных и социальных наук принципиально новые отрасли научного знания (такие как нейроэкономика, нейросоциология, биоэтика и другие) невозможно отнести ни к одной из известных устоявшихся групп. Вследствие этого Ж. Т. Тощенко предложил сформировать новый класс синтетических (или синер-гетических) наук, «которые органически соединяли бы методологию, методологический инструментарий, теоретическую и эмпирическую базу социально-гуманитарных и естественных наук» [18, с. 96].

В области смежных документокоммуни-кационных1 наук тоже произошли значитель-

1 «Документе...» (вместо «документально...») - неологизм Ю. Н. Столярова, исследовавшего словообразование от слова «документ» [15]. Термин документальный (означающий под-

ные изменения: возникнув как сугубо практические, они накопили свое теоретическое знание. Задумаемся, не пора ли изменить местонахождение архивоведения, библиографове-дения, библиотековедения, книговедения и музееведения в различных классификациях? Для такого изменения надо иметь убедительные основания.

Чтобы определить методологические критерии классифицирования смежных докумен-токоммуникационных наук, кратко проследим, на каких основаниях строились классификации наук в исторической перспективе.

Известно, что одну из первых классификаций зарождающихся наук и видов интеллектуальной деятельности создал Аристотель2 (Aristotels, IV в. до н. э.), который рассматривал конкретные направления знания как части философии: теоретической, практической, творческой. Науки в классификации Ибн-Сины (или Авиценны; Abü 'Ali Husein ibn 'Abdallah ibn Sina, XI в.) также включены в состав философии и делятся по принципу дихотомии на практические (такие науки «осведомляют» о действиях человека) и теоретические (о состоянии бытия вещей). Тем самым Ибн-Сина различал субъект и объект, отмечает Б. М. Кедров в своем исследовании о классификации наук [7, с. 56].

Фрэнсис (Френсис) Бэкон (Francis Bacon), сторонник субъективного принципа систематизации, опирался на свойства познающего субъекта, участвующие, как он полагал, преимущественно в создании нового знания: память (история), чувство (искусство) и разум (наука). В его классификации, изложенной в трактате «О достоинстве и об усовершенствовании наук» (1623 г.), направления знаний просто прикладывались один к другому как независимые друг от друга [Там же, с. 63].

твержденный документом) не раскрывает общие черты библиотековедения, библиографоведения, книговедения, архивоведения, музееведения и не может совокупно их характеризовать. Перечисленные науки точнее называть документокоммуникационны-ми, так как все они изучают коммуникацию, осуществляемую посредством документа (а не коммуникацию, подтвержденную документом).

2 Жирным шрифтом выделены имена и фамилии тех ученых и философов, на чьих классификационных схемах останавливается автор статьи.

16

В XVII в. начали возникать классификации, в основе которых лежал объективный принцип систематизации знания. Так, химик Николай Лемери (Nicolas Lémery), выделив в природе три царства (минеральное, растительное и животное), науки компоновал сообразно делению действительности на реальные объекты исследования [Там же, с. 13]. Однако именно классификации наук (в точном значении слова) появились лишь в XIX в.

Клод Сен-Симон (Claude Henri de Rouvroy, comte de Saint-Simon) рекомендовал выстраивать классификацию по предметам наук, т. е. на основе представлений, сложившихся из характеристик тех объектов наук, которые изучали отдельные направления знаний. Классификационный ряд, по предложениям философа, должен выстраиваться с учетом исторической последовательности возникновения наук и сложности их предмета изучения [7, с. 92-98]. После Сен-Симона основная схема взаимосвязи наук долгое время представляла собой три крупные группы: точные науки, науки о неорганической и об органической природах.

Андре-Мари Ампер (André-Marie Ampère), основоположник электродинамики, оставил обширное исследование «Опыт о философии наук, или Аналитическое изложение естественной классификации всех человеческих знаний», последние части которого были опубликованы уже после смерти ученого. В своем труде Ампер подчеркивал роль абстракции в исследованиях, систематизировал науки в соответствии с объектами и предметами изучения. Проведя анализ не только на основе их свойств, но и отношений, он тем самым предвосхитил «позднейшую эволюцию теоретической логики» [9, с. 25].

По оценке Б. М. Кедрова, в основном осуществить координацию наук удалось ученику Сен-Симона - Огюсту Конту (Isidore Marie Auguste François Xavier Comte), впервые выделившему в отдельную группу социологические науки, но при этом не уделявшему внимания идее развития научного знания [7, с. 139].

В отличие от него, Фридрих Энгельс (Friedrich Engels), выдвинув понятие формы

движения материи (механическая, физическая, химическая, биологическая, социальная), в своей классификации показал развитие наук и отсутствие между ними резких границ. Как подчеркивает Б. М. Кедров, воссоздать общую картину природы Энгельсу удалось потому, что тот исходил из мысли о неразрывности материи и движения (причем движение понималось как все изменения вообще) и идеи о том, что переходы форм движения материи выражают закон перехода количественных изменений в качественные. Поскольку исторически познание продвигалось от простых форм движения материи к более сложным, то и порядок расположения наук (логическое обобщение знаний) выстраивался философом с учетом единства логического и исторического. Другими словами, классификация, предложенная Энгельсом, основана на принципе субординации наук [7, с. 318, 320, 325, 332] с помощью восхождения от абстрактного (менее развитого) к конкретному (более развитому).

Несмотря на то, что в целом его классификация отображала состояние науки того времени и являлась значительным достижением в систематизации знания, считается, что Энгельс не смог преодолеть существенных трудностей [1, с. 49]. Его классификация не охватывала все известные на тот момент направления научного знания, а математика, которой не соответствует никакая отдельная форма движения материи, была помещена в группу наук о неживой природе.

В связи с возникновением в 1960-х гг. новых научных направлений (в частности, кибернетики Н. Винера) Бонифатий Михайлович Кедров предложил свою классификацию, ее основу составили крупные разделы научного знания, представляющие собой четыре комплекса наук: философских, математических, естественных и технических, социальных. Кибернетику Б. М. Кедров включил в группу математических наук, выдвинув предположение о существовании особой формы движения материи - кибернетической, именно так продолжив развивать идеи Энгельса [8, с. 309-320]. Это вызвало обоснованную критику, так как неза-

17

висимость кибернетических отношений от материального субстрата является основополагающим принципом науки об управлении и связи в живом организме и машине [1, с. 50]. Сомнения у его оппонентов вызывал и тот факт, что классификация, привязанная к формам движения материи и показывающая вектор развития научной мысли, оказалась слишком обща: наук известно значительно больше, чем форм движения. Поэтому, руководствуясь подобным принципом, можно соотнести между собой лишь несколько крупных теоретических отраслей знания, остальные же науки непременно окажутся «за бортом».

Тем не менее, опираясь на идею Энгельса о формах движения материи («ряд связанных между собой и переходящих друг в друга форм движения являются вместе с тем классификацией» [3, с. 5]), а также на собственную систему понятий, свой метод построения системной классификации наук предложил Евгений Дмитриевич Гражданников. В его классификации - 20 фрагментов. В 11 фрагменте «Педагогические науки» располагаются, среди прочих, книговедение, школоведение, библиотековедение, библиографоведение. В 1985-1988 гг. Е. Д. Гражданников и Юрий Павлович Хо-люшкин построили системную классификацию исторических наук с помощью системного классификационного анализа научных понятий и создали периодическую систему социологических категорий [4] на основе предположений о существовании всеобщего периодического закона.

На других критериях разработал свою систему Авенир Иванович Уёмов. Отвергнув принцип построения классификации наук в соответствии с формой движения, он опирался на категории «вещь», «свойство», «отношение» и на трактовку соотношения формы и материи, данную Аристотелем. В соответствии со своей установкой, А. И. Уёмов выделил три типа наук по типам составляющего их знания. К первому он отнес большинство классических наук: «каждая из них изучает определенный класс объектов, независимо от того, какие свойства и отношения на них обнаруживают-

ся». Ко второму типу - современную физику и химию и другие «науки, изучающие определенные типы свойств, независимо от того, у каких объектов эти свойства обнаруживаются». «Третьим типом наук, - считал философ, - являются науки об отношениях - независимо от тех вещей, в которых существуют эти отношения», например, математика, кибернетика.

A. И. Уёмов заметил, что «науки о вещах соответствуют наукам о формах движения с жестко фиксированным субстратом. Науки о свойствах и отношениях соответствуют тому случаю, когда одна и та же форма движения может реализоваться не на одном субстрате, а на нескольких. Наконец, имеет место случай, когда науки о свойствах или отношениях относятся к любым формам движения» [19, с. 133-135]. Предложенная формальная типология наук, по словам ученого, требует дальнейшей конкретизации и разработки. Однако можно сделать вывод, что, развиваясь, науки могут переходить из первого типа во второй и далее.

Известны и другие разработки общей классификации науки. К примеру, В. И. Жог и

B. П. Леонов выявили более тридцати гносеологических установок, которыми руководствовались исследователи разных исторических эпох при выяснении соотношения наук, и подробно рассмотрели важнейшие типы классификаций, среди них: генетические, функциональные, морфологические, структурные, атрибутивные и внетиповые [6].

Несмотря на различие в методологических основаниях деления, современные общие классификации группируют науки по четырем основным направлениям: точные, естественные, гуманитарные и социальные. Б. М. Кедров пришел к выводу, что начиная с Энгельса последователи диалектического материализма при классификации наук стали считать основным объективный принцип: расположение наук по их реальным объектам и объективным признакам их предметов. При этом учитываются субъективность познания, абстрактность и логичность мышления. Производным от объективного принципа является принцип развития (или субординации), из которого следует, что

18

науки должны связываться между собой так, как связаны между собой их предметы, а не так, как это удобно исследователю [7, с. 23].

Леонид Григорьевич Джахая, предложивший свою версию классификации наук, также склонен считать основным при ее составлении принцип объективности, который конкретизируется как принципы: структурности, взаимосвязи и развития [5, с. 163]. Он, собственно, составил две классификации наук: одну для теоретических, другую для прикладных. Прикладные науки непосредственно связаны с практической деятельностью человека, у них «рукотворные предметы». Среди прикладных наук есть книжное дело, подразделяющееся, согласно философу, на полиграфию, библиотечное дело и библиографию. Музееведение в таблице классификации отсутствует, а архивоведение входит в более крупный раздел - госу-дарствоведение (соответствующее теоретической науке правоведению) [Там же, с. 220, таблица 2].

В конце 1960 гг., когда составлялись эти классификационные таблицы, соотношение (и название) наук было такого рода. Однако современным профессиональным сообществом принято различать сферы практики (библиотечное дело, библиографию, книжное дело, архивное дело и музейное дело) и изучающие их самостоятельные науки (библиотековедение, библиографоведение, книговедение, архивоведение и музееведение), которые нарабатывают свое теоретическое знание. Перечисленные пять наук считают смежными, т. е. сопредельными, близкими по происхождению и направлению развития. Тем не менее не только в упомянутых, но и в современных классификациях сопредельность данных наук никак не отображена.

Чтобы иметь право располагать в единой группе науки, считающиеся смежными, нужны веские основания. Кроме того, необходимо найти не только сходные признаки библиотековедения, библиографоведения, книговедения, архивоведения и музееведения между собой, но и отличающие их от других родственных научных дисциплин, оперирующих документом

(например, от документоведения, документо-логии, документалистики).

При поиске методологических оснований для объединения библиотековедения, архивоведения, музееведения, библиографоведения и книговедения в единую классификационную группу, исходя из принципа преемственности научного знания, необходимо принимать во внимание те «точки опоры», которые выявлены при составлении общих классификаций наук философами и науковедами. Ими являются: объекты и предметы наук, представления о неразрывности материи и движения (под движением в философии понимается понимается любое изменение), о системном отображении объекта соответствующим ему основным научным понятием - научной категорией, совет применять в рассуждениях абстракцию (например, схемы, помогающие выделить самое существенное в явлении).

Спрашивается, какие объекты реальности изучают архивоведение, библиографове-дение, библиотековедение, книговедение и музееведение? В целом каждая из указанных документокоммуникационных наук изучает практическое дело (архивное / библиотечное / книжное / музейное / библиографию) и его инфраструктуру, способствующую совершенствованию управления, образования, научной деятельности, профессиональной печати в данной отрасли.

Диалектическое понимание неразрывности материи и движения заметно при двояком рассмотрении любого предмета (вещи, явления, процесса): в статике и динамике. Идею о том, что любой предмет можно изучать в двух ракурсах, по-разному развивали и поддерживали философы и ученые разных исторических эпох (к именам О. Конта, Ф. Энгельса, биолога Д. де-Бленвиля и К. А. Тимирязева, которых называет Б. М. Кедров, добавим Г.-Ф. Фихте, Ф.-В.-Й. Шеллинга и В. С. Стёпина - авторов ярких высказываний на эту тему) [7, с. 140; 20, с. 273; 22, с. 387; 13, с. 352].

Библиотека, а также архив, музей, информационный центр, рассматриваемые как стационарная система (вещь в философском по-

19

нимании этого слова), имеют свои отличительные признаки - элементы этой системы. Однако те же социальные объединения могут рассматриваться и в виде динамических систем, например, процессов, в результате которых библиотека, а также архив, музей, информационный центр могли бы быть (в принципе) созданы в результате взаимодействия выявленных элементов-признаков. Именно поэтому архивное, библиотечное, музейное, книжное дело и библиографию возможно мыслить как социокультурные коммуникации между субъектом-производителем документа (архивного, библиотечного, музейного, библиографического) и субъектом-потребителем. Такие коммуникации в области информационной культуры сопровождаются (опосредуются) документом1, специально формируемым для этих целей в библиотеках (общественных и личных), архивах (общественных и личных), музеях (общественных и личных), осуществляющих информационную деятельность (услугу). Следовательно, с динамической точки зрения общий объект (очерченная реальность окружающего мира) архивоведения, библиографоведения библиотековедения, книговедения и музееведения -это документивная2 коммуникация, осуществляемая в общественной и личной формах. Иными словами, общим объектом3 пяти смежных наук является коммуникация субъектов посредством документа (при этом субъекты выполняют качественно разные функции).

Каковы предметы (существенные представления об объектах) этих наук? Признаки объектов частных наук составляют содержание их основных понятий - научных категорий. Основные понятия, которые соответствуют объектам архивоведения, библиографо-

1 Обобщающее название фондов, каталогов, описей, выставок и другой библиотечной, архивной, музейной продукции.

2 Термин Ю. Н. Столярова. Документивный - «отражающий сущность процесса или явления, связанного с документом, лежащий в их основе» (суффикс -ив- образует прилагательные, означающие постоянное свойство, обладание каким-нибудь качеством в большой степени) [16, с. 61].

3 Авторские представления, обоснованные схемами научных категорий, об объектах и предметах архивоведения, библио-графоведения, библиотековедения, книговедения и музееведения подробно описаны в публикациях, список которых приводится

[10, с. 47-50]; здесь кратко излагается самое необходимое.

ведения, библиотековедения, книговедения и музееведения, также представимы не только как некая стабильная структура, но и в виде действия, создающего эту структуру. Система существенных, необходимых и достаточных признаков реального объекта выражается формой понятия - категориальной схемой. Следовательно, если выяснить категориальную схему понятия, соответствующую реальному объекту, можно понять и самое главное об этом объекте - его сущность.

Объекты смежных документокоммуника-ционных наук (архив / библиотека / музей / информационные центры и т. п. объединения, рассматриваемые вместе с их потребителями) представимы как системы документивной коммуникации (осуществляемой в общественной и личной формах) в области информационной культуры. Общественная форма коммуникации с потребителями представлена теми социальными институтами, структура которых производитель документа ^ потребитель документа. Производителем доумента может выступать и организация (учреждение), и индивид-предприниматель. Заметим, что при осуществлении общественной формы доку-ментивной коммуникации производитель документа и потребитель - это качественно разные субъекты.

Личная форма документивной коммуникации (личные архивы, библиотеки и музеи, библиография и книжное дело одного создателя-пользователя) противоположна социальному институту по степени доступности к документу. При сравнении объектов соответствующих наук личную форму документивной коммуникации можно не учитывать потому, что ее схема неизменна: элементы производитель и потребитель всегда совмещены в одном лице (субъекте)4. В случае, если личный архив становится общественным достоянием, документивная коммуникация протекает согласно уже приведенной схеме: производитель документа ^

4 Схема личной формы документивной коммуникации иллюстрирует идею Ю. Н. Столярова о «личной библиотеке», высказанную им на лекции: (документист-потребитель) -(предмет труда + средства труда) - документ.

20

потребитель. Итак, схемы научных категорий библиотековедения, архивоведения, музееведения, библиографоведения и книговедения отображают объекты как сложные социальные образования - результат дополняющей друг друга дихотомии «общественное - личное». При этом в их общем названии - смежные до-кументокоммуникационные науки - зафиксирована их специфика: научное знание о коммуникации субъектов-производителей с субъектами-потребителями, которая осуществляется в информационной культуре посредством документа. Принципиальное сходство предметов библиотековедения, архивоведения, музееведения, библиографоведения и книговедения (и, следовательно, общая сущность их реальных объектов), выявленное с помощью категориальных схем, объясняет не только склонность к реинтеграции их объектов [11], но и восприятие этих пяти наук как смежных.

На вопрос, чем отличаются науки смежные от тех, которые оперируют понятием и термином документ, отвечают сами профессионалы: документологи, документоведы, документалисты. Так, термин документоведение, считает Э. Р. Сукиасян, «надо понимать дословно - как "ведение", иначе говоря - знание документов, умение разбираться в их типологических характеристиках (курсив мой. -Е. П.)» [17, с. 2]; в словаре (2008 г.) документоведение определяется как «научная дисциплина, изучающая свойства, функции, особенности функционирования документа в системе научных коммуникаций (курсив мой. - Е. П.)» [21, с. 83]. Специалисты, занимающиеся документалистикой 1960-х гг., изучали материальные носители документов, их свойства, язык и способы фиксации информации, способы чтения и обработки, новые формы, разрабатывали условия хранения [2]. В настоящее время, считает Ю. Н. Столяров, документалистика задается вопросами о статусе документа, его типологии и классификации, законах функционирования, перспективах развития, а «документ в единстве его информационной и материальной составляющих (курсив мой. - Е. П.)» следует

21

передать документологии. Тем самым предполагается возродить документалистику как науку о любом документе и именовать неодокументалистику документологией [14]. В то же время Э. Р. Сукиасян полагает документологию научной дисциплиной, «объектом которой является не только документ, а вся система человеческих представлений о документе в ее развитии (курсив мой. - Е. П.)» [17, с. 2]. Несмотря на то, что соотношение документологии, документоведения и документалистики, их отличие друг от друга и от прочих наук о документе - вопрос дискуссионный, можно констатировать: документология, документоведение, документалистика позиционируют в основном свой объект изучения как документ в различных его ракурсах.

Отсюда следует, что объекты документо-ведения, документалистики и документологии нельзя подвести под понятие документивная коммуникация, которое соответствует объекту пяти смежных наук (а также под понятия: социокультурный институт документокомму-никационной сферы или личная форма доку-ментивной коммуникации). В то же время из схемы общего объекта смежных наук ясно, что документ - это лишь один из подэлемен-тов (элемент элемента) конструктов докумен-токоммуникационный социальный институт и его антипода по доступности к документу -личной формы системы коммуникации посредством документа. Именно поэтому в Номенклатуре научных специальностей некорректно совмещать науки, изучающие документ, с науками, изучающими коммуникацию посредством документа, в одну группу: необходимо размежевать эти науки по объекту изучения. Документоведение, документалистика, документология должны составлять самостоятельное классификационное объединение. Общий блок для группы наук, изучающих документ, и документивной коммунико-логии мог бы назваться «Документокоммуни-кационные науки».

Абстракция, к которой советовал обращаться Ампер, - это отвлечение от несущественных сторон объекта и концентрация при

познании на его сущностных (необходимых, достаточных и закономерных) признаках. Поскольку в категориальной схеме понятия наивысшего рода отображается принципиальная структура конкретного объекта в виде системы основных, необходимых и достаточных его признаков (данных в языковом выражении логической схемы понятия - дефиниции реального определения), мы можем выяснить сущность познаваемого объекта. Категориальная схема, построенная при осмыслении объекта «в динамике» (как он был бы «сделан» реально или мысленно) и позволяет осознать самое главное в объекте науки, его наиболее существенные стороны, т. е. предмет науки.

Итак, категориальные схемы помогли выявить методологическую основу - предметное сходство смежных научных дисциплин и наглядно показали: для интеграции пяти доку-ментокоммуникационных наук существуют веские основания. Системное представление об их общем объекте отмечено в схеме1, которая изображает предмет общей области познания библиотековедения, архивоведения, музееведения, библиографоведения и книговедения. Существование объективных связей между элементами-признаками, составляющими систему документивной коммуникации, позволяет обоснованно объединить смежные документокоммуникационные науки в общую классификационную группу и назвать ее документивной коммуникологией в области информационной культуры.

Изменение представлений об объекте науки есть изменение предмета науки и свидетельствует о развитии данного научного направления. Если подход Уёмова распространить на документокоммуникационные науки, то архивоведение, библиографоведение, библиотековедение, книговедение и музееведение, изучающие определенные классы объектов независимо от их свойств, следует отнести к первому типу наук, а (будущую) документивную ком-муникологию - к науке второго типа, поскольку ее интересуют определенные типы свойств объектов, «независимо от того, у каких объектов эти свойства обнаруживаются», и при этом «одна и та же форма движения может реализоваться не на одном субстрате, а на нескольких» [19, с. 134, 135] (библиотечном, архивном, музейном или ином информационном).

В принципе распространить представление о документивной коммуникации можно на все документопроизводящие / распространяющие / использующие социальные объединения, независимо от области их деятельности. Однако если сосредоточиться (пока) лишь на области информационной культуры, т. е. располагать архивоведение, библиографоведение, библиотековедение, книговедение и музееведение в различных классификациях единой группой, то можно решить насущную задачу смежных документокоммуникационных наук - найти им место в общей системе научного познания согласно их предмету исследования, понимая его как структуру, системно выражающую сущность объекта.

1. Б. М. Кедров: путь жизни и вектор мысли (совещание в редакции, посвященное памяти Б. М. Кедрова) / В. А. Лекторский и др. // Вопросы философии. - 1994. - № 4. - С. 35-73.

2. Воробьёв, Г. Г. Документалистика и ее отношение к сопредельным научным дисциплинам / Г. Г. Воробьёв // Советские архивы. - 1973. - № 3. - С. 10-16.

3. Гражданников, Е. Д. Метод построения системной классификации наук / Е. Д. Гражданников. - Новосибирск : Наука (Сибирское отделение), 1987. - 118 с.

4. Гражданников, Е. Д. Системная классификация социологических и археологических понятий / Е. Д. Гражданников, Ю. П. Холюшкин. - Новосибирск : Наука (Сибирское отделение), 1990. - 183 с.

1 Схема понятия, соответствующего общему объекту библиотековедения, архивоведения, музееведения, библиографоведе-ния и книговедения, включает обе составляющие - общественную (социальный институт) и личную: [документист -средства производства документа - документ] « контингент потребителей + (документист-потребитель) - средства производства документа - документ [10, с. 32].

22

5. Джахая, Л. Г. Классификация наук как философская и науковедческая проблема / Л. Г. Джахая. - Сухуми : Алашара, 1969. - 256 с.

6. Жог, В. И. Методологический анализ оснований классификации наук / В. И. Жог, В. П. Леонов // Философские науки. - 1991. - № 2. - С. 83-94.

7. Кедров, Б. М. Классификация наук. Т. 1. Энгельс и его предшественники / Б. М. Кедров. - Москва : ВПШ и АОН при ЦК КПСС, 1961. - 472 с.

8. Кедров, Б. М. Классификация наук. Т. 3. Прогноз К. Маркса о науке будущего / Б. М. Кедров. - Москва : Мысль, 1985. - 543 с.

9. Поваров, Г. Н. Ампер и кибернетика: наследие великого ученого, естественная классификация человеческих знаний, наука об управлении государством, Ампер и Винер, кибернетика и общество, вчера и завтра / Г. Н. Поваров. - Изд. 2-е. - Москва : URSS, 2007. - 92 с.

10. Полтавская, Е. И. Схематизация научных категорий - методологическая основа общей теории библиотековедения, библиографоведения, книговедения : автореф. дис. ... д-ра пед. наук : 05.25.03 : защищена 21.04.2016 : утв. 17.10.2016 / Е. И. Полтавская; Челяб. гос. ин-т культуры. - Челябинск, 2016. - 50 с.

11. Прянишников, Н. LAMBRARY или БАМТЕКА: библиотека, включающая архив и музей / Н. Прянишников // 60 параллель / 60 parallel. - 2009. - № 1 (32). - С. 28-37.

12. Ракитов, А. И. Классификация наук: внимание, есть проблема! / А. И. Ракитов // Философские науки. -2014. - № 7. - С. 28-29.

13. Стёпин, В. С. Теоретическое знание: структура, историческая эволюция / В. С. Стёпин. - Москва : Прогресс-Традиция, 2003. - 744 с.

14. Столяров, Ю. Н. Взлет и падение документалистики / Ю. Н. Столяров // Научно-техническая информация. - Сер. 1. - 2005. - № 3. - С. 1-3.

15. Столяров, Ю. Н. Развитие документологической терминологии / Ю. Н. Столяров // Научно-техническая информация. - Сер. 1. - 2004. - № 8. - С. 5-10.

16. Столяров, Ю. Н. Формирование библиотечного фонда: практ. пособие / Ю. Н. Столяров ; МГУКИ. -Санкт-Петербург : Профессия, 2015. - 508 с.

17. Сукиасян, Э. Р. Концептуальные основы разработки комплексного раздела Библиотечно-библиографической классификации «Библиотечная и информационная деятельность» [Электронный ресурс] / Э. Р. Сукиасян // Двенадцатая международная конференция «Крым-2005»: «Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса» (Судак, Автономная Республика Крым, Украина, 4-12 июня 2005). - 3 с. - CD-ROM, отдельный файл. - Режим доступа : gpntb.ru>win/inter-events/crimea2005/disk/61.pdf. - Дата обращения 15.12.2014.

18. Тощенко, Ж. Т. Классификация наук: отражает ли она новую реальность? / Ж. Т. Тощенко // Вестник ВЭГУ. - 2014. - № 6 (74). - С. 96-105.

19. Уёмов, А. И. Формальная типология научного знания и проблема его единства / А. И. Уёмов, Р. Валенчик // Философия и естествознание : к семидесятилетию акад. Бонифатия Михайловича Кедрова / ред. коллегия : М. А. Марков [и др.]. - Москва : Наука , 1974 - 277 с.

20. Фихте, И.-Г. Основа общего наукоучения // Соч. : в 2 т. / И.-Г. Фихте; сост. и прим. Вл. Волжского. -Санкт-Петербург : Мифрил, 1993. - Т. 1. С. 67-338.

21. Фокеев, В. А. Библиографическая наука и практика: терминологический словарь / В. А. Фокеев. -Санкт-Петербург : Профессия, 2008. - 272 с.

22. Шеллинг, Ф.-В.-Й. Система трансцендентального идеализма // Соч. : в 2 т. / Ф.-В.-Й. Шеллинг ; АН СССР, Ин-т философии. - Москва : Мысль, 1989. - Т. 1. - С. 227-489.

Получено: 07.04.2017

23

E. Poltavskaya

Doctor of Pedagogic Sciences, Moscow Tchaikovsky State Conservatory E-mail: poltavskaya.elen@gmail. com

SUPPORT POINTS FOR CLASSIFICATION OF ARCHIVAL SCIENCE, SCIENCE OF BIBLIOGRAPHY, LIBRARY SCIENCE, SCIENCE ABOUT BOOK AND MUSEOLOGY

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Abstract. A retrospective review of common classifications of sciences revealed the basic and necessary, from the point of view of the author, the parameters of the classification of individual sciences - five related science of communication through documents (archival science, science of bibliography, library science, science about book and museolo-gy). The idea of objects of science as a dynamic system in which the manufacturer of the document (including library-, archiv-, museum-institution) interacts with the user (user of library, archiv's visitor, museum's visitor, information center's visitor), helps to us find common between these socio-humanities sciences. The methodological basis of combining archival science, science of bibliography, library science, science about book and museology in one classification group author considers fundamental similarity of objects of sciences. Substantive similarity expressed in schemes of category corresponding to objects of these sciences, that allows you to create a scheme of the notion of a shared object and soundly combine the five related sciences into one classification group.

Keywords: classification of the sciences, science of communication through documents, archival science, science of bibliography, library science, science about book, museology

For citing: Poltavskaya E. 2017. Support points for classification of archival science, science of bibliography, library science, science about book and museology. Culture and Arts Herald. No 2 (50) : 15-25.

References

1. B. Kedrov: a way of life and vector of thought (meeting in the edition dedicated to the memory of B. Kedrov). 1994. Voprosy Filosofii [Philosophy questions]. No 4 : 35-73. (In Russ.).

2. Vorobev G. 1973. Documentalistika and its relation to a contiguous scientific disciplines. Sovetskie arkhivy [Soviet archives]. No 3 : 10-16. (In Russ.).

3. Grazhdannikov E. 1987. Metod postroeniya sistemnoy klassifikatsii nauk [Method of constructing a system of classification of sciences]. Novosibirsk : Nauka (Siberian Branch). 118 p. (In Russ.).

4. Grazhdannikov E., Kholiushkin IU. 1990. Sistemnaya klassifikatsiya sotsiologicheskikh i arkheologicheskikh ponyatiy [System classification of sociological and archaeological concepts]. Novosibirsk : Nauka (Siberian Branch). 183 p. (In Russ.).

5. Dzhakhaia L. 1969. Klassifikatsiya nauk kak filosofskaya i naukovedcheskaya problema [Classification of Sciences as a philosophical and science of science problem]. Sukhumi : Alashara. 256 p. (In Russ.).

6. Zhog V., Leonov V. 1991. Methodological analysis of bases the classification of sciences. Philosophical sciences. No 2 : 83-94. (In Russ.).

7. Kedrov B. 1961. Klassifikatsiya nauk. T. 1. Engel's i ego predshestvenniki [Classification of Sciences. T. 1. Engels and his predecessors]. Moscow : HPS and AON at CPSU Central Committee. 472 p. (In Russ.).

8. Kedrov B. 1985. Klassifikatsiya nauk. T. 3. Prognoz K. Marksa o nauke budushchego [Classification of Sciences. T. 3. Forecast of Marx about the science of the future]. Moscow : Mysl'. 543 p. (In Russ.).

9. Povarov G. 2007. Amper i kibernetika: nasledie velikogo uchenogo, estestvennaya klassifikatsiya chelovecheskikh znaniy, nauka ob upravlenii gosudarstvom, Amper i Viner, kibernetika i obshchestvo, vchera i zavtra [Ampere and cybernetics: the legacy of the great scientist, a natural classification of human knowledge, the science of government, Ampere and Wiener, Cybernetics and Society, yesterday and tomorrow]. Ed. 2nd. Moscow : URSS. 92 p. (In Russ.).

10. Poltavskaya E. 2016. Skhematizatsiya nauchnykh kategoriy - metodologicheskaya osnova obshchey teorii bibliotekovedeniya, bibliografovedeniya, knigovedeniya [Schematization of scientific categories - the methodo-

24

logical basis of the general theory of library science, science of bibliography, science about book]. Chelyabinsk State Institute of Culture. Chelyabinsk. 50 p. (In Russ.).

11. Prianishnikov N. 2009. LAMBRARY or BAMTEKA: Library, comprising Archive and Museum. 60 parallel. No 1 (32) : 28-37. (In Russ.).

12. Rakitov A. 2014. Classification of sciences: attention, there is a problem! Philosophical sciences. No 7 : 28-29. (In Russ.).

13. Stepin V. 2003. Teoreticheskoe znanie: struktura, istoricheskaya evolyutsiya [Theoretical knowledge: structure, historical evolution]. Moscow: Progress-Tradition. 744 p. (In Russ.).

14. Stoliarov IU. 2005. Rise and Fall of documentalistika. NTI. Ser. 1 Organization and methods of information activity. No 3 : 1-3. (In Russ.).

15. Stoliarov IU. 2004. Development of documental terminology. NTI. Ser. 1 Organization and methods of information activity. No 8 : 5-10. (In Russ.).

16. Stoliarov IU. 2015. Formirovanie bibliotechnogo fonda [Formation of the library collection]. MGUKI. Saint-Petersburg : Profession. 508 p. (In Russ.).

17. Sukiasyan E. 2005. Conceptual Foundations of the Design of the Comprehensive Section "Library and Information Activity" in the Library Bibliographic Classification [Electronic resource]. Dvenadtsataya mezhdunarodnaya konferentsiya «Krym-2005»: «Biblioteki i informatsionnye resursy v sovremennom mire nauki, kul'tury, obrazovaniya i biznesa» (Sudak, Avtonomnaya Respublika Krym, Ukraina, 4-12 iyunya, 2005) [XII International Conference «Crimea-2005»: «Libraries and information resources in the modern world of science, culture, education and business» (Sudak, Crimea, Ukraine, on June 4-12, 2005)]. 3 p. CD-ROM, a separate file. Available from : gpntb.ru>win/inter-events/crimea2005/disk/61.pdf (accessed : 15.12.2014). (In Russ.).

18. Toshchenko J. 2014. Classification of sciences: whether it reflects a new reality? Vestnik VEHU [Bulletin of East economical and legal humanitarian academy]. No 6 (74) : 96-105. (In Russ.).

19. Uemov A., Valenchik R. 1974. The formal typology of scientific knowledge and the problem of its unity. Filosofiya i estestvoznanie: k semidesyatiletiyu akad. Bonifatiya Mikhaylovicha Kedrova [Philosophy and science of nature: to the seventieth birthday of academician B. Kedrov]. Moscow : Nauka. 277 p. (In Russ.).

20. Fichte J. G. 1993. The basis of the entire science theory = Grundlage der gesammten Wissenschatslehre. J. G. Fichte. Works in 2 vol. Saint-Peterburg : Mithril. V. 1. P. 67-338. (In Russ.).

21. Fokeev V. 2008. Bibliograficheskaya nauka i praktika: terminologicheskiy slovar' [Bibliographic Science and Practice: terminological dictionary]. Saint-Peterburg : Professiya. 272 p. (In Russ.).

22. Schelling F. W. J. 1989. System of Transcendental Idealism. Schelling F. W. J. Works in 2 vol. Moscow : Mysl. Vol. 1. P. 227-489. (In Russ.).

Received 07.04.2017

25

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.