Научная статья на тему 'Теоретическое и нормативное определение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве'

Теоретическое и нормативное определение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
451
98
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Юридическая наука
ВАК
Область наук
Ключевые слова
УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС / ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ / ВИДЕОКОНФЕРЕНЦСВЯЗЬ / СТАДИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА / СУД / СВИДЕТЕЛЬ / СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ / ДОПРОС / CRIMINAL PROCEEDINGS / TECHNICAL MEANS IN CRIMINAL PROCEEDINGS / VIDEO CONFERENCING / STAGES OF CRIMINAL PROCEEDINGS / COURT / WITNESS / INVESTIGATIVE ACTIONS / INTERROGATION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гринь Давид Сергеевич

В статье исследуются теоретические и правовые основы применения видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве. Автором проанализировано российское уголовнопроцессуальное законодательство, регламентирующее применение видео-конференц-связи в различных формах. Выделены ряд проблем правовой регламентации исследуемой технологии, среди которых указываются ее бессистемность, многообразие и несогласованность норм УПК РФ, регламентирующих производство отдельных процессуальных действий с применением видео-конференц-связи. Отмечается, что для концептуального, целостного и системного изложения в УПК РФ правил применения видео-конференц-связи и разрешения возникающих теоретических и практических проблем в законе следует, в первую очередь, закрепить нормативное определение «видео-конференц-связи», в котором были бы учтены все направления использования исследуемой технологии, а также особенности процессуальной формы. По итогам исследования сформулированы выводы о том, что видео-конференц-связь -это компьютерно-цифровая технология, которая в установленных в уголовно-процессуальном законе случаях и порядке обеспечивает дистанционное аудиовизуальное взаимодействие в режиме реального времени нескольких абонентов участников уголовного судопроизводства, с возможностью добавления к каналу связи дополнительных абонентов имеющих уголовно-процессуальный статус, в целях обмена аудиои видеоинформацией посредством обособленной телекоммуникационной сети, либо с использованием закрытых каналов сети «Интернет».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THEORETICAL AND NORMATIVE DEFINITION OF VIDEOCONFERENCING IN CRIMINAL PROCEEDINGS

The article examines the theoretical and legal basis for the use of video conferencing in criminal proceedings. The author analyzes the Russian criminal procedure legislation regulating the use of video conferencing in various forms. A number of problems of legal regulation of the technology under study are highlighted, including its unsystematic nature, diversity and inconsistency of the norms of the criminal procedure code of the Russian Federation regulating the production of certain procedural actions using video conferencing. It is noted that for a conceptual, coherent and systematic presentation of the code of criminal procedure of the rules of application of videoconferencing and solving theoretical and practical problems in the law should, first and foremost, to consolidate the statutory definition of “video conferencing”, which would take into account all aspects of the use of the studied technology and features of the procedural form. The study concludes that video-conferencing is a computer is a digital technology, which in established in the criminal procedure law, and order to provide remote audio-visual interaction in real-time multiple subscribers participating in criminal proceedings, with the possibility of adding to the communication channel additional subscribers having the criminal-procedural status, in order to exchange audio and video via a separate telecommunication network or by means of secure channels of the Internet.

Текст научной работы на тему «Теоретическое и нормативное определение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве»

Теоретическое и нормативное определение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве

Гринь Давид Сергеевич,

аспирант, кафедра уголовного процесса,

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет»

E-mail: ndavid@rambler.ru

В статье исследуются теоретические и правовые основы применения видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве. Автором проанализировано российское уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее применение видео-конференц-связи в различных формах. Выделены ряд проблем правовой регламентации исследуемой технологии, среди которых указываются ее бессистемность, многообразие и несогласованность норм УПК РФ, регламентирующих производство отдельных процессуальных действий с применением видео-конференц-связи. Отмечается, что для концептуального, целостного и системного изложения в УПК РФ правил применения видео-конференц-связи и разрешения возникающих теоретических и практических проблем в законе следует, в первую очередь, закрепить нормативное определение «видео-конференц-связи», в котором были бы учтены все направления использования исследуемой технологии, а также особенности процессуальной формы. По итогам исследования сформулированы выводы о том, что видео-конференц-связь -это компьютерно-цифровая технология, которая в установленных в уголовно-процессуальном законе случаях и порядке обеспечивает дистанционное аудиовизуальное взаимодействие в режиме реального времени нескольких абонентов - участников уголовного судопроизводства, с возможностью добавления к каналу связи дополнительных абонентов имеющих уголовно-процессуальный статус, в целях обмена аудио- и видеоинформацией посредством обособленной телекоммуникационной сети, либо с использованием закрытых каналов сети «Интернет».

Ключевые слова: уголовный процесс, технические средства в уголовном процессе, видео-конференц-связь, стадии уголовного судопроизводства, суд, свидетель, следственные действия, допрос.

сч со

В уголовно-процессуальном законодательстве термин «видео-конференц-связь» нашел свое нормативное закрепление с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 г. [1] (далее по тексту - УПК РФ). С тех пор наблюдается расширение сферы применения видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве.

19 апреля 2000 года в Верховном Суде РФ прошло первое судебное заседание, в котором осужденные, как участники процесса, были заслушаны с использованием видеоконференции. С этого времени началось формирование системы видео-конференц-связи федерального уровня в Российской Федерации для проведения судебных процессов, которая в настоящее время объединяет более двух с половиной тысяч судов и учреждений Федеральной службы исполнения наказаний России [2].

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ за первое полугодие 2019 г. число дел, по которым судами по первой инстанции использовались системы видео-конференц-связи, составило 45658 дел. Число судебных заседаний с применением видео-конференц-связи составило цифру 63 848 [3]. При рассмотрении уголовных дел в апелляционном порядке системы видео-конференц-связи использовались в 68 840 из оконченных дел. По числу судебных заседаний в апелляционной инстанции - 76 298 заседаний [3]. За 2018 г. число дел, по которым судами по первой инстанции использовались системы видео-конференц-связи, составило 93 184 дел. Число судебных заседаний с применением видео-конференц-связи составило цифру 108 570 [4]. При рассмотрении уголовных дел в апелляционном порядке системы видео-конференц-связи использовались в 131 996 из оконченных дел. По числу судебных заседаний в апелляционной инстанции -150 241 заседаний [4].

Обнаруживая и фиксируя термин «видео-конференц-связь» в порядке упоминания в тексте УПК РФ в действующей редакции, можно сделать вывод о том, что видео-конференц-связь применяется в следующих формах:

1) участие обвиняемого в судебном заседании с использованием видео-конференц-связи (ч. 6 ст. 35 УПК РФ);

2) допрос свидетеля и потерпевшего с использованием видео-конференц-связи как один из вариантов обеспечения непосредственности и устности судебного разбирательства (ч. 4 ст. 240 УПК РФ);

3) участие подсудимого с использованием видео-конференц-связи как способ соблюдения

и реализации условия гласности судебного разбирательства при необходимости обеспечения должной безопасности участников уголовного судопроизводства (ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ);

4) допрос свидетеля с применением видео-конференц-связи (ст. 278.1 УПК РФ);

5) изложение последнего слова подсудимого с применением видео-конференц-связи (ст. 293 УПК РФ);

6) участие осужденного с использованием видео-конференц-связи как способ обеспечения права на участие в судебном заседании суда апелляционной инстанции (ч. 2 ст. 389.12 УПК РФ);

7) исследование доказательств судом апелляционной инстанции с использованием видео-конференц-связи (ч. 8 ст. 389.13 УПК РФ);

8) изложение позиции осужденного с помощью систем видео-конференц-связи как средство обеспечения его участия в судебном заседании при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (ч. 2 ст. 399 УПК РФ);

9) участие потерпевшего, его законного представителя, представителя с использованием видео-конференц-связи в судебном заседании при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (ч. 2.1 ст. 399 УПК РФ);

10) участие лица, содержащегося под стражей, или осужденного с помощью систем видео-конференц-связи как способ обеспечения права на участие в судебном заседании суда кассационной инстанции (ч. 2 ст. 389.12 УПК РФ).

Ни в одной из других норм УПК РФ термин «видео-конференц-связь» не встречается. В то же время, в ряде статей УПК РФ есть упоминание об использовании иных схожих технологий. К примеру, в ч. 5 ст. 241, ч. 5 ст. 257, ч. 5 ст. 259 УПК РФ закреплены условия возможной трансляции хода судебного заседания в сети «Интернет». Но все же трансляция в сети «Интернет» представляется несколько иной технологией по сравнению с технологией видео-конференц-связи.

Таким образом, налицо бессистемность правовой регламентации использования видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве. Многообразие и несогласованность норм УПК РФ, регламентирующих производство отдельных процессуальных действий, изложенных выше, связаны с многочисленными изменениями и дополнениями уголовно-процессуального закона, направленными на расширение сферы применения видео-конференц-связи.

Справедливости ради, следует отметить что, введя Федеральным законом от 20 марта 2011 г. № 39-ФЗ в УПК РФ ст. 278.1 законодатель предпринял попытку определить общие правила проведения допроса свидетеля с использованием видео-конференц-связи. В целом поддерживая, такой подход по закреплению основ видео-конференц-связи в уголовном процессе, следует заметить, что области применения технологии видео-конференц-связи не ограничиваются только лишь таким следственно-судебным действием как допрос,

и могут применяться для обеспечения права участия в судопроизводстве и других помимо свидетеля участников, таких как обвиняемого, потерпевшего, его законного представителя, представителя. Другими словами, введение в УПК РФ статьи, закрепляющей особенности допроса свидетеля с применение видео-конференц-связи, определило слишком узкий подход и не ответило на многие вопросы теории и практики использования исследуемой технологии в уголовном судопроизводстве.

На наш взгляд, для концептуального, целостного и системного изложения в УПК РФ правил применения видео-конференц-связи и разрешения возникающих теоретических и практических проблем в законе следует, в первую очередь, закрепить нормативное определение «видео-конференц-связи», в котором были бы учтены все направления использования исследуемой технологии, а также особенности процессуальной формы. После дачи правового определения термина «видео-конференц-связь» уже можно выстраивать систему уголовно-процессуальных норм, регламентирующих вначале общие положения об использовании данной технологии, а затем и особенности ее применения в отношении отдельных процедур, судебных действий и круга лиц.

О необходимости закрепления термина «видео-конференц-связь» в УПК РФ свидетельствуют и данные, полученные нами в результате анкетирования 308 респондентов в Республике Адыгея, Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской области, среди которых 67 судей, 54 помощников судей, 38 прокурорских работников, 47 адвокатов, 59 следователей, 43 дознавателя. На вопрос «Требуется ли закрепление в УПК РФ определения видео-конференц-связи?» ответили «Да, требуется» 78% опрошенных.

Определение термина «видео-конференц-связь» должно быть дано в ст. 5 УПК РФ. Это согласуется и в целом с системой норм уголовно-процессуального права, поскольку в ст. 5, одной из первых в УПК РФ приведены, как известно, основные термины, которые используются в уголовно-процессуальном законе. Еще раз отметим, что термин «видео-конференц-связь» встречается во многих статьях УПК РФ (если быть точным 13 раз) и имеется статья, специально посвященная ее использованию в отдельных процессуальных действиях. С этой точки зрения вызывает недоумение тот факт, что в статье 5 УПК РФ закреплены некоторые понятия ни разу не упоминающиеся в остальном тексте УПК РФ (алиби (п. 1), следователь-криминалист (40.1)), а термин, использующийся многократно, такого закрепления не получил.

Для дачи точного понятия «видео-конференц- р связи», охватывающего все особенности приме- Д нения в уголовном судопроизводстве, следует Ч

т

рассмотреть основные подходы к определению К исследуемой технологии. ё

В словарях [5] в общебытовом употреблении у без привязки к судопроизводству видеоконферен- А

ция определяется как область информационной технологии, с помощью которой можно обеспечить «двустороннюю передачу, обработку, преобразование и представление интерактивной информации на расстоянии в режиме реального времени с помощью аппаратно-программных средств вычислительной техники» [6].

В отличие от видеоконференции, видео-конференц-связь определяется не как двусторонний обмен информацией, а как дистанционное взаимодействие трех и более лиц по передаче в общий канал аудио- видеоинформации в режиме реального времени [6].

Передача аудиовизуальной информации в режиме видеоконференций принято называть сеансом видео-конференц-связи.

Изначально видеоконференция являлась по сути своей мероприятием, которое позволяло передавать от одного участника общения к другому видеоизображение и звук. Понятие видеоконференции иногда смешивалось с понятием телеконференции (или телемоста) [7]. Основное отличие было в том, что информация, используемая в процессе телеконференции, передавалась по специальным профессиональным телекоммуникационным каналам, а в процессе видеоконференции - информация (аудио и видео) передавалась по обычным телефонным линиям. Развитие технологии организации передачи данных по телефонным каналам привело к появлению названия и правил (протоколов) организации подобных сетей. Эти правила получили название по обозначению сети Integrated Services Digital Network -цифровая сеть с интеграцией служб (сокращенно ISDN), то есть сеть, которая позволяла с помощью специальных устройств объединить услуги телефонной связи и связи для передачи иных данных (в данном случае видео и аудио).

С развитием сетей, работающих по протоколу IP (Internet Protocol - что значит «межсетевой» протокол), подобные устройства для организации видеоконференций были разработаны и для сетей интернет. Далее, с развитием технологий видеоконференций к передаваемой аудио и видеоинформации добавились сначала данные в виде дополнительного контента, файлов, а потом и информация управления, позволяющая передавать на расстоянии управляющее воздействие.

В научной литературе ученые-процессуалисты также предлагают различные определения термина «видео-конференц-связь» [8, с. 36-42; 9, с. 4953; 10, 155-158; 11].

Ряд авторов придерживаются общеупотребительного подхода в вопросе определения исследуемого термина [12, с. 23; 13, с. 71]. В свою очередь, В.А. Терехин и А.Е. Федюнин обращают внимание на то, что в определении «видео— конференц-связи» в уголовном судопроизводстве, S2 необходимо выделять признак процессуальной формы, поскольку взаимодействие в подобном ° режиме может осуществляться только в соответ-5в ствии с нормами уголовно-процессуального зако-

нодательства, как российского, так и международного. Кроме того авторы делают акцент на том, что обмен аудио- видеоинформацией допустим в уголовном судопроизводстве при соблюдении условия обеспечения надлежащего качества и непрерывности сеанса в отдельной обособленной сети [14, с. 23]. Схожий подход прослеживается и в работе Е.А. Архиповой [15, с. 10].

Для характеристики термина «видео-конференц-связь» следует упомянуть о положительных аспектах применения данной технологии в уголовном процессе. К таковым, безусловно, можно отнести мобильность, минимизацию возможности побега осужденного, снижение материальных затрат [15, с. 85, 132-134], обеспечение разумный срок уголовного судопроизводства, дополнительный способ фиксации показаний [16, с. 2-3], разрешение проблем, возникающих при этапировании осужденных, обеспечение безопасности должностных лиц при производстве процессуальных действий на удалении [17, с. 92].

По мнению многих исследователей, использование видео-конференц-связи и защита поступившей информации не представляют особой технической сложности, а использование каналов сети «Интернет» обходится значительно дешевле стоимости использования обычных телевизионных каналов и несравнимо с финансовыми затратами на командировки (в том числе заграничные) [18, с. 96]. Соглашаясь с подомным мнением, необходимо отметить, что с учетом специфики уголовного судопроизводства, нельзя предавать всеобщей гласности информацию, предаваемую в ходе сеанса «видео-конференц-связи». Следует подчеркнуть важность учета того, что передавать видео-и аудиоинформации по открытым сетям Интернета недопустимо.

Таким образом, можно сформулировать следующее определение видео-конференц-связи в уголовном судопроизводстве:

Видео-конференц-связь - компьютерно-цифровая технология, которая в установленных в уголовно-процессуальном законе случаях и порядке обеспечивает дистанционное аудиовизуальное взаимодействие в режиме реального времени нескольких абонентов - участников уголовного судопроизводства, с возможностью добавления к каналу связи дополнительных абонентов имеющих уголовно-процессуальный статус, в целях обмена аудио- и видеоинформацией посредством обособленной телекоммуникационной сети, либо с использованием закрытых каналов сети «Интернет».

Подобное определение следует закрепить в ст. 5 УПК РФ.

Литература

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 18 февраля 2020 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

2. Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vsrf.ru/about/info/systems/remote_ procedure

3. Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 1 полугодие 2019 г. / Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=5083.

4. Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 12 месяцев 2018 г. / Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www. http://www.cdep.ru/index. php?id=79&item=4891.

5. Универсальный дополнительный практический толковый словарь. 2005-2012. Автор: И. Мо-стицкий. https://rus-mostitsky-universal-dict. slovaronline.com/; Справочно-информационный портал ГРАМОТА.РУ - русский язык для всех. URL: http://gramota.ru/slovari/dic/

6. Официальный сайт Википедии URL: https:// ru.wikipedia.org/wiki/Видеоконференция

7. Саренко П.В, Филоненко Л.А. Телеконференция. Особенности. преимущества // JSRP. 2014. № 8 (12). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ telekonferentsiya-osobennosti-preimuschestva.

8. Мартышкин В.Н., Кузьмичев О.П. Проблемы реализации процессуальных требований о производстве допроса свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства // Российское правосудие. 2009. № 8 (40).

9. Скворцов Р.И. Проведение допроса с использованием средств видеоконференцсвязи: современное состояние и перспективы развития // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2010. № 3.

10. Даровских С.М. Обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства при использовании информационно-коммуникационных технологий // Проблемы права. 2015. № 6 (54).

11. Казначей И.В. Использование технических средств коммуникации в уголовном судопроизводстве (пути совершенствования): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2015.

12. Устинов А.В. Взаимодействия органов предварительного следствия Российской Федерации с уполномоченными субъектами иностранных государств в целях получения доказательств по уголовному делу: автореф. дис. .канд. юрид. наук. М. 2012.

13. Волеводз А.Г. Правовое регулирование новых направлений международного сотрудничества в сфере уголовного процесса. М., 2002.

14. Терехин В.А., Федюнин А.Е. Видеоконференц-связь в современном российском судопроизводстве // Российская юстиция. 2006. № 1.

15. Архипова Е.А. Применение видеоконференц-связи в уголовном судопроизводстве России и зарубежных стран (сравнительно-правовое исследование): автореф. дис ... канд. юрид. наук. М., 2013.

16. Новиков С.А. Допрос с использованием систем видеоконференц-связи: завтрашний день российского предварительного расследования // Российский следователь. 2014. № 1.

17. Поликарпов Б.А. Видеоконференцсвязь как современный способ преодоления противодействия уголовному преследованию // Уголовная юстиция. Томск: ФГБОУ ВПО Национальный исследовательский Томский государственный университет. 2014. № 1 (3).

18. Серова Е.Б. Видеоконференцсвязь в российском судопроизводстве: проблемы использования и перспективы развития // Весшк Грод-зенскага дзяржаунага уывератэта iмя Яню Ку-палы. Серыя 4. Правазнауства. 2014.

THEORETICAL AND NORMATIVE DEFINITION OF VIDEOCONFERENCING IN CRIMINAL PROCEEDINGS

Grin D.S.

Kuban State University

The article examines the theoretical and legal basis for the use of video conferencing in criminal proceedings. The author analyzes the Russian criminal procedure legislation regulating the use of video conferencing in various forms. A number of problems of legal regulation of the technology under study are highlighted, including its unsystematic nature, diversity and inconsistency of the norms of the criminal procedure code of the Russian Federation regulating the production of certain procedural actions using video conferencing. It is noted that for a conceptual, coherent and systematic presentation of the code of criminal procedure of the rules of application of videoconferencing and solving theoretical and practical problems in the law should, first and foremost, to consolidate the statutory definition of "video conferencing", which would take into account all aspects of the use of the studied technology and features of the procedural form. The study concludes that video-conferencing is a computer is a digital technology, which in established in the criminal procedure law, and order to provide remote audio-visual interaction in real-time multiple subscribers participating in criminal proceedings, with the possibility of adding to the communication channel additional subscribers having the criminal-procedural status, in order to exchange audio and video via a separate telecommunication network or by means of secure channels of the Internet.

Keywords: criminal proceedings, technical means in criminal proceedings, video conferencing, stages of criminal proceedings, court, witness, investigative actions, interrogation.

References

1. Criminal procedure code of the Russian Federation of December 18, 2001 No. 174-FZ (ed. from February 18, 2020) // Collection of legislation of the Russian Federation. 2001. No. 52 (part I). Article 4921.

2. Official website of the Supreme Court of the Russian Federation. [Electronic resource]. URL: https://www.vsrf.ru/about/info/ systems/remote _procedure

3. Summary statistics on the activities of Federal courts of General jurisdiction and magistrates for the 1st half of 2019 / Official website of the Judicial Department at the Supreme Court of the Russian Federation. [Electronic resource]. URL: http://www. cdep.ru/index.php?id=79&item=5083.

4. Summary statistics on the activities of Federal courts of General jurisdiction and magistrates for 12 months of 2018 / Official website of the Judicial Department of the Supreme Court of the Rus-

5

"O

C3

<

sian Federation. [Electronic resource]. URL: http://www. http:// www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4891.

5. Universal additional practical explanatory dictionary. 20052012. Author: I. Mostitsky. https://rus-mostitsky-universal-dict. slovaronline.com/; reference and information portal GRAMOTA. Russian for everyone. URL: http://gramota.ru/slovari/dic/

6. Official Wikipedia website URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Видеоконференция

7. Sarenko P.V., Filonenko L.A. Teleconference. Features. advantages of // JSRP. 2014. No. 8 (12). URL: https://cyberleninka.ru/ article/n/telekonferentsiya-osobennosti-preimuschestva.

8. Martyshkin V.N., Kuzmichev O.P. Problems of implementation of procedural requirements for the production of an interrogation of a witness in conditions that exclude its visual observation by other participants in the trial // Russian justice. 2009. No. 8 (40).

9. Skvortsov R.I. conducting an interrogation using videoconferencing: current state and prospects of development // Bulletin of the Krasnodar University of the Ministry of internal Affairs of Russia. 2010. No. 3.

10. Darovskikh S.M. Ensuring the rights and legitimate interests of participants in criminal proceedings when using information and communication technologies // Problems of law. 2015. No. 6 (54).

11. Treasurer of the I. V. application of technical means of communication in criminal proceedings (ways to improve): abstract. dis. ... Cand. the faculty of law. sciences'. Volgograd, 2015.

12. Ustinov A.V. Interaction of the preliminary investigation bodies of the Russian Federation with authorized entities of foreign States in order to obtain evidence in a criminal case: autoref. dis. ...Cand. the faculty of law. sciences'. Moscow, 2012.

13. Volevodz A.G. Legal regulation of new directions of international cooperation in the field of criminal procedure. Moscow, 2002.

14. Terekhin V.A., Fedyunin A.E. Videoconferencing In modern Russian legal proceedings // Russian justice. 2006. No. 1.

15. Arkhipova E.A. The use of videoconferencing in criminal proceedings in Russia and foreign countries (comparative legal research): autoref. dis ... Cand. the faculty of law. sciences'. Moscow, 2013.

16. Novikov S.A. Interrogation using videoconferencing systems: tomorrow of the Russian preliminary investigation // Russian investigator. 2014. No. 1.

17. Polikarpov B.A. Videoconferencing as a modern way to overcome counteraction to criminal prosecution // Criminal justice. Tomsk: national research Tomsk state University. 2014. No. 1 (3).

18. Serova E.B. Videoconferencing in the Russian proceedings: problems of usage and prospects of development // Vestnik Grodnenskogo zargari norsat of Yank Kupala. Gray 4. Pravasta. 2014.

CM CO

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.