Научная статья на тему 'Связь социальной позиции личности в группах членства с социометрическим статусом'

Связь социальной позиции личности в группах членства с социометрическим статусом Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
913
125
Поделиться
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ / ДИСПОЗИЦИЯ / ГРУППА ЧЛЕНСТВА / СОЦИОМЕТРИЧЕСКИЙ СТАТУС

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Бухлина Л. Ю.

В исследовании применяется авторский топологический проективный метод к изучению социальных позиций личности в группах членства : семья, учебная группа, « друзья ». Определяется специфика социальных позиций в группах членства студентов с разным социометрическим статусом. Констатируется сходство социальной позиции личности в семье с социальными позициями, принимаемыми в учебной группе и группе друзей.

Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Бухлина Л. Ю.,

Connections of personality’s social position in the membership groups with sociometric status

In research is used author’s typological method to study of social position of personality in membership groups: family, learning group, «friends». Describe define specific of social position in learning group of students with different sociometric status. State the similarity of personality’s social position in family with social positions that is taken over in learning group and in group of friends.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Связь социальной позиции личности в группах членства с социометрическим статусом»

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 28 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 28 2012

удк 316.35

связь социальной позиции личности в группах членства с социометрическим статусом

© л. ю. бухлина

Пензенский государственный педагогический университет им. В.г. Белинского, кафедра прикладной психологии e-mail: layr111@mail.ru

Бухлина Л. Ю. - связь социальной позиции личности в группах членства с социометрическим статусом // известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 28. с. 1161-1166. - В исследовании применяется авторский топологический проективный метод к изучению социальных позиций личности в группах членства: семья, учебная группа, «друзья». Определяется специфика социальных позиций в группах членства студентов с разным социометрическим статусом. Констатируется сходство социальной позиции личности в семье с социальными позициями, принимаемыми в учебной группе и группе друзей.

ключевые слова: социальная позиция, диспозиция, группа членства, социометрический статус.

Bukhlina L. Y. - Connections of personality’s social position in the membership groups with sociometric status // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2012. № 28. P. 1161-1166. - In research is used author’s typological method to study of social position of personality in membership groups: family, learning group, «friends». Describe define specific of social position in learning group of students with different sociometric status. State the similarity of personality’s social position in family with social positions that is taken over in learning group and in group of friends.

Keywords: social position, disposition, membership group, sociometric status.

Повышение роли человеческого фактора, возрастание значения всех проблем, связанных c человеком на современном этапе, предопределяет приоритетность исследований особых состояний личности, сложным образом опосредующих связь личности и внешней среды, предшествующих ее реальному поведению. В этой связи продолжает вызывать исследовательский интерес такое сложное явление как социальная позиция, раскрывающее единство объективного и субъективного в личности и обеспечивающего понимание социальной ситуации развития.

данный вопрос часто и детально рассматривается многими учеными и, тем не менее, остается мало изученным внутренний аспект социальной позиции, складывающейся в группе членства, ее содержательной обусловленности характерологическими свойствами, а также связи внутреннего, диспозиционного и внешнего статусного аспектов (в данной работе сводимого к социометрическому статусу в группе) этой социально-психологической категории.

Высокая потребность таких исследований увеличивается, когда вопрос встает о проблемах юношеского возраста и периода студенчества. Более важными, по сравнению со всеми остальными, в этот период являются статусные, ролевые характеристики молодежи, которые складываются под влиянием выбирае-

мых социальных позиций в период обучения в вузе, так как именно на этом этапе происходит дифференциация студентов, связанная с собственной активностью в учебной, научно-поисковой, общественнополезной, экономической деятельности. В свою очередь, социальные позиции в группах членства детерминируют генерализованную позицию человека в обществе, содержательно раскрывающуюся в категориях: активность-пассивность, доверие-недоверие, зависимость-независимость.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

интерес к взаимосвязи статусной и диспози-ционной сторон социальной позиции приковывал внимание многих исследователей. В данной работе социальные позиции в группах членства изучаются на более глубоком этиологическом уровне, что позволяет не только констатировать наличные социальные позиции в разных группах членства, но и выявлять причины их образования.

Статусный аспект социальной позиции, позволяет описать ее как место, положение индивида или группы в системе отношений в обществе или положение индивида в межличностных отношениях, определяемое по ряду специфических признаков и регламентирующее стиль поведения. Функциональное место, которое может занять человек по отношению к другим людям, определяется совокупностью прав и обязан-

ностей. Заняв такую позицию, человек должен выполнять определенную социальную роль. В этом значении понятие «социальная позиция» синонимично понятию «статуса».

Личный статус, как и положение человека в обществе, есть результат социального процесса и может быть определен только в связи с взаимоотношениями, которые устанавливаются между людьми в первичных группах, что подтверждают работы Б.Ф. Ломова, Г.М. Андреевой, H.H. Обозова, Л.И. Уманского и других исследователей.

В ряде работ личный статус сводится к социометрическому статусу. В контексте социометрии, статус обозначает положение, занимаемое личностью в «системе личностных взаимоотношений» или в системе межличностных отношений [4]. Он определяется числом предпочтений, которое получает каждый член группы по результатам социометрического опроса.

В отечественной социальной психологии вопрос о социометрическом статусе личности всесторонне рассмотрены в исследованиях Я.Л. Коломинского и его школы, Т.Е. Конниковой, Л.И. Уманского, А.В. Ки-ричука, Т.А. Репиной, Х.И. Лийметса и др. В этих исследованиях проанализированы проблемы формирования социометрического статуса личности, его стабильности, динамики, факторов, влияющих на его формирование.

Одно и то же сочетание свойств личности может обеспечить ее разное положение в зависимости от групповых стандартов и требований, сложившихся в конкретной группе показано в исследованиях

А.И. Донцова, Я.Л. Коломинского, А.В. Петровского. Было установлено, что положение ребенка в системе личных отношений зависит от целого ряда факторов, но и само является существенной предпосылкой формирования личности. Это объясняется тем, что качества личности и особенности поведения, которые рассматриваются как факторы, обусловливающие положение человека, могут быть рассмотрены и как результат воздействия на личность определенного положения в коллективе. Так, аффективность, которая всегда выступает как фактор, понижающий статус ребенка, сама является, как показало исследование Л.С. Славиной, следствием неудовлетворенности ребенка своим положением в группе.

В.С. Мерлин считает, что: «характер взаимоотношений в коллективе детерминирует формирование свойств личности, типичных для данного коллектива» «Через долю в общем объеме деятельности группы, -утверждает Г.М. Андреева, - личность как бы сопрягается с другими членами коллектива, а следовательно, оценивается ими» [1]. Такая оценка не может осуществляться без нормативов, которыми являются те личностные качества, которые особенно значимы для данной группы, для данных условий деятельности. Закрепленные в оценках, они предписываются членам группы. и.С. Кон выделяет четыре процесса, в которых развертывается межличностное оценивание: инте-риоризация, социальное сравнение, самоатрибуция, смысловая интерпретация жизненного переживания. С другой стороны, совместная деятельность в группе

предполагает набор обязательных ситуаций общения. В этих ситуациях также проявляются определенные качества личности. В зависимости от них личность проявляет себя или через сравнение себя с другими, или через утверждение себя среди других. В ходе этого процесса проявление личностью своих качеств контролируется группой путем приложения к этим качествам групповых критериев. В результате оценивания доли личности в совместной деятельности и ее же в процессе общения формируется статус личности.

Г.М. Андреева, М. Битянова определяет статус, как совокупность объективно присущих человеку характеристик, которая определяет восприятие его другими членами группы, самовосприятие и, следовательно, положение в групповых отношениях [1].

Таким образом, в понятии «статус» можно выделить три структурных компонента, первым из которых являются определенные, присущие субъекту свойства и особенности, через которые каждый человек раскрывается в группе и которые он задействует в осуществлении данной совместной деятельности. Вторым компонентом является восприятие этих свойств другими участниками и выстраивание ими образа данного члена группы и далее - своего собственного поведения в отношении его. Третий компонент - это создание образа «я в группе» самим членом группы на основе восприятия особенностей отношения к себе. В результате он реализует поведение, которое задает ему некоторое место, положение в группе.

Следовательно, для того чтобы понять психологические механизмы образования и поддержания статуса субъекта в малой социальной группе необходимо не только иметь объективные данные об этом положении, но и представлять внутреннюю позицию ребенка, то есть знать, как сам ребенок переживает это свое положение, как он к нему относится. Это подводит нас ко второму аспекту рассмотрения социальной позиции как позиции внутренней, под которой понимаются взгляды, представления и диспозиции личности относительно условий собственной жизнедеятельности, реализуемые и отстаиваемые ею в группах членства, как единство объективного и субъективного в личности. В этом значении понятие социальной позиции синонимично понятию социальной ситуации развития.

Социальная позиция является сложным психологическим конструктом, регулирующим социальное поведение человека в сфере его субъективных личностных отношений к миру, другим людям и самому себе. Основополагающей при этом является позиция

С.Л. Рубинштейна: «При объяснении любых психологических явлений личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия». Социальная позиция и есть один из психологических конструктов «внутренних условий». Такое понимание социальной позиции соответствует проблематике нашего исследования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Поиск регуляторов социального поведения человека, к которым относят социальную позицию, в сфере его субъективных личностных отношений к

миру, другим людям и самому себе - традиционная ветвь научных психологических исследований. Теоретическая и исследовательская деятельность в этой области характерна и для отечественных, и для зарубежных авторов. Традиционно она разворачивается вокруг ряда понятий, имеющих близкие, но далеко не тождественные значения: отношение, направленность личности, социальная позиция, аттитюд, социальная установка, ценностные ориентации и некоторые другие. Внутренняя близость этих понятий состоит в том, что независимо от исходных ориентаций их создателей все они созданы для объяснения и изучения тех промежуточных переменных (факторов, призм), которые сложным образом опосредуют связь личности и внешней среды.

исследование системы отношений человека к внешнему миру в отечественной науке связано с именами таких ученых, как В.Н. Мясищев, Д.Н. Узнадзе, А.Н. Леонтьев, В.А. Ядов, Ш.А. Надирашвили, П.Н. Шихирев, А.Г. Асмолов, Л.П. Буева.

Социальную позицию можно рассмотреть через категорию сознания. С.Л. Рубинштейн, говоря о реальном сознании человека как о практическом сознании, утверждал, что «в нем существенную роль играет отношение вещей к потребностям и действиям субъекта как общественного индивида и его отношение к окружающему». Е.В. Шорохова характеризует сознание «активным отношением человека к действительности, к самому себе, к своим поступкам и действиям, к деятельности...». не только как отражение действительности в виде знаний рассматривает сознание л.П. Буева, но и как «внутреннее субъективное отношение личности к объективным условиям и формам своей деятельности, к своим социальным функциям и ролям». Она считает, что сознание непосредственно выступает как механизм «внутреннего регулятора социальной деятельности и поведения личности». А.н. леонтьев, последовательно раскрывает суть сознания с позиций теории деятельности, «сознание как отношение к миру психологически раскрывается перед нами именно как система смыслов, а особенности его строения - как особенности отношения смыслов и значений». В свою очередь А.н. леонтьев смыслом называет отношение непосредственного предмета действия к мотиву деятельности, в которую оно включено. индивидуальное сознание по А.н. леонтьеву, есть то, что персонифицирует деятельность. С другой стороны, отмечает

В.н. Мясищев, «действия и переживания человека определяются не непосредственными внешними воздействиями, а их накопленным обобщением во внутреннем мире, который представляет систему отношений человека, определяющих опосредствованный характер его реакций на воздействия окружающего мира и его внешнее инициативное и самостоятельное поведение». В другой своей работе В.н. Мясищев подчеркивает доминирующую и «всё определяющую» роль отношений к людям в системе отношений человека к действительности.

Связь социальной позиции с поведением такова, что социальная позиция представляет внутреннюю

потенциальную сторону поведения и взаимодействия. В связи с этим связь между содержанием качества личности, каким является отношение, социальная позиция, и формой его выражения, которая имеет некоторую относительную самостоятельность. «Форма, способ поведения личности могут и не полностью соответствовать или даже вообще не соответствовать содержанию отношения личности к какой-то стороне действительности».

В специфической теоретической схеме социальная позиция анализируется в работах л.и. Божович. При исследовании формирования личности в детском возрасте ею было установлено, что направленность складывается как внутренняя позиция личности по отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды. Хотя эти позиции могут быть различными по отношению к многообразным ситуациям и объектам, в них можно зафиксировать некоторую общую тенденцию, которая доминирует, что и предоставляет возможность определенным образом прогнозировать поведение в неизвестных ранее ситуациях к неизвестным ранее объектам.

направленность личности может быть рассмотрена также в качестве предиспозиции, предрасположенности личности действовать определенным образом, охватывающей всю сферу ее жизнедеятельности, вплоть до самых сложных социальных объектов и ситуаций. Такая интерпретация направленности личности позволяет рассмотреть это понятие как однопорядковое с понятием социальной позиции.

Социальную позицию как диспозицию можно рассмотреть также через категорию установки с позиции их динамики, которая раскрывается в исследованиях И.Н. Рейнвальд. Социальная позиция, понимаемая как готовность к действию, порождает установки и через них реализуется в поведении.

Образование самой социальной позиции происходит на основе диспозиции, понимаемой как предрасположенность к готовности действовать. установки к действию возникают только, когда человек занимает определенную позицию в отношениях. В этом случае они рассматриваются как готовность к действию.

Смена позиции происходит вследствие изменения условий внешних и (или) внутренних, требующих уже нового поведения. Это провоцирует появление диспозиции к уже существующей позиции, которую размывают, дезактуалирируют ее и создают основу для появления новой социальной позиции. диспозиция личности понимается как своеобразный продукт «столкновения» ее потребностей и ситуаций их удовлетворения. Посредством диспозиции человек приспосабливается к новым условиям, как только этот процесс закончен, человек занимает новое положение в отношениях, новую позицию.

В качестве диспозиции могут выступать различные образования личности А.В. ядов выделяет четыре таких личностных образования, принадлежащих к разным уровням: элементарные фиксированные установки, как их понимал Д.Н. Узнадзе; социальные фиксированные установки или аттитюды, социально-

психологическая установка, система ценностных ориентаций личности.

С точки зрения М. Рокича, человек обладает субъективной целостной системой представлений, в которой теоретическому анализу подлежат три наиболее значимых ее составляющих: понятие «я», ценности и аттитюды. Понятие «я» занимает в этой системе центральное место.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Г.М. Андреева указывает, что направленность личности может быть также рассмотрена в качестве предиспозиции, предрасположенности личности действовать определенным образом, охватывающей всю сферу ее жизнедеятельности, вплоть до самых сложных социальных объектов и ситуаций [1]. Такая интерпретация направленности личности позволяет рассмотреть это понятие как однопорядковое с понятиями «динамическая тенденция» [С.Л. Рубинштейн, 1946], «смыслообразующий мотив» [А.Н. Леонтьев, 1975], «основная жизненная направленность» [Б.Г. Ананьев, 1968], «динамическая организация «сущностных сил» человека» [А.С. Прангишвили, 1971], интегративное образование «образа мира» [С.Д. Смирнова, 1978] и т. д.

Таким образом, четырехуровневая модель иерархической структуры может быть расширена за счет включения в нее «Я», направленности личности. Чем выше уровневая принадлежность диспозиции, тем более устойчивую социальную позицию они образуют.

Аттитюд может выступать и как позиция, и как диспозиция. Чтобы разобраться с этим вопросом, необходимо рассмотреть структуру аттитюда. В большинстве работ признается трехкомпонентная структура аттитюда, в которой выделяют когнитивный, аффективный (эмоциональный) и поведенческий (конативный) [А.Г Асмолов, А.И. Донцов, М. Рокич, М. Фишбейн т. д.]. Поскольку указанный трехкомпонентный подход не всегда представлен реально, то некоторыми современными авторами признается, что установка имеет только один параметр - оценочный (Zanna and Rempl, 1988). Источниками оценочного суждения являются мнения, чувства и прошлое поведение, как каждый сам по себе. Порой четвертым детерминантом установки называют процесс мотивации (Franzoi, 1996).

Возможно, аттитюд будет являться диспозицией при доминировании в нем, аффективного и когнитивного компонентов, и соответственно - позицией при активации конативного.

Таким образом, социальная позиция определяется как результат ранее существующих у человека разноуровневых диспозиций, которые, актуализируясь в конкретный момент жизнедеятельности человека, могут переходить в позицию, то есть в готовность к действию на основе существующих ранее отношений к обществу, к деятельности, к себе и тем самым превращаться в устойчивые установки, которые неотвратимо приводят человека к действиям по реализации своих предрасположенностей [3].

Любая позиция способна изменяться под воздействием межличностных отношений, где механизмом, объясняющим эти изменения, являются диспозиции,

содержание которых составляют характерологические свойства, ценностные ориентации, направленность личности, социально-психологические установки, аттитюды, элементарные установки [3].

В социально-психологической литературе существует несколько подходов к изучению социальных позиций - подход двоичных позиций благополучия (Э. Берн, А.А. Кроник, Е.А. Кроник, В.В Макаров, Г.В. Макарова), подход троичных позиций благополучия (Д. Рон), подход выведения внутренних позиций из личностных свойств человека (Харрис, Э. Берн), подход выделения внутренних позиций на основе особенностей удовлетворения в детстве социальных потребностей (Б. Шутс), экспериментальный подход к квалификации социальных позиций с точки зрения ориентации человека на собственные цели и цели партнера (Ч. Маклинток и др.), подход изучения социальных позиций в зависимости от видов общения (Б.Ф. Ломов, А.А. Бодалев, М.М. Бахтин, А.У. Хараш,

B.Е. Каган, К. Роджерс). Механизм образования и изменения социальных позиций в результате действия диспозиционных образований, возникающих в ответ на изменения внешних и внутренних условий, рассмотрен в работах В.А. Ядова, И.Н. Рейнвальд, Ю.А. Клейберга. Социальные позиции есть отражение системы межличностных отношений, которые мы рассматривали более узко, акцентируя внимание на отношениях значимости.

Любую группу членства можно рассматривать как аналог социального пространства. Как система группа членства имеет структурную организацию, которая может быть описана через субъективные отношения. Эти отношения могут быть топологическими (сплоченность, границы отношений) или динамическими (влияния, зависимость, взаимодействие и т. д.) [Bertalanffy, 1968].

Задачам нашего исследования релевантны топологические характеристики отношений. их структурный анализ, проведенный по исследованиям H.H. Обозова, В.Н. Кунициной, Я.Л. Коломинско-го, В.А. Петровского, М.Ю. Кондратьева, Э.г. Эйде-миллера, А.А. Кроника, Е.А. Кроник, А.С. Морозова,

Н.Б. Шкоропова, Е.В. Щедриной, Е.С. Романовой, Г.Т. Хоментаускаса, А.Л. Венгера, А.В. Черникова,

C. Минухина, Т. Герина, Г.С. Абрамовой, Дж. Боулби,

В. Шутса [1, 6] и др., позволил выявить пять основных топологических параметров:

- границы значимых отношений, которые очерчивают круг лиц в группе, от которых подросток в той или иной степени испытывает эмоциональную зависимость;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- сплоченность значимых отношений отражает степень эмоциональной близости значимых отношений в группе членства, их интегративность в идеальной представленности подростка;

- иерархия авторитетности значимых отношений отражает степень идеальной представленности в сознании подростка каждого значимого члена группы, степень собственно личностного, как бы «внеролево-го» влияния этих лиц в группе («власть авторитета»);

- иерархия власти значимых отношений в группе членства, которая в отличие от «внеролевого» влияния значимых лиц в группе («власть авторитета») отражает «авторитет власти», или авторитет роли, именно наличие которой обусловливает значимость одного человека для другого;

- иерархия актуальных отношений значимости отражает приоритетность того или иного значимого лица в группе для построения с ним отношений, т. е. насколько актуальны для испытуемого отношения с каждым из них, причем актуальность может определяться чисто бытовыми обстоятельствами (например, тем, кто проводит с испытуемым больше времени) и не соответствовать его эмоциональному отношению к данному человеку [2].

Рассмотренные топологические параметры позволяют наиболее полно описать значимые отношения подростков в группах членства. Всевозможные графические проявления, отображающие положение каждого конкретного лица презентированной группы членства по всем топологическим параметрам, в идеальной представленности личности, отражают диспозиции, составляющие социальную позицию этой личности в группе. Таким образом, диспозиции - это внутренние детерминанты социальных позиций, в том числе социального поведения. Это своего рода программа, алгоритм-план, являющийся содержательной структурой социальной нормы.

диспозиции системно, иерархически организованы и образованы различными диспозиционными образованиями, зависящими от витальных (жизненных) и социальных потребностей и от уровня социальной ситуации (условий деятельности).

Чем выше уровень диспозиций, образующих социальную позицию, тем более устойчивой она является. В рамках нашего исследования рассматриваются преимущественно диспозиции второго уровня, формирующиеся на основе потребности человека в общении и регулирующие поступки личности в привычных ситуациях, разворачивающихся в группах членства.

В свою очередь социальные позиции имеют функцию ориентации личности. Они ориентируют человека в выборе видов и форм социального поведения, гарантируя более или менее постоянное отношение к предметам, людям, социальным нормам общества или группы. Согласно С.л. Рубинштейну диспозиции имеют тенденцию «делать» социальное поведение человека более генерализованным и стереотипным.

В соответствии с вышерассмотренным под социальной позицией человека в группе членства понимается совокупность типичных диспозиций (установок) регулирующих значимые отношения в ней в части границ и сплоченности этих отношений, иерархий власти, авторитетности и актуальности. Различное сочетание частных социальных позиций позволяет определить своеобразие социальной позиции подростка в группе членства [2].

для определения специфики социальных позиций в учебной группе, семье и группе «друзья» студентов с разным социометрическим статусом на

базе ПГПУ им. В.Г. Белинского проводилось эмпирическое исследование, в котором приняли участие 293 студента педагогических и непедагогических специальностей, представителей 14 студенческих групп. На основании полученных результатов посредством классического варианта социометрической методики были созданы 2 группы исследования, в которые вошли испытуемые с высоким (19 %) и низким (26 %) социометрическим статусом в межличностных отношениях на уровне эмоциональных предпочтений. У низкостатусных и высокостатусных испытуемых были исследованы социальные позиции в семье, учебной группе и группе друзей, определена их специфика в этих группах для студентов. изучение социальных позиций в группах членства проводилось с помощью авторской проективной методики «Топосоцио-грамм» [2]. Для определения достоверности различий выбираемых диспозиций разностатусными испытуемыми применялся критерий углового преобразования Фишера, позволяющий сопоставить две выборки по частоте встречаемости эффекта.

далее приводятся описания специфики социальных позиций студентов с полярными социометрическими статусами в каждой из основных групп членства.

Так, в учебной группе для высокостатусных характерны: оптимальные границы эмоциональной зависимости личности от группы, оптимальная сплоченность значимых отношений, доминирование или центрация «я», авторитетность и актуальность «я». Низкостатусным же значимо чаще [ф*эмп.= 1,64-3,2, при р< 0,05] свойственно: сужение границ и низкая сплоченность значимых отношений; подчинение «я»; неавторитетность «я» либо авторитетность «асим-патичного» члена группы; дезактуальность «я» либо актуальность «асимпатичного» члена группы.

Таким образом, на фоне позитивности восприятия своего места в группе высокостатусными, у низ-костатсных выявляются структурные нарушения значимых отношений, обусловливающих социальное и эмоциональное неблагополучие в учебной группе. Это и стремление уменьшить эмоциональную зависимость от группы, и дефицит эмоциональной близости со значимыми одногрупниками, также приоритет пассивности, малоценности и безинтересности своей личности в группе на фоне авторитета лиц, обусловливающих негативные переживания испытуемых и застревании на них

В группе членства «семья» для высокостатусных характерны: оптимальность границ эмоциональной зависимости личности от семьи и оптимальная сплоченность значимых отношений; доминирование родителя и «я»; авторитетность и актуальность родителя и собственного «я».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Социальная позиция низкостатусных достоверно чаще [ф*эмп.= 1,67-2,4 при р< 0,05] определяется противоположными диспозициями, а именно: сужение, но при этом также и расширение границ значимых отношений; низкая, а также высокая сплоченность значимых отношений; недифференцированная иерар-

хия власти значимых отношений, подчинение «я» и доминирование прародителя; недифференцированная иерархия авторитетности в значимых отношениях, неавторитетность «я», авторитетность родителя, прародителя, сиблингов, не связанного с семьей взрослого человека; дезактуальность «я».

И в восприятии семейных отношений у низкостатусных обнаруживаются проблемы в сравнении с конструктивными диспозициями принимаемыми в семье высокостатусными. Типичной для низкостатусных оказывается проблема субъективной неопределенности семейных границ, проявляемой как в назначении ответственного за переживаемое неблагополучие, так и попыткой виртуально изменить структуру семейных отношений, сделать ее более приемлемой для самовосприятия в ней, путем размывания границ нуклеарной семьи.

Неадекватность выставления эмоциональных дистанций от чрезмерной «симбиотической» близости, организации коалиций чаще с одним из родителей или сиблингом при эмоциональной удаленности или общей эмоциональной разобщенности в семье обнаруживаются у непопулярных студентов в репрезентациях сплоченности значимых отношений.

Непредставленность диспозиций, отражающих классические иерархические модели распределения власти и авторитета в семейных отношениях, чаще приводит либо к уравниванию всех членов семьи по этим критериям, что может свидетельствовать о дезориентации низкостатусных испытуемых в системах психологических влияний между членами семьи и ценностной значимости каждого из них. Реже, проявляется как восприятия своего «я» в семье подчиненным, пассивным, малоинтересным, неавторитетным, на фоне других членов семьи, наделяемых зачастую утрированным авторитетом, приводящим к чрезмерному давлению с их стороны.

В группе членства «друзья» высокостатусные также чаще репрезентируют конструктивные диспозиции: оптимальные границы эмоциональной зависимости личности от группы; оптимальная сплоченность значимых отношений; доминирование «я» или цент-рация «я»; авторитетность и актуальность «я».

В отличие от них для достоверного большинства низкостатусных характерно [ф*эмп.= 1,67-1,84 при р< 0,05]: сужение границ и низкая сплоченность значимых отношений; подчинение, неавторитетность, дезактуальность «я».

Как можно увидеть, и в этой группе повторяются те же проблемы структуры значимых, в данном случае дружеских, отношений в представлении низкостатусных. Недостаточность эмоциональной связи с группой, неспособность устанавливать более доверительные отношения с друзьями, блокирующая самораскрытие перед теми, кому испытуемые, согласно их видению, заведомо поигрывают по способности к влиянию и авторитетности.

Факт часто повторяющейся структуры значимых отношений во всех изучаемых группах у ряда испытуемых, позволил предположить о наличии сходства социальной позиции студентов в семье с социаль-

ными позициями в учебной группе и группе друзей. действительно, в достоверном большинстве работ разностатусных испытуемых [ф*эмп.= 1,645 при р< 0,05] имело место повторение структуры значимых отношений в семье в двух других группах.

Так, у высокостатусных во вторичных группах членства (учебная группа и группа друзей) в общем, повторялась семейная социальная позиция, выражающаяся в конструктивных диспозициях: оптимальности эмоциональной зависимости личности от группы, способности устанавливать близкие, доверительные отношения со значимыми членами группы, где личность воспринимает себя ценной для других и себя, способной к влиянию в системе значимых отношений и представляющей интерес в собственных глазах. именно признание власти, авторитета за родителями, актуальность их персон для ребенка в дальнейшем способствует выбору оптимальных социальных позиций в других группах членства, где авторитетность, актуальность и власть с родителей переноситься на самого ребенка, что в целом соответствует благополучию высокостатусных в учебной группе.

У низкостатусных проблемные диспозиции нестабильной эмоциональной зависимости от семьи и нарушенной сплоченности отношений в ней также тиражируются в другие группы. Отсутствие четких иерархических структур власти, авторитетности и актуальности в семье, в которых первенство должно принадлежать родителям, приводит к тому, что низкостатусные в других группах членства не всегда воспринимают себя как авторитетных личностей, способных влиять на отношения в группе. Что в свою очередь приводит к уменьшению эмоциональной зависимости от группы и к увеличению эмоциональной дистанции с членами этой группы, что в целом соответствует не благополучию низкостатусных в студенческой группе.

То есть можно констатировать тот факт, что социальная позиция, сложившаяся в семье, детерминирует значимые отношения в других группах членства, в частности в учебной группе и группе друзей.

Таким образом, результаты проведенного исследования достоверно подтвердили связь между социальной позицией личности в группе членства и ее социометрическим статусом в учебной группе, а также наличие сходства социальной позиции студента в семье с социальными позициями, принимаемыми в учебной группе и группе друзей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Социально-психологические аспекты активизации человеческого фактора // Вопросы психологии. 1986. № 3. С. 5-15.

2. Бухлина Л. Ю. Методика Топосоциограмм (изучение социальных позиций в группах членства). Муниципальный научно-методический центр образования. Пенза, 2004.

3. Бухлина Л. Ю. Изучение механизмов формирования социальных позиций подростков в группах членства // Поиск. Экспертиза. Выбор. Выпуск 8. 2003. С. 36-43.

4. Реан А. А., Коломинский Л. Я. Социально-педагогическая психология. Санкт-Петербург, 2005. 416 с.