Научная статья на тему 'Тематико-событийный план и лингвистические особенности дневника Александра Павловича чехова'

Тематико-событийный план и лингвистические особенности дневника Александра Павловича чехова Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
44
6
Поделиться
Ключевые слова
АНТОН ЧЕХОВ / АЛЕКСАНДР ЧЕХОВ / ЖАНР / ДНЕВНИК / МЕМУАРЫ / ЛИНГВИСТИКА / ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ / ПИСЬМО / ANTON CHEKHOV / ALEXANDER CHEKHOV / GENRE / DIARY / MEMOIRS / LINGUISTICS / LANGUAGE FEATURES / LETTER

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Белова А.В.

В данной статье исследуется жанр дневника. Исследование дневников того или иного периода позволяет составить адекватное представление о характере эпохи, постичь мироощущение носителей сознания определенного культурно-исторического социума, выявить художественную ценность и специфические особенности дневника как документа своего времени. Наиболее интересным и ценным материалом для подобного исследования представляются дневники тех лиц, которые являлись не только свидетелями и участниками преобразований жизни, но и которые оказывали непосредственное влияние на ход событий. К разряду подобных документов, безусловно, относятся дневники профессиональных писателей. В статье описываются тематико-событийная канва и лингвистические особенности дневника старшего брата Антона Чехова писателя, беллетриста, репортёра газеты «Новое время» Александра Павловича Чехова. Начат дневник в июле 1898 года, заключительные страницы его относятся к январю 1913 года. В статье выделяются ведущие языковые особенности дневниковых записей, присущих в том числе и дневнику Александра Чехова. Сделана попытка сравнительного лингвистического анализа дневниковых записей Ал.П. Чехова и его писем, адресованных Антону Павловичу Чехову. При сравнении языковых особенностей дневниковых записей и писем Александра Павловича Чехова прослеживаются общие тенденции, также определяются автор, герой и адресат дневника, даются их характеристики. Описываются способы интенсификации, индивидуализации, экспрессии речи автора дневника; рассматривается языковая личность автора дневниковых записей. Определены некоторые способы формирования интимной тональности эпистолярного диалога и дневниковых записей, при которых автором дневника используется целая гамма языковых средств.

SUBJECT-EVENT PLAN AND LINGUISTIC FEATURES OF DIARY OF ALEXANDER PAVLOVICH CHEKHOV

In this article the diary genre is investigated. The research of diaries of this or that period allows to make adequate idea of character of an era, to comprehend attitude of carriers of consciousness of a certain cultural and historical society, to reveal the art value and specific features of the diary as document of the time. The most interesting and valuable material for a similar research submits diaries of those persons which were not only witnesses and participants of transformations of life, but also who exerted direct impact on the course of events. Diaries of professional writers, certainly, belong to the category of similar documents. In article a tematiko-event outline and linguistic features of the diary of the elder brother Anton Chekhov the writer, the fiction writer, the reporter of the NovoyeVremya newspaper Alexander Pavlovich Chekhov are described. The diary in July, 1898 is begun, his final pages belong to January, 1913. In article the leading language features of the diary entries inherent including are distinguished to Alexander Chekhov''s diary. The attempt of the comparative linguistic analysis of diary entries of P. Chekhov Ave and his letters directed to Anton Pavlovich Chekhov is made. When comparing language features of diary entries and Alexander Pavlovich Chekhov''s letters it was succeeded to track the general tendencies. Also the author, the hero and the addressee of the diary are defined, their characteristics are given. Ways of an intensification, individualization, an expression of the speech of the author of the diary are described. The language identity of the author of diary entries is considered. Some ways of formation of intimate tonality of epistolary dialogue and diary entries at which the author of the diary uses the whole scale of language means are defined.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Тематико-событийный план и лингвистические особенности дневника Александра Павловича чехова»

АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА LITERARY TEXT: ASPECTS OF STUDY

УДК 82

Санкт-Петербургский государственн ый медицинский университет им. И.И. Мечникова

к. филол. н., доцент кафедры русского

языка

Белова А.В.

Россия, Санкт-Петербург, +79119447714 e-mail: ioanna.ventina@gmail.com

St. Petersburg State Medical University named after LLMechnikov The Department of Russian language PhD, assistant professor

Belova A.V.

Russia, Saint-Petersburg, +79119447714 e-mail: ioanna.ventina@gmail.com

А.В. Белова

ТЕМАТИКО-СОБЫТИЙНЫЙ ПЛАН И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДНЕВНИКА АЛЕКСАНДРА ПАВЛОВИЧА ЧЕХОВА

В данной статье исследуется жанр дневника. Исследование дневников того или иного периода позволяет составить адекватное представление о характере эпохи, постичь мироощущение носителей сознания определенного культурно-исторического социума, выявить художественную ценность и специфические особенности дневника как документа своего времени. Наиболее интересным и ценным материалом для подобного исследования представляются дневники тех лиц, которые являлись не только свидетелями и участниками преобразований жизни, но и которые оказывали непосредственное влияние на ход событий. К разряду подобных документов, безусловно, относятся дневники профессиональных писателей. В статье описываются тематико-событийная канва и лингвистические особенности дневника старшего брата Антона Чехова - писателя, беллетриста, репортёра газеты «Новое время» Александра Павловича Чехова. Начат дневник в июле 1898 года, заключительные страницы его относятся к январю 1913 года. В статье выделяются ведущие языковые особенности дневниковых записей, присущих в том числе и дневнику Александра Чехова. Сделана попытка сравнительного лингвистического анализа дневниковых записей Ал.П. Чехова и его писем, адресованных Антону Павловичу Чехову. При сравнении языковых особенностей дневниковых записей и писем Александра Павловича Чехова прослеживаются общие тенденции, также определяются автор, герой и адресат дневника, даются их характеристики. Описываются способы интенсификации, индивидуализации, экспрессии речи автора дневника; рассматривается языковая личность автора дневниковых записей. Определены некоторые способы формирования интимной тональности эпистолярного диалога и дневниковых записей, при которых автором дневника используется целая гамма языковых средств.

Ключевые слова: Антон Чехов, Александр Чехов, жанр, дневник, мемуары, лингвистика, языковые особенности, письмо.

A.V. Belova

SUBJECT-EVENT PLAN AND LINGUISTIC FEATURES OF DIARY OF ALEXANDER PAVLOVICH CHEKHOV

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

In this article the diary genre is investigated. The research of diaries of this or that period allows to make adequate idea of character of an era, to comprehend attitude of carriers of consciousness of a certain cultural and

Белова А.В.,2017

historical society, to reveal the art value and specific features of the diary as document of the time. The most interesting and valuable material for a similar research submits diaries of those persons which were not only witnesses and participants of transformations of life, but also who exerted direct impact on the course of events. Diaries of professional writers, certainly, belong to the category of similar documents. In article a tematiko-event outline and linguistic features of the diary of the elder brother Anton Chekhov - the writer, the fiction writer, the reporter of the NovoyeVremya newspaper Alexander Pavlovich Chekhov are described. The diary in July, 1898 is begun, his final pages belong to January, 1913. In article the leading language features of the diary entries inherent including are distinguished to Alexander Chekhov's diary. The attempt of the comparative linguistic analysis of diary entries of P. Chekhov Ave and his letters directed to Anton Pavlovich Chekhov is made. When comparing language features of diary entries and Alexander Pavlovich Chekhov's letters it was succeeded to track the general tendencies. Also the author, the hero and the addressee of the diary are defined, their characteristics are given. Ways of an intensification, individualization, an expression of the speech of the author of the diary are described. The language identity of the author of diary entries is considered. Some ways of formation of intimate tonality of epistolary dialogue and diary entries at which the author of the diary uses the whole scale of language means are defined.

Key words: Anton Chekhov, Alexander Chekhov, genre, diary, memoirs, linguistics, language features, letter.

Исследователи дневников в большинстве своем приходят к выводу, что, несмотря на некоторую промежуточность, жанр дневниковых записей вполне можно считать самостоятельным жанром, который, несомненно, обладает жанрообразующими признаками. «Константными, основополагающими признаками в этом случае являются синхронность, т.е. одновременность восприятия события и его фиксации; автокоммуникативность, являющая тождество автора и адресата; «первообразность», т.е. литературная необработанность записей; датировка. Реализация константных и факультативных признаков зависит от авторской установки, которая, в свою очередь, определяется временем и личностью создателя дневника» [7].

Исследование дневников того или иного периода позволяет составить адекватное представление о характере эпохи, постичь мироощущение носителей сознания определенного культурно-исторического социума, выявить художественную ценность и специфические особенности дневника как документа своего времени.

Особую ценность представляют дневники тех лиц, которые являлись не только свидетелями и участниками преобразований жизни, но «вдохновителями» и «подстрекателями», оказывающими непосредственное влияние на ход событий. К разряду подобных документов, безусловно, относятся дневники профессиональных писателей [7]. Таким документом является дневник Александра Павловича Чехова, писателя, беллетриста, репортёра газеты «Новое время».

В Московском архиве литературы и искусства (РГАЛИ) в рукописном отделе в архивном личном фонде М.А. Чехова [актёр МХАТ, сын Ал.П. Чехова. - А.Б.] сохранился дневник его отца, Александра Павловича Чехова, старшего брата А.П. Чехова. Дневник состоит из 77 страниц и переснят на плёнку. Начат он в июле 1898 года, заключительные страницы его относятся к январю 1913 года. Записи сделаны в тетради, собственноручно переплетённой автором [в цитатах авторская орфография и пунктуация сохранены. - А.Б.].

Начиная свой дневник, Ал.П. Чехов объясняет цель его написания: «Июля 29. 1898 год. Мне, как литератору и газетному сотруднику приходится писать очень много, Писанье - это мой хлеб. Но редко-редко приходится писать искренне и именно то, чего просит душа и о чём думаешь в ту минуту, когда пишешь. Рассказ ли это, газетная ли статья или заметка - всё это работа такая, в которой всегда нужно помнить для кого и куда пишешь, а стало быть и писать в известном духе и тоне. Это одно уже исключает искренность и делает акт писания не делом и работою любви, а ремеслом. А всякое ремесло, как известно, требует отдыха. Когда мысль моя отдыхает от творчества и вообще от работы, она всегда вертится около каких-нибудь пустяков или воспоминаний. С

31

литературной точки зрения мысли эти гроша медного не стоют и никому, кроме меня, не интересны. Но почему мне не записать их, если это составляет отдых и в то же время доставляет своего рода... ну, хоть удовольствие, что ли... Разгадка этой заманчивости заключается в непринуждённости, в отсутствии необходимости подделываться под чужие требования и вкусы и в верности самому себе» [10, 1].

Сам автор дневника называет его так: «Свалка нечистот, мыслей, идей, фактов и всякого мусора. В назидание детям, Коле, Тосе и Мише, после моей смерти».

«Пишу я в ней [тетради. - А.Б.] ализариновыми чернилами, которые сделал сам из чернильных орехов, талька, хлорнаго железа, индигатина, анилиновой зелени и воды. Пишут эти чернила приятным зеленовато-синим цветом, имеют среднюю реакцию и скоро чернеют. Удача эта меня, как старого химика. интересует. Мало этого, я делаю пробу и с другими чернилами, тоже мною изобретаемыми.» [10, 1]. Действительно, записи в тетради часто написаны разным оттенком чернил, демонстрируют тем самым процесс становления качества изобретаемого продукта. Встречается в дневнике и упоминание о другом химическом опыте - «берёзовых чернилах» [10, 5].

Темы, которые затрагиваются в дневнике Ал.П. Чеховым, многообразны: литературное творчество, его изобретения и опыты, семья, дети, отец, здоровье, события личной жизни.

Событийная канва жизни в дневнике отражена лишь отчасти: «30 августа, воскресенье. Мои именины» [10, 30], «Сентября 3-го четверг. Сильное наводнение» [10, 32], «1-го сентября понедельник. Здоровье моё почему-то великолепно. Хожу, ощущаю себя здоровым и радуюсь. Бросил алкоголь и точно переродился» [10, 34], «1 августа, суббота. Ни черта полезнаго и дельного я сегодня не сделал. Пропал день ни за понюх табаку. Даже ни одной порядочной мысли в голову не пришло, а о творчестве и говорить нечего. С тех пор как абсолютно бросил пить - фантазия исчезла совершенно и в мозгу бродят одни только отрывочные мысли» [10, 8], «27 вск. Тепло. Гулял, Хворал» [10, 77], «28 янв. Пон-к. Ясно, тепло» [10, 77]; в записях от 31 октября 1898 года дано описание смерти и похорон отца, Павла Егоровича Чехова, в Москве. В тот же год создана запись о посещении колонии для алкоголиков и встреча с Ольдерогге [доктор Ольдерогге - известный профессор, лечивший алкоголиков гипнозом. - А.Б. ].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Встречаются и размышления о жизни: «1 августа, суббота. Не люблю я этого времени года [об осени. - А.Б. ]. Оно напоминает мне о предстоящем уже скоро-скоро закате дней моих <...> Не хотелось бы умирать рано, но ничего не поделаешь: раз врачи сказали, что сердце не в порядке - на долголетие рассчитывать нечего» [10, 7].

Тема семейной жизни, отношений с женой, детьми - одна из главных тем дневника Ал.П. Чехова.

«Хорошая мы с Наташей пара: подошли друг к другу, как пара сапог. Если брак - лотерея, то оба мы вытащили по счастливому номеру.» [10, 3]. Так автор с теплотой и благодарностью отзывается о супружестве с второй женой, Натальей Александровной Гольден, которая смогла стать матерью двух сыновьям Ал.П. Чехова от первого брака.

Дневниковые записи раскрывают образ нежного, любящего, но строгого отца троих сыновей. Он не может не волноваться за их будущее.

«Растут к несчастью Митрофанушки! Годы уходят. Тоське [Антону. - А.Б.] уже почти 13 лет, а он и читать порядочно не умеет <.> А сколько я денег просадил на репетиторов, да на плату в разные учебные заведения. Трудно и сосчитать <...> Одно только утешение и есть - сознание, что я сделал для воспитания и обучения детей всё, что мог, не щадя живота и просиживая напролёт ночи за работой и что моя совесть чиста перед ними. Но ведь из этого сознания шубы не сошьёшь. Если не дай Бог, я умру

прежде времени, то - трудно и представить себе, что будет с моими сорванцами-неучами <...>.

Малому [Антону. - А.Б.] 13 лет, а он ещё ни одной книжки не прочёл. Я же помню, в его годы уже бойко болтал по-французски, по-немецки и по-гречески, давно прочёл Гоголя и Тургенева. В 13 лет я уже сочинения писал <> Видно вырождение берёт своё благодаря крови душевнобольной матери Анны Ивановны [первой жены Ал.П. Чехова, матери Николая и Антона. - А.Б. ]. Жалко мне ребят, ох, как жалко!» [10, 6].

В дневнике отражены и сельскохозяйственные «мечты» Александра Павловича, в том числе и инкубация. Куриное предприятие характеризует Ал.П. Чехова как человека пытливого, страстного и обладающего волей, способного довести до конца начатое дело, хлопотное и сложное. Желание добиться результата столь велико, что он принимается за него со свойственной ему страстностью. Неудачи он встречает с недоумением, порою с долей юмора, но дело доводится до успешного конца.

«Инкубация 1906 [10, 58]. Сделан Александром и Мишей [сын Ал.П. Чехова. -А.Б.] и Флаконом [сын Ал.П. Чехова - Антон. - А.Б.] простейший инкубатор на 10 яиц.».

«12 января по моему плану сделан. цинковый котёл цилиндрический в 10 вершков диаметром, высотою в 3 вершка, вместимость 11/3 ведра с трубками: а) для вливания воды, б) для выхода воздуха и в) водомерной трубочки.Расстояние между котлом и яйцами рассчитано по руководству, 2 У вершка.».

«Пробы показали, что новое сооружение превосходно при лампе держит сутками 40 градусов Цельсия. Остаётся, значит, только пустить в ход. Но нет яиц.» [10, 59].

«Февраля 4. Заложено 54 яйца с рынка из Киевской губернии (Ц. 1р 72 3/5 к.

Инкубация началась с 6 У ч. вечера. 6-го утром яйца были перевёрнуты в 1-й раз. Вечером 7-го. Влита вода в увлажнитель.

8-го февраля ночью X упала до 35 и утром, несмотря на прилив кипятку дошло до 38 градусов только к 2 часам дня. Т в комнате была обычная.Считаю этот казус большим дефектом. Утром и вечером перевёрнуты. Зародышей незаметно.

9. По осмотре - выброшенные. Ни одного зародыша.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Зимняя инкубация.

9 ноября 1906 г. Заложены 11 яиц, снесённых в теплице жёлтенькой и серенькой хохлушечкой от итальянского петуха <.> каналья, не топчет. Всё к чёрту» [10, 59].

«Апр. 25. Заложено 50 яиц. С 15 мая началось вылупление <.>.

Мая 18. Цыплят вылупившихся и здоровых - 21.больной, бедный - 1, погибло по моей милости (рано вскрыл скорлупу) - 4.

Мая 20. Всех живых цыплят - 31» [10, 67].

А вот описание опыта по получению фотобумаги и проявителя: «19 сентября, суббота. Сегодня и вчера работал над изготовлением желатинно-соленой бумаги. Выходит дельно, на манер матовой аристотипной <.> Выходит хорошая, гладкая матовая бумага»; «составил свой собственный сложный проявитель. Действует поразительно: недодержанные снимки выходят вполне безукоризненно» [10, 3]. О себе Александр Павлович пишет: «Сильна химическая жилка» [10, 12]. Следует упомянуть, что в 1892 году им был написан и опубликован «Химический словарь фотографа». Далее читаем об опыте в зубоврачебном деле: «Утром запломбировал себе зуб, положив в дупло кристаллической карболки заткнув ватою, обмоченной в растворе мастики в хлороформе. Прекрасное средство. Советую всякому» [10, 4].

Но основной темой дневника всё-таки является тема творчества, писательства. Здесь мы находим упоминания многих его рассказов и повестей и личные оценки своего труда:

«Вечером написал очень посредственный святочный рассказ «Белая дама» и положил его в папку до поры до времени. Авось пригодится. Стал писать в половине девятого и окончив в половине двенадцатого. Вышло строк приблизительно 250» [10, 9];

«Вчера вечером начал рассказ и дошёл до того момента, что не знаю, что писать далее: запутался в дебрях вымысла. Продолжать однако надо и примусь я за это сейчас же: авось кривая вывезет» [10, 11];

«Сегодня вечером я совершил своего рода подвиг: я сжёг всё, чему поклонялся и поклонился тому, что сжигал <.> Разобрал хранившиеся много лет папки и сжёг свои старые сочинения, большие частью начатые ещё в молодости и неоконченные <.> Сколько в сожжёном было юношеского жара, сколько идей, сколько упований и сколько честного. детски-наивного! Сжёг - и точно легче стало. Всё равно я никогда не докончил бы начатого <.> Как-никак, а фунтов тридцать исписанной бумаги будет» [10, 12];

«Закончил рассказ «Американский дядюшка» (положил в папку до востребования). Не нравится мне конец его развязка очень шаблонна <>до сих пор, как ни напрягаю мозг - ничего не выходит, кроме того, что вышло» [10, 12];

«8 августа, суббота. Окончил полухохлацкий рассказ «Горпина». Хватит на фельетон. Глупенький вышел. Наивный» [10, 17] и т.п.

Александр Павлович упоминает и о желании написать роман, «да что-то не удаётся приняться за дело» [10, 5].

В дневнике встречаются материалы для романа «На высотах Кавказа» [9; с. 48], также описаны поездки в Крым и на Кавказ [10, 49-52].

Дневниковые записи демонстрируют богатую эрудицию, юмор, самокритичность и порядочность (например, автор дневника упоминает о просьбе занять денег на поездку в Киев на Х съезд естествоиспытателей и врачей от редакции в счёт будущего гонорара, на что получает удививший его упрёк в «избытке бескорыстия», «все сотрудники так ездят [на счёт редакции. - А.Б. ], один ты бессеребренника изображаешь» [10, 6].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Со страниц дневника с нами ведёт неспешную беседу немного чудаковатый, ироничный, одарённый человек. Обширность увлечений Александра Павловича поразительна, он жаден до всех явлений жизни, в какой бы области они ни происходили. Это свойство своей неуёмной и любознательной натуры он проявляет и в литературном мире, печатая свои заметки в журналах и газетах на разные темы, будь то телефонное устройство Паульсона или новые исследования в области биологии, колония для алкоголиков или фотодело, биографии современников или история Азовского побережья, благотворительность или судебная хроника.

Записи последних лет написаны более мелким почерком - видимо, сказывался возраст и развивалась дальнозоркость. Некоторые страницы практически нечитаемы невооруженным глазом.

Последние две записи в дневнике сделаны 27 и 28 января 1913 года.

На этой же странице ниже написано рукой Михаила Павловича Чехова (младшего сына Ал.П. Чехова - актёра МХАТ):

«17 мая 1913 года в 9 час. утра. Отец скончался. Миша.

Царствие тебе, Небесное, милый, милый старик. Я сам положил тебя в гроб, в твой маленький домик. Был у тебя на могиле, один только разок, когда я сидел на холмике насыпанном над тобой, хотелось окликнуть тебя, чтобы ты отозвался мне <.> Должно быть больше никогда не приду на твою могилу» [10, 77]. М.А. Чехов впоследствии эмигрирует в 1939 году в США, где станет создателем своей актёрской школы.

В языковом плане особенностью дневниковых записей является «сочетание моно-логизма авторского повествования с внутренним диалогом как формой реализации внутренней речи. Повествование от 1-го лица в классическом дневнике характеризуется

крайней степенью субъективности, так как автор отображает окружающую действительность, передает свои мысли, чувства, оценки, эмоции, впечатления сквозь призму собственного сознания» [6] (в дневнике Ал.П. Чехова: пропал день ни за понюх табаку; написал очень посредственный святочный рассказ; плоховат я что-то стал на выдумки; я никогда не докончил бы начатого и пр.). Дневник - документ, фиксирующий «события и факты повседневной жизни человека в их динамике, отражающего процесс развития индивидуальности, становления самосознания личности, который обладает совокупностью языковых особенностей, общих для всех образов дневниковой прозы» [8].

Главным героем дневника выступает сам автор, его адресантами обозначены дети Александра Павловича (В назидание детям, Коле, Тосе и Мише, после моей смерти). Таким образом, адресация в дневнике множественная - адресат - это и сам автор дневника, и его сыновья, и возможные потенциальные читатели из близкого окружения с общим уровнем знаний с автором, т.е. адресат дневниковых записей создаёт мотивацию имплицитности речи. Это подтверждают упоминания имен и прозвищ близких Александра Павловича: Мы с Наташей [жена Н.А. Гольден. - А.Б.]; Малому 13 лет [сыну Антону. - А.Б.]; Сделан Александром и Мишей [сын Ал.П. Чехова. - А.Б.] и Флаконом [сын Ал.П. Чехова - Антон. - А.Б. ], топонимы (Крым, Кавказ) и пр.

Автором дневника создается особый стиль записей, определяемый Т.Б. Трошевой как «литературно-разговорный тип речи», т.е. такой тип речи, при котором «функциональная разновидность литературного языка, употребляемая в условиях неофициального, непринужденного общения и противопоставлена в пределах литературного языка как дихотомической системы стилю книжному. Литературно-разговорный тип речи функционирует в записках, частных письмах, дневниковых записях» [11]. Как и в устной речи, пишущий дневник «отдает предпочтение предикативным конструкциям, простым, неполным предложениям, его речь - нелинейна, спонтанна, эллиптична, эмоциональна» [6]. Например: Годы уходят. Сжёг - и точно легче стало. Прекрасное средство. Советую всякому. Всё к чёрту! и т.п. Одна из главных языковых особенностей дневника - обилие номинативных, безличных предложений («30 августа, воскресенье. Мои именины»; «Сентября 3-го четверг. Сильное наводнение»; «28 янв. Пон-к. Ясно, тепло» и т.д.). Таким образом, автор реферативно обозначает события, так отражается его внутренняя речь.

В тексте дневника можно найти структурно-семантические модели, речевые клише, с помощью которых каждый может строить свою речь в зависимости от цели высказывания. Усложнение этих базовых моделей, их индивидуализация зависит от различных причин. Это и особенности языковой личности, создающей речевой продукт, и обстоятельства коммуникативной ситуации (болезнь, радостное событие и пр.). При этом используются различные языковые средства, формирующие семантическое осложнение структурно-семантической модели.

Интенсификация, индивидуализация, экспрессия речи автора дневника достигается за счет употребления фразеологизмов (не щадя живота; из этого сознания шубы не сошьёшь; пропал день ни за понюх табаку; авось кривая вывезет), сравнений (подошли друг к другу как пара сапог), ругательств (каналья, всё к чёрту), образных выражений (просиживая ночи напролёт за работой), языковой игры (фертикуляпистый) и др. Содержание осложненной части модели высказывания, таким образом, зависит от личности автора высказывания, его лексического багажа, опыта жизни.

Можно выделить ведущие языковые особенности дневниковых записей, присущие в том числе и дневнику Александра Чехова: наличие внутреннего диалога, который сочетается с монологом автора (скрытые вопросно-ответные комплексы (не знаю, что писать далее: запутался в дебрях вымысла... продолжать однако надо; глаголы в форме 2 лица (и во сне не выдумаешь; ничего не поделаешь и т.п.), субъективность (не

люблю я этого времени года; совершил своего рода подвиг и т.п.), неполнота повествования, письменная контаминация разговорного дискурса (выходит дельно, на манер матовой аристотипной; всех живых цыплят -31 и пр.).

При исследовании дневниковых записей Александра Павловича невольно вспоминаются его письма. «Из трех видов литературной работы - дневник, переписка, собственно творчество - Александр ярче всего раскрывался в эпистолярии, да и то, когда беседовал с Антоном. В письмах к Антону он абсолютно свободен, потому что уверен в собеседнике больше, чем в самом себе», - пишет Е.М. Гушанская в книге «Александр и Антон Чеховы. Воспоминания. Переписка» [1; с. 26]. Обладая литературным слухом и наблюдательностью, Ал.П. Чехов черпал из окружающей жизни богатый материал и блестяще воспроизводил его в публицистике и в своих письмах, но, к сожалению, менее щедро употреблял его в своих литературных произведениях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Действительно, по сравнению с письмами, дневник Ал.П. Чехова демонстрирует лишь толику его талантливой в языковом плане личности (например: «Июля 30. На железных дорогах я люблю ездить в вагонах 3-го класса. Неудобства искупаются тем, что там публика ведёт иногда очень интересные разговоры. Тут и народный язык во всей его исковерканности, тут и бесхитростно рассказанные факты из жизни, тут и фертику-ляпные словечки, которые и во сне не выдумаешь, и всё такое прочее» [10, 3]).

Та же языковая игра, смелость в выборе слова, экспрессия, шутка в письмах Александра Чехова выражены наиболее ярко и талантливо. И в этом прослеживается определённая логика: дневник не может функционально быть тождественен письму, адресаты тут и там разные, в первом случае подразумевается внутренний диалог, во втором - реальный, хоть и отсроченный, с конкретным адресатом. Так, например, жанр шутки в переписке используется очень активно, чего не скажешь о тексте дневника. Шутка должна быть оценена, автором ожидается ответ на неё, реакция. Шутка несёт в письме конкретную нагрузку, она заряжена определённой целью. Так, жанр шутки в эпистолярном наследии братьев Ал.П. Чехова и А.П. Чехова выполняет одну из ведущих ролей. Будучи остроумными и ироничными людьми, оба брата постоянно используют в своих письмах юмор, а порою и сарказм. Звучание той иной информации, сообщаемой коммуникантами в процессе общения, меняется за счет использования жанра шутки. Например, в письме А. П. Чехова к старшему брату, где он сообщает о своей болезни, автор для разряжения грустной и тягостной темы приводит шутливую (нелепую с точки зрения здравого смысла и логики) причину возникновения заболевания, которая является ироничным выпадом в адрес брата. Юмор необходим в данной ситуации для сглаживания эффекта от печального сообщения. Цель такой шутки правильно расценить может только близкий человек, который не обидится на нелепые обвинения, увидит за ними истинную причину подобного речевого поведения (прагматический заряд данной шутки, ее интенция) - успокоить и развеселить адресата, отвлечь его от грустных мыслей (Дело вот в чем... В этом году, когда ты попрекнул меня благословением святейшего синода, меня огорчило твое неверие — и вследствие этого, в присутствии г. Суворина, у меня пошла кровь (2 апреля 1897 г.). Можно перечислить некоторые интенции жанра шутки:

1) шутка-предсказание (попадешь в Таганрог - сам объешься этого добра и почувствуешь только тогда, когда на столе лежать будешь);

2) шутка-признание (я - как мущина (в этом я убеждаюсь с каждым днем);

3) шутка-благодарность (я в твоей любезности вижу не одолжение, а подвиг);

4) шутка-оправдание (мой характер ты знаешь: лучше пускай дети без штанов ходють, а брата я всегда облагодетельствую и никогда об этом не помяну) и т.п.

Речевой жанр шутки, будучи ориентированным на межличностные отношения, выполняет фатическую роль, что возможно, например, в переписке, но не в монологическом высказывании.

Внутренний мир Александра Чехова богат и оригинален («Я и не знаю, что его больше интересует: литература, философия, наука или куроводство», - замечал Антон Павлович Чехов о старшем брате [2]),он искренен, самовыражение языковой личности подобно фейерверку, владение словом поражает, об этом ему неоднократно писал в ответных письмах Антон Павлович (напр.: «Если бы ты так писал рассказы, как пишешь письма, то давно бы уже был великим, большим человеком» (письмо от 3 февраля 1886 г.) [1].

Вообще, при сравнении языковых особенностей дневниковых записей и писем Александра Павловича Чехова прослеживаются общие тенденции:

1) особые (интимные) формы обращений и подписей (с использованием притяжательных местоимений), демонстрирующие существование обоюдного кода, который образовался в процессе взаимоотношений в переписке (Алтоша, Голубчик, Саша-Тарракаша, Гусиади, Самаркандский гейним, Душенька, Владыко; Твой Цынцынатус, Твой 33 моментально, А. Достойнов-Благороднов и др.) и названия, имена в дневнике (Наташа, Флакон, Тося, Тоська, Малой, Митрофанушки, Миша, Ольдерогге и др.);

2)элементы языковой игры и стилизации (в переписке: гейним, завселды, сейчась, мущина, ходють, почто, цастливый, зацем и др.; в дневнике: фертикуляпистый и др.;

3) фразеологизмы, образные и устойчивые выражения, частично перефразированные для придания индивидуальности высказыванию (в переписке: все канет в Лету; откушаешь хлеба-соли; не пишешь, как будто подержал пари; твоя благодарность мне не по рылу и др.; в дневнике: не щадя живота; из этого сознания шубы не сошьёшь; пропал день ни за понюх табаку; авось кривая вывезет и пр.);

4) ругательства и стилистически сниженная лексика (в переписке: медицинская ты скотина, черт тебя знает; не такая тля, как ты; твое поганое письмо; брешут сучи бабы и др.; в дневнике: каналья, всё к чёрту и пр.);

5) модальные (оценочные) слова и выражения (в переписке: ты лентяй; что за безобразие; ты нюнишь; я рад; я очарован и др.; в дневнике (растут к несчастью, не нравится мне, жалко мне ребят, сорванцы-неучи, радуюсь и пр.).

Таким образом, можно сделать следующее заключение: для формирования интимной тональности эпистолярного диалога и дневниковых записей используется целая гамма языковых средств, тем самым автор демонстрирует характер своих взаимоотношений с адресатами. Как нам кажется, каждое из перечисленных средств несет в себе кроме интенции и прагматического эффекта еще и эмоциональный заряд. В текстах много кодовых слов, понятных только братьям Чеховым и семье Александра Павловича, что свидетельствует о существовании общего для них языка, сложившегося на протяжении совместной жизни и общения. Свободная форма дружеского письма, не ограниченная никакими рамками, использование ругательств и низкой лексики, языковая игра - все это возможно только в письмах к очень близким людям, какими и являлись друг для друга Ал.П. Чехов и А.П. Чехов. Дневник же является ещё более интимным документом, чем дружеское письмо, и отражает многие перечисленные приёмы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Думается, что исследования автодокументальной литературы - это перспективное направление, которое позволит проанализировать жанровую структуру дневника, особенности речевого поведения автора дневникового текста, композиционные особенности и характеристики дневника, определить спектр грамматических и стилистических средств и приемов, показать связь дневника с эпистолярием и художественной прозой.

Библиографический список

1. Александр и Антон Чеховы. Воспоминания. Переписка // Сост., подг. текста и коммент. Е.М. Гушанской, И.С. Кузьмичева. М.: «Захаров», 2012. 960 с.

2. Бунин И.А. О Чехове// Собр. соч. в 9 тт. М., 1967. Т. 9. С. 213.

3. Вознесенская И.М. Дневниковый текст: индивидуальное на фоне «канона жанра» // Русская литература в формировании современной языковой личности. Т. 2. СПб., 2007. С. 224-232.

4. Вознесенская И.М. Дневник: особенности семантической структуры и речевой организации // Мир русского слова. 2006. № 3. С. 41-48.

5. Вознесенская И.М. Из дневников И А Бунина. Анализ текста // Художественная речь русского зарубежья: 20-30-е годы ХХ века: Анализ текста: Учебное пособие / Под ред. К.А. Роговой. СПб.: Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2002. С. 221-261.

6. Зализняк А. Дневник: к определению жанра // НЛО. 2010. № 106. С. 162.

7. Криволапова Е.М. Жанр дневника в наследии писателей круга В.В. Розанова на рубеже XIX-XX веков: автореф. дисс... докт. филол. наук. М., 2013. 533 с.

8. Новикова Е.Г. Языковые особенности организации текстов классического и сетевого дневников: автореф. дисс... канд. филол. наук. Ставрополь, 2005. 255 с.

9. Художественная речь русского зарубежья: 20-30-е годы ХХ века: Анализ текста: Учеб.пособие / Под ред. К.А. Роговой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2002. 328 с.

10. Чехов М.А. Дневник Ал.П. Чехова. Ф 2316 оп.2, ед.хр. 35. РГАЛИ, Москва.

11. [Электронный ресурс http://stylistics.academic.ru]

References

1. Alexander and Anton Chekhov. Memories. Correspondence // Comp., Podg. teksta and comments. EAT. Gushanskoy, I.S. Kuzmicheva. M.: Zakharov, 2012. 960 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Bunin I.A. About Chekhov // Sobr.soch. in 9 vols. M., 1967. T. 9. P. 213.

3. Voznesenskaya I.M. The diary text: individual on the background of the "canon of the genre" // Russian literature in the formation of a modern linguistic personality. T. 2. SPb., 2007. P. 224-232.

4. Voznesenskaya I.M. Diary: features of the semantic structure and speech organization // The world of the Russian word. 2006. № 3. P. 41-48.

5. Voznesenskaya I.M. From the diaries of A Bunin. Analysis of the text // Artistic speech of the n foreign: 20-30-ies of the twentieth century: Text analysis: Textbook / Ed. K.A. Horny. St. Petersburg: Publishing House of St. Petersburg, 2002. P. 221-261.

6. Zaliznyak A. Diary: to the definition of the genre // UFO. 2010. № 106. P. 162.

7. Krivolapova E. M. The genre of the diary in the heritage of writers of the circle V.V. Rozanova at the turn of the XIX - XX centuries // Author's abstract... dokt. filol. nauk. M., 2013. 533 p.

8. Novikova E.G. Language features of the organization of texts of classical and net diaries // Avtoref. diss ... cand. philol. nauk. Stavropol, 2005. 255 p.

9. Artistic speech of the n foreign: 20-30-ies of the twentieth century: Text analysis: Ucheb.posobie / Ed. K.A. Horny. St. Petersburg: Publishing house S.-Petersburg. Un-ta, 2002. 328 p.

10. Chekhov M.A. Diary of Al. Chekhov. F 2316 op.2, ed.kh. 35. RGALI, M.

11. [The electronic resource http://stylistics.academic.ru]