Научная статья на тему 'Теоретические аспекты захвата заложника как составной части терроризма'

Теоретические аспекты захвата заложника как составной части терроризма Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
983
307
Поделиться
Ключевые слова
ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА / ТЕРРОРИЗМ / УГОЛОВНОЕ ПРАВО / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ / МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНВЕНЦИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Канунникова Наталья Геннадьевна

В статье предпринята попытка осветить теоретические аспекты захвата заложника как составной части терроризма путем анализа исторических предпосылок, а также современного уголовноправового и международного законодательства. На основании проведенного исследования автор предлагает меры, направленные на предупреждение захвата заложника.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Канунникова Наталья Геннадьевна,

Theoretical aspects of capture of hostage as terrorism component

In the article attempt to shine theoretical aspects of capture of hostage as a terrorism component made, by analyzing the historical background and actual criminal law and international law. On the basis of the conducted research the author offers the measures directed on the prevention of capture of hostages.

Текст научной работы на тему «Теоретические аспекты захвата заложника как составной части терроризма»

Канунникова Наталья Геннадьевна

кандидат юридических наук, доцент,

профессор кафедры организации правоохранительной деятельности

Северо-Кавказского института повышения квалификации сотрудников МВД России (филиала) Краснодарского университета МВД России

(e-mail: natali6977@yandex.ru)_

Теоретические аспекты захвата заложника как составной части терроризма

В статье предпринята попытка осветить теоретические аспекты захвата заложника как составной части терроризма путем анализа исторических предпосылок, а также современного уголовно-правового и международного законодательства. На основании проведенного исследования автор предлагает меры, направленные на предупреждение захвата заложника.

Ключевые слова: захват заложника, терроризм, уголовное право, преступление, террористический акт, Международная конвенция.

N.G. Kanunnikova, Master of Law, Assistant Professor, Professor of a Chair of Organization of Law-enforcement Activity of the North-Caucasion Institute (branch) of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e-mail: natali6977@yandex.ru

Theoretical aspects of capture of hostage as terrorism component

In the article attempt to shine theoretical aspects of capture of hostage as a terrorism component made, by analyzing the historical background and actual criminal law and international law. On the basis of the conducted research the author offers the measures directed on the prevention of capture of hostages.

Key words: capture of hostage, terrorism, criminal law, crime, act of terrorism, international convention.

Актуальность тематики статьи трудно переоценить. Фразы «взрывное устройство», «заложники», «требования террористов» встречаются все чаще в сводках новостей, из «экзотики» превратились в печальную обыденность. Возникновение чрезвычайных ситуаций криминального характера зачастую связано с захватом заложников.

Теоретические аспекты проблемы захвата заложников недостаточно разработаны в теории уголовного права и криминологии, хотя ее отдельные вопросы и рассматривались в трудах Н.В. Беляевой, Л.Д. Гаухмана, С.Д. Гринько, В.П. Илларионова, Н.Н. Козловой, B.C. Комиссарова, С.И. Кузьмина, А.Г. Лоскутова, С.В. Максимова, Т.Ю. Орешкиной, С.Ф. Сауляк, С.В. Склярова и др.

Объектом исследования, проведенного в рамках статьи, является захват заложников в едином и массовом проявлениях.

Предмет исследования составляют теоретические аспекты захвата заложников, а также меры, направленные на его предупреждение.

Захват заложников, пожалуй, является наиболее неприглядным явлением в нашей действительности, когда людей насильно задерживают с целью заставить государство, организацию или других лиц выполнить определенные требования. Этот вид преступлений,

как правило, имеет большой общественный резонанс, отличается особой дерзостью. Его цель состоит в том, чтобы заставить кого-либо выполнить требования захватчика. Такое деяние предполагает применение по отношению к захваченному насилия, часто опасного для его жизни и здоровья. Пресечение данного вида преступлений и освобождение заложников требуют усилий многих служб правоохранительных органов, спецслужб, других ведомств и организаций. Характерным примером здесь являются печально известные случаи захвата заложников:

1. Теракт на Мюнхенской олимпиаде (1972 г.), совершенный членами террористической палестинской организации «Черный сентябрь», жертвами которого стали 11 членов израильской олимпийской сборной, а также один западногерманский полицейский.

2. Захват автобуса с детьми в Орджоникидзе (1988 г.), жертвами которого стали 30 школьников и учительница.

3. Террористический акт в Буденновске (1995 г.) с последующим захватом больницы и 1 600 заложников.

4. Теракт в Кизляре (1996 г.), в ходе которого боевики закрепились в местной больнице и взяли 3 700 заложников.

34

5. Теракт на Дубровке - дерзкие и циничные по своей направленности события, произошедшие 23 октября 2002 г. на улице Мельникова в Москве, когда группа террористов захватила здание театрального центра. Для просмотра мюзикла «Норд-Ост» собралось около 800 человек. Трое суток сотни ни в чем не повинных граждан не только российского, но и иностранных государств, а также стран ближнего зарубежья удерживались в качестве заложников. Длительные переговоры с террористами практически не дали никаких результатов. В результате проведенной спецоперации (с использованием специальных средств) заложники были освобождены, а террористы (среди которых было 18 женщин) - уничтожены. Между тем жертвами этого террористического акта стали 128 человек. Для успешного завершения операции по освобождению заложников были задействованы значительные силы и средства МВД, ФСБ, Федеральной службы контрразведки, Министерств обороны и транспорта.

6. Теракт в Беслане, совершенный 1 сентября 2004 г. во время торжественной линейки, посвященной началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в здании более 1 100 заложников. В результате теракта 334 человека, из них 186 детей, были убиты и свыше 800 ранены.

К сожалению, данный список не исчерпывается этими примерами.

Теоретическая освещенность рассматриваемой в данной статье проблемы не будет всесторонней без освещения исторических предпосылок захвата заложников как составной части терроризма, поскольку возвращение к исторической составляющей позволяет более глубоко проанализировать исследуемую проблему.

Захват заложников как средство оказания давления на заинтересованных лиц возник еще в древности. Для гарантии соблюдения договоренностей о месте стоянки, территории, где можно охотиться, выполнении долговых обязательств или с целью получения выкупа одни племена удерживали представителей других племен. Практиковался захват заложников в Древнем Риме, Греции и на Дальнем Востоке. В «Законах Хаммурапи» царя Вавилона (XYIII в. до н.э.) в нескольких статьях регламентируются вопросы удержания заложника и ответственность за его возможную смерть. Так, в одной из статей указывалось: «Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и будет держать его заложника, а заложник умрет в доме взявшего в залог по своей судьбе, то это не основание для претензий» [6, с. 17]. Заложника кредитор, видимо,

брал насильно и держал его в своего рода частной долговой тюрьме, чтобы принудить к выплате долга. Упоминания о заложниках также есть в «Избранных жизнеописаниях» Плутарха и других авторов древности.

В Средние века захват и насильственное удержание заложников также часто совершались с целью соблюдения соглашений или сделок между частными лицами или государствами. На Руси заложника часто называли «аманат», что в переводе с арабского означает «лицо, даваемое в обеспечение договора», «человек, взятый в залог, в обеспечение верности племени или народа, подданства покоренных и пр.» [1, с. 19]. Удержание заложников было широко распространено во времена татаро-монгольского ига, когда завоевателями в качестве гарантии послушного поведения русских князей удерживались их близкие родственники.

Таким образом, факты захвата заложников известны давно . Из обычая в древности захват заложников в настоящее время превратился в довольно опасный вид преступной деятельности, средство жесткого криминального давления на противостоящую сторону.

Современное уголовно-правовое законодательство определяет захват заложника следующим образом: противозаконное завладение человеком, сопровождающееся лишением его свободы. Захват может совершаться различными способами: тайным, открытым, насильственным, ненасильственным [3, с. 496]. Удержание лица в качестве заложника - это совершение противоправных действий, препятствующих выходу лица на свободу. Как правило, удержание - это продолжение процесса захвата заложника. Вместе с тем, не исключены случаи, когда удержание лица осуществляется без его захвата (например, представитель власти добровольно становится заложником взамен захваченных) [3, с. 496]. Противоправные действия лица сопровождаются предъявлением государству, организации, отдельным гражданам требований совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника (например, требование предоставить оружие, наркотики, самолет или иное транспортное средство для выезда за пределы государства; освободить арестованных или осужденных).

Отдельные вопросы борьбы с захватом заложников в период военных действий неоднократно обсуждались на встречах представителей заинтересованных государств: на Гаагской конференции (1907 г.), 15-й конференции международного Красного Креста в Токио (1934 г.),

35

Дипломатической конференции (Женева, 1949 г.) и др.

В 50-60-е гг. захват и удержание заложников стали одной из составных форм терроризма. Потерпевшими чаще всего становились дипломаты, общественные и политические деятели, государственные служащие. Волна насилия, захлестнувшая мир, показала, что такие акции носят организованный характер, тщательно планируются, совершаются хорошо подготовленными группами.

Генеральная Ассамблея ООН 17 декабря 1979 г. приняла Международную конвенцию о борьбе с захватом заложников. Согласно ст. 1 этого документа государства - участники настоящей Конвенции согласились о следующем: «Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое как «заложник») для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу настоящей Конвенции» [2, с. 100].

В Конвенции также указано, что любое лицо, которое захватывает либо удерживает другое лицо и угрожает его убить, нанести повреждение или продолжать удерживать для того, чтобы заставить третью сторону (государство, международную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц) осуществить определенное действие или воздержаться от какого-либо акта как условие освобождения заложника, совершает преступление [2, с. 102]. Бывший СССР присоединился к Конвенции в 1987 г.

Принятие данной Конвенции способствовало активизации борьбы с захватом заложников, объединению соответствующих усилий стран-участниц. Соблюдение положений Конвенции не позволяет преступникам укрываться и уходить от ответственности в этих странах. Требования этого международного соглашения согласно ст. 13 не распространяются лишь на те случаи, когда преступление совершено в пределах одного государства, преступник и заложник являются его гражданами и находятся на его территории.

Тридцать стран мирового сообщества по результатам саммита в Шарм-Эль-Шейке в марте 1996 г. заявили об осуждении актов терроризма в любой форме независимо от мотивов преступников, их совершающих.

Меры по борьбе с терроризмом были предприняты и в рамках сотрудничества Россия - ЕС

на основе решений саммита Россия - ЕС в Брюсселе 3 октября 2001 г. и принятого на нем заявления по международному терроризму, саммита Россия - ЕС в Москве 29 мая 2002 г., а также саммита Россия - ЕС в Брюсселе 11 ноября 2002 г. Российская Федерация и Европейский союз подтвердили свое стремление «в тесном сотрудничестве бороться всеми надлежащими способами с угрозами международному миру и безопасности, порождаемыми актами терроризма» [5].

20 апреля 2002 г. 56-я сессия Комиссии ООН по правам человека приняла по инициативе России резолюцию «Захват заложников». В этот же день Комиссия одобрила и проект резолюции «Права человека и терроризм», в число соавторов которой вошла и Российская Федерация. Факт одобрения Комиссией указанных документов подтверждает то печальное обстоятельство, что терроризм и одно из его наиболее одиозных проявлений, которым является захват заложников, не имеют границ и могут коснуться граждан любой страны. В своих решениях Комиссия выразила убежденность в том, что «терроризм во всех его формах и проявлениях, где бы и кем бы он не совершался, не может быть оправдан ни при каких обстоятельствах, в том числе как средство поощрения и защиты прав человека» [4].

Кроме того, Комиссия заявила о необходимости безоговорочного осуждения всех «актов, методов и практики терроризма как актов, направленных на уничтожение прав человека, основных свобод и демократии, которые ставят под угрозу территориальную целостность и безопасность государств, дестабилизируют законно сформированные правительства, подрывают плюралистическое гражданское общество и законность и имеют отрицательные последствия для социально-экономического развития государства» [4].

Российская Федерация и Европейский союз на встрече в Брюсселе 11 ноября 2002 г. подтвердили факт осуждения всех актов терроризма как преступных и не имеющих оправдания, вне зависимости от их мотивировки, форм и проявлений. Было заявлено о «единстве в борьбе с терроризмом с должным уважением к верховенству закона, демократическим принципам и территориальной целостности государств» [4].

Участники саммита решительно осудили захват заложников в театральном центре на улице Мельникова в Москве в октябре 2002 г. и согласились с тем, что взятие в заложники невинных гражданских лиц является трусливым и преступным актом терроризма, который не может быть ни оправдан, ни обоснован какими бы то ни было причинами.

Для пресечения, предупреждения захвата заложников и задержания лиц, совершающих

36

преступления данного вида, существенное значение имеет классификация таких деяний. В иностранной и отечественной литературе по данной проблематике подобные попытки предпринимались, однако разграничения по различным основаниям фактов захвата заложников носят узкий характер и не учитывают все аспекты этого преступного проявления. По степени подготовленности захваты заложников могут быть планируемые и спонтанные. В первом случае преступники заранее разрабатывают план совершения такого деяния, его инициатор подбирает соучастников, распределяет роли, т.е. формирует преступную группу, определяет объект посягательства, варианты предстоящих действий и т.д. Планируемый захват заложников совершается в основном из корыстных побуждений - с целью получения выкупа, перемещения в другую страну или местность, получения свободы и т.п.

Спонтанный захват происходит внезапно, т.е. преступник к нему заранее не подготовлен. Чаще всего это происходит при совершении им другого преступления, когда он, будучи застигнут на месте совершения деяния или опасаясь того и желая уйти от ответственности, захватывает заложников. Спонтанный захват может быть совершен также психически больными лицами.

Целями захвата заложников, как правило, являются: получение материальных выгод; возможности перелета (переезда) в другую страну, незаконного освобождения из мест лишения свободы; решение политических, религиозных, национальных вопросов; выполнение других условий.

Мотивом здесь обычно служат корыстные и иные низменные побуждения, националистические, политические и религиозные убеждения. Захват заложников может быть явным, когда известно местонахождение преступников и заложников, и скрытым, когда оно не установлено. Во втором случае свои требования заложники выдвигают письменно, по телефону или с помощью третьих лиц.

Для заложников экстремальность их положения заключается в применении к ним насилия или его угрозы со стороны преступников, в неожиданности происходящего, в отсутствии готовности к выбору линии поведения в подобных обстоятельствах. Экстремальность для органов власти состоит в обострении обстановки в конкретном регионе (а иногда и внутри страны, и в межгосударственных отношениях) и вызываемом значительном общественном резонансе при неправильных действиях правоохранительных органов и ведомств, задействованных в мероприятиях по освобождению заложников.

Экстремальность данной ситуации для органов внутренних дел выражается в необходимости введения в действие специальных планов, максимального использования личного состава, систем управления и связи, привлечения дополнительных сил и средств, применения неординарных тактических приемов, включая осуществление специальных операций. При отсутствии опыта действий в аналогичной обстановке и недостаточной технической оснащенности экстремальность ситуации существенно возрастает.

Готовность органов внутренних дел к действиям по освобождению заложников значительно повышается по мере сокращения факторов, обусловливающих состояние экстремальности. Основные решаемые при этом задачи можно сформулировать следующим образом:

1. Повышение готовности граждан к возможному их захвату в качестве заложников. При этом необходимо разработать и пропагандировать в средствах массовой информации методические материалы и памятки о правилах поведения граждан в случае их захвата и объявления заложниками; определить категории лиц, представляющих интерес для преступников, и проводить с ними необходимую профилактическую работу; организовать обучение обеспечивающего и обслуживающего персонала возможных мест захвата заложников действиям в случае совершения каким-либо лицом данного вида преступления (в самолетах, банках, местах массового скопления граждан, магазинах и т.п.).

2. Повышение соответствующей готовности органов власти и управления. Такая задача может быть решена путем создания оперативных штабов на уровне правительства и в регионах (в их состав могут войти представители всех министерств и ведомств, от действий которых зависит успешность проведения специальных операций по освобождению заложников), надлежащих условий для достаточного информационного обеспечения органов внутренних дел в ходе проведения операции.

3. Повышение готовности непосредственно органов внутренних дел к действиям при захвате заложников связано с решением организационных вопросов, технического и методического обеспечения и т.д. Умение грамотно и правильно вести переговоры с террористами, «несговорчивость» которых возрастает с каждым годом, зависит от уровня научно-методического обеспечения борьбы с захватом заложников; требуют глубокого изучения криминологические и оперативно-розыскные элементы соответствующей деятельности органов внутренних дел, проблемы расследования, профилактики преступлений данного вида и другие вопросы.

37

1. Даль В. И. Толковый словарь русского языка. М, 2007.

2. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников: заключена в г. Нью-Йорке 17 дек. 1979 г. // Сборник международных договоров СССР. М, 1989. Вып. XLIII.

3. Постатейный комментарий к УК РФ / под ред. А.В. Наумова. М, 1996.

4. Права человека и терроризм: резолюция 58/174 Генеральной Ассамблеи ООН // Рос. газ. 2002. 30 апр.

5. Совместное заявление о борьбе с терроризмом / Саммит Россия - ЕС (Брюссель, 11 нояб. 2002 г.) // Агентство региональных новостей. URL: regions.ru/Россия.Регионы.

6. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / под ред. З.М. Чер-ниловского. М., 1984.

1. Dal V.I. Explanatory dictionary of the Russian language. M., 2007.

2. International Convention against the taking of hostages-grip: concluded in New York on Dec. 17, 1979 // The collection of international treaties. M., 1989. Iss. XLIII.

3. Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation / ed. by A.V. Naumov. PM: lawyer, 1996.

4. Human rights and terrorizm: resolution 58/174 of General Assambly // Rus. newsp. 2002. 30 Apr.

5. Joint Declaration on the fight against terrorism // EU - Russia Summit (Brussels, Nov. 11, 2002) // Regional News Agency. URL: re-gions.ru/Russia regions.

6. Anthology on the history of State and law of foreign countries / ed. by Z.M. Chernilovsky. M., 1984.

38