Научная статья на тему 'Способы выражения эмоций в кабардино-черкесском языке'

Способы выражения эмоций в кабардино-черкесском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
127
5
Поделиться
Ключевые слова
эмотивная лексика / выражение / семантический / деривационный / синтаксические средства / положительные или отрицательные эмоции / Контекст / emotional vocabulary / expression / Semantic / dereventic / synthetic means / positive or negative emotions / Context

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Токмакова Мадина Хасанбиевна

Изучается эмотивная лексика кабардино-черкесского языка, которая на сегодня остается неисследованной. Выделяются основные три способа выражения эмоций: семантический, деривационный, синтаксический. В первом случае значение самого слова несет эмотивную нагрузку, выражает или обозначает эмоцию, это самый продуктивный из способов. Второй способ деривационный, предполагает участие аффиксов в образовании эмотивных слов. Как правило, присоединяясь к словам, не обладающим эмотивным значением, они (аффиксы) выражают эмоциональное состояние говорящего, демонстрируя его отношение к тому или иному предмету, явлению и т.д. Используя определенные синтаксические приемы (сравнения, обращения), существующие в кабардино-черкесском языке, можно также выразить эмотивное значение.

It learns emotional vocabulary of Kabardino-Circassian language, which is nowadays still unstudied. Analyzing the accumulated language material, author distinguishes three main ways of emotional expression: semantic, derivantic, syntactic. At first case the meaning of the word has emotional loading, expresses or means emotion it is the most productive of other ways. The second way is derivantic, it assumes participate of affekses in formation of emotional words. As rule, joining to words, which don't have emotional mean, they (affikses) express emotional condition of speaker, showing his attitude to this or that subject, phenomenon i.t.c. Using definite syntactic methods (comparisons, addresses) of kabardino-circassian language you can also express emotional meaning.

Текст научной работы на тему «Способы выражения эмоций в кабардино-черкесском языке»

УДК 811-35

СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИЙ В КАБАРДИНО-ЧЕРКЕССКОМ ЯЗЫКЕ

© 2010 г. М.Х. Токмакова

Изучается эмотивная лексика кабардино-черкесского языка, которая на сегодня остается неисследованной. Выделяются основные три способа выражения эмоций: семантический, деривационный, синтаксический. В первом случае - значение самого слова несет эмотивную нагрузку, выражает или обозначает эмоцию, - это самый продуктивный из способов. Второй способ - деривационный, предполагает участие аффиксов в образовании эмотивных слов. Как правило, присоединяясь к словам, не обладающим эмотивным значением, они (аффиксы) выражают эмоциональное состояние говорящего, демонстрируя его отношение к тому или иному предмету, явлению и т.д. Используя определенные синтаксические приемы (сравнения, обращения), существующие в кабардино-черкесском языке, можно также выразить эмотивное значение.

Ключевые слова: эмотивная лексика, выражение, семантический, деривационный, синтаксические средства, положительные или отрицательные эмоции, контекст.

Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН, ул. Пушкина, 18, г. Нальчик, 360000, kbigi@mail.ru

Institute of Humanities Researches of Kabardino-Balkar Scientific Center RAS, Pushkin St., 18, Nalchik, 360000, kbigi@mail.ru

It learns emotional vocabulary of Kabardino-Circassian language, which is nowadays still unstudied. Analyzing the accumulated language material, author distinguishes three main ways of emotional expression: semantic, derivantic, syntactic. At first case the meaning of the word has emotional loading, expresses or means emotion - it is the most productive of other ways. The second way is derivantic, it assumes participate of affekses in formation of emotional words. As rule, joining to words, which don't have emotional mean, they (affikses) express emotional condition of speaker, showing his attitude to this or that subject, phenomenon i.t.c. Using definite syntactic methods (comparisons, addresses) of kabardino-circassian language you can also express emotional meaning.

Keywords: emotional vocabulary, expression, semantic, dereventic, synthetic means, positive or negative emotions, context.

Традиционно изучением эмоций занималась психология. Однако, с учетом специфики лексикологии, охватывающей и отражающей все больше сторон деятельности человека, эмоции постепенно становятся объектом исследования и языкознания. Понятие «эмотивная лексика» еще недостаточно распространено в целом в языкознании. Что касается адыгских языков, то здесь эта проблематика остается нетронутой целиком. Отсутствует даже определение эмотив-ной лексики, нет терминов, касающихся этого явления. Между тем материал, накопленный нами, показывает, что это направление требует должного внимания и изучения.

Понятие «эмотивная лексика» встречается в работах В.И. Шаховского, который занимался разработкой проблемы в контексте английского языка. Эмотив-ность, по его мнению, это «имманентно присущее языку семантическое свойство выражать системой своих средств эмоциональность как факт психики, отраженные в семантике языковых единиц социальные и индивидуальные эмоции» [1, с. 24].

Эмотивная лексика кабардино-черкесского языка может обозначаться, выражаться тремя основными способами: семантически, с помощью различных аффиксов (назовем этот способ деривационным) и синтаксически. В первом случае речь идет о том, когда значение самого слова несет эмотивную нагрузку, выражает или обозначает эмоцию, - это самый продуктивный из способов. Многие части речи в кабардино-черкесском языке участвуют в этом процессе: существительные (дыхьэшх - смех, ук1ътэ - стыд и т.д.), прилагательные (гууз - печальный, скорбный, нэжэгужэ - веселый и т.д.), глаголы и его формы (гъэтхъэн - рассмешить, развеселить, къызэщ1эвэн -вспыхнуть (о чувстве), къызыгуэчыр - тот, который сердится, нервничает, пыдыхьэшхык!ыу - усмехаясь, ухмыляясь и т.д.), наречия (нэф1эгуф1эу - весело, нэщхъейуэ - грустно и т.д.), местоимения (мыдэ мыр -посмотри-ка на него), междометия (1ыхьы - ух (выражает чувство удовлетворения), уэдыдыд - ой-ой-ой (выражает удивление, страх и т.п.), частицы (мыгъуэ, гущэ, выражают сожаление, мырелъ (арелъ) смотри-ка и т.д.).

Приведем примеры из художественной литературы. А шынагъуэр зэрыщы!эр 1упщ1у слъэгъуати аращ сэ къытездзэу мы гъуэгуанэм хэкум сыкъыщ!эк!уэ-жар [2, с. 321]. -Что этот ужас есть, я ясно увидел, поэтому я бросился в обратный путь и вернулся на родину. Арщхьэк1э гъуэгур узижагъуэм и махуэу хьэ-лэчт [3, с. 483]. - Однако дорога до ужаса была отвратительной. Къуэм дэт псышхуэр къэгубжьами, И

зы макъи зэхимых [4, с. 67]. - Хоть разгневалась большая река в овраге, ни одного ее звука оно не слышит. Гъыныр иухщ, зызэпилъэщ!ыхьыжри Лерэ зы-дэщыта гъуэлъып!эм деж к!эрыувэжауэ, бжэр къы!уихри Жанусэ къыщ!ыхьащ [5, с. 112]. -Закончив плакать, вытерлась и встала у кровати, где раньше стояла Лера, дверь открылась, и вошла Жануся. Аслъэнокъуэм зишхыхьыжу Пщащэ ц!ык!ум щхьэщо-увэ... [6, с. 96]. -Разъяренный Асланоко становится над девушкой. Нэщхъейуэ бжьыхьэр мес йок1уэк1, Си усэм еджэм зегъэпсэху [7, с. 273]. -Печально осень вот проходит, Читая мои стихи, отдыхает. Темыр: уи барым Хуит сыщ! сыдэ!эбэну. Сыпщ1рэ?... Хъунщ-т!э... Ало-о-уэхь, - мыдэ!.. Мыдэ мыхэр! [2, с. 251]. -Темыр: позволь залезть в твой бар. Разрешаешь? Хорошо тогда. Бо-о-же, - вот это да!» - Ана, балигъ бгъэхъуркъэ, л1ы ептынуми? [8, с. 138]. - Неужели, ты не можешь подождать, пока она повзрослеет, прежде чем выдавать ее замуж?

Частицы могут употребляются самостоятельно либо с другими частями речи: Албэчрэ Дачий мыгъуэмрэ щ!ап!эжьым къинэри хъарзынэу исат мы ервэлуцэр къэхъеиху [9, с. 267]. - Бедные Албач и Дадий остались на этом участке и хорошо жили, пока революция не началась. - Дыдыдыд мыгъуэ, сабийм мэрак!уэ пэбубыдыныр гуэныхьышхуэщ! - жи!эрт Ут!э, Мэ-шыкъуэхэ я шатэтех машинэм здэк!уам [9, с. 201]. -Ой-о-ой, ограничивать детей в ягодах большой грех, - говорила Ута, пока шла на сепаратор к Машуко-вым. - Арелъ абы къыщыф!игъэнар, ат!э иджыри блэк!а щы!экъым, къыщ!эдзэжи еплъ, пхузэф!эмык!мэ, щыбгъэтыжынщ [5, с. 35]. - Смотри-ка, за что она зацепилась, но еще ничего не прошло, начни снова и посмотри, если не получится, бросишь.

Второй способ - деривационный - предполагает участие аффиксов в образовании эмотивных слов. Как правило, присоединяясь к словам, не обладающим эмотивным значением, они (аффиксы) выражают эмоциональное состояние говорящего, демонстрируя его отношение к тому или иному предмету, явлению и т.д. Так, например, имена существительные, прилагательные посредством суффикса -жь могут отражать как положительное, так и отрицательное отношение говорящего, это может зависеть от того, к какому слову присоединяется данный суффикс. Если слово с положительным значением, то будет выражаться положительная эмоция - восхищение, одобрение, симпатия. Так, например, если к словам губзыгъэ - умный или дэгъуэ - привлекательный, красивый, положительным по семантике, присоединить суффикс -жь,

то, образованные слова губзыгъэжь, дэгъуэжь будут выражать восхищение, одобрение, удовлетворение. -Уэт губзыгьэжь! Сыту псынщ1эу къигъуэта абы хэк1ып1э. - Вот, умница! Как он быстро нашел выход. Зэрымыщ1эк1э щ1алэ дэгъуэжь къыхозгъэудащ, тхьэ, уэри. Тхьэм ещ1э уэ сэ къысхуэпщ1энур? [10, с. 401]. -Между делом видного парня тебе выбрала. Бог знает, чем ты сможешь меня отблагодарить.

Если слово с отрицательным значением, то, усугубляясь суффиксом -жь, будет демонстрироваться отрицательная эмоция - пренебрежение, осуждение: Гесиод: Ы-ы, къэрабгъэжь. Л1ыгъэр щагуэшым дурэ-шым удэсащ [11, с. 165]. - Гесиод: У, трус. Когда мужество раздавали, ты в углу сидел. - Зыгъэхъеи, нэзэжь, упык1ауэ аращ уи гъащ1эм, - жи1ащ Мурат, и бгъэ зэф1эзэрыхьам псалъэхэр къыдришеиф къудей-уэ [12, с. 135]. - Только пошевелись, косой, и можешь попрощаться с жизнью, - сказал Мурат, еле выдавливая из стесненной груди слова.

Если суффикс -жь присоединяется к семантически нейтральным словам, то судить о том, положительную или отрицательную эмоцию выражает говорящий, можно только по контексту. Например, когда суффикс -жь присоединяется к нейтральным по значению словам щ1алэ - парень, унэ - дом, сложно определить, положительное или отрицательное эмотив-ное значение приобретают они. Можно даже воспринять их в значении «старый». Но если сказать, например, «Мухьэмэд зеи укъигъэпц1энукъым, укъигъэгугъ-амэ. Апхуэдэращ щ1алэжь жыхуа1эр». - Мухаммед никогда не обманет, если обещал. Про таких говорят настоящий парень, то в данном случае слово «парень» в результате приобретенного суффикса -жь, можно перевести как «хороший, настоящий парень». Другой пример: Уи унэжь хуэдэ щы1экъым. - Нет лучше своего дома. В этом примере унэжь обозначает не старый дом, а любимый, родной дом.

Следует отметить, что и слова с первоначально положительной семантикой при присоединении суффикса -жь в контексте могут приобретать отрицательные оттенки значений, а именно иронию. Например, приведенное уже слово губзыгъэжь - умнейший в определенном контексте может выражать противоположное значение - дурак: Еплъыт мы губзыгъ-эжьым ищ1ам. - Посмотри, что этот умник сделал. Бэрокъуэ и къуэжьым къызэригъэпц1ар Исмел жагъ-уэ щыхъуа щхьэк1э, къегуэуакъым [13, с. 79]. - Хотя и огорчило Исмела, что обманул его Бароковский сынок, он не затаил обиду.

Анализируя функционирование семантически нейтральных слов с суффиксом -жь, мы пришли к выводу, что в большинстве своем они выражают негативное эмотивное значение. Приведем примеры: Дыу-жэгъуащ мы гъуэгужьыри, к1э и1эжкъым. - И эта дорога надоела, конца ей нету. Ар фыз гъур к1ыхьыжьт, дэк1ейщ, дэк1ейщ, дэк1ейри и щхьэк1эр къигъэшыжауэ [9, с. 195]. - Это была худая длиннющая женщина, которая росла, росла, росла и макушка ее изогнулась. Ауэ пхъашэщ щ1ымахуэжьыр -Дыгъужь нэщ1у къыжьэхопхъуэ, Хъыданыжьхэр са-

бий закъуэм Къришэк1ми ныф1оп1ыщ1э [6, с. 50]. - Но сурова зима - голодным волком набрасывается, хотя и укутывает (мать) единственного ребенка тряпьем, замерзает он.

Следует отметить, что присоединение суффикса -жь к собственным именам также выражает негативное отношение говорящего. Например, Исхьэкъыжьым дигъэпсэукъым. - Исхак не дает нам жить спокойно. Ди гъунэгъу Тинэжьыр махуэ къэс къок1уэри ди деж, си анэр егъэбамп1э. - Наша соседка Тина каждый день приходит к нам и доводит мою мать.

В кабардино-черкесском языке достаточно распространены случаи, когда со словом, имеющим отрицательное значение, приобретенное благодаря суффиксу -жь, сочетается частица мыгъуэ, в таких случаях подобная конструкция выражает жалость говорящего по отношению к объекту разговора. Например, Уэ, делэжь мыгъуэ, сыту 1ейуэ ухэуа. - Вот, бедала-га, как ты вляпался. Лусанэ: Зыщ1ып1и сык1уакъым, си псэ т!эк!у. Сыщыси мыбдеж. Гу1эгъуэжь мыгъу-эти, и нэр зэ1охьэ [11, с. 144]. - Лусана: Никуда я не ушла, душа моя, сижу же здесь. Какое горе, боже, глаза его слепнут.

Посредством суффикса -шхуэ можно выразить восхищение (дахэшхуэ: Сыту дахэшхуэ ар. - До чего же она красавица), доверительность, расположенность: Хьэжумар: Уэ къохъусыж, си къуэшышхуэ. Тхьэм насып защ1эу къуитыж гугъу узэрехьар [11, с. 57]. - Хажумар: О, с возвращением, мой брат. Пусть сплошным счастьем бог вернет тебе перенесенные трудности. - Аращ, си шыпхъушхуэ Хъалидэ. Укъэзгъапц1э уи мыгугъэ [14, с. 127]. - Вот так, моя сестрица Халида. Не думай, что я тебя обманываю.

Суффиксы, образующие формы превосходной степени прилагательных, также могут выражать эмо-тивность - восхищение, одобрение: -щэ (1эф1ыщэ), -к1ей (дахэк1ей). Сыту дахэк1ейуэ ухуэпа! - Как ты великолепно одета! - Ан-на, мыр уэра зыщ1ар? Сыту дахащэ, ярэби! [14, с. 110]. - Неужели это ты сделала? До чего же красиво, бог ты мой! Эй, ди Дахэ-нагъуэу дахащэ, Насып мылъытэр зи пщ1ащэ, Пщыл1ак1уэ псоми я дыгъэ, Насып дыгъэпсыр тхегъ-адзэ! [15, с. 6]. - Эй, наша Даханаго прекраснейшая, чьи листья бесконечное счастье, солнце для всех крепостных, освети нас лучами счастья.

Слово ц1ык1у - маленький, присоединяемое к прилагательному, может выражать уменьшительно-ласкательные оттенки (любовь, нежность): гуак1уэ ц1ык1у - приятненький, псыгъуэ ц1ык1у - тоненький, или может употребляться для выражения уничижительного оттенка, но при условии если в первом прилагательном наличествует суффикс -жь: 1еижь ц1ык1у -плохонький. Жамбот: Хэт игу къэк1ынт-т1э абы щыгъуэ слъэгъуа а хъыджэбз гъур ц1ык1ум уэ пхуэдэ тхьэ1ухуд къищ!ык!ыу сэ сыдихьэхыну [2, с. 292]. -Жамбот: Кто бы мог подумать тогда, что из той тоненькой девчушки, которую я видел, выйдет такая красавица, способная меня увлечь. - Л1ыгъур уи ц1эр, си тхьэмыщк1э ц1ык1у? [14, с. 33]. - Лыгур - твое имя, мой бедненький?

Сэ сыщ1алэжь ц1ык1у щхьэк!э, Дыкъуэ къишагъащ!эу л!ыт, ит!ани, сэ сэщхьыркъабзэу, ари шынэрт [9, с. 232]. - Хоть я и мальчишка, Дыко, недавно женившийся мужчина, и то, как и я, он тоже боялся. - Хьэ-хьэ-хьэ! Мо шыжь ц1ык1ум зэрымышэ-сыфар ф!эемык!ущ Европэ псор къэзыгъэ!урыщ!а нэмыцэ офицерым, - къэдыхьэщхащ капитан гъурыр [12, с. 107]. - Ха-ха-ха! Немецкому офицеру, который подчинил себе всю Европу, стало неудобно, что не смог оседлать ту лошаденку, - засмеялся худой капитан. Любопытно, что слово с суффиксом -жь, обладающее отрицательным значением при присоединении к слову ц!ык!у, приобретает ласкательное значение, например: Баби сэ сыф1эделэжь ц1ык1ущ [9, с. 229]. - Для Баби я дурачок.

Часто слово ц!ык!у употребляется с собственным именем и при этом обозначает не размер или возраст его, а так же как в предыдущих случаях, выражает любовь, нежность говорящего к данному объекту. Например: Лэгъунэ хьэщ!эр псэлъыхъуу Мадинэ ц1ык1ум ищ!акъым, Апхуэдэ щ!алэр тхьэмыщк!эм Хуагъэфэщэнуи гугъакъым [6, с. 11].

- Что гость комнаты окажется женихом, Мади-ночка не знала, что такой парень ей, бедной, достанется, не думала. Дахэуэс: - Мы си псэм хуэдэу Хьэмэл цТыкТу, Шыт1акъ .ззрыши^щи, Къыплъэщыхьэну уэ зы ц!ыху Хэт ц!ыхуми нэгъуэщ!ми... [16, с. 162].

- Дахауос: Душа моя, Хамальчик, как сказал Шы-так, не догонит тебя ни один человек, кто бы ни был..

С помощью отрицательных аффиксов -къым и мы можно получить эмотив, выражающий осуждение, презрение при условии, что само слово несет положительное значение: губзыгъэкъым, мыгубзыгъэ - дурак, ненормальный. И щ!алэгъуэми губзыгъакъым ар: сл!о сэ абы жес!энури къызжи!эжынури! - жи!энти и щ!ыбыр Дарыкъуэ дежк!э игъэзэжынт... [9, с. 253]. -И в свою молодость он был дураком: что сказать ему, что ответит он! - сказал бы он и отвернулся от Дарыко. Уэлэхьи, мыгубзыгъэ ар! - Честное слово, он ненормальный!

Слово ф!ы - хороший, участвующее в словообразовании имен, свое положительное значение передает всему новообразованному слову, которое, как правило, выражает восхищение, признание, удовлетворение. Оно может присоединяться к существительному, прилагательному напрямую: хъыджэбзыф!, иныф!, или посредством других суффиксов, усиливая значение: унэшхуэф!, инышхуэф!. Унэ иныф1 ящ!ащ абы-хэм! - Большуший дом сделали они. Ущ1алэф1щ, хъарзынэу укъыддэ!эпыкъуащ. - Молодец, хорошо нам помог. Ей, си къалэшхуэу, къалэжьыф1, Си тхылъ зэ къыдэк!атэм... [16, с. 177]. - О, мой городище, хороший город, Если бы я выпустил книгу.

Как видим, приобретение эмотивных оттенков посредством различных аффиксов, характерно в большинстве случаев для имен существительных, прилагательных. Следует отметить, что рассмотренные аффиксы нельзя назвать эмотивными, однако в результате словообразования и определенного контекста

слова приобретают способность выражать различные эмоциональные настроения.

Используя определенные синтаксические приемы, конструкции, существующие в кабардино-черкесском языке, можно также выразить эмотивное значение. Одним из распространенных способов являются сравнения, часто с животным. - Уу, былым, ар мэряк хъунщ жы!и щыгугъ уэ! - Исмел дежк!э моряк мыхъунурик! ц!ыху мыхъуну пызыхыжарик! зэхуэдит!т [9, с. 360]. - Уу, скотина, сиди и жди, что он станет моряком! - для Исмеля неполучившийся моряк и непутевый человек одно и то же. - Щыгъэт, убыд уи жьэр, блащхъуэжьей! - Темболэт и къамэм епхъуащ [17, с. 143]. - Хватит, закрой свой рот, гадюка! - Тембулат схватился за кинжал.

Часто в кабардино-черкесском языке для выражения хорошего или плохого отношения используется сравнительный оборот, состоящий из именного компонента, с которым сравнивается субъект, находящийся в составе причастного оборота-подлежащего, и собственно слов (послелогов) хуэдэу, ещхьу, щ!ык!эу, нэхъей и др., выражающих понятие «подобно». Валя! Си щ!асэ дахэ! Пц1ащхъуэ ц1ык1ум ещхьу Си !эпл!эм узелъатэу уэ ущисыр Жэнэтщ си дежк!э! [2, с. 246247]. - Валя! Любимая моя! Когда в объятиях моих ты, подобно ласточке, трепещешь - рай для меня! Уэ си анэу дыщэм хуэдэ, Уэ уи лъэ!ур сэ си ф!эф!къым, Си мурадым упэрыуэм Уэ анэгуи къысхуи!эжкъым [15, с. 16]. - О, мать моя, подобная золоту, просьба мне твоя не нравится, если ты воспрепятствуешь моему желанию, нет у тебя ко мне материнской любви.

Сравнение может оформляться еще суффиксом -у, выполняя функцию перечисленных выше послелогов:

дыгъужьу (Уэ дыгъужьыу укъызэмыплъ - Не смотри на меня волком), и с помощью суффикса -щ: Уафэ нэпсыр увы!ами, Лацэ и нэк1ухэр уэлбанафэщ... [6, с. 88]. - Хотя остановились слезы неба, лицо Лацы пасмурно.

С помощью обращений также можно выразить эмоциональный настрой говорящего:

- крайнее недовольство: А бзаджэжьым мыр къе!уатэ: - Сыт, напэншэ, дэ л!ы гупым !уэху емык!ур къыщ!ыдэпщ!эр, Мэз къуейщ!ейхэм ущ!ыхьэжк!э Унэ!утым пщ!эн уи гугъэр? [6, с. 96]. -Вот, что говорит этот хитрец: «Почему, бессовестная, ты заставляешь нас мужчин заниматься непотребным делом, что, спрятавшись в лесу, ты, холопка, собиралась делать?» - Елдар, уей хуэмыху. И!эт, ядэ!эпыкъут уэри! [8, с. 53]. - Эльдар, эй лентяй. Давай, ты тоже помоги им!;

- любовь, расположенность говорящего: - Умыгу-завэ, си атэлыкъ дыщэ [13, с. 254]. - Не преживай, мой воспитатель золотой. - И!эт, дахэ, моуэ т!эк!у е!убыт. Шсчэныр игъэмэщ!энщ [13, с. 86]. - Давай, красавица, пригуби немного. Это кашель твой уменьшит.

Одной из синтаксических конструкций, вполне определенно выражающих эмотивность, являются вводные слова. Выражение радости: Ди насыпти,

Алий дызэхуишэсурэ класс к1ыф1ым дыщ1эсу 1эджэм дригъэда1уэрт, хэкум къыщыхъум гу лъыдигъатэрт, адыгэ тхыдэр къыджи1эрт, адыгэ хабзэм дыхуиузэщ1т, къыдэущиерт, абы ищ1ы1ужк1э Пушкин и усэхэм урысыбзэк1э къытхуеджэрти, абы къик1ыр адыгэбзэк1э къыджи1эжырт, езым урысыб-зэр тынш дыдэу имыщ1э пэтми [14, с. 523]. - На наше счастье, Али собирал нас в темном классе и о многом нам рассказывал: обращал наше внимание на то, что происходит, знакомил с историей адыгов, приучал нас к адыгским обычаям, наставлял нас, после этого по-русски читал нам Пушкина, переводил прочитанное на кабардинский, хотя сам не очень хорошо владел русским. Выражение удивления: Гъэщ1эгъуэнтэкъэ - къуажэм хьэ дэмытыж хуэдэт [18, с. 11]. - Интересно, в селе как будто не осталось собак. Ит1анэ, гъэщ1эгъуэныракъэ, - моуэ Мы пэш телъыджэм сыкъызэрыщ1ыхьэу, Гупсысэхэр къоуш [2, с. 240]. - Потом, что удивительно, как только зайдешь в эту удивительную комнату, мысли просыпаются.

Подводя итоги нашему небольшому исследованию, необходимо отметить, что из трех обозначенных групп выражения эмотивности (возможно, еще не полно представленных) собственно эмотивной следует считать первую - семантическую, она относится к языковым явлениям. Другие две выражают эмотивное отношение говорящего в момент речи и относятся к речевым явлениям.

Литература

1. Шаховский В.И. Категория эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987. 192 с.

Поступила в редакцию

2. 1утыж Борис. Къудамэхэр: новеллэхэр, псысэхэр, усэхэр, сонетхэр, прозэу тха усэхэр, гущ1агъщ1элъхэр, пье-сэхэр. Налшык, 2005. 400 н.

3. К1ыщокъуэ Алим. Мазэ ныкъуэ щхъуант1э. Нал-шык,1984. Т.2.

4. К1ыщокъуэ Алим. Батырыбжьэ.Усыгъэхэр. Налшык, 1977. 176 н.

5. Къармокъуэ Мухьэмэд. Бахъсэн уэр: рассказхэр. Налшык, 1964.116 н.

6. Щоджэнц1ык1у Алий. Поэмэхэр, роман. Налшык, 1980. 128 н.

7. К1ыщокъуэ Алим. Мывэ хуабэ. Налшык, 1964. 288 н.

8. К1ыщокъуэ Алим. Хъуэпсэгъуэ нур. Налшык, 1984. Т.1. 600 н.

9. Нало Заур. Къру закъуэ: новеллэхэр. Налшык, 1981. 400 н.

10. Шэджыхьэщ1э Хьэмыщэ. Лъыщ1эж: роман, повесть, рассказхэр. Налшык, 1992. 432 н.

11. К1ыщокъуэ Алим. Рассказ; повесть; пьесэхэр. Налшык, 2007. Т.6. 544 н.

12. Къамбий Зуфар. Дзадзурэ: повесть. Налшык, 1972. 139 н.

13. Теунэ Хьэчим. Шэджэмокъуэ лъэпкъыр: роман. Налшык, 1967. 512 н.

14. К1ыщокъуэ Алим. Лъапсэ: роман; хъыбархэр. Налшык, 2006. Т.5. 552 н.

15. Акъсырэ Залымхъан. Дахэнагъуэ: пьесэхэр. Налшык, 1991. 472 н.

16. Бештокъуэ Хьэбас. Псым щхьэщыт жыг закъуэ: усэхэр, поэмэхэр. Налшык, 1991. 200 н.

17. Маф1эдз Сэрэбий. Щ1ак1уэ ф1ыц1э: повесть. Налшык, 1974. 239 н.

18. К1ыщокъуэ Алим. Т.3. Щынэхужьыкъуэ. Налшык, 1985. 206 н.

22 марта 2010 г.